Прием

в игру

закрыт


Code Geass

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Code Geass » События игры » Turn V. Strife » 17.11.17. Яд ревности


17.11.17. Яд ревности

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

1. Дата: 17 ноября 2017 года
2. Время старта: 10:00
3. Время окончания: 12:00
4. Погода: Погода в Российской Империи (ноябрь)
5. Персонажи: Станислав Мальченко; Алина Тихомирова
6. Место действия: Офис "Легиона"
7. Игровая ситуация: Алина заезжает к Станиславу по «важному деловому вопросу»
8. Текущая очередность: Алина Тихомирова; GM

Созданный мной эпизод не влечет за собой серьезных сюжетных последствий. Мной гарантируется соответствие шаблону названия эпизода и полное заполнение шапки эпизода на момент завершения эпизода

http://rom-brotherhood.ucoz.ru/CodeGeass/NewYearCard/2016/2.12.1.jpg

http://rom-brotherhood.ucoz.ru/CodeGeass/Design/rekomend.png

+1

2

Владельцем шикарной иномарки,  на которой Владимир вернулся домой после встречи по поводу отбора кадров в офисе «Легиона», оказалась некая Мария Вуйцик, полячка по национальности, тридцати лет отроду. Алина нервно постукивала пальцами по столешнице, переваривая полученную от Тимофея информацию, и решила не медлить, а сразу поехать к Станиславу. Ей нужно было уточнить дату начала отбора кадров, предстоящего переезда, а заодно получить информацию относительно личности пани, с ухмылкой и каплей безумства в глазу, не закрытом повязкой, смотрящей на неё с фотографии, присланной Белозеровым.
Кобра искренне надеялась, что эта мадам не будет состоять в отряде особых операций. Они просто не сработаются: слишком много внимания будут требовать обе, и Тихомирова закипала лишь оттого, что эта Вуйцик просто находилась в окружении её мужчины. От мыслей, что Владимира по дороге совершенно случайно подхватила старая знакомая, у Алины яростно пульсировало в висках. Тихомировой пришлось начать утро с пробежки, а потом контрастный душ и завтрак с семьей немножко охладили её ревность.
Алине совершенно не нравилась вся сложившаяся ситуация, ещё и Макаров свинтил на Кубу без неё. «Ты здесь больше нужна», - мысленно Кобра прокручивала события утра шестнадцатого числа и не находила в поведение Вовы ничего, к чему можно было бы придраться. Оставаться в его пустой квартире она тоже не собиралась и вернулась к себе. Когда бы ей ещё выдалась возможность поспать в своей квартире на полу в спальнике, а также отведать запеченную картошку с мясом - фирменное блюдо брата.
Но вопросы всё равно нельзя было откладывать в долгий ящик, так что Тихомирова помчалась за всеми ответами к Мальченко, который в утренние часы как раз должен был быть в офисе. Заодно захватила с собой ответный подарок и письмо для Диаза, ведь только Стас был их связующим звеном и мог передать посылку.
Комплекс на Рублевском шоссе удивил Кобру своими масштабами и инфраструктурой, но она не стала заострять на этом внимание, у неё были более важные дела. Скоро у её появится время, чтобы исследовать его получше, а сначала нужно разобраться с первоочередными делами.
Тихомировой нужно было в офисы, так что пропуск не понадобился - её только просветили металлоискателем и пропустили сумку через конвейер.
— Здравствуйте, — Алина поприветствовала молодую девушку, вероятно, секретаря Мальченко. – Станислав Васильевич у себя?
— Здравствуйте, да, у себя, — секретарша Лена добродушно посмотрела на Алину. — А вы кто?
— Тихомирова Алина Сергеевна, — непривычно представилась Кобра, но в ближайшее время ей придется привыкать к обращению по имени отчеству, так что лучше было начинать готовить себя к этому заранее.
Секретарша кивнула и что-то набрала в компьютере, подождала секунд пять и посмотрела на Алину.
— О-о, — протянула она. — Станислав Васильевич, к вам Тихомирова.
— Одна? Пусть входит, — оживлённо ответил телефон. — И скажите, что я занят. Кто бы ни пришёл. Даже если это сам Макаров.
Секретарша улыбнулась Алине и показала на дверь.
— Проходите, вас ждут.
Кобра кивнула, сдержанно улыбнувшись, и проследовала в кабинет Мальченко.
— Здравствуй, Стас, — Алина повесила куртку на вешалку у входа и убрала за ухо прядь волос, — искренне надеюсь, что не отвлекаю тебя от дел, — проведя пальцем по кожаной обивке кресел, Тихомирова заняла одно из них, перед этим вопросительно посмотрев на Станислава, и, аккуратно опустив сумку на пол, с интересом начала осматривать кабинет.

