Прием

в игру

закрыт


Code Geass

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Code Geass » События игры » Turn V. Strife » 10.11.17. Hello from the other side


10.11.17. Hello from the other side

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

1. Дата: 10 ноября 2017 года
2. Время старта: 9:00
3. Время окончания: 16:00
4. Погода: 10 ноября 2017 года
5. Персонажи: Владимир Макаров, Алина Тихомирова, NPC
6. Место действия: Россия, Москва
7. Игровая ситуация: Брат Алины, Сергей, приезжает к сестре в гости. Она решает познакомить его с Владимиром.
8. Текущая очередность: По договорённости

Созданный мной эпизод не влечет за собой серьезных сюжетных последствий. Мной гарантируется соответствие шаблону названия эпизода и полное заполнение шапки эпизода на момент завершения эпизода

0

2

В жизни Тихомировой не было какого-то промежуточного состояния между бездельем и огромной кучей дел и проблем с того давнего времени, как она служила в Альфе: по большей части их отряд проводил дни в ожидании очередного задания, коротая свободные часы в зале или на тренировках, что было как само собой разумеющееся. Так вот и сейчас после дня рождения и череды спокойных дней, во время которой Алина в основном помогала Коробову, потому что не знала, чем бы ещё себя занять, ей уже второй день подряд нужно было ехать на вокзал, а также закончить приготовления квартиры к приезду дорогого гостя.
Сергей, когда поздравлял сестру с днём рождения, предупреждал, что в скором времени приедет в Москву, но Алина даже не подозревала, что настолько. Накануне вечером он позвонил и обрушил неожиданную новость: «В 11 часов буду на Курском вокзале». Тихомирова обрадовалась и его приезду, и тому, что пока не требуется её активное участие в отборе кадров для новой организации «Легион», а это значило, что она могла спокойно побыть с братом.
Закончив дела по дому, Кобра нашла телефон и вслепую набрала нужный номер:
— Вова, привет, — Алина искренне надеялась, что не разбудила его звонком в девять утра, сама же она не спала уже несколько часов и как раз собиралась выходить из дома, чтобы приехать на вокзал аккурат ко времени прибытия брата. — Прости, если разбудила, - виновато добавила она. — Какие у тебя планы на сегодня?
— Доброе утро, Алин, — сонно протянул Владимир, проминая подушку под головой. — Разбудила, но оно и к лучшему. Я всё на свете проспал после вчерашней встречи с Филатовой: и пробежку, и спортзал... Сегодня я свободен, а что? Хотела заехать?
— Пусть к тебе теперь Даша заезжает, — вырвалось у Кобры, всё-таки наличие красивых девушек в окружении Макарова её напрягало, особенно, когда они не скрывали, что являются его страстными поклонницами. — Неудачная шутка, прости, — спешно загладила ситуацию Алина. — Через два часа я встречаю Сергея на вокзале, была бы рада, если бы ты к нам присоединился днём.
Владимир иронично вздохнул.
— Забудем, — сказал он, теперь тоже желая избежать лишнего упоминания Даши. — Твой брат приезжает? Здорово.
Макаров поднялся с кровати и, свесив ноги, пальцами нащупал тапочки. Шторы были задёрнуты и было довольно темно.
— Давай я тебе часов в одиннадцать перезвоню, как только проснусь окончательно и хотя бы прогуляюсь, куплю что-нибудь себе на завтрак, идёт?
— Да, не удивлюсь, если еще и завтра кого-то придется на вокзале встречать. Бог троицу любит, — Алина улыбнулась и чуть тише добавила. — Я буду ждать твоего звонка.
— Пока что у меня не запланировано рандеву с незнакомками... — с улыбкой сказал Владимир. — Хорошо.
Кобра хотела ещё что-то вставить, но промолчала, выразительно вздохнув.
— В общем, звони.
Положив трубку, Алина окинула оценивающим взглядом квартиру. Убедившись, что ничего не забыла, она поехала к Коробову за машиной, а потом на вокзал.

