По любым вопросам обращаться

к Nunnaly vi Britannia

(vk, Uso#2531)


Code Geass

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Code Geass » События игры » Turn I. Awakening » 09.08.17. Талант выигрывает игры, а команда - чемпионаты


09.08.17. Талант выигрывает игры, а команда - чемпионаты

Сообщений 1 страница 20 из 36

1

1. Дата: 9 августа 2017 года
2. Время старта: 8:00
3. Время окончания: 10:00
4. Погода: Облачно с прояснениями, ветер
5. Персонажи: Ренли ла Британия, Ингрид Блэкмейн, НПС из состава эскадры Ренли.
6. Место действия: Портовая зона Нео-Токио.
7. Игровая ситуация: Покой только снится принцу Ренли. Встречая с прибывшим в порт контр-адмиралом Хэккетом не единственная его миссия - ему предстоит избежать конфликта в команде, как-то примирив Ингрид и Кэтрин МакБрайд, без всякого восторга воспринявшую известие о появлении у Ренли рыцаря.
8. Текущая очередность: Ренли ла Британия, Ингрид Блэкмейн

0

2

Шумно было в порту в это утро. Грузчиков из нумерованных удалили с территории выгрузки и они лишь издали наблюдали за выгрузкой с транспортного корабля  найтмеров и бронетехники, некоторые бормотали под нос проклятия - те кто постарше и помнил, как машины с такой символикой и раскраской уже однажды высаживались здесь, оставляя за собой огонь и смерть. А сами морские пехотинцы, следившие за выгрузкой, напротив, были настроены оптимистично - долгое плавание к берегам сектора наконец завершилось высадкой на знакомый и в то же время сильно изменившийся берег. Конечно, будет горячо, но будут и увольнительные, и много чего еще. Контр-адмирал Хэккет и принц Ренли не забывали о своих бойцах. Те отвечали им искренней верностью. Конечно, с одной стороны, они не всегда находились рядом с принцем, как "Мерроу", но, пожалуй, помогали ему не меньше - ведь именно у них принц познавал науку высадок на укрепленное побережье и наземной войны, а также пилотирования найтмера. Точнее, пилотировать Ренли учила его сестра Корнелия - лучшего учителя и не сыскать - но постоянное закрепление навыков на практике у Ренли было благодаря именно морским пехотинцам. Да и "Портманом" его научили управлять именно они.  А кроме того научили... Многому из того, что любая порядочная мама точно не одобрила бы, что уж говорить о Габриэлле Британской, у которой поэтому (она немногое знала, но догадывалась) Хэккет шел в "черном списке" плохо влияющих на сына сразу после Кэтрин МакБрайд, и то потому что фигурой был весьма значимой и пользовался большим уважением как талантливый воин. Он, кстати, тоже был тут. Старый, но все еще весьма крепкий мужик - именно так, без намеков на аристократическое изящество или что иное в этом роде - он, несмотря на звание, вникал во все мелочи, выборочно выясняя у подчиненных, как идет развертывание.

http://s3.uploads.ru/CR8ZH.jpg

- Шустрее, девочки, шустрее. Его адмиральское высочество обещал заявиться с проверкой и представить новенькую из своего гарема. То есть своего рыцаря. - Ухмыльнулся Хэккет, который в гробу видал манеры, когда поблизости были все свои, а кого-нибудь слишком любопытного из персонала порта всегда можно было спихнуть с пирса и сказать что он сам нырнул, решив свести счеты с опостылевшей жизнью. Поэтому бравые британские морпехи только понимающе улыбнулись. Принцу ведь и правда везло на симпатичных дам даже на военной службе, а за последнюю неделю таковых даже прибавилось. Впрочем, если уж на то пошло, Хэккет мог в этом деле с ним потягаться, причем достижения были реальные. Женат контр-адмирал был довольно давно и после смерти жены  сей опыт не повторял, зато не пропускал попадавшихся красоток, которые, надо сказать, были чаще всего не против - дедушка (как в смысле возраста, так и в реальности) он был весьма для своих лет шустрый и "эти" проблемы обошли его стороной.

Долго ли, коротко ли, но Хэккет добрался и до находившейся уже здесь Кэтрин МакБрайд. Та, в отличие от остальных, пребывала в довольно мрачно настроении и явно не возражала против парочки убийств. Женская ревность жуткая штука, даже если... особенно если она профессиональная.

