Прием

в игру

закрыт


Code Geass

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Code Geass » События игры » Turn V. Strife » 25.11.17. I'm coming home


25.11.17. I'm coming home

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

1. Дата: 25 ноября 2017 года
2. Время старта: 17:00
3. Время окончания: 19:00
4. Погода: +22 градуса по Цельсию
5. Персонажи: Марика Сореси, Кьюелл Сореси
6. Место действия: Пендрагон, квартира семьи Сореси
7. Игровая ситуация: Кьюелл возвращается в Пендрагон после освобождения из-под стражи. Марика с нетерпением ждёт брата у них дома.
8. Текущая очередность: Марика, GM

Созданный мной эпизод не влечет за собой серьезных сюжетных последствий. Мной гарантируется соответствие шаблону названия эпизода и полное заполнение шапки эпизода на момент завершения эпизода

https://i.imgur.com/U4aNCru.png

+1

2

Он возвращается.
Взволнованная Марика суетится на кухне. Приятный женский голос в телевизоре вещает о последних событиях в столице. Открытие нового музея, интервью с членами парламента, публичные выступления знаменитостей. В величайшем государстве на всей планете всё было хорошо. И это лишь приумножает радость девушки, которая места себе не находит в ожидании родного человека. Румяные пончики шкварчат в кипящем масле. Время готовки подходит к концу.
Марика выключает духовку и даёт им постоять ещё немного. В этот момент раздаётся телефонный звонок.
- Да? - Марика выхватывает телефон из передника, прикладывая к уху. - Здорово! Нет, мама будет поздно, её к полднику можно не ждать. Пока! Я накрою на стол, Кьюэлл!
Марика не чувствует себя уютно, потому что никогда не считала себя хорошим кулинаром. Она умела готовить что-то простое, для себя. Но встретить брата хотелось по-особенному. А круглые пончики она готовила не первый раз. По одному Марика извлекает их из остывающего масла и выкладывает на блюдо. Они всё ещё горячие. Но аппетитные. Лишь бы остыть не успели. От небольшой горки, выложенной на блюде, идут клубы тёплого пара. Новости на телевизоре сменяет познавательно-историческая передача. Марика переключает канал, где прямо сейчас показывают соревнования по бегу, проходящие в Пендрагоне. С напуском меланхолии она наблюдает, как девочки-подростки срываются с места по свистку и стремительно бегут вперёд. В груди трепещет от приятных воспоминаний. Ностальгия о детстве охватывает девушку, но Марика улыбается. Ведь ей не о чем грустить.
Из светлых мыслей её вырывает звонок в дверь. Позабыв о соревнованиях, она со всех ног бежит к двери — встречать своего брата. Прошло не так много времени, но ей казалось, что с момента их встречи минула целая вечность.

Отредактировано Marika Soresi (2016-10-18 21:49:04)

+3

3

[npc]19[/npc]

     Кьюэлл устал. И эта усталость очень хорошо читалась на его лице. Глаза покраснели, лицо было чуть румяным.
     Дорога его всегда выматывала. Наверное, больше он уставал только от войны. Всякий раз после долгого пути Кьюэлл чувствовал, как поднимается температура. Но сейчас, помимо этого хронического недомогания, он чувствовал злость.
     «— Как он вообще посмел... Этот генерал-губернатор... — от охватывающей его ярости Кьюэлл до боли сжимал кулак свободной руки, а в другой крепко сжимая букет из шести белых лилий*. — Допустить одиннадцатого на испытания такой серьёзной машины?! Это непостижимо. Невозможно. Держу пари, что он причастен к смерти сэра Готтвальда. Чистокровные не могли погибнуть вот так легко. Этому принцу плевать на традиции Британии. Плевать на идею, ради которой сражались и выживали наши великие предки! Такие, как Ренли забывают историю. Она их ничему не учит. А те, кто не знают свою историю, до самой смерти будут повторять ошибки предков!»
     Он шёл по улице исторического квартала, а мимо него проносились автомобили — дорогие открытые кабриолеты, спорткары и редко — обычные невзрачные седаны. Этот район был не для бедных. А благодаря заработку их матери семья Сореси таковой вовсе не была.
     Кьюэлл отворил тяжёлую чугунную калитку, подошёл к крыльцу родительского дома и, поднявшись по ступенькам, нажал на кнопку звонка.
     Дверь отворилась через считанные секунды. И Кьюэлл продолжал злиться до того самого момента, пока не увидел перед собой сестру. С милым, наивным детским лицом и добрым взглядом, в красивом переднике и простой домашнее одежде. Вся его ярость и ненависть, которую он излучал с самого момента ареста, куда-то исчезли, а на их место пришло самообладание и радость.
     — Я дома, — слегка измученным голосом сказал Кьюэлл, после чего устало улыбнулся и перешагнул через порог, на радостях обнимая сестру, так и не сумев сдержать слёз. — Как же я рад тебя видеть, Марика!

