Прием

в игру

закрыт


Code Geass

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Code Geass » События игры » Turn V. Strife » 24.11.17. Новая чудесная «я»!


24.11.17. Новая чудесная «я»!

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

1. Дата: 24 ноября 2017 года.
2. Время старта: 11:00
3. Время окончания: 14:00
4. Погода: на улице светит солнышко, но достаточно свежо: +11.
5. Персонажи: Элис.
6. Место действия: пригород Нео-Токио, 11 сектор.
7. Игровая ситуация: После пережитого кошмара Элис находит себя в больничной палате...
8. Текущая очередность: ГМ, Элис Блэкберри.

Созданный мной эпизод не влечет за собой серьезных сюжетных последствий. Мной гарантируется соответствие шаблону названия эпизода и полное заполнение шапки эпизода на момент завершения эпизода

+2

2

Безумие отчаянья окружило её той ночью, но развеялось под утро, стоило отключившейся от усталости и химикатов Элис закрыть свои глаза…

Белая ткань – чистая, ровная, окружающая её по периметру казалась невероятной переменой на фоне грязи бетонных стен, а запах лекарств вперемешку с сырым осенним воздухом заметно разнился с затхлым амбре подземелья. Её тело было облачено в больничные рубаху и штаны, а рядом с кроватью стояла тумба на которой лежали личные вещи, включающие в себя и вечерний наряд Элис. Вокруг были слышны множественные разговоры: голоса взрослые и детские, женские и мужские. Все на удивление спокойные, как та самая белая ткань, что висела перед глазами пациентки Блэкберри.

- …и не стоит давать ей фенибут, Тереза – она после него неделю будет ходить словно зомби, - послышался голос молоденькой медсестры, что резким движением руки отодвинула белую занавесь и впустила солнце в микро-мирок едва открывшей глаза Элис, - Ну что, мышонок, проснулась? – на редкость дружелюбно защебетала она, поправляя подушку девочки и вынимая градусник из нагрудного кармана.

http://se.uploads.ru/b0tr8.jpg

- Доктор Тан сказал, что ты идёшь на поправку… Эй, ты чего хмуришь мордашку? Приснился дурной сон? – взбивая градусник, молвила она обеспокоенно, - Ты не давай глупостям наполнить свою голову, малышка! Они же придут, попугают и спрячутся, стоит солнцу взойти над горизонтом, - её лицо было по-матерински нежным, а мимика – живой. Элис будто шагнула в другой мир – привычный её памяти, добрый к ней, не требующий от неё быть послушной куклой, дающей ей возможности, питающий её надежды…

- Кстати, Коджиро вновь интересовался тобой, - заговорщицки прошептала работница, подмигивая малютке и лучась добродушием.

+4

3

Тёплая кровать. Тело прикрыто одеждой. Воздух больше не пахнет тем омерзительным запахом подземелья, в котором пришлось перенести бедной девушке страшные мучения. Сначала Элис подумала, что она у себя дома, и что ей просто приснился кошмар, но запах лекарств отбил у неё это предположение.
Британка с усилием открыла залипшие глаза, и протерла их рукой.
«Где я? Опять в больнице?! Хорошо, что не на операционном столе… Что я тут делаю? Где калеки? Моя одежда… Что со мной произошло, пока я была без сознания? Который сейчас день?» – первые мысли, мелькнувшие в её беловолосой голове. Тут же вспомнив свой вчерашний кошмар, девушка быстро осмотрела свою руку, где должен был оставаться небольшой след от укола, заодно заглянула за ворот рубашки, пытаясь найти хоть какие-то следы от ран после опытов. К её удивлению, на теле не было никаких повреждений или шрамов, словно его и не трогали вовсе. Да и по своему состоянию она чувствовала себя такой, какой была до похищения. Вот только британка ещё не оправилась после сна.
За белым занавесом отчётливо слышались голоса, но они не принадлежали ни сумасшедшим докторам, ни их подопытным. Как только раздвинулась занавеска, Элис вздрогнула от испуга, ожидая увидеть очередного страшного хирурга. Но все её опасения были напрасны: перед ней предстала довольно милая и добрая медсестра, которая тут же принялась ухаживать за девочкой.
«Мышонок?» – Элис тут же передёрнуло на этом слове, которое вызвало в её голове нехорошие ассоциации, - «Опять сдадите на опыты?!! Ну, уж нет, я вам больше не верю! Больше я не наступлю на одни и те же грабли!»
Элис нахмурилась, недоверчиво посмотрев на медсестру. Она теперь на собственном опыте поняла, что внешность обманчива, каким бы искренним ни казался человек. На вид, медсестра выглядела не опасно, но у Блекберри было много вопросов.
– Простите, пожалуйста: а кто такой Коджиро? И что со мной произошло, пока я… Была без сознания?
В любом случае, она должна была сохранять тактичность и осторожность. Теперь Элис поняла, что пока не убедишься, что опасности никакой нет, нужно прислушиваться к своей интуиции, и узнать необходимую информацию. Ведь если она прямо спросит: «Что вы со мной сделали? Что это за опыты вы надо мной ставили?! Куда вы дели моё старое сердце?!! Где другие британцы?!!», то все решат, что девочка сошла с ума.

