По любым вопросам обращаться

к Nunnaly vi Britannia

(vk, Uso#2531)

Code Geass

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Code Geass » Turn V. Strife » 20.11.17. Стая выживет


20.11.17. Стая выживет

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

1. Дата:
20.11.17

2. Время старта:
19:00

3. Время окончания:
20:30

4. Погода:
Восточный ветер, снег, облачно

5. Персонажи:
Рэя Линдлей (NPC), Виктор Иствинд (NPC)

6. Место действия:
Петербург, Московский район, одна из неприметных квартир.

7. Игровая ситуация:
«Когда выпадает снег и дуют белые ветры, одинокий волк умирает, но стая живет»
Рэя, узнав о случившемся с сестрой, спешно вызывает брата в столицу, чтобы поговорить наедине, и выбивает у своего начальства два часа свободного времени для этой цели.
Виктор же давно хочет узнать, почему сёстры пошли на войну.

8. Текущая очередность:
Виктор, Рэя

Созданный мной эпизод не влечет за собой серьезных сюжетных последствий. Мной гарантируется соответствие шаблону названия эпизода и полное заполнение шапки эпизода на момент завершения эпизода

Отредактировано Leah Eastwind (2016-05-30 15:50:17)

+1

2

http://i.imgur.com/XsJ4VDL.jpg
Виктор Иствинд

Рэя не приехала его встречать.
Рэя не позвонила и не ответила на звонок, хотя он по прилёту попытался до неё безуспешно дозвониться.
Вообще, всё, что он получил от Рэи – записку с адресом и ключи от квартиры, переданные через третьих лиц. Да и за время короткого звонка, когда сестра холодно сообщила, что вторая их сестра попала в беду, и что Виктору лучше приехать, она опять умудрилась не сказать ничего лишнего. Когда твоя сестра – сотрудник госбезопасности, к этому постепенно привыкаешь.
Поэтому, найдя по адресу квартиру, обставленную казенной рукой по принципу изображения хоть какого-то домашнего интерьера, Виктор молча смирился и стал ждать, когда явится сама виновница этого мрачного торжества. Родителям, как обычно, он много врал и не сказал ничего правдивого о цели поездки. Будто впервые…
Мать, конечно, исходила на мыло сначала по поводу «этой мерзкой девчонки», потом, когда Лея отстояла с боем своё право на тёплые отношения с сестрой, пусть и не родной ей по матери, стала исходить на мыло уже по поводу родной дочери. Из всех отпрысков этой странноватой семьи только Виктор остался в нейтралитете в отношениях с родителями. Видимом и показном, потому что на самом деле всегда был на стороне сестёр.
Однако, сейчас он начинал раздражаться поведению Рэи – да и Леи заодно – которые поставили себе целью нежно беречь младшего брата, по возможности не ограничивая его свободу, однако, иногда мягко напоминая, кто тут старший, и кто принимает решения.
В квартире он постарался ничего не менять. Перекусил холодной курицей, прихваченной в дорогу, кости и остатки завернул в бумагу и спрятал в сумку, чтобы выбросить где-нибудь вне этого места. Потом тайком покурил в форточку, сигарету выбросил туда же и стал ждать на продавленном диване, не включая телевизор. Почему-то его не покидало ощущение, что телевизор обязательно сломан, потому что смотреть его всё равно некому.
Квартира не была предназначена для жилья.
Рэя явилась поздно вечером. Пешком, в гражданской одежде – строгий пиджак, брюки, аккуратные сапоги и полушубок из искусственного меха. Виктор к тому времени успел заскучать, сидя в темноте на диване практически недвижимо.
Сестра бросила полушубок на кресло, села рядом, поцеловала его в щёку и потрепала по волосам. Свет она не включила.
Значит, действительно, конспиративная хата.
– Юдя. – вздохнул Виктор. – Когда уже это кончится?
Над ухом послышался вздох, и сестра уткнулась ему в плечо.
– Я понимаю, твой выбор был осознанным, ты к этому готовилась, с тех пор как… – Витька запнулся, но всё-таки договорил, – Мамы твоей не стало. Но, когда мне сестра сказала, что уходит на фронт, у меня чуть сердце из груди не выпрыгнуло.
Он-то не мог уйти. Врачи – и не абы какие, а те самые, что призывников отбирают, его по косточкам разобрали. Не годен. Не служат с такими глазами, как у него.
Вместо него воевать пошли сёстры. Где носилась Лея, он не знал, и сердце от ужаса поджималось. О Рэе – она же Юдя – знал чуть больше. Только и разницы, что стреляют в неё меньше.
– Что с ней? Жива? – устало спросил Витька, закрыв глаза и тихонько надавив пальцами на веки.

