Прием

в игру

закрыт


Code Geass

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Code Geass » События игры » Turn V. Strife » 30.11.17. Вы за это ответите!


30.11.17. Вы за это ответите!

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

1. Дата: 30 ноября 2017
2. Время старта: 17:00
3. Время окончания: 18:00
4. Погода: -10°С, ветер восточный, 4 м/с, на небе ясно
5. Персонажи: NPC
6. Место действия: Ставка русского командования в Казахстане
7. Игровая ситуация: Несколько часов назад Лисовецкая узнала о том, что Лея Иствинд была послана на задание в нелётном состоянии. Более того, выяснилось, что её самолёт пропал с радаров во время полёта... Лисовецкая в ярости. Несколько звонков в родной отдел и в течение полчаса у неё на руках есть информация о том, что за человек ответственен за её полёт — тайный советник Чистильщиков. Она приезжает в район, где он должен был находиться. По прибытию Лисовецкая видит, что в лагере стоит суматоха, тут и там ходят солдаты спецназа, униформа которых характерна для седьмого отдела ГСБ.
8. Текущая очередность: по договорённости

+1

2

[npc]189[/npc]

Между ГСБ и фельдъегерями всегда существовало некоторое непонимание. Весь срок своего существования фельдъегерская служба, а, конкретнее, её руководители, были вынуждены бороться с тем, что кабинетные работники понимают в их делах ровно столько же, сколько среднестатистический страус – в сортах картошки. И то, страус хотя бы мог сожрать по картофелине каждого сорта, тогда как госбезопасность и её верных посланцев всегда разделяли километры реальных расстояний.
Лисовецкая бодалась с этими страусами, не желающими пробовать хорошую картошку, но лезущими с советами по её выращиванию, с самого своего назначения, и даже выработала какую-то свою тактику противодействия их тупости, выдаваемого за чистейшее содействие – славьтесь, километры расстояний и оповещения (как это по-русски) о грядущих проверках, выдаваемые заранее. У себя в эскадрилье она не дала бы навязывать свою волю, а просто покивала бы и сделала по-своему, если бы это было необходимо.
Беда же пришла с той стороны, откуда даже «Настя-катафалк», имеющая своеобразный нюх на грядущие проблемы, не ждала.

Адъютанты, продрогшие на ветру, даже не пытались с ней спорить. Одна уже стянула варежку и дышала на пальцы, второй съёжился и боялся смотреть на искривлённое гримасой злобы лицо Лисовецкой, которая возвышалась – шутка ли, при её росте – чуть ли не в середине лагеря мрачным памятником. Ветер хлопал полами её полушубка и норовил бросить дым от сигареты в лицо, но Лисовецкая продолжала стоять и ждать.
От вмешательства в собрание этого недалёкого страуса спасло лишь усердие адъютантов, вцепившихся в локти Лисы. Точнее, сначала она проволокла их по сугробам пару метров, несмотря на явное упорство ребят, висевших на её руках мёртвым грузом, а потом сплюнула и потребовала её отпустить. Отпустили минут через десять, когда Лисовецкая дала слово, что просто покурит и будет ждать.
– М*даки. – резюмировала Лиса, когда сигарета прогорела до самого фильтра. – Сейчас опять до ночи трепаться будут. Дашка!
Даша Чеславская втянула голову в плечи, но не шарахнулась – долг заставил выронить варежку и выпрямиться.
– Подними, дура. – посоветовала ей Лисовецкая. – Да не трясись, я никуда не побегу. Сдались мне проблемы, и без того полно.
Дашка схватилась за варежку, подскочила поближе – они стояли в утоптанном снегу, но Дашка и тут умудрялась проваливаться.
– Если замёрзли – валите греться. – Лиса вдохнула холодный воздух.
– А вы как же?
– А я ждать.
– Ну и мы тогда ждать. – пожал плечами Мишка, не по уставу сунув руки в карманы.
– Ты мне ещё поговори! – гаркнула Лисовецкая, – Вернёмся – будешь на кухне картошку чистить пару недель!
Мишка что-то проворчал, отворачиваясь, и Лиса могла поклясться, что в этом ворчании проскользнула мысль о том, что на кухне теплее.

