По любым вопросам обращаться

к Nunnaly vi Britannia

(vk, Uso#2531)

Code Geass

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Code Geass » Turn V. Strife » 17.11.17. Зеркало


17.11.17. Зеркало

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

1. Дата: 17.11.2017
2. Время старта: 19:00
3. Время окончания: 20:00
4. Погода: Холодно, садится солнце, начинает идти снег.
5. Персонажи: Tianzi, Liao Shi.
6. Место действия: Запретный Город (Пекин, Китай).
7. Игровая ситуация:
К молчаливому и одинокому ужину императрицы присоединяется неожиданная компания. Пару дней назад Тянцзы уже мельком представили девушку-двойника, а теперь, с позволения Дочери Неба, предстояло начать её обучение. Две одинаковые девушки, обе - в смятении, обе - охваченные страхом и смутными надеждами на будущее, садятся друг напротив друга, будто посредине  их разделило невидимое зеркало. Сможет ли хоть одна из них увидеть нечто большее, чем свое отражение?
8. Текущая очередность: Тянцзы, Ляо Ши.

Созданный мной эпизод не влечет за собой серьезных сюжетных последствий. Мной гарантируется соответствие шаблону названия эпизода и полное заполнение шапки эпизода на момент завершения эпизода

https://i.imgur.com/kl7IIKI.png

Отредактировано Tianzi (2016-07-21 18:19:47)

+6

2

Остатки солнца за окном неумолимо угасали. Тянцзы специально попросила не зажигать полный свет, оставить только маленькие настенные светильники в её небольшой столовой с высокими потолками. Ей хотелось оттянуть хоть на мгновение наступление темноты. С темнотой придет ночь, а за ночью - следующее утро. Нет, она не передумала. Она с тихой убежденностью в груди говорила себе это - точно не передумала и не жалеет. Но все же... Все же Тянцзы было страшно.

Этот её одинокий ужин напоминал затишье перед бурей. Все эти три дня в Запретном Городе, Хоу Шан не отходил от своей императрицы. Пытался давать советы, намекал о том, что стоит повременить, предлагал собрать совет генералов и очень шустро для приземистого дедушки отдавал всяческие распоряжения по поводу грядущего прямого эфира. Сейчас Тянь было немного стыдно за то, что она, поглощенная упрямством и яркой слепящей идеей, практически игнорировала генерала. Как минимум, теперь это казалось ей невежливым... Пожалуй, императрица была в том настроении, чтобы принести Шану свои извинения и выслушать. Но его не было рядом, как не было и Лю Лун. Девушка не подозревала, насколько она привыкла к живой и подвижной компаньонке, к её бодрому дружелюбию, к голосу, который всегда мог заглушить голос в голове... Наверное, сегодня все посчитали, что именно этот голос ей и нужен - раз уж Дочь Неба отказалась слушать чужие.

Наверное, они были правы. А за окном сгущалась темнота.

Несколько молчаливых китаянок поставили на длинный стoл следующее блюдо - небольшую супницу из расписного фарфора*. Ловкие руки заменили блюдо с почти нетронутой едой на маленькую миску, положили перед ней чистые палочки, салфетку и фарфоровую ложку с толстой ручкой. Тянцзы вдруг вспомнились обеды с британским юношей Джино - как он смеялся над маленькими китайскими порциями и частой переменой блюд, как они с Мирцеллой настойчиво кормили её европейской едой... Несмотря на то, что порции действительно были привычно маленькими - сегодня девушка практически не притронулась к еде, увлеченная думами. Вяло бросив взгляд на льющийся в мисочку фуцзяньский суп, она скользнула глазами по обеденной - и вдруг с удивлением поняла, что молчаливые официантки точно также накрывают и другой край стoла, прямо напротив неё. Тянь непонимающе перевела взгляд на двери - и увидела.

За спиной пожилой сдержанной женщины с высоким пучком седеющих волос угадывалась вечная императорская охрана. Её рука покоилась на худеньком плече, прямо на лямке из золотого бархата - знакомой, до боли знакомой, настолько, что у Тянцзы захватило дух.