*По традиции в Британии дарят чётное количество цветов, в отличие от России

+4

4

Вцепившись в брата, Марика искренне улыбнулась. Неожиданно для неё самой пришло понимание — даже сдача выпускных экзаменов не смогла порадовать её так, как приезд брата. Что такое оценки в табеле, когда вот она, родная душа рядом?
Утонув в тёплых объятиях брата, Марика поцеловала его в щёку и с трудом отпрянула, принимая из рук Кьюэлла букет.
- Как же я рада тебя видеть! - обрадованно сказала она, принимая из рук брата букет. - Сейчас поищу мамину вазу... Проходи на кухню, там сейчас чайник закипает!
Оставив Кьюэлла в прихожей, она направилась в кладовую, попутно положив цветы на работающую стиральную машинку.
Маме редко дарили цветы. Чаще всего она приносила домой конфеты, дорогое спиртное и толстые конверты, набитые деньгами. Наверное, проблема была в том, что со дня смерти отца она так и не решилась искать ему замену, погрузившись с головой в работу. И Марика не могла её осуждать. Ведь каждый справляется со своими проблемами так, как может. Ведь когда пришла весточка о смерти отца, она сама вновь ударилась в пробежки на стадионе, стоило ей немного отойти от ужасного потрясения.
- Где же она... - пробурчала Марика, раздвигая предметы на полках и едва не чихая, когда предстояло переместить что-то пыльное и ненужное. - О, наконец-то!
Большая чёрная ваза с золотистыми узорами обнаружилась неприметно стоящей в самом углу - когда-то отец подарил её их маме на круглую годовщину свадьбы. При свете тусклой лампочки, Марика перевернула ёмкость и увидела дату: 8 декабря 2004 года. Да, всё было так.
Девушка вышла из кладовой,а затем направилась в ванную, где оперативно набрала в ёмкость воды и поставила в неё без преувеличения прекрасные лилии, после чего отнесла их в гостиную, установив вазу на журнальный столик. Всё же, Кьюэлл не изменился - даже несмотря на произошедшее, он всё равно был очень добр и внимателен к ней. С этими светлыми мыслями она пришла на кухню, где уже сидел ей брат.
- Сильно устал? - поинтересовалась она, усаживаясь за стол. - Какой чай заварил? Угощайся, вот! - Марика подвинула ему тарелку с пончиками. - Сама приготовила!

+4

5

[npc]19[/npc]

     Всё такая же простая девчонка. Любимая младшая сестрёнка, за которую Кьюэлл переживал порой сильнее, чем за свою собственную жизнь и даже честь. Особенно это чувствовалось после смерти отца. Ведь старшие братья именно потому рождаются первыми, чтобы защищать своих младших братьев и сестёр. И от этого чувства ответственности Кьюэлл избавиться не смог бы никогда и ни за что.
     — И я рад тебя видеть! — говорит он уже вслед убегающей непоседе. — Совсем не изменилась.
     Кьюэлл снимает ботинки и ставит их на обувную полку, полной грудью вдыхая давно забытый запах родительского дома. Сколько он не был здесь? По меньше мере, несколько лет. С того самого момента, как переехал в 11 сектор в связи с службой. Он закрывает за собой дверь и неторопливо прохаживается по дому, рассматривая белые обои, красивые люстры, деревянные перила ручной работы, картины, да так, словно видит их впервые в жизни. И всё было для него будто в новинку.
     Но найти кухню для него, разумеется, не составило большого труда. Уж что-что, но ориентироваться в родном доме он мог хоть с закрытыми глазами — комнаты-то наверняка местами не поменялись, да и в целом планировка оставалась прежней. Хотя, вот этого здоровенного буфета тут явно не было!
     Кьюэлл зашёл на кухню. В воздухе витал приятный аромат выпечки, а на столе стояла тарелка с внушительной горкой идеально круглых пончиков, присыпанных пудрой. На электрической плите во всю свистел блестящий чайник из нержавейки. Кьюэллу не нужно было чувствовать себя, как дома, чтобы выключить его и достать с полки ромашковый чай. Открыть крышку, вдохнуть полной грудью и рассыпать по чашкам, а затем залить кипятком. В воздух поднимается горячий пар, а сквозь рдеющую воду видно дно неглубоких чашек. Кьюэлл ставит их на блюдца, а после относит на стол и садится...
     — Немного устал, — ответил он, улыбаясь сестре. — Знаешь, я не удивлён, что пончики — это твоих рук дело. Ты редко готовила, но всегда метко. И очень вкусно.
     Кьюэлл засмеялся.
     — А чай... Ты вдохни. Наш любимый. Помнишь?

