По любым вопросам обращаться

к Nunnaly vi Britannia

(vk, Uso#2531)

Code Geass

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Code Geass » Turn V. Strife » 10.11.17. Крот


10.11.17. Крот

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

1. Дата: 10 ноября 2017 года
2. Время старта: 22:00
3. Время окончания: 23:30
4. Погода: 7 ноября 2017 года
5. Персонажи: Владимир Макаров, Станислав Мальченко, Евгений Красов, Елена Миклушова, хакерская группировка «Призраки»
6. Место действия: квартира Станислава Мальченко
7. Игровая ситуация: Сергей Крестовский посылает Станиславу тревожное сообщение, что заставляет Мальченко прервать подготовку к основанию Легиона. Он созывает к себе домой Владимира, который по его мнению обязательно должен держаться в курсе таких вещей, Евгения Красова, под чьим командованием 4-ая танковая дивизия должна отправиться на войну с Китаем, и хакерскую группировку «Призраки» под руководством Елены Миклушовой, которая до этих пор занималась усиленной проверкой будущих членов Легиона. Что же так встревожило Станислава в сообщении Крестовского?
8. Текущая очередность: GM

+1

2

Когда Владимир подошёл к дому, где жил Станислав, было уже десять минут одиннадцатого. Несмотря на то, что опоздание было незначительным, да и произошло не по воле самого Макарова, он не обделил это вниманием и, поднимаясь в лифте, продолжал ругать московскую подземку из-за перебоев в работе электричества. С чем это было связано – с безалаберностью ли работников метрополитена, или с возникшей нештатной ситуацией, Владимира волновало мало. Впрочем, нельзя сказать, что он чувствовал себя чересчур неловко – уже всем давно понятно, что Макаров никогда не опаздывает, Макаров – задерживается. Двери лифта распахнулись. С этажа повеяло запахом не то благовоний, не то каких-то других ароматизаторов – понять было сложно. Но даже долго размышлять было не нужно, откуда этот запах исходит. Владимир оказался перед входом в квартиру Станислава и зажал кнопку дверного звонка.  По ту сторону глухо заиграла незамысловатая мелодия – всё же, звукоизоляция в квартире Мальченко была фантастической. Спиной Владимир ощущал, как в неё пристально всматриваются объективы видеокамер, установленных на этаже – после того покушения безопасность в доме возросла многократно.
Через несколько мгновений дверь открылась и на пороге появился хозяин квартиры, приветливо улыбнувшийся Владимиру.
— Ты как раз к чаю, — сказал он, протягивая руку.
— Через порог нельзя, — ответил Владимир, хмыкнув.
Когда Макаров оказался внутри, мужчины обменялись крепким рукопожатием. Станислав радушно принял у Владимира пальто и вытащил мужские пантолеты из обувной полки.
— Последняя пара… Пригретые тобой не дождались — пришлось отдать Красову, — извиняющимся тоном произнёс Станислав.
— Он тоже здесь? — спросил Владимир. — Что за срочное дело? Снова Культ?