Отредактировано Alina Tikhomirova (2016-01-22 22:55:01)

+4

3

[npc]11[/npc]

Не ожидал он увидеть её здесь в такой час. Быстро привести стол в порядок, взглянуть в зеркало, ловким движением убрать чуть топорщащиеся волосы набок — дежурные действия тогда, когда нужно скрыть свою лёгкую несобранность.
— Привет, Алина, — поздоровался он, привстав из-за стола. — Добро пожаловать в мой Большой Офис.
Это он сказал с особым пафосом и акцентированием — уж очень Стасу нравилось его новое обиталище. А Алина тут, между прочим, оказалась впервые. Так уж получилось, что всю информацию по Легиону она получила от Мальченко по почте — плотный график встреч просто не позволял ему такой роскоши, как встреча со столь вожделенным объектом своих профессиональных и в некоторой степени личных симпатий.
— Какими судьбами? — спрашивает он, вновь поудобнее устраиваясь в кресле и улыбаясь.
Выглядела она... Необычно. Увидеть Алину в столь простой, можно сказать — по-домашнему тёплой, «родной» одежде, он не ожидал. Зелёный джемпер и джинсы создавали образ простой во всех отношениях девушки, какой представить Тихомирову было очень тяжело. Даже не вспоминалась ему неудачная попытка заставить Кобру «шпионить» за Макаровым, пока не бросился в глаза чертовски эмоциональный жесть — перед посадкой в кресло, Алина подчёркнуто провела пальцем по спинке одного из кресел. Это заставило вспомнить об их недавнем ужине, который оставил в его памяти отпечаток довольно смешанных чувств — если бы его афёра удалась, не было бы осадка подозрений о том, что Алина догадалась о неладном.
В любом случае, сегодня у Стаса не было никаких планов в отношении её, тем более, что Макаров в данный момент уже плывет в сторону Кубы, и вести слежку за ним некому — нет возможности давать ежедневные отчёты.

+4

4

В компании Станислава Алина либо излишне беспокоилась о безопасности, либо была абсолютно спокойна и даже расслаблена. Систему охраны Тихомирова успела оценить, так что позволила себе выдохнуть и провести время с пользой, раз так удачно совпало, что Мальченко отменил все свои дела только ради неё. А то в последнее время они общались исключительно по электронной почте, теперь же Алина могла лично получить всю информацию из первых уст.
— Очень уютно, — Кобра обратила внимание на стеклянную витрину, где были выставлены достижения Станислава в красивых рамках, а также разные фотографии. Не без любопытства взглянула она и на дверь, ведущую в ещё одну комнату. — Я хотела лично узнать, что да как. Когда начало сборов, что нужно. Владимир так быстро уехал, что ничего не успел мне толком рассказать, — Тихомирова вздохнула. — Ещё есть личный вопрос, — сделав небольшую паузу, продолжила она с улыбкой на лице, — но сначала дела, — бескомпромиссно закончила Алина.
— Ага, — Станислав сложил руки на столе. — Значит, по поводу предстоящих сборов… С документами, средствами личной гигиены и, на всякий пожарный, деньгами нужно будет прибыть сюда, к офисам, 19 числа, в 20:00. Вас, а также администраторский персонал полигона, организованно перевезут к полигону на автобусах…
Мальченко задумчиво почесал висок.
— Что ещё — давай лучше по конкретике, а то я многое могу рассказать, — Стас пожал плечами.
Кобра хотела поинтересоваться по поводу формы, но вспомнила, как отправляла Мальченко по почте свои параметры для пошива индивидуального комплекта.
— Сколько человек будет участвовать в сборах?
— Двести двадцать человек, — Станислав выдал абсолютно точное число. — Не считая тех, кто будет заниматься их тренировкой и проверкой.
Алина усмехнулась:
— Какие твои личные прогнозы, сколько человек будут готовы к реальным заданиями? — она сложила руки под грудью.
—  Судя по тому, что я читал — процентов девяносто, — сказал Станислав. — Характеристики у всех внушительные, личные дела — тоже. Конечно, там есть любители снискать чужой славы, чьё резюме сфабриковано наполовину, а то и больше — но выяснить это мы сможем только на непосредственно полигоне.
— Характеристики, говоришь, — Тихомирова рассмеялась. - Надеюсь, не по личным параметрам оцениваемые? — она с хитринкой посмотрела в глаза Мальченко.
— По ним, по ним, — Стас ухмыльнулся. — Всё ради удобства командного состава. Там даже девять девушек прошли предварительный отбор.
— Если я имею право повлиять на распределение, — Алина вопросительно посмотрела на Станислава, — то прошу направить их ко мне. Посмотрю лично, что они из себя представляют.
— Хорошо, договорились, — сказал Станислав. — В ближайшие два дня я как раз этим и буду заниматься. Выгоняй смело тех, кто будет лажать. На кого есть надежды — тех подтягивай.
Кобра закатила глаза:
— Стас, хорошо, что ты это сказал, а то я всех уже собиралась поголовно сливать, — Алине не сильно нравилось, когда ей пытались советовать в том, в чем она разбиралась на порядок лучше собеседника, словно в ней сомневались, но это было не со зла и ради одной общей цели, так что Кобра быстро остыла. — А вообще… — Тихомирова задумалась. — Давай пари, — неожиданно выдала она и посмотрела на реакцию Мальченко.