+4

6

Да. Она помнит. И без труда узнает этот аромат из тысячи других.
- Папа всегда любил этот чай... - тихо говорит она, предаваясь тёплым воспоминаниям из прошлого. - И часто заваривал его по вечерам, особенно перед сном. С тех пор, как отца не стало, я пью этот чай каждый день. И всякий раз не могу выкинуть из головы его слова. "Самое ценное, что есть в твоей жизни - это твой народ. Об этом никогда нельзя забывать." И ни разу ещё я не смогла усомниться в том, что он прав. И ты тоже, да, Кьюэлл?
Ей было немного страшно. Страшно от того, что этот арест сломает брата, и он откажется от идей, которые так долго культивировал их отец. Боялась, что арест заставит дрогнуть сердце Кьюэлла, и он забудет об идеалах, за которые всю свою жизнь боролся их отец. Их народ, их семья... Это то, что сейчас пытались уничтожить приспешники нового премьер-министра, заставляя забыть граждан Священной Британской Империи про унизительное изгнание с родной земли, что наконец вернулась к своим законным владельцам.
- Почему, Кьюэлл... - что-то внутри Марики не выдерживает. - Почему они делают это? Почему они вновь пытаются преклонить колено перед третьим миром?.. Где ошиблись наши лидеры? Где мы ошиблись? Когда наш гордый народ ступил не на ту тропу?.. Мне страшно. Страшно от того, с кем мне выпадет доля воевать...
Её ладони сжимаются в кулаки, а ногти впиваются в кожу до боли.

+3

7

[npc]19[/npc]

     Он смотрит в глаза сестры. В них читается недоумение и страх, а слова пропитаны неопределённостью. Кьюэлл протягивает руку и накрывает её маленькие кулачки.
     — Не бойся, Марика, — говорит брат, уверенно сжимая их в ладони. — Выше нос. Когда наступает смутное время, настоящие патриоты всегда остаются верные своим идеалам и принципам. Пока живы мы, живо дело нашего отца. Живо дело Императора и наших великих предков. Наша сила и воля сметут врагов государства с лица земли, и они станут всего лишь очередным доказательством непобедимости великой британской нации. История не забывает ошибок прошлого, а мы не позволим им допустить их в будущем. На этом стоит и будет стоять наша страна. Я больше не состою в Чистокровных. После смерти Джеремии эта организация прогнила, купившись на слащавые речи принца Ренли. С меня сняли все обвинения, а потому я хочу вернуться в армию. И раз уж ты скоро выпускаешься, почему бы не попробовать распорядиться имеющимся в запасе временем и не попытаться попасть в одно подразделение? У меня как раз остались нужные связи. Когда у тебя выпуск? Я хочу заняться этим с завтрашнего дня.

+3

8

- Я не боюсь, - Марика поднимает взгляд на брата. - Я недоумеваю. Но... Ты прав.
Слова Кьюэлла вселили в её сердце надежду. Он всегда знал, что нужно сказать, чтобы приободрить её.
- Смерть сэра Готтвальда потрясла меня, - добавила Марика, но уже с куда большей уверенностью в голосе. - Больше всего я боялась, что с тобой что-нибудь случится... Как же я рада, что с тобой всё в порядке!
Она неловко берёт его за рукав и лишь погодя дотягивается до тёплой руки.
- Давай пить чай? - на мгновение она даже забыл о том, что брат спросил у неё - настолько нарадоваться не могла его возвращению. - А, да. Знаешь, можно попробовать. Было бы здорово в трудную минуту оказаться рядом. Да и в затяжных кампаниях куда веселее, если ты будешь рядом... Ну, наверное, нужно с кем-то поговорить?.. Ты не знаешь, с кем?
Невольно она вспомнила недавний разговор в генштабе во время экскурсии и предложение Брэдли написать ему.
"- Забыла!" - мелькнуло в голове Марики, но на этот раз она даже ругать себя не стала - не до того было. "Он наверняка меня уже не помнит. Какое рыцарям дело до обнаглевшей кадетки, ну!"
Невольно она рассмеялась, едва прикрывая рот ладонью. Сейчас произошедшее три дня назад было до безумия смешным, несмотря на то, что тогда она тряслась как осиновый лист, стоя в мужском туалете. Нелепо, дико, но уморительно до коликов в животе.

