Прием

в игру

закрыт


Code Geass

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Code Geass » События игры » Turn V. Strife » 01.11.17. Вешать надо только отъявленных негодяев...


01.11.17. Вешать надо только отъявленных негодяев...

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

1. Дата: 01.11.2017
2. Время старта: 10.00
3. Время окончания: 12.00
4. Погода: +21, облачно
5. Персонажи: Астрид Фонтейн, Фэйт Уоллер
6. Место действия: База британской армии в Анголе
7. Игровая ситуация: Расследование по заявлению Фэйт дало кое-какие результаты и пришла пора решать, что делать.
8. Текущая очередность: Астрид, Фэйт

Созданный мной эпизод не влечет за собой серьезных сюжетных последствий. Мной гарантируется соответствие шаблону названия эпизода и полное заполнение шапки эпизода на момент завершения эпизода

+1

2

Анголу британцы взяли, хоть и не без труда, не говоря уже о том, что местные жители не то что против британцев восстали, а скорее воспользовались случаем, чтобы сорваться с цепи и вспомнить все возможные национальные претензии и амбиции, благо, как обычно бывает, после военных действий много оружия попало к кому  только можно и нельзя. Так что возможность отдохнуть была, но почиванием на лаврах и не пахло - в ожидании подкреплений из метрополии для контроля отвоеванного немного притормозились наступательные действия, но локальные сражения все еще продолжались. Норфолкский полк не посрамил своей репутации, сражаясь бок о бок с Шестым Экспедиционным Корпусом и вместе с ним вступив в захваченную столицу торжественным строем. Между тем расследование по делу о гибели Ванессы Апхилл не было забыто - несмотря на войну, Фонтейн не оставила его в покое, правда, не дала официального хода, занявшись расследованием сама, при помощи таких мастеров этого дела как Кимбли, Карваль... И ее старший брат, который не интересовался войной. зато отлично знал все великосветские  нюансы и нужных людей. Не в первый раз недоброжелатели  неожиданно для себя обнаруживали, что за этой бой-бабой стоит весьма влиятельная и подкованная в интригах семья со связями. Нет, Астрид  почти не пользовалась этим в военной карьере... Она этим пользовалась, если военным делам мешало нечто  к ним не относящееся. Вот как сейчас. Графиня Апхилл была изучена со всех сторон и в общем-то подтверждала версию о своей корысти, хоть прямых доказательств за давностью было и не сыскать. А вот армейское расследование выявило кое-что, в картину не очень вписывающееся. Собственно, именно за этим  Астрид и вызвала Фэйт к себе.

Генеральша проживала с комфортом, пока могла - конфисковала себе виллу одного из сбежавших в ЕС членов ангольского правительства. К счастью, означенный  продажный тип не сумел прихватить с собой большую часть обстановки, так что можно было фотографии интерьеров вместе с прочим компроматом продемонстрировать народу с соответствующей агитацией. а жилплощадь превратить в штаб командования. Фонтейн была широкой души человеком и разумеется, обитала тут не единолично, а в компании своих сподвижников и просто необходимых для работы штаба людей.

http://s2.uploads.ru/B5Hkn.png

Энтони заехал за Фэйт на штабной машине - может и не самом презентабельном, но надежном и мощном "Хамви", любовно укрепленном где надо недокументированной броней и снабженным пулеметом... Нет, тремя пулеметами , дымовыми гранатометами и чем-то еще. Чувствовалось влияние, а то и личное участие связистов-маньяков, которые любили доработать попавшиеся им машины во что-то ужасное и уже давно стали в этой армии притчей во языцех. На фронте Хувер выглядел не таким уж домашним мальчиком - на недавно захваченной территории не забывал носить военную экипировку и держался уверенно.

Лихо промчав Фэйт по улицам Луанды (а вот тут на Хувера явно повлиял танкист-лихач-интеллигент Смайли), Энтони доставил ее к Астрид.

- Идем. Нашлось кое-что важное, генерал хотела поговорить с тобой без лишних свидетелей. И это... - Энтони нахмурился и после паузы сказал, - Она сейчас не в настроении, но ты тут ни причем, так что не волнуйся.

