По любым вопросам обращаться

к Nunnaly vi Britannia

(vk, Uso#2531)


Code Geass

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Code Geass » События игры » Turn I. Awakening » 27.08.17. Ветер и песок


27.08.17. Ветер и песок

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

1. Дата: 27 августа 2017 года

2. Время старта: 19:00

3. Время окончания: 21:00

4. Погода: безоблачно, ясно, +25 градусов по Цельсию

5. Персонажи: Катя Вальдхейм, Алекс Кросс, Эрика Лито

6. Место действия: Военная база на юге Ближневосточной федерации.

7. Игровая ситуация: Алекс Кросс прибывает в Ближневосточную Федерацию для организации обороны города Абу-Даби. Накануне вечером его батальон был расквартирован на одной из военных баз в южной части страны, где аккурат в этот момент находилась Катя, совсем недавно узнавшая о расформировании "Меток".

8. Текущая очередность: Алекс, Катя, Эрика Лито

0

2

Размещение на незнакомой базе накануне боевой операции всегда сродни пожару в борделе во время наводнения. Приходится за краткий срок  все организовывать и надеяться. что  все планы полетят к чертям с началом операции, а не задолго до этого. В итоге Новикова отправилась заниматься  размещением бойцов, Рудин и Кошкин - трясти арабов на предмет боеприпасов и возможности провести "тест-драйв" "Бамиды", а Кисараги - убедиться, что подходы к базе прикрыты. Алекс, как следствие,  остался в штабе, знакомясь с деталями грядущей операции. Хорошо иметь офицеров, на которых можно положиться в любой ситуации, а не только в бою. Правда, это часто удивляло тех, кто судил о "Красноплечих" по их репутации и ожидал увидеть кого-то вроде двенадцати берсерков короля Хрольфа. И совершенно зря, не те уже времена, чтобы на одной ярости побеждать. Разобравшись с делами, Крестовский отправился на прогулку по базе. где, насколько он знал, находились и другие силы Евросоюза. А ему любопытство никогда не было чуждо. Дело шло постепенно к ночи, уже скоро приятное вечернее тепло могло смениться на холодную пустынную ночь. Но пока все было хорошо...

0

3

Несмотря на ажиотаж, царивший на базе, находились и относительно спокойные места. Например, один из брезенчатых бараков, откуда была слышна громкая немецкая речь. Два голоса, один слегка детский, но бросавший совсем не детские слова, второй, явно принадлежащий мужчине, разговаривали на повышенных тонах. Было ясно что они ссорились, причем ссора началась давно, настолько яростно-плачущим был голос непонятно как попавшего на базу ребенка. И развязка не заставила себя долго ждать: "Мне не нравится, как ты на меня смотришь! Думаешь я лгу? Все что я говорю это ложь? Не-не-не-не-не! Пошел ты! Не понял? Пошел на ***!" Голос сорвался на визг. Оппонент девочки явно дал задний ход и попытался успокоить ее, однако это вызвала только поток негатива: "Я успокоюсь, братик. Я совершенно спокойна. Не понимаешь? Смысл в том, что я давно мертва, благодаря своему папочке. Мертвые совершенно спокойны. И дело не в том, что я долбанутая на голову! Понимаешь? Нет? Тогда пошел к черту, французская свинья!"
Брезентовая дверь откинулась и наружу вырывался черный вихрь в обрамлении каштановых волос, который являлся ни кем иным, как Катей Вальдхейм. В глазах девочки горела ярость и ненависть, а на лице застыло обиженное выражение, словно ей только что дали ремня. Она стремительно двинулась прочь от барака, искусно маневрируя между арабами и солдатами Европейского Союза, пока путь ее не прервала брошенная на землю здоровенная железная арматурина непонятного назначения, которую Катя не заметила сквозь горькие слезы обиды. Катя рухнула... И рухнула она прямо под ноги командиру "красноплечих".

Отредактировано Katia Waldheim (2013-06-19 23:25:04)

0

4

Крестовский не ожидал нападения снизу, но реакции хватило, чтобы не споткнуться или не наступить на девушку. А самоконтроля - чтобы не выругаться. Даже опытные люди порой спотыкаются об какую-то хреновину, прямо-таки выросшую где не надо за пару секунд до встречи с вами. Особенно еще если торопишься куда-то или идешь не глядя.