Когда они только прибыли во дворец, Хоу Шан мельком представил ей будущего двойника, "необходимого для безопасности перемещений императрицы". Она едва разглядела девушку тогда - худую, в неприметном ханьфу, с короткими белыми волосами, тихо стоящую где-то в уголке. Тогда Тянь даже не узнала её имя - слишком сильно бурлили мысли от произошедшей встречи и спонтанного решения.
Теперь же - теперь она была совсем другой. Знакомое одеяние, знакомая сложная прическа, и - самое жуткое - знакомое лицо. Её собственное.

- Генерал Хоу просит дозволения Божественной Императрицы начать обучение его подпеченной сейчас, - бесцветным голосом произнесла женщина, как только разогнулась. - Девушка не помешает трапезе Дочери Неба. Она будет молчать.

Тянцзы с усилием оторвала взгляд от своей копии. Возражать ей было незачем.

- Мы не против, - тихо произнесла она, смущенно уткнув взгляд в тарелку.

*в Китае суп едят в конце приема пищи.

Отредактировано Tianzi (2016-07-07 23:59:00)

+7

3

Ляо Ши, маленькая, растерянная, испуганная, замерла в высоких дверях столовой Дочери Неба. Ей уже приходилось видеть императрицу три дня назад, мельком. Тогда вокруг было много людей, и ее взгляд едва ли скользнул по девушке, когда Хоу Шан представил ее. А сейчас им предстояло остаться практически наедине.
Ши сглотнула, борясь с желанием нервно закусить губу. Ей уже успели объяснить, что двойнику императрицы не положены подобные жесты. Одежды, непривычно богатые, тяжелые, расшитые золотом, сегодня почему-то особенно сильно стесняли движения. Тянцзы носила их с легкостью, на ее фоне Ши чувствовала себя еще более потерянно и неловко.
Девушка жила здесь вот уже более двух недель. Ее забрали люди генерала Хоу и отправили в Запретный Город во время беспорядков в столице. Позже - кратко объяснили, зачем все это, и какую пользу она способна принести государству. А далее для всех всё воспринималось так, будто шло своим чередом всегда. Для всех, но не для Ши. Не сказать, чтобы девушка была в восторге от своей будущей судьбы - о нет, она была шокирована, напугана, и больше всего хотела, чтобы ее оставили в покое, а все это происходило с кем-то другим. Но ее мнения никто не спрашивал.
По приезде над внешностью Ляо долго работали, стараясь придать максимальное сходство с Дочерью Неба. Во всем: прическа, оттенок кожи и черты лица, подправленные при помощи макияжа. Манеры поведения и привычки императрицы, взамен ее собственных. Ши должна была стать ею во всем. Ее одевали в богатые наряды и обучали, как подобает с достоинством носить их на себе. Как следует ходить, держать голову, как полагается смотреть на людей...
Несколько раз с Ляо разговаривал Хоу Шан и что-то степенно ей втолковывал. Она не отвечала - говорить ей было не о чем, да и не особенно-то положено.
Ши было неуютно. Уже не страшно, как поначалу, никто не относился к ней плохо. Но неуютно, холодно и одиноко. Она очень тосковала по родителям, и переживала за них. Сперва умоляла дать ей связаться с ними хоть как-нибудь, дать знать, что она жива и здорова. Потом перестала, поняв бесполезность этих просьб. Но мысли о них не оставила, втайне просчитывая варианты того, как можно было бы тайком с ними связаться.
Вся ее прежняя жизнь, близкие люди, и даже ее собственная личность остались в прошлом. Когда Ши смотрела в зеркало, она больше не видела себя. Она видела императрицу.

- Мы не против, - тихо произнесла Тянцзы, и сухая рука наставницы, до сих пор сжимавшая плечо Ши, настойчиво подтолкнула девушку к ее месту у стола. Она прошла это расстояние, стараясь держаться уверенно, не слишком успешно, впрочем, - скованность движений выдавала ее волнение, - и села напротив императрицы, напряженная, держащаяся неестественно прямо.
Садясь за стол, Ши украдкой взглянула в лицо Тянцзы. Они действительно были удивительно похожи..

+7

4

Девушка старалась идти прямо, медленно, царственно – и тяжелая многослойная одежда шуршала в нависшей тишине. Тянцзы украдкой смотрела на неё, пытаясь понять: так ли она ходит на самом деле? Двойник, чьего имени она даже не знала, двигалась будто марионетка на веревочках. Тянь все это казалось диким и карикатурным – однако где-то в глубине души ядовитым червячком жило понимание, что именно так и выглядит фарфоровый символ Китая в чужих глазах.