Отредактировано Alina Tikhomirova (2016-01-27 14:55:50)

+4

3

Ветер растрёпывает волосы, задувает под куртку, но Алина не обращает никакого внимания на холод, будто бы другой человек мерз накануне и для неё нет ничего привычнее мороза: она неподвижно стоит, спрятав руки в карманах, лишь на лбу прорезалась напряженная складка, и взгляд Кобры бегает по лицам прибывших. Она не может и допустить мысли, что не узнает брата. Пусть они видели друг друга только один раз, но если глаза подведут, то сердце обязательно подскажет. Тихомирова находит очень похожие лица в толпе, с некоторыми незнакомцами даже встречается взглядами, но внутри каждый раз всё болезненно сжимается, когда она понимает, что это не Сергей. «Что угодно, но только не джинсы… Нет, слишком худой… Нет, походка не та… Да где же ты?..»
Перрон гудит людскими голосами, Алина попадает в эпицентр имен, объятий, громкой радости встречающих и усталых улыбок приехавших. Пару раз её неприятно задевают локтями, но она не шелохнется, чтобы отреагировать, не может отвлечься, чтобы не пропустить брата. Кто-то спешит домой, чтобы выспаться, кто-то приезжает на вахту, кто-то в поезде на соседней полке нашел своё счастье и теперь боится его отпустить, нервной рукой записывая телефон и несколько раз переспрашивая. Люди идут и идут, а брата всё не видно, и отчаяние уже готово охватить Кобру, а в руке оказывается телефон. «Жди до последнего, как они тебя ждали», - Тихомирова, скрепя сердце, убирает сотовый обратно в карман.
Они замечают друг друга одновременно и не могут сдержать улыбок. Идя навстречу брату, Алина думает, до чего же они разные, несмотря на очень похожие черты лица. Единственное, что объединяет их в одежде – черный цвет пальто Сергея и черный цвет её джинсов. На брате классический костюм, судя по брюкам, шапка, рука, затянутая в кожаную перчатку, везет чемодан, а Кобра то и дело убирает с лица волосы непослушными от холода пальцами и прячет их в карманы. От Сергея веет мудростью и строгостью, будто это он старше своей сестры, морской солью и севером. Алина чуть сутулится, южной амазонке снова неуютно в царстве зиме.
И в который раз её одолевает грусть, как же много пропущено из жизни родных. Она никогда не увидит Серёжу непоседливым мальчуганом, не поможет ему с домашними заданиями и не научит драться, чтобы он мог постоять за себя. Мама наверняка охотнее отдала бы её в музыкальную школу, чем на боевые искусства, но Кобра не хотела копаться лишний раз в своем детстве, думая, а как бы было, если бы она не попала под программу «Барс», разочарования и так подстерегали её. Перед ней уже был мужчина с приличным багажом собственного опыта, уже отец. «Когда же ты перестал быть мальчиком и повзрослел, Сережа?» - досада подступает к горлу, и Тихомировой непросто отбиться от неё и мороза в крепких объятиях младшего брата.
- Здравствуй, Алина, - у него смеющиеся глаза, голубые, папины, она подмечает всё, что не успела в первый раз.
- Здравствуй, Серёжа… - шепчет Тихомирова и на задворках сознания мелькает отравляющая мысль о безумной нехватке семьи рядом в течение всей её непростой жизни.
Вещи заброшены в машину, а брат с сестрой сидят в кафе, почти не притрагиваются к кофе и не могут наговориться. Сергей рассказывает о тёплых течениях в северных широтах, холодных штормах и величественных кораблях, снежных полях и полярном сиянии, много шутит, видит, как Алине хочется спросить о семье, и начинает рассказывать сам о новых изобретениях отца, подработках матери, шалостях дочери и немного о жене. Сестре всё это очень интересно, теперь ей почти не больно слышать о родных.
Но время летит, хотя Тихомировы совсем не замечают это за разговорами, и около одиннадцати их прерывает телефонный звонок.

Отредактировано Alina Tikhomirova (2016-01-15 21:40:28)