+1

3

[npc]193[/npc]
Отвратительно быть самой старшей из всех. Это, вроде как, подразумевает ответственность, а в её случае – ещё и то, что она всегда будет лишней, потому что матери у них разные. Общий только папа. В этом-то обществе – целая пропасть, учитывая, что мать всегда почему-то возводится в квадрат… Будто этого странноватого поступка их отца было мало, так ещё и жить их угораздило совсем рядом, поэтому, когда Юдифь хоть немного стала понимать, ей тут же всё выложили словоохотливые сплетницы, причём даже без её желания. Не на ту напали…
Нет. Не на тех.
Своими сестрой и братом Юдя потом гордилась всю жизнь – даже когда сменила имя, потому что еврейка оказалась хуже потенциальной британки. Гордилась и любила их обоих.
Когда Рэе позвонила женщина, представившаяся Анастасией Лисовецкой, сердце тревожно сжалось, и, как оказалось, не зря. Сестрёнка в беде.
Дальше она действовала с горячим сердцем, но трезвой головой. Вызвала брата сюда, ничего не говоря по телефону: знала, что от нервов может прихватить его злополучные глаза прямо в дороге. Этого ещё не хватало. Выпросила квартиру – на свою звать не стала – выпросила два часа, которые полагались ей отдыхом. И рванула на перекладных, потому что служебный транспорт светить не положено.
– Сбили её. – это страшное слово для лётчика даже Рэя произнесла с трудом. – Но жива наша сестрёнка. Мне самой вчера позвонили.
Когда это закончится? Если б она знала. Для неё, может, вообще никогда. Она, в общем-то, в месте тише некуда. Как это может закончиться для сестры, несложно догадаться.
– Вить… – она легонько потёрлась лбом о чужое плечо, – А что нам ещё делать?
То, что они дуры, Рэя – бывшая Юдифь Розенцвейг – и так знала. Мог даже эту тему не заводить. Работа у них такая, дурами быть. Во имя империи, значит, императорской семьи, и, может, ещё во имя Бога. Хотя они все в него не верят.
– Значит, так… – Рэя всё-таки отстранилась, уселась подальше, и заговорила отрывисто, деловито, – Времени у меня немного. Во-первых, сестра чёрт знает сколько будет на земле. Это плюс, хоть она всё равно останется на линии фронта. Во-вторых, как мне сообщили, её перевели в другое место.
«И это место тебе не понравится», – мысленно вздохнула она.
Выбора-то всё равно нет…
– Её перевели к «Красноплечим». Вить, не смотри на меня так! В сравнении с тем местом, где она была, это гораздо безопаснее. Может, как-то прорваться туда сможем, или их опять сюда вызовут. Я знаю, они приезжали во дворец!
Рэя осеклась, совсем по-детски зажала себе рот и даже оглянулась. Этого ещё не хватало…
Где и кому она служит, она даже брату с сестрой предпочитала не говорить. Служба у них, увы, такая…

Отредактировано Leah Eastwind (2016-05-30 15:51:55)

