Прием

в игру

закрыт


Code Geass

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Code Geass » События игры » Turn V. Strife » 20.11.17. Стратегическое чаепитие 2


20.11.17. Стратегическое чаепитие 2

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

1. Дата: 20.11.17
2. Время старта: 18:00
3. Время окончания: 19:00
4. Погода: +15, переменная облачность.
5. Персонажи: Корнелия ли Британия, Артур Уэлсли.
6. Место действия: Пендрагон. Резиденция Корнелии.
7. Игровая ситуация: После выходки, которую выкинула на совещании узкого круга лиц Ее Высочество, Уэлсли не на шутку разозлился и вместе со своими людьми с усердием принялся разрабатывать восточное операционное направление - наиболее перспективное и необходимое. Однако на следующий день, поздно вечером, он получил извинения от господина Дарлтона вместе с официальным приглашением на чашку "Эрл Грея" в резиденции Корнелии. Усугублять конфликт Артур не собирался, так что пожав руку господину Дарлтону, приглашение все же принял. Почему-то на 6 часов, а не на стандартные 5 - но кому какое дело до этих деталей.
8. Текущая очередность:
Артур Уэлсли, Корнелия ли Британия.

Созданный мной эпизод не влечет за собой серьезных сюжетных последствий. Мной гарантируется соответствие шаблону названия эпизода и полное заполнение шапки эпизода на момент завершения эпизода

Отредактировано Arthur Wellesley (2016-04-13 11:37:42)

+1

2

После вчерашних событий в генштабе, Артур всю свою злость и оскорбленность произошедшим аккумулировал и направил на работу в строго противоположном направлении. Их не интересует Его мнение? Хорошо – тогда Его не интересует Их мнение. По детски? Да, если бы не одно, чрезвычайно важное обстоятельство – Европейское направление действительно ближайшее время было совершенно бесперспективным: как в политическом, так и в военном отношениях. А вот события в Китае заставляли понервничать. Китайская Федерация – кладезь нефтепродуктов, полезных ископаемых, обладающая колоссальным промышленным потенциалом. И Император не для того заключал все выгодные для Британии договоры, чтобы в ходе одной кампании, проведенной русскими, Священная Британская Империя потеряла там все свое присутствие. Поэтому Артур еще вечером 18-го ноября запросил по дипломатическим каналам связь с генералом Шаном или его доверенным лицом, а также последние данные по ситуации в Китае.
Одновременно с этим, в Штабе по крупицам собирали все то, что уже имелось на данный момент. Началась разработка различных вариантов помощи союзнику – от сугубо ограниченной и до полномасштабной. Лишь в небольшом уголке, далеком от «китайской темы», три ответственных офицера по личному поручению маркиза разрабатывали операцию по взятию Ирландии.
Так прошли сутки: практически никто не уходил с работы, все если и спали, то на диванах в комнате отдыха по пятнадцать минут в сутки – закидывались кофе и продолжали считать, размышлять, предлагать, отклонять, возражать, делать, переделывать…
…в общем, работа кипела. Кипела так же, как кипел Артур 18-го. Он, правда, виду не подавал.

19-го поздно вечером, когда Уэлсли, наконец, собирался отдохнуть, к нему прибыл адъютант и доложил о посетителе.
- Пусть проходит, - устало произнес маркиз, у которого от недосыпа появились синяки под глазами.
«Посмотрим, что он нам скажет. Может, принес известие, что Ее Высочество добилось моей отставки? Хе-хе-хе…»
Посетителем, как нетрудно догадаться, был генерал Дарлтон. Предводитель Гластонских Рыцарей явно был больше, чем просто мальчик на побегушках у Корнелии, а посему разговор, видимо предстоял серьезный.
Однако вместо разговора получилось следующее:
- Ее Высочество просит у вас прощения за, - он взглянул на часы, - вчерашний инцидент, - сухо и официальным тоном начал Андреас, - и приглашает Вас, маркиз Веллингтон, на чаепитие в шесть вечера по Пендрагонскому времени. Мне поручено получить у вас согласие или отказ.
«На ковер, стало быть, вызывает? Отказываться, впрочем, было бы глупо. Ох уж все эти подковерные игры. А может быть, зря я ее подозреваю в чем-то? В любом случае, усугублять конфликт ни к чему», - в ходе мимолетной беседы с самим собой, Артур принял решение
- Да. Передайте Корнелии мое согласие, - Артур поднялся из-за стола, - И еще раз прошу прощения, что пришлось читать нотации Вашему сыну, генерал Дарлтон, - подойдя, он протянул руку и Андреас незамедлил ответить крепким мужским рукопожатием.
- Извинения приняты. На этом у меня все, если вы позволите, фельдмаршал.
- Да, генерал.