0

4

Работница медицинского заведения нахмурила лоб: поведение пациентки пугало её, и потому для пущей надобности она протянула свою прохладную ладошку ко лбу Элис.

- Что-то ты меня пугаешь, хорошая. Я скажу доктору, чтобы убрал из твоего рациона «релиатин-В», - и с этими словами сестрица сделала пометку в своём блокноте, а после, вынув лист бумаги из файла, прикреплённого к кровати пациентки, продублировала её и там.

- Ты не помнишь мальчика из седьмого отделения? Вы ведь ещё вчера с ним играли вместе, да так задорно…, - приложив палец к губам, сестра оглянулась по сторонам, проверяя, не нужна ли её помощь, и тут же вскочила с краешка кровати, - Прости, но мне нужно продолжать обход. Мы поговорим как-нибудь потом! – уже удаляясь, вымолвила миловидная красотка, оставляя Элис наедине с собой.

Не было клетей, решёток, надзирателей – она была вольна ходить и рассматривать окружающий мир, быть может, даже вылезти в окно и спуститься во двор, если на то хватит фантазии и решительности. Вокруг сновала ребятня, что, казалось бы, вовсе и не больна – не место ей тут. Изредка можно было заметить персонал клиники – обычных людей, погружённых в свою работу, а оттого местами рассеянных: один из врачей, зачитавшись научной книгой, врезался в торец двери, после чего намеревался выругаться, но заметив вокруг детвору, сдержал благой мат. Мир и покой больничного быта.

Внезапно взгляд юной Блэкберри зацепился за отражение, что отбрасывало проносимое универсальным работником (да-да, именно тем самым дядей, что делал всё и всюду – от замены лампочки до прочистки слива) зеркало. В нём Элис увидела исхудавшую беловолосую девушку лет двадцати, что смотрела на неё не мигая с того самого места, где сейчас находилась сама юный детектив – будущая звезда телесериала. И взгляд тех серых глаз был растерянным, даже напуганным. На лбу несчастной отчётливо виднелся шов, а волосы на висках и сзади были сбриты, словно бы только недавно малютка перенесла лоботомию. Элис невольно подняла руку в сторону зеркальной глади, и незнакомка повторила её жест…

+2

5

«Я не понимаю, о чём она говорит. Она что-то путает», – подумала Элис. Как только медсестра ушла, девушка воспользовалась её отсутствием, чтобы осмотреть больничную палату.
«Интересно, а мои родители в курсе, что я здесь? Папа опять будет меня ругать, за то, что я его не послушалась. Ну и ладно! Дождусь, пока меня отсюда заберут и всё будет как раньше. Только почему медсестра так отреагировала на мой вопрос? Не знаю я никакого Коджиро. Да и зачем мне общаться с одиннадцатым, если я давно убедилась, что они с британцами не ладят».
Казалось, ничего такого необычного не было, если бы только на глаза не попалось бы зеркало. Взглянув на свое отражение, Элис вскрикнула от ужаса: вместо 16-ти летней девочки среднего роста, на неё смотрела совершенно посторонняя женщина. Если не считать цвета волос, всё в ней было чужое.
– Кто это? Что за шуточки?? – девушка потрогала отражение в зеркале и ужаснулась ещё больше, - отражение повторило тоже самое движение.
«Где мои фиолетовые глаза?! Почему у меня шрам на лбу, словно… Меня переселили в другое тело. Пересадка мозга?» – чем больше догадок всплывало в её голове, тем страшнее ей становилось. Элис побледнела, ноги подкосились и, не удержав равновесия, она рухнула на пол со слезами на глазах. Тут же подбежали медицинские работники и поспешили уложить её обратно на кровать. Девушка не обращала на всё это внимания, потому что была занята своими мыслями. Из глаз обильно текли слёзы.
«Значит, это был не сон?» – рассуждала Элис, - «Что они сделали со мной?!! Выходит, я больше не Элис Блекберри? Что они сделали с моим настоящим телом?! Продали на органы? Сожгли? Пересадили мозг хозяйки этого тела? Или сказали моей родне, что я умерла, и они сейчас меня хоронят? Кто же я теперь?! Кто?!!»
Только одному Богу было известно, какое страшное наказание понесла девочка за свою глупую наивность. Теперь у неё нет ни прошлого, ни имени, ни семьи, ни друзей, - никто не знает, что с ней произошло, и раз у её души теперь чужое тело, чьё имя, биография и личная жизнь ей не известна, - значит, с этого момента Элис Блекберри «умерла», а сама её одинокая душа сделалась сиротой, окружённой посторонними людьми.
«Я чудовище! Всего лишь голый мозг в этом чужом теле!! Что же со мной будет? Господи, прости меня, за все мои грехи! Это я виновата во всём. Что мне теперь делать? Что???»
Бедняжке оставалось только спрятать лицо в подушку и бесшумно плакать. Оплакивать всё, что она потеряла. Больше она не Элис. Только это ей было известно.