+1

4

http://i.imgur.com/XsJ4VDL.jpg
Виктор Иствинд

Убил бы обоих. Просто придушил бы, чтобы потом с чистым сердцем пойти в тюрьму и не мучиться. А то, что он мучается, в общем-то, факт – одна на земле, да только чёрт знает где, вторая в небе, хорошо ещё что, не НА небе. То, что у него дороже никого в жизни не было, тоже факт. Потому и шарахнулся от сестры, как только она отстранилась, отодвинулся на край дивана и уставился зло и серьёзно. До какой поры они будут считать его ребёнком?
– Юдя. Не перебивай меня сейчас, иначе я тебя ударю. На сколько лет я вас младше? На пять лет и на три года. Да, в детстве это было просто невероятно много, и я ещё могу понять, что вы обо мне заботились. Сейчас я этого понять не могу.
Он вцепился пальцами в обивку дивана так, что жёсткая и пыльная ткань затрещала.
– Но, знаешь в чём разница между детством и сейчас? Вы меня считали за своего. Секретов у нас не было. Сейчас же вы бог знает где, занимаетесь чёрт знает чем, и, скажи на милость, ЧЕМ должна была заниматься Лея, если среди этих поехавших – он махнул в сторону выключенного телевизора, видимо, напоминая, сколько раз пресловутые «Красноплечие» мелькали на экране, причём не всегда в хорошем ключе. Но, абсолютно всегда, в пугающем. – ей будет безопаснее?
Безопаснее, защищённее, доступнее, ближе… Какая разница, если доверия между ними уже нет? Переведи Лею в Питер, и что? Они снова станут, как прежде, лучшими друзьями? Печально то, что Витька уже сам не знал, станут или нет. Не мог сказать с абсолютной точностью.
Раньше – мог.
– Говоришь «что нам делать», и опять имеешь в виду себя с сестрой. Вы хоть понимаете, что вы от меня самоустранились? Я для вас остался сопливым пацаном, которого можно не рассматривать в качестве решающего аргумента?
Он даже не знал, как выразить то, что, после всей этой катавасии с фронтом, с войной, со службой, о которой, как о герое одной книги, нельзя упоминать, они фактически перестали быть семьёй. Сёстры, которые раньше были равными, стали ему взрослыми мамочками, которые возложили жизнь на алтарь службы непонятно ради чего. Виктор злился, но, в отличии от них, ещё помнил, что они – его семья. Родители были дальше, чем две этих девчонки, противоположные по характеру, общие по духу, родные по крови. Просто не мог простить, что они его вычеркнули за молодостью лет.
Привыкли, чёрт возьми, быть старшими.
– Что ты сейчас задумала? Вынести её с линии фронта? Организовать мне экскурсию к сестре «на два часика», как устроила её к тебе? Может, для начала постараешься придумать, как нам начать доверять друг другу, потому что, видишь ли, Рэя, я тебе уже доверять перестал. Семья либо вместе, либо это не семья уже.

Отредактировано Leah Eastwind (2015-12-14 01:11:22)