Нетрудно было заметить, что паренек, хоть и употреблял звания и уставные формы, говорил об Астрид не как чужой человек, скорее как наоборот, действительно близкий. Нет, никакой в общепринятом смысле неуставщины между ними не было, но вот доверие было крайне высоким. Перед тем как войти в кабинет Фонтейн, они заметили Карваля - старый солдат улыбнулся Фэйт, явно ободряя ее перед серьезным делом.

Фонтейн и правда выглядела то ли хмурой, то ли задумчивой, но при виде Фэйт явно отвлеклась от чего-то и поприветствовала:

- Вольно, Уоллер. Садись, чаю выпей. Разговор коротким не будет. - Астрид посмотра на девушку и дождалась, пока она села, а Энтони разли чай по чашкам, - Скажи-ка мне вот что, Фэйт... С твоей сестрой все понятно. А к тебе мачеха проявляла враждебность? Что-то большее, чем  типичный для таких особ взгляд на бастардов?

+1

3

С момента их последней встречи минуло почти две недели. И всё это время за окнами гремели взрывы, грохотала артиллерия, ввысь взмывали истребители и транспортные вертолёты. Сотни тысяч солдат несли на своих плечах честь и мощь Британии. Но Фэйт среди них не было.

С момента их последней встречи, девушка так и не взялась за оружие – местный психолог настоял, едва ли не угрожая занести несдержанное и агрессивное поведение юной Уоллер в личное дело. Брайан и его люди были слишком заняты боевыми операциями, чтобы навещать малышку, а потому та вновь оставалась наедине со своими мыслями, спасаясь лишь приятным тёплым ощущением, что дарил ей массивный алый шарф.

С момента их последней встречи…

- Уоллер, тебя к аппарату, - сержант тянет руку к архаичной машинке, мгновение медлит, прежде чем кивнуть и повесить трубку, а затем всё также безмолвно движется к выходу, где её уже поджидает жизнерадостный и так сильно контрастирующий на её фоне блондин.

Энтони пугает её дурным нравом Фонтейн, словно детсадовец, передающий по секрету своей подруге, что воспитательница сегодня съела заплесневелый пирожок. Она бы улыбнулась ему, рассмеялась в лицо подобным глупостям, но вместо этого сохраняет хладнокровное молчание и прячет взгляд в проплывающих мимо пейзажах. Африка была чертовски красивым, но таким скудным на растительность континентом. Величественные каньоны и бескрайние прерии не шли ни в какое сравнение с хвойными лесами, столь близкими сердцу сиротки.

Белёсый особняк, в котором расквартировалось командование был едва ли не единственной достойной постройкой на всю старушку-Анголу. И пусть его стены были выщерблены пулевыми отверстиями, а в некоторых местах тронуты пламенем войны, он всё равно сиял в лучах солнца подобно выгоревшей кости.

«Чай», - шепчет про себя британка, так и не касаясь предложенного напитка: в её горле застрял вопрос, который она обязана задать Астрид, и где-то на уровне подсознания она боялась, что собьётся, забудет его, произведя лишнее движение.

- Я хотела спросить о том, что стало с Мэлоуном? – кто бы ни стоял за всем этим заговором: мачеха ли, Ганнибал Бота или сам Император, прежде всего она ненавидела именно того, кто отдал приказ и тем самым повёл людей на верную и мучительную смерть. В глазах её стояла решительность, но бледная кожа и морщины у глаз свидетельствовали о том, что от дурных мыслей она страдала тяжелейшей формой бессонницы и испытывала дистресс.

0

4

Астрид внимательно посмотрела на девушку, хорошо понимая - все же ей доложили о ситуации - что сейчас главное для Уоллер. Чтож... Возможно, она будет довольна тем, что произошло, а может и не совсем, но в этой истории была поставлена жирная, грязная точка - такая, какую этот подонок и заслужил. Фонтейн прощала своим подчиненным многое, но за непростительное карала жестоко. Мэлоун ухитрился именно это и совершить, тем хуже для него.