***

В резиденцию Артур прибыл ровно в шесть вечера. Пунктуальность – это вещь необходимая в таких случаях. Дверь ему открыл дворецкий – он же проводил его до стола, где уже сидела Ее Высочество, Корнелия ли Британия.
- Ваше Высочество, - вежливый приветственный поклон, полный почтения, полагающийся в таких случаях.

Отредактировано Arthur Wellesley (2016-04-14 11:16:01)

+2

3

Несмотря на подчёркнуто пренебрежительное отношение к генеральному штабу и его заседаниям, Корнелия понимала, что времена однодневных войн (таких, например, как захват Восемнадцатого Сектора) прошли. Так же, принцессе предстояло смириться с тем фактом, что Шнайзель больше не сможет брать на себя подготовку грядущих войн и британская армия, лишившись его стратегического гения, стала неповоротливой и медлительной, что раздражало. В прочем, Артур Уэлсли был не самым плохим командующим, несмотря на то, что производил не самое приятное впечатление. Основной причиной брошенной на собрании генерального штаба перчатки, было желание Корнелии подчеркнуть, что несмотря на провал Шнайзеля на Альбионе, выше упомянутый генеральный штаб не должен забывать своё место. Да, падение Шнайзеля неизбежно бросало тень и на принцессу Корнелию, но она не собиралась тонуть в этом болоте вместе с братом, предпочитая протянуть ему руку с безопасного берега, когда придёт время. А пока, она сама буквально увязла в Пятнадцатом Секторе.
"Уэлсли прав, о войне с ЕС не может быть речи до тех пор, пока мы не закончим наводить порядок на уже завоёванных территориях. Вот только почему они не хотят осознать того, что это задача не для армии, тем более не для моих Гластонских Рыцарей, которые вместо патрулирования улиц и охраны нефтяных вышек должны быть там, где они нужнее всего - на поле боя. А пока маркиз Веллингтон изволит терять моё вемя и время британской армии на... Ах, вот и он, лёгок на помине."
- Маркиз, - сдержаным кивком, принцесса приветствовала вошедшего Уэлсли, - хорошо, что мы можем поговорить с глазу на глаз, - дворецкий исчез незаметно, практически сразу после того, как маркиз Веллингтон вошёл в кабинет её высочества, - присаживайтесь, скоро подадут чай.
Веллингтон был подчёркнуто вежлив. Хорошо, если он обойдётся без сарказма и продолжит держаться в рамках этикета, может быть, из этого разговора и выйдет прок... Во всяком случае, такого мнения придерживался генерал Андреас Дарлтон, а его советам Корнелия доверяла.
"Ну посмотрим, насколько хорошо ты носишь положенную тебе маску, маркиз Веллингтон. Проклятье, я начинаю думать, как Шнайзель. Относиться к людям, как к пешкам... Нет, нет, нет, я - не Шнайзель. Этот человек, хоть и неприятен мне, делает то, что должен ради Британии. Таких немного."
О вчерашнем инциденте, Корнелия не вспоминала. Формальных извинений было достаточно, кроме того, Корнелия не могла снимать свою маску, даже беседуя с Артуром Уэлсли без свидетелей.
- Как и я, вы понимаете неизбежность войны с Евросоюзом, - произнесла Корнелия, - как и я, вы не сомневаетесь в том, что армия ЕС обречена на поражение и вопрос только в том, какую цену заплатит британская армия. Я считаю, что вторжение нельзя откладывать, но вас куда больше заботит Китайская Федерация и Пятнадцатый Сектор, находящийся, к слову, под моей ответственностью, - принцесса выдержала небольшую паузу, - а потому, прошу вас изложить мне свои соображения относительно перспектив войны с ЕС. Представим ненадолго, что я не сделала выводов после Альбиона и планирую начать вторжение не сегодня-завтра, - Корнелия вежливо улыбнулась, давая понять, что ещё не потеряла рассудок и предлагает Веллингтону, действительно, "предположить", а не "делать выводы и действовать", - вы превосходный военный теоретик и я хотела бы выслушать вас, уделив этому столько времени, сколько потребуется. Ах да, вот и чай. Прошу, угощайтесь, маркиз.
Дворецкий вошёл так же бесшумно, как и ранее покинул кабинет принцессы. На столе появился серебряный поднос, приятный запах крепкого чёрного чая наполнил помещение.