+3

5

[npc]11[/npc]

— Интересно-интересно, — Стас подался вперёд. — Что ты предлагаешь?
— Ты предполагаешь, что в основной состав пройдут… — Алина прикинула в уме, — около двухсот человек. Я же говорю, что между ста восьмьюдесятью - ста девяноста. — хищно улыбаясь, она тоже придвинулась поближе к Мальченко. — Я не буду отправлять к мамочкам хороших бойцов, но я буду очень придирчиво относиться к отбору тех, с кем мне придется участвовать в операциях в дальнейшем.
— Что ж, мне нравится, — Стас азартно прищурился. — Условия меня устраивают. Что получает победитель?
— А вот с этим сложнее, может, предложишь что-нибудь сам? — Алина не отводит взгляда от лица мужчины.
Она играет с ним? Определённо да. Слишком много вызова читается в её глазах. Устроить ей небольшую проверку? Заодно можно и выяснить, насколько у неё все серьёзно с Макаровым.
— Давай так: если побеждаю я, то ты снимаешься в фото-сессии для журнала “Maxim”. С отретушированным лицом, конечно.
— И убранными татуировками, ага, — Алина хмурится, — и вместо меня там может быть вообще любая девушка. Нет, я не хочу светиться. Ладно, — она откинулась на спинку кресла. — У нас ещё есть время поразмыслить над пари. Давай перейдем к следующему вопросу, — она достает из сумки тщательно обернутую коробку и кладет на стол перед Мальченко. — Передай, пожалуйста, моему дорогому другу.
— А, да, — Стас взял в руки коробку и, уделив ей пару секунд внимания, убрал в ящик стола. — Со следующим рейсом — обязательно.
Мальченко улыбнулся.
— Кстати, пойдём покажу вторую половину кабинета, — он поднялся из-за стола и, обойдя его, слегка коснулся рукой плеча Алины.
— Пойдем, — Тихомирова чуть прикусила губу, почувствовав прикосновение Станислава. И последовала за ним.
Мужчина открыл дверь в соседнее помещение и пропустил Алину вперёд.
В центре комнаты пятидесяти оттенков Мальченко находился кожаный диван. Тихомирова ухмыльнулась себе под нос, вспоминая фигуристую секретаршу. Вместо окна во всю стену был установлен аквариум, а напротив дивана висела плазма. “Аквариум для лицезрения прекрасного во время глубокого анализа окружающего мира в минуты душевного спокойствия, - важно подметила Алина про себя. - А телевизор, видимо, для более приземленных развлечений, вроде просмотра познавательных передач, а также новостей, чтобы быть в курсе всех событий, в том числе отслеживать репортажи с собой любимым, чтобы знать, что изменить в собственном имидже для увеличения и без того зашкаливающей популярности”, - Тихомирова не сдержала улыбку. Также в этой комнате был шкаф с раритетными книгами. Современный мир без оглядки избавлялся от бумаги и переходил на электронные носители, и подобное было редкостью.
— Какая у тебя любимая книга? — поинтересовалась у Мальченко Алина, подходя к шкафу и, не рискнув дотронуться до корешков, провела пальцем по полке - ни следа пыли.
— “Антихрист”, Ницше, — без зазрения совести говорит он. — Детская любовь ко всему запретному. Жаль, что его философия слишком сильно идёт вразрез с французской демократией.