+2

6

Господь был безучастен. Безучастны были и окружающие – для них подобная истерика со стороны пациентки была в порядке вещей, а потому страдалице лишь вкололи крохотный укольчик, приносящий с собой туман в сознание и лёгкое онемение в левой щеке.

Её не устраивал этот светлый и заботливый мир, где нужно было быть чуточку терпимее, чуточку взрослее, чем Элис была на самом деле, и потому сознание, не долго думая, всколыхнуло его, взболтало, подобно банке с водой и песком, перекраивая действительность прямо на глазах прооперированной. Скрипели стены, кряхтел фундамент, визжало стекло… Мешалось-мешалось, а потом, находя себе новое местечко, застывало, кривясь под натугой неудобства.

Она не знала за что это произошло с ней, она не ведала ответа на вопрос, по какой причине судьба толкнула её в тот Лэнд Ровер, привела к падению в бездну, упрямо тащила за волосы прямиком в цепкие лапы циничных хирургов… И ответы никто не поднесёт на блюде – их придётся искать, жертвуя свои силы, кровь и слёзы, превозмогая проблемы, борясь с предателем-сознанием.

Серая, ветхая, скрипящая колыбель стала ей пристанищем. Она пыхтела пылью посреди огромного пространства обветшалой клиники – пустой и потерянной, тёмной и сухой. Забитые окна и вырванные с петлями двери неприветливо смотрели на Элис провалами тьмы, а пустые коридоры завывали ветром. Одна, совершенно одна, она была прикована к койке, но отнюдь не ремнями или звенящей цепью – её собственные ноги отказывались сделать хоть шаг, лежа мёртвым тощим грузом на выцветших простынях.

Шли минуты или то были часы? А может сама вечность прошла сейчас, величаво подняв голову и не замечая страданий бедняжки? Всё оставалось по-прежнему.