+2

4

«Вы известны, как хороший военный теоретик», - как же эти слова режут ему слух. Он меньше месяца как стал руководителем главного военного органа страны, а уже «теоретик». А Африка? А Норвегия? Да и Альбион тоже…
…Все в прошлом. Теперь он «военный теоретик».
Да-а-а-а-а-а, потрясающе.

Когда же эти глупые королевские детишки поймут, что война – это не компьютерная игрушка, где ты берешь сотню человек и с ней можешь хоть горы свернуть. Что это не «Ухаха! Смотрите: я разгромила голожопых арабов за сутки!»
Когда они, наконец, поймут, что война – это искусство, граничащее с наукой. Что за сотней людей стоит тысяча, если не больше, в тылу, и что чтобы ты разгромила этих самых «голожопых арабов», большому количеству людей необходимо трудиться в тылу, считая, анализируя, производя, перевозя и многие другие «-ая», «-уя», «-дя» и «-зя»?
Наверно, никогда. Это прискорбно. Это не понимал Шнайзель, который потому провалил Альбионскую кампанию. Это не понимала и Корнелия, едва не столкнувшаяся с военной катастрофой в Армении.

Уэлсли в ту пору был простым командиром корпуса, не хватающим звезд с неба, но далеко не бесталанным. Теперь ему в руки выпала возможность бороться с этим невежеством. И он ее не упустит.
«Вы хотите знать, почему нельзя воевать с Евросоюзом сейчас? Хорошо. Я преподам вам урок стратегии»

Сидящий с дружелюбным, насколько это было возможно, выражением лица, маркиз начал свой доклад:
- Предположим, что мы хотим нанести удар по Евросоюзу с территории Альбиона. Давайте попробуем взвесить все «за» и «против», - менторским тоном, не терпящим возражений, начал Артур, - Начнем с «За». Во-первых – и в главных – ключевой союзник ЕС втянул сам себя в войну с Китаем, - маркиз откинул на правой руке, сжатой в кулак, указательный палец, - Во-вторых, мы дезорганизовали вооруженные силы ЕС и внесли раскол в их ряды, - маркиз откинул на правой руке средний палец. На этом все преимущества заканчиваются. Дальше начинаются «Против». Начнем с более внимательного взгляда на наши «За»: да, казалось бы, Российская Империя втянута в кровопролитную войну с Китайской Федерацией. Но на деле она, согласно донесениям разведки и нашего военного атташе в Пекине, ведется достаточно ограниченными силами. Таким образом, Российская Империя будет в состоянии помочь своему союзнику, поскольку располагает существенными резервами в живой силе и в технической части. Это раз, - маркиз загнул обратно средний палец, - Да, мы дезорганизовали французскую армию и внесли политический раздрай в ряды членов Евросоюза. Но мы не разбили противника на Альбионе – а значит, столкнемся со значительным сопротивлением, и наше поспешное вторжение так же легко может объединить разобщенных союзников: ничто не объединяет сорящихся за столом друзей как общий недруг у порога дома. Это два, - маркиз загнул обратно указательный палец на правой руке, продемонстрировав Корнелии кулак – впрочем, без каких либо подтекстов, просто обозначая «нуль», - И вот у нас уже не осталось «За». А меж тем, начинаются «Против»: во-первых, для начала необходимо обеспечить прочное присутствие войск на Альбионе, как и прочный контроль над ним – там все еще беснуются партизанские отряды. Это мелкая проблема, но все же проблема. К этому же «во-первых» относится остров Ирландия и остров Исландия, которые мы будем брать вне зависимости от скорого начала вторжения в Европу или далекого: тут лучше не тянуть, - маркиз отогнул указательный палец на левой руке, - Во-вторых: ситуация в самой Китайской Федерации велика от идеала – они стоят на пороге крупномасштабной гражданской войны. И если мы помогаем одной из сторон, то почему бы, например, русским не помочь второй стороне? Ну, скажем, за разрешение приграничных споров в пользу Российской Империи, крепкий союз и экономические преференции в Китае? Представьте себе на секундочку, Ваше Высочество, каково тогда будет положение Евросоюза, Российской империи и примкнувшей к ним Китайской Федерации? На чьей стороне тогда будет чаша весов? Ваша ошибка заключается в том, что вы крайне недооцениваете Восточный фактор в мировой политике. Возможно, вам кажется, что Его Высочество, Принц Шнайзель или Ее Высочество принцесса Марибелл разрешили его, но на деле это не так. И решать его, судя по всему, придется именно силой оружия, а не дипломатии. Проблема не в дипломатах – проблема в обстановке, - маркиз отогнул средний палец левой руки, - В-третьих, остается проблема сосредоточения войск и скрытного их подвода. Это нерешаемая проблема, в отличие от двух остальных: вы не сможете скрыть морские перевозки от глаз разведки Евросоюза, как бы вы не хотели. Более того, если Евросоюз еще не развязал тотальную подводную войну – это лишь вопрос времени. Есть одно решение и этой, казалось бы, не решаемой проблемы: начать военное производство на Альбионе и набирать рекрутов оттуда, не производя больше перевозок – но чтобы наладить это, необходимо сначала разобраться с проблемой номер один. И я справедливо полагаю, что этого добиться сложнее, чем помочь генералу Шану разобраться с Евнухами и поставить на место русских, - маркиз отогнул безымянный палец, а затем продемонстрировал обе руки, - Ноль - Три в пользу «Против». Еще вопросы, Ваше Высочество?