+4

4

— Алин, привет ещё раз, — тяжело дыша говорит Владимир. — Я домой вернулся, мне только переодеться и я могу ехать. Он уже в Москве?
— Ты бы хоть отдышался после пробежки, — улыбка не сходит с лица Алины. — Мы сейчас в кафе недалеко от Курского вокзала, скоро ко мне поедем.
— О, ну мне как раз ещё в душ успеть, и на метро к вам. Тогда... Встретимся у тебя дома? — уточнил Владимир.
Алина была немногословна, но по голосу было слышно, что у неё всё прекрасно.
— Да, можешь особо не торопиться, — и положила трубку.
Владимир небрежным жестом кинул телефон на кресло и потянулся. Стойкий запах пота после интенсивной пробежки говорил о том, что душ ему жизненно необходим. Поэтому, вытащив из шкафа полотенце и бельё, Владимир отправился в ванную, где, с трудом справившись с регулировкой температуры воды, он хорошенько вымылся и освежился. Так всегда — сходишь в бодрящий душ, и уже как новенький!
Завтрак у Макарова был простой — яичница с зеленью, сыром и беконом. Зелень, конечно, была так себе — залежавшаяся, вялая; сыр — пресноват, так что пришлось подсыпать соли и перца; а вот бекон и яйца не подкачали — свежие и очень вкусные. Налив себе в стакан горячий шоколад, который Владимир с недавних пор полюбил пить по утрам, он с наслаждением выпил этот вкуснейший напиток, так сильно напоминавший ему о навсегда ушедшей юности.
Оделся Владимир непритязательно — любимый костюм, белая рубашка, зимние туфли на меху, пальто и чёрный шарф. Всё то, что он любил носить. Не забыл свериться с картой пробок — чудесно, типичный выходной. Свободные дороги, просто рай.
Взяв с собой ключи от квартиры и немного денег, Владимир вышел на лестничную площадку и запер дверь. Пожилая соседка, что выносила мусор в этот момент, благодушно посмотрела на Макарова.
— Здравствуйте, — поздоровался он, улыбаясь сквозь щетину.
— Здравствуй, Вова, — добрым голосом ответила она. — Не гоняют тебя больше падлюки эти?
— Нет, Татьяна Николаевна, всё, я теперь снова «в законе», — засмеялся Владимир.
— Вот, это хорошо, у меня дочка приезжала из Подмосковья, пока ты в бегах был, всё хотела повидаться. Она на юго-западе живёт...
«Чуть дальше Обнинска...» — Макаров про себя продолжил уже знакомую ему историю.
— Чуть дальше Обнинска, — ну, что — как в воду же глядел!
— Татьяна Николаевна, я поеду, — сказал Владимир. — Не болейте.
На этом он вышел из подъезда и направился к своему верному боевому «УАЗику», который слегка припорошенный снегом послушно ждал его под окнами. Очистив автомобиль с помощью специальной щётки, Владимир сел внутрь, ощутив родной запах оббивки сидений. Разогрев двигателя занял минут пять, зато потом машина, словно зверь, рванула с места. Вырвавшись со дворов, Владимир выехал на Николаевский проспект*, затем — на Новый Арбат. А там и рукой подать было до Заморёнова 11. Весь путь у него занял не более получаса. За это время он полтора раза успел переслушать Хроматическую Фантазию Баха, с огромным удовольствием постукивая пальцами о руль.
Заехав во двор, Макаров припарковал автомобиль на свободном месте прямо напротив подъезда, в котором находилась квартира Алины, и вышел из салона, вдыхая морозный воздух, который не казался таким уж загрязнённым для Владимира, который очень любил свой родной город.

*Находится там, где находится Ленинский проспект ИРЛ. Назван в честь Николая Второго.

+4

5

С дороги Сергей проголодался, да и Алина толком не завтракала, так что они дружно заказали по второй чашке кофе, а то первые остыли нетронутыми, и перекусить. Тихомировым совсем не хочется покидать стены уютного кафе с ароматным кофе и аппетитными сэндвичами, где они провели больше двух часов за оживленной беседой, но им правда было пора. Судя по звонку, близкий человек Алины, которого она очень хочет познакомить с братом, приедет достаточно скоро, да и неплохо было бы хотя бы завести домой чемодан с вещами, а потом уже думать, что делать дальше. У Сергея запланирован отпуск на неделю, но он приехал пораньше на два дня, чтобы провести их с сестрой.
В машине повисает неловкая тишина. Алина понимает, что брату тоже есть, что спросить, но она ясно дала понять в свой неожиданный приезд, что её жизнь – сплошная тайна, которую не очень хочется приоткрывать.
- Серёж, задавай любой вопрос, я постараюсь ответить, - это будет непросто, но Кобра постарается, потому что не хочет больше скрывать ничего от брата. Он прошел через похожее, как никак, тоже военный, он поймет, а вот родители… Алина всеми фибрами души не хочет, чтобы им пришлось читать её прощальное письмо.
- Тебе здесь нравится? – Тихомиров смеется, видя искреннее удивление на лице сестры, которая наверняка уже приготовилась к серьезным вопросам.
- Для кого-то Москва – это город бесконечных пробок, не проходящего смога, для кого-то – город с богатой историей, восхитительными парками и множеством музеев, а для меня – это город удивительных возможностей с дорогими мне людьми. Здесь у меня много товарищей, разделяющих мои нестандартные увлечения, много тех, с кем мы вместе служили… И ещё Москва теперь неотрывно связана с одним… особенным для меня человеком.
- Так это он сегодня приедет?
- Да. Это строго между нами, что я так откровенничаю, не вздумай маме сказать! – Алина подчеркнуто серьезно посмотрела на Сережу, и они засмеялись. – А то я не знаю, что она попросила тебя выведать, есть ли у меня кто и скоро ли будут у неё внуки!
- Было такое дело. У неё это больная тема, сама знаешь.
- Знаю, - вздохнула Алина. – Когда-нибудь, может быть…
Видя, что сестра омрачилась, Сергей перевел разговор в другое русло:
- Чем ты сейчас занимаешься?
- В основном мотоциклами: помогаю хорошему другу по байкерскому клубу, а его молодого помощника, очень хороший парниша, кстати, учу всяким трюкам. Недавно ещё приобрела самоучитель португальского, но это тоже страш~шная тайна, - заговорщицким шепотом произнесла Алина, остановившись на светофоре.
«Надеюсь, что не зря и однажды я снова увижу тебя и поприветствую, как ни в чем не бывало: «Olá, Francisco! Como estás?»
Воспоминания иногда накрывали Алину, и она тосковала по Мексике: там был прекрасный климат, полное самоуправство и безумный, огненный Диаз. Но как бы ей не нравилось в Латинской Америке, Кобра понимала, что никогда не стала бы своей, а через какое-то время её и вовсе бы начало тянуть обратно в Россию. По времени же все сложилось так, что она уехала с чувством ностальгии по заокеанской стране и Дракону, который навсегда остался полыхать красным цветом на её ноге.
- А ещё скоро предстоят военные учения, так что ты приехал очень вовремя, недели полторы-две у меня есть, а потом времени совсем не будет.
- Устроим как-нибудь спарринг, сестрёнка? – Сергей подмигнул Алине.
- С удовольствием покажу тебе, как нужно драться, братец, - Кобра широко улыбнулась.