Императрица аккуратно, осторожно опускается на стул с круглой бархатной подушкой с красными кистями. Тянцзы со смешанными чувствами наблюдает за ней из-за полуопущенных белых ресниц. Другая поднимает взгляд, их глаза встречаются. Настоящая смущается, чувствует, как розовеет бледная желтизна кожи. Снова опускает голову, пушистая челка падает на глаза.
Настоящая смотрит в тарелку и мнет пальчиками ткань ханьфу, не смотрит на другую. Не знает, что другая тоже не смотрит – круглые испуганные глаза устремлены в одну точку, старается унять дрожь в маленьких руках…

«Интересно, что она будет делать? Просто смотреть на нас?»

Тянь постаралась абстрагироваться. Тихонько выдохнула, взяла в руки лакированные полосатые палочки. Ей не слишком хотелось есть – но следовало чем-то занять руки. В конце концов, не пристало императрице смущаться перед подданными, даже если эти подданные выглядят в точности как она сама. Девушка аккуратно подцепила палочками небольшой кусок яйца, медленно прожевала, потом повторила действия. Методичные, монотонные – они здорово успокаивали, подчиняли время неторопливому бытовому ритму. Через минуту Тянцзы почти забыла о том, что она не одна, и когда её взгляд случайно был брошен на другую сторону обеденного стола, она так и замерла, обомлев, не донеся крошечный кусочек мяса до рта.

Девушка не смотрела ей в глаза – она быстро и почтительно опустила взгляд чуть ниже. Но в остальном Тянцзы будто смотрела в зеркало: та же осанка, так же устроенный локоть, те же палочки, замершие в нескольких сантиметрах от лица…

Так вот зачем она здесь.

Отредактировано Tianzi (2016-07-11 22:47:18)

+6

5

Ши сидела, замерев, не решаясь поднять глаз на ту, что находилась сейчас за другим концом стола. Волнение переполняло ее, руки едва заметно дрожали. Девушке объяснили, что нужно делать, однако она боялась не справиться, боялась просто не удержать палочки в потерявших ловкость пальцах.
Тишина угнетала. Ляо решилась поднять взгляд - Тянцзы взяла в руки палочки, не глядя на своего двойника, предпочитая делать вид, что ее тут нет. Ши неуверенным движением повторила жест. Искоса взглянула на наставницу, неосознанно ища поддержки. Напрасно, конечно, эта женщина всегда была холодной и отстраненной... но она практически постоянно находилась рядом. Её звали Ба Джиэйинг, и она не отходила от Ши с первого дня. Суровое имя, суровое лицо и суровый нрав - такой была старая сухая наставница, которая не отходила от будущей тени императрицы словно её собственная тень. Ши знала это, знала, что от женщины не дождаться ни ласкового слова, ни ругани, она была похожа на машину для её обучения, пустую внутри. Но все равно каждый раз не верила, искала в ней хоть что-то человеческое.
Наставница едва заметно коротко кивнула. Ляо вновь повернулась к императрице - она ела, медленно и аккуратно, не обращая внимания на девушку, казалось, совсем забыв о ней. Это слегка успокоило, чем меньше внимания, тем легче будет справиться со своей задачей.
Ши принялась за еду - медленно и степенно, стараясь в точности повторять каждое движение той, что сидела напротив. Поначалу не слишком получалось - руки нервно подрагивали. Однако, постепенно она освоилась, действия успокаивали ее, тишина и отсутствие внимания к своей персоне придавали уверенности...до тех пор, пока императрица не замерла вдруг, случайно взглянув на нее.
Ши от неожиданности застыла в до нелепости похожей позе. Не донесенный до рта кусочек пищи упал на подол.
Девушка, досадуя на себя, сжала пальцы свободной руки - первое чуть заметное со стороны собственное движение за все время ужина, и глубоко вздохнула, стараясь успокоиться. Взяла новый кусочек из тарелки и вновь замерла в прежней позе, готовая и дальше продолжать выполнять свою работу, копируя каждый жест, несмотря на эту оплошность.

+5

6

"Она повторяет за мной!"

Тянцзы совсем смутилась. Отражение напротив отличалось от нее на немногую малость - девушка смотрела ей не в глаза, а чуть вниз. В остальном - даже кусочек чего-то, оброненный на плaтье, не помешал ей спокойно взять из тарелки новый и вновь замереть в той же позе. Она даже не убрала, не вытерла грязь с тонкого шелка юбки - Тянь поймала себя на пугающей мысли, что представляет себе абсолютно точно, какое пятно на нем расползлось.