А тем временем, как раз тогда, когда Артур закончил свой урок, дворецкий – типично англицкий: в костюме-тройке, белых перчатках, с залысиной и гладко выбритый – подал чай: уже второй раз, сменив остывшую чашку маркиза. Вообще, этим делом должна была заниматься прислуга рангом ниже, но, видимо, в целях предосторожности обслуживал их сегодня лично глава прислуги резиденции.

Потрясающий аромат великолепного «Эрл Грей» распространился по просторной зале с удвоенной силой. Артур, наконец, поспешил насладиться вкусом великолепного чая.

Отредактировано Arthur Wellesley (2016-04-14 01:03:23)

+4

5

Корнелии не оставалось только согласиться с доводами маркиза Веллингтона. Он был хорош, даже тогда, когда командовал корпусом, а теперь... Каждый должен быть на своём месте и Артуру придётся смириться с тем, что он теперь "военный теоретик" по-своему незаменимый. Особенно теперь, когда британская армия лишилась стратегического гения Шнайзеля.
- Конечно, вы правы, маркиз, - вздохнула Корнелия, обращаясь к нему подчёркнуто по титулу, а не по званию, - а жаль, ведь пропадает такая возможность... Вы не могли учесть её, ибо Шнайзель не счёл нужным поделиться с генеральным штабом информацией о заговоре германского командования из-за которого, к слову, генерал Бота сложил оружие и лишил меня возможности смыть свой позор кровью, на поле боя, - принцесса не могла спокойно говорить о Ганнибале Боте, единственном человеке, который разбил её лично, пусть тогда молодую и неопытную, но всё-таки. Веллингтон мог сколько угодно вспоминать поражение в Армении, но тогда армией командовала не Корнелия, а человек, которому принцесса, покидая Пятнадцатый Сектор, посоветовала застрелиться в случае очередной неудачи.
- В прочем, вы или не придали значения моим манёврам в Африке, когда в двадцатых числах августа я отвела свои войска, освобождая дорогу корпусу бригадного генерала Штерна. Шнайзель готовил военный переворот в ЕС, вот только теперь эта карта ушла в сброс прежде, чем мой брат успел выложить её на стол, не считая того, что теперь доверие правительства ЕС к армии должно быть подорвано, не говоря уже об "охоте на ведьм", которую начнёт европейская контрразведка, если я хоть что-то смыслю в её работе. А когда всех заговорщиков перевешают, кто останется, кто придёт на их место?
Её высочество небрежно махнула рукой. Сообщая собеседнику информацию до сего момента, бывшую в распоряжении только её и Шнайзеля, она рассчитывала протянуть Веллингтону руку, не решаясь открыто признать его правоту абсолютно во всём, но в то же время соглашаясь со всеми аргументами, кроме одного.
- Значит, будем готовиться к вторжению с Альбиона. Времени это займёт немало, но сэр Бисмарк обещал выделить мне в помощь Рыцаря Круга, кроме того, мы сможем незаметно доставить на остров небольшие элитные подразделения - моих "Гластонских Рыцарей" и "Валькирий".