– …Что значит «Иствинд»?! Куда полетела? Кто разрешил? Да они там что, совсем ***нулись, а?!

– Транспорт живо приготовьте, Мишка, Дашка – по коням!

– Поубиваю к чёрту всех, кто это устроил!

О том, что в этот раз её пташка, скорее всего, вляпалась по самые уши, Лисовецкая предпочитала не думать. Иствинд её почти – почти – не волновала, то есть, её было жалко, и дело так бросить было нельзя. Однако, это было далеко не первой по значению проблемой.
В их дела стали слишком яростно вмешиваться. И ведь как нагло, как беспринципно. В обход всех – лети, подранок! Ни чести, ни совести, ни элементарных мозгов, страусы безмозглые, павлинья жопа, да просто ни дна им, ни покрышки.
Лисовецкая смяла пустую пачку от сигарет, швырнула её в сугроб и повернулась, кажется, туда, где должны были быть позиции Красноплечих. Глаза её сузились совсем нехорошо.
…После Чистильщикова должна была настать очередь того, кто это допустил.

+1

3

http://cs633930.vk.me/v633930819/94f2/e8G4L-fg9eE.jpg

Когда Чистильщиков вышел из палатки, первым делом, он осведомился, все ли обвиняемые были найдены. К этому моменту двух генерал-майоров уже погрузили в один из вертолётов. Впрочем, с поисками младших офицеров проблем не возникло. У Чистильщикова закрадывалось чувство, что всех их попросту забыли оповестить о произошедшем. «Не смогли» — это слишком. Коммуникации не обваливаются, если уничтожить головной штаб. Тут было что-то ещё...
Убедившись, что всё выполнено, он ушёл прочь от командирской палатки, и обогнув несколько других, вышел к центру лагеря, через который он должен был пройти к своему транспорту. Там-то он и столкнулся с Лисовецкой, которую просто нельзя было не заметить. Да и потом, её Чистильщиков узнал с первого взгляда — перед тем, как отправить Иствинд на задание, он ознакомился с данными пятой фельдъегерской.
— А, это вы, — только и сказал тайный советник. — Я знаю, зачем вы здесь.
Чистильщиков остановился в пяти шагах от неё. Взгляд его был не очень-то радужным — он прекрасно понимал, к чему приводят подобные несогласования и мысленно продолжал ругать себя. Ведь не первый раз он встревает в такую ситуацию из-за своей нездоровой инициативы.

0

4

[npc]189[/npc]

