По любым вопросам обращаться

к Nunnaly vi Britannia

(vk, Uso#2531)

Code Geass

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Code Geass » Turn VI. Turmoil » 03.12.17. Shadow of Texas


03.12.17. Shadow of Texas

Сообщений 1 страница 20 из 24

1

1. Дата: 3 декабря
2. Время старта: 1:00
3. Время окончания: 3:00
4. Погода: −3 °C; влажность 60%; ветер северо-западный, 5 м/с, пасмурно, выпал первый снег
5. Персонажи: Владимир Макаров; Мария Вуйцик; Джеймс Нарой
6. Место действия: СЭС Саус-Тексас расположение: Северная Америка, графство Техас
7. Игровая ситуация: "Вспышка" предпринимает попытку уничтожить сакурадайтовую электростанцию при содействии русских наёмников
8. Текущая очередность: Владимир Макаров; Мария Вуйцик; Джеймс Нарой

http://rom-brotherhood.ucoz.ru/CodeGeass/NewYearCard/2016/2.11.2.jpg

http://rom-brotherhood.ucoz.ru/CodeGeass/Design/rekomend.png

+4

2

Комплекс СЭС располагался на берегу большого водохранилища. Оно и не мудрено — экономически выгодно строить электростанцию на берегу водоёма, поскольку вода является довольно дешёвым и безопасным теплоносителем. Кроме того, в случае возникновения пожара водохранилище может использоваться для тушения. При постройке этой сакурадайтовой электростанции британцы предусмотрели очень многое. Вероятнее всего, с охраной всё обстоит так же, если не ещё лучше, особенно в условиях близости с Мексикой.
Просунув руки в карманы удобной чёрной куртки, опоясанной военным ремнём из паракода, Владимир наблюдал за тем, как на фоне падающих в свете белого фонаря снежинок, мерцают огни СЭС в километре от них. До забора из сетки с колючей проволокой в навершии было метров пятьсот. Владимир поёжился от пробирающегося под куртку холодного ветра и встал за угол автозаправочной станции, рядом с которой были припаркованы их автомобили на отход. Сейчас здесь было безлюдно — частная станция, на которой заправлялись исключительно согласно правилам пропускного контроля автомобили, обслуживающие СЭС, работала строго до десяти вечера и открывалась в восемь и сейчас здесь в качестве сторожа работал, как нетрудно догадаться, один из людей Нароя, собственной персоной присутствовавшего здесь для выполнения запланированной операции.
Макаров сплюнул скопившийся в горле ком простуды и вернулся к своим товарищам, во всю готовящимся к предстоящему делу. Оборудование и аппаратура были разложены в багажнике одного из автомобилей. Отпугиватели собак, тазеры, пистолеты с , случай непредвиденных обстоятельств, пистолет-пулемёты. К каждому виду вооружения прилагался свой комплект различных примочек от глушителя до коллиматорного прицела.
Согласно плану, группа из четырёх человек: Макарова, Марии, Джеймса и одного из людей Нароя, — должна проникнуть на территорию СЭС с помощью засланцев «Вспышки», которые и проведут террористов к сердцу сакурадайтовой электростанции — к энергоблокам и хранилищу. Именно на них предстояло разместить заготовленную двумя днями ранее взрывчатку, которую вот-вот должен был вынести им сторож автозаправки. Учитывая, что во избежание случайной детонации, защита хранилища и энергоблоков превосходит любые мыслимые нормы, взрывчатка так же была сакурадайтовой. Вспоминая опыт работы с ней, а также количество объётов, Макаров с несвойственной ему безнадёгой пытался вообразить размеры груза, который им предстоит взять с собой.
Когда же сторож, наконец, подготовил взрывчатку и вывез её, всё оказалось совсем дурно — каким-то образом им нужно было протащить до территории завода два внушительных ящика, начинённых сакурадайтом вперемешку с обычным пластидом.
— Джеймс, ваши люди с территории электростанции смогут предоставить какие-нибудь тележки для этого дерьма? — Макаров кивнул на ящики. — Иначе у нашей Маши рано или поздно пупок развяжется. (eng)
Вряд ли не знающая английского Вуйцик поняла, что имел ввиду Макаров. Но уколов напарницу, Владимир, конечно же, думал в первую очередь о скорости их перемещения. Эта бандура слишком сильно ограничивала мобильность группы, что в корне могло подорвать весь ход операции.

+5

3

- Тоже мне, нашлись тут иностранцы, вещают не по-нашенски. - Мария пошарилась по карманам в поисках папиросы, но так ничего не нашла. Она уже успела отвыкнуть от необходимости закупаться самой. Там, на другой стороне океана, у нее вечно были в подчинении парочка-другая мальчиков на побегушках. Стоило щелкнуть пальцами - и ее желание тут же исполнялось. А тут - все самой да самой. - Я курить хочу, ферштейн? Принц ты мой заморский.
Мария пренебрежительно фыркнула в сторону. Ее многое бесило сегодня, но она и сама толком не могла понять что больше: наличие тут каких-то пшекающих, шакающих мерзавцев, или же то, что снег выпал. Оба этих стечения обстоятельств вызывали дискомфорт, но ее мнения, как обычно, никто не спрашивал.
- А может просто возьмем, заложим эти коробчонки в тачилы, и отправим прямиком к цели, а? Отправимся в тепло побыстрее, там чай есть, одеяло, кроватка. А еще...
Мария, шмыгнув носом, пару раз хватила ртом холодный воздух и громко чихнула.
- Мать твою, мне кажется, что у меня просыпает аллергия на этих парней. Шэф, - одноглазая с издевкой крикнула Макарову, - Не знаешь, на людей оно распространяется? А то глаза чесаться начинают, в носу щекочет. У тебя нет там никаких таблеток от этой заразы? А то я бы закинулась.
"Гадюка" уткнулась носом в высокий воротник-стойку своей кожаной куртки и, не особо заботясь о товаре, бесцеремонно усадила свою пятую точку на заранее приготовленные для взрывчатки ящики.
- Дрянная погода и место такое же. Давайте побыстрее все решим и свалим к чертям собачьим. Сама идея, что тут торчат машины в первом часу ночи мне не нравится. Как по мне - слишком уж много вопросов вызывает. Я хоть и не в курсе как тут все устроено, но вангую: камеры тут точно быть должны.
Девушка еще глубже зарылась в воротник.
- Да и находимся мы как на ладони.
Однако, пока мадемуазель возмущалась, она и не обращала внимания, как сторож вытащил из своих закромов все, что было необходимо. И Маришка, мягко говоря, была шокирована. Столько всякого подрывного дерьма она уже давно не видела. Они что, собирались седьмую мировую начинать? Не то то бы их уже было шесть, просто на предыдущие этого тоже бы хватило, да еще и осталось.
- Да идите вы в прорезь, вы совсем там поехавшие что ли? Что мы со всеми этими запасами делать будем? Макаров, ты там случайно мулов не прятал нигде? Или у тебя с красномордыми самбреровцами уговор какой скрытный? Какого черта, серьезно?
Негодованию Вуйцик не было предела. Все это добро должен кто-то тащить. А их тут, на секундочку, всего четверо. Выходит, что делить придется поровну.
- Я тут не подписывалась в плуг влезать, я вообще дама! Кто из вас за мной поухаживает и возьмет мою долю - того поцелую, так и быть.

+5

4

Снежинки, чья краткая, но невероятно красивая жизнь длиною в полёт, в падение с небес на грешную землю, всколыхнули давние воспоминания. Перед глазами мелькали «снимки» памяти: запахи имбиря и хвои, зелень колючей ели, жизнерадостный детский смех.

- Двадцать дней, и Рождество, - лицо террориста в тот момент казалось одухотворённым и светлым: на нём не было и тени жестокости, намёка на те зверства, что он некогда совершил, и те ужасы, что последуют за сегодняшней ночью. Его облачённые в дублёную кожу руки сжимали пластиковый стаканчик с бурдой, которую торговый автомат горделиво называл «горячим шоколадом». Он то и дело поглядывал на собравшихся, особенно концентрируясь на неумолкающей подружке Владимира. Как жаль, что в боях она потеряла глаз, а не язык.