+2

7

«Где я?! Куда я опять попала? Я всё равно… Пленница в этой оболочке?» – снова подумала девушка, сев на кровати. Ноги совершенно не слушались её, - словно мышц там не было, но кровообращение и чувствительность были. Беловолосая огляделась вокруг и посмотрела на свои ладони. Точнее, на ладони её нынешнего тела.
– Почему это произошло именно со мной? – бедняжка никак не могла перестать плакать. Всё менялось вокруг в неё, как в страшном сне и она не понимала, где сейчас находится, - во сне или в реальности?
– Я хочу вернуть всё назад! Чем я заслужила всё это?! – девушка схватилась за голову, продолжая всхлипывать. Одинокая душа страдала, понимая, что ей никогда не выбраться из этих пут.
Когда страдалица немного успокоилась и взяла себя в руки, она, вытерев слёзы, спросила саму себя:
– Как теперь меня зовут, и кто я?
Тишина.
«Чтобы сказала бы Алекс, если бы увидела меня сейчас? Уверена, она была бы в шоке, и поверить не могла бы в такое. Энтони счел бы это научным экспериментом по пересадке мозга и предположил бы, что хозяйка этого тела страдала раком мозга, менингитом или болезнью Крейтцфельда-Якоба… И ей пересадили мозг в попытке её спасти. А что сказал бы Зел, если бы увидел, в кого превратилась «Болонка»?
Углубившись в размышления, беловолосая окончательно успокоилась и принялась рационально рассуждать:
"У меня собственным остался только мозг. А значит, что мои знания и умения никуда не исчезли. Тело только ослаблено. Но это поправимо. Грудь тяжеловата… Стоп, я это только заметила?!! – «Болонка» пощупала себя и покраснела, - «Блин. Как неудобно. Сложнее теперь под одеждой прятать. Бинтами стянуть или скотчем? А то извращенцы на меня будут пялиться…»
Экс-Элис тут же тряхнула головой, отгоняя плохие мысли.
«Так, как я разглядела в зеркале свою внешность, я могу успокоить себя тем, что я не одиннадцатая. И не азиатка вообще. Это, должно быть, тело какой-то британки. Уже хорошо. Но для достоверности, мне нужны её документы, чтобы узнать о ней всё. Где она живёт? Есть ли у неё личный дневник, в котором она описывает моменты из своей жизни? Родня, друзья? Я должна узнать, что за человеком была эта хозяйка. И мне придётся выдавать себя за неё, врать всем… Да, с этого момента я начну лгать. Прежде всего, себе. Лживое тело, лживое имя, лживая история, лживая жизнь, лживые люди… Даже весь мир – лживый! Одному только Богу ведома правда. И он сейчас знает, в каком я положении. Но моя ложь никому ведь вреда не причинит, верно? Если я скажу правду, мне никто не поверит. Поэтому, это вынужденная мера. Пришло время начать всё с чистого листа. Но прежде, чем я вступлю в новую жизнь, я должна попрощаться с прошлым. Навсегда».
Девушка подняла взгляд на одно из забитых окон, смотря куда-то сквозь него вдаль и представив перед собой своих близких, тихо, почти шёпотом, произнела:
– Отец, мама, Алан, Дориана… Прощайте. Я любила, и до сих пор буду любить вас. Больше я не та Элис, которую вы знали с рождения. Вы подарили мне счастливое детство, любовь, заботу, доброту. И это моя вина, что я вас так предательски рано покинула. Но я вас никогда не забуду. С этого момента, я буду сама строить свою жизнь, и заботится о себе сама…
С её глаз упало несколько слезинок, но она продолжала говорить:
– Прощай, Алекс. Моя единственная верная подруга. Мне было весело с тобой. Твое занудство часто забавляло меня и сейчас мне так его не хватает. У тебя вся жизнь впереди и ты станешь блестящим учёным. Прощай, Энтони. Для других ты казался зубрилой, но для меня ты был самым симпатичным парнем в школе. Перед тобой открывается светлое будущее. И я надеюсь, что ты никогда не переживешь того же ужаса, что и я.
Слёзы начали подсыхать на её глазах.
– Прощай, Зел. Ты всегда защищал меня, как и подобает настоящему мужчине, хоть ты и любил меня поучивать и наказывать. Совсем как мой отец. Если наши пути снова пересекутся, - то мы уже будем незнакомыми людьми. Словно той встречи в торговом центре никогда и не было.
Затем, промолчав немного, девушка произнесла:
– Зеро! Ты тоже всем лжешь. У тебя фальшивое имя, фальшивое лицо, облик, история, жизнь. В отличие от меня, ты можешь менять свою внешность по желанию, а я – нет. Но это не главное. У тебя много обличий. Но душа – только одна. Ты бы не сломался, если бы с тобой поступили бы так, как это сделали со мной. Ты всегда вдохновлял меня, вдохновляешь и сейчас, потому что ты не зацикливаешься на прошлом. Ты смотришь только вперёд. И я стараюсь смотреть только вперед и быть готовой терпеть всё, что выпадет мне. Только закаленные в страданиях люди становятся героями. И поэтому, я последую твоему примеру. Пришло время попрощаться с прошлым и смотреть только вперёд! Я уже пережила смерть. Теперь я не побоюсь, если меня убьют снова. И ты, и те, кого я любила, навсегда будут жить в моём сердце. Всё! Кончаю! Пора мне вступить на новый путь. Прощайте все.
После этого, девушка попыталась встать с кровати. Не получилось. Ноги отказывались слушаться. Первый шаг всегда даётся с большим трудом, но пока не переборешь саму себя, не отбросишь прочь все страхи и сомнения, - ты с места никогда не сдвинешься. А если не хочешь жить как растения и сидеть в клетке, - придётся идти. На время отключив все чувства и эмоции. Просто выполнить свою функцию. Только так можно стать новым человеком.
При помощи рук девушке удается переползти на край кровати и попытаться поставить неподвижные ноги на пол. Но все её попытки заканчиваются падением с кровати и сильным ударом головы об что-то твёрдое. И снова, темнота…