Уткнулась назад в тарелку, попыталась снова забыть о девушке - но на этот раз не вышло. Взгляд то и дело взметала вверх - чтобы встретиться с красноватыми, как у нее, глазами на мгновение, чтобы увидеть копию своей руки, пальцев, наклона спины... Тянь впервые так остро пожалела, что болтушки Лю Лун с ней нет. Она, бывшая с ней полмесяца, не отходившая до назойливости - почему именно сейчас отправилась решать какие-то дела с генералом, оставив её вместе с молчаливой незнакомой старушкой и этой жуткой тенью? А генерал Хоу... Именно сейчас, когда назавтра у нее запланирована столь важная речь, он подсылает к ней двойника, которого сам где-то нашел. Неужели хочет сбить её с толку, хочет добиться своего и помешать выступлению, которое она, Тянцзы, захотела сама?!

Внутри Тянь нарастала такая детская, такая смешная и упертая обида. Она уже забыла, что только что тосковала от одиночества и потерянности, считала секунды, оттягивала наступление темноты.

...Спину - держать прямо. Выражение лица - серьезно, красиво, без гримас, лик Дочери Неба всегда должен быть прекрасен и соответствовать божественной природе. Жесты - плавны, размеренны, приборы держать с достоинством.
Тянцзы аккуратно отставила палочки, взяла в руку фарфоровую ложку. Зачерпнула суп, медленно проглотила, потом зачерпнула снова... и, поболтав жидкость в ложке, вылила обратно. Чуть резко, но аккуратно вернула её на место. Снова взяла палочки. Описала ими в воздухе небольшой круг. Поболтала в мисочке, создав водоворот, снова отложила на подставку.

Ей недоставало наглости, ей много чего недоставало, и пальцы подрагивали, когда она проделывала все эти жесты. Приковать ответный взгляд к той, что напротив, Тянцзы тоже стеснялась, лишь изредка поднимала ресницы и снова опускала их, сосредоточившись на своих действиях. Скромность не позволяла этой смешной упертости, ребяческому желанию что-то там доказать Хоу Шану, проявить себя в полной мере. Однако, безымянная тень, будто механическая, не отставала от нее, и Тянь постепенно входила в похожий, бездумно-машинальный азарт.

Палочки, рука, пальцы, подбородок, салфетка.
Прядь волос, локоть, снова палочки, плечо, миска, снова пальцы - указательный, большой и средний.
Ложка, запястье, ложка, рукав...
...неосторожное движение, грязно-бурое пятно на голубой глади скатерти, миска опрокинута.

Тянцзы как будто снова семь лет, и нянечки хлопочут вокруг нее, волнуются. Теперь нянечек больше нет, а миска напротив стоит на месте, а девушка так же, как она, сжалась от неожиданности - и Тянь внезапно увидела, впервые за вечер, что это её собственный испуг. Не скопированное движение.

- Уберите это и подайте чай, - сказала императрица, стараясь быть достойной и спокойной. Потому, что так было положено, а еще потому, что девушка напротив дрожала - а она нет.
Когда несколько пар ловких рук сменили скатерть, салфетки, убрали всю посуду для трапезы и подготовили одинаковые чашки и глиняные чайнички, Тянцзы, расправив плечи, наконец собралась с духом. Посмотрела на ту, что напротив, и не отвела взгляда.

- Как тебя зовут? Ты нас боишься?

"Мы тебя - да".

Отредактировано Tianzi (2016-07-21 00:00:07)

+6

7

Ляо, напряженно следя за действиями императрицы, действительно старалась повторять точь в точь, невзирая на всю их странность, однако в голове крутилась все это время лишь одна мысль, заглушившая на время и смущение, и неловкость от допущенной оплошности, и оставившая из всех бушевавших до сих пор в ее душе эмоций лишь недоумение:
"Что же она делает?.."

Впрочем, это не ее дело. Ей было дано задание - повторять, перенимать манеры, учиться на живом примере перед собой, а все остальное, любые странности в поведении ее не касаются.

Тянцзы двигалась, не останавливаясь, и Ши двигалась следом, сначала еще напряженно, робко, затем, освоившись, смелее и увереннее.