- Вы отвыкли от тяжелого труда, мистер Макаров? – сказанное можно было бы воспринять как шутку, если бы не серьёзность тона Нароя. Подойдя к одному из контейнеров он ставит на него стаканчик, разминает шею и, потерев ладонями друг о друга, вынимает из кармана небольшой пульт. В то же время один из сотрудников «Вспышки» открывает багажник фургона, из которого с жужжанием выкатывается бот на гусеничной платформе, чем-то напоминающий машинки для саперного дела. Подъехав к контейнеру, он подсовывает под него стальные «рога» и слегка приподнимает ящик.

- Они не очень торопливы, но не раз заменяли нашей компании широкоплечих грузчиков, – немолодой бородатый мужчина субтильного телосложения, одетый в потёртую кожаную куртку и бейсболку держит в мозолистых руках три пульта дистанционного управления, два из которых передаются русским.

- Владимир, Мария – это Лучиано, наш специалист по электронной безопасности, шифрованию данных и…, - крутя рукой с устройством, представлял Нарой четвёртого члена сегодняшней операции.

- … И не только. Давайте не будем об этом, - улыбчивый латиноамериканец ловко манипулировал машинкой, что встала в пару к боту Джеймса и приподняла второй край контейнера.

- Сейчас мы с вами плавной походкой пройдёмся по этой заснеженной пустоши прямиком до самого забора, где прорежем сетку и преспокойненько войдём на внутреннюю территорию, - подхватив свой напиток с начавшего движение ящика, «Стеклянный ангел» кратко повторял брифинг операции, - Я хочу верить, что мои люди уже выполнили свою работу, и сейчас большая часть охраны периметра сладко спит на своих постах.

Эта операция была подготовлена «Вспышкой» полгода назад: тогда же с разницей в месяц на службу в охрану, службу уборки, а также в местный общепит поступили шестеро человек, ранее работавших в холдинге «Яркое Солнце». Они знакомились со службой, налаживали дружеские связи, добывали информацию, делали фотографии, собирали планы помещений… Сегодняшним днём те из них, что находились на посту, подмешали сильнодействующее снотворное в общий кофейник службы охраны, а также активировали ранее занесённый вирус в систему безопасности.

- Мы можем не волноваться за сигнализацию и камеры безопасности, но я не поверю, что каждый из служивых отпил глоток из чаши с ядом, - Нарой поправил чёрный, пересекающий его плечо и бедро ремень, на котором висел пистолет-пулемёт отечественного производства. На нём красовались подствольный гранатомёт, заряженный газовой шашкой, глушитель, а также лазерный прицел.

- Нас ждут у входа 3-А: оттуда мы сможем пройти к системе охлаждения. Наш друг Лучиано, - Нарой салютовал старичку, - откроет все электронные замки, что встретятся на нашем пути, но будьте готовы к пальбе: служба охраны внутренних помещений, а также хранилища сакурайдата здесь подбирается не с улицы.

В то время как Джеймс говорил, пара роботов уже проделала десять метров пути, оставляя за собой полозья на свежевыпавшем снегу.

Отредактировано James Naroi (2016-08-17 13:01:20)

+6

5

Мария в своём обыкновении ворчала. И, признаться откровенно, даже после этой затяжной операции на Кубе, которая до сих пор казалась Владимиру его маленьким, но абсолютно заслуженным уикендом, ему тяжело было воспринимать большую часть сказанного ею всерьёз. Впрочем, в каждой шутке есть доля шутки. С виду и не скажешь, что Мария всегда хотела быть серьёзной. Наверное, это и было главным отличием от восприятия Владимиром Кобры, слова и действия которой всегда казались ему серьёзными, даже несмотря на то, что Алина была просто королевой сарказма и по большому счёту уделывала этим весь широкий круг его знакомых. Вот только сарказм этот порой был настолько злым и колким, что не воспринимать его серьёзно было той ещё задачкой. Возможно, Нарою, который всё время был серьёзен, подобно гроссмейстеру во время шахматного поединка, и не составило бы большого труда оказаться непробиваемой стеной для изворотливой змеи, что сейчас мёрзнет где-то далеко за океаном. Во всяком случае, теперь Макаров и она в каком-то смысле оказались в равных условиях. Интересно, идёт ли в Москве снег?
— Мань, не бурчи, — в шутку сказал Макаров и покачал головой. — В конце концов, у некоторых могут чесаться оба глаза.
Владимир хотел сказать что-то ещё, но осёкся — у него снова не получилось избежать этой темы в разговоре с ней.
— Да и потом, — сделав вид, что ничего не сказал, Макаров продолжил. — Нам тут дел на часа полтора. Если задержимся дольше — значит, чесаться скоро будет уже нечему. В этом случае можешь попытаться отдать свои девственные губы мне.
Владимир глубоко вздохнул морозный воздух, рядом со станцией не казавшийся таким уж свежим.

— Скорее, я не привык держать в руках что-то тяжелее ствола, (eng.)— ответил Владимир Нарою и похлопал по корпусу пистолета, снаряжая его в кобуру. Проследив за выезжающей из фургона гусеничной машинкой, Владимир поздоровался с Лучиано, пожав ему руку.
— Маша, это Лучиано. Пожми дяде его мужественную руку, — фривольно переведя сказанное Джеймсом, Макаров подмигнул напарнице.
— Эти боты выглядят надёжными, но у них есть один довольно серьёзный недостаток — шум, (eng.) — заметил Владимир, не переставая снаряжаться. — Так что у «автоматчиков», которые не приняли ваше... Успокоительное, могут возникнуть к нам вопросы. Предлагаю устранять охрану до того, как она успеет нам их задать.
В нагрудный чехол отправился проверенный делом остро заточенный нож.
— В таком случае, если все готовы — мы можем отправляться, — сказал Макаров, а потом, всё на том же английском, произнёс фразу, которую поняла бы даже плохо знакомая с языком Мария. — Желаю удачи, друзья.
Прихватив из багажника арматурные кусачки, он пошёл следом за роботами, отдаляющимися от основной дороги всё дальше и дальше, вглубь нетоптанных троп.
Расстояние до забора казалось не очень-то большим — по сравнению с любым марш-броском пятьсот метров покажутся полной ерундой, но местность была не такой уж ровной — роботы периодически замедляли ход движения, чтобы не перевернуться случайно, а Владимир то и дело останавливался, чтобы посмотреть в небольшой бинокль на КПП.
— Всё чисто, — каждый раз говорил он, догоняя ушедших вперёд товарищей — похоже, там уже сработали люди Нароя. Снег слегка усилился, и земля покрывалась всё более толстым и толстым его слоем. Если всё пройдет успешно, то уже через пару часов вся застывшая в причудливых узорах снежинок вода испарится, не успев толком даже растаять.
Тем временем процессия приблизилась вплотную к забору. Владимир прильнул к нем вплотную и внимательно осмотрел территорию за ним. Свет фонарей освещал пустую, кажущуюся вымершей территорию станции. Но, если вслушаться, где-то вдали были слышны людские голоса.
— Я не вижу охраны, пока что, (eng.)— произнёс Макаров, подготавливая кусачки. — Можно резать. Прикрывайте. (eng.)
Владимир сел на одно колено и прикинул габариты робота, мельком взглянув на него. Наметив места, Макаров принялся во всю орудовать кусачками и буквально через пять минут кропотливой работы закончил, толкнув отделённый участок вперёд. Сетка с шумом упала на землю.
— Дамы и роботы, прошу, — на русском произнёс Макаров и, повесив кусачки на пояс, жестом указал Марии на дыру в заборе. — Джеймс, куда нам теперь? Ведите нас. Только заранее предупреждайте, по кому стрелять не надо. У Марии очень хорошая реакция.(eng.)
Нарой хорошо продумал всё. Вот только сколько людей не приняли уготовленный им яд? И как скоро оставшиеся в живых поймут, что их товарищи мертвы? Владимир прикинул время. До этой контрольной точки у них было максимум полчаса времени.
— Джеймс, — Владимир шмыгнул носом. — Лучиано сможет перекрыть радиовещание и сетевой сигнал?(eng.)