Пока Сергей распаковывал чемодан после небольшой экскурсии, Тихомирова поставила чайник и смотрела в окно, не приехал ли Вова. Ей повезло, и через пару минут после того, как на кухне раздался характерный свист, она увидела знакомую фигуру, выходящую из припарковавшейся машины.
- Он приехал, - она известила брата и пошла открывать дверь.

Отредактировано Alina Tikhomirova (2016-01-27 15:01:11)

+4

6

Открыв тяжёлую металлическую дверь на доводчике, Владимир вошёл в тёплый, хорошо освещённый подъезд. В нос тут же ударил запах сырости и бетона. Макаров неторопливо поднялся на нужный этаж и, сняв кожаную перчатку на меху, потянулся к кнопке звонка.
Не успел Макаров позвонить в дверь, как она уже открылась.
— А кто это у нас тут такой? — Алина улыбнулась. — Увидела в окно, как ты приехал, проходи, Вов.
Сергей тоже вышел из комнаты встретить гостя.
— Дед мороз, — попытался пошутить Владимир, что у него, конечно же, не вышло. — Привет.
Он стянул с шеи шарф, расстегнул пуговицы пальто. В этот момент в прихожую вышел мужчина, который наверняка и был братом Алины. В приветственном жесте Владимир поднял в воздух раскрытую ладонь.
— Знакомьтесь. Мой брат Сергей. Владимир, — представив мужчин друг другу, Кобра полезла в шкаф за вешалкой, таким образом, словно отойдя в сторону, давая своим дорогим гостям возможность осмотреть друг друга с ног до головы.
Тихомиров конечно же узнал этого человека и без представления. Брови Сергея сперва предательски поползли вверх, но армейская выправка взяла свое. Вернув себе прежнее спокойное выражение лица, которое буквально мгновение назад подернулось рябью удивления, мужчина протянул руку тому, кто не нуждался ни в каком представлении:
— Рад знакомству. Сергей, — повторил свое имя брат Алины. Бросив быстрый взгляд на сестру, мужчина кивнул ей, мол «ну и даешь ты!». – Не буду скрывать, что я слегка ошеломлен. Я всяких сюрпризов ожидал, но чтобы так… кхм, тем не менее, давайте не будем заострять внимание на… всяких мелочах.
Кобра решила добить брата и якобы случайно добавила:
— Да мы ещё в «Альфе» вместе работали, — ну и язвой она была порой.
Эту информацию Сергей переваривал уже молча, но было видно, как сперва помрачнел его взгляд, а потом все вернулось на круги своя. Именно таким и должен быть капитан дальнего плавания – выдерживать любые неожиданные бури и подводные рифы – его прямая обязанность. Но теперь у него появилось очень много вопросов к Алине.
— Давайте не о работе, — решил уйти от темы Тихомиров.
— Да, давайте пойдем пить чай, — примирительно произнесла Кобра.
— Взаимно, — сказал Владимир, слегка улыбаясь.
В ответ на слова Сергея о том, что он был ошеломлён, Макаров ничего не сказал — просто пожал плечами, чтобы избежать разговоров об этом. Быть в центре внимания было лишь необходимостью, которая ему не нравилась.
— С удовольствием, — произнёс Макаров, услышав про чай. — Мне как всегда — на твой вкус и твоё усмотрение.

