Прием

в игру

закрыт


Code Geass

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Code Geass » События игры » Turn V. Strife » 15.11.17. Достойный кандидат.


15.11.17. Достойный кандидат.

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

1. Дата: 15.11.17
2. Время старта: 15:00
3. Время окончания: 17:00
4. Погода: +13, переменная облачность.
5. Персонажи: Артур Уэлсли, Эльза Кригер.
6. Место действия: Пендрагон. Центр содержания ценных военнопленных ГРУ ГШ ВС СБИ.
7. Игровая ситуация: Находясь в поисках надежного адъютанта, Артур перебирает большое количество кандидатур - но все они так или иначе завязаны на разных людей: далеко не всегда приятных. Кто-то чересчур симпатизирует Корнелии, кто-то другим членам королевской семьи, кто-то повязан с высшим дворянством, и так далее, и тому подобное.
Иметь при себе "крысу", интригующую против тебя - все равно, что засунуть себе в сапог гремучую змею и ждать, что все будет хорошо.
Впрочем, 1-й маркиз Веллингтон вовремя вспоминает, что не так давно привез с собой с Альбиона пару ценных грузов. Может, один из них сослужит добрую службу, вместо того, чтобы прозябать в тюремных застенках? Ценными кадрами лучше не разбрасываться, а вчерашний враг вполне может сегодня стать самым преданным союзником - нужно лишь найти способ показать, что с тобой веселее.
8. Текущая очередность:
Артур Уэлсли, Эльза Кригер.

Созданный мной эпизод не влечет за собой серьезных сюжетных последствий. Мной гарантируется соответствие шаблону названия эпизода и полное заполнение шапки эпизода на момент завершения эпизода

+3

2

Мерный стук каблуков черных сапог раздавался гулко по всему длинному, узкому и темному коридору одного из подвальных помещений, принадлежащих Генштабу, вернее его разведывательному управлению, где содержалась лейтенант Эльза Кригер. Последнюю неделю ее вообще не беспокоили: допросы прекратились, равно как и применение рефрена. Их собирались возобновить, но ставший фельдмаршалом маркиз поспешил пресечь эти попытки, вопреки удивленным возражениям сотрудников разведуправления. А еще он приказал улучшить условия содержания пленницы, несмотря на отсутствие прогресса в получении информации.
Но у Артура на эту голову были свои планы: если она согласится сотрудничать – то и допрашивать не нужно будет, она и сама все расскажет. Если же она не согласится – допросы возобновятся и ее участь, скорее всего, будет незавидна – мало кто выдерживал «рефреновые допросы» больше месяца. Даже месяц был большим сроком – большинству хватало и двух недель.

С собой Артур нес лишь папку с копией личного дела пленницы, а также пару «оригиналов» документов W-0, которые касались вопроса прибыли-убыли личного состава, плюс к этому: оперативную карту общей ситуации в прошедшей на Альбионе кампании. Личное дело Эльзы он знал неплохо, но иметь шпаргалку все же предпочел – на всякий случай. Линия разговора у него в голове сложилась еще при прочтении, но ему почему-то казалось, что эта девушка сможет преподнести ему немало сюрпризов. Более того – он на это надеялся. Какой смысл брать заурядные кадры? Для облегчения задачи он и взял с собой пару великолепных подделок, сделанных по образу и подобию реальных штабных документов ЕС в целом и W-0 в частности, полученных в разное время и при разных обстоятельствах.

Реакцию военных кругов и кругов аристократических он также представлял. Но это совсем его не заботило – это был еще один вызов, который он бросал окружающим. Какие могут быть предрассудки, если речь идет о ценных кадрах? Разве не это суть социал-дарвинизма: ценные выживают и возносятся, а всякий scum – лижет господам сапоги. А кто есть большинство дворян, как не этот самый пресловутый scum? А посему, почему их мнение Артура должно заботить? Что касается военных, они, как он полагал, гораздо более благосклонно отнесутся к этому решению, хоть и с некоторым недоверием.

Был и еще один плюс в этом решении. Эльза будет предана ему лично. Во всяком случае, больше ей помощи искать будет неоткуда. А посему, если она неглупа, она не рискнет предать его – это будет равносильно самоубийству. А если она глупа – то останется здесь. Насовсем.

Мерный шаг прекратился – маркиз достиг пункта назначения: одной из допросных комнат. Серая коробка, два стула и широкий стол, плюс зеркало на стене – с понятным назначением. За дверьми – охрана, готовая ворваться чуть что пойдет не по сценарию. Уэлсли, возможно, мог бы и без этих мер предосторожности обойтись, но порядок есть порядок. И с этим даже фельдмаршал спорить не имел права. Он мог бы поменять порядки – это другое. Но зачем заниматься всякими вредными глупостями?

Глубокий вдох. Медленный выдох. Артур входит в помещение вместе с присоединившимся к нему штатным военным переводчиком. Там его уже ждет пленница. Все так же спокойно, мерным шагом, фельдмаршал приближается к свободному стулу и присаживается, как прилежный ученик, положив руки на папку, уроненную на стол за мгновение до этого, смерил пленницу почтительным взглядом.

- Эльза Кригер, если не ошибаюсь? Как ваше самочувствие? Как с вами обращаются? – тон для беседы маркиз избрал располагающий к себе, дружелюбный. Потому что конфликтовать с этой девушкой он действительно не собирался и не хотел.
Переводчик же, худощавый юноша на вид чуть старше самой пленной, молвил как всегда монотонно – так, как делают надоевшую рутинную работу.