— Я не знаю, — только и ответил Станислав. — Я сейчас ничего не знаю из-за этой войны, но командующий состав требует от нас решительных действий. Всё буду обсуждать с вами. Но, чувствую, вляпаюсь больше всех всё равно я. Проходи, тебя уже ждут.
Станислав стремительно улетел в гостиную и, судя по дальнейшему направлению движений, скрылся на кухне. Владимир же, неторопливо приведя себя в порядок напротив зеркала, прошёл вглубь квартиры.
— Моё почтение всем присутствующим, — с наигранным официозом поздоровался Владимир с людьми, расположившимися в гостиной.
Знакомые все лица. Ну, почти все, за исключением темноволосой барышни в кожаном пиджаке и проглядывающими из-под белой футболки под ним татуировками. А так — Красов, Миклушова, живой и невредимый Медынский…
— Клара, — представилась незнакомка с довольно симпатичным лицом, ограничившись лаконичным поднятием руки.
Владимир застыл на секунду, думая, имеет ли смысл представляться ему — как-никак, теперь-то Макарова каждый второй в этой стране знал хотя бы по слуху.
— Приятно познакомиться, Клара, — ответил Владимир, усаживаясь в кресло. — А вам какая роль уготована во всём этом спектакле под названием «Планета Земля, 21 век»?
— Работаю с «Призраками», — улыбнулась Клара, явно оценив шутку.
— А, понятно. Соратница Елены, значит? — спросил Макаров, переведя взгляд на Миклушову.
— Начали вместе работать после моего увольнения из ГСБ, — пояснила блондинка, поправляя заколку в волосах.
— А вообще, до того момента мы с Антоном уже во всю сотрудничали, — добавила Клара.
— А теперь и все мы связаны единой цепью, — добавил Красов, задумчиво пошевелив усами, которые, казалось, с последней встречи с ним стали погуще. — И ещё пара десятков людей за пределами этой квартиры.
— Если не пара десятков тысяч… — добавил Владимир, искоса поглядывая в сторону кухни, откуда уже сейчас доносился приятный аромат имбирного чая. — Станислав пока никому ничего не рассказывал?
— Неа, — Красов, а следом за ним и другие присутствующие отрицательно покачали головами, либо так же отрицательно помычали в ответ. — Я могу лишь догадываться, что это связано с войной с Китаем, либо с Культом. Иначе бы я здесь не сидел. Или с происходящим в Париже, что, впрочем, маловероятно — пока что там всё очень неоднозначно…
Ответ Евгения более чем логичным.
— Узнаем, так или иначе, — добавил он в окончание своей мысли. — В любом случае, сейчас куда ни глянь — везде нужно что-то решать. Что Культ, что Китай, что Париж… И всё одно — скверно пахнет.
— Неприятностями пахнет, — добавил Антон. — Воняет, я бы сказал…
— Пессимисты, — улыбнулась Клара. — Пахнет имбирём и выпечкой.
А ведь действительно. За разговором Владимир и не заметил даже, как помимо имбирного аромата воздух  наполнил родной, наполненный ностальгией запах свежеиспечённа пирога, печенья, торта…
«Неужто Стас и выпекать стал под старость лет?» — удивился Владимир.

