Прием

в игру

закрыт


Code Geass

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Code Geass » События игры » Turn V. Strife » 14.11.17. Имя нам — «Легион»


14.11.17. Имя нам — «Легион»

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

1. Дата: 14 ноября 2017 года
2. Время старта: 16:00
3. Время окончания: 20:00
4. Погода: 2°С, мокрый снег, ветрено
5. Персонажи: Владимир Макаров, Станислав Мальченко
6. Место действия: Штаб-квартира ЧВК «Легион» недалеко от Рублёвского шоссе
7. Игровая ситуация: Станислав приглашает Владимира познакомиться с кандидатами в отряд особых операций, набор которых Владимир целиком и полностью возложил на плечи Мальченко, который, как выяснилось, уже заранее знал, кого именно пригласить. Кроме того, на повестке дня вопрос о дате начала тренировок «на вылет» — подбор кандидатур в основную часть ЧВК уже подходит к концу.
8. Текущая очередность: Владимир Макаров

http://rom-brotherhood.ucoz.ru/CodeGeass/NewYearCard/2016/1.2.1.jpg

http://rom-brotherhood.ucoz.ru/CodeGeass/Design/rekomend.png

+1

2

Внимание! Пост содержит большое количество аниме! Читать с осторожностью!

Чёрный седан на полной скорости гнал по «Рублёвке» в сторону Кунцево, заставляя плотный поток автомобилей расступиться перед задорным подвыванием сигнального маячка, точно средиземное море пред Моисеем и его паствой.
Владимир попал в такую жизнь словно с корабля на бал. Сиди себе, слушай последние хиты русских даб-ремиксов классических произведений, да наблюдай в окно, как старенькие автомобили глотают пыль современного тюнингованного «Скифа», как проносятся мимо тебя яркие рублёвские пейзажи, люди на навесных переходах смотрят вслед... Здорово. А когда-то он и не думал о таком — ездил на метро, изредка на своём УАЗе. А недавно так вообще дома сидел, боялся нос на улицу высунуть. Сладкая жизнь на поприще войны свалилась, как снег на голову, разве что не кокаиновый. Хотя кто знает, что там ещё у Мальченко припасено. Лицо хитрого лиса мелькало по всем каналам. После недавнего «покушения» рейтинги пошли вверх и Стас стал персоной медийного уровня. И это все: слава, имя, а самое главное — расширение электората,  - дорогого стоило. Хотя о последнем - куда уж шире? Популизм его и Макарова и так зашкаливал. Оба они играли народным сознанием, дёргали за нити, как опытные кукловоды. Один в своих целях, другой — в общих, но суть была одна, при самом малом различии методов. Один использовал людей, и Макаров это понимал, так как знал Стаса, а другой — вёл. Точно упомянутый ранее Моисей, да-да. Стас был политиком, тогда как Владимир уже давно стал пророком нового времени. И, может быть, Мальченко и действовал во благо народа, отчасти, но не до конца. Как иначе объяснить его связи с криминальным миром чуть ли не по всему земному шару, все эти деньги, связи со строительными фирмами, агентствами по недвижимости, всевозможными корпорациями и синдикатами? У Владимира же не было ничего, кроме воли и духа, которые вдохновляли людей следовать за ним.
Как бы там ни было — цели обоих медленно воплощались в жизнь. Но куда быстрее, чем жизнь того требовала. В коем-то веке миру приходилось лететь следом за ними, а не наоборот.
— Владимир, — произнёс молодой водитель Денис, Макарову знакомый только по наводке Стаса, — Можно будет с вами сфотографироваться, как приедем?
— Конечно, — ответил он, улыбнувшись краешком губ; а ведь когда-то такая перспектива Владимира бы отнюдь не порадовала.
Автомобиль подъехал к огромному комплексу зданий и припарковался на подземной парковке.  Пока что на ней было не так много транспортных средств — в основном, строительные фургоны и недорогие авто. Правда вот, был отличный сверкающий черный суперкар, но кому он принадлежал? Явно не Стасу. Владимир вышел из автомобиля.
— Так, — сказал Денис,  — Я щас отзвонюсь Станиславу Васильевичу... Он мне сказал провести вас прямиком до его офиса в южной башне, идёмте.
Владимир кивнул и последовал за водителем, краем глаза обратив внимание на плакат с проектом комплекса.