Отредактировано Arthur Wellesley (2016-04-21 21:41:13)

+4

3

Допросная. Серая комната, посреди которой стоял стол с двумя стульями, а на одной из стен висело зеркало. Девушка знала предназначение этого зеркала, но это её ничуть не смущало. Пусть любуются; судя по отражению зрелище всё равно не для любителей попускать слюни на красивых девушек.
Эльза равнодушно смотрела на своё лицо, подперев голову рукой. Похудевшая, с синяками под глазами, освещение придавало коже какую-то дополнительную бледность, а глаза казались серыми, блёклыми. Девушка была бы ещё страшнее с лохматыми волосами и помятой одеждой, но ни того, ни другого не было, лейтенант не изменяла своим принципам даже в таких ситуациях, стараясь, чтобы внешний вид был предельно аккуратным. Так что в целом она выглядела лучше, чем можно было ожидать после нескольких дней пыток. Ей кололи какую-то гадость, от которой мутился рассудок, а в периоды прояснений, она обнаруживала себя в смирительной рубашке, страдающей от голода, головных болей и непреодолимого желания разговаривать. Всё это в купе практически не давало девушке спать, да ей и не хотелось особо: сна не было ни в одном глазу, а если она чудом засыпала, то её тут же будили. На допрос. Иногда давали поесть. Это странное нечто было жидким, холодным и в нём плавали какие-то неопознанные кусочки непонятно чего. То ли разваренные в край полоски овощей, то ли... В общем-то, Эльзу мало интересовало, что вообще было в миске, находясь на грани, съешь и не такое. Главное, что его вообще можно было есть.
За эти несколько дней девушка практически перестала о чём-либо думать и пытаться волноваться за своё здоровье. Она ушла в ожидание. Либо смерти, либо чуда.
Чуда, в виде какого-нибудь там неожиданного спасения не случилось, конечно, на это даже рассчитывать было глупо, но от девушки вдруг отстали. Более того, переселили в уютные апартаменты (по сравнению с обитой подушками белой комнатой, это были действительно апартаменты), где была своя кровать, свобода действия, санузел(!) и даже еду давали два раза в день. Горячую. Помимо таких вот нехитрых радостей Эльза нашла несколько книг, к сожалению на английском, и журнал на французском стародревних времён, который был с радостью использован для тренировки языка. Девушка вообще старалась использовать неожиданно свалившийся на голову отдых с пользой. Для начала выспалась как следует, когда смогла заставить себя заснуть. А это сделать оказалось весьма легко: достаточно было просто подвергнуть измученной тело стандартной тренировке, которую лейтенант устраивала себе каждое утро. Ещё одним пунктом программы было избавиться от желания много говорить. Понимая, что это может принести ей немало проблем, девушка занялась говорением. Она говорила, говорила, говорила, пела, читала - до того момента, пока язык не сводило.
Конечно, она ясно понимала, что всё это сделано не просто так, но это не было поводом апатично валяться на кровати в ожидании, пока за тобой придут и сделают парочку заманчивых предложений. А то, что эти заманчивые предложения будут не было сомнений. И чем дольше девушка находилась на отдыхе, тем выше становился градус потенциальной заманчивости. И вот, спустя неделю, за ней, наконец, пришли, отвели сюда, посадили и оставили в ожидании, пока не откроется дверь и в комнату не зайдут двое. Первый оказался достаточно высоким мужчиной с тёмными волосами и белой кожей, в котором явно проглядывалась армейская выправка. Это явно был господин дознаватель. А следом за ним вошёл какой-то особо худощавый паренёк, который совсем терялся на фоне стен и первого вошедшего. Переводчик. И если первого мужчину Эльза оглядела с должным вниманием и толикой интереса, то парню достался равнодушный и холодный взгляд. За это достаточно короткое время пребывания в пленении девушка невзлюбила переводчиков. Постоянно с каменными лицами, монотонные, безэмоциональные, но в глазах можно было прочесть всё, что они вообще думают, от злой насмешки до острой неприязни. Более того, девушка никак не могла убедиться, правильно они переводят или нет, потому и доверия к ним не было никакого.
- Эльза Кригер, если не ошибаюсь? Как ваше самочувствие? Как с вами обращаются? - спросил севший перед ней мужчина. Голос его звучал доброжелательно, и в нём даже не слышалось того пренебрежения, к которому Эльза успела привыкнуть. Хотя, конечно, тон переводчика несколько портил впечатление. Да и сами вопросы звучали некоторой насмешкой. Лейтенант, наконец, перестала подпирать голову, сложив руки перед собой на столе и подавшись немного вперёд, и посмотрела мужчине прямо в глаза, пытаясь понять, насмехается тот или нет. Не насмехается. Значит, пришёл действительно по делу.
- Гут, - ответила она через пару секунд, зная, что это слово похоже на английское "хорошо" и это даже не придётся переводить. Знание языка у неё, конечно, было весьма скудным, то есть, практически никаким, кроме самых банальных слов, которые не знал разве что тупой, и знания, что английский, немецкий и французский произошли от одного языка, что значит некоторое количество похожих по звучанию и значению слов. - Достаточно хорошо, чтобы не умирать. У этого ведь есть какой-то смысл, я правильно понимаю?
Практически прямой вопрос был рассчитан на пресечение растягивания вступительной части разговора, дабы побыстрее перейти к делу. Подобные ситуации не располагали девушку к разговорным прелюдиям.

