По любым вопросам обращаться

к Nunnaly vi Britannia

(vk, Uso#2531)

Code Geass

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Code Geass » Turn V. Strife » 19.11.17. Стратегическое чаепитие


19.11.17. Стратегическое чаепитие

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

1. Дата: 19.11.2017
2. Время старта: 02.00
3. Время окончания: 04.00
4. Погода: +22 градуса, переменная облачность
5. Персонажи: Корнелия ли Британия, Ренли ла Британия
6. Место действия: Пендрагон, резиденция Корнелии
7. Игровая ситуация: В силу сложной ситуации в Империи принцесса Корнелия вызывает младшего брата для серьезного разговора.
8. Текущая очередность: Ренли, Корнелия

Созданный мной эпизод не влечет за собой серьезных сюжетных последствий. Мной гарантируется соответствие шаблону названия эпизода и полное заполнение шапки эпизода на момент завершения эпизода

Отредактировано Renly la Britannia (2016-03-22 22:47:47)

+1

2

Вызов от Корнелии  был как гром среди ясного неба. Не то чтобы Ренли совсем такого не ожидал - в конце концов, она теперь премьер-министр и его дела попадают в ее поле ответственности уже вполне официально. Но что Корнелия решит его видеть срочно, невзирая на время суток - неожиданно. Так что, помимо вполне ожидаемого нагоняя за несоответствующие генеральной линии Империи замашки тут должно было быть что-то другое. Возможно - связанное с совещанием командования в тот день. Увы, принц в силу привязки к сектору, из глобальных военных дел сильно выпал и если и участвовал, то выполняя задачи у себя в регионе или косвенно, посылая отчеты и аналитические разборы операций. Так или иначе, это принесло ему возможность навестить Пендрагон, причем сделать это неожиданно для большинства окружающих. Уже большой плюс, главное чтобы Корнелия не решила приструнить брата как-то совсем уж радикально, это сейчас уж точно не к спеху. Так что принц времен не тратил, собрался быстро и взял с собой минимум охраны, оставив Кэтрин в секторе - присмотреть за порядком. Оно и к лучшему, если его верные и неизменные спутники будут на виду там, где он вроде бы должен находиться и сам. Сейчас в секторе все как будто притихло, но принц себя иллюзиями не тешил - враги никуда не делись и проблемы тоже.

В итоге, когда он уже входил на территорию обители Корнелии (Которая, как и он, дома бывала крайне редко, предпочитая поле боя), о прибытии принца Ренли знали только те, кто не мог не знать. С ним было только двое охранников - никаких внешних украшений формы, безликие фигуры в глухих шлемах. Разумеется, внутрь они за ним не последовали и в покои сестры принц отправился один, оставив их за дверями, где гвардейцы застыли в привычном состоянии максимального внимания привнешней неподвижности.

Адмирал поймал себя на мысли, что все-таки, несмотря на тяжелую ситуацию и перспективы, по старшей сестре он скучал, пусть это и было ближе к тоске по прошлому, когда они еще могли собираться дома и спокойно общаться, пусть потом такое случалось все реже и преимущественно между войнами. Когда-то они с Корнелией покинули дом почти одновременно и впереди их ждала высадка на Гавайях, и вот они сами не заметили, как прошло семь лет и они уже потеряли счет уничтоженным врагам. Грустно. А теперь еще на Корнелию - как и на него не так уж и давно - свалились новые обязанности, причем сверхсложные. Вероятно, это был его шанс - может они и не согласны по многим вопросам, но она знает что на Ренли  можно положиться. Корнелия увидела Ренли таким, каким он чаще всего был в последнее время  - собранным, хоть и усталым. Эта усталость была уже чем-то хроническим и находилась скорее в глазах, уходя лишь в редкие моменты нормального отдыха с близкими, с которыми сейчас тоже порой было нелегко...

- Генерал-Губернатор Одиннадцатого Сектора, адмирал Ренли ла Британия прибыл. - Отрапортовал он с улыбкой, - Или обойдемся без титулов, сестра?