Всё это время Анастасия Лисовецкая знала, что она на командовании не зря. Что у неё есть ответственность за таких же, как Иствинд, которые не могут отказаться от приказа. Не могут – у них для этого есть она, отсеивающая откровенное самоубийство. Не дающая кому-то, кроме себя самой, управлять своими «лисятами», «пташками», «птенцами». Назвать это можно как угодно.
Сейчас её положение впервые покачнулось, и не для окружающих. Лисовецкая ощущала неуверенность перед собой, а собственная оценка у неё всегда была жестока и беспощадна. Если она не покажет, что случившееся – не «рабочий момент», не «необходимая жертва», не «угомонитесь, Лисовецкая, это в интересах Империи», завтра с неё возьмут кровавую цену ещё больше. С десяток таких вот Иствинд, с болотной зеленью в глазах и сталью в хватке.
…Она свою цель, признаться, не узнала. Перепуганная связистка, пока Лиса трясла её за воротник, сказала совсем немного. Но, когда лысый в очках заговорил с ней, заговорил сухо и, для Лисовецкой это показалось преступным, безразлично. Как будто говорил «две сдобных, пакет свой, здесь без сдачи».
А речь шла, кроме шуток, о жизни хорошего бойца.
– Нет, не знаете. – холодно ответила Лиса, зная, что за её спиной адъютанты – их иногда в шутку называли «лисятами», потому что бегали они за ней хвостиком, не отставая. – Вы понятия, бл*дь, не имеете, зачем я здесь.
На войне, она знала, не до вежливости, не до церемонности. Лысый, скорее всего, этого не знал, откуда бы ему?
Лиса шагнула вперёд, уничтожая расстояние между ними, чуть наклонилась – она даже для мужчин была высокой, для женщин, вероятно, совсем каланча. Но сейчас, видит Бог, она была счастлива этой разнице в росте.
Смотреть на этого человека снизу вверх она бы просто не выдержала.
Пальцы в тёплых перчатках вцепились в чужой воротник, с силой дёрнув вверх – Лисе могло хватить сил и на то, чтобы оторвать его над земли, поднять над головой и спросить: зачем? Вместо этого она оставила его лицом к лицу с собой, злобной женщиной, потерявшей лучшего бойца.
Просто так, по чьему-то капризу.
– Знаете, в девизе моей службы есть слово «честь». Оно вам незнакомо, конечно же, раз вы отправили раненую девочку неизвестно куда, – Лиса споткнулась на слове «девочка», но не поправилась. Для неё они всегда будут молодыми. Иногда – навсегда. – Моя честь удерживает моё желание разбить вам морду, и только поэтому я ещё не перешла на понятный вам язык грубой силы.
– Ли-ли-ли… – прозаикалась за спиной Дашка, но Лиса мотнула головой, немым жестом призывая заткнуться.
– Достойная солдата выдержка, не так ли? Вы угробили одну из лучших в моём подчинении, а я, видите, ещё не пересчитала вам зубы. – процедила Лисовецкая, – Вопросы «зачем», «вы хоть понимаете, что натворили» и так далее я задавать не буду, перейдём на ваш язык. На каком основании вы решили, что имеете право на подобное?

Отредактировано Leah Eastwind (2016-02-05 00:05:18)

+1

5

http://cs633930.vk.me/v633930819/94f2/e8G4L-fg9eE.jpg

На лице Чистильщикова не дрогнул ни один мускул, как будто перед Лисовецкой было не лицо живого человека, а кукольная маска. И он ни капли не боялся угрожающего взгляда Анастасии. Ему бояться было нечего. Признавать свои ошибки сложно. Но это —большая необходимость. Даже несмотря на то, что в такие моменты чувствуешь себя последним м*даком. Но что поделать — думать надо было раньше, а не сейчас.
Он поднял руки и ухватился за запястья Лисовецкой,  не желая, чтобы она продолжала держать его за воротник. Нет, было не страшно. Разве что немного противно и горько где-то внутри.
— Если хотите поквитаться за это и ищите справедливости — пишите рапорт в дисциплинарный комитет. Всё, чего я хотел — максимальной секретности. Я подозревал, что пакет могут перехватить, поэтому послал пилота, которого британские шпионы точно не будут искать. Откуда я знал, что крыса сидит в ГСБ? Да, я не имел права делать это в обход вас, я знаю это, и не буду отрицать своей вины. Но повторюсь: за справедливостью идите в дисциплинарный комитет. Пусть они сами решают, было это оправдано, или нет. Ни вам, ни мне не нужно лишнее рукоприкладство. Здесь толпа народу смотрит, хотите и себе проблемы? Я при исполнении, между прочим.