+4

6

— Неожиданно, — Алина не могла похвастаться глубокими познаниями в данной области, но что-то слышала о немецком философе и его трудах. Большую часть шкафа занимали книги по политике, философии, экономике. Была и художественная литература: Дюма, Жюль Верн, Вальтер Скотт, Куприн, стихи Эдгара По, Бунина, Есенина. Тихомирова увлеченно бегает глазами по знакомым фамилиями, всматриваясь в изящные позолоченные буквы, но осмотр заканчивается, и Алина делает шаг назад.
Сама того не замечая, спиной Алина натыкается на Стаса, а он этого совсем не ожидает, лишь протягивает рефлекторно руки вперёд, и Кобра едва не попадает в его объятия.
— Ой, прости, — Тихомирова от неожиданности замирает на месте.
— Ничего страшного, — говорит он, выпуская Алину из несостоявшихся объятий.
— У меня к тебе есть ещё один вопрос, — Кобра отошла к стене и, сцепив руки в замке, посмотрела на Станислава. — Что ты можешь рассказать мне о Марии Вуйцик?
Мальченко удивлённо посмотрел на Алину, присаживаясь на диван.
— Вы уже что ли успели познакомиться? — поинтересовался он.
— Немного, — уклончиво ответила Кобра.
— Насколько немного? — уточняет Стас, чувствуя, как изменился её голос.
— Она… — Кобра сохраняет спокойствие, — ...подвозила Владимира после собеседования.
— Ну… И больше ты ничего о ней не знаешь? — спрашивает Мальченко, подозревая, что на этом информация о Вуйцик у Кобры была исчерпана.
— Ничего, кроме того, что можно узнать, глядя на её права, — Алина немигающим взглядом смотрит на Стаса, который всё тянет и тянет кота за яйца и не торопится ей ничего рассказывать.
— Что ж, тогда расскажу тебе, — Стас пожимает плечами. — Мария Вуйцик, она же Гадюка. Работала в “Альфе” после твоего перевода.
“Гадюка, значит… Вот сука”, — Алина мрачнеет, но продолжает внимательно слушать Мальченко, не пропуская ни единого слова.
— Ушла из “Альфы” сразу после того, как Владимира отстранили от командования, но в связи с ранением, после которого она лишилась своего левого глаза. Она не возвращалась на службу и долгое время жила на своей малой родине в Польше.
“Лучше бы там и оставалась”, — ядовито подумала Алина.
— Она была одним из лучших оперативников, показавших превосходные результаты во время выполнения боевых операций, имеет множество наград. Тебе будет интересно, но во время суда в 2016 она хотела взять вину Макарова на себя. Тогда он не дал этого ей сделать, что, впрочем, не повлияло на её решение уйти.
“Какое благородство, Владимир!” — Тихомирова закусила губу, чувствуя, что это ещё не самая интересная новость.
— Я рискнул взять на себя ответственность и пригласил её работать к нам в “Легион”. Я опасался, что Владимир будет против — расстались они не в самых тёплых отношениях, по его и её словам. Однако, она даже прошла собеседование в Отряд Особых Операций. Так что, по факту, теперь она является твоей и его напарницей наряду с другими участниками отряда.
Из уважения Алина дослушала Мальченко.
— Стас, я не ослышалась? Она со мной в одном отряде? — Кобра была готова метать молнии.
— Ну да, — сказал Мальченко, пожав плечами. — Она, и ещё шесть людей, которых ты не знаешь. Если интересно, я тебе могу дать досье на них.
Было непонятно — то ли Стас действительно не понимал, к чему клонит Кобра, то ли наоборот, всё понял и решил увести разговор в мирное русло.