+5

6

Владимир в своем обыкновении всегда пытался держать себя в руках и быть сдержанным, холодным и расчетливым. Хотел избегать конфликтов и каких-то скользких тем. Получалось у него это так себе, но всякие попытки достойны снисхождения. Может потому Мария и испытывала к нему такие странные чувства. Он был для нее чем-то особенным; возможно, даже чем-то потерянным далеко в своем прошлом, она сама толком не понимала.
- Если чешутся оба, - Вуйцик потерла ладони, - то это элементарно решается. Можно даже без крови и страданий. А что касается всего остального...
Гадюка поднялась со своего места и ровным шагом направилась прямиком к Макарову.
- Это может звучит очень круто, да и бравады тебе не занимать, - она нежно дотронулась рукой до щеки своего "командира" и мило улыбнулась. - Но уверен ли ты в своих силах, дорогой мой. А то, знаешь ли, кичиться своими умениями каждый может, а на деле - пше пше, я пердоле.
Девушка приблизилась губами к левому уху Владимира и тихо продолжила.
- А если еще учесть мои предпочтения.... Бойся таких высказываний, милый, не играй с огнем, - девушка слегка укусила Макарова за мочку уха и, нежно поцеловав в напарника в скулу, игриво провела язычком вниз к губам, после чего с силой оттолкнула.
Владимир отступил назад, однако, без труда удержав равновесие, хмуро посмотрел на Марию и, положив ладонь на её плечо, резко наклонился к уху девушки:
- Не делай так больше, - отпрянув, он со всей серьёзностью посмотрел на неё. - Держи себя в руках, окей? Мы не на семейном пикнике.
- Нашелся тут мне желающий, - девушка ехидно улыбнулась, - не для тебя моя роза цвела. Семейные праздники ему подавай, тоже мне.
С этими словами Вуйцик пошла прямиком к Лучиано, который возился со всякими бесполезными игрушками, не забыв показать на прощание Владимиру средний палец. Пока ее "командир" бухтел не по-нашенски она внимательно рассматривала всякие коробки, машинки и очередной раз убеждалась в том, что ей куда проще доверить свою жизнь нормальному проверенному оружию, чем вот этим вот финтифлюшкам.
- Пожми дяде его мужественную руку, - раздалось со стороны. Манька перевела полный отвращения взгляд на Макарова и кивнула в сторону этого "технаря".
- А помидоры ему не пожамкать? И так нормально. Я со всеми здоровалась.
После чего, фыркнув, Вуйцик отправилась на свое законное место: на ящики. Правда долго отдыхать ей не пришлось. Скоро протрубили сбор и все выдвинулись к указанной точке. Дошли достаточно быстро, так что жаловаться не приходилось. Макаров прорезал дырку и, как обычно, предложил всем пойти вперед, особый упор сделав на Марии.
- Ты бы еще пониже ее вырезал, что б я раком вставала. - ворчала "гадюка", пробираясь через сетку. - В любом случае, надеюсь тебе хотя бы понравится вид сзади. А то ты так мило воркуешь с этими мужиками, что я начинаю опасаться за твою ориентацию.

Отредактировано Maria Wojcik (2016-08-31 17:39:16)

+5

7

- За скрежет шестерней можно не волноваться, - Нарой делал очередной шаг по мягкому снегу, чувствуя, как под его стопой сминаются в наст тысячи крошечных нерукотворных произведений искусства. Будучи хозяином производства, Джеймс прекрасно знал какой шум стоит в цехах по упаковке продукции, по перемалыванию сырья, как бесконечно громко звучит механический пресс, как работают тяжелые промышленные холодильники… Сакурайдатовая электростанция гудела так, что все вышеперечисленные процессы просто утонули бы в этом океане шума. Находиться рядом с ней долгое время было возможно лишь в том случае, если ты либо надел специальные рабочие наушники и бируши, либо попросту пьян и привык к подобного рода шумам.

Они запустили Марию первой – в дань ли древней традиции, или же попросту потому, что одноглазая славилась метким стрелком. Следом за Владимиром и ящиками проскользнул Лучиано. Он по-старчески крякнул, прогибаясь под заостренными краями сетки, едва ли не упал на землю, но чудом сохранил равновесие и куртку, что всё же умудрилась зацепиться за ограждение.

- Наши люди будут носить бейсболки задом наперёд, - корпоративная акула поспешила предупредить наёмников, прежде чем те начнут вести беспорядочную пальбу по всему, что двинется в их сторону – от одноглазой, что лишь несколько мгновений назад вылизывала Макарова, можно было ждать и не такого.

В движении процессии не было ни излишней суеты, ни опасной в таких делах медлительности: Джеймс внимательно рассматривал крыши и перекрытия зданий через целеуказатель своего пистолет-пулемёта, а Лучиано то и дело поглядывал на черно-белый экран гаджета, назначение которого знал лишь сам автор сего девайса.

- Мистер Макаров, мы, конечно, могли бы запустить подавитель частот из нашего фургончика на окраине, - словно извиняясь встал с ответом инженер, - Но подобные действия вызовут массу нежелательных последствий: наши маленькие помощники принимают команды по радио-волнам, наша система коммуникации работает по тому же принципу, в конце концов, белый шум в радио эфире будет попросту подозрителен для тружеников этой станции, - покуда старичок чесал языком, собравшиеся могли видеть, как в отдалении замаячили тени: людские и звериные. Псы то и дело тыкались черными носами в свежую кромку льда и слизывали снежинки с морд, словно то было бабушкино варенье.

- Полегче, парень! – кричал один из служивых на своего кобеля, дёргая поводок на себя и оттаскивая пса в сторону от трансформатора, - Грэг, что сегодня с народом такое? Все как ужратые на службу припёрлись – едва на ногах стоят! – басовитым тоном обратился он к сослуживцу, что шёл рядом с большим фонарём.

- Говорят у Марти с утренней смены был день рождения. Держу пари, со стола что-то осталось, вот народ и позволил себе «принять на грудь» - чай не утро, по обычаю можно, - язвительно отвечал он, кутаясь свободной рукой в шарф. В этот момент собака с радостным лаем сорвалась с поводка и кинулась в сторону проёма, в котором сейчас пряталась собравшаяся компашка.

- Куча! Куча, взять! – орал ей вслед сторож, снимая с предохранителя автомат и направляя луч фонаря в непроглядную темень.

+5

8

— Насеюсь, тепе хося бы поньявится видь сзяди, — шутя бросил Макаров в спину, а, вернее, в зад Марии и пролез в проделанную им дыру следом за всеми.

Нарой был на шаг впереди. Каждая деталь операции была продумана до мельчайших подробностей. Но Владимир не мог убить в себе критическое мышление. И дело тут вовсе не в отсутствии доверия к Нарою, о нет. Если бы Макаров не доверял Джеймсу, то его бы тут сейчас не было. Скорее, не дремлет выработанная во время долгой службы педантичность и желание следовать порядку. Приняв во внимание замечание относительно бейсболок, Макаров кивнул и принялся осматриваться, попутно слушая объяснение Лучиано.
— Вот оно что, — задумчиво ответил Владимир. — Ясно. Тогда у нас есть право только на одну ошибку, я полагаю... Что это?
Краем глаза Владимир заметил мелькнувшие вдали силуэты сотрудников службы охраны. Реакция Макарова была незамедлительной и чётко отработанной — не торопясь выдавать себя и группу, он приготовил пистолет к стрельбе, о чём остальных оповестил негромкий, но легко узнаваемый щелчок затвора. Владимир был не уверен, что мощности ультразвукового отпугивателя хватит, чтобы отогнать натасканных по полицейским методикам собак, однако, не стал временить и с включением висящего на поясе нехитрого устройства. Наведя пистолет, Владимир прицелился. Чай не ПМ, а, значит, убить врага несколькими выстрелами в случае чего — раз плюнуть.
— Беру на себя ближнего с фонарём, — проинформировал Макаров Марию и продублировал информацию остальным товарищам, но уже на английском языке. — Займитесь другим и собаками в случае необходимости.
По счастью, либо собаки были не совсем хорошо натренированы, либо устройства были мощные — ультра звук заметно испугал животное, и оно попятилось назад, описав полукруг. Но когда яркий свет фонаря принялся ощупывать темноту перед охранником и норовил сильно ослепить стрелков, оказавшихся в невыгодной позиции, Макаров сверился с приметой опознавания «своих» и, убедившись, что можно стрелять, произвёл несколько выстрелов по цели. Ведь когда свет ослепит их — будет слишком поздно.
Пошатнувшись, охранник словно сложился надвое и повалился наземь. Сразу после Владимир незамедлительно скрыл следы преступления — моментально «щёлкнул» большой фонарь над дорогой, где только что оформил двухсотого, из того же пистолета. Раздался приглушаемый работой станцией звон и фонарь рассыпался на десятки сверкнувших и погасших в тот же миг осколков, укутывая во тьме труп.