Отредактировано Эльза Кригер (2016-04-25 11:21:55)

+3

4

- Смысл? Вероятно, - глядя в усталые, но такие умные и все еще полные желания жить глаза ответил маркиз, - Вероятно есть.
Он смотрел на эту несломленную девушку, и на ум ему приходили строки из одного произведения его молодости:

«Опять я видел очень странный,
Непонятный сон:
Безмолвный незнакомец предо мной
Предстал, сойдя с икон.
Его, как вора, под конвоем,
Стражники ввели.
Пытали, но согнуться до земли
Заставить не смогли»
.

И как бы он был рад сегодня не вспоминать вторую половину сна Пилата…
…для этого, впрочем, нужно было приложить некоторые усилия.

- Меня зовут Артур Уэлсли – для вашего удобства можете просто называть меня Артур. Я воевал против Вас на Альбионе. И я – одна из причин, по которой вы оказались здесь. Сейчас же я – ваш единственный пропуск отсюда, - маркиз решил не тянуть с сутью вопроса, по которому он пришел, - Большую часть информации по подразделению W-0 из вас уже вытянули. В качестве военнопленной вы становитесь все менее и менее полезной. А это значит, что ваш жизненный путь, вероятно, скоро подойдет к концу. Если только вы не согласитесь на мое предложение. Вербовщик из меня тот еще, но я лично не оторвался бы от работы и не пришел бы сюда без причины – Мне, - на этом слове фельдмаршал сделал особенный акцент, - нужен адъютант. Вам это может показаться странным, но мне совершенно не хотелось бы иметь одну из здешних крыс, которая при малейшей возможности начнет сливать информацию своим знатным родственникам или, тем паче, моим соперникам – что в данном случае почти одно и то же, - ту откровенность, с которой он говорил, он мог позволить себе здесь: разведка, это то, что в генштабе всегда работало хорошо, а потому с начальником ГРУ СБИ Артур быстро нашел общий язык и даже успел поиграть в вист с привычным для него результатом. К тому же ушей здесь был самый минимум – всего лишь одна пара – да и ничего крамольного для этих стен он не сказал: в разведке, где трудились либо незнатные, либо дворяне мелкого происхождения и титулов, больше крупной знати не любили только контрразведку, - Вы, с моей точки зрения, являетесь идеальной кандидатурой: штабистка с безупречной репутацией, совершенно не имеющая здесь каких либо связей. Да, вы не знаете английского, но это, в данном случае, совершенно незначительное и легко преодолимое препятствие. Все упирается только в одно: согласитесь ли вы.

Моментального согласия он не ждал. Теперь, после того, как он сделал предложение, предстояли переговоры. Но вместо моментальных посулов пряником или угроз кнутом, он предпочел дать пленнице оценить варианты и дать возможность самой поторговаться. Или сразу сказать «нет». Что, кстати, не означало бы моментального прекращения переговоров. Собственно, Артур и рассчитывал на сопротивление — если бы она сдалась так просто, без борьбы, грош бы ей была цена.

Отредактировано Arthur Wellesley (2016-05-10 21:29:54)

+3

5

Мужчина был предельно вежлив и доброжелателен, но, несмотря на это, каждая его последующая фраза заставляла всё сильнее сжимать губы. Где-то на середине девушка медленно выпрямилась и откинулась на жёсткую спинку стула, оставив руки на столе ладонями вниз и не переставая при этом пристально и внимательно разглядывать Артура Уэлсли. Притом ухитрилась проделать это нехитрое движение так, будто вокруг - не стены допросной, а приватная зона в каком-нибудь дорогом ресторане, а сидящий перед ней мужчина должен Эльзе как минимум чемодан купюр, но по каким-то причинам не принёс.
Лицо у Артура было весьма приятным и даже благородным, девушка чувствовала, что этот человек живёт по своим совести и чести. Не то, чтобы она прямо очень хорошо разбиралась в людях, но людей, у которых подлая низкая душонка, Эльза за версту чуяла и ненавидела всем сердцем. Взгляд переместился с лица на одежду. Важная шишка. Весьма. И если быть личным адъютантом вообще достаточно почётно, то у такого - и подавно. На самом деле в другой любой ситуации Эльза бы без промедлений согласилась. Увы, сейчас было одно "но". Этот человек служил стране, которая планомерно порабощала мир, которая затеяла всю эту войну, из-за которой умерло столько людей... А для Эльзы последнее было весомым аргументом против и этой страны, и тех, кто движет её по пути к завоеванию. По крайней мере там, дома. А сейчас... Да, в принципе, и сейчас. Девушка прямо чувствовала, как просыпается в душе раздражение по мере продолжения речи, как растёт чувство послать этих двоих куда подальше и готовиться к смерти, потому что если из неё действительно выкачали практически все сведения... Кстати, интересно как? Самих допросов, если подумать, в воспоминаниях не было совершенно.
«Вот, что это за дрянь была...» - вывод напрашивался сам собой. Девушка невольно сжала руки и неслышно выругалась в сторону. «Ах вы уроды! А теперь ещё приходите и просите перейти в личное услужение!»
Молчание затягивалось, но Эльза не спешила его прерывать, почувствовав, что ещё немного и она красиво выругается уже вслух, что на этого Артура, что на переводчика, который, кстати, стоит и зевает, за что удостоился от Эльзы просто убийственного взгляда. Надо было срочно брать себя в руки. Это был один из тех редких случаев, когда девушка действительно пыталась проявить хоть какую-то вежливость, потому что сейчас от этого зависело очень многое. Конечно, в случае неудачи она уже морально готовила себя к близкой кончине, но... Но жить всё равно хотелось до последнего. К тому же этот человек изначально вёл себя весьма располагающе да и не требовал пока что ничего сверх того, что могла предложить Эльза. Он невольно вызывал расположение к себе. Или не невольно, может быть умышленно. Скорее всего умышленно.
В общем, некоторое время лейтенант Кригер потратила на то, чтобы избавиться от нецензурных выражений и подобрать как можно более вежливые конструкции в своём арсенале. Ну или, как минимум, наименее провоцирующие.
- Мне нравится то, что вы со мной честны и не ведёте себя, как последняя свинья, в отличие от тех, с кем мне уже довелось познакомиться по вашей вине, но на этом мои симпатии к данной ситуации заканчиваются, - наконец, сказала Эльза, как всегда прямолинейно. Этот человек действительно каким-то образом заставлял себе симпатизировать. Опыт? Особый талант? Впрочем, какая разница. - Работая на вас, исполняя ваши поручения, я буду помогать не только вам лично, но и служить на благо всей этой вашей... Британской иммита... - девушка шумно вдохнула, затыкая себя буквально на полуслове. Говорить "Британская иммитация мирового господства" сейчас было явно лишним, хотя и очень хотелось. - В общем, этой страны. Но я не хочу приносить пользу стране, которую мало того, что не люблю, но и имею много поводов ненавидеть. А я привыкла либо совсем не контактировать с тем, что ненавижу, либо нападать и изменять его. Становиться одной из сил, против которых я обычно борюсь, чтобы получить удовольствие жить дальше? Не заманчиво. Совсем.
Теперь Эльза уже не держала руки на столе, она их скрестила на груди, а взгляд стал выжидающим. Весьма неожиданно девушке даже начало становиться интересно. Что ответит ей этот человек? Что предложит следующим? За интересом не далеко было и до азарта. А сможет ли она избежать смерти? Может, выбьет какой-нибудь альтернативный вариант? Или всё, конец? Страшно не было. За эти дни она слишком вымоталась для того, чтобы бояться. В принципе, ей и сопротивляться не особо хотелось. Она не была таким уж патриотом, в принципе, нельзя было сказать, что у неё вообще были симпатии к какой-либо стране, а сейчас даже проклёвывались какие-то жизненные перспективы, которые уже практически затухли в четырёх серых стенах и неизвестности. Но, тем не менее, в отличие от Британии, Германию было и за что любить. Эти небольшие мелочи, к которым девушка действительно чувствовала привязанность. Счастливое детство, множество весёлых воспоминаний, мать, отец, Эрих... Только это удерживало от согласия. Это и та хрень в шприце, которой её истязали несколько суток. Вот на такое обращение с собой Эльза была зла неимоверно.