- Что грустим, крошка Кэт? - Адмирал отечески коснулся ее плеча, - Решаешь моральную дилемму - надрать ли принцу уши по старой памяти или уменьшить рыцарский контингент Империи на одну единицу?

Та без особого восторга  от предположений Хэккета посмотрела на него, но все же улыбнулась. Она знала адмирала давно, еще с поступления на службу и уважала, несмотря на его шутливые (а порой и не очень) домогательства до ее особы и фривольные шуточки. И могла быть с ним почти такой же откровенной, как с принцем:

- Не знаю. Наверное, хочу посмотреть этой карьеристке в ее глаза бесстыжие. Если уж рыцарь, то принц должен был выбрать его сам, а давить на него, используя ситуацию... Хотя я ведь и это могу понять. Она же его мать.

- Ага. И ты в области воспитание ее чада сделала куда больше, чем она, так? Насколько я знаю твою серьезность,  именно так и было. - Несколько серьезнее заметил адмирал, - Не торопись, ведьмочка. Посмотрим, что там за рыцарь и чего она стоит. Кстати, вот и они. Соберись, убери с лица выражение "убить бы кого" и вперед.

С этими словами адмирал  придал Кэтрин ускорение шлепком по пятой точке, та привычно  показала жестами, что она сделает с Хэккетом, если тот еще раз сунется... И отправилась встречать своего принца. Все как обычно. Хэккет ухмыльнулся, и  громовым голосом окликнул своих:

- А ну построились, каракатицы! Наш принц приехал.

Морпехи, к их чести, быстро сосредоточились на открытом месте пристани, выстроившись ровной шеренгой, Кэтрин и пятеро бойцов из "Мерроу" встали рядом. Между тем машина принца  преодолевала лабиринты порта, а тот проводил для Ингрид последний инструктаж.

- Итак, сегодня я Вас познакомлю с двумя людьми, которые многому меня научили. Контр-адмирал Хэккет уже побывал на этих берегах семь лет назад и лучше всего знает, как высадиться на любом побережье и разбить там врага. А Кэтрин МакБрайд - мой заместитель и командир моей личной гвардии. Впрочем, о ней вы, думаю, уже слышали. - И, вполне возможно, в далеко не лестных, хотя и безукоризненно вежливых выражениях Габриэллы Британской. Что поделаешь, его мать, хоть и всегда уделяла больше внимания старшему сыну, не могла до конца примириться с тем, что на младшего  имеет сравнимое с материнским влияние какая-то простолюдинка, пролезшая  на свою должность в силу умения резать глотки.

- Дело в том, что за мою безопасность уже десять лет отвечает она и я  не собираюсь менять это. Так что в этом вопросе решающее слово - после меня, конечно - за ней. Но есть проблема. - Принц вздохнул, - Если кратко, я не могу ни в чем упрекнуть Кэтрин, но моя мать не разделяет это мнение. Разумеется, подобное отношение не слишком приятно для лейтенант-коммандера МакБрайд и Ваше назначение только подлило масла в огонь, хотя вы-то в этом совсем не виноваты. Поэтому надеюсь, что Вы с ней сработаетесь - все-таки Вы обе выполняете свой долг.

Машина между тем  подъехала к строю морских пехотинцев и принц вышел вместе с Ингрид, приветствуя своих бойцов.

- Олл хайль Британия! - Был дружный ответ. Настало время знакомиться...

0

3

- Милорд, я просто исполняю свой долг, - спокойно ответила Ингрид - и я не ставлю под сомнение таланты и доблесть ваших защитников. Императрицам не отказывают, мой принц, - она мягко улыбнулась - если мне нет места подле вас, то я буду надеяться, что смогу защитить вашу честь, сражаясь на поле боя. На всё ваша воля, милорд.
Машина тем временем остановилась и Ренли первым вышел на улицу.