0

6

- Ваше Высочество, - переваривая полученную новую и «критически важную» на первый взгляд информацию у себя в голове отвечал Артур, - Я по-прежнему, не смотря на новые вводные, считаю, что сейчас мы не имеем должной возможности обеспечить столь сложную в исполнении операцию, как высадка на материковую Европу. Не в течение осени-зимы 2017 года. Мы с грехом пополам, как оказалось, были в состоянии обеспечить материально высадку на Альбионе. До тех пор, пока мы не «переварим» новый сектор, мы не сможем положиться на местную инфраструктуру – а значит не будем обладать надежным тылом. Поэтому как человек, отвечающий за сухопутные вооруженные силы Империи, я выступаю решительно против вторжения во Францию или Бенилюкс. Возможно, что чистка гениралитета ослабит командно-штабную работу в армиях Евросоюза. Но это не отменяет всех остальных проблем – как политических, так и военных – которые приведут нашу доблестную армию либо к очередному поражению, либо к колоссальным потерям без должного результата. Тем не менее, мы должны воспользоваться существующим хаосом с целью закончить начатое – обеспечение Альбиона: взятие Ирландии, Исландии и иных островов, - маркиз изволил, наконец, отпить великолепного чая, и обжигающее тепло растеклось буквально по всему телу, - Что же касается Европы – это вопрос весенне-летней кампании 2018 года. Не раньше, - Артур интонацией особенно выделил эти слова, давая понять, что это вопрос принципиальный и здесь он будет стоять на своем до конца, - А до этого нам предстоит решить Восточный вопрос. Тогда высадка в Европе, вероятно, станет завершающим аккордом в этой войне, - Маркиз, казалось, завершил свою порцию возражений, но затем ему в голову пришла блестящая мысль. Уж коль скоро Ее Высочеству не сидится на месте без дела, можно ее занять, уцепившись за ее же слова, - И я хотел бы поручить вам, Ваше Высочество, заняться вплотную взятием Ирландии и обеспечением Альбиона. Вы можете внести посильный вклад в создание надежного тыла для будущей высадки в Европе. Что касается непосредственно Ирландии, то я уже договорился с Адмиралтейством: поддержка флота обеспечена, а также получены две свежие дивизии морской пехоты. С учетом уже имеющихся средств на Альбионе, без ущерба для обороноспособности оного можно снять два корпуса. Плюс, там же имеются еще две дивизии морской пехоты. И того: четыре дивизии морской пехоты, две роботизированные и четыре мотострелковые дивизии. Плюс «Гластонские рыцари», плюс безграничные возможности ВВС, которые будут взлетать с аэродромов Альбиона. Я бы так же хотел задействовать сидящие все это время без дела войска ВДВ: думаю, мне удастся договориться с командованием ВВС на этот счет. Мне кажется, кампания будет быстрой и победоносной. Однако заблуждаться не следует, - сразу же предостерег Веллингтон, - десантные операции, будь то воздушные или морские – всегда сложны, а ирландцы – крепкие ребята. Мой штаб сейчас как раз работает над этой операцией и если вам, Ваше Высочество, будет угодно, я могу прямо сейчас посвятить вас в некоторые детали, согласно последнему отчету моих подчиненных.

О том, что над ирландской десантной операцией в его штабе работают всего 4 человека – хотя и квалифицированных – он предпочел умолчать, как и о том, что над разработкой возможной грандиозной помощи Китайской Федерации сейчас кипит весь остальной штаб. Умолчать о том, что все свежесформированные полки и дивизии объединяются в Особые Армии, которые, будут готовы отправиться в Азию по первому же приказу – как, впрочем, и в любое другое место.

Проигнорировал Артур и пассаж по поводу Боты – по его мнению, все эти «личные счеты» были не более чем детским садом и привнесением романтизма туда, где ему не место. У войны нет романтики – это кровь, кишки, окопная грязь, тиф, дизентерия, оторванные конечности твоего боевого товарища, смерть повсюду. Те, кто прошел весь этот путь от начала, с самых низов, и до конца – никогда не забудут этого. А те, кто забудут – совершат самую большую ошибку в своей жизни: перестанут ценить жизни своих солдат, за каждым из которых стоят десятки человеческих судеб. Именно из этого романтизма растет желание победы любой ценой. Из желания победы любой ценой растет пренебрежение человеческой жизнью. Из пренебрежения человеческой жизнью растут сразу и корни грядущего поражения, и десятки тысяч – и даже миллионы – искалеченных судеб. Достаточно простая, но почему-то сложно постижимая для многих истина.

До тех пор, пока Корнелия была премьером, жизненно важно было занимать ее военными делами, чтобы она не пыталась вмешиваться в политическую повестку дня. Держать ее в этой суете вокруг Альбиона столько, сколько потребуется, чтобы успеть провести в жизнь осуществление решения Восточного вопроса - с этой целью нужно будет немедленно связаться с генералом Шаном - иначе проведение такой, "европоцентричной" политической воли могло аукнуться очередным поражением. Столь крупным, что ответственность за него будет нести и Веллингтон. А он отвечал перед Императором лично. И отвечал головой. Тем более было бы неприятно расплачиваться ею за чужие ошибки, а не за свои. Маркиз против своей воли постигал азы интриги - это совершенно не потребовалось бы, если бы вся эта королевская шушера не вмешивалась бы не в свои дела.

