Прием

в игру

закрыт


Code Geass

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Code Geass » События игры » Turn V. Strife » 22.11.17. Белая мышь


22.11.17. Белая мышь

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

1. Дата: 22 ноября 2017 года.
2. Время старта: 3:45
3. Время окончания: 6:40
4. Погода: действие эпизода происходит в подземном бункере: температура +21.
5. Персонажи: Элис.
6. Место действия: пригород Нео-Токио, подземный бункер.
7. Игровая ситуация: Малютка Блэкберри попала в ловушку, учинённую незнакомцем, что представился ей продюсером и предложил сняться в сериале. Сев во внедорожник, Элис совершает одну из самых страшных ошибок в своей жизни.
8. Текущая очередность: ГМ, Элис.

Созданный мной эпизод не влечет за собой серьезных сюжетных последствий. Мной гарантируется соответствие шаблону названия эпизода и полное заполнение шапки эпизода на момент завершения эпизода

0

2

Тьма. Непроглядная, густая, липкая. Она сетями оплела её сознание, держит цепями тело, не даёт пошевелиться, сделать глубокий глоток воздуха. Нет сил открыть глаза.

- Пульс 120, давление в пределах нормы, - голоса слышались словно сквозь толщу вод. Она чувствует колебания воздуха, стоит неизвестному пройти мимо, приблизиться к ней, осмотреть получше белёсую кожу, - Субъект готов к приёму инъекции.

Тупая боль колотит голову ритмично, словно делая очередное па с каждым новым ударом сердца. Аметист глаз едва ли способен сфокусироваться на окружающей обстановке, выловить среди металлических листов стен аппараты, предназначенные для искусственной вентиляции лёгких, дефибриляции, а также множество других, о назначении которых можно было только гадать.

http://s5.uploads.ru/NUstZ.jpg

Яркий свет ударил в лицо школьницы и над ней нависло лицо в операционной маске:
- Ты слышишь меня? – говорила личность медленно, словно разжёвывая слова, а не произнося их. Рука в перчатке несколько раз пролетела перед глазами Блэкберри, что сейчас дышала прерывисто и часто. Руки и ноги её были закреплены ремнями крайне туго, а левая нога её уже затекла, так как была пережата.

0

3

Тело неподвижно. Запах антисептиков. Головная боль. Холод. Резкий свет ударил в лицо, просвечивая сквозь закрытые веки. Это было первое, что почувствовала бедная девушка, прежде чем она открыла глаза. Сначала ей было трудно разглядеть окружение, - всё перед ней было размазано. Элис попыталась пошевелиться, чтобы размять затекшее тело, - но тут же встретила сопротивление в виде ремней.
«Что? Где я? Что я тут делаю? Почему я голая?!» – это были первые мысли, что пришли ей на ум. Думать было тяжело, - организм ещё не оправился после снотворного. Но на подсознательном уровне она ощущала страх. Страх от незнакомого места, беспомощности, неизвестности… И от негативной ауры, которая наполняла это помещение.
Когда зрение восстановилось, несчастная вскрикнула от ужаса. Даже в самом страшном сне она не могла себе представить, что ей придется стать главной героиней в «фильме ужасов», который был реальностью. И что она будет в роли жертвы.
– Где я?! Что происходит?! – первое, что выдавила из себя жертва обмана.
В голове тут же пронеслись обрывки воспоминаний: «…бизнес…», «…внешность…», «…ловушка…», «…предельная осторожность…», «…шахматная игра…». До девушки сразу дошло, что она угодила в мышеловку. По собственной вине.
«Дура! И почему я саму себя не послушалась?!! Я ведь чувствовала, что тут что-то нечисто! Почему я не послушала свою интуицию?!! Меня что, на органы распродать хотят?! Неужели, смерть ко мне пришла?!!» – из глаз девушки брызнули слёзы.
«Зеро… Аззазель… Даже вы мне не поможете».
Несмотря на испуг, тело на автомате отчаянно сопротивлялось. Слабо, из-за того, что ещё не отошло от действия снотворного, но сопротивлялось.
«Нет! Я не хочу умирать! Только не так! Что же будет с моей мамой? С отцом, с остальными?! Я же ещё многого не успела сделать! Я даже не получила автограф, нет… Поцелуй от Зеро! Даже если он и не может целоваться! Я хочу жить!»
Только это сейчас и двигало отчаявшейся девушкой. Это был не просто животный инстинкт самосохранения. Это было отчаянное сопротивление не только в этой ситуации, но и всему злому миру в целом. Но даже если она и выживет, всё это оставит на ней пожизненную травму на душе. И никакая ругань от отца, который сейчас за неё снова напуган, никакие подзатыльники от него не залечат эту травму. По сравнению с этим, предыдущие опасности были вовсе не такими опасными.