+1

3

Корнелия с несвойственной ей небрежностью махнула рукой, давая понять, что брат может говорить "без чинов". А так как генерал-губернатор Одиннадцатого Сектора был человеком неглупым, он должен был догадаться, что если бы Корнелия хотела говорить с ним официально, то позади неё стояли бы Гластонские Рыцари и шеренга из нескольких десятков офицеров в пурпурных мундирах с накрахмаленными воротниками и в начищенных до блеска сапогах. А так же знамёна, гимн... В прочем, знамя, действительно, присутствовало в кабинете, на том месте, где по идее должен был находиться портрет императора. То, что Корнелия предпочитала британский флаг изображению собственного отца говорило о многом. Особенно для её собеседника.
- Добро пожаловать, брат, - произнесла Корнелия, вставая из-за стола, - рада видеть тебя живым и невредимым, - со дня их последнего разговора прошло уже достаточно времени, а их недолгое сотрудничество было скорее вынужденным, продиктовано обстоятельствами, но всё-таки после фиаско Шнайзеля вторая принцесса пересмотрела своё отношение к Ренли. От части, но всё же этого было достаточно для того, чтобы начать разговор с братом, а там - как получится.
- И я благодарна, что ты воздержался от сомнительной компании в столице, - принцесса-командующая, премьер-министр Священной Британской Империи и, наверное, самая знаменитая женщина в британской армии, с осуждением смотрела на Ренли, - ты не поверишь, сколько жалоб на тебя подавали чистокровные, категорически не согласные с твоим отношением к дарвинизму, - она улыбнулась, давая понять, что упрёк был чистой формальностью, - садись, скоро подадут чай. Мой любимый, с бергамотом, надеюсь, не откажешься?
Корнелия помнила вечерние чаепития в летнем дворце императрицы Марианны, в компании Юфемии, Лелуша и Наннали. Временами, к ним присоединялись и Ренли с Кловисом. Вот только это было так давно, словно в прошлой жизни!
- Прежде чем ты спросил, в Пятнадцатом Секторе я оставила Гилфорда, - отойдя к окну, Корнелия сложила за спиной руки, - в качестве военного советника генерала Шарпа и сэра Гаммильтона. А завтра я планирую беседовать с сэром первым рыцарем и маркизом Веллингтоном... Да, брат, ты всё правильно понял. Я возвращаюсь на поле боя, - в глазах принцессы полыхнуло холодное пламя, - а потому, мне нужен кто-то кто позаботится о том, чтобы империя не развалилась у меня за спиной. Ты мог бы?Корнелия перешла сразу к делу без предисловий. Но с ответом не торопила. Принесли чай на серебряном подносе. Принцесса вдохнула приятный аромат крепко заваренного Earl Grey и сделала вид, что не замечает присутствия брата, чтобы не мешать ему взвешивать все "за" и "против".

+1

4

Ренли мог понять смысл флага вместо портрета лучше многих, потому что у него самого в кабинете ранее висел портрет Наннали, а затем ее сменила Дженни, его, так сказать, "совесть", а главное - простая вояка из его гвардии, сложившая голову на Гавайях. Конечно, до такого градуса вольнодумства Корнелия никогда не дойдет, но для нее и текущее положение дел было весьма серьезным шагом.

- Взаимно. Нам двоим пришлось постараться для этого. - Ренли чуть улыбнулся, потому что и правда, на практике он подвергался опасности в официально мирном секторе не меньше, чем Корнелия - на поле боя. Допустим, отчасти он был и сам виноват, но не сестре, несмотря на маршальское звание, несущейся в атаку впереди всех, его упрекать.

- По ним самим естественный отбор плачет. Я просто применяю его в кадровых вопросах, - Ренли улыбнулся в ответ, и напомнил, - Наш любимый. Почти как в старые добрые времена.

Он не ожидал что Корнелия сразу же перейдет к делу и поначалу думал что она просто рассказывает о положении дел.  Желание вернуться на поле боя он понимал более чем - если уж он тосковал по командному посту подлодки, то что уж о Корнелии говорить, уж у нее-то точно аллергия на кабинеты и штабы. А уж воевать точно есть где, даже у него по сути пара войн под боком. А вот ее предложение застало принца врасплох и он посмотрел  на нее удивленно. Даже притом, что она встретила его доброжелательно - это после всего что было - такого доверия он не мог ожидать. И не ожидал, что Корнелия посчитает что Империи до такой степени нужна защита не военного характера. Сестра, пусть и не одобряла его взглядов, сейчас протягивала ему козырную карту, она же бомба замедленного действия. Неудивительно что принц нашел слова не сразу, да и к лучшему - принесли чай. Когда Ренли пришел к выводу что помех более не будет, он заговорил:

- Я готов сделать это, но... Ты уверена что я подхожу для этого? Конечно, я открыл в себе способности к мирному управлению в последние месяцы, но не настолько, мне кажется. До Шнайзеля мне далеко, но... - Ренли не договорил, осознавая ситуацию во всей красе. Шнайзель вне игры, Одиссей тоже. Маррибелл застряла в Китае и если он хорошо знает ее, ее оттуда особо не вытащишь, пока ситуация не станет хотя бы похожа на стабильную. Вот и выходит, что в итоге он  выглядит не худшим вариантом. Причем не только в вопросе доверия страны.

...Но у нас нет большого выбора и времени, верно? Да и опасностей прибавилось, - Корнелия знала, как и все, что  возникла новая угроза, и эти ублюдки уже не те Пуристы, которым даже Ренли в общем-то доверял, а нечто новое, чье-то орудие, угрожающее стабильности Империи.

- Надеюсь Император не будет препятствовать. Теперь трудно предугадать, когда он решит вмешаться снова. Когда ты собираешься сделать это? Мне понадобится хоть немного времени чтобы не навредить тому, что я уже сделал и понять, к чему быть готовым.