Отредактировано Элис (2016-06-24 16:52:07)

+2

8

Липкая струйка крови растекалась от белёсой макушки прямо на пол, окрашивая в розовый и алый растрепанные пряди. Мир тьмы никуда не ушёл, но стал чуточку живей, проявляя себя недовольным цоканьем языка прямиком над ухом страдалицы:

- Не бережёшь единственное, что у тебя осталось – мозги, - полу-проговорил, полу-промурчал высокий чёрный кот, стоящий на задних лапах, что без особого труда поднял за подмышки обмякшее тело и поставил его на ноги.

- Нет, чтобы на локотках к выходу ползти, как это положено таким вот бесхребетным как ты, так нет – мы как птицы летать хотим… м-м-м-м, птицы! – довольно щурась и облизывая свои длиннющие усы, продолжал своё кот, чьи зубы блеснули белыми кинжалами во тьме помещения.

- Я не то, чтобы считал, будто пытаться не стоит, но нужно ведь ко всему подходить рационально! К примеру, твоя попытка стать кинозвездой: ну вот почему ты не подождала родителей? Ведь могла же поканючить: «Папочка, мамочка, ну заберите меня маленькую из этого ресторана», - с этими словами котофей превратил свой нежный голос в нечто писклявое и неприятное для слуха, - Но нет же! Мы взрослые! Всё решаем сами! А когда мозги вынимают и сажают во взрослое тело – бац, сразу ноем как младенцы, - пушистые лапы его выскользнули из под подмышек девицы, щекоча её до смеха. И Элис осталась стоять на своих двоих, правда, ощущая непривычную слабость.

- Когда-то я прочёл на обёртке вкусной конфеты крылатую мудрость: всего хорошо в меру. Не знаю уж, касается ли это сметаны, так как для неё меры я не нашёл, но во всём остальном ведь – чистая правда! – промурчал  усатый проказник, а после скрылся без следа за ближайшим углом.

С каждым своим шагом Блэкберри могла наблюдать, как стены и пол претерпевают обратные изменения – постепенно, не спеша, словно играя с её сознанием озорную шутку. И, в конце концов, бедняжка дошла до ресепшена, где скучающий и позёвывающий медбрат перелистывал страницы журнала под названием «Сад – на зависть соседу».

- Я могу вам чем-то помочь? – не отрывая взгляда от своего чтива, буркнул он, явно не обращая внимания на то, что та разодета как пациентка. Захоти Элис этого сейчас – могла бы сбежать из клиники. Но никто не мешал ей рыскать по зданию в поисках правды о себе-новой или старой. В конце концов, она могла бы попросить у работника журнал и узнать всё о рассаде, уходе за ульем, а также о том, как правильно заливать фундамент!