Отредактировано Arthur Wellesley (2016-04-16 00:27:31)

+3

7

Называется, дожили. Какой-то штабной выскочка отправят её, принцессу Корнелию на второстепенный фронт, куда-то в императором забытую Ирландию, на принуждению которой к миру хватило бы одной боеголовки, или (для любителей драматичных эпизодов истории, боеголовку можно было бы заменить на продолжительный обстрел с моря, бомбардировки крупных городов) после чего британская армия могла бы пересечь ирландскую границу практически беспрепятственно, подавляя оставшиеся очаги сопротивления и, что более вероятно, вообще не встречая его... Но у маркиза Веллингтона, очевидно, были иные планы на счёт ирландского фронта в целом и её высочества второй принцессы в частности.
"Хочет избавиться от меня. Хотя бы на какое-то время. Когда-нибудь, я поставлю его на места, но не сегодня. К сожалению, этот человек - необходимое зло. Кроме того, сам император к нему благосклонен."
Корнелия не могла даже думать о Чарльзе Британском, как о своём отце. Он был для неё императором, как и для остальных британских солдат, которые каждый день сражались и умирали за него.
- Вы забыли "Валькирий" и Рыцаря Круга, - плохо скрывая своё раздражение, произнесла принцесса, - мне кажется, вы переоцениваете нашего противника, маркиз, но в остальном вы, конечно, правы. Для высадки в ЕС нам необходимо закрепиться на Альбионе, а потому я сделаю вид, что не заметила в этом назначении политической интриги и поверю в то, что вы беспокоитесь только о благе Британии, а не о том, как бы избавиться от меня.
"Пусть знает, что я вижу его насквозь. Но всё равно, делаю то, что считаю необходимым для нашей победы. Я скоро вернусь, Ирландия не задержит меня надолго. Это всё-таки не Пятнадцатый Сектор..."
Корнелия не спеша допила чай. Уже порядком остывший, но не потерявший своего восхитительного вкуса.
- Я планирую сложить с себя полномочия премьер-министра, - неожиданно сказала Корнелия, смотря куда-то сквозь своего собеседника, - это позволит мне сосредоточиться на войне и её скорейшем завершении, кроме того, меня раздражает политика. Смотря на своего брата, я поняла, что могу быть или солдатом, или политиком... В прочем, человек, который придёт мне на смену, тоже когда-то так думал.
Она не называла имён, но Веллингтон должен был догадаться, что в первом случае принцесса имела в виду Шнайзеля, а во втором... Здесь было не так много альтернатив, пускай использует воображение. Кроме того, он только что избавил её от необходимости продумывать план высадки самостоятельно. Корнелия, конечно, ознакомится с ним и внесёт коррективы, но она предпочитала ориентироваться уже на поле боя и действовать исходя из обстановки.
"Ни один план сражения не переживает и первого столкновения с врагом. Но надо же чем-то занять людей Веллингтона..."

+3

8

«Ха, разозлилась», - не без усмешки во внутреннем голосе отметил маркиз. Он и сам был таким же в ее годы. Ей ведь еще и тридцати нет.
- Я ничего не забыл, Ваше Высочество. Только вот на Рыцарей Круга я не могу полагаться, потому что ими распоряжается император лично – следовательно, они лишь приятное дополнение к моим расчетам, а не опора в оных. А что касается элитных подразделений и прочего – Вам кажется, что вы с горсткой отчаянных храбрецов можете горы свернуть? Ну, так вперед – для Гластонских рыцарей, Валькирий и всех двенадцати Рыцарей круга – коли вы, Ваше Высочество, соизволите уговорить Его Императорское Величество выдать вам всех – снабжения, думаю, хватит еще и из нерастраченных запасов Альбионской кампании, - на плохо скрываемое раздражение Арутр ответил нескрываемым сарказмом. Он вообще не любил капризы и прочую муть. И никогда, ни на йоту им не уступал – разве только своей жене, и то, только в то время, когда она была беременна. А то, чем занималась Корнелия, именно капризами и выглядело.