Отредактировано Элис (2016-06-19 17:40:19)

+1

4

Невнятное бормотание пленницы было воспринято доктором за «да», и тот принялся шуршать в уголке металлическими предметами и стеклянными пробирками:
- Не волнуйся, девочка: здесь работают исключительно профессионалы, а это значит, что ты в хороших руках! – жизнерадостно восклицает доктор, вытягивая шприцом из ампулы мутновато-алую жидкость, производя положенные удары по краешку инструмента и выпуская струйку жидкости в потолок, - Ты, моя дорогая, станешь героем! Станешь новым человеком, после того, как тебя «укусит комарик», - и сколько бы ни трепыхалась кроха, рука доктора и ремни держали её надёжно. Иголка коснулась тонкой кожи, нашла свой путь до вены и выпустила вглубь организма доверчивой глупышки неизвестное той вещество.

- Сейчас чуточку пощиплет и пройдёт, - успокаивающе ворковал дядя-доктор, убирая в сторону свой инструмент и прикладывая проспиртованную ватку к месту укола. Он без злобы или же сожаления смотрел в ошарашенные глаза блондинки, совершенно не беспокоясь о том, что у той сейчас сердечко выпрыгивало из груди. Словно дикая раненая птица, оно буквально разбивало своё мягкое тельце о жёсткие рёбра, ища путь наружу. И Элис могла слышать это, чувствовать, а что ещё страшнее – видеть. В конце концов, мышца сделала столь огромное усилие, что на мгновение всё вокруг юной Блэкберри помутнело, заволоклось тьмой и приобрело причудливо-специфические формы и цвета. И в этот момент послышался хруст: то раздвигая кости своей темницы наружу рвалась ярко светящаяся пичуга. Она горела алым пламенем, пульсировала, переливаясь то малиновым, то жёлтым, то светло-лиловым оттенком и глядела на Элис глазками-бусинками. Спустя несколько мгновений птаха взмыла ввысь – прямиком в ночное небо, отчего-то занявшее место серебристо-стального потолка. Доктора на месте не было, зато рядом с пленной, чьи руки были накрепко обвиты лозой, крутился ярко-рыжий клоун с крохотной шапочкой на макушке. Плюшевый, естественно. Он был так занят надуванием шариков, что не обращал внимания на прикованную к койке девушку.

http://sd.uploads.ru/6iMwn.jpg

- Больше не будет в Зимбабве детей. Больше не будет туда ходить цирк, - напевал он под свой огромный алый нос, надувая очередную резиновую сферу, а после кромсая её огромным ножом. Как ни странно, шарики от этих действий не лопались, а кровоточили.

Зелёные побеги на руках девушки отчего-то стали вялыми, едва способными не то, что держать её, но даже лучиться зеленью. А вот те, что были ближе к болотистой земле, на которой стояла койка заключённой, всё также оставались прочны и свежи.