+5

3

Стас появился буквально через несколько мгновений, ловко управляясь с большим подносом, на котором стояли несколько чашек чая, и были разложены… Печенья? При более близком рассмотрении можно было понять, что Станислав готовил их явно не первый раз… Ну, или был невероятно талантлив абсолютно во всём, в том числе и в кулинарии — выглядели они бесподобно. Даже учитывая, что Владимир хорошо поел ещё дома, а предполагаемая серьёзность собрания стольких людей была практически неспорима, попробовать всё равно хотелось.
— Миндальные, — прокомментировал кулинар. — Угощайтесь.
По очереди все присутствующие взяли ближайшие к себе чашки. Хотел ли Станислав быть радушным хозяином, или просто стремился немного разрядить напряжение, висевшее в воздухе из-за ситуации на фронте и в Евросоюзе в целом. Но, так или иначе, чай пришёлся очень к месту и как рукой снял навеянную холодом топорность организма. Угощение так же пришлось по вкусу Владимиру.
— Как вы знаете, — начал Станислав почти сразу, — Ситуация сейчас на фронте непростая. У наших войск большие резервы и мы, безусловно, рано или поздно додавим Китай, разорванный гражданской войной. Вот только, исходя из итогов происходящего, это ничем хорошим не кончится. Нам не только Китайская Федерация на пятки наступает. Угроза Британии растёт с каждой потерянной нами дивизией… И растёт она в геометрической прогрессии.
Как и предполагал Красов — разговор шёл о войне с Китаем.
—  Фактически, этой войной мы ослабляем существующую в мире оппозицию режиму Британии. Можно не быть семи пядей во лбу, чтобы разобраться во всём. Поскольку только Китай, Россия и ещё несколько стран Евросоюза могли что-то противопоставить агрессивной британской экспансии. Отсюда напрашивается вполне очевидный вывод…
Станислав обвёл взглядом слушателей, предлагая им закончить свою фразу.
— Либо те, кто подписывал акт о начале военных действий — полные идиоты… — предположил Красов.
— Либо в нашем правительстве завёлся крот, — дополнил уже Владимир.
— Именно! — Станислав, явно довольный тем, что к этим выводам можно прийти самостоятельно, кивнул в подтверждение сказанного. — Генерал Крестовский, принявший командование театром военных действий на востоке нашей необъятной Родины, поделился со мной своими опасениями и фактами. Во-первых, решение о начале войны не обсуждалось командованием. Не было каких-то собраний, совещаний… Военных просто поставили перед фактом — развернуть имеющиеся на границах войска и атаковать территорию Китая без объявления войны. Конечно же, министру обороны тут же пришло множество отчётов, в которых предлагали сменить план ведения военных действий — с два десятка таких отчётов мне переслал Крестовский… Но ни один из планов не был принят. Мы можем подозревать министра обороны — да только без указа премьера война не началась бы.
— Это значит, что минимум двое уже под подозрением, — уверенно сказал Красов. — Разве это всё? Я не очень хорошо знаком с юриспруденцией, но мне кажется, что какого-то звена не хватает.
— Верховного Суда, — сказал Владимир, не понаслышке знакомый с действием судебной системы как в России, так и в Евросоюзе. — По обращению в Верховный Суд может рассматриваться иск о прекращении действия указа. Только он может отменить указ премьер-министра.
— Да, всё именно так… — сказал Станислав. — Как только стало известно о том, какой указ собирается издать премьер, я занялся составлением коллективного иска. Все депутаты моей партии подписали его. Либерал-демократы тоже подписали. И социал-либералы, конечно же. Вот только социал-демократы все до одного отказались. Как мы им не тыкали этим — всё бестолку. Каждый считал эту войну победной, безусловно, выигрышной, всплыли какие-то факты, которым поверит разве что слепой-глухонемой инвалид. В общем, отправили мы свой коллективный иск в Верховный Суд… И вот буквально сегодня утром Верховный Суд информирует меня об отклонении группового иска. И причиной стало, что мы, якобы, нечётко изложили суть дела и не предоставили необходимые ссылки на документы! Фактов о численности и вооружении им показалось мало, или чего-то ещё — не понял ни я, ни другие подписавшиеся. Единственный напрашивающийся вывод — с этой ситуацией нужно что-то делать.
Станислав закончил и сделал глоток чая из своей чашки, до того момента не тронутой. Присутствующие переглядывались между собой, понимая, к чему Мальченко медленно подводил свой разговор. Понимал это и Владимир. Понимал он и всю необходимость того, что неминуемо должно произойти. Но вот какие будут последствия?
— Нам нужно проверить каждого, кто может быть виновным, собрать доказательства их вины и вышвырнуть прочь из правительства.