Плакат

http://cs625119.vk.me/v625119819/4b542/nsUGmJcTnV8.jpg

Раньше из него хотели сделать «райский островок». Пятизвёздочный отель, торгово-развлекательный центр с сетью фирменных магазинов, кинотеатрами, ресторанами и экзотикой для современной Москвы — аквапарком. Но проект не задался, а прежний владелец свалил в туманный Альбион вместе с кредитом. Теперь же южная часть комплекса была целиком оборудована под офисы крупных корпораций, сотрудничающих со Станиславом в отношении частной военной компании, а северная — под жилые помещения абсолютно для всех, кто работал на благо «Легиона», который пока что не начал полноценную работу, а потом и людей здесь почти не было. Тем не менее, застройка напротив, под которой находилась стоянка, служила именно торгово-развлекательным центром, приносившим Станиславу дополнительную прибыль. Она же в свою очередь целиком уходила на обеспечение комплекса, который, как это ни странно, очень сильно «просил кушать».
Владимир и Денис вышли с парковки, которая, к слову, охранялась довольно крепкими парнями в жилетах с ярко-желтыми нашивками "ВИТЯЗЬ" - довольно распространенное в столице охранное предприятие. Как было известно Макарову, им было предложено жилье в пристройке у северной башни. Да и в целом, как Владимир успел заметить, въезд на территорию комплекса, как и она сама, охранялась довольно хорошо. Камеры стояли чуть ли не на каждом шагу.
Интересна была и сеть подземных коммуникаций, в состав которых входила и парковка. Переход, по которому сейчас шел Владимир, фактически соединял ее и минусовые этажи под комплексом, где располагались в основном служебные помещения.
В скором времени они приблизились к лифтам. Ждать пришлось недолго - чоповцы, похоже, очень хорошо знали Дениса в лицо, а потому не тратили много времени на проверку допуска.
Кабинка лифта была современной, большой, очень опрятной. Крайнее число этажей было пятьдесят, не считая двух минусовых и нулевого. Офис Станислава располагался, что символично, на сорок втором. Поднимались довольно долго. Этого времени водителю хватило на то, чтобы сделать пять фотографий вместе с Владимиром - что уж, пусть человек порадуется, будет чем хвастать перед молоденькими девицами в свои двадцать.
Двери лифта открылись с характерным оповещением и перед Владимиром предстал холл, с преобладанием тёмно-бежевых и коричневых оттенков. Структура этажей, как Владимир предполагал, была довольно схожа и, стоит сказать, оригинальна. Все помещения находились как бы в центре башни, в то время как холл, соединяющий их, шёл вдоль больших окон, чуть ли не до пола и замыкался в круг. Довольно оригинальное дизайнерское и архитектурное решение, пусть и не самое идеальное в вопросе планировки.
— Тут только кабинет Станислава Васильевича, — сказал Денис. —  Думаю, найдёте... А мне пора, нужно ещё одного человека подобрать с Курской и сюда привезти, пока пробки рассосались.
С этими словами он нажал на кнопку, как нетрудно догадаться, одного из подземных этажей, и двери закрылись.
Владимир осмотрелся. Холл бы заставлен на славу — Стас не экономил ни на мебели, ни на украшениях. Красивые деревянные столы, картины на стенах, цветы-пальмы, настенные светильники — что ни говори, а тут было уютно, а отличный вид на Москву, лишь придавал очарование этому месту. Неспешно Владимир прошёлся по холлу, любуясь видами на родной город, пока, наконец, не достиг двустворчатых дверей. Слева от них находилась стойка с удобным на вид креслом — место для секретарши, пока пустующее. Владимир постучался и, пока не услышал едва слышимое «Да, входите!», дверей не открыл.
— ...большой офис, — раздалось эхом следом за дверным хлопком. — Директора «Легиона» офис. Большой.
— Упиваешься властью? — Владимир усмехнулся. — Чего это только ты не на самую верхушку залез?
— Ну-у... — Станислав, стоявший в центре своего воистину огромного офиса, с кружкой, в которой дымился то ли чай, то ли кофе, повернулся к Макарову. — Число хорошее. Да и потом, на самом верху тоже не совсем безопасно. Вам вот ничто не помешало высадиться на крышу «Культа». Что помешает им, если захотят? У меня зенитки во дворе, как ты успел, наверное, заметить, не припаркованы. А тут внутри — довольно надёжная система охраны. Дымовая завеса, недружелюбные летучие смеси, туррели...
— Не хватает только вооружённых до зубов чоповцев. А то они что-то только на подземных этажах у тебя гуляют, — заметил Владимир.
С другой стороны — он не видел другие этажи... И тут же закралась не очень приятная мысль — неужели Станислав получает такое количество теневых доходов, что они позволят ему содержать охрану комплекса, сам комплекс, да и вообще... Тут что не совсем сходилось. Не иначе как нашёл себе большое количество инвесторов, но пока не сказал?
— Тут пока, дорогой мой друг, некого охранять.
— А себя? — Владимир широко улыбнулся.
— А я что, — махнул рукой Стас, сделав глоток горячего напитка, — Сам кому хочешь дам прикурить.
И то верно было. За последнее время Мальченко очень здорово окреп — не иначе, как правда вернулся к усиленным тренировкам?Приблизившись, мужчины пожали друг другу руки.
— Пойдём присядем, — Станислав указал на широкий диван у стены справа. — И давай сюда пальто, отопление уже работает. Как тебе наш комплекс?
—  Шикарный, что ещё сказать? Я смотрю, у тебя куры денег не клюют, — подметил Владимир, поправляя пиджак и усаживаясь следом за Стасом.
— Эхе-хе, а то, — подмигнул Мальченко. — Диаз не пожалел денег на наше общее дело. Я ему разжевал ситуацию, и он отнёсся к ней довольно хорошо... Всё порывался приехать, повидаться с Алиной.
Что-то внутри Владимира сильно укололо в этот момент. Кажется, это называют ревностью.
— Не знаю, что он там надумал, в итоге, но пока, как видишь, его тут нет, а деньги есть.
— Откуда у него такие бабосы?
— Ты будешь ржать, — Мальченко поджал губы. — Этот хренов пироманьяк развёл отпрыска британской императорской семьи!
— Чего?! — у Макарова глаза на лоб полезли от удивления.
— Того!
— Хочешь сказать, он чуть ли не самого Чарльза трахнул?!
— Именно! Точнее сказать, его вложения — всё же, принцесса эта не Чарльз, а эдакая инвестиция... Хотя, может он её и трахнул, кто его знает. Диаз под настроение мог... Чувствуешь, как мы охренительно круты?
— Ещё бы! — Владимир взмахнул руками. — После такой новости мне не терпится взглянуть на тех, кого ты подобрал в мой спецотряд.
Теперь всё вставало на свои места. Диаз приложил к этому немало усилий. Только вот всплывал новый вопрос — какой ему с этого толк? Или эти двое уже поделили новый, пока не существующий мир, между собой? В любом случае, дела бразильца и Мальченко оставались для Макарова большой тайной. До поры до времени, конечно, но сам факт.
— О-о-о, Вова, ты не будешь разочарован, я тебя уверяю, — в улыбке Станислава на миг мелькнуло нечто ехидное. — Конечно, ты волен сам дополнять отряд, как тебе угодно, но я, как директор организации, принципиально хотел бы, чтобы выбранные мной люди вошли в него в обязательном порядке...
—  Я уже думал над этим, поэтому Алина и Роман так же войдут в отряд в обязательном порядке как и те, кого выбрал ты. Я очень надеюсь, что наши мнения не будут иметь расхождений.
Станислав тем временем что-то написал у себя в смартфоне.
— Через полчаса прибудет первый кандидат... Чай будешь? — предложил Стас, уже протягивая Владимиру горячую кружку.
— Ты ещё спрашиваешь? — усмехнулся Владимир. — Имбирный?
Мальченко кивнул, делая глоток.
Имбирный чай — хорошая штука. Здорово спасает от простуды, да и в целом оказывает исключительно положительное влияние на иммунную систему. Сам Владимир не был таким ярым фанатом имбиря, как Стас, но, тем не менее, в кафе или ресторанах всегда заказывал именно его.
— Любишь ты всё имбирное.
— Обожаю. Уже читал про мцОС?
— Естественно, — кивнул Владимир. — Какие районы подключены неофициально?
— Это ещё нельзя назвать полноценным подключением, но сейчас оно на полной скорости идёт в северных районах.
— То есть, сюда оно пока не добралось?
— Нет, — Стас помотал головой.
— Чем нам грозит её появление в будущем? — насторожился Владимир.
— Ничем, — Стас улыбнулся. — Оно идёт медленно, и, скорее всего, подключать будут в первую очередь Санкт Петербург. Столица же, как-никак, плюс все правительственные учреждения находятся там. А к тому времени я уже надеюсь стать куда более весомой в думе персоной, чем сейчас.
— У меня всегда был вопрос, — Владимир поджал губы. — Почему ты в Питер не переберёшься? Тебе же там удобнее.
— Так-то да, но… — Мальченко пожал плечами. — Будешь смеяться, но здесь у меня есть друзья, как-никак. Да и потом, кто-то ведь должен сидеть в этом офисе… Большом офисе.
— Отдай его мне, — Владимир, как и предугадывал Стас, засмеялся. — Я тоже хочу себе офис… Большой.
— У тебя будет свой, этажом ниже. Кстати, не хочешь переехать жить в северную башню из своей трёшки? Тут всё, что нужно, буквально под рукой.
— Ага, уютное гнёздышко, а главное — незаметное, — с иронией подметил Владимир.
— У нас  будет очень хорошая охрана. Но если хочешь, то двухэтажный пентхаус я с удовольствием передам…
— Стоять! А вот про пентхаус ты ни слова не сказал!
Новые подробности «контракта», если можно было так назвать его сотрудничество с Мальченко, сильно обрадовало Владимира. Конечно, тоже окраина, но зато какая!
— Тогда по рукам. У тебя много личных вещей? Мебелью-то тебя обеспечат…
— Я сам отвезу всё, что нужно, там в основном шмотки.
В этот момент дверь открылась и в помещение заглянула молодая девушка, на вид лет двадцати пяти, со светлыми волосами, в очках — ну типичнейший офисный работник, коих сейчас немало расплодилось.
— О, Леночка! — воскликнул Станислав, а затем добавил шёпотом. — Моя секретарша, да-да… Давайте поговорим вне офиса!
Взгляд девушки ненадолго задержался на Владимире, после чего она, слегка покраснев, выскочила в холл.
— Ты грёбанная звезда, Вова! — произнёс Стас и вышел следом за ней.
У Владимира же появилась возможность оценить воистину громадный офис Станислава. Площадь его точно была не меньше, чем у нескольких трёхкомнатых квартир вместе взятых. Дизайн, в общем-то, был довольно приятен глазу — всё те же коричневые и тёмно-бежевые оттенки. Стоит отметить, что эхо здесь было не такое сильное, как можно подумать сначала. Рядом с диваном, на котором сидел Владимир, стоял журнальный столик, на котором расположился электрочайник, баночки с чаем россыпью и несколько заварочных кружек. Однако, офис должен был представлять собой круглой помещение, но прямо посредине находилась стена с одной-единственной дверью. Макаров осторожно приоткрыл её, надеясь, что излишнее проявление любопытства в данный момент его не сгубит. Здесь было точно такое же помещение, только более уютное. Явно для отдыха, а не для заседаний. На самой дальней стене в сторону от двери висел огромный плазменный телевизор, напротив которого стоял диван, точно такой же, как тот, на котором сейчас сидел Владимир.  В углу стоял большой крупнолитражный аквариум — похоже, Мальченко загорелся желанием завести себе рыбок. В центре комнаты находились полупустые домашние витрины, где на подставках стояли грамоты, дипломы и прочие любопытные вещи, так или иначе относившиеся к жизни Станислава. Владимир поднялся с дивана и подошёл ближе, чтобы рассмотреть все достижения Стаса повнимательнее – уж очень любопытно ему стало, что тот решил выставить на всеобщее обозрение. Также на витрины Станислав выставил и свои фотографии, а также фотографии Алисы. Но самым интересным вновь было другое…
«Всё ещё не хочешь светить её лицо?» — подумал Владимир.
Похоже, он никогда не оправится от этого. Человек, живущий ностальгией.
Станислав вернулся через минут через десять — всё это время, директор военной компании оживлённо разговаривал со своей секретаршей за дверью —пока Владимир осматривал помещение, он несколько раз подходил двери и слышал обрывки беседы, которая, как оказалось, касалась исключительно работы.
— Толковая женщина, — сказал Станислав, усаживаясь на диван. — Её диплому о высшем тут найдётся применение, я уверен. Управлять такой большой структурой в одиночку непросто, для начала нужна хотя бы помощница.
— Ты ещё не нашёл себе заместителей? — Владимир даже немного удивился.
— Пока что неясная ситуация с деньгами… Замы и просят соответственно. Как только картина с чистым доходом от торгового центра прояснится, я что-нибудь придумаю.
— Не хочешь заручиться поддержкой более легальных инвесторов?
— Намекаешь на императорскую семью?
Владимир кивнул.
— Здравая мысль, но нужно подождать, пока власть в руках Алексея будет более реальной. Он же не получит финансовой отдачи… По крайней мере, в самых ближайших перспективах.
В этот момент зазвонил телефон на стене у изголовья дивана. Стас снял трубку.
— Ага… Да. Пусть входит. Вова, с этим кандидатом ты думать долго точно не будешь.
— С чего ты взял? — Владимир прищурился.
— Ну, потому что список заслуг у него приличный… А потом… Вы же столько лет вместе работали.
Владимир даже удивиться не успел, как дверь открылась и в помещение вошёл…

