Прием

в игру

закрыт


Code Geass

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Code Geass » События игры » Turn V. Strife » 27.11.17. Следи за работой мастеров


27.11.17. Следи за работой мастеров

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

1. Дата: 27.11.2017
2. Время старта: 5:43
3. Время окончания: 6:20
4. Погода: свинцово-серые облака висят над полем боя. Того и гляди выпадет снег. Лужи покрыты тонкой коркой льда – ведь Казахстан захвачен морозами.
5. Персонажи: Алекс Кросс, Ли Ксинке.
6. Место действия: Границы между Казахстаном и Российской Империей близ селения Третьяково.
7. Игровая ситуация: На подкрепление войскам генерала Хоу Шана прибыл лучший пилот Китайской Федерации – Ли Ксинке. Блестящий командующий, опытный стратег и тактик, Ли становится организатором прорыва на востоке Казахстана. На его «счастье» сама судьба даёт ему в оппоненты не менее легендарную личность – Алекса Кросса и его знаменитых «Красноплечих».
8. Текущая очередность: Ли Ксинке, Алекс Кросс.

0

2

Все шло хорошо. Никто из китайцев не смотрел в «высокое, бесконечное, спокойное и торжественное небо с медленно ползущими облаками», все взоры были устремлены вперед. Гнать врага до самой границы! Эти хваленные русские псы бегут, поджав свои короткие хвосты, и воют от боли и унижения: оно и понятно – ведь на остальных участках границы наступление русских было успешным. А здесь они бегут с позором.
Но это и не удивительно, ведь на остальных участках фронта китайцев не ведет в бой Ксинке. Так, во всяком случае, полагали рядовые солдаты.

А сам командир, еще не до конца восстановившийся после месячного заточения, но сознающий, что на поле боя он нужнее, чем в лазарете, сидел в новеньком отполированном «Guren Mk.I» и дирижировал общей картиной боя чуть издалека при помощи тактического дисплея:
- Рота «Мао» – охват фланга; Рота «Чжоу» – огонь на подавление; «Мин 1», выводите своих из резерва и продолжайте преследование.

Все шло по плану. Как горячий нож сквозь сливочное масло батальон под командованием Ксинке разрезал еще не установившуюся толком оборону русских и развернулся в тылу у передовых частей, безнаказанно расстреливая бегущих русских псов. И, казалось, ничто не может остановить эту стальную лавину из «Ган-Рю», но от подразделений, ведущих преследование, одно за другим стали приходить тревожные сообщения вроде:
- Говорит «Мин 1»: столкнулись с ожесточенным сопротивлением – впереди роботизированные подразделения противника. Начинаем организованное отступление.
«А вот и прикрытие подоспело», - сделал очевидный вывод командир.
- В бой не ввязываться – отступаем. Свою задачу мы выполнили, рисковать лишнего ни к чему…
- Говорит «Мин 1»: не можем оторваться от противника. Окраска! Это «Красноплечие», это «Крааааааааргх!..
Договорить «Мин 1» не успел, зато за него закончила «Мин 2», встревоженным женским голосом проверещавшая:
- Говорит «Мин 2»: Это «Красноплечие». Я таких найтмеров раньше не видела, но по окрасу – точно они!

Мозг Ксинке пытался проанализировать резко изменившуюся картину боя: да, он ожидал, что на границе их встретят плотным огнем, но прибытия элитных русских частей он не предусмотрел, достаточно обоснованно полагая, что они будут использованы на куда более важных участках фронта.
- Говорит «Цзу 1»: продолжайте отступление, ведите плотный огонь и не дайте им обойти вас. Рота «Мао», Рота «Чжоу» - перегруппироваться и сосредоточиться у Шемонаихи. А я с ротой «Цз..» кха-кха-кха! – Ксинке прокашлялся – «Цзу» выйду вперед и встречу «Мин».

В иной ситуации Ксинке предпочел бы избежать этого ненужного боя, но своих нужно было выручать. Внезапно, но ситуация накалилась до предела. План был прост: выйти своим навстречу, заградительным огнем отсечь преследователей и откатиться до Шемонаихи, соединившись со второй половиной батальона. А там уже можно будет думать - принимать бой или нет.