+1

5

[npc]193[/npc]
Рэя вытерпела и это, хотя, больше по извечной женской привычке, всё-таки считала себя правой. Только даже её терпения не хватило снести то, что брат начал на неё шипеть.
– Бей, если хочешь. – она похлопала себя по щеке, указывая место удара, – Давай, вырази благодарность за то, что мы тебя по-другому любить не умеем. Могу табельное оружие отдать, если ты дошёл до такой степени злобы.
На этот раз она начертила на лбу крестик указательным пальцем. Дескать, сюда. Чтоб сразу, не мучая. Он, конечно, прав, да только они тоже не просто так всё это затеяли. Свои мотивы Рэя знала. Знала, что, когда мать, ещё угасавшая тогда в больнице, умрёт – горькое знание для подростка – Иствинды не возьмут её к себе, да она и сама не захочет. Вот и проложила себе путь, полный казённых домов и казённого же хлеба. Почему туда Лею понесло, догадывалась тоже.
Лея не хотела никого убивать, но хотела быть лётчиком, а не инструктором, катающим пьяное дворянство на биплане. Подвели её любовь к небу на сверхзвуковой скорости и собственный же гуманизм, стала их средняя сестра ниточкой между пальцами императора и конечностями уродливого манекена под названием «война». Не бомбит деревни, но возит кому-то указания сравнять эти деревни с землёй. И знает это абсолютно точно. Тоже решение, на которое нужно определённое мужество.
Рэя просто хотела стать максимально полезной, Лея хотела заниматься любимым делом. Что поделать, если в стране, охваченной войной, в мире, в котором эта война бушует без конца, по-другому у них не вышло бы?
– Ты путаешь наши детские игры с государственными. Например, в такой игре всегда будет один победитель – и будут те, кто на его стороне. И, знаешь, если мы проиграем, решив служить не тому, тебе к этому лучше не быть причастным.
Преувеличила, конечно. Не так много они с сестрой могли изменить в этом представлении, где идёт нешуточная война между шутами, наёмниками, богачами и царями.
Вот только не преувеличила, что брату в это лезть не стоит.
– А знаешь, Вить, я никогда не горела желанием пожертвовать всем, не получив за это ничего. – усмехнулась Рэя. – Семьи у меня не будет, детей не будет, даже с кем-то на месяц сойтись для меня проблема. Зайка моя, знаешь, почему я это сделала? Потому что твоя чудесная мамочка не забывала каждый божий день напомнить, что со стороны отца было подленько с кем-то спать до того, как её великая особа снизошла до появления в его жизни. Вот только то, что жениться она его погнала, подталкивая пузом, она предпочитала почему-то умалчивать. Поэтому он никогда бы меня не взял домой, когда мама сгорела бы от лейкоза. Нет, ты не отворачивайся. Почему я ближе к сестре? Потому что, давай честно, твоя мать меня бесит до одури.
Она сжала пальцы на собственном колене так, что костяшки побелели.
– И Лея послала её туда, куда ей, в общем-то, стоит сходить. Ради меня. А ты занял позицию ласкового телёнка, у тебя и мама есть, и сёстры – всё в жизни хорошо. Что ты удивляешься, что я тебе не доверяю? В каком месте ты взрослый? Если ты научился зажимать девок по углам твоего института, который оплачиваем мы с сестрой, проплачивая тебе квартиру и выделяя деньги каждый месяц, и ездить при этом на выходные к родителям, это ещё не показатель взрослости, Витя.

Отредактировано Leah Eastwind (2016-05-30 17:25:07)

0

6

http://i.imgur.com/XsJ4VDL.jpg
Виктор Иствинд

Накипело у обоих. И ещё неизвестно, у кого сильнее, только слова сестры это не оправдывало. Она не того винила в своих бедах, совсем не того. Потому тут-то Иствинд-младший не сдержался. Не только залепил пощёчину сестре – след от ладони вспыхнул на смуглой коже кирпично-красным, но и вцепился в её плечи, чтобы прошипеть прямо в лицо:
– Да плевать я хотел на мать, но, если ты Лею загубишь, мне и табельное твоё не понадобится. Юдя, ты не забыла, что меня негодным признали из-за глаз, а не из-за того, что я не могу физически на кого-то воздействовать?
Рэя завозилась – видимо, слишком сильно давил на плечи – и Виктор со вздохом разжал пальцы. Потом – осторожно обнял те же плечи, которые чуть не сломал, и потёрся щекой о чужую щёку. Да, о ту самую, по которой лупил.
– Сколько ж ты дерьма получила от нас-то… Юдя, пойми, мне можно верить. Я вас обоих люблю, у меня роднее никого нет. И я после вас остаться живым не хочу. Нет, просто не хочу, чтоб вас это всё довело до гроба. Сын за мать не ответчик, ты это помнишь? И деньги мне ваши не нужны. Я могу за себя отвечать, просто не надо загораживать меня от всего, а потом говорить, что я не взрослый и ничего не умею.
Он не хотел, чтобы во имя него творили какую-то очень благородную и опасную чепуху. То, что сестра сейчас от него получила, считал, в общем-то, правильным, но не очень верным. Лучше бы они сейчас подрались. Истина в их маленькой общине, похоже, обречена была рождаться в рукоприкладстве.
Без Леи равновесие в их отношениях постоянно нарушалось. Лея, будучи посередине, примиряла их и напоминала: мы – одна семья.
Замечательно будет, если сеструха вернётся, а они тут друг другу горло перегрызли от большой любви. То, что они друг друга все любят, Витька не сомневался. Даже у Рэи могло кончиться терпение.
Любить родню она меньше от этого вряд ли бы стала.
– Всё, тихо. Я погорячился, ты психанула. Сестре от этого легче не станет. Думаем, что делать. Точнее, я пойду покурить и подумаю заодно. И объясни, наконец, чем вы обе занимаетесь. Хоть сказкой расскажи.
Он хотел встать – и не смог, перед глазами стояла знакомая муть, бледно-коричневая, туманная и не пропускающая ничего извне. Глаза заболели. Виктор нашарил в кармане сигареты, на ощупь нашёл одну, со второй попытки схватил её зубами – рука так и норовила ткнуться в щёку – и тихо попросил:
– Юдя, прикури… Не вижу опять ничерта. И до кухни не дойду.
Нервы сдали, вот и последствия аукнулись.