+3

7

Алина чувствовала себя белой вороной в своем же собственном доме, а виной тому были два дорогих мужчины, заявившиеся к ней в костюмах, чтобы познакомиться и попить чай на кухне. Ситуация была презабавная, и Кобра, по обыкновению ходившая по квартире в лосинах армейской расцветки и серой майке, для пущего контраста повязала на голову платок, чтобы убрать волосы. Пока мужчины о чем-то разговаривают, Тихомирова заваривает чай с бергамотом, который очень нравится Владимиру.
— Peço à mesa! — раздается с кухни вслед за веселым свистом чайника. — Прошу к столу, — Алина звенит чашками.
Владимир и  Сергей тем временем сидели в гостиной, в креслах друг напротив друга и, вопреки всем предложениям не говорить о работе, не удержались от того, чтобы не поговорить о самом насущном. Это были совершенно не обязывающие вопросы о том и о сём. Брат Алины был очень тактичен, и не заметить этого Макаров просто не мог — такие вещи всегда очень сильно бросаются в глаза, как и то, что в его взгляде мелькало с трудом скрываемое любопытство. Когда Кобра приглашает их к столу, в своей манере — на португальском и русском одновременно, мужчины поднимаются с кресел и направляются в сторону кухни, закончив разговор как раз на самом интересном.
В воздухе витают ароматы свежезаваренного бергамота — идеальный выбор для семейной встречи. Во всяком случае, так казалось Владимиру. Мужчины уселись за стол друг напротив друга, уступая место хозяйке между ними, во главе стола.
— Вынужден признаться, я всё ещё горю любопытством узнать, как это вообще получилось, — Сергей говорит это с улыбкой на лице, но довольно осторожно, давая понять, что, в общем-то, несильно настаивает на том, чтобы были рассказаны какие-то слишком интимные детали. — Владимир, ведь вы были в международном розыске около месяца, если не ошибаюсь… Pardon, я не обладаю возможностью регулярно следить за новостями из-за службы. Но на корабле говаривали, что за вами вели активную охоту все спецслужбы Европы.
Тихомиров тихо засмеялся, потому что ситуация и правда была самую толику комичной, и в то же время очень необычной.
— Алина, как тебе удалось сделать то, что оказалось не по зубам суровым дядькам из особых отделов?
Владимир усмехнулся и, прихлёбывая вкусно заваренный чай, посмотрел на Кобру — уж очень ему хотелось узнать, что Алина расскажет о них брату. Макарову всегда была предельно интересна чужая точка зрения. Особенно, если она принадлежала такому невероятному человеку, как его Алина.
— Удалось сделать что, Серёж? — уточняет Тихомирова, словно бы не понимая, о чем он спрашивает, снисходительно улыбаясь, глядя на брата, и кладет вазу с печенюшками на стол, а сама садится на стул между мужчинами.
— Отыскать Макарова, да ещё и… — Сергей осёкся на полуслове — просто не знал, как это правильно и тактично сказать; фраза так и осталась не законченной.
Макаров едва не прыснул в кулак — сдержался. Не хотелось терять лицо перед братом Алины.
— Я знаю пароль, я вижу скипидар, я знаю, что Макаров свалил в Краснодар… — произнесла Кобра и сделала пару глотков чая. — Для ЕС он в розыске, а для своих он всегда был рядом, только нужно было приложить определенные усилия, чтобы его найти. Ну, а потом… — Алина усмехнулась. — Кто может устоять, когда женщина сама ночью приходит тебе в комнату и приставляет нож к шее?

Отредактировано Alina Tikhomirova (2016-02-25 00:51:05)