+2

3

"Красноплечие"  в числе прочих  достоинств славились внезапностью появления, но на деле нередко причиной тому было то, что кому-то срочно надо было заткнуть дыру во фронте, а никого более подходящего под рукой не было - как, к примеру, сейчас. Так что команду  привычно собрали  по проверенной методике - если нет точных данных о противнике, то в авангард посылают Первую Роту. Вот и отправились в первой заброске Крестовский со взводом Риты и Орест Овчинников с двумя взводами Первой. Дальше уже по ситуации Новикова подтащит подкрепление и танки.

До того как они прибыли, Алекс успел подумать о том, насколько лучше он себя чувствует, заняв место в кабине найтмера. Здесь, на поле боя все проблемы за его пределами  переставали беспокоить, все обретало простую ясность. Есть ты, враги и союзники и ты знаешь, что делать. Помнится, Ольга говорила что человеку так проще, когда сложные дилеммы выброшены за борт и можно дать волю инстинктам, так что выходит, человек на поле боя еще и отдыхает от того, что его гнетет. Есть ли риск при этом стать зависимым? Конечно. Но пока ты хочешь видеть черту, которую нельзя пересекать, ты ее видишь. И к чему бы это он все чаще вспоминает ее слова, причем те, о которых раньше не особо и задумывался? Странно это. Но у него уже не первый день не психика, а черт знает что такое везде, кроме поля боя. Но сюда не переедешь жить.

- Приготовиться к выброске. Убивайте за живых...

- И в отмщение за павших! - Кажется, на этом фронте энтузиазма в голосах пилотов часто бывало больше чем обычно. Да, с тех пор прошло время и они узнали новых врагов, но старые счеты не могут исчезнуть вдруг. Они знали этого врага и многие из них - ненавидели. Крестовский не мог сказать такого о себе теперь. Тогда была ярость - но на деле он не чувствовал в них настоящего врага, которого можно ненавидеть. Теперь он видел это лучше - они  брали массой, они устали от войны, но не находили в себе сил повернуть оружие против тех, кто их на нее гнал. Исключения были, наверное, но много ли могли такие люди среди такой массы? Алекс не был расистом, но в китайцах он не видел того, что вызвало бы его уважение или ненависть. Возможно, он воспринимал их почти как британец.

Мысли как ветром сдуло, когда он положил руки на ручки управления и увидел глазами найтмера несущуюся внизу землю. Теперь до конца боя они с машиной едины. Своенравный зверь - Наташа звала его "Драконом" - будет его броней и оружием, спасением и погибелью. Секунды - и на нужной высоте Су-47 отцепляется и ноги принимают на себя удар об землю - началось. Тактический экран отмечает вспыхивающие сигналы остальных. Взять пеленги. Проверить связь. Перестроиться. У них меньше всего времени - если Орест с двумя взводами идет навстречу китайцам, то они заходят с левого фланга, чтобы максимально сократить время после их обнаружения.  Сигнал Риты четкий и ясный, она его ведомый сегодня.  И они первые, кто приближается к китайским машинам, которые, что интересно. отходили настолько своевременно, насколько вообще возможно было - но все же не успели, попав под огонь передовых пилотов. Алекс не играл честно. Его машина, казалось, собиралась вступить в ближний бой - где у китайцев не будет шанса - но первую машину он уничтожил из винтовок. Все же Клемент и Подвырвиглазенко гении - насколько удобно не держать их в руках. Крестовский не претендовал на лавры снайпера, но с короткой дистанции расстрелять крупную китайскую машину мог без особого труда.

Впрочем, враг понимал свои шансы и они отступали, отстреливаясь в полную мощь. "Красноплечие" перестроились - теперь три взвода двигались примерно параллельными курсами, активно маневрируя и ведя  короткий, экономный огонь.

- Не увлекайтесь,  нам надо отбить у них охоту наступать и хватит. Овчинников, не лезь вперед, они не бегут, а отходят со знанием дела.

Тем не менее, скорость давала о себе знать - Взвод Риты и один из взводов Первой обходили врага с флангов, чтобы зажать в клещи, не давая развернуться и использовать огневую мощь. Русские пользовались тем, что у китайцев не было особо дальнобойных орудий на Ган-Рю, как и ракет.