+5

9

Мария любила собак. И оружие. Причем второе взаимностью ей отвечало куда чаще. Так и теперь, внимательно наблюдая за действиями Владимира, она несколько раз прокрутила в голове варианты, как этот человек привинтил к своим британским причиндалам глушитель. Для нее не было ничего лучше любимого АО-44. Удобен во всем, не смотря на заверения профессионалов и всякие ходячие легенды. Тяжелый? Неудобный? Малая кучность? Оружием просто надо уметь пользоваться, и тогда проблем у вас не будет. Получив себе цель, Мария долго думать не стала. Она в принципе этим занималась не всегда, да и как-то не было необходимости. Будь она сейчас одна, имела бы возможность действовать по обстоятельствам, эта парочка уже давно лежала бы в какой-то грязной луже. Но сейчас с ней было слишком много груза.
- Как скажешь, ты босс. - тихо ответив командиру, "гадюка" резко вытащила оба своих Стечкина из кобуры, передернула переключатель вниз и, прицелившись навскидку, спустился курки. Расстояние до цели были не такое уж большое, так что двух пуль определенно хватит для поражение обозначенной точки: головы. Раздались четыре приглушенных хлопка и охранник рухнул на землю, прикрыв своим торсом бездыханное тело собственной псины. Владимир тоже особо не медлил и со своей частью работы управился отлично - второй жмурик организовался чуть поодаль от группы Вуйцик. Она даже почему-то была уверен, что из этих распластанных по земле трупов сложилась бы отличная картина Айвозовского. Если честно, она понятия не имела кто это, но точно помнила, что по нему с ума сходили всякие бабушки, олигархи и бизнесмены. А чем ее работа была хуже? Вроде тоже сделано чисто и красиво. Только платили за нее меньше. Как ни странно, но вот животное Макаров решил отпугнуть, что показалось девушке странным, а потому она вновь взвела курок и сделала еще парочку выстрелов. Второй четырехпалый друг человека пал ниц, тихо пискнув.
- Бинго. - тихо сказала одноглазая и, убрав орудия по местам, направилась вперед по дороге к мертвечине.
Она сильно сомневалась, что у этих товарищей отсутствует рация. Еще больше сомнений было в том, что их не хватятся и не будут искать. Можно придумывать любую отмазку, почему у тебя голос звучит не так как следует, только вот тишина в эфире - не самый верный способ решать проблемы. Добравшись до своего "двухсотого", Вуйцик пошарилась по карманам, заполучив для себя несколько полезных вещей: жвачку бубльгум, коробок спичек и мятую пачку сигарет. Что ни говори, а все охранники одинаковы. Пыхтят на работе в любой свободной минуте. Следующим объектом исследования уже стала непосредственно амуниция. Тут она разжилась и средствами связи в виде радиопередатчика, и автоматом, и бейсболкой, которую успела надеть на свою бестолковую голову. Закинув трофейное орудие себе за спину, девушка зажгла папиросу, сделала глубокую затяжку и посмотрела по сторонам. Вроде теперь было все спокойно. Чуть спереди мельтешили ее сообщники, чуть в стороне был забор. И этот мерзкий вкус на языке, что больше напоминал родной "Беломор".
- Чертовы самокрутки, фу, мерзость. - Мария взяла за воротник куртки своего трупика и потащила в сторону сослуживцев что-то бурча себе под нос. Радовало лишь, что расстояние было небольшое, а потому, добравшись до места, она выпустила из рук своего "жмура" и потянулась.
- Смотрите что я вам принесла. - Сказала девушка, кивая на труп. - А еще у меня вот что есть.
С этими словами Вуйцик кинула рацию Владимиру.
- Я сомневаюсь, что мой голос их удовлетворит, так что займитесь этим как-нибудь без меня. И оцените мою бейсболку. Мне идет? Последний писк моды! Хотя сомневаюсь, что я слышала вопли того бедолаги. Тут слишком шумно.

+5

10

Замёрзшие слёзы неба касались тех мест, где некогда блуждали души, закованные в тюрьмах из плоти и костей, чтобы накинуть на себя алые краски, впитать в себя спешно кристаллизующуюся эссенцию жизни. Нарой знал, что привёл с собой профессионалов: лишь несколько выстрелов – тихих, словно свист пролетающей в вышине птицы, потревожили его слух. И даже излишняя жестокость последовательницы Одина казалась уместной: ведь через какой-то час всё живое и мёртвое, разумное или же безвольное будут съедены вечно голодным пламенем. Его языки не пощадят никого из собравшихся, и лишь умершие знают, что милосерднее – позволить бедолагам застать рукотворное зарево или же сотворить в их головах лишний сквозной путь для ледяного ветра.

- Нам нужно ускориться, - подвёл черту действиям русских Джеймс. Его пальцы коснулись уха, и террорист прохрипел в ночную тишь: - Готовность двадцать пять минут, - где-то на другой стороне радиосвязи раздалось чёткое и лаконичное: «Принято». В скором времени фургончик, что стоял у дороги в двух километрах от автозаправки, развернёт целую батарею прекраснейших, закупленных в Поднебесной, фейерверков, красота которых могла поспорить с вечным сиянием звёзд или же сиянием могучего и сурового Севера.

Квартет, подобный четырём всадникам Апокалипсиса, на этот раз сменивших разномастных скакунов на компактные машины, достиг назначенного строения без новых столкновений. Двое охранников, закутанных с пят до ушей в тёплые вещи, приветствовали собравшихся кивком. С лёгким скрипом свернулась кверху дверь ангара, куда труженики-роботы сгрузили тяжёлые ящики, где группа принялась разворачивать небольшой штаб, уместившийся в рюкзаке старика-латиноса.

- Дело за малым: пока Лучиано возится с шлюзами в хранилище сакурайдата, мы продвигаемся вглубь здания вместе с…, - руководитель операции обратил взор к парням в бейсболках.

- Вацлав, - представился тот, что пониже, салютуя и подмигивая Марии.

- Дункан, - менее эмоционально говорит долговязый.

- … парнями, и там устанавливаем одну за одной этих малышек, - после этих слов «охранники» принялись извлекать из контейнеров огромные заряды, подписанные как «Наннали» и «Лелуш». Бомбы легли на телеги, что не без натуги пришлось тащить за собой ещё двум боевикам, одетым как работники производства.

- На всякий случай нам лучше переодеться, - боевое облачение Нароя падает на пол, обнажая многочисленные шрамы и ожоги, полученные им за долгую боевую жизнь. Миллиардер не стесняется посторонних – он давно потерял чувство стыда в тот день, когда тысячи стеклянных осколков превратили граждан его страны в куски мёртвого, несъедобного мяса. Спустя минуту Джеймс красуется свежевыглаженной формой охраны. На бейдже сверкает сусальным золотом: «Уэйк Алан». Оставалось лишь повязать галстук и нацепить на себя кобуру с табельным оружием. Комплекты, запакованные в вакуумные пакеты, всё это время прятались в контейнерах со взрывчаткой. В том, что предназначался одноглазой героине боевиков, лежали также и солнцезащитные очки той же марки, что она использовала в своей предыдущей операции.