https://pp.userapi.com/c623629/v623629819/5034a/_p7-FAkWW9I.jpg

— Саня?! — Владимир даже встал с дивана, чтобы поприветствовать бывшего сослуживца — Александра Антонова.
— Командир! — бойко ответил сослуживец и старые боевые товарищи крепко обнялись в знак приветствия, после чего Александр сел в одном из двух подготовленных кресел напротив дивана.
Мальченко сидел молча и с улыбкой наблюдал, потягивая чаёк.
— Я думал, я тебя уже не увижу, — сказал Владимир с нескрываемыми нотками радости в голосе. — Какими судьбами?
— Ну, мне позвонил Станислав Васильевич, — рукой Александр указал на Стаса, — Предложил хорошие деньги за то, что я умею лучше всего. Так что я почти сразу уволился из охраны, даже с женой не стал советоваться — она завсегда на моей стороне.
— Повезло тебе с Мариной, — сказал Макаров. — Ты в охрану пошёл, потому что оказался в отставке?
— Угу, — ответил Александр. — По собственному желанию. Не очень хотелось семью под удар ЕС ставить, поэтому глава отдела попросил меня…
— У Герцина опять ум за разум зашёл? — Владимиру от досады хотелось сплюнуть куда-нибудь, но Стас бы не одобрил такое поведение в его кабинете — очень уж Макаров не любил нынешнего действительного тайного советника. Столько лет на должности, с самого назначения косточки всему отделу перемывал. Самая главная беда у руководящего состава во всем ЕС, не только в Российской Империи — отсутствие текучки на протяжении очень многих лет. Коррупция делала своё грязное дело, пусть даже и были у Герцина свои положительные качества. В коем-то веке благодаря ему структуру «наружки» привели в порядок. Да и опять же не без вброса —многих сократили и понизили.
— Да, так и есть. Он всех, кто был в тот день в Абу-Даби, либо насовсем турнул, либо временно отстранил.
— Зачем нужно было делать это со всеми?
— Пошёл на поводу у Евросоюза, чтобы на международный трибунал не попасть. Хотя ему это грозило в последнюю очередь — Симаргл дали показания против тебя и всё указывало на лично твою инициативу.
— Выслужиться перед европейцами захотел… Вот собака.
— Он недельку подождал после твоего ареста и начал пинком под зад гнать всех, кто сам не ушёл. Была инфа из четвёртого, что его за это какая-то шишка из совета обещала к государственной награде приставить.
— Какой?
— А хрен его знает. Подробностей не было, но я периодически смотрю сводку новостей, как раз, чтобы узнать, кто его награждал.
— Понятно, спасибо что сказал. Нужно будет узнать эти детали, а там я напрягу своих людей и мы вычислим каждого коррумпированного ублюдка. А инфу кто дал? — Макаров очень хотел допытаться до всего, что касалось этого дела — не столько за себя было обидно, а за своих подчинённых. Плевать на возможную ненависть к нему за потерю работы, о которой многие из них мечтали — это Владимир точно знал. Просто по той причине, что эту ненависть он заслужил желанием вершить свою собственную справедливость. Было велико желание наказать тех, кто виновен в этом. Макаров и сам не замечал, как снова начинает наступать на старые грабли.
— Неизвестно. Поступила она в отдел извне, а потом её проверять стали и это подтвердилось. Похоже, кто-то порылся в аккаунтах Герцина в сети.
— Ясно... Ладно, давай остальное обсудим позже. Я столько времени тебя не видел, столько всего хочу спросить… Но дело не терпит отлагательств, у меня ещё пять кандидатов сегодня.
— Шесть, — поправил Станислав, подливая себе ещё чая.
— Вроде было пять… Ладно, не суть. Я знаю о твоих навыках и не раз видел тебя в деле. Поэтому сомневаться в них мне не придётся. Кроме того, я не раз доверял тебе командование вторым отрядом, если Роман был нужен в моём в качестве специалиста.
— Я подумал, что тебе в команду обязательно пригодится опытный дайвер, обладающий хорошими боевыми навыками и упомянутыми тобой способностями к лидерству в случае, если придется руководить подводной группой в твоё отсутствие, поэтому Александр стал лучшей кандидатурой… — пояснил свой выбор Мальченко.
— Со всеми условиями я согласен, перееду сюда с семьёй, — добавил Антонов. — Нужно лишь твоё одобрение на принятие… Правда, Станислав Васильевич сообщил, что о каком-то важном моменте вы с ним объявите после окончания всех собеседований.
— Да, это так. Тем не менее, я в любом случае согласен на твоё участие в компании, конечно, как же может быть иначе! — улыбнулся Владимир. — Работаем.
— Я предлагаю Александру пройти в заднюю часть офиса и посидеть там, чтобы потом познакомиться с теми, кого ты одобришь… Там есть телевизор, но он пока не работает, я не подключил кабельное. Однако, в вашем распоряжении вкуснейший чай, кофе, печеньки и любая литература, у меня там целый набор электронных читалок для заседаний, по вай-фаю можно подключиться к моей электронной библиотеке.
Антонов кивнул и не торопясь отправился в заднюю часть офиса.
Стоит сказать, что ему очень шла борода. Молодила, если можно так сказать. Ему непросто пришлось – потерять сына, своего первенца, в автокатастрофе... Не каждый отец это выдержит. В какой-то момент, лет десять назад, Владимиру казалось, что Антонов не сможет продолжить службу. Но это был волевой человек, который нашёл в себе силы идти вперёд.
— Да уж, ты смог меня удивить, Стас, — сказал Владимир. — Не думал, что увижу кого-то знакомого.
— Это вполне логично, — сказал Мальченко, приподняв бровь. — Чему ты удивляешься? Те, кто работали с тобой, куда надёжнее тех, чем те, кто с тобой не работал.
— То есть, среди кандидатов ещё есть те, кого я знаю?
— Ну… — Мальченко промедлил. — Да, они есть.
— И кто же? — Владимир с любопытством прищурился.
— Ээ… — на лице Мальченко читалась неуверенность. — Узнаешь по ходу дела.
Не придав подозрительному выражению лица Стаса большого значения, Владимир только лишь пожал плечами. Стас тем временем поднял телефонную трубку.
— Лена… Да, все в сборе? А, её нет… Почему я не удивлён? Пригласи… А пусть Маркеловы заходят.
Быстрый анализ фамилии – нет, их Владимир не знал.

https://pp.userapi.com/c623629/v623629819/5035f/PLOWrfMuQjM.jpghttps://pp.userapi.com/c623629/v623629819/50374/eN3tZbb-sGI.jpg