0

4

Характерный клич, раздавшийся на всех волнах, сомнений не оставлял – действительно, к ним в гости пожаловали «Красноплечие». Стало быть, нужно быть предельно осторожным и по возможности избежать боя.
Иной командир поступил бы разумнее – вместо того, чтобы бросать в бой все наличные силы, рискуя быть разбитым, оставил бы уже практически попавшиеся в сети силы на растерзание противнику, отведя основные силы из боя. И мало кто бы его осудил за такое поведение – нынче пилотов, переживающих два-три боя, было мало, что означало буквально следующее: чем меньше пилотов умирает, тем лучше.

Так что мало кто осудил бы полковника Синке, если бы он предпочел оставить роту «Мин» на убой русским псам: отдать 10 пилотов, чтобы сохранить 30.
Но сам полковник был настроен решительно. И он вовсе не собирался играть на условиях противника. Ли уже подкатывался со своей ротой к месту действия.
«Прикинем время. На полном ходу отсюда до Шемонаихи минимум минут 10».
- Это «Мин 2», они нас с флангов обходят. Продолжим отход напрямую – нам крышка, - раздался из динамиков краткий анализ сложившейся тактической ситуации.
Казалось бы, проблема. Но в любом кризисе – ищи возможность. Мельком взглянув на тактическую карту, Синке оценил свои вероятные ходы:
- Говорит «Цзу 1», продолжайте отступать, будьте готовы повернуть линию фронта, держите дистанцию, мы уже близко.
- Принято, - бодро отрапортовал женский голос.
- «Мао 1», «Чжоу 1», вы закончили перегруппировку?
- Так точно! – хором ответили командиры рот.
- «Мао» двигается по дороге – простым маршем – хочу, чтобы вы уступом к месту действия стояли. Смещайтесь по необходимости, держитесь не далее полутора километров, обязательно уступом позади поля боя – следите внимательно, обстановка меняется быстро. В текущий бой не вступать. «Чжоу» - левее дороги 300 форсированным на встречу, держитесь северо-северо-западнее Шемонаихи - не промахнетесь. Ударите им во фланг.
- Так точно!
- «Цзу», за мной, - отдал приказ полковник и поспешил сойти с дороги влево, двигаясь на северо-северо-запад и постепенно поворачивая линию фронта своей роты обратно на север, снижая скорость – так, чтобы точно войти во фланг одного из трех русских подразделений.

План поменялся, но был все так же прост. Пускай русские преследуют – «Мин», а он сейчас со своей ротой вкатится им прямо во фланг - возможно плотным огнем подсократив и так не самую великую численность русских - затем они развернут фронт и продолжат отступать, но уже на юго-запад от точки первого соприкосновения. В это время с юго-востока выкатятся Ган-Рю роты «Чжоу». А в резерве на фланге всего действа будут «Мао», которые смогут либо встретить и задержать русские подкрепления, либо замкнуть импровизированный котел.
Если все удастся, то против двадцати-двадцати двух русских машин он будет иметь двадцать девять, да еще десять свободных он - практически двукратное превосходство в силах.
Вся суть заключалась лишь в том, чтобы держать русских на расстоянии, грамотно управляя огнем. Все зависело, в том числе, от того, насколько слаженно будут работать пилоты. И в этом крылась главная опасность этого плана – поскольку мало кто из них наверняка был готов к такому. Синке учитывал ее, но решил, все же, рискнуть. Страх перед «Красноплечими» все равно уже не усилишь, а вот показать, что даже их можно бить – это было важно и ценно.
Но что еще более важно – нужно показать, что нельзя бросать своих в беде, пользуясь прагматичным взглядом на кадровую проблему.

Честно говоря, Синке больше всего хотелось, чтобы «Красноплечие» под угрозой окружения отступили - он не станет их преследовать: свою задачу они уже выполнили. Но он прекрасно понимал, насколько хладнокровны эти русские псы. Вряд ли они просто так отступят.

Вот, в зоне прямой видимости уже оказались те самые русские.
- «Цзу», огонь! – короткая команда, и вот уже девять Ган-рю и Гурен полковника Синке изрыгают огонь из своих автоматических пушек, - «Мин», меняйте линию фронта, отходим на юго-запад!
- Есть! – оттарабанила новоиспеченый командир роты, и ребята, отмучившиеся в одиночку в авангарде, поспешили соединиться с подкреплением, которое уже мучительные несколько минут отстреливалось от русских, стремясь не подпустить их ближе.