+6

11

Владимир вытащил магазин из пистолета и вгляделся в него, подсвечивая внутренности корпуса небольшим фонариком — в нём оставалось ещё достаточно патронов, так что перезарядка не требовалась. К этому моменту Мария во всю принялась шариться возле трупов, а через несколько секунд уже тащила одно из тел в сторону забора, держа его за шкирку. Владимир решил воспользоваться небольшим перерывом и помочь оттащить второе тело, всё ещё лежащее во тьме на дороге. Размашисто прошагав вперёд, чувствуя, как под подошвой смиренно проминается снежное покрывало, он прошёл несколько метров и, когда они пересеклись с Вуйцик, вполне ожидаемо поймал брошенную ему рацию. Резонное решение — Макаров не был Элвисом Пресли, а потому что-то заподозрить на посту охраны смогут лишь из-за наличия характерного русского акцента.
— Знаешь, уж лучше та соломенная шляпка, которую мы видели в магазине чуть больше недели назад, — ответил он и направился к трупу.
Следовать примеру Марии и забирать запятнанную в крови убитого бейсболку Макаров не стал, ровно как и рыться в вещах мертвеца — просто потому что ему от трупа ничего не требовалось. Мертвые вообще не очень сговорчивые ребята, порой абсолютно бесполезные, но, надо отдать им должное — всегда щедрые. Оттащив тело в сторону забора и небрежно бросив по ту сторону, Владимир вернул пистолет наизготовку.
Их дальнейший путь лежал в сторону ангара, расположившегося среди бетонных громадин гудящей, как осиное гнездо, станции.
Внутри, как оказалось, люди Джеймса, одетые в униформу солдат и работников станции, уже начали развёртку временного штаба.
— Владимир, — представился Макаров, кивком приветствуя назвавшихся солдат. Это были такие же просты парни, как тогда, на «Сухой старухе».
Теперь для него и Марии действительно наступала полноценная передышка, тогда как техники и солдаты Нароя во всю работали, растаскивая по местам оборудование и подготавливая взрывчатку. Владимир, прислонившись спиной к большому деревянному ящику, молча пронаблюдал, как солдаты извлекли из контейнеров внушительных размеров сакурадайтовые заряды. Взгляд Макарова невольно зацепился за написанные на них белой краской названия-имена. Они имели характерный новобританский окрас, и отчего-то казались Владимиру немного знакомыми, причём одно из них — ещё со времён школьной скамьи. Когда-то давно появилась традиция — подобным образом так нарекали авиабомбы крупной весовой категории. Как правило, это всегда несло в себе какой-то особый смысл для того, кто наносил надпись.
— Согласен, — произнёс Макаров и поочередно, немного торопливо стягивает с себя одежду, складывая всё обмундирование на поверхность ящика, а затем берёт из рук солдата пакет с предоставленной ему униформой и шумно вскрывает, разрезая плотную упаковку ножом.
Комплект одежды был подобран то, что надо — похоже, стратегически важные данные о габаритах Макарова теперь хранились в отдельной папочке где-то в самом сердце главной базы «Вспышки». Заткнув нож за пояс, Владимир убрал тизер в карман, нацепил кобуру с пистолетом и без особого труда повязал на шее галстук британским узлом. Последним элементом экипировки, прочно закреплённым на нагрудном кармане, стал бейдж с ярко высеченным именем «Макс Пэйн».
— Любопытно, — придерживая бейдж пальцами, Макаров внимательно рассматривал написанное на нём имя, после чего вспомнил и о тех, что были начертаны на зарядах. — Джеймс, а что за имена были написаны на взрывчатке?

+6

12

- Да-да-да, - Мария только фыркнула в сторону. - Гадюка, будем знакомы.
Ей совершенно не хотелось общаться с этими парнями. Да и возможности своего английского были, скорее всего, слишком переоценены. Стоит разве что сказать о компании: разношерстная. Эти вот гномы от горшка два вершка. И хоть никаких особых негативных чувств она не испытывала к такого вида лицам, расизм тут не имеет отношения к делу, в одну команду с ними не хотела. Другие были либо самодовольны, либо напыщены, либо Макаров. Выбирать, как говорится, не особо и есть откуда. Другое дело - ее товарищи на Кубе. Вот были бравые молодцы. Облокотившись на один из ящиков, Вуйцик спокойно покуривала свою трофейную сигарету, наблюдая за телодвижениями Макарова и новых компаньонов. Вроде и все обыденно, да что-то и не так. И, как говорится, очень скоро ее сомнения развеялись. С этими типами точно было что-то не так.
Буквально за одно мгновение этот предводитель "белых воротничков" сбросил с себя обмундирование, выставляя на показ все свои шрамы и голое тело. У Марии даже сигарета выпала изо рта, она уставила палец на этого мужика и как заорет.
- Нет, ну видел, Владимир?! Ты нахрена с нами сюда этого эксгибициониста притащил? - ее возмущению просто не было предела. - Да ну нахер.
Нет, и причиной тут точно было не то, что он решил переодеться. Причиной было то, как он это сделал. Судите сами. Стоит толпа, грузят вокруг железки всякие, бомбочки укладывают, а тут один берет - и скидывает с себя одежду. Он бы еще потерся своими своими выпуклостями об окружающих для полноты картины. Тогда бы его точно одноглазая пристрелила. Остальные даже и глазом не моргнули. Как будто так и должно быть. Начали с себя стягивать шаровары и переодевать. Свою сумку со "сменной формой" Мариха взяла в охапку и, сплюнув в сторону, направилась куда подальше.
- Вот же проклятые извращенцы. И угораздило меня с ними связаться...
Отойдя на достаточно расстояние, девушка аккуратно сняла свою одежду и, первым делом, достала из сумки бинты. Необходимо было утянуть себя. И хотя бюстом огромным похвастать было нельзя, но это первое и главное негласное правило: хочешь слиться с мужиками - стань мужиком. Да и движения будут более раскованы, действовать можно будет более отточено и резко. Так что жаловаться не приходилось. Потом пошли и брюки, куртка. Ну и бейджик, конечно. Последним штрихом своего образа Вуйцик, конечно, напялила очки. И это, конечно же, было нисколько не подозрительно ходить в них посреди ночи. Бейсболка вот тоже пригодилась. Аккуратно уложив волосы, девушка успешно спрятала их в головном уборе, а после направилась к остальным своим товарищам, не забыв зажувать "бубльгум".
- Ну что, салаги. - Мария надула большой пузырь и лопнула его языком. - Когда мы отправляемся-то уже?
С этими словами девушка кинула сумку со своей одеждой в ящик и улыбнулась.
- Ну и принимаю комплименты, конечно. Я шикарна?

+6

13

В то время, как оперативная команда облачалась в униформу, боевики в рабочей спецодежде взводили таймера на бомбах. Тридцатью пятью минутами алели палочки на циферблате. Почётное право нажать «кнопку судного дня» предоставили Джеймсу.

- Вы когда-нибудь слышали о Марианне, Владимир? – пальцы боевика спешно вбивали код активации на «Наннали», - Славная была женщина – жена Императора, одна из лучших пилотов боевых «кнайтмер-фрейм», а также чудесная мать, - закончив с первой бомбой, террорист принялся за вторую – разница в детонации составит не более полуминуты, - Наннали и Лелуш – её дети. Вы можете считать это пустыми сантиментами, но мне приятна мысль, что я делаю всё это в память о славном человеке, который слишком сильно доверял супругу. Будто бы она сама мстит этому уроду за свою смерть, - «Лелуш» пронзительно пискнул, извещая всех собравшихся о том, что он заряжен и готов превратить всю станцию в угли и пепелище. Сразу же после произведённых действий сотрудники в спецовках принялись «маскировать» «детишек» под массивные парогенераторы – неотъемлемой части системы охлаждения в сакурайдатовых электростанциях.

- Гляди, Дункан – сиськи ватные! – громким шёпотом и на ломанном польском известил толстячок Вацлав своего товарища, стоило Марии выйти из своего укрытия в новом облачении. Долговязый не преминул ткнуть сослуживца локтём в бок, но ухмылка на его лице говорила о том, что шутку он оценил.