Ингрид держалась по правую руку от Ренли, опустив ладонь на рукоять меча. Сказать, что она чувствовала себя не комфортно - всё равно, что не сказать ничего. Во-первых было банально жарко, в кожаных перчатках и чёрном мундире, а во-вторых... Ингрид казалось, что кое-кто хочет убить. В прочем, совесть её была чиста. Она не просила об этой чести, хоть и не стала отказываться от предложенной. Императрицам не отказывают. Такие люди просто не воспринимают слова "нет", к тому же это был её, быть может, последний шанс. Поэтому, придётся проглатывать предвзято негативное отношение морпехов и защищать принца. Рыцарь осматривалась вокруг и понимала, что в машине принца чувствовала себя в относительной безопасности. Интересно а кто кого защищает сейчас? Ингрид решила придержать при себе фразочки вроде "для меня честь познакомиться с вами", или "я много слышала о вас", достаточно было посмотреть на неё, чтобы понять то, что Кэтрин МакБрайд испытывает к ней. Ревность? Да, скорее всего именно так...

- Кэтрин МакБрайд, - коротко поприветствовала её Ингрид без холода в голосе.

0

4

- У меня есть идея, но она потребует времени. Пока просто постараемся. - Понимающе кивнул принц. Его вчерашняя мысль постепенно превращалась в реальный практический проект, но ей было нужно еще дозреть. А пока принц приветствовал своих воинов:

- Приветствую вас, бойцы. Вижу, вы отлично справляетесь, как и всегда. - Так оно и было. Морские пехотинцы отлично знали свое дело и, зная их состав и сопоставив его с объемом высадившихся людей и выгруженной техники, Ренли мог с уверенностью сказать что все идет не просто по плану, но и с опережением. Надо сказать, явно негативного отношения, которого могла ждать Ингрид, не было - простые бойцы смотрели на нее с любопытством, пятеро "Мерроу" с нейтральным спокойствием. Адмирал кинул быстрый взгляд, оценив, хм, достоинства леди-рыцаря, затем вернулся к обычному для таких обязательных ритуалов флегматичному состоянию. Он на своем веку повидал немало рыцарей, видел и смерти многих, так что его сложно было удивить. Кэтрин же смотрела откровенно оценивающе и предельно внимательно, но пока отметила лишь странную привычку Ингрид ходить примерно как Эллеонора, да еще и в перчатках. И если первую оправдывали ведомственные заморочки с формой, то вряд ли у леди Блэкмейн была та же причина.

- Чтож, не буду отвлекать, а то у вас не станется времени на увольнительную, верно? - Улыбнулся принц, - Буду краток - познакомьтесь с новым воином в наших рядах - моим рыцарем Ингрид Блэкмейн. С этого момента она одна из нас и никак иначе. Бойцы могут быть свободны. А вы, адмирал и вы, лейтенант-коммандер, останьтесь.

Морпехи и боевые пловцы моментально испарились, а Хэккет, Кэтрин, Ренли и Ингрид переместились в тихое место у шеренги стоящих на пристани найтмеров в сине-зеленой окраске. Ренли  отметил про себя, что спокойствие Кэтрин обнадеживает, особенно в свете того, что он собирался сейчас сказать. Та, между тем, спокойно ответила Ингрид тем же приветствием:

- Ингрид Блэкмейн. - Ренли  в своем сообщении предупредил ее о гостье, чтобы дать время остыть и трезво оценить ситуацию. Поэтому-то сейчас женщина и была достаточно спокойна и знала. с кем говорит.

- Добро пожаловать в эскадру, леди. - Улыбнулся адмирал, - мой принц, уже можно довершать разрушение старого Токио, или еще подождем?

Он явно с интересом ждал развития событий и того, как Ренли решит вопрос с субординацией. Принц его не разочаровал.

- Итак, сначала к делу. Жечь и убивать пока рано, но ручаться даже за сегодняшний день не буду. Так что можете отпустить часть ребят на отдых, но оставьте на боевом посту столько, чтобы как раз хватило на указанную вами задачу и осталось немного сверху. - Ренли с ходу перешел к следующему вопросу, - Леди, мы сейчас практически на войне. Поэтому я собираюсь включить вас в командную структуру эскадры и моей личной гвардии. Поскольку таковой командует Кэтрин МакБрайд, то  после меня вы напрямую подчиняетесь ей. Ни у кого нет возражений?