+4

8

Нет, теперь Макаров не удержался — тихо захихикал, плотно сжав губы. Тихомиров лишь восхищённо покачал головой и не без улыбки сказал:
— Обалдеть. Какая, оказывается, у меня крутая сестра!
— Кто ещё не устоял — этот вопрос до сих пор открыт, — в шутку уколол Владимир, подмигнув Кобре.
— Давай не будем об этом, — Алина очаровательно улыбнулась, недовольно сверкнув глазами. — Серёж, ты надолго приехал? — Тихомирова уводит разговор в другое русло, мысленно сделав пометку о том, что стоит побеседовать с Вовой в более подходящей обстановке о начале их отношений.
— В понедельник приезжает Таня с Машей, и…
— Я не ослышалась? — Алина перебивает брата. — Почему ты сразу не сказал, что твои приезжают?
— Я не хотел доставлять тебе лишних хлопот, так что мы будем снимать номер в гостинице, — Сергей примирительно берет руку сестры в свою.
— Вы будете жить у меня, и это не обсуждается, — Тихомирова .улыбается. — Надо было сразу мне все рассказать, Сережа, мне есть у кого пожить, если что — посплю в спальнике, к тому же я только рада буду видеть у себя твоих дорогих девочек.
Владимир предпочёл остаться сторонним наблюдателем и продолжал пить чай, наблюдая за разговором брата и сестры. Где-то глубоко в сердце стало тоскливо — он так и не узнал, каково это — иметь брата или сестру. Родители не решились даже несмотря на выплачиваемые пособия. Правда, задумался об этом Макаров только когда поступил в военное училище. Было поздно, но горькое чувство так и осталось с ним до сих пор. Разве что потом он осознал, кого Кобра имела ввиду под “есть у кого пожить”. В его глазах сверкнули молнии самодовольства.
— Не сомневаюсь, — Сергей улыбнулся и покосился на Макарова. — Они тоже будут рады, Алин.
— Вов, ты помнишь Тимофея? — Кобра с интересом посмотрела на Владимира, ожидая его реакцию.
— Тимофея? Да, помню, — Макаров быстро припомнил того молодого паренька, который был на дне рождения Кобры.
— В общем, этот сам парниша с мотоциклом, про которого я тебе упоминала, Серёж, — брат кивает, и Алина продолжает свою мысль. — От него дети просто без ума, и я совершенно не понимаю, почему он не пошёл, например, в педагогический, но это всё к тому, что я обязательно должна познакомить с ним Машу. Он устроит для неё такую экскурсию, да и мы тоже не соскучимся, что тебе придется семью хотя бы раз в полгода отправлять ко мне.
Внутри что-то натянуто прозвенело — Владимир не любил детей, а Алину, похоже, способность ладить с детьми наоборот восхищала. Во всяком случае, так ему показалось. Чтобы не казаться безучастным, он лишь кивнул и вновь пригубил чаю. В любой непонятной ситуации пей чай.
— А, вот как, — Тихомиров улыбнулся и в шутку добавил характерным тоном: — Я ведь заревную. Знаешь, я по себе понял, что с детьми нужно уметь ладить. А для этого их ещё нужно по-настоящему любить. И далеко не каждому это дано.
Макаров не подал виду, но для него это был удар под дых.
— Может быть, — задумчиво протянула Алина, они всегда обходили эту тему с Вовой стороной, но в день рождения, когда все-таки заговорили о детях, Кобра так и не смогла сказать главного, а сейчас уж точно был не самый подходящий момент. — Мы ещё не думали об этом, — она сдержанно улыбнулась.