- Вас, как я понял, раздражает Ваше будущее назначение? А меня раздражает, что вся ваша королевская братия, Ваше Высочество, не воспринимает войну как что-то серьезное, требующего серьезной подготовки и серьезной предварительной работы, а воспринимает ее как некий праздник крови, в котором достаточно победить в одной битве. Наполеон не одержал бы и половины своих побед в самых значимых для него кампаниях без маршала Бертье. В частности, он никогда не сумел бы с наскока высадиться на Альбион, чтобы захватить его, - Артур играл с огнем, приводя такие провокационные примеры, но это был не край, - И уж Вам бы молчать, Ваше Высочество: как главнокомандующая вы проявили, прямо скажем, недалекость. Поражение в Армении – как бы вы не хотели от него откреститься – это ваша вина, - прямо в лицо и без обиняков твердо произнес Артур, - и поверьте мне, Ваше Высочество, в любой другой крупной армии вы бы давно уже сидели без дела в резерве главнокомандования. Но я дам вам еще один шанс. Потому что я верю в ваши способности. Но если вы хотите стать действительно великой предводительницей – Вам придется научиться терпению. Иначе каждая ваша, Ваше высочество, кампания будет кончаться Арменией, пока терпение Императора не иссякнет, - еще пара глотков чая, - что касается Ирландии – докажите, что способны справиться с этим. Я имею в виду вовсе не покорение Ирландии. Я выделю вам достаточно крупные силы разных родов и видов войск. Я хочу, чтобы вы наладили между ними четкое взаимодействие. Лучшей оценкой происходящему, если потери Ваши и Противника не превысят десяти процентов, а инфраструктура будет сохранена. Вы, Ваше Высочество, конечно, можете развязать там тотальную войну, а толку то. Подойдите к этому, как к серьезным военным учениям, - с одной стороны, все это могло прозвучать, как издевка, но если чуть вдуматься, то Артур собирался натаскивать Корнелию на проведение десантных операций с участием флотских сил, сил ВВС и сухопутных войск. Возможно, злость и высокомерие не совсем застили ей мозг. А возможно и совсем. Но это уже не его проблемы. Как бы ни хотелось ей сознавать, она в его власти. И он действительно мог бы задвинуть ее в резерв главнокомандования, пока она окончательно не зачахнет от скуки и тоски. Но поскольку у нас вооруженные силы порой напоминали из себя личные войска Их Высочеств, он рисковал прямым бунтом Гластонских рыцарей и молчаливым неодобрением всей армии. Классно было бы расстрелять, наверно, всех Гластонцев, поднимающих бунт против военной машины, как знак обезличивания последней. Но уж больно безответственно по отношению к боевому духу армии и к ее кадрам. Нет, такого Артур себе позволить не мог.
Корнелия либо сама потеряет расположение армии своими постоянными неудачами и промахами – и тогда армия избавится от второго бесполезного Маршала Империи и только выиграет – либо она будет одерживать победу за победой в рамках общей концепции, наберется ума и терпения, которых ей все еще не достает для таких высоких должностей – и тогда армия только выиграет, получив нового отличного генерала с высоким званием Маршала Империи. Проиграет ли в каком-то из этих случаев сам Артур, его заботило лишь в той степени, пострадает его семья от этого или нет. Собственная шкура его совершенно не заботила.

- Что касается интриг – не сочтите за грубость – возможно, это она самая и есть. Но вы сами не оставляете мне выбора. Вы, конечно, можете поставить, пока вы, Ваше Высочество, премьер-министр, поставить вопрос о скорейшей высадке в Европе на ближайшем заседании кабинета министров и парламента – который, впрочем, ничего не решает в наши дни. Уверен, вы сумеете убедить достопочтенных господ, что это будет маленькая победоносная война, которая завершит все начатое. Но от меня помощи не ждите – я уйду в отставку, и строительством вооруженных сил вы будете заниматься без меня. А судя по тому, какие серьезные кадровые перестановки мне пришлось делать и по тому, что я до сих пор не сумел наладить работу генштаба как одного механизма, этим попросту некому было заниматься. Найдете еще одного генерала, который готов заниматься это неблагодарной работой – вперед, - никакой обиды или подобных эмоций в голосе Артура не было. Он просто ставил Корнелию перед фактом. Он даже подсказал ей возможность избавиться от него, - Я просто подумал, что вам, Ваше Высочество, хватит ума понять, что раз я так прозрачно интригую, то, стало быть, у меня есть твердая позиция по этому вопросу и сугубая необходимость. Можете поинтересоваться у госпожи Фонтейн – я слышал, вы подруги – я не какой-нибудь дворянин, плетущий интригу за интригой, дабы, вопреки собственным способностям, добиться высокого положения, идя по чужим головам. Но мое новое высокое положение, похоже, просто вынуждает меня заниматься этой грязной и мерзкой чушью, - Артур допил свой чай и поднялся из-за стола, - Я думаю, этот разговор окончен, Ваше Высочество. Но если Вам еще есть, что мне сказать, я с удовольствием выслушаю. Не люблю, знаете ли, кривотолков.