Кэтрин МакБрайд выжидала - ей хотелось увидеть реакцию Ингрид, потому как от такой идеи три четверти аристократов смертельно оскорбились бы. И Ренли знал, что делал - задвиги по этой части, равно как и по расовой, в "Трезубце" были не в почете. А значит, это получалось еще и первой проверкой на готовность к службе здесь. Вполне оправданно, учитывая, кто послал сюда Ингрид. Она не собиралась осуждать ту заочно, но  хотела убедиться.

0

5

Ингрид была уже благодарна его высочеству за то, что он отослал морских пехотинцев. Всё-таки, многие наверняка уже услышали искажённые слухи о том, что у принца наконец появился рыцарь и некоторые откровенно пялились на неё. Что поделать, женственностью её боги не обделили а мундир только подчёркивал её. Итак, теперь, её сверлило всего две пары глаз, при чём адмиралу Хэккету на неё было явно наплевать, что нельзя было сказать о её женственности.
"Вот же старый извращеней, - поймав взгляд на свои формы, мысленно укорила его рыцарь, но затем вспомнила, что во-первых она женщина, а не бородатый викинг с секирой, которому позволены такие мысли, а во-вторых, адмирал не виноват и просто соблюдает правила вежливости. Просто Ингрид была на взводе, а поэтому, её северный акцент стал ещё более заметен.
Поблагодарив адмирала, она потеряла к нему всяческий интерес и переключилась на принца. Кэтрин в свою очередь холодно поприветствовала её и Блэкмейн, тряхнув гривой чёрных, как уголь, волос, слушала принца. А он говорил и, судя по всему, чувствовал себя в кругу друзей, что по сути было правдой. Конечно, Ингрид удивило то, что его высочество позволяет своим подчинённым так с собой разговаривать, но это было приятное удивление. В древности, когда её предки ходили в бой на ладьях и каждый воин мог высказать капитану всё, что было у него на уме и даже бросить ему вызов. В прочем, Ингрид надеялась что в случае чего до последнего не дойдёт, или она сможет принять бой за него. Но нет врага страшнее, чем друг, что прячет нож за фальшивой улыбкой...
- Милорд, ваша воля, - Ингрид склонила голову - я знаю о чём вы все сейчас думаете, но...
Ингрид вздохнула. Да, многие оскорбились бы на её месте, но только не она. Ингрид вообще было наплевать на родословную Кэтрин, куда важнее то, что принц ей доверяет. Ингрид была не столько рыцарем, сколько воином, а значит и мыслила иначе.  И причина этому крылась глубоко в её прошлом...
- Мои предки резали врагов Британии без званий и титулов. Если вы уверены, что лейтенант-коммандер достойна этой чести, я не стану оспаривать ваше решение.
Поклонившись принцу, Ингрид повернулась к Кэтрин и тепло улыбнулась ей, без намёка на фальш.
- Мы с вами похожи, Кэтрин. Вы хотите жить, защищая его высочество, а я хочу умереть, за него. И в конце нас обеих ждут чертоги Валхаллы, так почему бы нам не войти в них вместе, как сёстрам по оружию? Ваше место подле принца не ставится под сомнение. Я лишь выполняю свой долг перед родиной и обещание данное её милости Габриэлле Британской.
Сказав это, она протянула ей руку, в чёрной кожаной перчатке. Ингрид надеялась, что её собеседники не воспримут это как знак неуважения, ведь подобные жесты полагалось делать с открытой рукой. Но не являть же их взору, особенно, глазам принца, некогда изуродованные ипритом руки?

Отредактировано Ingrid Blackmane (2013-02-16 00:56:50)

0

6

Да, так оно и было. Если Кэтрин в целом была для Ренли как старшая сестра, то контр-адмирал Хэккет  в определенной степени компенсировал   близкое к нулю участие Императора Чарльза в воспитании сына. Собственно, в нем отчасти это самое участие и заключалось - именно Чарльз, видя что увлечение сына флотом не просто хобби, порекомендовал тому Хэккета в качестве наставника, а потом и подчиненного. А Хэккет был не только стар, но и более чем опытен, потому неудивительно, что он относился у принцу слегка по-отечески, а тот с этим был согласен. Ренли умел одновременно гнуть свою линию и уважать чужой авторитет. Адмирал же умел замечать потенциал, и потому  спокойно воспринял смену ролей, когда стал подчиненным принца - на его взгляд, паренек свое звание заслужил и если уж ему так хочется лезть на передовую раньше срока, то почему нет, собственно говоря? В море  чаще всего ценой ошибки становится смерть, и если кто-то это понимает, то возраст не так уж и важен. Сейчас адмирал  довольно улыбался - принц не просто нашел  достойный выход, он еще и добился успеха. Леди оказалась не такой, как можно было ожидать, что могло только радовать. К тому же, ее слова про Валхаллу  были от души, а адмирал и сам любил наследие именно этих предков британского народа.