0

6

[npc]189[/npc]

Вот она, разница в мышлении. Разница в их уровне, разница в понимании ситуации, разница в ценностях. Лисовецкая ощутила её, когда её пальцы попытались разомкнуть, говоря спокойно и так же безразлично – в ответ она сжала их ещё сильнее, пока на лице, искривлённом гневом, пролегли глубокие морщины на лбу и возле рта, отмечая её возраст и потраченные на этой работе нервы.
Пропасть между госбезопасностью и фельдъегерской службой такая же, как между кабинетным политиком и солдатом. Последний может умирать за них, разбиться за них, сгореть ради них, но он всегда будет «жертвой за номером». Хотите справедливости – пишите рапорт.
Если бы она искала справедливости, она бы вышибла ему мозги на этот утоптанный снег.
– Не беспокойтесь, напишу. – пообещала Лисовецкая самую чуточку спокойнее, пока с её лица стекали гнев и ярость, превращая её в такую же обезличенную куклу. Несомненно, если живёшь с волками, придётся выть по-волчьи, а не тявкать, как лисица. Хоть это и не волки вовсе. – Но меня тут удерживает личный интерес – вы в курсе, что где-то там сейчас умирает или уже мертва девушка, которой нет ещё двадцати пяти?
«Господи, Лея, да я же просто не могла тебя уберечь», впервые подумалось ей. Кто мог предсказать такую беспросветную глупость, такую наглость, с которой её подопечную швырнули на задание? Уж точно не Лиса, оставившая её на попечение другого полка. Дура. Кто же мог предположить.
Ещё бы немного, и она успокоилась, честно. Пообещала бы проблемы, потом – сдержала бы обещание, растрезвонила бы всех четверых оставшихся комэсков, устроила бы шум, она всегда это могла. Но, к несчастью, Лисовецкая всё же была женщиной. Женщиной вспыльчивой, яростной и с отключающимся самоконтролем. Поэтому, когда она уже отпустила чужой воротник, когда почти повернулась, чтобы уйти, попытка очкастого заявить о своих привилегиях, о том, что он, видите ли, при исполнении, решила всё.
Лиса не успела развернуться к нему спиной до конца, она остановилась на этой половине оборота и, резко крутнувшись назад, с размаху ударила кулаком в чужие очки, надеясь вмять их в переносицу. За спиной взвизгнула Дашка, рванулся к ней Мишка – Лисовецкая отпихнула его локтем, глянула назад угрожающе, спрашивая одним лишь взглядом: «что, со мной решил проблем отхватить?».
– Пожалуйста, тайный советник, – на удивление ласково сказала она, брезгливо отряхивая руку, – Сука! Вы всерьёз думаете, – она снова сорвалась на крик, – что я боюсь слететь с должности?! Вы всерьёз думаете, что мне не наплевать на ваши звания?! У вас задница выполняет функции башки, или вы забыли, кто я?!

Отредактировано Leah Eastwind (2016-02-05 00:58:10)

+1

7

http://cs633930.vk.me/v633930819/94f2/e8G4L-fg9eE.jpg

[dice=3322-1:2:0:]

Удар Лисовецкой был не только неожиданным, но и сильным. Конечно, Чистильщикова предупреждали, что рука у неё тяжёлая. Но он воспринял это в переносном смысле, а не в прямом. С Хрустом треснула оправа дорогих очков и тайный советник сделал несколько шагов назад. перед глазами поплыло, в ушах зазвенело. Только бы не потерять самообладание перед этой цыпой, которая строит из себя бесстрашную курицу. Чистильщиков снимает с себя безвозвратно утраченные очки и, вытянув руку вдоль туловища, разжимает пальцы. С тихим звоном очки падают на землю.
— Вы сами сделали свой выбор, — прошипел он. — Арестовать бы вас прямо здесь за препятствие исполнению обязанностей старшего по рангу и подозрению в терроризме, да времени нет, мне нужно на допросе этих генералов присутствовать. Вы всё высказали, что хотели, госпожа статский советник?