"Со стороны жутковато выглядит, должно быть", - мелькнула непрошеная мысль, и Ши усилием воли подавила нервную усмешку - на лице двойника ей было не место. Она должна быть царственна и спокойна, как и та, что сидит напротив.

Зрелище и правда было весьма необычно, однако девушка вскоре забыла об этом, забыла и о молчаливых свидетелях этой сцены, так смущавших ее в начале. Механическое повторение успокаивало и отвлекало от лишних мыслей, заставляло отрешиться от всего. Движения были ритмичны, действия – практически синхронны, и если бы на фоне играла музыка, все это наверняка напоминало бы танец.

Длилось подобное состояние недолго. Очередным движением Тянцзы задела и опрокинула миску, стоявшую перед ней – случайно или нарочно, кто знает. Резкое движение вывело Ши из этого подобия транса, заставило сжаться от неожиданности. Испуганная и потерянная, словно в начале ужина, она замерла, растеряв всю свою только-только появившуюся уверенность, так и не решившись повторить еще и этот жест.

Так и сидела, не решаясь поднять глаз, пока слуги меняли скатерть и приборы, и лишь когда услышала, что обращаются к ней, вновь смогла взглянуть на Тянцзы.
- Меня зовут Ляо Ши, моя императрица, - тихонько произнесла она, вновь уставившись в стол. Звук голоса показался странным и неуместным, ведь ей положено было молчать, и Ляо смутилась еще сильнее.
"Мне не по себе.", - подумала она, но вслух произнесла:
- Чем могу служить?

+4

8

Тянцзы тихонько выдохнула. Иллюзия слегка рассеялась – приглушенный голос двойника оказался не слишком похожим на её собственный. Тихий, спокойный, испуганный, ниже тембром… Напряжение снизилось, но никуда не ушло: едва Ляо Ши замолчала, ощущение зеркала снова повисло в воздухе хрустальным звоном. Женщины с пустыми лицами подали чай и замерли у входа, будто и не сдвигались с места. Старая наставница подставной императрицы скрестила руки на груди в каменной, абсолютно неподвижной позе.

Тянь хотелось просто закончить трапезу и возвратиться в свои помпезные дворцовые комнаты: к ней наверняка вскоре впорхнет Лю Лун, будет хлопотать над ней еще больше, чем обычно, умывать кожу соком лотоса, гладить ногти ворсистой мягкой тканью... Возможно, Хоу Шан наказал ей что-то, надеясь, что компаньонку капризная императрица послушает, в отличие от него. Может быть, Лю Лун даже даст совет и поддержку… Тянцзы уже не знала, хочет она этого или нет. Мысли, которыми еще недавно всецело владело завтрашнее событие, никак не могли возвратиться в прежнее русло. Неумолимо соскальзывали на ту, что сидела напротив. В чьей дымящейся чашке отражались её собственные светлые локоны.

- Ты всегда выглядела как мы, Ляо Ши? Ты решила поступить на службу к нашему двору ради этой должности?
Тянцзы старалась разговаривать учтиво и достойно, не подозревая, какие глупые вещи говорит. Она степенно взяла в руки чашку. Ляо, кажется, смешалась совершенно. Она пыталась что-то почтительно бормотать, явно зная законы высокого этикета лишь мельком и недавно, и одновременно продолжать свой зеркальный театр. Руки у неё по-прежнему дрожали.

«Так дело точно не пойдет. Мы почти ничего не понимаем».

Девушка развернулась к практически идеально ровной линии женщин у стены. Пару мгновений просто буравила их взглядом, будто надеясь, что они сами догадаются – ей было слегка жутко произносить то, что собиралась. Потом все же молвила, стараясь выглядеть максимально спокойной и уверенной в себе и в своем приказе:
- Оставьте нас, пожалуйста. Все.

Женщины слегка замешкались – наверняка над каждой из них висело по нескольку распоряжений генерала Хоу. Но ослушаться императрицы не смели. Покинули небольшую полутемную обедню все, даже пожилая и строгая наставница.

«Мы должны быть сильными, верно? Мы – Дочь Неба, она – простая девочка… Она – наш народ. Мы должны быть сильными для своего народа. Также, как завтра».
- Поставь чашку, - мягко велела Тянь. – Прекрати следовать своему долгу. Мы не обидим тебя – отвечай так, как умеешь.