+2

9

Галлюцинации ещё не закончились. Потирая ушибленную голову и вздрагивая от вида крови на руке (боясь, что швы разойдутся и мозг вылетит из черепной коробки), девушка подняла голову. Увидев чёрного кота, спокойно стоящего на двух лапах, у неё глаза на лоб полезли от удивления.
«Нет, я всё ещё сплю. Как бы меня наркоманкой тут не сделали. Что мне опять такое вкололи?» – недоуменно спрашивала себя беловолосая.
Антропоморфный кот помог ей подняться, читая при этом нравоучительную лекцию. Откуда он знал, что произошло с девочкой, - неизвестно. Видимо он тоже был плодом её больного воображения. Однако сказанные им слова, снова ввели «Болонку» в стыд и печаль.
«Какой же я была глупой! Почему я тогда не посоветовалась с родителями?! Могла бы для начала сказать: «Я подумаю над вашим предложением, но сперва, мне нужно посоветоваться с близкими». Вот только поздно теперь! Я хотела казаться взрослой, а на самом деле, оказалась глупым и безответственным ребёнком! Ненавижу себя! Ненавижу!»
Однако щекотка вывела её из негативного состояния, заставив её посмеяться на короткое время. Давно она не смеялась, - с тех пор, как покинула родительский дом.
Как только «Кот» закончил свою поучительную лекцию, он скрылся за углом. Девушка решила отбросить все негативные мысли и обдумать следующий план действий.
«Моё тело ещё не оправилось от трансквелизаторов. Как долго они это тело здесь держат? Так, ладно. Сначала разработаем план. Первым делом, нужно найти какие-нибудь документы, принадлежавшие хозяйке этого тела. Так я смогу узнать её имя и необходимую информацию. Второе: изучив данные о хозяйке, я должна также узнать о том, где она прописана, кто её родственники, где учится или работает, а также историю её болезни. Если будут задавать вопросы, - сошлюсь на послеоперационную амнезию».
Девушка шла, с трудом удерживая равновесие. Ослабленные ноги, как и весь организм, давали о себе знать, но она продолжала идти вперёд. Галлюцинации постепенно расплывались перед глазами, давая увидеть ей реальность. Наконец, она наткнулась на одного из медработников, увлеченно читающего какой-то садоводческий журнал.
– Можно мне взглянуть на свою медицинскую карточку, пожалуйста? – вежливо попросила девушка с лёгкой улыбкой на лице.
Скоро ей показали её карту. Внимательно просмотрев её, блондинка задумалась.
«Энжела Грей. Вот как звали эту хозяйку. Что ж, теперь это моё новое имя. Национальность: британка. Уже хорошо, что не нумерованная. Значит, у меня есть полномочия британского гражданина. Так, что там ещё? Дата рождения: третье января, девяносто седьмой год. Значит ей сейчас двадцать лет, и она тоже козерог. Интересное совпадение. Группа крови вторая, - совсем как у меня! Ах да, точно! Энтони как-то рассказывал, что при переливании крови и трансплантации органов обязательно проверяют группу крови и совместимость, чтобы не было отторжения. Ну и про виды группы крови он тоже рассказывал. Также показаны её рост и вес. Раньше я жаловалась, что я такая толстая, а теперь чувствую слабость во всём теле. И оно не такое сильное, как моё настоящее. Домашний адрес. Нужно тщательно всё выучить, чтобы знать, где я теперь живу. Так, а что там за история болезни у неё?»

Отредактировано Элис (2016-06-24 23:02:46)

0

10

- Да-да, конечно, а как тебя звать-то? – отрываясь от своего чтива и разглядывая пациентку, вопрошал медбрат. Он смотрел на Элис усталыми глазами бассет-хаунда, готового бросить свою охотничью жизнь и переехать к морю – туда, где всегда спокойно и волны шумят, разбиваясь о высокие скалы.

На счастье любознательной особы без чувства собственного сохранения к приёмной подбежала та самая сестричка, что «краем уха уловила просьбу пациентки»:
- Дай мне записи на мисс Грей, Стюарт. А ты, Эйнджел, ну-ка быстро в кровать! Там почитаешь про свои болячки! Уверена, что доктор ничего нового не успел написать – сурово, но всё же по-доброму требовала шатенка, грозя гуляющей едва ли не в неглиже девушке.

Получив вожделенную папку и заняв своё место на койке, бывшая школьница могла частично ознакомиться со своей новой жизнью:

Она действительно была британкой, приехавшей в Нео-Токио едва ли не с десяток лет назад вместе со своими родителями, что, согласно документации, до сих пор были живы. В ходе бандитских разборок местных якудза девушка стала невинной жертвой автокатастрофы. У неё были повреждены третий и четвёртый позвонки поясничного отдела, а также второй шейного, что вело за собой временную недееспособность. В течении полутора лет бедняжка проходила реабилитацию и смогла достичь определённых успехов – ходить при помощи ходунков или же трости, а также полностью вернула себе умение обращаться с руками. Но недавно она вновь была вынуждена прибегнуть к помощи медиков – из-за несоблюдения рекомендаций мисс Грей сильно перегрузила свою спину, и оттого начала страдать от резких резей в пояснице и мигреней. Последняя операция была назначена на 23 число этого месяца. Ни слова о трансплантации органов или же работ с головным мозгом в карточке не было.

- Ты прекрасно знаешь, что тебе нельзя ходить после операции! У меня просто нет времени, чтобы следить за всеми – я и так пашу которую смену подряд! – сестра вымещала на неё негатив, слоняясь вокруг и размахивая руками. Большинство пациентов были отправлены на процедуры, и потому она могла позволить себе такую вольность в кругу «старичков» или же тех, кто уже выписывается и идёт на поправку.