+1

5

Кадровая политика генерал-губернатора Одиннадцатого Сектора вызывала у Корнелии ряд вопросов, но всё-таки под управлением принца Ренли в этой отдалённой, но стратегически важной колонии было относительно тихо и благополучно. Да, по-прежнему токийская железная дорога разделяла центральный город Сектора на две части, по-прежнему одиннадцатые были чем-то недовольны, а британская армия как могла поддерживала порядок. Кроме того, на счету генерал-губернатора была блестящая военная операция на Вакканае, солдаты его высочества отбросили десант Европейского Союза, предотвратив его высадку собственными силами, не запрашивая подкреплений и отделавшись относительно небольшими потерями среди кадровых военных. Да, Корнелия по-прежнему придерживалась дарвинизма, но она была неглупой женщиной и не собиралась отчитывать своего брата за то, что он управлял ввереным ему сектором так, как считал нужным.
"Он обошёлся без зачисток среди мирного населения, без показательных казней, он дал возможность одиннадцатым трудиться на благо империи и дал им понять, что пожалованные британцы с его точки зрения не хуже чистокровных. Я не согласна с этим, я по-прежнему убеждена, что мой брат предоставил слишком много свободы одиннадцатым, что он правит ими сишком мягко... Но до тех пор, пока это работает - почему нет?"
Корнелия с осуждением посмотрела на брата поверх фарфоровой чашечки, которую держала большим и указательным пальцем.
- И всё-таки, ты мог бы хотя бы делать вид, что уважаешь дарвинизм, - вздохнула она, - отнесись к этому, как к моей личной просьбе. Ты же можешь дать чистокровным хотя бы видимость их превосходства. Это же так просто, - принцесса усмехнулась, вспоминая годы своего обучения в Британской Военной Академии, - на первом курсе, меня определили в группу, состоявшую на две трети из девушек знатного происхождения, чего нельзя было сказать о наших преподавателях... Я помню контуженного инструктора по строевой подготовке, кажется, его звали Клаус-Мария Пфер... До сих пор не могу выговорить! Так вот, ему каждый год присваивали новое звание, специально для него утверждённое.
Тем самым Корнелия намекнула своему брату на то, достаточно видимости привелегий, которые чистокровным нужны в первую очередь для того, чтобы чувствовать себя исключительными по отношению к пожалованным британцам.
- Я не стану обманывать тебя, брат, - с горечью в голосе произнесла Корнелия, - я бы хотела видеть на твоём месте Шнайзеля. Но это невозможно. Теперь - невозможно, но он сам архитектор своего падения. Если император не вмешался, чтобы помочь Шнайзелю, не воспротивился назначению меня премьер-министром вопреки здравому смыслу... Он отсутствует и отсутствует долго. Надеюсь, он занят чем-то важным, чем-то что наконец поможет нам выиграть затянувшуюся войну.
Корнелия допила чай и бросила безразличный взгляд на британский флаг. Она могла бы бесконечно перечислять славные и беспримерные подвиги, совершённые под этим знаменем, а Ренли наверняка напомнил бы о деяниях менее героических - о геноциде, о социальном неравенстве, о том, что империя...
-...прогнила изнутри, - прошептала Корнелия и, поймав взгляд своего брата, поняла, что последние слова произнесла вслух.

+1

6

- Моего нового личного рыцаря видела? Мне кажется, это был хороший жест.  Леди Ню весьма мотивирована сделать многое на этом посту, как и те, кто за ней следует. Особенно после того инцидента любой Пурист готов на все, чтобы его даже близко не равняли с теми выродками. - Тут в глазах Ренли мелькнуло жестокое выражение, которое Корнелия впервые увидела семь лет назад. когда ее брат впервые встретился со смертью в бою, и видела с тех пор весьма редко - Ренли мог убивать на войне, но дома он был почти прежним. Длилось это недолго - рассказ о званиях снова заставил принца улыбнуться.

- Прямо как старина Зим из нашего тренировочного лагеря, получивший все варианты звания сержанта, какие только могут быть. Помню, когда я ее не понимал многого, я сказал ему, что он мог бы быть офицером. Ответ, если бы я тогда не был курсантом, сошел бы за оскорбление высочества, но возразить было нечего - этот старикан из стали на своем месте и другое ему не нужно. Я был бы трупом, если бы не его уроки. В любом случае, идея неплохая. Хотя тебе тут легче - завоевывая, можно давать звания и титулы в честь побед и захваченных территорий.

Ренли кивнул без малейших признаков обиды. Как бы он ни относился к Шнайзелю, он не мог не признавать его заслуг и того, что если не в области позиции, то в области способностей Шнайзель был на голову выше их всех, вероятно мог превзойти и Чарльза, который хоть и был гадом, но обладал способностью удерживать власть так или иначе даже сейчас, когда его вмешательства были единичны.