+3

9

[npc]19[/npc]

     — Да, — Кьюэлл улыбается. — Давай.
     Он бережно берёт чашку и делает осторожный глоток. Чай уже не такой горячий и достиг той самой кондиции, когда его можно спокойно пить, не обжигаясь, но при этом наиболее полно наслаждаясь многообразием вкуса этого незамысловатого по составу напитка. Какое-то время они сидят в полной тишине, слышно лишь, как мерно тикают настенные часы, неизменно отмеряя остаток дня.
     — Ты должна быть готова ко всем неожиданностям, которые приготовила для тебя жизнь, — наконец говорит он. — Есть вещи, которые мы не выбираем. Те, на которые нельзя повлиять.
     Она стала солдатом, но всё ещё была ребёнком в душе. И пока Кьюэлл был под арестом, эта мысль беспокоила его больше, чем мысль о собственной судьбе. Ни о ком и никогда он не волновался так, как о своей младшей сестрёнке.
     — И как бы то ни было, сейчас я здесь, — на его лице появляется улыбка. — Поэтому давай ценить моменты, когда мы можем радоваться друг другу.
     «— Ведь в любой момент эту возможность могут у нас отнять...»
     — Кстати, ты так и не сказала, когда выпускаешься, — Кьюэлл тихо засмеялся. — Не хочешь, чтобы любимый старший брат пришёл на торжественное вручение дипломов?

+3

10

- Я готова, Кьюэлл, - уверенно говорит Марика, пальцами приобнимая всё ещё горячую чашку. - Я готова.
Уже давно прошло то золотое время, когда она, делая маленькие шажки к взрослой самостоятельной жизни, опиралась на родных и близких. Тот день, когда ей предстояло идти в будущее самостоятельно, уже давно наступил. Мысленно Марика лишь оттягивала его. Настало время идти вперёд уверенной походкой, выбирая собственный жизненный.
- Прости, я просто задумалась, - девушка тепло улыбается брату. - Третьего декабря. Я ведь учусь два с половиной года, помнишь? Так что я вдвойне рада тому, что тебя, наконец, освободили и ты сможешь присутствовать на вручении.
Её слова были искренни, как никогда. Марика, наконец, ощутила себя по-настоящему счастливой.
- Нам уже и время сказали. В 10 утра. Так что не планируй ничего, я буду очень ждать. Мама тоже придёт...
Девушка замялась.
- Ну, она обещала, во всяком случае, - с её губ слетает разочарованный вздох. - Ты ведь знаешь, как она работает...
И правда. Столько лет прошло, но ничего не изменилось. И даже сегодня, в день возвращения Кьюэлла домой, она не смогла отпроситься пораньше. Но... Это ведь всё ради них, верно?
"- Мы ведь не маленькие уже... - с горестью подумала девушка. - И нам не нужно столько денег. Мне и брату гораздо важнее, чтобы она была рядом с нами."

+3

11

[npc]19[/npc]

     Брат улыбается ей.
     — Хорошо, — сказал он, кивая. — У меня никаких планов в связи с тем, что моя жизнь в короткий миг круто переломилась из-за наших так называемых «лидеров». Поэтому... Жди. Я приду с цветами!
     Блюдце с пустой чашкой оказывается на столе. Кьюэлл откидывается на спинку стула, обводя взглядом кухню. В нём проскальзывают ностальгически нотки, а губы преображает светлая мечтательная улыбка.
     — Не вини её, — Кьюэлл кладёт ладонь на плечо Марики. — Она хочет как лучше, да и потом... Мы потеряла отца, а она — любимого мужа. Мы ведь оба знаем, как мама и папа любили друг друга. Но помнишь, Марика? Помнишь, что ни мне, ни тебе она так и не рассказала о том, что же происходит у неё на душе. Мама выслушивала нас столько, сколько потребуется. Но сама... Сама она всегда молчала.

+3

12

- ...и тихо плакала вечерами, - Марику охватывают воспоминание, сердце сжимается и она, полуприкрыв глаза, отставляет чашку в сторону. - Ох, Кьюэлл... Мне тяжело вспоминать о тех временах, но благодаря им я стала той, кто я есть... Я хочу верить, что всё это было не просто так.
Она поднимает взгляд на брата, смотрит ему прямо в глаза, словно бы умоляет всегда быть рядом и никогда не уходить, скрывая за смелыми словами свою детскую нерешительность.
- Пусть всё не будет просто так, мой дорогой брат, - она встаёт и обнимает его за плечи, прижимаясь щекой к затылку. - Я буду ждать тебя на вручении.
"- Я хочу, чтобы ты мной гордился..."

Эпизод завершён

+4


Вы здесь » Code Geass » События игры » Turn V. Strife » 25.11.17. I'm coming home