«Если мы сможем быть сильной для неё одной, то сможем и…»

+5

9

Ляо и без того была растеряна так, что, казалось, сильнее уже некуда. Но следующий вопрос заставил стушеваться окончательно.

"Решила поступить на службу ради этой должности?.." - повторила она про себя такие странные и нелепые слова. И что же отвечать на это? Ни сказать правду - что ее увезли помимо воли, ни, тем более, солгать или промолчать в ответ императрице казалось невозможным.

- Моя императрица, я...я... - голос дрожал, как и руки, которыми девушка взяла свою чашку - полуосознанным движением, то ли краем сознания помня, что ей следует играть роль, то ли протягивая время, за которое необходимо  было придумать ответ. Поверхность чая покрылась рябью, не расплескать его стоило трудов.
Ляо было не по себе от всего этого. Необходимость играть роль отражения Дочери Неба сама по себе заставляла чувствовать себя неловко, а уж когда с нею заговорили...

Молчанию не следовало затягиваться, и девушка тихо, обрывочно лепетала что-то, сама не понимая толком, что говорит, пока в голове билась только одна мысль
"Как мне следует ответить?"

Неизвестно, сколько бы продолжалось это, но Тянцзы, видимо, поняв, что так ответа не дождется, приказала всем покинуть их. Столовая опустела, женщины вышли тихо и бесшумно, словно тени. Тянцзы же вновь обратилась к той, что сидела напротив, и тон ее был ласковым и успокаивающим.
- Поставь чашку, - произнесла она, и Ляо послушно опустила ее на стол.
- Отвечай как умеешь, - продолжала мягко говорить Тянцзы, - Мы тебя не обидим.
Странно, но ее тон,  и слова и, наверное, отсутствие наставницы, в присутствии которой было вдвойне страшно случайно повести себя не так, как положено, действительно успокаивали.
Ши помолчала еще немного, прежде чем ответить, наконец, на заданный вопрос:
- Я не поступала к вам на службу, божественная.

+5

10

Совместно с Liao Shi

Тянцзы едва успела с облегчением вздохнуть от того, как нормально (пусть и еле слышно) звучал голос живого зеркала, почувствовать себя увереннее, как дошедший с опозданием смысл слов вновь обескуражил её. Не поступала на службу? Она не понимает вопроса? Быть может, её родной диалект - тайваньский, и ей сложно говорить так, как принято в Запретном городе?
- Мы хотим, чтобы ты... пояснила, - повторила Тянь на тайваньском диалекте. Молчаливая собеседница хлопнула ресницами, то ли недопонимая вопроса, то ли теряясь с ответом. Тянцзы хотела было заговорить с ней на хинди, но вовремя поняла - девушка-двойник совсем не похожа на представителей самого юга её страны, которых императрице доводилось видеть. Она была похожа на неё саму - а, значит, вряд ли стоило искать её родину далеко.
- Мы хотим знать, как ты попала во дворец, - Тянцзы вновь выразилась на родном диалекте, но совсем лёгкими, простейшими конструкциями, подозревая в девушке простолюдинку.
- Меня привезли люди генерала Хоу, моя императрица - с заминкой ответили ей. И замолкли.

Тянцзы было действительно тяжело. Она вдруг подумала, что почти впервые в жизни задаёт вопросы в то время, как собеседник с таким трудом ей отвечает. Дочь Неба не то чтобы много общалась в своей недолгой жизни, это бесспорно. А в тех беседах, что ей довелось вести, она, Божественная, по иронии никогда не была ведущей. Даже если ситуация требовала от императрицы Китая вопросов, эти вопросы всегда задавали за неё.
Но здесь больше никого не было, а без этих самых вопросов молчание не прервалось бы никогда.
Коленки вдруг сжались, когда девушка подумала о том, каким звенящим молчание будет вокруг неё завтра.