Дверь открылась и вошли двое. Это были двое высоких крепких мужчин лет сорока. Один был сед, в то время как волосы второго, судя по разрезу глаз  – казаха по национальности, были чёрными, как вороное крыло. Другой яркой чертой внешности седоволосого, был внушительных размеров шрам, рассекающий левый глаз.
— Господа, добрый вечер! — первым поздоровался Мальченко, после чего они с Макаровым пожали вошедшим руки.
— Здравствуйте, — ответно произнёс казах, тогда как седовласый решил промолчать.
— Собственно, я сейчас умолкаю и предоставляю слово Владимиру… Чаю хотите? — спросил Станислав напоследок, на что оба кандидата отрицательно помотали головами.
— Итак... — начал Макаров, мысленно готовясь говорить — сейчас ему предстоит выяснить об этих двоих едва ли не всё. —  Расскажите о себе как можно больше информации. Той, разумеется, которую посчитаете важной.
— Мы братья, —  начал седоволосый — голос его оказался довольно суровым, грубым, чисто мужицким, — С той лишь поправкой, что не родные, а сводные. Меня зовут Кирилл Маркелов,  по отцу — Андреевич, сорок четыре года.
— Ринат Маркелов, — представился казах. — Сорок лет, рос в детдоме.
— Мы оба уроженцы Перми. Служили в ВДВ с двухтысячного года, стрелками. В две тысячи одиннадцатом переобучались пилотированию найтмеров, поэтому в данный спектр наших навыков довольно высок.
— Раньше мне не приходилось командовать пилотами найтмеров, — отметил Владимир. — Хотя я, как один из бывших командиров «Альфы» имею глубокие познания о тактике применения найтмеров в бою. Какое оружие вы применяете?
— Я ориентируюсь на ближний бой, Кирилл — на дальний.
— Хорошо, — Владимир ненадолго задумался. — В каких военных кампаниях участвовали?
— Ливия, русско-китайская война, — кратко ответил Кирилл.
— Ага, понятно… Значит, мы там все где-то недалеко были. Я имею ввиду Ливию. Операция «Горизонт» до сих пор под грифом «совершенно секретно».
— Да уж, а то что рассекретили — просто капля в море… — отметил Ринат.
— Это верно… Где вели наступление?
— В северной части Триполи, — сказал Кирилл.
— Я слышал, там было очень жарко.
— Вы правы. Повстанцы буквально читали всю нашу тактику, хотя ни спутников, ни беспилотников мы не видели.
— У нас всё было поспокойнее. Возможно, из-за того, что мы действовали небольшой группой и не привлекали к себе внимание довольно долгое время.
О встрече с наёмником, Блэкмором, Владимир решил умолчать. А также о том, что произошло в президентской резиденции — тоже. Во всяком случае, пока.
— А в Китае что было?
— Нас следом за «Красноплечими» бросили к границе в паре сотен километрах от прошумевшей на весь континент Сысоевки. Нам тогда страшно не повезло, и мы оборонялись под Винским.
— У-у, — прогудел Владимир. — От города тогда в итоге ничего не осталось…
— Да. Мы держали высоту к западу, не дали китайцам, прорвавшим пограничные укрепления, зайти вглубь страны. Остались вдвоём против роты. Кто приближался — тех сразу на металлолом. Так и держались, пока они артиллерию не подкатили. К тому моменту из города всех эвакуировали, и они залпом всё смели. Мы отступали, топливом кое-как обходились с перевалочных, но потом датчик в ноль ушёл, нам пришлось оставить машины и дожидаться подмоги. На нас тогда разведчики вышли, мы сутки отбивались, пока наши не подошли и не вытеснили их к херам. Меня тогда взрывом контузило неслабо и я ушёл на реабилитацию.
— Я следом отправился, — дополнил Ринат. — Мы всегда в команде работали, с новым напарником я не захотел. Хватило.
— Мы воевали на территориях Казахстана в то время… — вспоминает Владимир. — Меня как раз тогда отстранили, хоть и восстановили в две тысячи шестнадцатом.
— Да, мы читали, об этом писали, и упоминание в новостях было. На днях нашли, смотрели. Спросить хотим теперь, что из этого было правдой? — поинтересовался Ринат, вопросом «в лоб».
— Да всё было правдой, — Владимир пожал плечами. — Всё, что делали те, якобы, мирные, очень напоминало действия разведчиков в две тысячи двенадцатом, когда мне поручили провести операцию с молодым кадрами «Альфы».  Знаете же, как они любят эти методы — выйти погулять, без оружия, под видом обычных людей, а потом чуть что сразу информацию своим командирам.
— С кем пришлось столкнуться тогда? — поинтересовался Кирилл.
— Чеченцы, афганцы… Много кого. Переняли у арабов с Ближнего Востока привычку использовать детей в своих целях… Порой они даже оружие им дают.
— Про детские жертвы ничего не говорили, — отметил Ринат.
— Да, это так. Замяли. Хоть какая-то польза от коррупции была на тот момент — всем хватило печальной славы «Красноплечих»… Давайте подытожим.
Владимир сделал паузу.
— Я вижу большой опыт и широкий спектр навыков ведения боя. Поэтому у меня нет причин сомневаться в вашей профессиональной пригодности. Кроме того, вы всё это время работали вместе, а, значит, команда из вас получится очень надёжная. Единственный вопрос, прежде чем я отправлю вас ожидать следующих кандидатов… Почему согласились на предложение Станислава работать здесь?
— Ну, вообще, мы заявку отправляли, — засмеялся Ринат. — Нам, стало быть, повезло попасть в команду к легендарному Макарову.
— Везение, как фактор, я рассматривал в последнюю очередь, — заулыбался Станислав. — Кстати, вы тут про награды ничего не упомянули… Ну, не суть важно, Владимиру, ваше, если можно так выразиться, резюме, я передам, он потом в спокойной обстановке дома ознакомится, но уже в качестве эдакого бонуса.
— Ну славно, а то вы, Станислав Васильевич, нас четыре часа мучили, — добавил Ринат всё с той же шутливой интонацией.
— А я и не так ещё могу! — поддержав шутку юмора сказал Стас.
Братья Маркеловы поднялись с кресел и направились в соседнее помещение.
— Что скажешь? — почти шёпотом спросил Стас.
— Хорошие ребята, — в тон ему ответил Владимир. — Нигде не наврали?
— Нет, — сказал Мальченко. — Я бы тогда прервал их. В целом они как тебе?
Как солдаты они, судя по словам, отменные.
— У них физические данные хорошие. Практиковались последние полгода, хотели возвращаться на службу, а тут мы подоспели. Кирилл, кстати, не упомянул, но он получил мастера спорта по рукопашке недавно. Хотел если не на фронт, то хотя бы на учебку попасть. Боялся, что даже после реабилитации не возьмут. Хотя почему — понять не могу. Сейчас не хватает опытных кадров в их войсках, одна «зелень». Его с руками бы оторвали.
— Забей, у всех свои заморочки.
Станислав уже сидел наготове с телефонной трубкой и вновь поднёс её к уху.
— Лена, будьте добры, вызовите… А, она пришла? Ну, хорошо, здорово-здорово… Что значит сломала кофейный аппарат?!
Владимир внимательно проследил за тем, как лицо Стаса меняется из добродушно-спокойного, в удивлённо-недовольное. Даже присутствующие кандидаты в отряд обернулись на негодующий возглас Мальченко.
— Нет, её в последнюю очередь. Следите, чтобы больше ничего не сломала! Хорошо-хорошо, передайте, что извинения приняты и вызовите ремонтников… И пригласите Саида.
На этом Станислав убрал  телефонную трубку.
— В первый день не без эксцессов? — улыбнулся Владимир.
Стас засмеялся и махнул рукой.
— Да как всегда. Надеюсь, починят. Обнадёживает то, что с противоположной стороны, у лифтов, есть второй.