+5

4

— Для этого вы позвали нас? — спросила Елена абсолютно уверенно.
Теперь складывалась мозаика из контингента людей, присутствующих в этой комнате.
— Именно так, — Станислав кивнул. — Вот видите, всё и так довольно понятно, неясно только, во что это выльется.
«Призраки» зашептались между собой — судя по их сосредоточенным взглядам, это обсуждение касалось непосредственно предстоящей работы.
— Мы все неминуемо идём к своей судьбе, — сказал Владимир, после чего его от своих же слов передёрнуло — вспомнились недавние сны.
— А я не верю в судьбу, — ответил Красов, ухмыляясь сквозь усы. — Я верю в роботов и ковровую бомбардировку.
— Это слишком прямолинейно было бы, — задумчиво сказал Стас. — Вспомните Францию и организованный Арториасом Артуа путч. Они ведь просто взяли и решили объявить импичмент премьеру. Силой. У них были подозрения, основанные на теракте и сдаче Альбиона, была поддержка всех видных французских организаций, но вспомните видеозаписи — к чему апеллировал полковник Артуа. К эмоциям. Требованию перемен. Как в песне: «перемен требуют наши сердца». Да, правительство Франции отдало Альбион, и это было признано ошибкой и отсутствием компетенций у президента и кабинета министров. Однако, было ли расследование? Исходя из отсутствия в словах полковника состава преступления — нет. Да, ему сопутствовал успех, и никому ситуация не нравилась, даже немцам, которые вообще допустили происходящее во Франции и до сих пор не предприняли никаких попыток загасить конфликт. Но у нас такой номер может не пройти. И кровопролития нужно избежать любой ценой. Если наши действия приведут к гражданской войне… Страну раздерут на части и Российская Империя не доживёт до весны 2018.
Наступило молчание. Только продолжали переговариваться друг с другом «Призраки». Неясно было из их оживлённого шёпота, смогли ли они прийти к какому-то единому решению проблемы.
— Кстати, по поводу Альбиона… Не кажется ли тебе, Стас, что ситуации похожи? — настороженно спросил Владимир.
— В плане? — Станислав нахмурился, внимая Макарову изо всех сил.
— Война с Китаем началась точно так же, как был отдан Альбион, — пояснил Владимир.
— …неожиданно и без совещаний, — глаза Мальченко забегали и он устремил свой взгляд куда-то на стену — похоже, в его голове пошёл сложнейший мыслительный процесс. — Просто издали указ о передаче территорий Альбиона Британии, а его не смогли оспорить, о чём речь шла во время съезда Совета Пятидесяти.
— Как и наш исполняющий обязанности премьера издал указ о войне, а вы не смогли подать иск в Верховный Суд, — Красов закусил нижнюю губу. — Вот чёрт…
— Грёбанный заговор… — шёпотом произнёс Владимир.
— Я всё меньше верю, что наши политики идиоты, — сказал Станислав. — Если бы это был грабёж, во время которого националисты в разных концах материка похитили и побили булку чёрного хлеба — это одно…
Тут Владимир и Красов не смогли сдержать смех.
— Но здесь — самодурство политиков в особо крупных масштабах.
— Да, но президент Франции ушёл в отставку,  — отметил Красов. — А подписывал указ он. Если знал, что передача Альбиона — шаг в пропасть, из-за чего почти сразу снял с себя полномочия, то почему не попробовал бороться дальше?
— На самом деле, не исключено, что он был просто идиотом, — снова засомневался Станислав — по лицу было видно, что теория заговора ему была совсем не по душе, хоть он её и не отрицал и верил в неё всё больше и больше. Просто пока не было причин отрицать какую-либо из теорий.
— Или же его просто кто-то заставил это сделать, — предположил Владимир. — Какая из теорий верна?
— Так давайте проверим! — заговорила Елена и «Призраки» оживились. — Кто владеет информацией — тот владеет миром, верно? Давайте проверим не только наших политиков, но и Миттерана. Взломаем почту, поищем, где он мог вообще наследить… Это не два пальца об асфальт, конечно, но вполне реально! Для нас, «Призраков», уж точно! Антон, расскажи немного о том, к чему мы пришли.
—  Ну, смотрите, — Медынский сложил руки в замочек. — Мы… Все присутствующие, то есть, имеем две версии: версию политиков-идиотов, и версию, что в правительстве завелся крот. Для этого мы должны сопоставить ряд фактов в действиях президента Миттерана и действиях исполняющего обязанности премьер-министра Валентина Потапова. Чтобы удостовериться в том, какая версия правильная, нужно, как сказала Елена, взломать почту этих людей, а также всех, кто мог быть причастен — верховный суд, дума… Кого там ещё вы перечисляли? Пока неважно, потом соберём всё в кучку, сейчас главное суть. Мы ищем всё, что может указывать на их виновность или самодурство — переписки, соглашения, файлы, документы… Далее, мы должны будем сопоставить найденную информацию и предоставить её Станиславу для дальнейшего использования на его усмотрение.
Антон развёл руками, объявляя таким образом об окончании мысли. Наступила тишина, во время которое все без исключения обдумывали полученное предложение — казалось, что и сами «Призраки» продолжали мысленно перепроверять свой же способ действий в тысячный раз.
— Я предлагаю обратиться к Мушруму, — вдруг сказал Макаров. — Уж кто-кто, а он точно сможет нарыть что-то по этому поводу.