- Так. - Алекс быстро, но аккуратно поднял пострадавшую с земли, присмотрелся. Перед ним была совсем еще девчонка,  сложно сказать, сколько лет - если на вид, то таких на поле боя  в Евросоюзе не допускают. Вероятно, старше, но вряд ли намного. Он неоднозначно относился к выпихиванию на поле боя подобной молодежи. Есть те, кому такое на пользу - но куда больше гибнущих в первых боях. И ведь чем дальше развивается  конфликт, тем больше их будет, ничего не поделаешь. А он будет учить их и защищать в бою - как и Ольга когда-то. Вот поэтому Крестовский не отмахнулся от помехи.

- Привет. Впредь поосторожнее бегай. Ты кто такая? - Он ее. понятное дело, не знал. Она его - вряд ли, разве что по газетам и тогда впечатление не лучшее. Детей им еще не пугают, но  это поправимо. Так или иначе, но спросил он ее не по уставу. а по-человечески, что-то подсказывало. что не от хорошей жизни эта особа тут носится.

0

5

"Какой мерзавец кинул ЭТО мне под ноги?!"
Когда чьи-то руки подхватили Катю и помогли встать на ноги, она чуть было не врезала схватившему её миниатюрным черным сапогом. Ее "спасителю" повезло, девочка промахнулась из-за дикой усталости, внезапно навалившейся на нее после забега по базе. И укусить его она тоже не пыталась, совсем забыв про возможность такого воздействия на взрослых... Оказавшись на ногах, девочка принялась деловито отряхиваться, искоса изучая взглядом стоявшего перед ней. А стоял перед ней типичный на лицо военный майор в форме отдаленно напоминающей ее собственную. Эмблемы принадлежности к войскам не было, зато на плече мелькало что-то красное. Катя где-то слышала о таких знаках отличия, и слышала что-то не очень хорошее. Ей рассказывали о таких солдатах, рассказывали еще в то время когда её батальон дислоцировался во Владивостоке. Девочка вздохнула и пробурчала по-немецки:"Эй, спасибо за помощь конечно, но в этом не было необходимости..."
- Ты кто такая? - А майор-то был не промах. Сразу смекнул, что лучше разговаривать по-простому, хоть его произношение и оставляло желать лучшего. За это девочка была ему благодарна и ответила почти сразу: "Эй, ты чего, недавно здесь? Я же местная легенда этой базы! Дочь фельдмаршала, чудесным образом спасенная и допрашиваемая по пять раз на день. Тьфу, эти свиньи..."
Еще раз внимательно взглянув на Кросса, девочка показала ему плечо и эмблему 666-ого тактического, для наглядности ткнув пальчиком. После чего спокойно продолжила: "Ефрейтор Катя Вальдхейм из батальона "Черных Меток. Была когда-то, теперь я никому не нужный мусор, майор. А ты?"
Девочка легко перешла на доверительный тон, так как человек, стоящий перед ней, ей понравился. Да и поговорить хотелось. Ей казалось, что он не станет обвинять ее во лжи, как прошлый французик.

+1

6

Завтра первая боевая операция, сегодня - незнакомая база, все офицеры, словно пчелы, разлетелись по разным углам, что-то проверяя, кто-то таскал ящики, кто-то - перекрикивался аж через всю базу. Про нее забыли, а Лито и не стремилась о себе напомнить, усевшись на каком-то ящике у стены бревенчатого барака и обхватив голову руками. В волосах противно скрипел песок, будто она по нему каталась или пихала голову внутрь, как сумасшедший страус, но это все был ветер. Завтра будет приказ, завтра... ей придется его выполнять. Даже спасительные мысли о том, что до завтра еще что-нибудь изменится или ей повезет, не помогали: в этот раз вера в чудо не работала. Может, ей повезет, и ее убьют в первом же бою, чтоб ее тело вытащили из разбитого найтмера с полным ртом скрипучего песка и спокойно закрытыми глазами?