- Кто знает. Сейчас мне кажется, что нечто иное начало его занимать давно, мы просто только сейчас обратили внимание. Я бы сказал что все началось с гибели Марианны и высылки Лелуша и Наннали. - Ренли действительно проверил свои воспоминания на предмет поведения Чарльза и полагал, что если те события и не были точкой перелома, то первым ее признаком - точно. Чарльз не мстил за любимую жену и отправил на смерть ее детей и не было даже заметно, что этот поступок был для него чем-то ненормальным. Иными словами... Он знал что делал? Эти мысли оборвали слова Корнелии, больше похожие на мысли вслух. Сегодня она удивила Ренли всерьез и рука с чашкой остановилась на полпути. Вот так вот. Все настолько серьезно.

- Ты поняла? Как по мне, еще нет, но уже на грани. Ты сама видишь, во что порой превращаются наши идеалы. Истинные Пуристы и те ублюдки. Рыцари, погибающие в боях и  аристократы, проедающие и пропивающие наследие предков. Война на истребление или мир ценой нашей сестры. И то, как мы умеем создавать врагов из побежденных. Корнелия, я может и не схожусь с тобой в идеалах, но я хочу видеть Британию живой, а не разделивший судьбу империй-однодневок прошлого. - Он покачал головой, - Так что я с тобой. Надо сохранить Империю для будущего, и придется вкалывать как проклятым. Хорошо хоть сейчас больше высокородных стали на меня смотреть всерьез. Думаю, догадываешься, почему.

Догадаться было нетрудно. С уходом Одиссея, Кловиса и теперь Шнайзеля из гонки, еще недавно не принимаемый всерьез Ренли внезапно оказался фаворитом гонки к трону, если, конечно, все пойдет обычным путем. Опыт управления сектором, связи в армии - это внезапно стало аргументом в пользу Четвертого Принца, и как бы ни повернулось все потом, сейчас он один из ориентиров, и это станет только сильнее, когда он займет место Корнелии.  Правда, это делает все не только проще, но и сложнее.

- На кого будет направлен удар в войне, сестра? Полагаю, китайцев предоставят китайцам, если не считать военных советников, разведки и моря, которое я заставлю гореть под их кораблями. Реванш на Востоке или все же... Европа?

+1

7

- А кто-то жалуется, что под моим командованием непросто заслужить награду, - заметила Корнелия, которая, в прочем, никогда не лишала своих солдат и офицеров возможности прославиться и, напротив, поощряла это стремление. Вот только её высочеству и её армиям приходилось воевать на самых сложных участках фронта, а значит, в бой приходилось бросать элиту британского рыцарства - Гластонских Рыцарей, возглавляла которых лично Корнелия, или Копьё Империи Гилфорд. Так что простым солдатам оставалось только смотреть вслед проносящимся мимо них, поднимая клубы пыли, "Глостеры" и завидовать их боевой славе. Но что-то подсказывало Корнелии, что выиграть войну против ЕС одними Гластонскими Рыцарями у неё не получится, всё-таки Европейский Союз это не какой-то Восемнадцатый Сектор и даже не ЮАР, оказавшийся не по зубам британской армии. Или же это очередное дипломатическое фиаско? Кто знает...
- Хорошо, что мы на одной стороне, - согласилась Корнелия, - определим будущее Британии после, когда закончим войну. Ты же знаешь, что эта война не закончится, пока весь мир не объединится под властью нашего императора, - она вздохнула, - мы с тобой оба давали присягу и не должны задаваться вопросом "зачем мы ведём эту безнадёжную войну", мы обязаны победить, а иная точка зрения была бы предательством.
"Но мы же с тобой не предатели, верно, Ренли?"
Если бы не падение Шнайзеля, всё было бы проще. Он, конечно, не всегда поступал правильно, но действовал в интересах Британии. Такие люди, как Шнайзель не искали личной выгоды, им была нужна власть и имея её, они распоряжались ей во благо империи. Но в отношении Ренли, Корнелия не была до конца уверена. Всё-таки в отличие от Шнайзеля, он ещё не познал удовлетворения своих амбиций, его распирало от идей и мыслей, часть которых Корнелия назвала бы изменой. Но безумные времена требовали от нёе безумных решений. И она уже всё для себя решила.
- Наши военные советники в Китае сделают всё возможное для того, чтобы война затянулась и велась с беспрецедентными потерями, предпочтительно с обеих сторон. Нам не нужен сильный Китай. А в Восемнадцатом Секторе британская армия поставленные перед ней задачи выполнены и пора бы передать дела внутренним войскам и местным марионеткам, но об этом позаботишься ты, когда я отзову от туда Гилфорда. Мне понадобятся все боеспособные рыцари для... - в её глазах полыхнуло до боли знакомое принцу Ренли холодное пламя, - вторжения в Евросоюз.
"Германия укрепила линию Атлантического Вала, а вооружённые силы ЕС, вопреки нашим ожиданиям напоминают что-то отдалённо похожее на боеспособную армию. До тех пор, пока не погиб кадровый офицерский корпус, пока боевой дух защитников Атлантической Стены не падёт, мы будем платить кровью наших солдат, наших рыцарей за каждый шаг по земле Старого Света. И всё-таки, мы победим."