Процессия продвигалась по широким коридорам полупустой станции. Охранники не старались их остановить: кто просто провожал подозрительным сонным прищуром, кто салютовал, завидев Вацлава и Дункана. Народу среди охраны работало достаточно, чтобы не запоминать всех в лицо. Многие сотрудники из работавших сейчас так и вовсе дежурили не в свою смену – за дополнительную плату, конечно же.

- Вот мы и на месте, - расслаблено вымолвил Джеймс, указывая кончиком носа на висевшую над головой табличку: «Реактор. Внимание! Контрольно пропускной пункт. Предъявите документы». Люди в чёрной униформе, одетые в бронежилеты и вооружённые массивными автоматами, расположились у письменного стола и громадной металлической двери слаженным квартетом.

- Доброй ночи, - Вацлав передал необходимые бумаги одному из служивых и все принялись ждать, покуда тот скурпузёзно изучит документ. Делал он это так медленно, что у некоторых из группы могли зачесаться кулаки.

- Угу. Пусть проходят, - наконец выдал свой вердикт проверяющий, кивая бойцам и нажимая кнопку открытия врат. С шипением и лязгом массивная дверь двинулась кверху, открывая за собой вид на длинный коридор, по сути своей являющийся шлюзом. «Наннали» и «Лелуш», спрятавшись в свои «маскарадные костюмы» двинулись к своей цели. Если бы они были живыми, то сейчас бы по-детски захихикали.

Группа Джеймса же осталась стоять у КПП – сотрудников охраны попросту не пропустят в зону, в которой высок риск получить летальную дозу облучения. Дело было сделано – оставалось лишь покинуть здание и смотаться куда подальше, но…

- Андерсон – на связь! – завопила рация на поясе Владимира, - Андерсон – срочно на связь! – квартет в чёром проявил лёгкую заинтересованность. Голос в динамике был сильно раздражённым, взволнованным.

+8

14

     — Да, я слышал это имя, — Владимир припоминал трагические события 2009 года, о которых в то время в Евросоюзе трубили немногим тише, чем об аннексии Японии через год. Чего только тогда не предрекали аналитики: от повторения событий 1965 года до развала Британии. Ведь, как известно, чем больше твоя империя, тем более велико влияние на отдельные её части смена власти, о которой в то время все твердили. — Так, значит, это император Чарльз повинен в её смерти?
     Любопытный факт заставил Владимир задуматься. Об этом не говорили в ГСБ, в серьёзной прессе, аналитики не проводили возможных параллелей. Конечно, смерть одной из многочисленных жён британского императора — это далеко не то событие, которое может заинтересоваться органы госбезопасности. Но её обсуждали. И не было ни одного широко известного факта, который свидетельствовал бы против.
     Владимир, к тому же укрепившись в выводах о личных мотивах Джеймса во всей его деятельности, посмотрел на Марию, которая в своём обыкновении хотела быть в центре внимания. Он не заметил, как напарница переодевалась, а потому не сразу понял, что в её фигуре что-то было не так. Машка бесцеремонно жевала жвачку, нагловато сверкала стёклами очков и смотрела на них с Джеймсом, ожидая возгласов восхищения.
    — Хорошо выглядишь, — подняв большой палец вверх, ухмыльнулся Владимир, постепенно сообразив, что именно его смущало. — Хм, я всё время думал, что у вас с Коброй бугорки одинаковых размеров. Кажется, мой глазомер меня подводит.

     Прогулка по коридорам станции навевала своеобразную техногенную тоску. Как-то по свойски давили на подсознание эти серые стены, мерцающие c непривычной частотой лампы и приветствующие процессию солдаты. К смерти нельзя привыкнуть. Как и нельзя привыкнуть к тому, что ты находишься в стане врага. И чем дальше, чем глубже — тем сильнее чувствуешь это давление.
Владимир шёл рядом с упакованными бомбами, то и дело посматривая на них.
     «Лелуш и Наннали, — думал Владимир. — Сегодня настанет ваш звёздный час.»
     Оставался лишь один вопрос — как Джеймс захочет использовать это? В вопросе произведения нужного впечатления на общественность Нарой был не менее подкован, чем Макаров. Так что Макаров немного нетерпеливо предвкушал, как же его новый союзник преподнесёт это масштабное по меркам целого континента событие.
     Когда один из людей Джеймса сдал документы на КПП, Макаров остался ждать вместе с остальными, совершенно спокойным взглядом рассматривая стены, пол, всё что угодно кроме лиц дежурных на КПП. Во-первых, Владимир всё ещё боялся быть узнанным. Конечно, в Британии его как террориста никто, считай, и не знает — подумаешь, какой-то европеец в одночасье отправил на тот свет тридцать тысяч человек. Но чтецов в интернетах полно, а блогерских записей и того предостаточно. А на такой службе — поди, попробуй без интернета посиди, особенно, если ты — молодой, общительный. Того и гляди к утру найдут не человека, а высушенный труп. Ну, а во-вторых...
     «Ни линз, ни очков. Чёрт возьми.»
     Только сейчас Макаров осознал масштаб своей оплошности, из-за которой ему приходилось следить за направлением взгляда. И всё, казалось бы, обошлось, но хрип рации, точно плеву прорвавший тишину, стоявшую на КПП. Владимир быстро перехватил рацию и, отвернувшись, поднёс рацию к губам.
     — На связи, — коротко ответил Макаров, не называя произнесённой в динамике фамилии.

+5

15

- Ватные да не ватные, - девушка игриво подмигнула парням Нарроя, - Хотя откуда вам вообще знать "что" такое сиськи. Кроме себя и друг друга чай и не трогали.
Владимир же, как водится, оценил. А это было главное.
- Ну вот достань эту гобру, - Мария нарочно исковеркала кличку Алины, - Я ее пощупаю, и выдам свой вердикт. У кого размер какой и кого формы лучше. Вам же, мужикам, верить нельзя. Особенно тебе, ловелас.
Но процессия уже начались и вся эта кучка "отважных" двинулась к цели.

***
Вообще все эти хождения вокруг да около утомляли. Коридоры, стены, тросы какие-то. Не было вокруг никакого разнообразия. И причина тут была не в пейзажах, а в простой и понятной идее: если вдруг начнется махач, то тут особо не попрыгаешь. С ее свободолюбивым стилем боя такие ограниченные пространства точно не играли на руку. Ты можешь быть сколь угодно резкой и быстрой, но если перед тобой выкатят шестистволку - то можно сразу сдавать органы на шаурму. Прятаться тут негде. А что-то ей подсказывало, что эта рикошетница тут точно появится. Можно назвать это шестым чувством, или "ощущение пятой точкой", как любила изъясняться Вуйцик.
- Жопой чую накроют нас, - она поравнялась с Макаровым и легонько ткнула его в бок. - Не нравится мне все это. Слишком просто. Так просто не-бы-ва-ет.
Гадюка особенно сделала акцент на последнем слове. И действительно. Все шло просто без сучка и задоринки. Ну разве что сами эти "лелуш с наннали" не поехали по указанному адресу. И это очень сильно напрягало. По своей жизни девушка привыкла, что ничего не дается без труда. Даже легкие деньги обязательно потом выкатят тебе полный счет, который придется заплатить. И вот теперь, стоя бок о бок со своими товарищами, она смотрела за удаляющимися в даль "троянскими конями". Как вдруг по рации Владимира кто-то завопил.
- Понеслось... - тихо констатировала "одноглазая", надувая очередной пузырь и медленно перенося ладонь на рукоятку пистолета. - Ходят слухи, о том как парочка ковбоев за бесплатно дерьма наелась. Кто послушать хочет?