https://pp.userapi.com/c623629/v623629819/50351/k5B-A_8QyfA.jpg

Дверь открылась, и в помещение вошёл белый бородатый мужчина с чёрными, как смоль, волосами. Он был невысокий, но походкой обладал лёгкой, слегка пружинистой.
— Marhaba, — поздоровался он, явно на арабском.
— Э-э… Стас, я… — начал было Владимир, но Саид опередил его.
— Нет, я вовсе не буду продолжать на арабском. Здравствуйте, Владимир, Станислав, — с легким, но ощутимым акцентом сказал Саид и улыбнулся.
Очень любопытно было — все предыдущие кандидаты обращались к Стасу исключительно по отчеству. Но в какой-то момент Владимир осознал, что с отчествами и фамилиями в арабских странах всё не так, как в России.
Присаживайтесь, Саид, — вежливо произнёс Стас.
— Думаю, раз вы здесь, то меня знаете, — сказал Владимир, внимательно присматриваясь к кандидату. — Расскажите о себе.
Что именно? — уточнил араб.
— Всё, что посчитаете необходимым для работы в моей команде.
— Меня зовут Саид Умару, мне сорок лет, родился в Саудовской Аравии, до двадцати пяти лет был лингвистом, работал переводчиком в посольстве. Незадолго до этого два года отслужил в армии при академии службы безопасности, после чего у меня и появилось хорошее портфолио переводчика. Занимался, конечно, преимущественно бумажной работой, но военная подготовка у нас была строгая и обязательная, так что я зарекомендовал себя не только как переводчик, но и как меткий стрелок. Физические данные у меня не самые лучшие были, но вот в стрельбе мне практически не было равных.
— Получается, вы служили в правительственной силовой структуре, занимавшейся охраной комплекса академии?
— По сути — да. Хотя была и другая деятельность, опять-таки связанная с бумажной работой.
— Как вас вообще из страны выпустили? Охрана объекта службы безопасности — это очень серьёзно.
— Ну-у… Мне помогли, — улыбнулся Саид. — Но тут уже по порядку. В посольстве я попал под сокращение, и в итоге пошёл работать в нефтедобывающую компанию… Да, опять же переводчиком. Мне тогда было двадцать три. Два года проработал, компанию «сожрала» мегакорпорация шейха… Я плюнул и пошёл служить, попал в Абу-Даби. Смог договориться, попал в штаб. Честно — на фронт ну вот вообще тогда не тянуло. Был я такой, пассивный человек, можно сказать. Школу офицеров прошёл… Дослужился до капитана, ого-го. А потом… Потом я познакомился с Норьегой.
Что за Норьега? — оживился Владимир — он был готов поклясться, что где-то слышал эту фамилию.
— Тут нужен небольшой экскурс в историю, — вмешался Станиславю. — Норьега — мой человек в испанской службе безопасности, как и его сестра, Тереза. Норьега участвовал в разжигании конфликта во время войны, которую устроил Диаз. Незадолго до этого мы сфабриковали небольшое дельце, на которое клюнули испанские силовики и мне удалось отправить Норьегу на Ближний Восток в Абу-Даби — по сути, Диазу было нужно перебросить какие-то то ли детали, то ли оборудование, между Абу-Даби и Нео-Токио, то есть одиннадцатым сектором. У него был некий сговор с тамошней властью, и ещё он что-то вёз безумно важное. Что — так и осталось для меня загадкой, он не всем делился. Факт в том, что присутствие Норьеги обеспечило для меня абсолютный контроль над ходом транспортировки. Как-нибудь за чаем я расскажу тебе, как мне удалось обставить испанскую службу безопасности. Есть у меня там с Диазом один знакомый, в доле, естественно…
— Так вот, откуда растут ноги у коррупции, — Владимир нахмурился. — О чём ещё я не знаю?
— Это всё во благо, поверь мне, Вова, — Станислав серьёзно посмотрел на Владимира. — Я не стану обманывать одного из своих самых дорогих друзей.
Дорогой друг… Не первый раз Стас произносит это за вечер. И снова фраза очень смутила Владимира. Не то чтобы он не верил Стасу... Просто было в ней что-то такое… Неприятное. И то, как Мальченко говорил это — как-то уж слишком слащаво.
— Хорошо, опустим это. Саид, так значит именно так вы познакомились с Норьегой?
— Да, именно так. Я вышел на него сам, случайно — узнал, что прибывает какая-то делегация, стало интересно. Вышли они все такие, на пафосе… И мы тут стоим, оборванцы. Ликвидация частной собственности как по мне — такая чушь… Меня Норьега выцепил потом взглядом, нашёл позже, мы с ним какое-то время на контакте были, делились опытом… Ну и сказал он мне, мол, хочу ли я заработать? Естественно, я хотел. Мы с ним в порт пошли, он сказал с арабами покумекать, просто сам Рауль не понимал ничего на нашем… Ну так мы и контачили.
Пока Саид говорил, Владимир успел заметить, что акцент араба практически целиком исчез — похоже, он давно не говорил на русском, хоть и знал его явно очень хорошо. Лексика была разнообразной и богатой, что Владимира безумно порадовало. Правда, до сих пор, кроме знания арабского языка, Владимир не обнаружил каких-то особенно очевидных преимуществ, которые сделали бы Саида действительно достойным вступить в отряд. И ещё, он был куда разговорчивее, чем те же Маркеловы.
— Потом он говорит мне, мол, не хочешь и дальше работать на нас и получать нормальные деньги? Я, естественно, согласился. Кто бы отказался? Ну и стал вот я двойным агентом. Можно осуждать, но наше государство от этого не пострадало, тем более, что шейх обдирал нас только так и централизировал всё на своих городах и корпорациях. Ну и где он теперь?
— Это, конечно, всё очень здорово, но давайте, Саид, я перейду к конкретике: чем вы будете полезны команде? Расскажите, — Владимир понимал, что Саид человек очень гибкий, но хотелось слышать гораздо больше вещей по делу.
— Языки, в первую очередь. У вас же никто не говорит на арабском? А я могу неплохо в этом помочь. А ещё я за то время, что был двойным агентом, довольно хорошо научился ставить себя в обществе и играть на отвлечение противника. Кроме того,  я уже упомянул, что являюсь превосходным стрелком. Стрельба по-македонски – это мой конёк.
— Ещё что-то? — спросил Макаров, которому словно бы не хватало аргументов.
— Да. Я могу управлять грузовым и легковым транспортом, а также лёгкими транспортными самолётами. Кроме того, я умею хорошо добывать нужную информацию из нужного человека. Без использования рефрена, должен сказать.
— Хорошо, ещё вопрос. Вы так и не получили опыт участия в военных действиях в качестве солдата, а не штабного офицера?
— Получил, — ответил Саид, утвердительно кивнув головой. — В Абу-Даби. Тогда я находился не в штабе, помогал с эвакуацией, и мы вели ожесточённые бои на улицах в южной части города.
— Я тоже был где-то на юге, — начал вспоминать Макаров.
— Верно. Я был среди тех, кто участвовал в вашем задержании, Владимир.
— Вот как? — совпадение не на шутку удивило Макарова.
— Но к вам я и тогда относился исключительно хорошо. Ценой жизни многих солдат Ближневосточной Федерации, вам удалось отсрочить наступление британцев и спасти множество мирных. Я лишь выполнял приказ уполномоченного Советом.
— Ладно, — Владимир немного смутился, выяснив такие подробности. — Ещё что-то было? Или на Абу-Даби всё закончилось?
— Боевые действия в Дамаске. Я координировал действия своих солдат во время отступления вместо командующего.
— И последний вопрос в таком случае. Почему именно наша организация? Почему не европейские наёмники?
— Вы надёжны. За долгое время, что я работал на Станислава и помогал с заказами Диаза, мой риск всегда достойно вознаграждался.
— Ради чего вы рискуете, Саид? — спросил Владимир, наклонившись вперёд. — Ради денег?
— Ради семьи. Моя семья сейчас находится в Египте, в лагере беженцев. Мне нужны деньги, чтобы обеспечить их жильём, и как можно дальше от Британии. К тому же, моей сестре нужна срочная медицинская помощь, у неё рак, а лечение дорогое.
— Кто ещё у вас остался?
— Мать с отцом, брат, моя жена и двое детей. У нас сейчас нет практически ничего.
После этого Владимир молчал некоторое время. Сейчас в нём шла ожесточённая борьба. Он ничего не мог поделать со своим предвзятым отношением к иным национальностям. И если Ринат Маркелов для Владимира имел национальность вполне приемлемую, то Саид… Но у Саида была семья. А раз Стас молчал, значит, Саид выложил всё, как есть и двигали им цели исключительно альтруистические. И поставь Владимир себя на его место…
Вопрос был не столько в профпригодности Саида, сколько в том, насколько он будет верен «Легиону» и не ударит ли ножом в спину, если кто-то проплатит больше. С другой же стороны, Станислав был тем человеком, который действует безошибочно и абы что делать не будет, равно как и предлагать абы кого. Конечно, список профессиональных навыков Саида, как оказалось, был очень лакомым и такого специалиста нужно отрывать с руками и ногами… Но…
«Слишком много «но», — подумал Владимир. — Нужно что-то решать».
— Хорошо, — согласился Владимир. — Я буду работать с вами. Присоединяйтесь к остальным кандидатам в соседнем помещении и ждите моих дальнейших инструкций.
Саид с благодарностью склонил голову.
— Благодарю, — на этом араб удалился к остальным.
— Чего ты думал-то так долго? — Станислав повернул голову к Владимиру.
— Ты же знаешь…
— Да ладно тебе, не будь настолько шовинистом. Человек тебя поддерживал, к тому же, пока ты в розыске был. И отзывы о нём неплохие… Конечно может он не так красочно всё рассказал, как Маркеловы, но поверь — его слова про стрельбу и языки, это не пустой звук. К тому же, он очень надёжен. За много лет сотрудничества, он это ясно показал мне.
— Ладно, Стас, я тебе доверяю, ты знал, что делаешь и кого выбираешь. Сработаться с ним я смогу, не вопрос.
— Вот и хорошо, так… — рука Станислава опять потянулась к телефонной трубке. — Лена, Лаврова и Юдакову пригласите.
— А эти почему вместе? — поинтересовался Владимир, немного поёрзав на диване, чтобы сменить позу.
— А они тоже в команде работают, как Маркеловы, — пояснил Станислав, убирая трубку на место.
— Неплохо, — одобрил Владимир, кивнув — слаженность работы порой имела куда большую эффективность, чем непревзойдённое умение палить во всех и вся.

https://pp.userapi.com/c623629/v623629819/50366/LYHOUqQbcNU.jpghttps://pp.userapi.com/c623629/v623629819/50358/wPAedS9eeWQ.jpg