0

8

[npc]189[/npc]

Второго удара не было. Лисовецкая молча посмотрела на собственную ладонь, проверяя, не осталось ли там стеклянной крошки, оглянулась назад – напуганные адъютанты жались друг к другу, а Мишка ещё и вытирал кровящую губу. Вот этого она точно не хотела, хотела отбросить подальше, чтобы, если развязалась безобразная драка, её «лисят» не тронули. Если не арестуют сейчас, надо бы ему платок дать, а то все варежки испачкает.
– Тебе сломанный нос мешает? – поинтересовалась она без тени страха или удивления. – А вот старшему лейтенанту не помешало ранение в живот, самовлюблённый ты мудак без тени компетенции.
Она действительно не боялась. Что, ну что ей сделают? Сместят? Заменят? Отберут пару званий? Пусть удавятся, если это хоть что-то значит против повода выбить из кабинетных крыс их безнаказанную уверенность в никчёмности парочки жизней.
– Арестуй, попробуй. – продолжила Лиса, поманив Дашку пальцем – та выудила из своего кармана новую пачку сигарет и зажигалку. – Не я тут нарушила пару десятков правил и угробила бойца своей некомпетентностью, просрав при этом груз. Думаешь, сможешь спихнуть всё на покойную? А вот обойдёшься. Свидетелей будет немало, всех ты не заткнёшь, и даже думать забудь, чтоб из этого сухим выбраться. Ну а свой выговор за твой драгоценный шнобель я переживу, и не такое бывало. Даша, огоньку.
Женщина затянулась, прищурилась, выдохнула дым и усмехнулась.
– Вали уже, занятой. У меня тут тоже дела есть.

– Ст-ста… статский со-со-ве-ветник… – жалобно пропищала Дашка за её плечом, заставив Лисовецкую развернуться и оттащить её в сторону, чтобы, понизив голос, заговорить по-другому – деловито и торопливо.
– Живо в нашу вертушку, Чеславская. – Лиса покачнулась и испытала острое желание сесть, но заставила себя стоять на ногах. – Если меня возьмут тут, поднимешь шум у наших, докричись до «Журавля» обязательно, они сейчас под Питером. Новикова побыстрее остальных доберётся. Да хорош трястись! В первый раз, что ли? Мишка, останешься со мной, если не боишься.
Мишка вытер разбитую губу и ухмыльнулся.
– Будут останавливать – мой приказ в приоритете. Поняла, дурёха? А теперь рысью в вертолёт.
– А вы? – спросила Чеславская, протянув ей пачку сигарет. Лисовецкая взвесила её на ладони, свободной рукой натянув шапку Даши по самый её курносый нос.
– А я тут ещё немного победокурю. Выше нос, Чезка. – улыбнулась она и подтолкнула адъютантку в плечо.

Отредактировано Leah Eastwind (2016-02-05 17:17:37)

+1

9

http://cs633930.vk.me/v633930819/94f2/e8G4L-fg9eE.jpg

Чистильщиков злобно оскалился, но внутри себя понимал: тут эта наглая баба попала в точку. Самолёта нет, раненый пилот, отправленный на задания втайне от своего командования, пропал, а вместе с ним сгинул и приказ об аресте внештатных сотрудников Культа. Все обстоятельства были против него. Опыт особиста говорил: в этом случае, голова полетит его, а Лисовецкую ждёт максимум выговор. Сам себе вырыл яму. И рвал бы волосы на голове, если бы они были. Чистильщиков от досады харкнул в сугроб.
— А меня в возможности уйти отсюда никто и не ограничивал, — выплёвывая каждое слово, сказал он и направился прочь, нарочно пройдя в опасной близости рядом с Анастасией.

***

— А где очки? — полюбопытствовал водитель, когда Чистильщиков сел в свой автомобиль. — И-их, кто это вас так?
— Езжай, — буркнул тайный советник. Не хватало ещё, чтобы спрашивать начали. Ведь больше всего в этой жизни он ненавидел лишнее навязчивое внимание.
Уж лучше бы он отправил обычного пилота на это задание. А ещё лучше — поехал на поезде в вагоне, полном вооружённых верзил. Но история не терпит сослагательного наклонения. Дело было сделано. И что будет теперь — зависит исключительно от этой психованной. А Чистильщиков знал — она его жалеть уж точно не станет.

Эпизод завершён

0


Вы здесь » Code Geass » События игры » Turn V. Strife » 30.11.17. Вы за это ответите!