+4

9

И вновь Владимир просто промолчал, не в состоянии что-то сказать, ощущая сильный контраст между своим настроением тогда, когда впервые была затронута эта тема чуть больше недели назад.
— У всех это происходит по-разному, — Сергей пожал плечами, отпивая чай. — Ты просто чувствуешь, когда этот момент должен настать, как бы странно это не звучало из уст военного.
— Я… Я очень долго была оторвана от всего этого… — Алина осеклась, едва невольно не упрекнув в этом брата. — Давай поговорим о чем-нибудь еще, — она посмотрела на Вову в поиске выхода из сложившейся ситуации.
Владимир поймал на себе взгляд Кобры и молчаливо отвёл свой в невидимую точку на поверхности стола в самом центре.
— Однажды я был в Воронеже, — вспомнил Макаров. — Ездил вместе с небольшой делегацией в конце девяностых на военный полигон в качестве командировки, хотя мы, на самом деле, там полнейшей чепухой занимались. Большую часть времени гуляли по барам — так и не поняли, ради чего приехали… Но мне понравился парк аттракционов. Он был даже лучше того, что на ВВЦ. Там сильно что изменилось с того времени?
— Добавили новые, — сказал Тихомиров, чуть прищурившись. — Чёртово колесо стало ещё больше, трассу горок меняли раз в пять лет… Сейчас она гораздо длиннее и выше. А так… Надо же, как тесен мир.
— Это не мир тесен, это мне, наверное, в нём тесно, — Владимир засмеялся. — Где я только не был.
— Прости, запамятовала, ты же вроде и за океаном был? Или нет?..
— Нет, что ты, — улыбнулся Макаров — тему при Сергее раскрывать он не стал, но поймал себя на мысли, что и сам не помнит, говорил ли об этом Алине.
— Ну хоть в этом я тебя обошла, — Кобра довольно улыбнулась. Еще при родителях она упоминала об этой своей поездке, вот только остальные детали умалчивались.
Макаров закивал, улыбаясь, — как-нибудь позже стоило об этом напомнить. Или рассказать заново.
— Кажется, не только Владимиру тесно на одном континенте, — заулыбался Сергей. -— Я даже удивлен, что мама не стала интересоваться подробностями твоей заморской поездки. Наверное, была очень шокирована твоим возвращением. И очень рада.
— Сережа! — Алина смутилась и натянуто улыбнулась, вспоминая сцену с матерью. Ей не хотелось упоминать прямо или косвенно о Франциско при Вове. И ей совсем не хотелось, чтобы Тихомиров озвучивал любимые вопросы Анастасии Павловны, которые регулярно сыпались на Кобру во время телефонных звонков. — Оставь это нашей горячо любимой маме. Я очень плохо отношусь к вмешательству в мои личные дела.
Макаров не стал уточнять, о каких вопросах шла речь. Сейчас он мог лишь догадываться, но не более.
— Как-нибудь съездим вместе, когда будет поспокойнее в мире, — пообещал Владимир.
— О, я бы очень хотел в это время быть дома, — протянул Сергей, не сдерживая улыбки.
— Вот же ж! — Алина в шутку сердится на брата. — Вова, если что, ты сам подписался на знакомство с моей мамой, — Кобра вздыхает.
— Я от своих слов не отказываюсь, — сказал, как отрезал. — Иногда интересно наблюдать за реакцией людей на моё появление. Хотя еще пару недель назад это вызывало сплошную головную боль и проблемы на мою пятую точку.
— Родственников лучше любить на расстоянии, — очень точно подметил Тихомиров. — Но Анастасия Павловна будет однозначно рада такому знакомству. Будет о чем рассказать соседям! Она у нас крайне коммуникабельный, добрейшей души человек.
— Другими словами, невозможно шикарная женщина, которая без меня меня выдала замуж уже раз пять, — Алина допивает содержимое своей чашки. — Ладно, кому ещё чаю?
— Мне, пожалуйста, — сказал Владимир, отметив, что уже давно не виделся с родителями — созванивался, только и всего. А причина тому одна: он не хочет подвергать их той опасности, в которой находится сам, даже просто сидя за столом с любимой женщиной и её братом.

Отредактировано Alina Tikhomirova (2016-03-11 00:30:41)

+4

10

На кухне все больше звучат шутки и уже почти не упоминаются имена родственников. Чайник свистит второй раз, а печенья заканчиваются, и Алина быстро находит выход из ситуации: готовит салат с вареной курицей и тем, что находит в холодильнике, подстраивая под имеющееся рецепт всем известного “Цезаря”.
Кажется, они обсудили, всё что было можно и нельзя, обговорены, мужчины немного заморили червячка, а за окном уже стемнело, и Владимир засобирался домой.
— Ты на машине или на метро? — спросила Кобра, когда Макаров шнуровал ботинки.
— На машине, — ответил Владимир, туго затянув уже второй узел и выпрямившись.
— Я спущусь тогда с тобой, подожди, пожалуйста, — Алина поспешила переодеть штаны и накинуть сверху пару кофт, чтобы не замерзнуть.
Владимир вопросительно посмотрел на Алину, но ничего не сказал. Вместо этого он просто засунул руки в карманы пальто и дождался хозяйку квартиры у двери.
Пока сестра одевалась, Сергей с улыбкой протянул ладонь Макарову:
— Был рад знакомству, вы очень интересный человек, Владимир.
— Взаимно, Сергей, — Макаров с искренней улыбкой на лице пожал руку Тихомирова.
— Приезжайте обязательно в гости вместе с Алиной.  Очень надеюсь, что сегодня не последняя наша приятная встреча.
— Дай бог встретиться в такой же мирной обстановке, — кивнул Владимир, краем глаза заметив, что Алина уже вернулась, тепло одетая.
— Десять секунд, — Тихомирова накидывает куртку и быстро надевает ботинки, с характерным звуком застегивая молнии. — Готова, — она берет Вову под руку и прижимается к нему.
— До свидания, Владимир, — улыбка не сходит с лица Сергея.
— Я, может быть, ещё в магазин зайду, но постараюсь скоро вернуться, — Алина предупреждает брата.
— Хорошо, Алин, — Тихомиров кивает.
— Всего доброго, Сергей, — с прощальным кивком Владимир покидает квартиру, уводя Тихомирову вместе с собой.
Когда дверь закрылась и они сделали несколько шагов в сторону лестницы, Макаров повернул голову и спросил:
— Ты ведь не в магазин пошла, верно? Что-то хочешь сказать?
— Да, — Алина улыбается и смотрит ему в глаза. — Я тебя люблю, — и целует Владимира, нежно, но горячо.
Мужчина отступает в сторону, спиной прижимаясь к стене и, обнимая Кобру за талию, отвечает на поцелуй, жадно хватая её губы. На них всё ещё ощущается сладковатый привкус чая. В нос бьёт цветочный аромат её волос. Владимир с наслаждением вдыхает. Его ладони шумно скользят вверх по куртке Алины, пальцы переплетаются с её мягкими волосами...
— А я тебя люблю, — говорит он на выдохе, с трудом отрываясь от губ любимой и глядя ей прямо в глаза. — Я так счастлив, что моё преследование закончилось… Каждый раз ловлю себя на этой мысли и так спокойно становится на душе.
Его ладони касаются щёк Алины, он жадно ловит её дыхание и возобновляет поцелуй с новой силой.
Они вдвоем разделяют эти минуты спокойствия и уединения, что удается вырвать из стремительного потока шумной и насыщенной жизни.