- Послушай, ты ведь не первый раз здесь, цветочек. Я знаю, что после общего наркоза ты словно наркоманка какая, но нельзя же вот так вскакивать на ноги! Тебе ещё туча процедур предстоит прежде чем только начать ходить с ходунками! – удручённо замечает она, опускаясь на край кровати и кладя руку на ладошку Эйнджел.

- Побудь хорошей девочкой, цветочек, и поспи немного – завтра к тебе приедут родители, тебе станет получше, поспокойней. А если вдруг вновь почувствуешь боли – жми на кнопку, - пальцы работницы тронули ярко-алую точку на крохотном пульте, что был прикреплён к кровати пациентки, - Твоя операция прошла прекрасно – нет повода нервничать и переживать, - наконец закончила трудовая лошадка.

+2

11

Элис, ставшая теперь «Энжел» покорно повиновалась. Оказавшись на своей кровати и вполуха слушая бессмысленное щебетание медсестры, девушка внимательно изучила медицинскую карту. На любые её слова, блондинка отвечала лишь спокойным кивком, больше концентрируясь на получении и анализе информации, чем на саму беседу. В своём нынешнем состоянии, Энжел старалась беречь силы, зная, что ей ещё предстоит освоиться в новом теле. С этими мыслями, беловолосая зарылась под одеяло, уставившись взглядом в потолок и лежа неподвижно. А пока тело излечивается, вся энергия будет направлена на активную деятельность мозговых клеток. Теперь только мозг мог быть истинным «я» бывшей «Элис», который вынужден скрываться от внешнего мира и самостоятельно искать ответы на вопросы.
«Операция мисс Грей была 23 ноября. Сегодня 24-е. Ночь, когда меня похитили, приходилась с 21-го по 22-е число. Значит, 21 ноября ночью меня похищают, а 22-го надо мной проводят опыты. Не знаю зачем. Выходит, что в это число я уснула в подземелье, а 23-го этой девушке сделали операцию. Получается, что всего прошло три дня и мои родители сейчас меня ищут. А может и не ищут. На эту версию меня толкает именно само состояние Энжел: похоже, она была очень активной девушкой, раз перенапрягала себя. Наверное, кто-то, кто хотел ей помочь, решил подыскать ей здоровое тело. Иначе, почему выбрали именно меня? Похожая внешность, группа крови, но только молода и полновата… Зато с абсолютно здоровым телом! Тогда всё сходиться: чтобы помочь активной Энжел побыстрее встать на ноги, а не вести жизнь растения, её мозг пересаживают в более здоровое тело, а её старое «сломанное» тело отдают донору. Либо медсестра испугалась, что доктор мог внести в медицинскую карту хоть какой-то намёк на трансплантацию… Либо она не в курсе, и её просто приставили, чтобы она только выхаживала меня. А значит, что если она и заметила под моей чёлкой шрам, то не придала этому значения, придумав этому объяснение. В любом случае, данная операция по пересадке мозга была нелегальной: никакой официальной подписи донора, никакого денежного вознаграждения… И всё это произошло против воли самого донора! То есть, эти хирурги нарушили закон! Но доказать это пока невозможно, - кроме моего мозга, нет других доказательств. Но если бы этот продюсер (грязная сволочь!) сказал бы мне правду, вроде «пожертвуйте своим телом! Помогите несчастной мисс Грей снова встать на ноги! Вас щедро вознаградят!», я бы всё равно не согласилась бы стать донором. Кровь свою я бы пожертвовала – эта жидкая ткань восстанавливается, а вот лёгкое или почку, - ни за какие деньги! Бог дал мне эти органы, - они со мной до самой смерти! А то, что я сказала: «Хорошо, я попробую», ещё не значит, что я стопроцентно согласна. Надо подтвердить это в письменном виде, а мне ничего подписывать не давали! Сначала я должна была проверить всё. Проще говоря, не соблюдена добровольность донора. Его обманули, не объяснив ничего, и насильно использовали. И даже не вознесли за причиненный ущерб! А это уже изнасилование, то есть, против воли жертвы! В итоге, настоящая Энжел сейчас в моём теле и лежит в другой больнице, - иначе увидь бы она здесь своё тело, которое живёт теперь само по себе, она бы тут же выдала себя своей реакцией. Вот так и складывается сама картина. А если вспомнить мои галлюцинации с вырезанным сердцем… Если это были не совсем галлюцинации… Добавим немного научной фантастики и сверхъестественного. Наверное, в меня вкололи какое-то вещество, которое поддерживает жизнь всем органам не зависимо друг от друга. А быстрая регенерация, - это, наверное, одно из его свойств или побочных эффектов. Проще говоря, мой мозг и тело должны были поддерживать жизнедеятельность, не зависимо друг от друга. Найдя нужного донора, хирург и его люди тайком провели нелегальную операцию по пересадке органов, выдав это за операцию на позвоночнике. Позвоночник они прооперировали, - это хорошо. Но вот про мозг знает лишь ограниченный круг лиц. Остается невыясненным одно: кто хотел помочь бедной Энжел и пошёл на преступление? Очевидно, это её знакомый или родственник. Или это был всего лишь научный эксперимент? Верно и то, и другое. Значит, мои родители и друзья, будучи уверены, что «я» сейчас в больнице, посещают эту самую Энжел, которая наверняка испытывает такой же шок, что и я. Поосторожнее с моим отцом, у него вспыльчивый характер, и он может наорать и надавать подзатыльников! Но я его прощаю, потому что люблю, и знаю, что он не со зла. Просто характер у него такой. А вот мама, со своей мощной глоткой, начнёт кричать. Физически, кроме глухоты, вреда не причинит, но вот на нервы накапает. Бедная Энжел… Вот только я не знаю, какие у неё родители, - мистер и миссис Грей. Вдруг ей с ними тоже сложно? Ладно, картину преступления я восстановила. Не хватает лишь двух звеньев: допросить саму Энжел и того преступника, - если, конечно, мне удастся их найти. Нельзя допустить, чтобы этот «доктор Моро» продолжал бы мучить невинных людей! На данный момент, я абсолютно беспомощна и не располагаю должной информацией. Подобно Зеро, я строю следующую стратегию: живу новой, точнее, чужой жизнью, восстанавливаю силы и постепенно собираю информацию. С близкими из прошлой жизни мне лучше не сталкиваться, - моё сердце всё ещё болит от тоски, и я могу так выдать себя! Или меня запрут в жёлтом доме, а ключик выбросят. Не знаю, получиться ли у меня вернуть себе прежнее тело, но преступник должен быть наказан! А пока я, - спать. Не то умру от скуки».
Мозг и воображение работали активно. Когда не было возможности решить всё силой, то только в немощи британка включала голову, временно становясь «аналитическим компьютером». После своей мозговой работы, британка укрылась одеялом и закрыла глаза, пытаясь уснуть. Ей предстояла очень долгая работа, чтобы узнать своё новое тело получше и привыкнуть к новой жизни.