0

5

Дальнейшие действия доктора всё больше ужасали девочку. Если несчастная только бы могла вернуться в то время, где она спокойно попивала горячий шоколад, мечтала, наслаждаясь спокойной жизнью… И сказать тому лжецу своё твёрдое «нет», - она бы сейчас не переживала свою «смерть» как человека. По крайней мере, Элис так восприняла слова сумасшедшего доктора. Блондинка больше не верила ему, но было поздно не верить.
«Он всё лжёт! Он хочет превратить меня в чудовище! Лучше убейте меня, я на такое не соглашалась!»
В детстве девочка читала много комиксов про научные эксперименты сумасшедших учёных, которые, в худших случаях, превращали людей в ужасных чудовищ, которые становились их послушными марионетками и ручными животными.
– Что вы делаете?! Я не хочу! Не надо!! – кричала она от отчаяния, но все её мольбы были проигнорированы.
Болезненный укол иглы. Что-то жгучее впрыскивают ей в организм.
– НЕЕЕЕЕЕЕЕЕТ!!! – истошный крик от отчаяния становиться для неё последним в этой жизни, ужас замирает в её взгляде, щёки мокрые от слёз.
Скоро она перестала чувствовать боль. Но вот дальнейшее ей хотелось воспринимать, как просто страшный сон, хочется проснуться в тёплой постели, осознавая, что ничего плохого не случилось.
Что-то вытащили из её нежной груди. Но начитанной девушке, которая также изучала медицину, не сложно было догадаться: это было её сердце. Её нежное девичье сердце, созданное для любви и доброты. И этот бесценный дар Божий был сейчас в руках этих бессердечных демонов в хирургических халатах. Для чего оно было им нужно, - неизвестно. Больше она ничего не чувствовала.
Бедняжке оставалась только мысленно молиться, чтобы Бог послал ей скоропостижную смерть. Уж лучше она примет мученическую смерть, чем будет выносить все эти нестерпимые пытки с отвратительным клоуном, который ей мерещился от наркоза, и жить, будучи отвратительным монстром, лишенным собственной воли и способности любить.
Девушка ощутила, как ослабли путы, но только на руках. Даже если бы она и хотела бы пощупать свою изуродованную грудь, то не смогла бы это сделать: все её тело продолжало лежать неподвижно. Последняя её мысль, которая мелькнула в затуманившейся голове:
«Прощай… Зел».

Отредактировано Элис (2016-06-19 23:28:16)

0

6

Долгое время девчонка продолжала бесцельно проводить своё время, разлёживаясь и релаксируя, в то время как трудяга-клоун старательно фасовал по пакетикам кусочки шариков. Но вскоре все слайсы были упакованы, и рыжий озорник, обернув к пациентке свою клыкастую морду и безумные глаза, широко улыбнулся, размозжил вдребезги стоявший на столе звонко бряцнувший чайник и выкрикнул в него нечто нечленораздельное. На его зов тут же сбежались странные тёмные фигуры, не имевшие ни рук, ни ног – лишь узкие щели ярко светящихся глаз-лампочек, что подхватили лежащее на столе тело и поволокли его в неизвестность…

Неизвестность та мелькала пред глазами густым лесом, что окружал огромный детский манеж, куда Блэкберри и положили тени. Вокруг крутились странные дети: кто-то лишился половины головы, у кого-то были ноги паука, некоторые имели второй рот вместо глаз, а особенно странные превратились в коконы, подвешенные к потолкам и изредка попискивающие, стоило кому-то из окружающих пройти мимо.

Тени громко зашипели на мальчишку, что также как и Элис потерял сердце – в его груди зияла огромная дыра из которой беспрерывно тёк томатный сок. Он казался потерянным, напуганным и потому тут же забился в угол, где на него напищал очередной кокон. Если девочка оглядится по сторонам, то заметит множество сосок-пустышек, что прикручены к стенкам манежа на деревянные гайки и болты. То и дело странные дети подбегали к этим соскам, чтобы приложиться губами и приняться ритмично сосать, кусать, а порой и отрывать куски резины.