+4

6

Переводчик переводил дословно, в полтона. Когда Эльза осеклась на полуслове, он также замер, но потом догадался, что слово было «имитация» и все так же послушно, как машина, сообщил. Чем дальше девушка говорила, тем больше это становилось похоже на набор пропагандистских штампов.
Артур был к этому готов.
- Поверьте, в этом государстве, что касается «честности в лицо» - я в меньшинстве, причем в подавляющем. Это не мешает некоторым господам считать меня «полной свиньей», - Артур едва улыбнулся, как и переводчик, который впервые за беседу проявил хоть какую-то эмоцию, - Подозреваю, впрочем, что подобным образом дело обстоит не только тут, - начал Артур с отвлеченной темы – пусть она чуть остынет, - Именно поэтому мне было бы интересно узнать, «британской имитацией» чего является, по вашему мнению, моя страна. Все что вы скажете здесь – вне зависимости от исхода – тут и останется.
Взяв коротенькую театральную паузу, маркиз продолжил:
- Что касается этой войны – это, как писал один ваш знаменитый соотечественник, не более чем продолжение политики иными средствами. Эту войну начал не я. И не ваш начальник генштаба. И никто из военных. Война – это дела политиков. Вам рассказывают, что эту войну начала Британия? А нам здесь – что Евросоюз. Оставьте эти пропагандистские штампы в стороне – вы же неглупый человек. Евросоюз – с моей скромной точки зрения – зеркальное отражение Священной Британской Империи. Если недостатки нашей системы заключаются в… негибком управлении, - так Артур скромно назвал влияние монархической и сословной составляющей своего государства на управление и пресловутую социал-дарвинистскую идеологию, - то ваша – просто насквозь гнилая и куда более лицемерная. Мы здесь у себя не прикидываемся дураками и не пытаемся делать дураков из других: мы практически прямым текстом говорим, что пытаемся решать свои задачи, чтобы обеспечить обороноспособность, безопасность и собственные интересы. Я пару раз включил телевизор на Альбионе – тогда со мной был переводчик. Много смешного увидел. Если бы я не знал, что я смотрю, подумал бы, что это – глупое комик-шоу с нашего телевидения, что-то вроде издевательства над противником. «Евросоюз – это мирное объединение государств против Священной Британской Империи» и прочие перлы. Я не говорю о том, что Евросоюз когда-то собрал Наполеон, чтобы воплотить свою мечту о мировом господстве. Я не говорю о том, что Евросоюз развязал Первую мировую войну и пытался уничтожить Россию. Я не говорю о том, в каких условиях у вас пребывают беженцы из разных стран – не только из тех, в которых мы успели наследить – про эти гетто у нас знают, хотя и у нас ситуация не лучше, стоит признать. Я не говорю уже о ваших колонизаторских империалистических потугах в северной, восточной и западной Африке – одна из причин, по которым ЮАР предпочло в итоге союз с нами, а не с вами – не говоря уже о прямом предательстве, совершенного по отношению к армии ЮАР. Не поймите меня превратно – я не хочу сказать, что мое государство во всех отношениях лучше вашего отечества, но оно честнее по отношению к остальному миру уж точно. Мы не прячем свои интересы за лицемерной маской миротворчества и хотелками «мира во всем мире», - Артур произносил это все с абсолютно ледяным спокойствием, будто рассуждал об обыденных и повседневных вещах, - Кстати, о предательстве, - короткий монолог как-то сам подошел к нужной точке – специально бы не получилось, - Эти ваши господа из мирного и демократичного Евросоюза – большие мастаки метать нож в спину всем, кому не лень. Вот, даже вам и вашим, Эльза, коллегам, - Артур аккуратно положил перед ней папочку с документами. Часть из них была подлинной – как, например, одна из штабных карт с позициями немецких частей (в частности и W-0) благодаря которой стала возможна блестяще проведенная диверсионная операция, повлекшая за собой кражу Александра, подрыв – в прямом и переносном смысле – боевой мощи одного их элитных подразделений Евросоюза и антибританской коалиции в целом, и взятие языка, который сейчас сидел здесь. Были и фальшивки – но очень хорошо, со знанием дела, выполненные – со списками убыли личного состава, среди которых могли быть знакомые фамилии. В частности некоего Эриха Хельденхафта, о котором так пронзительно кричала Эльза на первом допросе.
- Эту папку привез с собой штаб моего корпуса с Альбиона. Я бы рад сказать, что сведения для той операции мы добыли в бою, но это было не так, - абсолютно честно поведал маркиз. Мало того – он и сам точно не знал, откуда эти документы – те, что подлинные – появились. Было сообщено лишь, что информация получена из крайне надежного источника. Артур был бы лично готов пожать руку тому агенту, что добыл эту информацию, и презрительно – на крысу, которая ее слила. К несчастью, а может и наоборот, он не мог сделать ни того, ни другого.