Ренли действительно пребывал в своем решении на грани расчета и интуиции. Собственно, только владея таким подходом, и можно возвращаться из подводного плавания живым - там далеко не всегда есть время на расчеты. Он еще вчера сделал кое-какие выводы об Ингрид, а сегодня только укрепился в них, увидев результат. Дело было за Кэтрин - поймет ли она, ответит ли тем же? Тут Ренли тоже чувствовал, что попал в точку. Она ведь не сомневалась, что он не даст кому-то занять ее место, следовательно, главным было именно решение самой Ингрид.

Кэтрин МакБрайд смотрела не на руки Ингрид - в ее глаза. Она действительно ждала что Ренли что-то придумает в ее отношении, неожиданностью было поведение Ингрид. Да, она допускала благополучный исход, но чтобы настолько? Это было похоже на судьбу. А она умела признавать волю судьбы, если чувствовала ее. Не говоря уже о достойных бойцах, как на поле боя, так и в подобных ситуациях. 

- Значит, нас теперь двое. - Она улыбнулась в ответ, потому что это действительно было так. Не просто еще один боец, но та. кто посвятит принцу свою жизнь. Точнее, смерть... Это немного  беспокоило Кэтрин, она сама готова была умереть за Ренли в любой момент, но все-таки в качестве цели ставила жизнь рядом с ним. Отметила она и перчатки, но глаза Ингрид не оставляли сомнений в ее искренности, а потому МакБрайд просто запомнила этот факт на будущее, как и слова о смерти. Кэтрин МакБрайд пожала руку Ингрид Блэкмейн.

- Единый путь - до Валхаллы. Думаю, у нас там будут достойные места и отличная компания.

Ренли был откровенно рад  тому, что мать все-таки не ошиблась с выбором рыцаря для него, а команда избежала внутреннего конфликта. Приятно, когда люди достойны доверия.

- Вот теперь действительно добро пожаловать. Адмирал, как насчет гостеприимства морской пехоты?

- Как всегда. К тому же, леди Блэкмейн точно оценит  название корабля. - Усмехнулся Хэккет, - Еще ни один гость не уходил с "Нагльфара" недовольным.

Нагльфар

Нагльфар - корабль из ногтей мертвецов в скандинавской мифологии. На нем силы зла поплывут к месту битвы во время Рагнарека. В старые времена скандинавы  отрезали покойникам ногти, чтобы максимально затянуть постройку этого  десантного корабля.

Отредактировано Renly la Britannia (2013-02-16 02:00:40)