+5

16

Алекс Андерсон был одним из тех, кого в британских колледжах принято называть «Качками» - свою стипендию и удовлетворительные отметки он получал исключительно благодаря прекрасным физическим данным, находящим своё применение на спортивных стадионах. Именно благодаря нему «Кобольтовые барсуки» южно-британского технического колледжа вырвались в финал и с треском разорвали «Питбулей Северной Каролины». Алекса готовы были разорвать на части ведущие тренера со всей страны, но из-за серьёзной травмы, полученной им на второй год спортивной карьеры в клубе «Медведи Аклахомы», молодой человек был вынужден навсегда забыть о славе, любви фанатов и белоснежных улыбках болельщиц. Его семья не имела никакого влияния, чтобы устроить его на хороший пост, а сам он был слишком туп, чтобы стать тренером или же начать писать мемуары, а потому мистер Андерсон уже третий год отсиживал свой зад на этой сакурайдатовой электростанции, грезя, что однажды учёные придумают изящный способ вылечить его недуг. Здесь он был любим: как коллегами, знавшими его весельчаком, так и начальством, что не без любви относилось к «барсукам».

Сегодняшняя смена была для него предпоследней перед отпуском: Алекс заработал достаточно, чтобы плюнуть на службу на «долгие» две недели, да съездить на горнолыжный курорт в Колорадо. Ах, ведь совсем недавно там открылся коттеджный посёлок, имеющий доступ к самым крутым склонам! Его мысли были целиком и полностью поглощены мечтами и чаяниями, но услышанная в рации родная фамилия заставила его ненадолго выпасть из сладкой неги и вернуться в реальность. Взгляд голубых глаз цепляется за бэйдж на груди Макарова: «Макс Пэйн». Неспешно и со скрежетом работают шестерни его мыслей, перемалывая пыль веков, сбрасывая с себя ленную паутину, гоняя электрических крох по синопсам…

- Погоди-ка, - восклицает он зычно за несколько секунд, прежде чем острый язычок Марии успевает вымолвить неперевариваемую британскими мозгами речь, а руки «охранников» протянуться к стволам. В это краткое мгновение Алекс успевает понять, возможно даже осознать тот прискорбный факт, что его рефлексы, равно как и руки, давно не видели привычных ему в молодости тренировок. Громом грохочет пистолетный выстрел, и мистер Андерсон падает навзничь.

Пальба началась столь же неожиданно, сколь и закончилась: пять тел лежали на полу, двое из них всё ещё находились в сознании. Алым светом мерцала над головами лампа, возвещающая о поднятой сотрудниками тревоге.

- Андерсон! Андерсон, мать твою, я сказал тебе сейчас же прийти на пост! – вопила рация, беспомощно лежавшая на заливаемом кровью полу.

- Дункан… Дункан! – толстячок Вацлав склонился над павшим товарищем, в чьих глазах ещё теплилась жизнь. Он периодически вздрагивал всякий раз, как сирена повторяла свой протяжный вой, - Дункан, дуралея кусок ты, нельзя тебе подыхать! Слышишь?! – поляк буквально тряс раненого товарища, в то время как тот тихонько нашёптывал ему слова последней воли.

- Они заблокировали двери в реактор, - словно и не замечая мучений своих людей, констатировал Нарой, прижимая спрятанный в ухе динамик поплотнее. Несколько мгновений он внимал указаниям Лоренцо с той стороны «провода»: на лице начальника операции проступила недовольная гримаса.

- Наши люди застряли на пол пути к реактору. Пока Лоренцо открывает для них шлюзовые двери, мы должны будем удерживать эти, - его рука указала на массивные ворота, за которыми скрылись «работники» с «Наннали и Лелушем», - Всё поняли?! – кричал Джеймс, стараясь перекрыть визг сирены.

- Да, сэр! – вытирая стекающие сопли и отпуская обмякшее тело товарища, прокричал Вацлав, хватая с пола автомат одного из охранников и прячась за укрытие перевёрнутого металлического стола. По его взгляду легко можно было понять, что месть толстячка будет страшна, - Мы покажем этим козлам, кто тут "Крылатый гусар", так, Дункан? - шептали его пересохшие губы.

Они не слышали топота множества ног, что тонул в окружающей какофонии гула и визга, но могли отследить скорое прибытие сил службы безопасности станции по вытянутым теням, то и дело отбрасываемым светом мерцающих алых ламп.

+5

17

Свернутый текст

     Каждое наше действие — это маленькая победа или большое поражение. Ёмкая фраза не поможет завалить женщину в постель с первой же минуты знакомства, но может вызвать вечное отвращение в её глазах. Именно поэтому отвлекающий разворот Владимира был более предусмотрителен, чем слова незадачливого ловеласа из примера — отвлечение могло и не сработать, но вот проверка тылов стала куда более важной победой в этом столкновении. Убедившись, что сзади никого нет, Владимир выронил рацию и молниеносно извлёк пистолет из кобуры и отправил патрон в патронник. Клинт Иствуд точно обзавидовался бы навыкам русского ковбоя.
     Разворот в сторону КПП не занял более полусекунды, а превосходная память и ориентирование в пространстве позволили без задержки оформить три одиночных прямо в тушку одного из спохватившихся охранников. Не теряя времени, Макаров нырнул вниз и немного в сторону, чтобы избежать шальных пуль — как показывает практика, во время такого нападения даже подготовленный противник чаще всего не успевает отреагировать адекватно и начинает беспорядочно палить во все стороны.
     В помещении загрохотали выстрелы. В какой-то момент фуга шквального огня из пистолетов и многоголосый вой сирены прервались арией автоматной трели, кульминацией которой стали негармоничные хрипы с обеих сторон. Владимир поднялся с пола и осмотрелся. Все четверо охранников лежали на полу, один из них трепыхался в предсмертных конвульсиях, а из его шеи вылетали пульсирующие струйки алой крови. Но это столкновение прошло далеко не в пользу вторженцев — один из людей Нароя, Дункан, пребывал в агонии. Жизнь покидала мужчину прямо на глазах.
     Макаров предпочитал не смотреть на то, как умирают солдаты. Можно убивать людей десятками, но к смерти нельзя привыкнуть. Можно зажимать спусковой крючок и видеть, как погибают целые взводы, но разве от этого легче? Игра стоит свеч — вот и  всё, что тебя оправдывает, когда ты видишь, как умирает чей-то сын, муж, отец, брат.
     — А когда нам было легко, Маш? — слова Вуйцик только сейчас донесли свой смысл до Макарова через каприз смерти. — Цела?
     Не теряя времени, Макаров подошёл к массивному столу и, приложив небольшое усилие, перевернул его, сделав для них импровизированное укрытие, а после обыскал охранников. Выделив для себя один из автоматов, Владимир передёрнул затвор. Где-то в конце коридора замелькали многочисленные тени.
     Никто из них не просил этих проблем. Они сами пришли к ним. Большой чёрной толпой. Макаров навёл прицел и, выждав немного, выстрелил короткой очередью.