- Мы хотим знать, как тебя зовут. У тебя должно быть имя, - проговорила она с трудом.
- Меня зовут Ляо Ши... - почти прошептала собеседница своё лёгкое и свистящее, как взмах крыльев колибри, имя. Тянцзы хотела было спросить, запрещено ли ей рассказывать о себе, как вдруг поняла, что это уточнения не требует.
- Если тебе не позволено рассказывать нам о себе - мы снимаем запрет, - Тянь было легче говорить такое, когда никого рядом нет, потому как ей всё ещё было чуть жутко от приказов, которые она придумывала сама. - Мы хотим узнать, откуда и как ты попала сюда. Мы хотим понять.
Для Тянцзы сейчас это и вправду было важно.
Она не была уверена, что Ляо Ши прислушается к её словам. Но девушка заговорила. Пусть медленно, пусть сбивчиво, так, что иногда приходилось переспрашивать или терпеливо пережидать паузы. Со всеми запинками, рассказ Ши о своей жизни занял около двадцати минут, после чего молчание воцарилось вновь. Императрица, сохраняя достоинство и прямую спину, степенно отхлебнула чай, скрывая замешательство. Двойник дёрнулась было повторять за ней, но потом, вспомнив о новых отданных ей распоряжениях, застыла.

Тянцзы не могла и не должна была сердиться на Хоу Шана. Она скорее чувствовала себя обескураженным и чуточку упрямым ребёнком. Она понимала, зачем и почему всё это было сделано с юной девушкой, и отдавала себе отчёт в том, что генерал Хоу мог поступить куда более жестоко как по отношению к ней, так и к её семье. Но не поступил. И всё же, просто принять произошедшего Тянь не могла. Преодолевая ступор и скрываясь за глиняной чашкой, она пыталась переварить этот коктейль из недоумения, чувства вины и детской обиды внутри себя.
"Что нам ответить ей?"
Извиняться Дочь Неба не могла в принципе. Просить прощения за поведение своих подданных могла - но в данном случае это дискредитировало бы всю правящую верхушку и политику её сторонников в целом. А этого допустить было никак нельзя, даже перед простой девчонкой. Принять её рассказ как данность? Этого не могла себе позволить уже мягкая доброта Цзян Лихуа, не угаснувшая за выбеленным аристократическим лицом.
"Как же это сложно... Как же это сложно, генерал Хоу".

Искренность всегда была её лучшим оружием и единственной, пожалуй, козырной картой.
Когда-нибудь это поможет маленькой Тянцзы стать великим правителем, или, быть может, приведёт к унизительному краху, но сегодня она пыталась всего лишь повести себя правильно с девушкой, что была так похожа на неё, и чья судьба от её столь сильно отличалась.
- Ты не должна бояться нас, - проговорила императрица, стараясь одновременно успокоить Ляо и не выказывать в голосе сомнений в действиях своих сторонников. - Нас - это всех здесь, в Запретном городе. Мы обещаем, что позаботимся о тебе. Мы обещаем, что они не обидят тебя. Мы обещаем, что здесь тебя защитят, - а это место и вправду было защищённым выше всякой меры.
"Пусть клетка, но надёжная, верно, генерал Хоу, наш друг?.."
- Мы обещаем, что однажды ты сможешь увидеться со своей семьей... - Тянцзы чуть осеклась, но продолжила, единственный раз за вечер выбившись из колеи,- мы постараемся.

На миг ей показалось, что Ляо Ши заплачет, так задрожали её губы. Но двойник сдержала лицо. Встала со стула - гораздо более неуклюже, чем требовалось по этикету. Поклонилась, низко, почтительно, в пол - так, как императрица Китая не имела права склоняться никогда. Лепетала что-то, кажется, благодарности - и это совсем непохоже было на небесный голос.
Иллюзия разрушилась, зеркало разбилось. Напротив Тянцзы стояла совершенно другая девушка, которую ей только предстояло узнать.
Девушка выпрямилась и улыбнулась. Улыбка едва тронула кончики её тонких бледных губ, но это была совершенно особенная улыбка - ведь императрица Китая не улыбалась сегодня в этой комнате.

Это принадлежало только Ляо Ши.

Тянцзы пропускала мимо ушей так много слов Хоу Шана в эти дни, но одни из них внезапно всплыли в её памяти в этот вечер - "доверие одного человека это птица, ведущая за собой доверие миллионов".

В этот день императрица ушла к себе рано, не дожидаясь компаньонки и не проявляя интереса к обычным вечерним занятиям.
Служанки перешёптывались за дверьми из рисовой бумаги - они гадали о том, какую Тянцзы на завтра готовит речь.

Эпизод завершён

Отредактировано Tianzi (2017-02-07 00:12:55)

+3


Вы здесь » Code Geass » Turn V. Strife » 17.11.17. Зеркало