Но и смерть ей... не подходила. Так же, как и всех людей, она несоизмеримо любила жизнь и не хотела умирать. А значит придется делать выбор. Выбор, являющийся последствием чужого решения, не её.

Крики вырвали ее из мыслей, Эрика сперва рассеяно огляделась, потом поняла, что вопли идут как раз из того барака, у стены которого она пыталась заниматься самокопанием. Они отдалились, видимо, дверь была с другой стороны, раздался хлопок двери, а потом и шлепок. Эрика поднялась с ящика и осторожно выглянула из-за угла: во-первых, то, чем она сейчас занималась, явно не было уставным занятием, а, во-вторых, такого голоса не было ни у кого из красноплечих.

"Командир!"

Лито было отшатнулась назад, но тут же снова выглядела, наблюдая за тем, как командир ставит на ноги ту кричащую девочку. В разговор она не вслушивалась, просто смотрела, надеясь, что её не заметят. Откуда тут дети вообще? Да еще и в военной форме. Война не для таких, это точно.

+3

7

Как он и подозревал, девица была категорически не в духе.  Ее слова заставили действительно  кое-что вспомнить насчет произошедшего на Дальнем востоке недавно. "Красноплечие" в плен не сдавались и чаще всего пленных не брали, но Алекс знал, что на войне бывает всякое и особенно с молодыми. Сам в соответствующем возрасте был далеко не примерным подростком и многого, что греха таить, не понимал. Аналогично дело обстояло и с допросами - Крестовский считал дурью докапывание до ребенка.

- Помню. Я тоже немного легенда и скажу тебе, хреновое это занятие. - Мрачно усмехнулся Крестовский, и представился в ответ, - Майор Александр Крестовский, командир 113 механизированного, то есть "Красноплечих"

И у него батальон все еще в строю, а вот 666-й можно уже хоронить. Очередные жертвы криворукого планирования или чего похуже. Не они первые... Он знает, какого это. И знает, что лучше надеяться только на себя. Девочке придется это понимать... Выглядело так, что она уже решила что нападение - лучшая защита. Не лучший и не худший выбор, потому как тебя на войне вряд ли кто жалеть будет, это если только очень повезет. Похоже, Алексу начало "везти" на девушек с трудной судьбой. Радостного мало - не факт что он сможет помочь, а вот что они плохо кончат на поле боя - куда вероятнее.

***

Между тем Эрике тоже поскучать не дали.

http://s0.uploads.ru/I2hC4.png

- Привет. - С легким акцентом произнес кто-то рядом. Кисараги Широ ни одного раза не был похож на офицера  батальона с жуткой репутацией. Невысокий, худощавый, этакий вечный  юноша, которому даже в 22 года сложно было дать больше семнадцати.  Тем не менее, у него был выдающийся талант, стальные нервы и решимость бить британцев везде, всегда и любой ценой, а Россию он считал второй Родиной. Реакция его не подвела - заметив командира. он тоже отступил за угол и прижал палец к губам - мол, ведем себя очень тихо. Потом шепнул:

- Кажется, майор тебя не засек. Значит, толк из тебя выйдет. - Широ говорил довольно дружелюбно, надеясь что девушка не страдает расовыми предрассудками, как многие европейцы. Ссориться из-за этого с хорошим явно человеком не хотелось.