- Этот мусор? Ну, он рассказал все, разумеется, хоть напоследок и уперся, имел наглость потребовать гарантий, что я  не сделаю ему ничего плохого. Никогда не понимала людей, которые ждут честного отношения за обман и на что-то надеются, совершив такое, и не умеют даже грамотно просить, - Астрид презрительно поморщилась, - Что тут скажешь. Хоть мне и хотелось бы, но лично я участия в этом не принимала, а ему следовало бы нужно знать фауну Африки лучше. Представляешь, он даже оговорил отказ от моей угрозы скормить его крокодилам. И совсем, совсем не подумал... - Улыбка генерала стала дьявольской, - О бродячих муравьях, которые старательно объедают до костей все, что не успело убраться с их дороги. Нет, они делают это не так уж и быстро, Фэйт. А местные партизаны очень любят такой род казни и не будут против, если я им припишу  целого майора в жертвы.

Астрид замолчала. Да, это было жестоко и подло, но Мэлоун в ее видении получил ровно то, что сделал сам. Она себе оправданий не искала, поступила так. как считала верным. Как там Карваль любит говорить про повешение? Вот именно. А некоторых категорически необходимо скормить муравьям.

- С ним покончено, Фэйт. Командир может отправить солдат туда, откуда мало кто вернется - это война - но не предавать их. Учитывая одну мою идею, хорошо что ты это запомнишь. - Во время разговора Астрид покачивала на цепочке чей-то армейский жетон, такой же как и те, что Фэйт привезла из России, - Но это мы только начали, все куда как сложнее чем просто один продажный ублюдок. Ответишь на мой вопрос? Сильно ли ты мешала своей мачехе?

Бастард, признанный родителем, может на что-то рассчитывать, если они в хороших отношениях, но не более чем на финансовое наследие в виде  денег и ценных бумаг, но не титула и владений. Учитывая обстоятельства второго брака Апхилла, вроде бы его женушка не за деньгами гналась...

+2

5

Он был мёртв. И Фэйт совершенно не волновало, сколько промучился подлый предатель – ни одна земная кара не послужила бы достаточным искуплением за свершённые деяния. На лице юного сержанта печаль и облегчение пробились почти одновременно: месть не вернёт ей Ванессу, не принесёт обещанного покоя, не затянет душевных ран. Месть – что глоток виски: рано или поздно опьянение пройдёт, и ты почувствуешь, как всё возвращается на круги своя. Вот только ты уже измазался в крови и потерял частицу человечности.

- Нет, - напряжение отпустило, и девушка протянула руки к простенькой чашечке с чаем. В напитке не было и тени изыска, но солдат нашла в его крепости символическую надёжность, нечто, способное отрезвлению.

- Всё, на что я могу рассчитывать на сегодняшний день – это скромная сумма в банке и несколько сентиментальных вещичек из детства, госпожа генерал, - алые глаза тонули в золотистом чае, внимательно и неотрывно следили за игрой солнечных бликов на глади крошечного озера, обрамлённого керамической кромкой.

- Да и к чему этот вопрос? Я – жива, а Ванесса – нет, - девушка оторвалась от своего бесхитростного занятия и заглянула в глаза собеседнице. Та же палитра, но совсем другое ощущение: опасение? Астрид и вправду была страшной женщиной. Едва ли вменяемой, подумалось тогда Фэйт.

+1

6

- Верно. К тому же, твоя мачеха с деньгами проблем не имела, а вот стать частью старой аристократии, видимо, ой  как хотелось. - В голосе Фонтейн звучало  презрение. Она как раз, как и отец Фэйт, была из той самой старой аристократии, еще альбионской, и ей с детства вбили в голову кое-что. А именно - что аристократом делает не титул и владения, то, что стоит за ним - традиции и память предков, воспитание и принципы. И если ты забудешь это, то никакой титул и статус не сделает тебя одним из них. А вот  относительно скороспелые слишком часто забывают это или не желают знать вовсе и с злобой и завистью смотрят на тех, кто  не признает их за равных. Судя по описанию брата, леди Апхилл была именно такого рода выскочкой, что и определило цепь событий. Не могла она уважать или признавать Ванессу, стоявшую на пути у ее детей, а Фэйт. по всей видимости, просто презирала - ведь в презрении и взглядах свысока на нижестоящих начинающие куда дальше заходят, чем старые аристократы, для которых простолюдины и бастарды может и не равные, но полноправные участники мирового порядка.