- Я думаю, мне не нужно говорить, что это значит. Я еще могу лишь добавить про очевидную склоку в рядах Евросоюза – иначе сепаратное перемирие с Францией, для меня лично крайне неожиданное, я объяснить не могу. Это второй фактор, который позволил нам провести операцию. Есть еще и третий – ваше некомпетентное командование вместо того, чтобы отступать вместе с французами, почему-то предпочло задержаться на месте. Честно говоря, - добавил Артур довольно мрачно и с толикой искреннего сочувствия, - я бы не хотел оказаться сейчас на вашем месте, потому что пережил бы жестокое разочарование во всем, что меня окружало, - после этих слов Артур перевел свой взгляд с лица Эльзы куда-то в стену, явно вспомнив что-то очень неприятное, видимо то, что когда-то надломило и его. Больших сил стоило ему пережить то событие. Пока он вспоминал, он попутно дал Эльзе переварить поток выплеснутой на нее только что информации. Возможно, так не следовало делать - нужно было бы сопровождать это все комментариями, аргументами и прочим нейро-лингвистическим программированием, но маркиз справедливо полагал, что если девушка сама для себя решит, что лучше, то будет правильнее. Да и лояльности, в таком случае, поболе будет. А это – главное, что нужно было Артуру от Эльзы.

+6

7

- Артур. - Эльза еле дослушала весь этот бессмысленный с её точки зрения монолог. Мужчина явно пытался убедить её в том, в чём она наполовину не имела желания убеждаться, а на половину - уже давно была убеждена. - Верьте, не верьте, но мне абсолютно плевать, кто из нас самый белый и пушистый, хоть лемуры на Мадагаскаре. Потому что это будет неправдой. Что у Британии, что у Европы, что у лемуров - у всех рыльце в пушку.
Последнее девушка говорила, уже беря в руки положенные перед ней документы. На некоторое время она погрузилась в ознакомление. Документы вызывали интерес и не только профессиональный, даже несмотря на то, что в основном это были отчёты о проведённых операциях и выполненных задачах. Попалась и карта расположения немецких частей, но ей Эльза уделила минимум внимания: вряд ли это было именно то, ради чего ей подсунули все эти бумаги. В принципе, несмотря на интерес, она и в остальные бумажки не вчитывалась досконально, только пролистывала глазами, на ходу отмечая для себя важное и не очень. В не очень важное автоматом отправился и списки убыли личного состава. Эльза не слишком ещё хорошо всех знала, чтобы встретить там знакомые фамилии. Разве что фамилии некоторых далеко вышестоящих по званию. В принципе только из-за этого она решила посмотреть и эти списки тоже, а не сразу отложить их в сторонку. И увидеть в этих списках Эриха стало для неё... неожиданностью - будет мягко сказано.
- Да вы шутите, - пробормотала она, и лицо стало ещё бледнее, чем было до этого, когда она осознала, что видит друга в списках погибших, а не ушедших.
Эльза вцепилась в этот листок и стала чуть ли не до буковки вчитываться в написанное, но не нашла там ни тени насмешки или доказательств, что это может быть неправдой. Руки едва заметно, но задрожали, дыхание перехватило. Истерзанная нервная система явно не выдерживала очередной удар, в голове обназовалась необычайная пустота. Несколько секунд девушка просто пялилась на бумажку, не двигаясь. Потом вдруг ей пришло осознание того, что ещё немного и она банально расплачется. «Вот только этого не хватало». Эльза положила листок перед собой, оглядела поверхность стола и увидела длинный карандаш, который, видимо, выкатился из папки с документами. Девушка взяла его, оценивающе оглядела со всех сторон, после чего, повернувшись к Артуру в полоборота, шарахнула карандашом со всего размаху о край стола. Карандаш, в отличие от всего в этой комнате, был сделан из обычного дерева, потому такого удара не пережил, расколовшись на двое. Одна половинка стремительно отлетела в стенку позади Эльзы, вторую девушка аккуратно положила справа от себя, после чего деловито и неспешно начала собирать все документы в одну стопочку, первыми сложив туда списки убыли состава: лейтенант поняла, что видеть не может эти бумажки. Заодно приводила свой ум в порядок. Карандаш - это, конечно, слабая альтернатива груше, к примеру, или хорошему спаррингу, но хоть что-то. Напряжение немного сошло и теперь Эльза хотя бы смогла начать адекватно соображать. Относительно. Осознание нереальности не покидало и мозг лихорадочно искал надежду. И нашёл. «Это всего лишь бумаги. Даже если я не нашла в них никаких противоречий, это не значит, что не могло произойти ошибки или что их нельзя подделать. В конце концов, меня пытаюстся завербовать, здесь все средства хороши... Как грязно».
Конечно, это были всего лишь попытки уговорить себя не впадать в отчаяние. Потому что в такие подарки судьбы девушка не верила. При всём её почтении к Госпоже Удаче. И тем не менее...
Кажется эта призрачная надуманная надежда была весомым аргументом, чтобы не разбрасываться своей жизнью ради идеалов. Теперь девушка была намерена рыть под это дело. Долго и упорно. А в конце направить все свои усилия на то, чтобы хорошо отплатить либо тем уродам, что прошляпили эти смерти, либо тем уродам, что скормили ей дезу. Эмоциональная усталость медленно сменялась какой-то болезненной злостью.
- Вы знали, что я должна была увидеть... (на этом месте она слегка сбилась, потому что пред глазами встала строчка из документа и пришлось судорожно вздохнуть, чтобы вновь не впасть в ступор) здесь?- вопрос прозвучал глухо и очень зло. И ответ на него был принципиален для неё сейчас, если она собиралась отсюда выбираться.