0

7

http://i.imgur.com/XsJ4VDL.jpg http://rom-brotherhood.ucoz.ru/CodeGeass/npc/1/193.png
Виктор Иствинд                         Рэя Линдлей

Рэя молча снесла удар и тихонько кивнула, признавая, что переборщила. Дела ей не было до чужой матери, хоть и раздражала порой – но ведь Рэя-Юдя сама когда-то решила, как будет жить. Брат уж тут точно не при чём.
– Ладно, Вить. Я тоже устала уже. – иногда стоило снести пощёчину и чужую вспышку гнева, если сама сделала всё, чтобы довести до такого исхода. – Тоже вас люблю. Давай отдохнём, я тоже мысли в порядок приведу, и будем думать.
Она посидела молча, пока брат не попросил прикурить, безразлично оглядывая квартиру. Плечи побаливали, пальцы у Витьки были стальные, тут не поспоришь. Если б не глаза, мог бы на фронте кому-нибудь голову голыми руками открутить.
– Курить он научился, – поворчала Юдя для порядка, сунув руку в карман брата и найдя там зажигалку, – Тебя Лея не убьёт потом?
– Дважды не умру, – усмехнулся Витька, закрыв невидящие глаза. – Так, давай думать. Ты меня приволокла на конспиративную хату, значит, связей достаточно. Что мы с тобой хотим из этих связей извлечь?
Рэя пощёлкала зажигалкой, помогла прикурить и вернула её обратно в карман.
– Ты на мои связи много-то не рассчитывай. Чего лично я хочу – чтоб сеструха в безопасности была. Ранили её тяжело, но, к счастью, не так, чтоб она дееспособность потеряла.
– К несчастью, – усмехнулся Витька, – Это значит, что она вернётся в строй, как только сможет. Зная её – даже раньше, чем сможет.
– Запретить это ты всё равно не сможешь, а Лея без неба не выживет, – парировала Рэя и закашлялась, – Вить, кури в другую сторону!
– Без проблем, сеструха, только с дивана встать помоги… Ну хорошо, не могу запретить. Но «Красноплечие» – вот там бы я и врагу не пожелал оказаться.
– Посидишь так, просто отвернись от меня. У них есть плюс, Вить, они на земле, и самолётов в радиусе досягаемости нет.
– А где ты? – съехидничал Виктор, но всё-таки отвернулся и выдохнул дым в другую сторону. – Давай честно, репутация у них совсем отстой. Хотя, встречал одну из них, когда к светилу конструкторской мысли возили. Мелкая такая. Но, честно, не всматривался, не до неё было.
– Даже у тебя, блин, связей больше, чем у меня, раз кого-то из тамошних знаешь, – шутливо вздохнула Рэя, не упоминая, что примерно такой же степенью знакомства может похвастаться и сама. – Что я хочу, так это с сестрой увидеться и посмотреть. Меня пугает то, что она упрямая и могла… в общем, как солдаты от армии косят, только наоборот. Занизить симптоматику, врачей надуть. Да и какие там врачи, она сейчас в глухой степи.
– То есть, мы с тобой решили выступить нянечками, поехать и проведать её? – Виктор на ощупь нашёл её руку и накрыл её своей ладонью. – Или… что?
– «Или что». Грядёт восточный ветер, братец. Рассказать не могу, но хотела бы я с ней повидаться, правда, лучше бы было сделать это, когда она была в родном отряде. Да только меня бы туда наши же крысы не пропустили. Может, мне и на руку, что она там…
Виктор помолчал, медленно осознавая, что из мути выступают прежние очертания предметов. Если успокоиться, через какое-то время проходит.
– «Скоро подует восточный ветер»… – прошептал он. – «И многие погибнут под его дыханием».
– Наизусть помнишь?
– Не совсем. – Виктор улыбнулся, – Дедушка часто рассказывал. Но ты же знаешь, что это было предзнаменованием великой…
– Тсс. – Рэя зажала ему рот. – Ты меня понял, а остальным не обязательно. Я сказала именно то, что хотела, и не словом больше.
Воцарилась тишина, но недолгая – Рэя поднялась с дивана, потянулась и вздохнула:
– Зайка моя, у тебя пожрать с собой есть?
– Есть, в сумке. Что найдёшь, всё твоё.
– Отлично. Надеюсь, я не найду там твои трусы.