0

7

На всё происходящее бедная девушка смотрела уже пустым взглядом, смирившись с тем, что она «умерла». Но почему тогда душа не отделяется от тела, не освобождается от изуродованной оболочки? Ведь без сердца или аппарата искусственного кровообращения, человек не сможет прожить и пяти минут, - клетки его мозга, чувствительные к недостатку кислорода, погибают. Но почему этого не происходит с ней? Куда она попала? Элис теперь экспонат для других детей-чудовищ, тоже являвшихся результатом экспериментов «доктора Моро»? Почему её положили именно сюда, а не утилизировали на другие органы? Что же с ней будет?
«Почему этот бедный мальчик без сердца не умер? Как он может спокойно двигаться? Ему ведь страшно? Как вообще живут эти дети: ходят, двигаются, разговаривают? Некоторых же лишили жизненно важных органов! Кто же я теперь – живой труп? Больше я никогда не увижу маму и папу. Мне остается теперь ждать своей смерти», – Элис закрыла глаза, в надежде заснуть и проснуться уже в своей комнате, в своей тёплой кровати.
Но ей не спалось. Шум, который она слышала, не давал ей этого сделать. Пришлось снова погрузиться в свои раздумья.
«Как же я хочу, чтобы сейчас появился Зеро и остановил бы всё это безобразие. Он же супер-герой, его обязанность – спасать людей! Неужели он так занят глобальной войной, что совсем не замечает, не пытается расследовать пропажу подростков, - будущих взрослых на планете? Кто же остановит этих уголовников, как не Зеро? Они – не люди, а демоны в человечьем обличье и их надо уничтожить! Я никогда не прощу того, что творит эта «нежить»! Если их не убить сейчас, пострадает ещё больше детей!»
Элис сделала над собой лёгкое усилие, в попытке пошевелится.
«Если не Зеро спасёт оставшихся в живых детей… То это сделаю я! Как только разберусь жива ли я или нет. Лучше умереть в битве, чем лежать здесь до Страшного суда! Разве Зеро бы сдался, если бы оказался в такой ситуации, что и я?! Нет! Он воин, который готов принести себя в жертву, чтобы стереть всё зло с лица Земли! Так пусть я буду для этих детей их личным «Зеро», - их спасителем!»
Тут в голове девушки всплыло воспоминание, где она, смотря телевизор, впервые увидела дебют реального супер-героя. Этот момент перевернул всё в её жизни: у ней возник жгучий интерес, кровь кипела в кровеносных сосудах, сердце тогда билось учащенно и горело от жажды к подвигам. И как сама девушка любила тайком от родителей играть в Зеро и представлять себя на его месте, заучивая наизусть все его реплики, услышанные по телевизору.
Вспоминая всё это, неподвижные руки девушки дрогнули, словно по ним прошел электрический ток. Элис попыталась повернуть голову в сторону, глядя на «публику», устремившую на неё свои взгляды.
– Я… Зеро, – едва промямлила она. Потом повторяла снова и снова, пока не осознала, что может шевелиться и без реального сердца. У неё отняли только биологическое сердце, но настоящее, которое было в её душе, им никогда не отнять. Именно это сердце и «билось» в ней, призывая её к действию. В этот раз, Элис осознала, что это испытание было послано ей Богом, чтобы она увидела «тёмную сторону» этого мира и сама, вместо Зеро, попыталась бы остановить это безобразие.
– Я – Зеро! И я пришёл, чтобы не мир нести, но меч! – голос её тут же наполнился живой силой и звучал теперь властно и пафосно, хотя сама хозяйка всё ещё не могла встать. Обычный человек решил бы, что она сбрендила от наркоза, – Кто вы, чтобы подчиняться этим убийцам, лишивших вас облика, данного вам Богом?!! Вам нравиться вести жизнь простых растений, хотя вы способны на большее, чем простые люди? Зачем вам бояться этих мерзавцев, у которых демонические души?!
Элис вжилась в образ, представив себя в роли своего любимого героя. Каждое сказанное ей слово придавало изуродованной девушке сил. Пытаясь встать, она продолжала:
– Знайте же: они лишили вас человеческого облика, но вы в душе остались людьми. Так не позволяйте этим монстрам управлять вами! Вы – настоящие люди, если сохранили свою человечность! А они – нет! Так поднимем же восстание, чтобы доказать это! Если вам надоели земные муки, то нет ли чести выше, чем отстоять свои права? Даже ценой собственной жизни?! Если хотите жить в новом мире, где не будет больше этого ужаса, - боритесь до конца! Только так мы сможем обрести тихую и спокойную жизнь!
Несмотря на вскрытую грудную клетку, девушка продолжала дышать, вдыхая в лёгкие всё больше и больше воздуха. Боли, как ни странно, она не ощущала. Только эстетический дискомфорт. Не очень приятно, когда что-то, едва тёплое и пахнущее металлом, стекает по твоему животу. Но она старалась не обращать внимания, даже на свою наготу. Скоро Элис села на своём новом «ложе», оперевшись на свои руки. Пряди белоснежных волос прикрыли её обнаженную грудь, но не могли прикрыть до конца её рану. Слёзы на щеках давно высохли. Самое страшное уже свершилось, и не было пути назад. Пришло время самой строить себе жизнь, прячась от человеческого общества. Или умереть этой ночью, активно сопротивляясь внешнему миру.
«Я могу двигаться. Что же мне такое вкололи? Я всё ещё жива и могу бороться? Зачем им понадобилось моё сердце? На органы что ли? Пока я не выясню, что тут происходит, и что мне теперь делать, - я не обрету покой на том свете».
Маска невинной плачущей жертвы спала. Лицо беловолосой девушки сделалось спокойным и волевым. Руки сжались в кулаки.
– Я не позволю им так обращаться со мной! – гневно воскликнула она. Страх сменился праведным гневом, отчаяние – решимостью, потерянное биологическое сердце, - духовным.