+4

7

[npc]11[/npc]

— Интересно, обязательно посмотрю, — Кобра закрыла глаза и досчитала до десяти. — Я искренне надеюсь, что вы с Владимиром знаете, что делаете, — Алина задумалась, потом по её лицу пробежала тень, и Тихомирова спросила. — А где сейчас Мария?
— А, она с Макаровым на задании, — сказал он, в этот раз уж точно искренне не предполагая, с какой целью этим интересуется Алина. — На Кубе. Жаль, ты раньше не заскочила — можно было бы передать твою посылку вместе с ними. А почему ты вдруг заинтересовалась ею?
— С Макаровым? С Владимиром Макаровым? Мария Вуйцик, полячка, тридцать лет отроду? На Кубе? — губы Алина расползлись в ядовитой улыбке, а потом она засмеялась, и с каждой секундой её смех становился всё мрачнее и мрачнее. — То есть я больше нужна здесь, а он поехал с Вуйцик? — ноздри Тихомировой шумно втягивали воздух. — Какого хера?! — взорвалась она и, схватив бюст Николая II, что оказался под рукой, от всей души запустила его в стену, ничуть не успокаиваясь, глядя, как куски гипса разлетаются по кабинету.
Станислав, который явно не ожидал такого поворота событий, едва успел отпрыгнуть в сторону, как герой боевика, уворачиваясь от летящих во все стороны останков Николая II. Когда же Алина протянула свои всеуничтожающие ручищи к дорогому китайскому фарфору, Мальченко понял: ещё немного, и нахождение этой женщины в его офисе принесёт казне Легиона просто сказочные убытки. Рванув вперёд, он схватил разбушевавшуюся Кобру за запястье и, заломав руку, оказался позади неё, чуть оттянув девушку назад, чтобы она не могла сопротивляться.
— Остановись, — произносит он, и разгорячённое дыхание обжигает шею Алины.
Теперь он отчётливо понимал, что происходит.
— Вздохни глубоко, не веди себя, как малолетний подросток, — продолжает шептать он ей на ухо, пропустив руку подмышкой и зажав в задней части шеи, исполняя некое подобие двойного Нельсона, надавливая всё сильнее и сильнее. — Я понимаю, что тебе и потом будет абсолютно наплевать на то, что я могу вычесть стоимость всего, что ты сломаешь, из твоей зарплаты.
— Да! Плевать! - сквозь зубы прошипела Алина, безуспешно пытаясь вырваться. Она совершенно не собиралась успокаиваться. — Vai tomar no cu! Filho da puta! На родине Франциско! Putamerda! Ненавижу! - выкрикивала она и брыкалась, а Стас даже не собирался ослабевать хватку. — Пусти! — зарычала Тихомирова и попыталась ударить мужчину по ногам.
В какой-то момент Мальченко понял — безудержные попытки Тихомировой вырваться вот-вот могут дать свои плоды.
— Ну, всё, девочка, — сквозь зубы прорычал он. — Ты допрыгалась.
С этими словами он резко потянул Алину в сторону и кинул на тот самый кожаный диван лицом вверх, после чего, не дав ей опомниться, навалился сверху, изо всех сил прижимая запястья руками. В результате расстояние между их лицами резко сократилось до опасных пяти сантиметров.
— Я тебе не девочка! — зло прошипела Алина, глядя ему в глаза и шумно дыша, руки же она, не переставая, пыталась вырвать из захвата. — Пусти, Стас!
— Успокойся, — повелительным тоном сказал он. — Я отпущу тебя только в том случае, если ты прекратишь вести себя как дитя малое.
Стас чувствовал себя не совсем комфортно. Никогда ещё их близость не была настолько интимной. Даже тогда, когда они ужинали вместе у него дома.
— Я успокоюсь только тогда, когда выбью этой Вуйцик второй глаз! — Алина стиснула кулаки и попыталась сбросить Стаса, но вместо этого лишь скользнула сжатыми губами по его щеке.