Отредактировано Leah Eastwind (2015-12-14 21:19:14)

0

8

http://i.imgur.com/XsJ4VDL.jpg http://rom-brotherhood.ucoz.ru/CodeGeass/npc/1/193.png
Виктор Иствинд                         Рэя Линдлей

Когда курица приказала долго жить, они остались на кухне, усевшись на подоконник вдвоём. Тот, хоть и начал странно потрескивать, обоих выдержал. Рэя всё-таки отобрала у брата сигареты, точнее, вытащила их из кармана и задумчиво крошила одну из них в пустое блюдце с отбитым краем.
– Я скучаю. – вдруг сказала она, когда сигарета уполовинилась.
– М? – Витька дёрнул плечом, не отрываясь от разглядывания ночного города за окном.
– Да вспомнила, как вы ко мне ввалились, когда из дома сбежали. Я со службы, тогда ещё нашей, балашовской, а дома шум, пар столбом, чай заваривается, ты у плиты ужин готовишь. Оба замёрзшие, как два цуцика, мы, говорят, ключ знали, где лежит, мы к тебе жить!
– Тебе не понравилось? – усмехнулся Витька.
Рэя покачала головой и ткнула в табачную горку пальцем.
– Мне в вас всё нравится. Если бы меня не унесло в Питер, я бы с вами ни за что не расставалась. Встаёшь, а дома… ну, настоящий дом. Ты завтрак приготовил, Лейка поперёк дивана валяется с открытым ртом и спит. Ты уже на курсы опаздываешь, Лейка – ну, эта никогда не опаздывала, если дома и спит, значит, погода нелётная. Уходишь на службу, возвращаешься – дома опять всё кверху ногами, Лейка полы помыть решила. Тебе не надоедало каждый раз диван двигать, м?
– Ни капли. – пожал плечами Виктор. – Глаза не напрягаются, хоть мужчиной себя чувствуешь, а Лея счастливая, как хомячок. Пошурует тряпкой по углам, свалится на диван и ликует – вот какая молодец, пол помыла. Ну, это лучше, чем тогда, когда она книгу по феншую приволокла. Тогда-то ты и разозлилась. Было дома всё по феншую, и у Лейки конечности по феншую разложены. Сестра-спецагент, не хухры-мухры.
Оба тихо рассмеялись и, не  сговариваясь, помолчали немного.
– Тоже думаешь, что хотела бы жить так всегда? – почему-то шёпотом спросил брат, и Рэя кивнула.
– Всегда. Без родителей, без всей этой чехарды. Без неба этого, будь оно неладно. Ты, я, Лея. Как будто не прожили бы.
– Похоже, что не прожили бы.
– С чего ты взял?
– Лейка бы зачахла. Да и ты… Ты ведь тоже всегда хотела.
– Знала бы, сколько дерьма, так сразу бы расхотела. – пожала плечами Рэя.
– Ну а у неё, думаешь, меньше?
– Просто она никогда не жаловалась, тут я согласна. И всё равно лезет обратно, что бы ни случилось.
– Ага. Я на её фоне себя ослом чувствую.
Рэя не ответила. Прислонившись лбом к стеклу, она попыталась представить, как видела этот город их сестра, когда летела сверху. Огромный океан безликих огней, сполохи вывесок? Силуэты зданий над Невой? Или с такой высоты скрадывалось даже подобие узнавания, и весь Питер превращался в световую кляксу?
Сверху не видно, какое именно из крошечных брызг – окно этой квартиры.
– Она нас бы даже не увидела. – тихо проговорила Рэя. – С её-то высоты. Может, поэтому мы друг друга понять не можем.
– Она всё равно знает, что мы её ждём. Всегда.
– Знает, – согласилась Рэя, но слова её отдавали горечью. – Она знает, а мы ждём. Когда это положение дел хоть куда-нибудь качнётся?..