Отредактировано Элис (2016-06-20 01:56:54)

+1

8

Громкие слова героини, родившейся из оболочки Элис, напугали постояльцев манежа. Чудоковатые детишки расползлись по своим углам, захныкали, засопели, некоторые из них свернулись калачиками прямо посреди пола и закачались из стороны в сторону, обретая очертания деревянных лошадок, на которых ещё малышкой Блэкберри «скакала» по комнате.

- Тёмная Дева, - раздался приглушённый, но яркий голос. Голос, который Элис нигде и никогда не спутает с другим. Её глаза видели на той стороне ограды тёмного рыцаря, чьё лицо было скрыто причудливым шлемом. Шлемом, в забрале которого Блэкберри видела своё измученное лицо.

http://s1.uploads.ru/QIeMw.jpg

- Есть только один Зеро, - гулко промолвил пришелец, протягивая свою невероятно длинную руку к крошке-пленнице, касаясь её обнажённой груди, проникая в плоть и… разжигая огонь. Зияющая рана принялась затягиваться, светясь подобно солнцу. И стоило свету скрыться за вновь обретённой плотью, рыцарь пропал. С ним пропали и стенки манежа, и леса, и даже яркое звёздное небо. Вместо них – прутья камеры, бетонные стены, низкий потолок и десятки людей за её спиной, что один в один повторяли движения «странных детишек». У одного из «пациентов» явственно зияла затягивающаяся дыра в темечке, другой действительно лишился ноги, третий, усевшись верхом на, казалось бы, бездыханном товарище медленно копошился в его кудряшках. Среди всех этих ненормальных отчётливо бросались в глаза те, что лежали неподвижно с пеной у рта. Все британцы. Все до одного.

В приглушённом свете, лившимся из единственной лампы вне досягаемости рук пленницы, окружающая действительность казалась куда как мрачней. Нагая, она стояла среди убогих, лишённая даже лоскутка одежды.

- Время кормёжки! – стуча ложкой по алюминиевой миске, орал вошедший в помещение человек в чёрной униформе, чьи глаза были прикрыты зеркальными очками, а макушка – кепой. Дверь клети отварилась, и двое мужчин в униформе, что появились из тьмы также неожиданно, как и первый, поставили перед «больными» огромное корыто с кашей, а также два ведра с водой. Никто из собравшихся не осмелился приблизиться к пище до тех пор, покуда охранники не стали запирать камеру вновь…

Отредактировано Faith Waller (2016-06-20 15:26:33)