- Сейчас да. Начну с начала. Мелоуну были нужны деньги и помощь свыше, и его нашли люди, которые являются посредниками в грязных делах. Они и свели его с женщиной, лица которой он не видел, но запомнил одну весьма характерную фразу - "Я, как и вы, готова на все ради своих детей."  А чьим детям мешала Ванесса - ты знаешь. Когда дело было сделано, с ним рассчитались и сказали что все кончено - не сразу, а после похорон Ванессы Апхилл. - Астрид выдержала паузу, давая Фэйт переварить информацию. Да, прямых доказательств тут не найти, но указание на точную цель и заказчика было очевидным, как и явное хорошее знание что происходит у Апхиллов дома.

- Но вскоре после твоего появления в армии к нему пришли снова. И на этот раз их интересовала ты. Убить тебя ему не предложили, ты служила не там, но всю информацию о тебе и  твоем подразделении вытянули, в том числе характеристики твоих командиров - начиная с полковника Крэйга и заканчивая лейтенантом Барри и имена тех, кто мог бы рассказать больше. -Фонтейн снова покачала жетон на цепочке, можно было заметить, что имя там явно не ее, а сам жетон то ли помят, то ли поврежден, - Вот я и подумала - а что изменилось? Мачеха бы сразу и о тебе позаботилась в таком случае. В армии у тебя не было врагов, ты хороший солдат. И мы порылись в данных. Пара попыток выйти на контакт с Крэйгом и как раз Барри были, но Крэйг сразу оборвал разговор, когда речь зашла о чем-то сомнительном, а Барри в тот момент находился в известном заведении, был нетрезв и за попытку наложить лапы на его офицерскую честь выкинул переговорщика в окно, не трудясь запомнить лицо. Если бы не повод искать такое, никто бы и не вспомнил. - На словах о лейтенанте Барри, известном забияке, пьянице, но при этом неплохом командире и добродушном в норме человеке Фонтейн улыбнулась вполне нормально, она просто обожала таких людей, потому что им можно было верить. Лейтенант Барри  мог выйти из запоя и с только одной ротой войти в небольшой город и засесть там так, что его и батальон не выкурит. И знай он тогда, что кто-то метит в одного из его бойцов, полет из окна был бы самым приятным воспоминанием посредника в тот вечер в сравнении с тем, что случилось бы после.

- А вот потом они начали работать. Помнишь Ближний Восток? Из-за неверных разведданных ты с одним взводом на роту "Красноплечих" нарвалась и повезло что ушла живая? Так вот, выяснилось что данные-то были правильные, только к вам попали не полностью. Да и в Дамаск кто-то удачно посоветовал направить именно Норфолкский. Если и это они организовали, - Астрид посмотрела на Фэйт, вспомнив ее судьбу, - То кто-то наверху за тобой приглядывает. Если бы я и так не знала что эти психи способны на доброту даже к врагам, было бы трудно поверить. А они еще и дали тебе, как я понимаю, оружие для мести. Верно?

Почему-то очередное покачивание жетона совпало как раз со словами про врагов-друзей Фэйт...

Отредактировано Astrid Fontaine (2016-01-30 20:05:11)

+2

7

И что могла бедняжка Фэйт сказать сейчас сидящей пред ней женщине? Астрид копала так глубоко, так лихо, что казалось, будто бы ей самой нравится заниматься поиском «неверных» и дальнейшим их линчеванием.

- Я понимаю, что могу вызывать, по меньшей мере, раздражение у своей мачехи, но какой толк ей убивать меня, госпожа генерал? Зачем ей губить при этом столько жизней, когда как можно было попросту убить меня лично, всадив пулю в лоб или же вколов смертельную инъекцию? - она то качала головой, то прикрывала глаза, то сцепляла руки в замок на груди, раскидывая по углам различные варианты, полученные ею от дознавателей и пыточного дела мастеров.