Отредактировано Leah Eastwind (2016-01-14 12:35:11)

0

9

– Понял? Повтори.
Как оказалось, Рэя даже приехала на такси. И шли до ближайшей остановки они пешком.
– Разбираюсь с делами в универе, срочно леплю себе «алиби» и еду сюда до выяснения. – фыркнул брат, закинув сумку на плечо. – И при первой же возможности…
– …Мы едем вправлять сестре мозги на место. – перебила его Рэя.
– Было бы что вправлять. – пожал плечами Виктор. – А что, отсюда я телеграфировать в свою alma mater что-нибудь вроде «нашёл специалиста, конструирует, как Бог, к вам вернусь с дипломом» не могу?
– Дай мне недельку, а? – Рэя рассмеялась, в очередной раз опуская истинные причины, – Я квартиру тебе найду.
– Белыми нитками твоя идея шита, сестра. Копни поглубже, и понятно, что не просто так мы в Питере собираемся.
– Я разве спорю? Только те, кто прокопать смогут, решат, что мы тут из-за сестры.
Они помолчали немного, слушая, как скрипит утоптанный снег под ногами. Потом брат вздохнул, вскинул голову к небу и спросил:
– А на самом деле?
Рэя не стала отнекиваться, неопределённо пожала плечами и взяла его под руку.
– Да кабы я знала, Витька… Просто хочется, чтоб, если что начнётся, мы вместе были. Сами приучили, что вместе мы со всем справимся.
– Ага. Стая выживет. – насмешливо фыркнул брат.
– Чего смеёшься, дурак? – Рэя съёжилась, втянула голову в плечи и стала до ужаса похожа на Лею.
– А я чего? Я уже привык. Самообладание – единственный способ выжить среди вас, милая. Ну и да. Прорвёмся.
Остаток пути они проделали молча. Рэя всё так же цеплялась за руку брата, направляя его по тротуарам, пока он разглядывал небо. На остановке распрощались – Рэя сунула Витьке в руку сложенную бумажку с адресом гостиницы, где она уже устроила ему номер.
Виктор вспомнил, что дом Рэи в Питере он не видел ни разу, и ему снова стало тошно.
Потом, уже засыпая под мерное покачивание полупустого автобуса, он подумал, что Рэя там совсем одна, и план сестры уже не показался ему таким уж глупым. А ещё ему по-человечески стало жаль самую старшую, хотя старшей он всегда считал Лею.
Вместе – он в это всё-таки верил – они смогут справиться со всем. Вместе они будут жить как раньше.
Стая выживет.

Эпизод завершён

Отредактировано Leah Eastwind (2016-05-25 20:16:15)

0


Вы здесь » Code Geass » Turn V. Strife » 20.11.17. Стая выживет