Новые кандидаты в спецотряд были очень молоды — на вид им было лет двадцать пять. Парень и девушка. С первого взгляда и не скажешь, что эти двое  — солдаты. Вот только человек бывалый сразу заметит, что с ними что-то не так. Походка другая, вымуштрованная. В осанке военная выправка чувствуется. И взгляд. Он пронзителен и даже страшен. Так могут смотреть только те, кто заглянул смерти прямо в лицо, почувствовал холодное дыхание её оскаленного рта на себе.
— Добрый вечер, — добродушно сказал Станислав. — Рад вас видеть, присаживайтесь. Сейчас Владимир задаст вам несколько вопросов…
— Обещаю, что со мной будет гораздо быстрее, чем со Станиславом Васильевичем, — с серьёзным выражением лица сказал Макаров, на что те двое лишь улыбнулись уголками губ — похоже, и их Мальченко обрабатывал очень продолжительное время. — Давайте начнём. Представьтесь, расскажите о сёбе всё, что по вашему мнению мне необходимо знать.
— Никита Лавров, — представился парень; голос его на поверку оказался не таким грубым, каким мог бы быть.
— Инна Юдакова, — представилась и девушка, чей голос в свою очередь оказался удивительно мягким и добрым.
Они переглянулись — видимо, на уровне коллективного бессознательного договариваясь, кто начнёт. И, похоже, где-то там, на уровне подсознания, решили начать с Лаврова.
— Родился я в Санкт-Петербурге в девяносто четвёртом, — начал он неторопливо и размеренно. — С военным делом связался не по своей воле — меня обязали. Сразу после школы. Я не осилил поступление в высшую школу дипломатии, и меня отправили на службу. Попал я в снайперскую роту в Омск, корректировщиком. Сперва хотел отслужить и попытаться снова попасть в университет, но через год понял, что вот оно – моё. Затянуло, даже хотел офицерские курсы пройти. Через некоторое время к нам в часть перевели Инну, единственной девушкой в роте была. Повезло мне попасть к ней в двойку, как раз незадолго до начала русско-китайской войны. Нашу роту почти сразу в Алтайский край перебросили. У нас были укрепления на реке Аргут, буквально в тридцати километрах от границы с Китаем. Потом пропала связь, нас выдвинули на позиции. Расположение роты попало в окружение и нам пришлось отбиваться. Больше половины наших сослуживцев погибло, а мы неделю скрывались в горах, пока китайские военные дышали нам в затылок… Получили все необходимые навыки выживания в дикой местности. Потом был перевод в Закаменск, где нас наградили, после чего мы в составе новой части проводили операцию по диверсии на стоянке китайской артиллерии и затем на протяжение месяца работали в городской черте. Нас считали лучшими стрелками в роте.
Никита замолк, передавая слово своей напарнице.
— Я тоже девяносто четвёртого, только родилась в Перми, — заговорила девушка. — У меня отец был военный, так что моя дальнейшая карьера, как это часто бывает, была предопределена. Попала в снайперскую роту, была снайпером, дали прозвище «Анаконда». Потом перевели в Омск, а что было дальше — вы уже знаете.
Напоследок она как-то вымученно улыбнулась, а Макаров с умилением подумал о том, что с таким успехом он и правда может стать заклинателем змей.
Почти знаю… — сказал Владимир задумчиво. — После войны вы чем занимались? Продолжили служить?
— Нет, оставили службу в званиях старших сержантов, — ответил Лавров. — Какое-то время хотели пожить, оправиться… Долго следили за событиями, что разворачивались вокруг вашей личности, безоговорочно приняли вашу сторону, а как только узнали о создании военной компании, поняли — это то, что нам нужно. Мирная жизнь оказалась не для нас, и спокойно существовать мы не решились. Наш долг перед родиной и теми, кто нам дорог, оказался важнее.
— Итак, команда неуловимых умелых снайперов, с хорошими навыками выживания и с неплохим послужным списком, раз вы попали сюда… Уточню, на всякий случай, — Владимир поднял палец вверх. — Какие отношения вас связывают?
— Ну, мы… — парень замялся, а девушка в задумчивости поджала губы.
— Понятно. Можете не продолжать, но на будущее — не бойтесь раскрыться перед своим командиром. Он, то есть я, всё поймёт. Можете идти к остальным кандидатам в соседнем помещении. Скажите, что ждать осталось недолго.
— Будем рады работать с вами! — сказала Инна с улыбкой на лице и они с Никитой удалились в сторону.
— Итак… Мнение твоё, — сказал Мальченко, провожая новых кандидатов взглядом. — Что скажешь?
— Команда снайперов нам необходима для поддержки, — сказал Владимир. — Тем более с корректировщиком. Так я смогу эффективно использовать Кобру рядом с собой, вместо того, чтобы ставить её в качестве снайпера. Кроме того, у них есть опыт ведения боёв как на открытой, так и пересечённой местности. Гибкость в этом случае тоже важна. Меня разве что напрягает то, что они молоды… Не слишком ли горячи их головы будут для этого дела?
—  Знаешь, бегать по горам от злых, вооружённых до зубов китайцев из любого человека сделает машину для убийств, — сказал Стас, пожимая плечами.
— Я не о том, — Владимир махнул рукой. — Я про их отношения. Я потеряю сразу двоих солдат, если погибнет один. Так всегда было, и видел я это не один раз.
Какое-то время Станислав просто смотрел в пол, обдумывая сказанное Макаровым. Затем молча потянулся к телефонной трубке и, прежде чем снять её, произнёс лукаво:
— Кто тебя сделал такой неженкой? — а затем, усмехнувшись, уже в трубку сказал: — Пригласите последнюю кандидатку.
— Не слишком ли много женщин на фронте? — нахмурился Владимир.
— Это норма, — Станислав развёл руками. — Что ты хочешь от мира, где мужиков каждый день убивают? Это ведь как в книжке! Сперва идут молодые, потом их отцы, потом матери, потом дети… Все вполне логично с точки зрения социологии! Гендерные роли перераспределяются на ходу, добро пожаловать в эру гендерного равенства!
— Ты только что заставил меня почувствовать себя старым… — Владимир глубоко вздохнул и откинулся на спинке дивана — его начинало клонить в сон.
— Не хочу тебя расстраивать… — Мальченко ободряюще похлопал Макарова по плечу. — Ты и есть старый.
— Спасибо, утешил.
В этот момент дверь широко открылась и в помещение дерзкой походкой ввалилась…