- При всём моём уважение к вам, генерал, я отказываюсь верить в конспираторов-заговорщиков, приложивших столько усилий и пустивших под нож столько людей ради сержанта роботизированных войск Священной Британской Империи. Террористические организации и вольные наёмники не раз доказали, что человек хрупок и может умереть от банального падения, - руки её плавали в воздухе, выписывая то толчки, то хождение ножа по горлу, то просто касались кончиками пальцев лба, - И если уж я могу поверить, что Мелоуну заплатили за устранение претендента на наследие Апхилов, и он решил реализовать свой самый нелепый, самый жестокий и изуверский план прихоти своей ради, а не из-за большого ума, то верить в то, что мачеха готова губить своё имя, имя рода, имя, которое унаследуют её сыновья из-за глупенькой бастардки, я не хочу, - с этими словами Фэйт делает глубокий вдох и протягивает свои руки к чашечке с чаем. Её речь была искренней и, пожалуй, чересчур импульсивной, но перед Фэйт сидела женщина, которая, как показалось красноглазой, ценила прямоту.

0

8

- Да я и не думаю что тут речь о мачехе. - Кивнула Астрид, - Она свое дело сделала, и тебя туда не включила.

Действительно, леди Апхилл скорее всего покинула эту историю, рассчитавшись с Мэлоуном и решив что ее проблемы на этом кончились.  Если бы ей настолько мешала бастардка, она бы сразу занялась и ей, не было причин откладывать на потом и начинать  все сначала. Мешать она мачехе не стала больше чем раньше, да и раньше-то не мешала совсем никак. Правда, это делало все куда интереснее. Помимо банальной в основе истории о наследстве - такой мерзости в Британии хватает -  намечалась какая-то непонятность. Еще одно покачивание жетона, еще один глоток чая.

- Да и те приказы, если уж на то пошло, можно по всякому трактовать. Но кто-то тобой заинтересовался, причем не раньше чем ты попала в армию. Иными словами - покинула тихую Аляску и вышла в люди. А ты тут та еще загадка, Фэйт. Про девять бастардов из десяти хотя бы ближнее окружение в курсе, чьи они дети хотя бы предположительно. А про тебя - ничего. И за графом никаких  историй такого рода не числится... Проще говоря, никому и в голову бы не пришло, что у него есть ребенок на стороне, пока он сам тебя не привез домой. Конечно, времени много прошло... Но слухи с основаниями живучи. А тут их нет. Так что мой тебе совет - поинтересуйся своим происхождением, тем более что случай представился удачный... Хочешь с тем, кто тебе фамилию дал, поговорить?

0

9

- Хорошо, - Фэйт устало кивает «строгой мамочке». Астрид была похожа на тех родителей, которые планомерно, вдумчиво и очень аккуратно втирают тебе в голову жизненно-важный посыл.

«Найди работу. Закончи учёбу. Выйди замуж. Не гуляй ночами…» - всё это было незнакомо молодой Уоллер, но оттого сильнее была реакция, внутреннее сопротивление.

- Если «папаша Уоллер» каким-то чудом оказался здесь – в Южной Африке, так далеко от дома, от дел, то, видимо, это судьба, - сержант разводит руками и собирается встать, но солнце играет на поверхности армейского жетона, и Фэйт медлит.

- Эта вещица, - её аккуратный носик клонит в сторону металлической отливки, - Я буквально чую, что вы не просто так достали её сейчас и словно гипнотизёр вращаете перед глазами. Что у вас на уме? Вы же знаете – у вас нет причин не доверять мне, мисс Фонтейн, - голос её сух, а сердце отчего-то отдаётся колкой тревогой. Она держала их в руках, она везла их с собой, а после прятала в одежды, чтобы после принести на пост и отдать командующему.