0

7

Ингрид сжала руку лейтенант-командора и скрепила рукопожатие. С души свлился тяжёлый камень, да и Ренли был рад такому исходу назревшего было конфликта. Ведь  рыцарь понимала, что её навязали принцу против его воли. Кем бы она была, если бы ещё создавала проблем сверху?
- Запомните на будущее, Кэтрин, - спокойно сказала Ингрид, - важно не ваше происхождение, а доверие, которое вам оказывает его высочество Ренли. Поверьте, это намного дороже, чем титул. Жаль, что те времена, когда человека оценивали по его собственным деяниям, а не по славным подвигам давно забытых предков канули в историю. Половина британских аристократов и не вспомнит наверное откуда растут их корни. Жалкое и грустное зрелище, чего не скажешь о вашем флоте, мой принц. Я с детства мечтала о сражениях на море, как в старинных легендах, когда закованые в латы воины сражались на скользких палубах кораблей презирая страх смерти.
Ингрид была не против, если Кэтрин присоединится к ней в Валхалле - подле Одина хватит места всем достойным воинам, не важно, кем были их родители, каким было их прошлое. Если ты погиб, сражаясь за свою родину, за своего господина, смеясь в лицо смерти, значит тебе найдётся место в обители смелых воинов, павших в давно забытых сражениях. И они примут её, Ингрид не сомневалась, так же как примут и последнюю наследницу рода Блэкмейнов... При мысли о том, что на ней этот древний и славный род скорее всего прервётся, девушка помрачнела и вышло так, что это совпало со словами адмирала Хэккета о Нагльфаре. Глаза Ингрид в ужасе расшилились, она хотела ответить что-то но слова застряли у неё в горло. Они что, насмехаются?!
- М-мой принц... - она бросила неуверенный взгляд на Ренли - хороший корабль нельзя называть Нагльфаром. Чёрное имя... Чёрная судьба... Простите, милорд, но я сохранила веру в старых богов и она не позволяет мне подняться на борт этого корабля, если, конечно, вы не прикажете мне сделать это.
Ингрид сжала рукоять Морниваля и почувствовала одобрение старинного клинка. Его выковал безымянный кузнец, чью руку направлял сам Тор, и этому оружию была противна сама мысль о том, что его принесут на палубу корабля под именем Нагльфар... Но что поделать? Если принц пожелает, ей придётся ступить на борт проклятого судна и сразиться с тёмными духами, что несомненно обитают на нём. Ингрид надеялась, что над ней не станут смеяться. Конечно, в эпоху Найтмеров, кому есть дело до древних легенд и приданий? Слова о гостеприимстве морской пехоты так же вселили беспокойство в сердце Ингрид. Она знала о строении боевых кораблей Британии и едва ли ей выделят каюту с личной душевой и уборной, а мысль о том, что ей придётся принимать душ с другими морпехами, пусть и женщинами, вселила в неё животный ужас. Они увидят её. Они увидят её старые раны, которые не сошли с кожи до конца и неизвестно, когда сойдут... Да, врачи обещали, что пройдёт не так много времени и всё что ей нужно - это строгая диета и регулярные процедуры, но Ингрид верила в волю богов, а не медицину. Она была легкомысленна и неосторожна. И поплатилась за это...
- Милорд, - негромко попросила она - вы можете держать меня где угодно, но... Единственное о чём я прошу это отдельная душевая и дамская комната, если можно. Я бы не хотела что бы кто бы то ни было видел меня иначе как в мундире. Пожалуйста, поверьте, это не каприз, я вынуждена просить вас об этом. По личным причинам.
В принципе, Ингрид не испытывала нужды в деньгах - и могла позволить себе остановиться в отеле, но тогда она будет далеко от его высочества. А поэтому,такой вариант был неприемлем. Она должна быть рядом и будет спать на коврике в прихожей, если это необходимо. Но чёрная форма словно впитывала солнечные лучи и Ингрид чувствовала, что вечером ей будет просто необходимо принять холодный душ. И она молила богов, чтобы принц не отказал ей в этой милости. Ну а если откажет... Тогда придётся проглатывать стыд и терпеть брезгливые взгляды. Хотя, Ингрид и сильно преувеличивала реальный мастаб "бедствия" - сейчас следы от ипритовых язы больше походили на обычное алергическое высыпание, но всё равно, она до сих пор помнила, как выглядели её руки и спина после этой атаки. И до сих пор видела себя в зеркале именно такой, хотя сторонний наблюдатель просто посоветовал бы ей какой-нибудь крем для кожи. Комплекс, который Ингрид сама себе вбила после ранения, так и не позволил ей построить нормальные отношения, хотя было немало желающих получить её себе в постель, или имевших более дальновидные планы. Даже если сердце Ингрид отвечало взаимностью, она не могла позволить себе этой роскаши.

0

8

Кэтрин заметно расслабилась - конфликта не будет, а значит, она продолжит исполнять свой долг без сомнений и проблем. Даже лучше, что их теперь двое, ведь она-то еще и командир подразделения, а значит, немалая часть ее времени принадлежит обязанностям командира, а не личного телохранителя. Вместе с Ингрид, если все пойдет хорошо, они справятся. Особенно важно это сейчас. Ренли уже успел ввести ее в курс дела, и было ясно, что у них крайне много дел и проблем. На принца, помимо обязанностей губернатора, навалились и другие, а значит, его подчиненным тоже достанется. Так что в итоге скорее благодарить надо Габриэллу Британскую.