https://pp.userapi.com/c623629/v623629819/5037b/U6BaZQTW-UQ.jpg

Владимир широко открыл глаза.
— Нет, не может быть… — он помотал головой из стороны в стороны.
…она медленно прошла от двери, прямо к дивану, где сидели Владимир и Станислав.
— Почему ты мне не сказал, что она будет здесь? — Макаров повернул голову и гневно посмотрел на Мальченко.
— Потому что ты бы тогда точно не согласился, — Стас едва ли не умоляюще взглянул на Владимира в ответ.
— Что мешает мне сделать это сейчас?
Тем временем женщина уже оказалась совсем рядом и, протянув руку, улыбнулась, смешно сжав при этом губы.
— Мария, приятно познакомиться.
— Нет, нет, нет и ещё раз — нет! — Владимир едва ли не вскочил с дивана и обошёл его с другой стороны.
Перед ним стояла Мария Вуйцик по прозвищу Гадюка. Пресмыкающихся, которые облепили Владимира со всех сторон, теперь можно было мариновать в бутылках и делать вьетнамские настойки. И уж поверьте — из этой змеюки она бы получилась самая ядрёная.
— Что не так, Вова? — спросила Мария, теперь уже не скрывая белозубую улыбку. — Не ты ли хотел несколько лет назад наладить наши дружеские некогда отношения?
— Хотел, — ответил Владимир, облизнув губы. — Хотел! Но не я стал, как умалишенный, махать сковородой направо и налево!
— Потому что ты идиот! — Мария, отклячив пятую точку, наклонилась вперёд, в стороны разведя руками и уставилась на Владимира своим единственным, но разъярённым, глазом. — Решил поиграть в рыцаря на белом коне!
— Какая разница, меня бы суд в любом случае отстранил от командования! И тут не я идиот, а ты дура последняя,  если взъелась на меня за это!
Перебранка была похожа, скорее, на семейную ссору — и, если сейчас взглянуть на лицо Станислава, можно легко понять, что весь этот цирк он предвидел. А также то, что наблюдать за этим ему безумно нравилось.
— Это я дура и взъелась? Чёртов кретин! Почему никто никогда не даёт мне нести ответственность за собственные, мать их, ошибки?!
Владимир тем временем, немного осмелев, вышел из-за дивана и встал в нескольких метрах от Марии.
— В чём интерес, по-твоему, нести за них ответственность?! — Владимир едва не перешёл на крик.
— Ты — грёбанное моральное и эмоциональное бревно! — выставив руку вперёд и пальцем указав на Макарова, Мария оскалилась.
— Так, стоп-стоп-стоп! — Мальченко, пресытившись этим маленьким скандалом, встал между ними. — Остыньте! Вы ведёте себя, как пятнадцатилетние подростки! Поимейте хоть немного достоинства! Это, конечно, со стороны смешно и весело, но предел всему должен быть!
Слова Станислава значительно поубавили пыл Владимира и Марии, хотя они всё ещё продолжали в неистово ярости пялиться друг на друга.
— Вова, это ты начал! — укоризненно сказал Стас. — Тебе предложили мировую, а ты упёрся, как баран!
— Но это ты не сказал, что она здесь будет!
— С какой стати я вообще должен знать о ваших взаимоотношениях?!
Теперь все трое перешли на крик.
— Наверное, с той, что ты проводил с этой психической предварительное собеседование?
— Психической?! — Мария чуть было не кинулась на Владимира, но была вовремя остановлена поднятой рукой Стаса, слегка оттолкнувшего её в сторону.
— Контроль, Мария, контроль! Помните путь бусидо: семь вздохов перед принятием решения!
Женщина остановилась и, опустив руки, закрыл глаз, а затем начала медленно и глубоко дышать полной грудью достойного третьего размера.
— Вова, ты не уловил суть, — успокаиваясь, произнёс Станислав. — Я говорю о том, что ваши плохие взаимоотношения были высосаны из пальца. Вы друг друга не поняли. Вы же были близкими друзьями, не разлей вода, а после той нелепости с афганскими детьми, судом и прочих непотребств, как чёрная кошка пробежала.
— Старый хмырь прав, — сказала Мария, всё ещё стоя с закрытыми глазами, но теперь возложив руки на крутые бока — она вообще умудрилась прийти в такую погоду в лётной куртке поверх одной лишь майки.
— Я не старый, — спокойно отреагировал Мальченко, не поведясь на провокацию гадкой цундере. — И уж тем более не хмырь. Но спасибо за поддержку.
— Обращайся, — женщина открыла глаз и махнула рукой. — Вова, уже поздно разбираться в том, что случилось. И у меня, честно, нет никакого желания продолжать копаться в том, что ты тогда сделал. Хотя ты всё ещё очень миленько ведёшься на мои подколки. Может, где-то в глубине души я до сих пор обижена, можешь, подобно старому хмырю, обозвать меня пятнадцатилетним подростком…
— Я. Не. Хмырь, — членораздельно сказал Стас, слегка раскрасневшись. — И я не старый.
— Но ты оставил слишком много тёплых воспоминаний о себе, — закончила Мария, опустив взгляд. — Я не смогла отказать хмырю…
— Я НЕ ХМЫРЬ!!! — взревел Стас на весь кабинет, после чего воцарилась тишина.
— …и согласилась работать,  — затем Вуйцик снова подняла взгляд, и уже с улыбкой добавила: — Даже если бы мне не пообещали столько бабла!
И снова молчание, но отнюдь не такое неловкое, каким может показаться. Скорее,  это молчание было созидательным.
— Мир? — и она протянула Макарову руку.
— Мир, — Владимир пожал её и тут же ощутил, как его ладонь сжали изо всех сил.
— Что за лапша из твоего рукопожатия, Вова! — Мария весело засмеялась. — Ты давно в качалке был?
Ну и хватку ты себе наработала, — Владимир улыбнулся и удивился тому, насколько безнапряжно это у него получилось.
— Естественно! Куда ж без этого! — женщина то ли моргнула, то ли подмигнула — из-за того, что функционировал только левый глаз, определить это было сложно. — У нас в Польше все такие!
— Знаешь, ты… — Владимир хотел было сказать ещё что-то дружелюбное, просящееся наружу, но Станислав перебил его.
— Кхм-кхм… Так вот, да. Что ты скажешь нашей кандидатке? — Мальченко улыбнулся.
— А что я могу сказать про одного из лучших оперативников, с кем мне приходилось работать, чьи навыки ничуть не уступают моим? Конечно, я согласен. Добро пожаловать. Снова.
Вуйцик добродушно улыбнулась.
— Полагаю, теперь мы можем пройти к нашим новоиспечённым членам отряда и пояснить ситуацию более подробно? — спросил Мальченко.
Макаров кивнул. Можно было начинать брифинг, который положит начало существованию отряда особых операций.