+1

8

Катя отшатнулась от  Алекса так, словно он выстрелил в нее из пистолета.  "Красноплечие"... "Черная Смерть", этот русский батальон на службе ЕС был куда более жутким, чем его можно было представить. Слухи, ходившие о них в рядах солдат и пилотов, были один хлеще другого. Теперь Катя поняла с кем она имеет дело. Перед ней был сам командир, кровопийца и убийца, редкостный мерзавец, полностью безразличный к чужим жизням, в том числе и к гражданскому населению. Но.. Почему он не казался таким? Почему его глаза не горели жаждой крови, а несли в себе частичку неимоверной усталости, боли от потерь и желание, чтобы ничего такого не повторялось? Может, не все так просто в этом мире... Девочка успокоилась и слегка дрожащим голосом произнесла:
"Не верю. Ты вроде бы должен монстром быть, ан нет, обычный вояка... Или что, солнышко припекло?" раздался мерзкий детский смешок. А вмести с ним пришла расслабленность и обида на себя. Катя чуть было не дала деру и теперь переживала за свое состояние. "Прости, майор. Не каждый день встретишь таких как ты. Скажи-ка мне, твоя ненависть к британцам истинная? Не сожалеешь ли ты, что пошел путем разрушения?" Катя поправила черный воротничок мундира и оглянулась. Взгляд упал на пару солдат, выглядывающий из-за стены барака, но значения этому девочка не придала. "Хочется верить, что я смогу отомстить им за своих товарищей. Когда-нибудь, я найду тех, кто напал на нас, а потом найду тех, кто подставил нас среди своих и хрясь!" - Катя сделала характерный жест ребром ладони, "Сломаю им шеи... Пусть командир меня и не любил из-за отца, но у меня в батальоне были друзья. Теперь не осталось никого..." Одинокая слезинка, прокатившаяся по щеке, неожиданно превратилась в две струйки. Девочка громко разрыдалась и неожиданно для всех и себя самой уткнулась головой в форменную рубашку Кроссу. Характерный жест, показывающий, насколько она была беззащитна против этого жестокого мира.

+1

9

Дети...

Эрика вздохнула: ну вот, похоже, еще один ребенок, которого лишили детства и переделали по своим убеждениям. Надо сказать, что она, вообще-то, себя к таким не причисляла, слава графу Вестернаху! Ей просто было жаль ребенка, который сейчас явно был на нервах и что-то убежденно лопотал. А командир, вместо того, чтоб отмахнуться, зачем-то ее слушал. Опять не по уставу.

Враньем будет, конечно, что Эрика этого не одобряла. Просто удивлялась постоянно. Они были... такими... добрыми. Нет, не так. Не такими, как Эрика. Они были по-житейски добрыми, этакое добро с кулаками, а ей кулаков не доставало. Но, может, ей просто так казалось? Не умела Лито еще общаться с людьми на равных, прежняя жизнь, казавшаяся сейчас такой далекой, делала ее... скажем так... другой. Прежние привычки заставляли держать дистацию, держать себя в руках и смотреть на все издалека, просто смотреть. Просто... смотреть.

Голос, раздавшийся над ухом, заставил ее вздрогнуть и отшатнуться. Лито подняла глаза, поворачиваясь, и увидела одного из красноплечих, который, почему-то, совсем не удивился ее подглядыванию. Стало почему-то жутко стыдно.

- Извини. Расскажешь командиру сейчас, да? - начала она, почему-то обратившись на вы, но тут же осеклась, увидев приложенный к губам палец. - Что, прости... те?

Она не понимала. Опять. Опять этот батальон вел себя... не так. Будто не про него ходили те слухи, с которыми она мельком успела ознакомиться. А тем временем от той стороны барака уже неслись рыдания, Эрика обернулась.

- Странно это все. - шепнула она, видя, как командирскую форму поливают слезами.

+2

10

Девушка скрытностью не страдала, явно была наслышана и, возможно, нарисовала в голове возможные неприятности от столкновения с чудовищем в человеческом облике. Проблема была в том, что Алекс таковым не был - по крайней мере. в том смысле, который в эту характеристику обычно вкладывали.

- Я убиваю не для удовольствия, а чужой страх - мощное оружие. Ты  до сего момента верила в легенду и в бою это имеет значение. Врагу не захочется лезть на рожон, а если захочется - это будут лучшие и они станут моей добычей. Союзник не раз подумает, прежде чем сделать что-то глупое. - Улыбнулся, - А враги есть враги. Ты просто знаешь, кто они и убиваешь. Но не скажу, что мне некому выставить личный счет. И я такие вещи не забываю. Убивай за живых и в отмщение за павших - наше кредо... Черт.

Девчонка не выдержала. То, что она решила выплакаться у него на груди, только подтверждало, что она дошла до точки. Ну а ему оставалось только чуть приобнять ребенка и успокаивающе погладить по голове - хорош кровопийца, нечего сказать. Для компенсации Крестовский мрачно пообещал:

- Попадись мне тот, кто таких в самое пекло посылает, пооборвал бы ему лишнее... Причем голову - в последнюю очередь.