+4

11

Тихомирова слышит, как открывается и закрывается дверь парой пролетов выше, а потом кто-то спускается по лестнице, но сейчас для неё есть только Владимир, так что она накидывает на голову капюшон и, прижимаясь ещё сильнее, не позволяет мужчине прерваться, ещё жарче впиваясь в губы.
— Здрасьте, тётя Алина! — слышится за спиной, и Кобра, вопреки желаниям, не может сдержать смех и утыкается носом в пальто Владимира, не говоря ни слова, пока шаги не стихают внизу.
— Вов, — она широко улыбается, ощущает себя совсем подростком, поднимая глаза, и дарит ещё один короткий поцелуй. — Когда ты последний раз в подъезде целовался?
— Я уже и не вспомню, — Владимир не может сдержать улыбки, с его губ непроизвольно срывается несколько искренних смешков. — Хорошее напоминание о том, что я ещё не такой старый.
— Пойдем, я тебя провожу, мне правда нужно в магазин, — Алина очень неохотно делает шаг сначала назад, а потом вниз на пару ступенек с тенью печальной улыбки на лице — ей совсем не хочется расставаться с Владимиром, даже на несколько дней. Каждая разлука подтачивала её непоколебимость, но Кобра знала, что лучше так, когда щемит в груди, чем быть бесчувственной машиной.
Макаров вздыхает. Кажется, прежде чем она отвернулась и пошла вниз по ступенькам, в её глазах на мгновение промелькнула такая глубокая тоска, что на душе Владимира в этот момент заскребли кошки.
— Алин, погоди, — он отлипает от стены и, спускаясь следом за ней, кладёт руку на сильное плечо. — Почему бы тебе не поехать ко мне на то время, пока жена и дочка Сергея будут жить у тебя?
У Тихомировой был вариант жить у Тимы или кантоваться в спальнике, потому что она не могла просить о подобном Владимира, не хотела вторгаться или мешать. Алина не ожидала, что Макаров предложит это сам, а ещё и в такой момент, когда её атаковала тоска. Но Вова сделал это, и у Кобры камень с души свалился, а ещё она убедилась, что её мужчина может быть внимательным, пусть не всегда, но в нужные моменты обязательно.
— Я с радостью, Вова, — тихо ответила она и вышла на улицу.
Владимир заулыбался. Её изменившийся голос и походка… Кажется, теперь он понял её и то, о чем она думала за столом. Хотелось отругать себя за собственное самодовольство, которое едва не вышло ему боком, если бы не забившее тревогу шестое чувство. Ему и в голову прийти не могло, что Алина по каким-то личным причинам не решалась сама попросить его об этом. Он недооценил чувство её такта. И стало немного горько от того, что он не замечал за ней чего-то действительно важного. И впервые за всё время их отношений Макаров задался вопросом: а так ли хорошо он знает свою любимую женщину на самом деле? Ответить однозначно было нельзя. Но одно Владимир знал наверняка: из-за гонения и славы он успел стать эгоцентриком. Когда это случилось — одному богу известно. Наверное, и нет какого-то конкретного момента. И за своим “Я” он перестал замечать Её.
Макаров вышел следом за Коброй. Уже вовсю горели фонари. И в их желтоватом  свечении с неба, точно на белых парашютиках снежинок, на землю падал снег. Протянув руку, Владимир крепко сжал ладонь Алины. Женщины, которая смогла его изменить.

Эпизод завершён

+4


Вы здесь » Code Geass » События игры » Turn V. Strife » 10.11.17. Hello from the other side