+4

3

Владимир, Станислав и Мария вошли в зал, где находились остальные пятеро членов отряда — называть их просто кандидатами было уже не совсем корректно, ведь Макаров их принял к себе, а значит больше им ничто не мешало.
Мария, оказавшись внутри, с интересом огляделась, а, увидав среди присутствующих Антонов, показала жест мира, «peace» — ведь им уже довелось работать вместе.
— Ого-ого, какие люди! — хмыкнул Александр. — Какими судьбами, Маня?
— Я Мар-р-р-рия! — прорычав, как рысь, ответила полячка. — Мы тут все ведомы одной судьбою, как мне кажется. Но так да, сколько лет, сколько зим, Саша.
Станислав вытащил планшет и подошёл к своему огромному телевизору, принявшись что-то настраивать — похоже, он всё же решил заняться визуальной частью брифинга, хотя изначально он от этого отмахивался и говорил, что ему лень, ибо и так дел по горло.
— Господа, попрошу минуточку внимания! — сказал он спустя несколько минут возни с планшетом. За это время Владимир успел заметить, что, в общем-то, члены его нового отряда уже смогли найти общий язык друг с другом, несмотря на все национальные и социальные различия.
— Помнится, наше четырёхчасовое собеседование тоже началось с фразы про «минуточку внимания», — заметил Ринат и по залу прошёл лёгкий гул смеха, но почти сразу прекратился, как только загорелся экран телевизора. Владимир, вставший напротив всех рядом со Стасом, отметил, как сильно преобразились лица его новых соратников, ещё пару минут назад сильно увлечённых беседой друг с другом. Даже бойкий, горящий взгляд Марии сейчас был сосредоточенным и внимательным.
— Немногие знают, — твёрдым голосом начал Макаров. — Но мы создали «Легион», потому что руки Службы Безопасности связаны законами, что навязывает Европейский Союз. Условности, что создала процветающая по всей Европе коррупция, не позволяют войскам полноценно защищать наши народы, а многочисленные преступления коррумпированных чиновников против человечества, обрекают нашу страну на гибель. Произошедшее в ЮАР, Альбионе, Германии — тому яркий пример. Ключевой заказчик — та часть российского правительства и бывшей имперской аристократии, которая желает нашим народам мира и процветания в борьбе против Британии, китайского многолетнего рабства, и европейской коррупции. Но есть ещё одна, сила, которая пренебрегает всем тем, что делает нас людьми. Эта сила пустила корни глубоко в каждую из стран. Она распространяется как чума. Это вирус, который, как мы считаем, поразил каждое из государств. Имя этому вирусу — Культ.
На экране телевизора появился ярко-красный символ организации, напоминавший образный силуэт птицы. Тот самый, что был найден в главном московском штабе.
— Сейчас вы видите символику организации, которая шантажом заставила меня работать на неё в течение почти месяца после организованного ею же побега. Я, полагая, что это шпионская британская организация, как мне заявил её представитель, убитый мной на камеру в середине октября, усиленно копал под неё, стараясь раскрыть всю сеть. Но когда мы вышли на главный штаб, то узнали гораздо больше, чем ожидали.
Владимира слушали, затаив дыхание. Похоже, ему очень хорошо удалось завладеть вниманием немногочисленной аудитории, а возможно и новым уровнем доверия к себе.
—  Во время штурма главного московского штаба, ГСБ был захвачен ряд документов, указывающих на структуру российской ячейки, основные цели и задачи. Кроме того, из совпадений, найденных в исторических первоисточников стало ясно — эта организация существовала очень давно. К тому же, существование этой организации усиленно скрывалось всеми. Возможно, скрывали её и наши монархи, возможно, скрывают и приближённые нынешнего премьер министра. Вот только их причастность пока никто не может доказать. Не исключено, что эта организация и имеет британское покровительство. Вот только совсем недавно мне удалось выяснить, что они были причастны к атаке на центр развития молодёжи в 11 секторе, и похитили одного человека, имеющего уровень допуска, позволяющий работать с инновационными военными разработками Британии, что ставит под сомнение природу этой организации, делая её похожей на, как бы смешно не звучало, теневое правительство. Кроме того...
Владимир вытащил из наплечной сумки-планшета свой козырь, который в будущем непременно сыграет ему на руку — спрятанные до ареста секретные документы с пропавшего корабля "Sieg", которые Макаров заполучил в августе после операции в Антарктиде.
— В моих руках находятся документы, которые вкупе с найденными нами в штабе, являются неопровержимым доказательством причастности правительства Германии к сотрудничеству с Культом пятнадцать лет назад.
Владимир сделал паузу, а Мальченко вывел на экран несколько сканов для сравнения. На них были показаны такие наглядные вещи, как совпадающая символика, а также содержание некоторых текстов — и там, и там, упоминалось о некоих элеваторах мыслей.
— Именно по этой причине была создана наша организация. Имея под собой коммерческий фундамент, мы имеем поддержку лояльных нам членов ГСБ и информацию, которой обладает ГСБ. Благодаря этому мы сможем дотянуться туда, куда не сможет государство. Мы — щит и опора, и мы первые примем удар этой организации, безусловно, террористической и противоестественной. И те, кто присутствуют в этой комнате, являются группой посвящённых в истинную суть вещей. Именно нам предстоит прикоснуться к тайне Культа, а затем — уничтожить его раз и навсегда.
Экран погас и Владимир дал остальным понять, что на этом его своеобразная презентация закончена.
— Отмечу, что любой из вас имеет право на ознакомление с этими документами, а также имеет право получить ответы на абсолютно любые вопросы, касающиеся нашего общего дела. Я надеюсь на вас больше, чем на кого-либо ещё, а тот, кто владеет информацией — тот управляет миром. Итак, вопросы?
Как и следовало ожидать, Мария первая подняла руку. Помимо неё вопрос был ещё и у Александра.
— Давайте по порядку, — Владимир рукой указал на Вуйцик.
— У меня вопрос только один — когда мы идем разносить кабины?
Раздались несколько смешков.
— Не раньше декабря, — ответил Макаров. — У нас в планах в конце ноября 10 дней проверки и усиленных тренировок для всех других кандидатов в компанию. Именно эти люди будут создавать эдакий «фон» для нашей работы. Будут отвлекающим манёвром, а также нашей самой надёжной страховкой.
Мария, удовлетворённая ответом, откинулась на диване, скрестив руки на груди.
— Александр, какие вопросы?
— Это все члены спецотряда?
— Хороший вопрос и своевременный. Помимо всех вас в отряде есть ещё два человека, моих сослуживца — Алина Тихомирова и Роман Малолин. Возможно, в будущем потребуется расширение отряда, но пока я об этом не думаю. Ещё вопросы?
Молчание было достаточно красноречивым ответом.
— Итак, поскольку Владимир закончил, — заговорил Мальченко, выходя вперёд, — Мне бы хотелось задержать вас ненадолго по вопросу размещения в нашем жилом комплексе...
Макаров не стал слушать эту информацию — об этом они со Стасом поговорят отдельно. Вопрос о том, подселять ли к себе Алину, так же стоял ребром. Так или иначе, сегодняшняя деловая программа подходила к концу и скоро можно было отправляться домой. Поэтому, воспользовавшись моментом, Макаров отлучился в уборную, а потом вернулся — к тому моменту Станислав всех отпустил. Однако, расходиться никто из них не торопился, ведь сейчас здесь собрались люди, которым явно было что обсудить друг с другом. Мальченко уехал домой сразу, в полседьмого, а потому продолжать разговоры, в своём большинстве не касающиеся «Легиона», подчинённым Макарова пришлось уже по пути к автостоянке, откуда все стали потихоньку разъезжаться кто куда.
Взглядом проводив автомобиль, на котором уехали братья Маркеловы, Владимир вытащил из кармана куртки телефон, собираясь набрать Дениса, как вдруг на плечо легла рука Марии, неожиданно вернувшейся от своего суперкара — того  самого, который Владимир видел несколько часов назад, когда только приехал.
— Давай подвезу, — предложила она, когда Владимир развернулся к ней лицом.
— Тебе ведь не по пути, — Макаров чуть наклонил голову вбок — сейчас Мария жила всё там же, на Таганской, и ей совершенно неудобно было при этом везти его к Тёплому Стану.
— Ну и что? — Вуйцик пожала плечами и улыбнулась.
— Не напрягайся из-за меня, Стас выделил человека, — немного холодно отказался Владимир.
— Ну... Как хочешь, мне несложно, я всё равно хотела покататься по Москве, чтобы развеяться.
Мария опустила глаза, подняв брови и развернулась было, чтобы уйти, но в самый последний момент Макаров убрал мобильник и окликнул её:
— А знаешь, почему бы нет? Прокатимся, как в старые-добрые.
— Тогда залезай, — с довольной ухмылкой ответила Мария и одним нажатием открыла двери немецкой машины, автоматически поднявшиеся вверх против хода.
Владимир подошёл ближе и сел на крайне удобное сиденье, с интересом рассматривая салон, больше напоминавший не салон автомобиля, а кабину найтмера — настолько хорош был дизайн. И стоило наверняка это удовольствие немало. Однако, зная любовь Марии к скорости, Макаров ничуть не удивлялся.
— За сколько взяла? — поинтересовался он.
— Восемь, — ответила девушка с ярко выраженной гордостью на лице, усаживаясь на место водителя и закрывая обе двери.
— Не жалко было со старенького Скифа пересаживаться?
— Ну-у, помнишь, ты сказал однажды: «Всё, что не движется вперёд, движется назад»? — Мария повернула ключи и мотор тихо заревел. — Так что нет, не жалко.
Девушка надавила на педаль газа, и БМВ плавно тронулся с места. Водила автомобили Мария просто превосходно. Особенно те, с которыми она сроднилась. Они быстро выехали на шоссе, и там Вуйцик в считанные секунды разогналась до 130.
— Ну, рассказывай, — первой начала она. — Герой. Как ты докатился до такой жизни? Я, честно, охренела, когда услышала, что ты в Абу-Даби устроил. Надо же до такого додуматься. Кто тебя  натолкнул на это?
Диаз. Но стоит ли говорить ей об этом?
— Я сам, — Владимир ухмыльнулся. Есть вещи, о которых даже друзьям нельзя говорить.
— Инициатива наказуема, — на лице Марии появилась усмешка. — Ничему тебя жизнь не учит.
— Ну, куда уж мне. А ты чем занималась последний год?
— А, да ничем, — отмахнулась она, что показалось Владимиру странным.
— А деньги на тачку откуда тогда? — прищурился Макаров.
Девушка промолчала, уставившись на дорогу. Она всегда хорошо умела делать вид занятой женщины, которой некогда отвечать на вопросы.
— Эй, не игнорируй меня, —  справедливо потребовал Владимир.
— Я просто думаю, как тебе ответить, — Мария опять поджала губы, как она это умеет. — Знаешь, не ты один занимался незаконной деятельностью.
— И-и-и? — произнёс Макаров, очень желая услышать продолжение.
— Ну-у-у, мы продавали оружие китайцам.
О-о-о, блестяще! — Владимир всплеснул руками. — Нашему противнику. Просто блестяще!
— Могу, умею, практикую, — спокойно ответила Вуйцик. — Да и потом, мы всё равно через неделю-две себе как минимум три четверти проданного загребали, так что можно сказать оставались в очень большом плюсе.
— Это не отменяет того факта, что ты вела дела с нашими врагами, — с укоризной сказал Владимир и отрицательно покачал головой.
— Знаешь, ты иногда такой упёртый! — Мария рассмеялась. — И чья бы корова мычала, ха-ха! А вообще, посмотри на это с той стороны, что мы не вели дела с китайцами, а очень жёстко на**бывали китайцев. Так лучше?
Макаров тяжело вздохнул.
— Лучше.
К восьми часам они проехали станцию метро Тёплый Стан, углубляясь в спальные районы южного округа.
— А ты будешь переезжать?  — спросила Мария как бы ненароком.
— Да, перееду, как только Стас это организует.
— Мы все в начале декабря перебираемся. Старую свою квартиру я сдавать буду — деньги лишними не бывают.
Автомобиль остановился прямо у подъезда Владимира.
— Ну... Увидимся, — Мария повернула голову, на прощание посмотрев на Макарова.
— Счастливо, Маш, — ответил Владимир, широко улыбнувшись
— Я Мар-р-рия, — прорычала девушка с ухмылкой.
Макаров отстегнул ремень безопасности и вышел из автомобиля. Дверь закрылась и машина поехала вдоль дороги, через несколько секунд скрывшись за углом дома. Мокрыми слипшимися комьями сыпал неприятный снег, и очень быстро таял, ложась на асфальт. Владимир поспешил домой, не желая продлевать своё короткое свидание с капризной погодой.

Эпизод завершён

+5


Вы здесь » Code Geass » События игры » Turn V. Strife » 14.11.17. Имя нам — «Легион»