+1

8

Ренли всерьез не понимал, и что это всем так дался "весь мир". Как будто при объединении разом станет меньше проблем, тогда как в реальности наоборот - каждый новый элемент только усложняет систему, ставя вопрос - а готовы ли вы этим управлять? В отношении Британской Империи принц крупно сомневался - у нее пока хватало внутренних проблем и даже Корнелия это признавала. Стоит ли добавлять к этому проблемы Европы? Ренли не был идеалистом и понимал, что Евросоюз неизбежно будет сопротивляться Британии так или иначе и война еще не раз вспыхнет.  Но полное завоевание?

- Боюсь что война так или иначе будет возвращаться еще долго. Я уже не верю в вечный мир, кто бы им не правил. Избежать того, что можно избежать - в это верю. - Честно ответил принц, - И не надо на меня так смотреть. Это включает в себя лидерство Британии. Просто не стоит брать на себя решение проблем всех обитателей этой планеты. Кстати о китайцах. Ты знаешь, что за историю население этой страны несколько раз  уничтожалось на три четверти в гражданских и внешних войнах, и все равно восстанавливалось? Я к тому, что для нашей победы нужно нечто большее чем много смертей, а наши советники, увы, находятся только с одной и сторон. Надо убедится, что победят те, кто признает нашу власть, а их экономику не придется восстанавливать нам же. Было бы неплохо, чтобы эта заварушка с русскими у них поскорее сошла на нет, но тут британская дипломатия поможет мало, из-за потери Шнайзеля мы упустили влияние на русских, а жаль. Было бы неплохо разделить их с ЕС именно сейчас, а имеет место обратный процесс. Попробую что-то провернуть. но ничего не обещаю. В лучшем случае они не будут слишком вмешиваться. - Он уже думал о ситуации как тот, кто за нее отвечает, ведь возможности строго равны ответственности. Так что придется поработать как следует и учиться тому, что было талантом Шнайзеля. Дипломатии, умению маневрировать между всеми, выбирая, с кем иметь дело, а кого отодвинуть в сторону.

- Увы, армию в Пятнадцатом придется оставить из-за риска турецкого и русского контрнаступления. Вероятно, мы просто восстановим армию Шарпа, адаптировав ее к театру военных действий полностью. К тому же,если они точно также будут держать армии на границе, то их помощь ЕС будет заметно меньше. К тому же, возможно, нам представится шанс  заняться Северной Африкой и Средиземноморьем. - Если кто-то думал, что Ренли не учитывал все факторы, то его сведения устарели, с получением руководящего поста принцу пришлось это делать, - Что касается Альбиона и Европы. Не надо считать меня предателем, но я советую не пытаться их захватить полностью. Разбей их армии, возьми парочку столиц, нанеси им удар, от которого они будут оправляться десяток лет даже без угрозы извне. Германия и Франция ослабнут, начнется грызня за гегемонию, а уж дипломаты постараются, чтобы ЕС потерял на этом несколько членов, тех же русских. В конце концов, можно всегда напомнить им о старых временах. А Альбион в наших руках будет приставленной к их виску винтовкой, особенно если ты ознакомишься с планом "Дамоклов Меч" в Адмиралтействе. Помнишь. когда я еще был в Атлантике, в Адмиралтействе проводили анализ Норвежской операции и проектную разработку планов вторжения на Альбион и дальше? Что-то вроде моей адмиральской курсовой. Часть из тех планов были переданы Лувии, ее не спасли, но вторжение облегчили, надеюсь. И там все еще есть часть для тебя. Превращение Альбиона в оружие, сдерживания для ЕС, быстрая организация военных баз, размещение ракетных установок и сверхдальнобойной артиллерии на подвижных платформах, и все такое. Если ты это одобришь, Уоллер уже готов выполнить срочный контракт на техническое обеспечение операции. В итоге ЕС будет постоянно под прицелом и это либо поможет атаковать, либо просто припереть их к стенке.

Принц улыбнулся:

- Когда-то я думал что это больше военные игры. Но не теперь. Все по Дарвину - свои идеи я готов защитить и обеспечить. Я не знаю, как все обернется с ЕС, но у тебя будет оружие на все случаи. А я пока присмотрю за тылами. К тому же, если мы быстро возьмем Африку и соединимся с силами в Пятнадцатом, это тоже сыграет нам на руку - сакурадайт и нефть будут питать наши армии, а ЕС этого лишится окончательно. В случае этой территории я безусловно за полный ее захват, и кажется, твой подруга Фонтейн с этим неплохо справляется. Я слышал, она даже подружилась с Наннали и это меня радует. Не хотел бы такое говорить, но нашей сестре сейчас безопаснее там, чем в Пендрагоне.