+2

9

«Этот голос,» – подумала девушка, вздрогнув и обернувшись, - «Как?! Это же невозможно!»
Если бы у неё было бы сердце, оно бы бешено заколотилось. Тёмный рыцарь в чёрном плаще предстал перед ней. Она и поверить не могла, что видит его собственными глазами.
- Есть только один Зеро, – произнёс пришедший сюда герой. Дальнейшее, бедная девушка наблюдала, замерев на месте. Прикосновения своего «рыцаря-спасителя» она почти не ощущала, но то тепло, которое разлилось в её груди, этот свет, что исцелял её, - были незабываемы. На глазах Элис снова навернулись слёзы, но это были уже слёзы радости. Как только рана затянулась, исчез и её «спаситель».
– Постой! – крикнула она, но уже в пустоту. Девушка мигом схватилось за то место, где несколько секунд назад зияла страшная дыра. В её груди снова пульсировала могучая мышца, активно перегоняя по сосудам горячую кровь.
Говорят, что чтобы построить что-то новое, нужно разрушить старое. Девушке нужно было потерять старое сердце, попрощаться с прошлым, чтобы обрести новое – сердце героя, и смотреть в будущее.
Было чувство, что вместе с новым сердцем, Зеро дал ей частицу своей силы. Пришло время отбросить все страхи и сомнения и принять своё предназначение, которое Элис осознала для себя.
– Есть только один Зеро, – повторила она его последние слова.
«Это значит, что я не должна кому-то подражать, потому что этот кто-то – существует. Я – это я, и мне надо идти только своим путём. Я должна разрушить этот мир зла!»
Девушка снова осмотрелась по сторонам. Завеса с галлюциногенной карикатурой спала, открывая ей правду. Но эта «реальная правда» была не менее омерзительна, чем «сюрреальная ложь»: вместо детишек-мутантов были взрослые люди, но не совсем обычные. Инвалиды, сумасшедшие, лежащие на полу тела. Никто даже не поинтересовался её состоянием, не обратил внимания, что девушка обнаженная.
«Почему тут только британцы?!» – подумала Элис, прикрывая своё беззащитное тело руками, - «Почему похищают и издеваются только над британцами?! Мы же не евреи и не нумерованные! А может быть, это нумерованные нам мстят?»
Резкий мужской голос заставил блондинку вздрогнуть и спрятаться за другими пленниками. Это не потому, что она боялась, а потому, что вместе с сердцем к ней вернулся и стыд. Ну не могла невинная девушка щеголять своим белым телом на глазах у посторонних людей.
«Кто эти люди в чёрной униформе? Почему пленники не пытаются напасть на них и выбить ключ от тюрьмы? Нас же много, а их трое. Они боятся? Неужели для них гнить здесь гораздо важнее, чем хотя бы попытаться спастись?!»
Скоро пленным оставили еду. Девушка поморщилась, увидев, что им принесли.
– Овсянка… Фу! – возмутилась она, всё так же прикрывая себя, – И как это вы можете есть такую гадость? И вообще, что вы здесь делаете, и кто эти люди?! Почему вы не можете просто сбежать отсюда?! Вас же много!
Да, у Элис был характер, как у «капризной и избалованной принцессы», которая привыкла, когда всё по её желанию. Но она и вправду была немного избалованной. Именно поэтому она отказалась от принесенной еды и воды, несмотря на то, что сама девушка несколько часов ничего не ела. Но ведь неизвестно, как эту кашу готовили и что туда положили! Может, крысиный яд, чтобы отравить пленников.
«Мне бы сейчас куриное фрикасе с гарниром или свиную отбивную с томатным соусом и салат со сметаной. Где моё печенье и чай с молоком?!!» – подумала капризная «принцессочка».

+1

10

Лишь стоило охране скрыться прочь с глаз многочисленных несчастных, как те буквально кинулись к корыту, расталкивая друг друга и шумно чавкая. Казалось, что им специально дают такое количество еды, из-за которого приходится сражаться друг с другом. И действительно: спустя несколько мгновений затесалась первая драка, в ходе которой один из мужчин свернул девице лет двадцати шею. Все тут же притихли и отползли по своим углам на мгновение, пока «вожак» не наелся и не отошёл в сторону.

- Они гнут наши веки. Гнут палками только так, - заговорил с обнажённой немолодой мужчина сразу после того, как закончил свою трапезу, - Ты должна копать кровь. Копать изо всех сил! – его расширенные зрачки говорили сами за себя – альфа группы был явно не в себе, а проколы на его шее чётко обозначили причину невменяемости.

Элис попала в крошечный ад, в котором ей предстояло провести остаток своих дней. И, судя по поведению окружающих, попытки выбраться отсюда были куда как страшнее, чем собственно пребывание.

- Белый воробей, - просипела старуха, сгорбленная и согнутая, улыбающаяся Блэкберри практически беззубой улыбкой, - Почему ты не летел, когда тебе дали крылья? Почему ты выхаживал по клети, не желая растянуть её, пе-ре-ле-те-е-еть? – её мерзкий голос казался насмешливым, мерзким и в то же время сам подтекст сказанного не был так сильно похож на бред сумасшедшего, - Как жаль, что ты не воспользовалась моментом. Как жаль, что ты такая же, как и все глупцы собравшиеся! – качая головой, она стукнула босой пятой о пол и двинулась к куче лохмотьев, в которую и закуталась, словно в кокон.

Свет в камере погас, погружая Элис в царство скрежетов, скрипов, чавканья и иных звуков, под которые спать мог лишь тот, что полностью обессилил.

Эпизод завершен

Отредактировано Faith Waller (2016-06-20 20:57:29)

0


Вы здесь » Code Geass » События игры » Turn V. Strife » 22.11.17. Белая мышь