Пока, вроде бы, все получалось. Но в том-то и дело, что вроде бы: сразу целое звено из взвода «Мин», правда, не вошло в темп поворота на высокой скорости и разбилось по принципу домино: крайняя машина втемяшилась в соседнюю, ну а та, в свою очередь, передала злополучную эстафету дальше, создав на дороге что-то вроде груды металлолома. Хотя Ган-Рю и был по сути своей грудой металлолома.

- Спокойней! Сосредоточьтесь на своих задачах! – прикрикнул на струхнувших подопечных Синке, - Если хотите выбраться живыми, будьте хоть чуточку хладнокровнее!
- Есть! - уже не столь бодро, сколько зло ответила ему девушка, скрывающаяся под позывным «Мин 2». Вторили ей и все остальные.

Остатки роты «Мин» в количестве шести машин и рота «Цзу» в полном составе отступали на всех парах на юго-запад, стремясь утянуть русских за собой и загнать их в «огневой мешок». Командир китайской братии надеялся на сопоставимую с русскими по длине линию фронта после соединения, но получилось то, что получилось.

Кроме как на себя, сводному батальону полковника Синке положиться было не на кого: ближайшие подкрепления находились достаточно далеко от границы. Ресурс же энергии и главное – боезапас, после преследования, уже начинал подходить к концу. А самое главное - потенциальную угрозу в ближнем бою русским представлял только Синке. Поэтому как только у его батальона иссякнет боезапас, вместе с ним будет кончено и пресловутое "все" - ровно в ту же минуту. Ситуация становилась все более критической. В целом, на полчаса интенсивного боя их еще хватит. Дальше - баста. Учитывая, что для завершения всех маневров требовалось минут пятнадцать - у них даже было, если можно так выразиться, лишнее время.

Отредактировано Li Xingke (2016-04-19 16:11:08)

+1

5

В целом для начала все шло неплохо - враг отступал и если все пойдет по плану, возможно, они успеют уничтожить эти машины прежде чем прибудут китайские подкрепления или они сами оторвутся слишком далеко от своих.  Их послали переломить ситуацию, а не совершать подвиги. Берсерками "Красноплечие" не были, и хоть любили ближний бой, но на своих условиях. Сейчас их не было. и потому они доказывали - их убийственная мощь не сводится к одному методу. Только к непреклонной стойкости и решимости разделаться с теми, кто оказался на их дороги. Волчья или косаточья стая, смертоносная единством вопреки всякой логике. Если перевести на язык практики, это выражалось в подготовке к бою. Любой найтмер должен был нести дальнобойное оружие, хоть какое-то. Даже конченые любители ближнего боя обрастали ракетами - установки можно сбросить, вступая в бой, новичкам дать НУРС, чтобы не тратили зря дорогие ракеты. И боекомплект с запасом - не сам расстреляешь, так товарищу передашь.

Пока все шло более-менее - враг отходил, они его гнали, методично обстреливая и при удачных моментах сокращая дистанцию. Ведь  если знать врага, то очевидно, что бедняги-пилоты у китайцев весьма несчастны с их машиной, особенно если враг вооружен чем получше. Ганр-рю это: большие размеры, выход впереди, наведение по горизонтали только поворотом корпуса (а это значит - немаленькая слепая зона), отсутствие ракет... То есть уже при встрече с Шмелем начинаются проблемы, а если еще и с МиГом, то проблемы большие. У них и оружие лучше, и гибкости больше, и пилот имеет больше шансов живым вылезти.

- "Волк-1", Это "Клинок-4". С западного направления идет еще одна рота,  китайцев, нам во фланг. - Устинов успел заметить угрозу вовремя, но все же инерция атаки привела к тому, что  китайцы смогли дать залп. Трудно было при этом не пострадать, тут уж кому как повезло. Одну машину можно было смело списывать, и хорошо если пилот цел, еще две пострадали. Рита моментально скомандовала своему взводу:

[npc]6[/npc]

- "Клинки", оборонительный маневр, назад и развернуться, подбитых прикрыть!