+2

9

Корнелия молча слушала рассуждения брата, время от времени согласно кивая в ответ на его слова. Во многом он был прав, в чём-то ошибался. Принцесса поймала себя на мысли, что со временем война действительно изменилась. Техническое превосходство британской армии когда-то было абсолютным. Война только начиналась, а войска независимых государств терпели поражения одно за другим, отступая под натиском военной машины Священной Британской Империи. В этих первых боях неприятель ценой колоссальных потерь тянул время, изучал британскую технику, отступал, но с каждым разом становился всё опытней, опасней и в конце концов, найтмеры начали появляться и у независимых государств. Конечно, ещё до того, как первые серийные Panzer Hummel и Ган Ру прошли своё боевое крещение, Британия терпела поражения, которые подтверждали убеждение Корнелии в том, что талантливые командиры (такие, как генерал Бота и полковник Тодо), доблестные и преданные солдаты по-прежнему способны побеждать даже в безнадёжных боях. Эти люди были врагами, но даже врага можно уважать и принцесса-командующая вела британскую армию к её славным победам, полагаясь на смекалку, военную хитрость, а иногда и на безрассудную отвагу своих рыцарей и солдат. Найтмеры были весомым аргументом в распоряжении вооружённых сил СБИ, но Корнелия понимала, что войны выигрывают солдаты и их командиры. Не техника.
- Не будем говорить об этом, - не терпящим возражений тоном прервала она брата, когда он затронул больную тему, - и о войне уже было сказано достаточно... К сожалению, вторжение в ЕС невозможно до тех пор, пока я не закончила наводить порядок в Пятнадцатом Секторе, к тому же, остаётся ещё так называемый генеральный штаб, - принцесса вздохнула, - слушай, ведь в твоём Секторе тоже всё было непросто... Одиннадцатые ненавидели нас, британцев. До меня доходили донесения о нападениях на британских солдат, о беспорядках в гетто, в конце концов о создании "освободительной армии" под командованием полковника Тодо и старых офицеров правительства Куруги. Мне бы пригодился твой совет...
Единственным решением ситуации в Пятнадцатом Секторе, Корнелия видела массовые зачистки, но она понимала, что в этом случае некому будет работать на нефтяных вышках и перерабатывающих заводах, а британская армия отчаянно нуждается в топливе. Если расстреливать хотя бы каждого десятого "неблагонадёжного", оставшиеся возьмутся за оружие и тогда... Нет, это задача не для солдат из отборных подразделений Корнелии, бросать которых на патрулирование улиц было бы неразумным использованием их боевого потенциала. Конечно, можно было ввести в Пятнадцатый Сектор карательные отряды, набранные из отмороженных на всю голову африканеров генерала Боты, усилить их одной-двумя полнокровными британскими дивизиями, окопаться вокруг основных промышленных центров... И всё-таки, управлять одним только страхом нельзя и Корнелия с сожалением осознавала это. Пришло время деликатных решений.

+1

10

Ренли кивнул.  Наговориться о таких деталях они еще успеют, успеют и озвереть от необходимости в них вникать. Теперь-то он хотя бы знает, к чему готовиться, какие сведения и связи поднять. Работы будет море во всех смыслах, понадобятся новые люди и методы. Хочется надеяться, что те, кого он уже нашел. смогут оказать куда более серьезную помощь, чем раньше. Одиннадцатый сектор оставить вовсе не удастся, но кому-то придется его заменить и лучше всего тут Юфи - если сможет и захочет. А вот пятнадцатый... Корнелия попала в точку, спросив именно о нем. Там действительно было нечто особенное. Принц столкнулся с этим, выясняя, что за напасть на них свалилась оттуда, потому что до той истории про Ассассинов разве что читал в романах. Ирония судьбы - солдаты Корнелии пристрелили безобидную девочку, но пропустили - впрочем, как и гвардия Ренли - действительно опасную особу. Но именно из нее и удалось вытрясти много интересного, хоть и с комментарием, что эта информация им не поможет - мол, Хассан Саббах готов к тому что вы это узнаете и вам же хуже.