+4

8

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

+4

9

[npc]11[/npc]

Градус напряжения в промежности спал, но атмосфера продолжала накаляться. Оббивка дивана натужно скрипела от фрикций слившейся в борьбе за звание Царя Горы парочки. Пока что уверенную победу удерживал, конечно же, Мальченко — возможно, будь голова Алины хоть немного потрезвей от приступа проснувшейся ревности, исход был бы совсем иным.
— Не строй из себя крутую, — строго произнёс Стас. — Просто успокойся.
— Ты считаешь, что я недостаточно крутая? Тогда какого х...ра я еду на сборы в качестве наставника? — за уязвленное самолюбие Мальченко следовало бы ответить и разбитым фарфором, и разбитым носом.
— Я тебе повторяю ещё раз: ты с этим, в отличие от Марии, справишься. Она дерзкая, но её легко умаслить. А ты непреклонна и непредвзята. У тебя не бывает любимчиков. Поэтому ты не только лучше, чем она, но и лучше, чем кто-либо ещё из всех, принимающих в этом участие.
Казалось, попыткам объяснить одно и то же разными словами, не будет конца — горячая голова совершенно невосприимчива к зову логики и здравого смысла.
— Именно потому, что ты охренительно крута, тебя и оставили здесь, — проговорил Стас, склонившись прямо над её левым ухом. — Лучшей кандидатуры для проведения отбора нельзя было найти. Либо ты, либо Макаров.
Услышала ли она его теперь?
Алина шумно вздохнула и прекратила сопротивление, уткнувшись лбом в подлокотник.
— Стас, пусти, а?..
Словесная перепалка и потасовка ничего не решили: Мальченко говорил об одном и том же на разный лад, и Тихомирова поняла, что они так ни к чему не придут. Эмоции улеглись, Кобра больше не хотела крушить всё вокруг, но вот на душе  было паршиво. Внутри ядовитая ревность пустила корни сомнений в Вове, и сейчас нужно было запретить себе думать об этой дурацкой поездке на Кубу и просто дождаться встречи с ним, чтобы переговорить с глазу на глазу, больше никого в это не ввязывая.
Хотелось ли Алине самой за океан? Да, тысячу раз да! Чтобы вновь окунуться в атмосферу беспечности под палящим солнцем тропических широт. Чтобы вновь увидеть Франциско. Она не строила напрасных иллюзий, понимала, что прошло достаточно времени, что они изменились, но, неизменным было одно: возможно единственное право на возвращение с того света она использовала там, а вместе с этим оставила и часть своего сердца. И не могла не вспоминать об этом. А сейчас, вместо того, чтобы провести последние дни с братом и всецело готовиться к сборам, Алина была поглощена мыслями, что её мужчина полетел за океан со старой напарницей, не желая слушать никакие адекватные доводы и ставя на первый план собственную тревогу. После разрыва с Костиным и перевода в отдел Мальченко она превратилась в бесчувственную машину для выполнения заданий, так что стоило вспомнить, как это делается. Если бы та Кобра заглянула в будущее и увидела сейчас себя в таком состоянии, в несвойственном зеленом джемпере, она бы лишь неодобрительно покачала головой. Слишком мягкая стала Тихомирова после восстановления отношений с семьей, и ей это начинало не нравиться.