- Подтверждаю. "Копье" - центр, "Махайра" - фланг. Перед перестроением выполнить "Тучу". Бейте в ходовую, если можете - пусть вытаскивают своих потом. - Жестокое решение в духе снайперов, но Крестовский не собирался благородствовать, когда у врага превосходство в силах.

Взвод Риты начал отход с разворотом, поворачиваясь к новому врагу и прикрывая поврежденные машины, чтобы товарищи не попали под огонь.  Левофланговый взвод немного притормозил, пока не поравнялся с центральным.  Сразу же после этого все найтмеры моментально произвели залп из дымовых гранатометов, вот только это не было маневром побега - перед постановкой завесы они прицелились и сразу же за ней на китайцев обоих рот обрушился массированный ракетный залп. Алекс знал, что уж на этих он мог положиться.

[npc]85[/npc]

- "Клинок-1", докладываю. - Устинову пришлось прерваться - прикрывая отход  подбитой машины, он неудачо оказался спиной к одному из передовых китайцев и тот уже праздновал победу, но винтовки на креплениях за спиной найтмера внезапно развернулись в его сторону,  огрызнувшись яростной очередью. Если враг и пережил это, то возможность подбить стрелка потерял, - В построении противника нестандартная машина. Определить не удалось.

Крестовский нахмурился - у китайцев вроде бы не было новых разработок, может засланный британец? Стоило быть осторожнее.

- Перестроиться в линию, приготовьтесь оставить отступающих и навалиться на новеньких, следите за обстановкой.

Отредактировано Alex Cross (2016-04-25 23:33:57)

+1

6

Попытка русских – вполне умелая – войти остаткам двух рот под командованием Синке во фланг не удалась. Дымы сумели скрыть маневр лишь визуально, а ракеты пусть и внесли хаос в построение и убили еще нескольких пилотов, заставив китайцев снова перестраиваться на ходу. И тогда положившись на приборы своего Гурена, полковник ясно увидел на тактическом экране, что русские совершают обходное движение. В любой другой момент Ли подумал бы, что быть одиночным пилотом гораздо легче, чем управлять маневрами подразделений, но у него не было на это времени. Полковник успел отдать команду и перегруппировать свой отряд, изменив в очередной раз направление движения. Эта пляска с чертями порядком напрягала нервы Синке, который предпочитал не бежать от схватки. Но еще больше его заботило то, что он был ответственен за жизни своих подчиненных, которые гибли один за другим. Гибли из-за его ошибки. Гибли из-за нарушения простого, как два пальца, принципа : «Не разбрасывать наличные силы на широком фронте».

Иными словами, нервы китайца были на пределе, а силы – на исходе. И если он уже опытный пилот, способный переносить такие тяжелые нагрузки, то часть его подразделения – совершенно необстрелянные новички, чуть ли не впервые попавшие в бой. И если преследование отступающих русских войск являлось задачей достаточно тривиальной и отличной, для того, чтобы дать новичкам почувствовать, что такое настоящий бой, то последующее столкновение с «Красноплечими» стало для части из них фатальным, а для оставшихся – шокирующим событием.

Но те, кто все это время вел за собой русских, получили свою передышку. Через несколько минут подошли еще две роты китайского роботизированного батальона полковника Синке. Подошли, судя по всему, незаметно для противника. Как? А разве это важно для Синке и его солдат? Русские явно пребывали в некотором непродолжительном смятении. Сейчас было важно его усилить. Поэтому Ли, отдал простой приказ:
- Всем ротам: прицельный огонь по остроплечему найтмеру. Боеприпасов не жалеть.

Расчет был прост - выделяющийся найтмер был новой модификации и скорее всего, как это обычно водится, был командирский. В данной ситуации вынести командира русских из боя "вперед ногами" означало окончательно подмять инициативу под себя.

0

7

Так или иначе, противник им попался на этот раз крепкий и не теряющий контроля над ситуацией, по крайней мере, таким был тот, кто командовал сражением. Отдельные пилоты с их стороны становились жертвами "Красноплечих", но до подхода подкреплений продержаться смогли и вот теперь уже проблемы начались у русских, потому как к ним таковые не торопились и сейчас даже такие пилоты как они, не имели особого выбора в тактике. Это и определило то, что замешательство было лишь временным. А может быть и то, что они частенько сражались с превосходящим их числом противником.