- Попробую. Хорошо что я с Шарпом тогда поговорил и почитал материалы. Сразу скажу, Пятнадцатый не похож на Одиннадцатый, где нам противостоит или нас поддерживает один и тот же народ. Это место никогда не было спокойным, а наше вторжение обрушило  еще и тот порядок, который был. Помнишь как религиозные войны заливали Европу кровью несколько веков? Там это прекратилось давно, а здесь - все еще в ходу. Много народов, много религий, а теперь еще и мы. Ты и сама понимаешь. что полной зачисткой не решишь проблему, так что... Разделяй и властвуй. То, что приносит беды, может стать нашей силой - просто надо поддержать тех, кто готов пойти за нами. Полный анализ я затребую и перешлю тебе, но на первый взгляд твой выбор - Израиль и христианские общины той же Сирии. Их при прошлых правительствах держали в черном теле, так что мы можем стать их освободителями, а они смогут отплатить. Кроме того, многие из евреев наши приют в Британии, но будут рады отправиться на землю своего народа и защитить ее.  Поддержи курдов - и они будут резать турок для тебя с превеликим удовольствием. И даже мусульмане не едины - сунниты, шииты и до черта сект, те же Ассассины. Так что стоит выбрать кого-то из них. На деле, неважно, кого, как по мне, те, кто убивает из-за религии - один черт психи. Думаю, тебе лично не стоит тратить время, оставь там дельного генерал-губернатора, который учтет все это, и усиль войска мобильными спецподразделениями. Придется, конечно, пойти на риск, дав местным оружие, но скорее всего оно у них и так есть и  если они будут биться друг с другом. а не с нами, то и к лучшему. Станем оплотом порядка и закона для всех, надеждой на новую жизнь для этой политой кровью земли - да, неожиданное решение, но многие предпочтут Британию тому аду, в котором оказались. В кои-то веки раз власть Британии для завоеванных - перемена к лучшему без всяких оговорок. Ты же помнишь, что за участь там у женщин? Вот тебе и постоянный приток смертниц и ассассинок. А я попробую выбить из Боты сведения о его бывших союзниках в этих местах. - Ренли усмехнулся, - Не откажет же он зятю. Тамплиерам дадим санкцию на дополнительный набор боевых частей, пусть охраняют Святую Землю.  И еще. Я расправился с теми радикалами, кто атаковал нас в Одиннадцатом секторе, но следы ведут в метрополию. Чтобы не могли сказать что я свожу счеты с Пуристами под видом возмездия виновным, идея проверки и чистки армии от подобных психопатов должна исходить от тебя тоже. Тебя никто не заподозрит в излишне вольных взглядах, а то, что эти гады тронули Юфи. оправдает все то угодно. Прежде чем они выкинут еще что-то или дискредитируют Пуристов истинных, надо выжечь заразу каленым железом. Твоя поддержка этого будет бесценна, особенно в армии.

Действительно, Корнелия еще ни в чем не подвела верных идеалам Британии и ее словам они поверят. Возможно, поверят и Ренли, получившему власть из ее рук. Все во имя Британии и тех, кто им дорог - до конца дней ему и Корнелии балансировать на этой грани, стараясь не потерять ни то, ни другое, остаться собой.

Отредактировано Renly la Britannia (2016-04-26 02:10:34)

+3

11

Корнелия предпочла не говорить своему брату, что она уже беседовала с генералом Шарпом и дала ему вполне понятные и однозначные инструкции. В прочем, Ренли всегда умел находить общий язык с подчинёнными, во всяком случае он точно не приказывал им застрелиться в случае неудачи. Несмотря на то, что сказанные генералу в Пятнадцатом Секторе слова имели скорее рекомендательный характер, её высочество намекала Шарпу, что для него было бы лучше пустить пулю в висок, чем разочаровать принцессу повторно.
- Пятнадцатый Сектор удержать будет непросто, - женщина с волосами цвета сирени грустно смотрела на своего брата, словно надеясь, что он скажет "о нет, мне в голову только что пришла блестящая идея!", но в то же время понимая, что чудеса случаются лишь однажды и сегодня точно не время для них, - но мы что-нибудь придумаем. Кстати о чистокровных, с ними будь осторожен и помни, что ты не имеешь права ставить людей к стенке только за их радикальные взгляды, - принцесса глубоко вздохнула, в её голосе слышалось разочарование, - я знала одного из них, сэра Джеремию, он был хорошим человеком и, несмотря на это, его застрелил какой-то фанатик... Но ты прав, кое-кто забыл своё место и я с удовольствием поставлю на место тех, кто посмел сомневаться в неприкосновенности императорской семьи и запятнать доброе имя чистокровных.
"За Юфи. За добрую память сэра Джеремии."
Корнелия некоторое время молчала, обдумывая сказанное этим вечером. Да, она приняла непростое решение и со стороны могло показаться, что принцесса бежит от ответственности. Но она была убеждена, что каждый должен находиться на своём месте, там, где сможет принести Британии больше пользы. И на месте своего брата Шнайзеля она чувствовала себя самозванкой, у которой за спиной шепчутся о её некомпетентности, о том, что она не оправдает возложенных на неё ожиданий. И тут дело даже не в том, что Корнелия - кадровый офицер, профессиональный военный, человек далёкий от политики и хитросплетений интриг. А в том, что императорской семье не простят очередной ошибки, а кое-кто непременно вспомнит о том, насколько близки в своё время были брат и сестра.
- Кстати, что ты думаешь о нашем новом начальнике штаба? - как-бы между делом спросила Корнелия, пользуясь возможностью сменить тему, - мне он показался человеком неприятным, но в то же время есть в нём что-то, что не оставляет сомнений в том, что он не только патриот, но и настоящий профессионал своего дела. Признаюсь, он раздражает меня, но кажется, то это - необходимое зло.