Отредактировано Эльза Кригер (2016-05-19 12:14:58)

+2

8

- Рад, что в этом вопросе мы с вами вполне солидарны. Это означает, что у нас есть все, для того, чтобы сработаться, - ответил Артур и замолчал, глядя, как девушка начинает копаться в папке. Как начинает меняться выражение ее лица, как она гневно уничтожает карандаш, как пытается отрицать созданную для нее действительность…
- Знал ли я? – фельдмаршал удивился, вернее, довольно искусно сделал вид – Смотря, о чем вы.
О, он готовился к этой встрече, не только собирая бумажки. Вчера вечером он перед зеркалом репетировал свою ложь – все до мельчайших деталей: интонацию, мимику, жестикуляцию и даже просто взгляд. Наверно, из него мог бы получиться неплохой актер. Может, он не играл бы Гамлета на сцене Имперского Пендрагонского Драматического Театра им. Елизаветы III, но вполне мог бы сыграть Горацио, Фортинбраса, а может быть даже и Клавдия.
И все же одна гадкая мысль не покидала его голову – он и месяца не провел в качестве начальника генштаба, а уже успел полностью погрузиться в пучину интриг, лжи и коварства. Видимо, это являлось составной и неотъемлемой частью пребывания человека в Пендрагоне. Полевому командиру, в этом плане, жилось гораздо лучше. Как во всем этом круговороте лицемерия и обмана не потерять себя – вот о чем нужно было думать.

- Если о том, что скрывается в картах – естественно знал. Там же красным и синим по топографическому выведено, что после того, как мы вас выкрали и значительно прочистили W-0 в плане матчасти, мы создали несколько подвижных групп для окончательного разгрома W-0. Мы абсолютно спокойно прошли через неприкрытый фланг, тем же путем, откуда пришли диверсанты за несколько часов до этого. Фланг этот оставили французы. А ничего не сделали для его прикрытия – ваши командиры. Дальше – сражение на окружение и разгром W-0. Так что если вы об этом – да, я знал. Если вы о списке потерь – скажем так, я не знал, что именно вы должны там увидеть, но подозревал, что наверняка несколько имен окажутся вам знакомыми. Так бывает, когда большая часть личного состава либо попадает в плен, либо погибает. Я так же смотрел на списки пропавших без вести и убитых в Африке, в Норвегии и даже тут – на Альбионе. Иногда они вызывают у меня такие же эмоции, что и у вас сейчас.

Артур сидел, равнодушно, но с толикой сочувствия глядя на девушку, сидевшую перед ним. Он сознательно подверг ее тяжелому психологическому давлению. В голове у него крутилась буря эмоций, которую он не должен был показать – прежде всего, ему было тошно от того, что он делает. Это было равносильно тому, чтобы ее избивать. А какой джентльмен, в самом деле, поднимет руку на женщину? Он мог предоставить эту работу другим, но предпочел заняться сам. Потому что, как писал один знаменитый европейский писатель: «Мы в ответе за тех, кого приручили». Нет, сам он его не читал, но фразу, брошенную кем-то вскользь, чтобы похвастать своим знанием зарубежной литературы, запомнил на всю жизнь. Она была ему куда ближе по нутру, чем вся эта социал-дарвинистская чушь, по правилам которой приходилось играть. И уж если за кого-то и быть в ответе, то только за того, кого ты сам «приручил». Так что да: вербовать себе человека, который будет в курсе многих твоих дел и будет тебе в них помогать, маркиз предпочел самостоятельно. Потом он не сможет никого винить, если она воткнет ему нож в спину.