0

10

- Оказался. Бизнес налаживать приехал, так что если повезет - может и местным сироткам выйдет счастье. - В голосе Фонтейн не было издевки, она ничего не имела против того, чтобы дети без родителей получали еду, крышу над головой и образование. Многие из воспитанников Эдварда Уоллера впоследствии  с честью служили Британии в армии, Фэйт была хорошим примером. А вот когда за такими некому присмотреть, они превращаются в преступников и террористов, которых приходится вешать. Кому это надо?

- Энтони поможет тебе с ним увидеться, потому что или он скоро заглянет посмотреть на ангольские морские объекты, либо ты на попутке в Преторию заглянешь. А это... - Интерес Уоллер к жетону был на руку, Фонтейн и сама не была уверена до конца, какой вопрос хотела задать, хотя спросить было что, все же Уоллер была уникальным свидетелем, можно сказать. Шарп видел не так много.

- Этот не из твоих, но думается мне, из того же источника. Джеральдо Родригес да Сильва, командир VI-го Экспедиционного корпуса. Один из тех трех, про которых "Курящие Змеи" любят петь.* - Фонтейн не выглядела ни веселой, ни грустной, но от этого скорее подчеркивалась важность, - Раньше я думала что та часть истории, где про равный последний бой и похороны - сказки. Оказалось - нет. Сначала ты привезла с собой кое-что, а потом и для меня нашлась посылка с той стороны. "Красноплечие" действительно, похоже, чтят мертвых, и не только своих. Так вот, Фэйт Уоллер, этого ни в каких протоколах не будет, поэтому честно скажи мне - что это за люди, по твоему мнению?

*Имеется в виду песня Smoking Snakes, во вселенной Гиасса - неофициальный гимн 6-го Экспедиционного, посвященный трем бойцам, оставшимся в бурском окружении в Алжире и сражавшимся до конца, отказавшись сдаться, после чего враги похоронили их с воинскими почестями.

+1

11

Фэйт совершенно не изменилась в лице, но внутри неё сейчас происходила битва доверия и подозрительности: Астрид Фонтейн была опасным человеком, став врагом которого можно было лишиться всего, включая собственной жизни. И её преданность Британской Империи не подвергалась сомнению. Так стоило ли ей – нашедшей в стане Красноплечих покой и заботу, друзей и, быть может, даже нечто большее подвергать себя опасности быть осуждённой за взгляды, неподобающие офицеру СБИ?

- Я могу сказать, - Фэйт тянула с ответом как могла, стараясь найти ту тонкую грань между правдой и ложью, что удовлетворила бы Фонтейн, удовлетворила бы квасного патриота, наевшегося пропаганды с телеэкранов и газет, - Что даже за пределами нашей родины есть… люди, - делая из себя дурочку, Белоснежка чувствовала стыд, смятение, а также сомнения, - Быть может мне попросту крупно повезло, но заключение не сопровождалось пытками или же излишним давлением, госпожа Фонтейн. По-началу, конечно же, оно было похоже на самый настоящий ад, но, по всей видимости, моё болезненное состояние послужило поводом для смягчения режима содержания с их стороны, - и в этих слова Фэйт не вкладывала и капли лжи, но преподносила их так, как среднестатистическому британцу было бы проще понять.

- Я провела там слишком мало времени, чтобы иметь достаточное представление о Красноплечих. Но если вам нужно моё мнение – то пропаганда с обеих сторон слишком уж старается превратить взвод профессионалов в легендарных мясников и убийц, в машины смерти, которых должны страшиться. В кабинах по-прежнему сидят люди из плоти и крови, со своими слабостями, плюсами, минусами и привязанности, - алые глазки не мигая смотрели прямо в сердцевину правого ока генерала, - Иными словами – мы больше пугаем своих солдат, нежели способствуем тому, чтобы те спускали курок не задумываясь.