***

На идею рассказать командиру Широ отмахнулся. Происходящее безобразие пронаблюдал относительно хладнокровно, а на сомнения девушки ответил:

- Это война. Все через ж... - Запнулся на неподходящем слове, - Через черт-те что. Не уверен, что я в свое время лучше нее был. И ведь Майор Рысева меня как-то терпела, даже время находила мозги вправить или по-человечески поговорить. Вот и Крестовский такой же.

Задумался, было трудно объяснить очевидное:

- На войне боевым товарищам доверяешь больше всего, у нас это что-то вроде семьи. Особенно для тех, у кого нет другой.

0

11

После слов о пекле, Катя отстранилась и попыталась вытереть слёзы. В этом ей помог чистый белый платок, слегка влажный, извлеченный из нагрудного кармашка. Увидев на платке вышитую стилизованную эмблему 666-ого тактического, она помрачнела. А затем подняла глаза на Кросса и с полной серьезностью в голосе отрывисто бросила: "Если будешь убивать фельдмаршала Вальдхейма, не забудь позвать меня... Я плюну на его труп."
Наступила тишина, прерываемая редкими вскриками суетящихся на базе. Майор молчал, ему явно было неловко, а Катя напряженно думала. Это было не по-человечески, вешаться незнакомому человеку на плечо, но.. Кажется, он её понял. Это редкость, когда тебя понимают в таком возрасте. И вся фальшь слетела, словно дурной сон. Девочка вытянулась в струнку, приложив руку к воображаемому козырьку:
" Майор! Ефрейтор Вальдхейм изъявляет желание перевестись к вам в батальон "Красноплечие". Пройдены ускоренные курсы пилотирования, боевой опыт отсутствует. Готова пройти необходимое испытание, если потребуется!" Катя по-детски непосредственно ухмыльнулась, мысленно представляя реакцию русского офицера. Шмыгнув носом, она убрала руку, и уже более тихо добавила: " Не слишком официально? Только я русский не знаю совсем... Но я могу его выучить! Vodka - шнапс, а большего пока и не нужно."
Она на секунду оглянулась. Все та же четверка глаз, наблюдающих за ними и тихо болтающих о чем-то своем. Было стыдно, что перед ними пришлось проявлять эмоции, однако Кате нужна была разрядка, любая, особенно после случая с французиком, которого девочка откровенно послала подальше. Бедняга не понимал, что гибель "Черных меток" это событие из ряда вон, что тут нужно сочувствие, а не насмешки. Как не понимал и отец, сухо сообщивший девочке о том, что Кате Вальдхайм лучше было бы не рождаться вообще на этом свете. Человек, загубивший двух своих сыновей, отказался от единственной дочери и ради чего? Ради собственной выгоды... Катя неожиданно хитро подмигнула Крестовскому и, чуть приблизившись, прошептала: "Командир, там за нами наблюдают. Это ваши люди или мы поставили на уши всю базу?"
Девочка развернулась на каблуках в сторону барака и поманила пальцем своих наблюдателей, приглашая их присоединится к разговору.

Отредактировано Katia Waldheim (2013-06-21 23:23:12)

+1

12

Не в войне дело было. Совсем не в войне. Эрика привыкла, что война ожесточает. Она неоднократно замечала, как все жестче с годами делается отец, хотя для него все уже закончилось. Она думала, что здесь, в месте, где люди каждый день видят смерть и кровь, нет места утешению чужих слез и пониманию чужого горя. Меж тем, спроси у нее кто-нибудь, стала бы она жалеть других, то ответ был бы один - конечно же стала. Будь бы у нее столько сил, она бы попыталась каждому в батальоне стать другом, попытаться понять и почувствовать чужую боль, которой так мало испытала за свою жизнь.

Но, видя, как ребенок плачет, Эрика ясно осознала, что не может их понять. У нее была сытая и счастливая жизнь, она не рисковала своей головой, она не пригибала голову, пробираясь по незнакомым местам, и не озиралась в поисках снайпера до сегодняшнего дня. Ей и впрямь недоставало кое-чего, и это кое-что - боль. Счастливый не может понять несчастного. Сытый - голодного. Она - военных.