- Спасибо. Приятно, что и вне "Трезубца" есть те, кто помнит об этом. - Ответила она. Действительно, слишком уж многие мало соответствовали своим предкам, но в то же время аристократическая система неохотно принимала свежую кровь. И плюс, и минус одновременно, вот чем является аристократия... Хотя, как говорил принц, примерно то же можно сказать  о любом социальном или политическом механизме и явлении, следовательно, надо просто сводить негативную часть к минимуму хотя бы в меру своих сил.

А вот реакция Ингрид на название корабля  удивила всех - все-таки было немного неожиданно, что она воспринимает такие вещи настолько серьезно. Правда, многие знатоки мифов удивлялись подобному названию. Мифологии в названиях кораблей хватало - взять хотя бы флагман Ренли - но все-таки преобладали положительные примеры. Правда, из присутствующих трое знали, в чем подвох. Кроме Ингрид. Ренли поспешил внести ясность:

- Понимаю. Но таков уж подход контр-адмирала Хэккета - он древние кошмары не обходит стороной, а ставит себе на службу. У него и подразделение называется "Утопленники Хэккета". Объясните, адмирал? - Принц посмотрел на  старого воина. Тот  улыбался, причем смотрел на Ингрид куда внимательнее - встретил родственную в какой-то степени душу:

- О да. Контрсимволизм, как говорят умники. Черная имя и черная судьба? Чертовски верно. Но не для нас, а для тех, у чьих берегов он покажется. И символ того, что те, кто плывет на нем, не боятся судьбы и идут ей на встречу. Не боится смерти в воде тот, кто уже утонул, не страшится смерти тот, кто уже плывет на корабле мертвецов - боятся те, кто видит нас у своих берегов. Они знают, что для них Рагнарек уже настал. - Слова старого адмирала звучали довольно зловеще, он знал. о чем говорил - в свои годы  он уже столько раз встречался со смертью, что мог позволить себе шутить с ней.

- Думаю, вы понимаете, о чем я. Ведь... - Адмирал сделал паузу, и, неожиданно, довольно успешно  прочитал строки из одного стихотворения...

О, да, мы из расы
Завоевателей древних,
Которым вечно скитаться,
Срываться с высоких башен,
Тонуть в седых океанах
И буйной кровью своею
Поить ненасытных пьяниц —
Железо, сталь и свинец.

Ренли улыбнулся. Хэккет удивлять умел - несмотря на впечатление современного варвара, он  был довольно образован, хотя скорее и самоучка. И порой оказывалось что он читал такие книги, о которых принц и понятия-то не имел. Между тем, принца заинтересовал вопрос Ингрид насчет помещения. Что-то тут было большее чем желание иметь уединенную обитель, опять же перчатки в жару. Но сложно сформулировать, что именно могло за этим скрываться. Шрамы? Возможно.

- Хорошо. Думаю, на корабле таковая найдется, а в резиденции тем более.

Действительно, при большом желании подобное найти можно было, тем более на "Нагльфаре", транспортно-десантном корабле, который как раз был рассчитан на большое количество людей.

0

9

Ответ старого адмирала произвёл на Ингрид должное впечатление. Она любила поэзию, но стих был скорее приятным дополнением к объяснению, которое Хэккет терпеливо ей предоставил. И правда, почему рыцарь не подумала об этом сама? Ведь даже самое мощное оружие Британской Империи враги именуют "Ночным Кошмаром" - так почему бы флотским не показать свои клыки, оскалившись "Нагльфаром". Всё верно. Ингрид кивнула, но меч не отпустила. Кожаная перчатка тихо скрипнула, сжимая резную рукоять.

- Что-ж, тогда я беру свои слова назад, - негромко произнесла она, с моей стороны было глупо не подумать об этом. - было очевидно, что Ренли намерен держать рыцаря подле себя. Хорошо, значит он ей доверяет. Видя, что Кэтрин тоже рада отставить в сторону недопонимание, которое могло бы перерости в открытый конфликт, Ингрид впервые почувствовала себя в кругу хороших людей. Однако, мысли о "гостеприимстве морской пехоты" по прежнему пугали её. К тому же она не хотела оставаться наедине с адмиралом Хэккетом.