0

12

Шли дни, но «родители» Эйндже так ни разу её и не навестили – им было строго настрого запрещено посещать юную пациентку, так как лечащий врач – доктор Тан – пришёл к выводу, что после хирургического вмешательства девушка впала в состояние шока и находится не в себе.

«Лучше её не беспокоить лишний раз», - заботливо отвечал он в трубку телефона, не отрывая взгляд от бумаг.

К телу девушки вернулась привычная слабость – ходить без помощи она уже не могла, и для того, чтобы подышать свежим воздухом, приходилось просить о помощи и садиться в кресло-каталку. Степень надзора также вырос – санитары теперь любезно сопровождали её даже до туалета. Пациенты же, окружающие бывшую Элис, были милы, пусть и странноваты: многие из них, несмотря на свой возраст, своим поведением и складом ума напоминали скорее детей. Правда весьма обидчивых и агрессивных.

Всю следующую неделю юной британке приходилось приспосабливаться к новой жизни, что подарили ей руки заботливых хирургов. Физиопрецедуры утром, днём и вечером помогали почувствовать себя лучше, крепче, а уколы медицинских сестёр спасали от внезапно возникающих болей в шее. Каждый день мисс Грей хорошо питалась – благо на кухне работал повар средней руки, а не какой-нибудь безалаберный одиннадцатый, умеющий стряпать лишь суши. А тридцатого числа на прикроватной тумбе девушка обнаружила скромный подарок – корзину потрясающе вкусных апельсинов, внутри которой лежала карточка:

«Компания «Санрайз» желает вам скорейшего выздоровления».

Эпизод завершен

Отредактировано Faith Waller (2016-06-25 16:21:20)

+2


Вы здесь » Code Geass » События игры » Turn V. Strife » 24.11.17. Новая чудесная «я»!