+3

9

- Никто не скажет вам спасибо, маркиз, - невесело усмехнулась Корнелия, - ни я, ни армия, ни историки, которые может быть вспомнят вас, как выдающегося "военного теоретика" и между строк напишут о вашем боевом прошлом, - принцесса была не довольна, но пока Веллингтон держал себя в рамках приличий, она позволяла ему говорить. Хотя бы честно, без лести и лицемерия. В прочем, он не бросал ей перчатку на стол, а протягивал руку и Корнелия была достаточно умна для того, чтобы схватиться за неё. Она понимала, что для маркиза Веллингтона она - необходимое зло. Ведь когда её брат Шнайзель потерял благосклонность императора, именно Артур Уэлсли добил его, и этот человек ещё имеет наглость говорить, что ненавидит придворные интриги. Иногда Корнелия сожалела, что ей не стать такой же интриганкой, как её мать, это могло бы решить многие её проблемы, а некоторых она избежала бы...
"Если бы я лучше разбиралась в хитросплетениях политических интриг и заговоров, может быть я могла бы спасти императрицу Марианну, или хотя бы найти виновных в её смерти и призвать их к ответу."
Веллингтон при каждом удобном случае вспоминал Армению, но ни он, ни кто-то другой даже не вспомнит о самом первом и самом горьком поражении Корнелии. Тем лучше. А что касается "подруг" то таковая по-настоящему была у Корнелии только одна и принцессе время от времени хотелось прикончить её.
- Мы сказали друг другу достаточно, чтобы приблизиться к взаимопониманию, - призналась принцесса, - это, конечно, не означает, что я позволю вам говорить со мной в таком тоне при свидетелях. Вы свободны, маркиз.
Корнелия постепенно справлялась с раздражением. Осталось дождаться "подарочка" от сэра Бисмарка и можно приступать. Велико искушение поставить Веллингтона на место и завоевать Ирландию при помощи "Гластонских Рыцарей", "Валькирий" и Рыцаря Круга, как в старые добрые времена, но это означало тотальные разрушения, горы трупов, повреждение инфраструктуры... А коварный Артур был прав, всё это ещё понадобится Британии в войне грядущей.
"Он хочет безупречных военных манёвров, он их получит."

+1

10

- Мне не нужно ничьё «спасибо»: ни Вашего Высочества, ни, тем более, историков и прочих писателей. Все что мне нужно, это чтобы армия могла выполнять свои задачи. Это будет самым лучшим признанием для меня. Все остальное – шелуха, - твердо ответил маркиз.
Со стороны могло показаться, что это – пустое бахвальство. Но его действительно не интересовало признание его сторонними людьми. Если бы интересовало – черт с два он бы сунулся тогда к Императору. Дальше двигался бы по служебной лестнице и ворчал бы, какие там все наверху ничего непонимающие идиоты. Теперь он сам будет «ничего непонимающим идиотом». Круговорот «идиотов» в военном руководстве, одним словом.

- Мы сказали друг другу достаточно, чтобы приблизиться к взаимопониманию. Это, конечно, не означает, что я позволю вам говорить со мной в таком тоне при свидетелях. Вы свободны, маркиз.
- Мне хватит ума оказывать Вашему Высочеству большее почтение на людях, - холодно ответил Артур. Да, на людях, совершенно очевидно, приходится держать маску – как и всем остальным. Но в отличие от многих остальных, он имеет смелость говорить людям то, что он о них думает – в лицо, а не шушукаться за спиной, как мелкая крыса. Лишь однажды он изменил этому правилу – и теперь все считали его подлецом и интриганом. Лишь одного прокола в жизни хватает, чтобы значительно подмочить безупречную репутацию.

Отвесив Корнелии поклон, маркиз развернулся на пятках – по военному – и поспешил покинуть резиденцию Ее Высочества.
- Обратно в штаб, - коротко приказал он своему водителю сев в автомобиль, - Работа не ждет.

Эпизод завершен.

Отредактировано Arthur Wellesley (2016-04-26 23:42:33)

+1


Вы здесь » Code Geass » События игры » Turn V. Strife » 20.11.17. Стратегическое чаепитие 2