+4

5

— Мушрум помогает тогда, когда ему будет выгодно, — строго сказала Елена. — Он сам выбирает тех, кому хочет помочь.
— В таком случае, он выбрал меня очень давно, — сказал Владимир. — Мы можем вызвать его прямо здесь?
— Словно Сатану призывать собираемся, — заметила Клара, что не могло не вызвать улыбку у остальных.
— Я в это и сам скоро поверю, — закивал Владимир, краем глаза заметив, как Станислав потянулся к пульту и включил телевизор, который подключался к Интернету с помощью вай-фая.
— Нам нужно зашифровать сигнал, чтобы выход в сеть был зарегистрирован с другого места, — предупредила Клара и извлекла из мини-рюкзака небольшую чёрную коробочку, довольно стильного дизайна футуристического дизайна. — Для вашей же безопасности, Станислав, пропустите Интернет-подключение через это устройство.
— Что это? — поинтересовался Владимир, догадываясь, что это некий «шифратор» сигнала или типа того.
— Сетевое устройство с левацкой сетевой картой и VPN. Если кто-то что-то и просечёт, то искать нас будут в Иваново, а не в Москве.
— Хитро, — прокомментировал Владимир, наблюдая за нехитрыми махинациями подключения «шифратора» к сетевому кабелю.
Через считанные минуты настройка была завершена и Клара сказала, что теперь Интернетом можно пользоваться.
— На случай форс-мажора, оставьте устройство у себя, — порекомендовала она, пока Владимир с помощью виртуальной клавиатуры выходил на профиль Мушрума. Через внушительные динамики послышались долгие гудки, а через несколько мгновений прозвучал долгожданный голос Гриба, как всегда сильно искажённый, очень напоминающий демонический.
— Станислав, рекомендую впредь заклеивать веб-камеру на вашем телевизоре чёрной изолентой, — изречение слегка озадачило присутствующих в комнате. — Если вы конечно не хотите общаться по видеосвязи. Это плохая прошивка, имеющая ряд уязвимостей, так что любой собеседник, которому вы звоните с помощью этого сервиса, обладая должным количеством знаний в области программирования, либо минимальным пакетом прикладных программ, может без вашего ведома заглянуть к вам в квартиру и увидеть то, что он видеть не должен. Сейчас можете не суетиться, мне не так важно, кто находится у вас в квартире. К тому же, все лица знакомые. Что хотели?
Владимир встал с дивана и подошёл чуть ближе к телевизору, всматриваясь в веб-камеру, словно пытался разглядеть лицо собеседника.
— Нам нужно получить доступ к личным данным бывшего президента Франции Франсуа Миттермана, исполняющего обязанности премьера министра русского парламента Валентина Потапова, депутатов доминирующей партии, нашего министра обороны и ко всем, кто имеет прямое отношение к Верховному Суду. Какие советы ты можешь нам дать?
— Начните с электронной почты, — ответил Мушрум довольно спокойно. — Статистика моих взломов показывает, что большинство политиканов пренебрегают сетевой безопасностью. У меня есть база адресов всех действующих депутатов, вам её только забрутить. Как и на чём брутить — решаете вы сами, у меня свои методы, у вас свои.
— Мы понимаем это, — к разговору подключился Антон. — На что ещё нам обратить внимание?
— На любые финансовые операции. Любое преступление оставляет финансовый след… А раз они вам интересны, значит, они совершили то, что вы считаете преступлением. Посмотрите, с кем заключали какие-то договора интересные вам люди… Куда ушли деньги и к кому. С кем они назначали встречу. Какие компании их обслуживали. Всё это имеет большое значение. Но самый главный ваш инструмент, не IT-инжениринг, а социальный. Используйте его возможности с умом.
— Нам опять придётся колесить по столице в поисках нужных людей? — спросил Красов с досадой.
— Вы испугались мороза, командир? — с усмешкой спросил Мушрум. — Если хотите допытаться до истины, нырять снова придётся довольно глубоко. Это правило действует всегда и никогда не отменяется. Но раз уж пошёл разговор — расскажите, зачем вам они. Зная суть дела, я смогу помочь вам куда больше… Возможно.
В течение пятнадцати минут Владимир изложил Мушруму всю ситуацию с войной и Альбионом. Периодических хакер задумчиво хмыкал, но продолжал внимательно слушать Макарова.
— Значит, всё ясно. Эти события действительно очень похожи и между ними прослеживается определённая странная тенденция развития. Однако, пока это лишь догадки, не тратьте свои усилия на французского президента. Это может оказаться бессмысленной тратой времени. Лучше плотно займитесь нашей госдумой. Я могу помочь, но взамен мне нужно кое-что от вас, Станислав.
Мальченко подался вперёд, облизнув губы.
— И что же? — спросил он напряжённо.
— Данные из штаба организации, на который я помог вам выйти в октябре. Это возможно?
— Пф, да конечно! — Станислав махнул рукой, расслабившись. — Завтра вечером передам.
— Чудно. В таком случае, оставьте на меня Верховный Суд. Но в определённый момент мне будет нужна помощь «Призраков», если они, конечно, не против.
— Мы поможем, чем сможем, — ответила Елена.
— Вот и славно, — довольно сказал Мушрум. — Я свяжусь с вами послезавтра и объясню ситуацию. Вы же пока займитесь базой данных госдумы. Она уже лежит у Владимира в личном сообщении. Там же есть почта министерства обороны и Потапова. Нас будут интересовать письма, полученные и отправленные за последние полтора-два месяца. Приготовьте хорошие глазные капли и обезболивающее — текстовой информации через себя придётся пропустить очень много. А пока — до связи.
На этом Мушрум завершил звонок.