+6

18

- О чем ты? - Мария улыбнулась и, достав изо рта жвачку, вульгарно прилепила ее на стену. - Я столько раз уже должна была сдохнуть, что удивляться надо тому, где эта костлявая пропадает.
Она не думает о том, что происходит вокруг. Для нее все это уже давно стало прописной истиной: если тебя впускают в эпицентр - значит скоро захлопнутся входные двери, и ты окажешься как селедка в консервной банке. Такова жизнь. И даже фигуры бьющихся в агонии товарищей ее совершенно не трогают. Она видела слишком много дерьма, и слишком часто в него погружалась с головой. Все умирают. Когда-нибудь. И главное - не откинуться как подзаборная шавка. Тут хотя бы ребята погибли за свое дело, за веру в то, что они правы. Идеалистический и глупый мир всегда относился к таким наиболее жестоко. Она откидывает бейсболку в сторону, собирая распущенные волосы в конский хвостик и перетягивая их резиночкой, снимает куртку и также отправляет ее в полет, оголяя кобуры с ножом и запасными обоймами.
- Знаешь, Макаров, столько времени прошло, а ты ни капельки не изменился. - девушка делает шаг вперед и, сняв очки, бросает их Владимиру. - Держи подарок. Тебе они пойдут куда больше.
Девушка делает глубокий вздох и вытаскивает оба своих стечкина.
- Не грусти главное. - Вуйцик приложила ствол одного из пистолетов ко лбу и отдала импровизированную честь. - Если до тебя тут кто дойти успеет - значит Мариха познакомилась со своей костлявой подругой.
С этими словами девушка сорвалась с места и бросилась вперед по коридору. Благодаря пальбе Владимира чуть ранее, дорога была свободнее, чем сама гадюка предполагала. И дело даже было не столько в трупах, которые встречались по пути, сколько в умении этих парней прятаться в смежных проходах и углах. Вот с этим приходилось что-то делать. Но особой проблемы в этом не было: девушка пускала в ход все, что попадалось под руку. Или под ногу. В общем и целом: надавать по мордам сапогами, прострелить кому-то голову или воткнуть нож в самое сердце стало слишком уж обыденным во время пробежки. Но ей нравилось. С каждым новым движением, пролетающей мимо пулей она ощущала себя живее. Это непередаваемое ощущение в груди, трепет где-то глубоко под холодной коркой сознания. Оно возвращалась теперь. Заставляла желать большего и идти вперед. На очередной развилке девушке остановилась, осматривая валяющиеся вокруг трупы охранников все крепче сжимая в ладони рукоятку своего верного всекарающего "меча". Кровь тоненькой струйкой спадала на пол с лезвия. Вся эта картина больше напоминала явление потрошителя на улочки Лондона, чем помещения электростанции. А взгляд Гадюки, полный ненависти, задора и наслаждения быть действительно пугающим.
- Чудесно... - тихо произнесла девушка, облизывая окровавленные пальцы. - Ну же. Повеселите меня еще. Куда вы все попряталась, недотепы.
Ей уже было все равно кого она встретит. Окажись даже рядом сотоварищи - она вполне могла бы вонзить свой "коготь" и в их тушу. Наверное потому она всегда и любила действовать одна. Не хотела чтоб ее видели такой такой, с кем ей приходится работать. Зрелище совершенно не из приятных.
Со стороны послышались шаги. Девушка прижалась спиной к стене и огляделась. В нескольких метрах от себя она отчетливо слышала какой-то шум, он то приближался, то отдалялся, но классифицировать его не могла. Будь это охранник - наверняка что-то точно бы произошло, но все было спокойно. И это настораживало. Даже рации ее жертв молчали. Казалось, что их отсутствия и пропадания из эфира никто не замечал. Вуйцик замерла, готовая в любой момент кинуться в атаку.

+5

19

Наблюдать за работой наёмников было одно удовольствие – если ты прошёл войны и смерти, если привык к запаху пороха и привкусу крови во рту, то тебя уже не смутит полоумная баба, готовая едва ли не голыми руками разрывать солдат охраны на куски. От неё веяло безумием, которое нашло своё место в этом жестоком мире. Одному лишь Богу известно, почему пули не решались лететь сквозь Марию – быть может, боялись? А что же Владимир? Холодный, собранный, понятный для ума Джеймса – он был силовой опорой операции, её рефлексами. Вечный охотник, что скачет каждый миг от волка к человеку, от льва к медведю, от паука к первобытным ящерам сейчас нашёптывал ему тактику выживания.

Выпустив несколько коротких очередей, прикрывая одноглазого мясника, Джеймс с недовольством отметил, что старик-хакер не спешит выполнять свою работу и даже задумался: «А не стоит ли погнать того взашей?», если они, конечно, выберутся из этой заварушки. Но тот, словно прочитав его мысли, поспешил сообщить в динамик наушника об успехе взлома системы и дальнейшем продвижении «ряженых ребят» вглубь станции.

- Отлично. Поторопи пиротехников, - пуская очередную пулю по направлению к наступавшим, Джеймс даёт понять выжившим, что оставаться на месте более не имеет смысла. Но разве могут они пройти сквозь огромную живую массу, живущую сейчас желанием превратить их в швейцарский сыр? Оба отряда – и нападавших и оборонявшихся – оказались в ситуации, когда ни один из них не мог позволить себе высунуть и головы из укрытия.

Гулкий стук разносится по коридору, и террористы видят падение ручной гранаты близь стола: Вацлав, прятавший там свою героическую задницу, чертыхнулся по-польски, а после последовала ослепительная вспышка, и волна жара накрыла всю четвёрку…

…Где-то внутри массивных сводов реактора люди Джеймса разошлись на север и юг, принимаясь размещать массивных «Детей Императора» у систем охлаждения. Они действовали тихо, методично, не отвлекаясь на происходящий вокруг шум и гам. Здесь – за закрытыми дверьми – их никто уже не беспокоил. Казалось, что бравые парни разливают себе утренний кофе, а не готовятся устроить один из самых запоминающихся взрывов в истории «Вспышки»…

...Огромные яркие шары всех цветов радуги празднично поблескивали в ночном небе Британии – настоящее шоу, в котором все живые участники оставались бледными тенями на земле, а чудо творил дар Прометея.

- Это ведь так чертовски важно – жахнуть в небо тысячей фунтов, чтобы у всех глаза навыкат были, да? – толстяк-пиротехник, поглаживая свои усы, наблюдал за тем, чтобы заряды вдруг не детонировали на земле или же фитиль вдруг не погас, разрушая идеальное расписание представления.

- Тебе ведь платят втрое! Чем не доволен? – возмущался коротышка, закуривший папиросу и сидевший на ящиках с электроникой.

- Да ну его к чёрту – самодура этого. «Ангела мне в небе нарисуйте»! – передразнивал толстяк Джеймса, и оба «художника» зычно заржали…

…Сигнал был получен, и массивный бронированный автомобиль, полный оперативников с гранатомётами, пробил сетчатое заграждение и въехал на территорию сакурайдатовой станции. Дюжина парней, разодетых в бронежилеты и шлема с зеркальным забралом, принялись наводить невероятный шум на гудящей словно тысяча упитанных шмелей станции.

Тихо уничтожить этот объект не получилось. Тихо и не нужно.

+5

20

     Мария была в своём репертуаре. Несмотря на то, что девушка хорошо умела работать в команде, настоящий мастер-класс в уничтожении всего живого, Вуйцик демонстрировала действуя в одиночку. Её боевое чутьё позволяло расправляться с противником, а внимание даже при уменьшенном угле обзора из-за отсутствующего глаза ни капли не страдало.
     Свет мерцающих красным сигнальных ламп бьёт в глаза. Владимир надевает отданные Марией очки. Так гораздо лучше — во тьме огонь будет гореть ещё ярче. А ей самой они больше не нужны — маскировка здесь не требовалась. Работа кипела похлеще, чем в автомобильном цеху, а атмосфера была жарче, чем на кухне любого элитного ресторана Петербурга. Владимир поднялся из-за укрытия и пересёк холл, укрывшись за углом коридора, в конце которого во всю шла пальба, вперемешку с диким воплем сирен.
     Когда стрельба ненадолго утихла, Владимир насторожился и всмотрелся вглубь. Увидев Марию, терпеливо выжидающую новых жертв, он немного расслабился — всё было в порядке. У Вуйцик в очередной раз закончились враги. Но это было ненадолго — в какой-то момент из-за угла вывалилась компания крепких ребят в бронежилетах, шлемах и автоматами наперевес, а следом в его сторону полетела граната, приземлившаяся аккурат в центре холла, у стола, где прятался поляк. Владимир едва успел отреагировать и, перекатившись обратно, перелетел через стол, готовясь отпрыгнуть в сторону. Раздался громкий хлопок. Осколки полетели в стол, но конструкция выдержала. Опытные охранники быстро реагировали на ситуацию, а потому почти сразу, ворвались в помещение КПП и сразу начали стрельбу, но были встречены шквальным огнём со всех сторон. Макаров отталкивается и летит в сторону, зажимая спусковой крючок. Пули беспорядочно летят в нападающих и сваливают как минимум двоих. С остальными разбираются засевшая в засаде Мария и зажатые в этом треклятом холле коллеги по цеху.
     Владимир ругается, пытаясь совладать с не уходящим гулом в ушах, но даже сквозь него без труда различает начавшуюся снаружи стрельбу и череду взрывов.
     — Вот и кавалерия подъехала? — поинтересовался он у Нароя, подняв большой палец вверх, обращённый Марии. — Решили устроить им небольшую войну напоследок, Джеймс?

+5


Вы здесь » Code Geass » Turn VI. Turmoil » 03.12.17. Shadow of Texas