+1

12

Астрид и не ждала легкого ответа, у нее были основания. Фэйт не отмахнется стандартной формулировкой на такие случаи, но сказать всю правду ей будет трудно. Шарп, конечно, мог только намекнуть по штатным каналам связи, но была еще его доченька и ее сетевая переписка, да и черт дери, она сама кое-что знала о тех, с кем сражалась. Плюс Карваль поделился впечатлениями в Ближневосточной. Так что она не удивилась тому, что Уоллер отвечала  медленно - вероятно, ей было о чем подумать, более чем. Фонтейн знала точно что ее там не мучили - даже, судя по обстоятельствам пропажи, подлечили. Да и документы позволили взять.  Так что она вполне допускала некоторую благодарность со стороны Фэйт и не видела тут дурного. Девочка вернулась домой и не похоже чтобы отвернулась от Британии, а остальное нормально. По крайней мере для Астрид, которая не погнушалась бросить Мактира и прочих идиотов, чтобы спасти простых солдат, а теперь вообще работала под командованием Боты, который как раз "Красноплечих" на нее и натравил. Жизнь - сумасшедший дом, да. А посему не грех и подурачиться порой.

- Везде люди, Кролик. И тут, и там. Крэйг тут кругом прав. - Довольно тепло улыбнулась Астрид, хорошо знавшая полковника, потом правда фыркнула, - Пропаганда... Только между нами, попадая в армию, это официальное дерьмо стоит немедленно забыть. Там до черта лжи и далеко не всегда безопасной. Правда, иную пропаганду творим уже мы. Все помнят, к примеру, Потрошительницу, а вот те, кто нарвался на "Миротворца", считают что им просто повезло отделаться убитой в хлам машиной. А ведь чтобы не задеть пилота, нужно не меньшее мастерство и сознательное решение. Так что если видела там некоего Романа Устинова, порадуй Карваля - а то он волнуется, что их повторная дуэль не состоится.

Шериф действительно был впечатлен той исторической стычкой и твердо был намерен взять реванш у русского, который старался не убивать своего противника. Карваль не считал это ненормальным - у всех свои пунктики, и этот ничем не хуже других, потому что рискованный и предполагает храбрость и риск.

- Это было человеческое мнение. Они храбрые вояки, и вроде как ребята неплохие, пусть у меня на них и зуб. Но у них, полагаю, не меньший, так что в расчете. - Пожала плечами Астрид, - Кое-что они сделали правильно, а это дорогого стоит. В том числе - вернули старого друга и тебя. А если хочешь мнение военного, то знай себя, знай врага и  можешь не беспокоиться за исход тысячи сражений - сделаешь все правильно. Когда разгребем эту историю, подумай насчет офицерской школы, малышка, я серьезно.

Она встала, подошла к Фэйт и положила ей руку на плечо:

- Чем выше дойдешь, тем выше ответственность - но только так ты начнешь что-то решать. В том числе - как отплатить за добро и зло. А теперь отдохни, прежде чем разбираться в своем прошлом. Как говорят твои русские знакомые - утро вечера мудренее.

+2

13

Уоллер внимательно выслушала тираду Фонтейн, выглядя при том несколько потерянной, уставшей, вымотанной. Сколько бы сна, еды и ванн она ни принимала – всё шло впустую: что-то точило её изнутри. Но если месяц назад это «что-то» приходило во снах бедняжкой-Ванессой, неделю облачалось в мачеху, то теперь нечто – мрак, неизвестность. Фэйт не любила иметь дела с тем, что нельзя было бы застрелить.

- Я подумаю, - машинальный ответ, даже не обещание. Холодная реплика – «лишь бы отстали, не трогали, не терзали».

Офицер покидает «временный кабинет» Астрид в полном молчании, даже не глядит на своего провожатого. Тот было пытался завести беседу, раскачегарить глупышку, дать ей толчок к действию, но Уоллер лишь отмахнулась, отстранилась от жизнерадостного паренька, ставя перед собой незримую стену.

Одиночество помогало не чувствовать себя жалкой перед глазами окружающих, но загоняло в омут беспросветной тоски, что выла от чувства несправедливости, тянула соки жизни, выкручивала мысли, обращая их против мыслителя. Несколько взмахов ресницами, и алые глаза уже спрятались за веками – ни снов, ни мыслей, ничего. Просто темнота.

Эпизод завершен

+1


Вы здесь » Code Geass » События игры » Turn V. Strife » 01.11.17. Вешать надо только отъявленных негодяев...