+1

12

- Справимся. Теперь-то мы убедим уделить ему нужные средства и внимание. Смайли* засажу за работу завтра же, почти уверен что для анализа обстановки ему надо дописать к очередному трактату пару абзацев и не более, Монтгомери** дам понять что приказ о мобилизации его ордена и выделении им особой роли в Пятнадцатом - вопрос пары дней и пора готовиться. - В глазах Ренли был неподдельный энтузиазм и решимость, сменившие усталость.  Можно было сказать с уверенностью - новый премьер-министр избежит обвинений как минимум в лени и равнодушии к судьбе Империи. Хорошо бы еще при этом не сгорел на работе. Принц органически не умел наплевательски относиться к доверенному ему делу и сейчас лихорадочно прокручивал в голове то, что необходимо будет сделать в ближайшее время.

- Да. Я тоже сожалею о его гибели. Увы, когда говорят о Пуристах, таких людей вспоминают реже, чем куда менее достойных. К счастью, леди Ню крайне уважала его и стала достойной заменой. - Ренли не исключал, что отношение Вилетты к Готтвальду сыграло не последнюю роль в ее решимости вести Пуристов вперед и идти ради этого на многое. Впрочем, как и личное  честолюбие. Мотивы людей редко бывают однозначны, часто и сам человек не до конца их осознает и это просто реальность. Кловис в чем-то был прав, но видел только одну сторону. Ее вопрос заставил принца задуматься. Данные о смене командования он получил, но в его проблемах они занимали мягко говоря не первое место, а потому пришлось быстро вспоминать сейчас. Тем более что имя вроде где-то попадалось. Ну да, точно. Та церемония награждения за весьма неоднозначные заслуги. Норвегия.

- Он был в Норвегии, среди тех, кто честно дрался до конца и не их вина, что операция провалилась. Мы тогда обеспечивали их отход с моря. Так что не знаю, каков из него представитель высшего командования, но на поле боя он свой долг выполнял честно. - Ренли не сказал того, в чем не был уверен, но мысль скакнула дальше и он немного хищно улыбнулся. Да, мечты детства редко исполняются так, как хотелось бы, но черт побери, он и многие другие во флоте заслужили небольшой подарок. Итак...

- Кстати о Норвегии и прочих подобных операциях. Тебе понадобится вся мощь  флота, и для этого придется кое-что сделать. Лорду-Адмиралу Вустеру пора на покой. И нет, не только потому что я тогда с ним сцепился из-за "Морского Змея", хотя эта история чуть не стоила флоту новой серии подлодок. При всем уважении к его заслугам, лорд Вустер стар, как и его взгляды на стратегию и  будущее морской войны, и беда в том, что все важные решения по флоту идут через него. Думаешь, Шнайзель просто так командовал флотом лично? Я не виню лорда ни в чем и его уход должен быть почетным, но сейчас мы не можем позволить себе медлительности. Что до нового Лорда-Адмирала, то я справлюсь с этой задачей, у нас достаточно  хороших командиров высшего звена, чтобы ко мне не бежали с  каждой мелочью - им надо только дать возможность действовать. - Кажется, впервые Ренли всерьез отодвигал кого-то в сторону ради своих целей, пусть даже это был и относительно безобидный старик Вустер. Но принц думал не только о  кресле Лорда-Адмирала, но и о том, что Вустер в числе прочего стабильно поддерживал наиболее реакционные решения, а его должность позволяла помогать их реализации не только во флоте. Пуристы имели свою позицию и ее отстаивали, к примеру, но никто из них не был реакционером во всем без исключения. Вустер - был, как и многие другие. В армии некоторых из них сместил Уэлсли, а вот на флоте эта работа ложилась на Ренли.

Этот разговор не обещал быть коротким - и не был. Корнелия никогда не убегала от ответственности, пусть даже в непривычном для нее деле и брат получил от нее максимально четкую картину происходящего и список проблем, с которыми неизбежно столкнется. Возможно, кто-то мог посчитать ее уход с поста в пользу брата ошибкой или слабостью, но уж точно не Ренли - он знал, что сестра поступила как сильный человек, переступив через гордость и сомнения в том, что ее младший брат тот, кто нужен для этой цели. Военные не бросают пост - они передают его.

А уж он сделает все, чтобы ни сестра, ни Британия не пожалели об этом.

*Профессор Джордж Смайли - один из наставников Ренли, эксперт по колониальной политике, человек вольных взглядов, но проверенный профессионал. Его прогнозы сбываются практически всегда.
**Лорд Реджинальд Монтгомери - Великий Магистр Ордена Тамплиеров в СБИ

Эпизод завершен

Отредактировано Renly la Britannia (2017-02-25 17:19:29)

+1


Вы здесь » Code Geass » Turn V. Strife » 19.11.17. Стратегическое чаепитие