- Оборонительное построение три, ищем точку на прорыв. - Крестовский отреагировал быстро, он уже как-то замыкал окружение и не собирался оказываться окруженным сам. Три взвода образовали скорее треугольную формацию, сместив в центр пострадавшие машины. Между тем китайцы начали активно палить по Алексу - знакомая картина...

- Контратака по схеме "наживка", центр на меня. - Крестовский не сомневался, раз уж враг нацелился на него, стоило этим пользоваться. Он-то все же мог маневрировать достаточно быстро и ловко, чтобы сделать стрельбу по нему неблагодарным делом, а вот атакующих товарищи засекали по траекториям и стреляли в ответ.  Только вот боеприпасы заканчивались и неминуемо должны были быть на исходе не только у русских, но и у двух первых рот. Именно потому направление удара и прорыва было выбрано так, что Красноплечие атаковали ту вторую команду, где, как на грех, тоже имелся нестандартный найтмер. Алекс маневрировал, ведя шквальный огонь - он знал, что лучше потратить сейчас боеприпасы, все равно они не понадобятся, когда дойдет до ближнего боя. А китайцам придется либо принять его, либо отходить, освобождая проход.

Синке достаточно быстро оценил ситуацию: русские построили «броневой колокол» и стали прорываться через самое слабое место в мешке. Вступать в ближний бой в такой ситуации было равносильно смерти, а плотный огонь двух свежих рот вполне мог помочь не только китайцам, но и русским.
- Огонь по готовности, - Скомандовал Синке, разрешив стрелять когда угодно и по кому угодно, - «Мин» и «Цзу»: мы освободим русским проход. Упорствовать незачем.
Отдав несколько коротких команд, Синке вновь перестраивал построение. Освобождая проход, он параллельно подтягивал роты «Мао» и «Чжоу», чтобы создать у противника впечатление, что он готовит преследование превосходящими силами. Естественно, преследовать он и не собирался – боеприпасы на исходе, а пилоты истощены, так что подобное предприятие кончилось бы разгромом. Так что самым разумным из того, что мог сделать полковник, было отводить батальон в расположение полка.
Оставалось только надеяться, что русские тоже не горят желанием сражаться, а также переоценивают возможности китайцев.

Алекс почувствовал привычное чувство растяжения времени. На деле мысль занимает секунды, для того его и учили воевать, чтобы думал быстрее, чем решение потеряет актуальность. Китайцев вел кто-то умный, предпочитающий отступить, но не губить своих людей, которых в прямом бою ждет смерть и не пытающийся уничтожить вражеского командира любой ценой. Крестовский не боялся этого врага, но знал, что авантюры тут не пройдут. Слишком знакомо все было, чтобы допускать ошибку. В тот раз он был близок к гибели до самого конца, чертов бразилец научил его думать над своими шагами по крайней мере в сражении. И даже сейчас тормоза не отказали. Именно поэтому Алекс не собирался выбирать пистолет с одним патроном - пока он может драться, не губя себя и подчиненных, он будет. И не будет рисковать больше, чем его противник.

- Отход на исходные позиции. Передайте данные и запросите комитет по встрече. Мы выполнили задачу. - Был велик соблазн отделать врага так, чтобы он и думать забыл о перегруппировке и новых атаках, но нет. Это того не стоило. "Красноплечие" продолжили отход, напоследок отстрелявшись по китайцам, а на позициях русских позади уже высылали спасательные команды для подбитых и подкрепления. Бой не обошелся без потерь и раненых, но беды они не допустили.

Не допустили. Провожая отступающих китайцев взглядом через мощные линзы фактосферы, Алекс чувствовал, это что не конец. Здесь, на другой стороне фронта, у него есть враг - сильный, умный, опасный. И если они столкнуться снова, это может стать битвой, из которой один из них не вернется. А то и оба.

Только вот... Алекс не видел в этом ничего плохого. Это его жизнь и его смерть. Поле боя -  место, которому он принадлежит, то, что никто не сможет у него отнять. Аминь.

Эпизод завершен

Отредактировано Alex Cross (2016-10-06 17:49:42)

0


Вы здесь » Code Geass » События игры » Turn V. Strife » 27.11.17. Следи за работой мастеров