+2

9

Как всегда после бурного эмоционального всплеска наступала усталость, а иногда и апатия, равнодушие. Так и сейчас. Эмоции уляглись, уставший разум беспристрастно внимал ответу мужчины, а Эльза, слушая эту речь, только кривилась. Слишком много слов, а смысл можно было уместить в одно предложение. Эти бумаги априори имели ценность, раз подсунули, значит догадывался, что шансы найти там то, что она нашла, велики.
- Какая гладкая речь. И даже циничная, - вздохнув, произнесла она, на секунду посмотрев на свои руки, после чего подняв глаза на Артура. - Надеюсь, вам самому она противна, иначе нам придётся разойтись: вам отправиться и дальше искать себе адъютанта, а мне... - усмешка. -...а я отправлюсь в могилу.
Наверное, это можно было расценивать, как согласие на сотрудничество. Как противно было осознавать, что это - сотрудничество с врагом. Предательство? Возможно, нужно было ещё поломаться, но смысл? Раньше сядешь, раньше встанешь, как говорится. Да и, к тому же, она всё уже для себя решила ещё пару минут назад: умирать здесь она не собирается. Да, Эрих мёртв и это будет чудо, если ей скормили дезинформацию, к тому же, верить наслово - не её конёк. Презрение на родине? Пускай. Если Эрих действительно мёртв, то всё равно. Если нет... То её всё равно вряд ли даже вспомнят. А ещё у неё остались родители. Наверное, отец бы предпочёл, чтобы она героически погибла во славу родине, но лично она хотела их ещё увидеть и, желательно, уже в мирное время. И, как странно, изнутри Британии шансов сделать что-то, что остановит весь этот хаос, даже больше, чем там, в тылу родной земли.
Девушка вначале пристально смотрела на своего дознавателя, мазнула равнодушным взглядом по переводчику, после чего уставилась в зеркало. Отражение устало и блёкло уставилось в ответ, пытаясь поразить всегда аккуратную лейтенант слегка растрёпанными волосами и неровно лёгшим воротником. В этот раз у него не вышло, иногда бывали случаи, когда следить за собой не хотелось совсем. Девушка только слегка пригладила воротник одной рукой.
- Знаете, есть много способов уговорить человека что-либо сделать. Очень много. Всё зависит от того, сколько на это дано времени и какие преследуются цели, - сказала она, не отворачиваясь от зеркала. - Хочу сказать, что необязательно делать вещи, за которые человек вас может возненавидеть, если хотите с ним сотрудничать. - Девушка вновь повернулась к мужчине и вновь внимательно посмотрела ему в глаза. Она любила прямые зрительные контакты, глаза многое говорили о человеке. А ей изучать Артура нужно очень тщательно. И не только потому, что она всегда тщательно изучала людей, с которыми нудно было иметь дело, но и потому, что этот конкретный человек знал о ней несомненно больше, чем она о нём.

Отредактировано Эльза Кригер (2016-06-24 17:17:36)

+1

10

- Понимаете ли, в чем штука, Эльза, человеку нашей профессии цинизм крайне необходим. Это попросту защитная реакция разума на происходящий вокруг нас кошмар. Каждый раз, когда я отправляю людей в бой, я стараюсь не думать о том, сколько из них не вернется обратно. Каждый раз, когда я, глядя с КП в бинокль на разворачивающийся бой вижу, как очередной боец падает замертво, я пытаюсь не думать о том, кто он такой. Я стараюсь сделать так, чтобы число павших было возможно меньшим, но предпочитаю не думать о конкретных цифрах. Потому что даже за одним, - маркиз вздохнул, - Даже за одним погибшим солдатом скрывается трагедия целой семьи. За десятью – трагедия целого района. За сотней – трагедия маленького городка. А за десятками тысяч, которые гибнут каждый год – трагедия целой страны. Когда начинаешь всерьез об этом задумываться, перечитывая донесения о потерях за день, то шагаешь проторенной дорожкой в психиатрическую клинику. Чем выше чин – тем выше ответственность, и тем большую долю цинизма приходится в себе взращивать. Мне это противно – вы правы. Но иного пути я просто не вижу, - «Разве что вовсе запретить войну на всем земном шаре, но это такая утопия...», - Так что я надеюсь, что вы все же предпочтете могиле мое предложение.

В том, что она согласится, Артур уже практически не сомневался. И то, что время не было потрачено впустую, его несказанно радовало.

На едкое замечание Эльзы о том, что к ней применяли излишнее психологическое давление, и все это можно было сделать аккуратнее, маркиз ответил довольно честно:
- У нас с вами практически не было времени – вы мне нужны были живой, а вас со дня на день должны были «отправить в расход». Поэтому я решил пойти самым рискованным, самым болезненным для вас, но самым действенным путем. Помогите мне закончить эту войну как можно быстрее. Тогда жертв – таких, как ваш брат – будет меньше.