+4

10

— Возьми себя в руки, — только и сказал он, отпуская запястье Алины и явно давая понять Тихомировой, что разговор окончен. — Я искренне не понимаю, когда настал тот момент, что ты перестала думать об общей задаче и зациклилась на себе.
Нехотя, он встаёт с Алины и отступает в сторону, не спуская глаз с её идеального во всех смыслах тела, что поверженное и разбитое лежало на диване.
Слова Станислава безжалостно ударили под дых, но Кобра выдержала. Умела ли она брать себя в руки? Да, умела, и ни один мускул на её лице не выражал эмоций, когда она поднялась с дивана, а взгляд стал стеклянным.
Кобра встает, подходит вплотную к нему, совершенно не обращая внимания на их потрепанный внешний вид, и, глядя глаза в глаза, едва не касаясь носами, говорит с пугающе отсутствующей интонацией:
— Я когда-нибудь не выполняла указания, Станислав Васильевич? Я когда-нибудь не отдавала всю себя общему делу? Я когда-нибудь давала повод в себе сомневаться? Даже если бы вы разрешили мне поехать на Кубу, я бы отказалась, и вы это знаете. Спасибо, что привели в чувство.
Стас осуждающе тяжело вздохнул, хотя сам — едва не поник головой, пытаясь спрятаться от её взгляда. Привёл в чувство… Да, как же. Стоишь вся бледная и разбитая, в глазах не то тоска, не то пустота вперемешку с полным безразличием. Взгляд, которого он не видел уже несколько лет. Руки повисли безвольно вдоль туловища. Кукла Алина. Такая, какой её создало государство, слепило по образу и подобию идеальной машины для убийств.
На миг Стаса озаряет простая человеческая истина. Та, о которой он забыл в последние годы, пока занимался строительством своей Великой Империи на фундаменте из человеческих костей и лжи.
Алина  — не товар. И какой бы важной деталью её механизма она ни была…
Стас осторожно поднимает руку. Кончиками пальцев он касается её подбородка и начинает медленно поглаживать. Лицо Алины замирает смесью удивления и удовлетворенного ожидания. Через бесконечно долгое мгновение его ладонь покрывает правую часть подбородка и щеки Алины, словно бы он готовился притянуть её к себе для преисполненного нежной страсти поцелуя. Кожа её побледневшего лица на ощупь была мягкая, как шёлк, но горячая, как пески Сахары. Станислав почувствовал, как на пояснице выступил холодный пот, а лопатки изломила судорога...
Две фигуры, помятые, усталые, застывают, идеально дополняя картину офисного натюрморта. Они стоят и смотрят в глаза. Он в её, а она — в его. Словно ищут в них отражения самих себя. И совершенно нет нужды говорить что-либо. Станислав и Алина просто наслаждаются паузой в словах. Той, которую так непросто было сделать им обоим. Эту интимную тишину они разделили на двоих, как и несколько лет назад.
Есть лишь она и его тёплая ладонь на щеке, шершавые пальцы и полный понимания взгляд человека, который точно открытую книгу читал её, непробиваемую Алину Тихомирову, все эти годы совместной работы. Кобра. Змея, которая последовала за мелодией волшебной флейты и не ошиблась.

+4

11

[npc]11[/npc]

Алина подсознательно ждала от Станислава этого жеста. Их губы так близко, что он чувствует сорвавшийся вздох, когда касается её щеки. Они столько лет знают друг друга, но эти моменты, когда их жизни переплетает не иначе как магия, так и остаются для них загадкой.
Он никогда не поцелует её, потому что не может осквернить память любимой женщины. Она никогда не поцелует его, потому что одна из её главных черт - верность. Но только держа ладонь на мягкой щеке, Станислав слышит эхо эмоций, что дарила ему Анна, а Алина вновь окунается в воспоминания о жаркой Бразилии, преодолевая расстояние в тысячи километров и отматывая время назад.
Они не произнесут вслух то, что окружающими будет непонято, не нарушат таинство этого единения словами. Всё, что происходит в эти минуты между ними, после останется фантомными прикосновениями и будет заперто в глубине души до следующего повторения, как странное, очень интимное… и невозможно губительное для их настоящего. Станислав снова видит весь калейдоскоп жизни вокруг в эти мгновения, но Алина понимает, что жить воспоминаниями невозможно, и каждый раз берёт на себя непростую роль и разрывает сотканную иллюзию пополам.
Конец всегда оглушающий и болезненный, как ни пытается она его сглаживать, словно они просыпаются в тот момент, когда хороший сон оборачивается кошмаром. Тихомирова обнимает Стаса, крепко прижимает к себе и держит так, пока он не приходит в себя.
А он стоит, пряча в себе тепло Алины и запоминая касания, утопив пальцы руки в её волосах, от которых исходит приятный цветочный аромат. Даже время останавливается. Видно лишь, как движется воздух, в котором переплетаются их дыхания. Он никогда не видел её такой нежной.
— У вас с ним всё серьёзно? — тихо спрашивает Стас, пальцами поглаживая затылок Тихомировой.
— Да, — также тихо отвечает Алина, понимая, что лукавить или уходить от ответа глупо. — Я думала, ты знаешь… — повисает неловкая пауза.
— Ясно, — на лице Стаса не дрогнул ни один мускул. Лишь где-то внутри лопнула натянутая до предела струна, принося облегчение. Больше не нужно следовать своей слепой прихоти, управляемой вожделением. Нет причин терять крупицу самообладания, когда эта шикарная женщина находится рядом. Не нужно поддаваться искушению и пытаться жадно отхватить соблазнительный кусок желанной плоти.
— Всё в порядке, — продолжая обнимать Алину, Мальченко пытается улыбнуться, но это выходит у него немного натянуто. Он замечает это и решает, что лучше уж никак, чем так, и от улыбки на лице остаётся лишь тень.
— Прости за разгром, — Тихомирова перевела тему. — Деньги, знаю, ты с меня не возьмешь, но, может, согласишься получить в подарок что-нибудь взамен Николая II? — она чуть отстранилась и улыбнулась, накрывая своей ладонью его и неохотно отнимая от волос.
Стас старается не обращать внимание на то, как Алина сжимает его руку. Но и отпускать её ему не хочется.
— Мне кажется, любой подарок от тебя будет в тысячу раз лучше, чем этот бюст, — Мальченко снова улыбнулся. В этот раз улыбка была естественной.