+4

6

— И… что теперь? — Антон обвёл присутствующих взором.
— Займитесь почтовой базой депутатов, — сказал Владимир, прямо здесь пересылая сообщение с электронными адресами на профиль Елене и остальным. — Я не думаю, что нам есть что обсуждать дальше по этому вопросу. План работ есть — так давайте выполним?
Все согласно закивали. «Призраки» стали собираться по домам, довольно весело общаясь друг с другом о предстоящей работе — она обещала быть довольно рутинной. Хотя, чем чёрт не шутит, у хакеров свои заморочки — когда-то и Владимиру было жутко интересно вторгаться в чью-то личную жизнь. Может быть, хакеры и живут только этим настроем.
— С «Призраками» разобрались, — сказал Красов, обращаясь к Станиславу. — А что делать мне?
— Какого точно числа ваша дивизия отправится на фронт? — уточнил тот.
— Двадцатого, — ответил Красов. — Все приготовления почти закончены.
— В таком случае, мне нужно быть в курсе настроений на фронте, — пояснил Мальченко.
— Всё, мы пошли! — из коридора послышался голос Елены.
— Минутку, сейчас продолжим с вами, — на это Станислав торопливо вышел из гостиной, чтобы проводить гостей, а затем так же быстро вернулся обратно. — Это всё крайне важно, поскольку отношение военных к ситуации — то, что поможет нам в будущем, не настолько далёком, как может показаться.
— Мне нужно склонять их на нашу сторону? — уточнил Красов.
— Пока что нет, — Мальченко покачал головой. — Не стоит вызывать подозрений и наводить лишний шорох. Пусть занимаются войной.
— А что делать мне? — Владимир развёл руками.
— Работать. Помогать мне с «Легионом». Сейчас это не менее важно. Хорошо подготовленная ЧВК может сыграть не меньшую роль, чем кучка балбесов-политиков. И быть готовым к тому, что в один прекрасный день я попрошу тебя поддержать наши обвинения, как только все доказательства преступлений нашего премьера и его прихвостней будут собраны воедино. Тогда мы ударим, и наш удар будет сокрушительным.
Владимир кивнул — быть тем маяком, что направляет людей во тьме, ему не то, что нравилось… Скорее, благодаря этому было удобно и комфортно жить. Чувствуешь себя в своей тарелке, если так можно сказать.
Владимир покинул квартиру Станислава последним. И что-то внутри него упрямо продолжало твердить о приближающихся переменах, неминуемых и не самых приятных… По большей части.

Эпизод завершён

+3


Вы здесь » Code Geass » Turn V. Strife » 10.11.17. Крот