+2

11

Этот мужчина был прав, Эльза вынуждена была согласиться. Будь она на его месте, тоже бы постаралась бы максимально быстро и эффективно добиться нужного результата. И без давления на больные точки тут бы не обошлось. Однако она не смогла сдержать ироничной улыбки, услышав, что Эриха посчитали её братом. Неточность данных вызвала в груди чувство лёгкого удовлетворения и даже некоторого облегчения. Сейчас каждая крупица информации, которая им не известна, становилась очень значимой. Всё же иметь хоть какие-то секреты для человека - очень важно. А в данной ситуации - возможно и жизненно важно, ведь информация - серьёзное оружие.
Но улыбка проглянула только на мгновение. Она даже была похожа на усмешку, настолько короткой и лёгкой была. На горькую усмешку. Всё же девушка была действительно не в том состоянии, чтобы чему-то искренне радоваться. Следующим, что Артур от неё увидел, был горестный вздох, который явно показывал, как девушка уже от всего этого устала.
- Только давайте без этой патетики. Если вы действительно хотите закончить войну - я даже посчитаю своим долгом вам помочь. Вы кажетесь хорошим человеком, если ваши слова не расходятся с тем, что может быть на самом деле. Однако я... Уж извините, я не могу быть до конца лояльной к вашему государству. По крайней мере сейчас.
"А ещё мне, наверное,  выдадут британское гражданство", - вдруг с безнадёжностью подумала она вслед. Она не была огорчена самим фактом, но вот что делать потом? Поменяют ли ей его обратно? Сможет ли она это сделать без лишних хлопот, дознавательных процессов и подобного? Скорее всего нет. И даже то, что все эти хлопоты маячали только чисто гипотетически, уже вызывали тоску.
Вообще, хотелось сказать многое ещё. Но она только ещё раз вздохнула. Ей придётся много работать на благо Британии. Да, выполняя поручения этого человека. Формально она будет работать на него, но получается, что и на Британию тоже. Не слишком хорошие перспективы. Однако Эльза вместе с тем понимала, что даже так есть много способов это консервировать и провернуть что-то в своих интересах. Всё же, у неё ещё были кое-какие планы на эту жизнь. Конечно, за ней будут приглядывать. Уж себя-то девушка знала. Она умела напускатьна себя кроткий вид, но знала, что в общем плане не всегда его производит. Да и чужая она здесь. Но всё же... Надежда на конпенсацию была, девушка верила, что рано или поздно найдёь способы.
- Прежде чем вы уйдёте, - сказала вдруг она после некоторой паузы, - у меня будет к вам просьба. Когда ваши... военные меня схватили, на мне была сумка. Там был нож. Если всё это ещё не пошло в утиль, мне бы хотелось получить его обратно в своё пользование.
Голос, вроде ставший бодрым и чётким в прошлую речь, вновь звучал устало и намного тише.

Отредактировано Эльза Кригер (2016-11-10 00:44:43)

0

12

- В чем в чем, а в бюрократии мы точно не слабее ваших европейских коллег. Я думаю, что ваша сумка и ее содержимое все еще в хранении. Если, конечно, там не было ничего секретного – в таком случае все ваше добро могло перекочевать в другие части хранения, из которых достать что-то будет сложно. В любом случае, я попробую, - Артур мягко улыбнулся. Цель была достигнута – теперь у него в подчинении будет человек, который обязан ему жизнью и находящийся во враждебном окружении. Первое время, конечно, никто не допустит ее в святая святых сухопутных войск – Генеральный штаб. Она будет учить язык и выполнять пустяковые поручения, пока остальные будут к ней привыкать, - Я уверен, что наше сотрудничество будет плодотворным. До скорой встречи, Кригер.
Артур вместе со своим переводчиком вышел из допросной комнаты – на выходе его уже ожидал полковник Ранке, один из потомков немецких колонистов, высокопоставленный чин ГРУ СБИ.
- Фельдмаршал, сэр, если позволите, я не думаю, что нам следует оставлять ее в живых.
Лицо Артура слегка вытянулось от удивления и гнева, поэтому Ранке поспешил поправиться:
- Простите, сэр, я неясно выразился. Но позвольте с глазу на глаз, - подозрительный полковник бросил взгляд на переводчика. Артур выдохнул и приказал переводчику возвращаться на рабочее место. Ранке и маркиз, тем временем, проследовали в кабинет полковника.
- Мы создадим ей новую личность, - тут же выпалил полковник. Артура как током дернуло – как же он сразу не догадался.
- Я полагаю, - снова улыбнулся маркиз, сменив гнев на милость, - что у Вас уже все готово?
- Так точно, сэр! Я думаю, что некоторое время ей полезно будет выучить язык, не покидая наших застенок, и, что еще важнее, усвоить легенду, - довольный Ранке полез за папкой с готовыми документами, - Самое главное, что в это дело посвящено ограниченное число лиц. Начальник управления, я, два инструктора, которые непосредственно будут работать с Кригер, и медик, который будет следить за ее состоянием.
- Превосходно. Будете ответственным за то, чтобы все так и оставалось. И устройте ей возможно лучшие условия – она и так натерпелась. Теперь, раз уж она будет британским подданным, не имеет смысла угнетать ее. И не забудьте включить в это дело краткий курс истории СБИ, некоторые сведения по специальности и прочие нужные ей вещи. Будет грустно, если она выдаст себя тем, что не знает, кто такая Елизавета III и когда в СБИ была гражданская война, или тем, что не знает нюансов политической или военной структуры СБИ. У вас не больше двух месяцев.
- Есть, сэр! Так точно, сэр!
- Приступайте. А я вернусь к выполнению своих обязанностей.

Подобный ход решал сразу несколько проблем. Теперь никто не будет недоумевать по поводу того, что бывшая военнопленная делает возле одного из высших чинов армии. Теперь она будет талантливая курсантка, отобранная в числе прочих. Знаний у нее и так хватает, а потому подозрений она вызывать не будет. Вернувшись в кабинет, он кликнул секретаршу:
- Отправьте типовое письмо начальнику разведуправления с просьбой вынести благодарность и поощрение полковнику Ранке. Думаю, он поймет, о ком речь.

Эпизод закрыт.

Отредактировано Arthur Wellesley (2017-01-12 02:04:44)

+1


Вы здесь » Code Geass » События игры » Turn V. Strife » 15.11.17. Достойный кандидат.