+4

12

— Договорились, — Кобра кивнула и разомкнула объятия. Им приходится возвращаться к действительности. — Стас, кстати, ты обещал показать мне личные дела будущих напарников. Можно посмотреть?
— Конечно, сейчас, - говорит он,  открывая дверь в офис.
Он садится обратно за свой стол и открывает крышку ноутбука, находит нужный текстовый файл в запароленном архиве и поворачивает экраном к подсаживающейся на кресло Алине.
— Вот, смотри, — говорит он. — Как минимум четверых ты уже можешь пропустить.
— Благодарю, — Тихомирова без колебаний берет ноутбук Мальченко, ставит его себе на колени и начинает внимательно просматривать. Дела Владимира, Романа и своё она бегло пролистывает, улыбаясь в какие-то моменты, следующее же изучает с напряженной складкой между бровями.
— Почему Гадюка, не знаешь? — вновь поднимает Алина тему Вуйцик.
— Без понятия, — говорит Стас. — Об этом лучше спросить её саму, или Владимира. Может быть, Роман тоже знает. Или Антонов — не забыла его ещё? Он тоже решил присоединиться к нам.
— Кто-то любит “Диалоги о рыбалке”, а кто-то “Диалоги о змеях”, — она вздохнула. — Не забыла. Хорошие новости, — Тихомирова продолжает просматривать дела.
— Коньяк будешь? — спросил Стас, извлекая недопитую со вчера бутылку.
— Стас, - Алина на секунду оторвалась от биографии Саида Умару и выразительно посмотрела на Мальченко. — С утра и пить? — она улыбнулась и отрицательно покачала головой. — Мне домой ещё добираться.
— Как хочешь, — лицо Станислава расплылось в улыбке, и он налил в свой бокал коньяк.
— А в одиночестве пить — признак алкоголизма. Надеюсь, Станислав Васильевич, ваши люди мне потом пригонят машину, не хочу Тимофея беспокоить. За что пьем? — говоря это, Алина продолжала бегать глазами по экрану. Затея пить ей не нравилась, но она решила поддержать Станислава.
Мальченко улыбнулся и протянул ей свой бокал, а сам извлёк из ящика стола другой и наполнил его.
— За то, чтобы каждый был на своём месте, — вымолвил Стас, с простодушной улыбкой поднимая бокал.
Кобра кивнула и, взглянув в глаза Мальченко, выпила предложенный коньяк.
С довольной ухмылкой на лице Стас осушил бокал.
Когда Алина закончила знакомство с делами других оперативников, Станислав вызвал к себе Дениса — того самого водителя, который когда-то подвозил Макарова. Мальченко распорядился, чтобы тот отвёз Тихомирову домой, пообещав, что и её машину доставят следом в целости и сохранности.
Отправив Алину восвояси, Мальченко убрал следы лёгкого фуршета и закрыл ноутбук, после чего прошёл в заднюю часть офиса и многозначительным взглядом осмотрел бардак, учинённый не сдержавшейся Коброй.
Сегодня, наконец, прояснился вопрос, который подсознательно не давал покоя Станиславу. И её поведение на дне рождения, и шутки Малолина, и всё-всё, что сопутствовало этому. Возможно, если бы не визит Миклушовой накануне, сейчас не стало бы и фарфорового сервиза, на который Тихомирова нацелилась после несчастного бюста Николая II. Но Мальченко сдержался, позволив делам идти так, как они идут. И вместо того, чтобы вызывать к себе уборщицу, он сам направился за веником и совком. Ведь лучший отдых для мозга — это смена деятельности.

Эпизод завершен

Отредактировано Alina Tikhomirova (2016-01-23 12:13:07)

+5


Вы здесь » Code Geass » События игры » Turn V. Strife » 17.11.17. Яд ревности