- Я поняла. - тихо ответила она на слова о семье. Помолчала немного, чтобы не сказать, что семья у нее есть, и снова кивнула. - Здесь большая семья.

К сожалению, она пока смутно представляла, как стать частью этой семьи.

- Ладно. Извини. Я должна извиниться перед командиром, что подглядывала. - добавила Лито, выходя из своего укрытия. - Все-таки не очень хорошо так делать.

К тому же, их все равно уже заметили. Та девочка и заметила. Эрика лишь надеялась, что парень с акцентом догадается о её намёке: не вылезать, пока она таким очевидным выходом подставляет себя. Неизвестно, как отреагирует командир на них обоих, а одной... два дня гауптвахты? Выговор перед строем? Что можно ожидать от человека, который за день обрушил все понимание ситуации Лито, которая уже не знала, по какому уставу тут все творится.

- Рядовой Лито. Хочу доложить, что, - она на секунду замялась, отвела глаза, а потом выпалила, - я подглядывала за вами! Готова понести наказание.

+1

13

- Переживи первый бой, убей врага и считай что испытание пройдено. - Алекс не стал долго думать, решив что нельзя все же бросать эту беднягу в такой ситуации одну. А он давно уже привык к странностям и характерам своих бойцов. Не говоря уже о том. что чем дальше война заходит. тем меньше шансов получить беспроблемное пополнение. В его положении прагматизм и человечность переплетались самым причудливым образом, но эту девчонку на поле боя товарищи не подведут. Обернулся на наблюдателей и почему-то совсем не удивился. Разве что на оправдания Лито улыбнулся:

- Детский сад, так вас и так... Наказание им еще подавай. Снежок, поскольку ты тут старший и даже офицер, то займешься тренировками с обеими юными леди. Прямо сегодня. Не загонять чрезмерно, но и никакой жалости до окончания тренировки. - Кисараги перенес взыскание стоически, точнее, со здоровым оптимистическим пофигизмом. Надо - значит надо. С молодежью у него получалось проще, все-таки затруднительно строить людей, которые тебе в отцы годятся.

- Знакомьтесь. Рядовой Эрика Лито, ефрейтор Катя Вальдхейм, капитан Широ Кисараги. Пришел в батальон новичком вроде вас, а теперь - мой второй заместитель. Берите пример.

Широ выглядел  немного смущенным. Он лично считал что ему помогали и ему везло. Но ничего не поделаешь. придется постараться стать для новичков таким же  хорошим командиром, как и Алекс.

- Я подберу вам машины и покажу, что к чему. Потом потренируемся, проверим, на что вы способны.

0

14

Услышав положительный ответ, девочка радостно улыбнулась и полезла к себе в нагрудный кармашек. На свет появилось чипованое удостоверение со звездами ЕС и трехцветным флагом Германии, которое она настойчиво вложила в ладонь Крестовскому. Командиру "красноплечих" предстояло заняться оформлением её бумажек, ведь ефрейтора Вальдхейм следовало перевести из Германской армии в Русскую, а с этим всегда много возни. Текучка кадров была обычным делом, однако европейские военные машины не очень-то радовались пополнению соседей за свой счет. А Катя... Теперь она автоматически становилась рядовой, оказываясь в самом низу иерархии, но зато у девочки появилась слабая надежда на будущее...
Рядовая Лито по виду оказалась типичной немкой, чувствовавшей себя явно не в своей тарелке. А некий "Снежок" изнывал от жары и духоты, но девочке японец понравился. Она была далека от притеснения "одиннадцатых", происходившего с японскими беженцами в Европе, и сейчас "наставник" был встречен широкой одобрительной улыбкой: "Рада видеть соотечественницу! Herr Кисараги, вы из Японии? Давно в Евросоюзе? Я должна собрать свои вещи! Точнее то, что от них осталось..." От радостного возбуждения, охватившего Катю, можно было жарить зефир...

Эпизод завершен

0


Вы здесь » Code Geass » События игры » Turn I. Awakening » 27.08.17. Ветер и песок