- Благодарю, ваше высочество, - Ингрид приложила руку к сердцу и поклонилась. Для неё это было важно, и хорошо, что принц отнёсся с пониманием к этой несложной просьбе - мой принц, я украду у вас лейтенант-командора ненадолго? Я уверена, что у адмирала Хэккета есть более важные дела, чем устраивать мне экскурсию по кораблю.
Ингрид старалась как можно более вежливо намекнуть Ренли, что она предпочла бы компанию Кэтрин обществу Хэккета. К тому же, она сможет расспросить МакБрайд о принце, и в следующий раз будет вести себя более... Корректно.

0

10

- А, забудьте. Не ошибается тот, кто ничего не делает. - Отмахнулся адмирал, и в ответ на идею прогуляться только улыбнулся и кивнул, - Дело верное, девичьи секреты с мужским разговором несовместимы. Кэт, когда наговоритесь, знаешь где нас найти.

Принц тоже возражать не стал:

- Нам с адмиралом есть что обсудить, так что вы можете спокойно поговорить. - На борту корабля компания разделилась - принц и адмирал отправились в каюту последнего, где  их уже ждал необходимый для мужского разговора ингредиент - бутылка отличного виски. Напиваться, конечно, никто не собирался, но Хэккет уже догадался что беседа будет серьезная, а для таковой принять немного внутрь не помешает.

- Выпей и рассказывай, что там на берегу стряслось. - Просто сказал адмирал. усаживаясь. Он достаточно хорошо знал принца, чтобы понимать, насколько серьезно тот настроен, и видел что у того есть проблема посерьезнее чем примирение подчиненных. Ренли кивнул, поднимая рюмку:

- За флот. - Выпил залпом, как и Хэккет. И начал рассказ.

***

Девушки между тем отправились  на кормовую корабля, откуда открывался неплохой вид на порт. МакБрайд явно была в хорошем настроении, так что довела до конца  кое-что:

- Жаль что контр-адмирал не закончил. Люблю эти стихи... Хоть они и не британские. - И прочитала полностью:

О, да, мы из расы
Завоевателей древних,
Взносивших над Северным морем
Широкий крашеный парус
И прыгавших с длинных стругов
На плоский берег нормандский —
В пределы старинных княжеств
Пожары вносить и смерть.

Уже не одно столетье
Вот так мы бродим по миру,
Мы бродим и трубим в трубы,
Мы бродим и бьем в барабаны:
— Не нужны ли крепкие руки,
Не нужно ли твердое сердце,
И красная кровь не нужна ли
Республике иль королю? —

Эй, мальчик, неси нам
Вина скорее,
Малаги, портвейну,
А главное — виски!
Ну, что там такое:
Подводная лодка,
Плавучая мина?
На это есть моряки!

О, да, мы из расы
Завоевателей древних,
Которым вечно скитаться,
Срываться с высоких башен,
Тонуть в седых океанах
И буйной кровью своею
Поить ненасытных пьяниц —
Железо, сталь и свинец.

Но все-таки песни слагают
Поэты на разных наречьях,
И западных, и восточных;
Но все-таки молят монахи
В Мадриде и на Афоне,
Как свечи горя перед Богом,
Но все-таки женщины грезят —
О нас, и только о нас.

С надстройки как раз помимо порта было видно тех самых потомков завоевателей на палубе и пристани.  Если среди "Мерроу" преобладала молодежь, то морские пехотинцы Хэккета по большей части были уже опытными морскими волками.

- Вы хотели  поговорить о принце, верно?

0

11

- Хороший стих, - Ингрид молчала пару минут, может, чуть дольше - она старалась запомнить хотя бы несколько строк. Она не была ценительницей поэзии, но МакБрайд, наверное, не просто так закончила стих, который ей рассказал адмирал.
- Не совсем о принце, - улыбнулась Ингрид в ответ на вопрос Кэтрин - но и о нём, если получится. Как вы уже поняли, Кэтрин, меня навязали его высочеству, пусть и из лучших побуждений. Я думаю, есть кое что, что вы должны знать обо мне, а там уже сами решите насколько можете мне доверять, - Ингрид всегда предпочитала быть откровенной, ведь воин не должен бояться правды, какой бы она ни была. Конечно, у неё были и, наверное, навсегда останутся свои секреты. Есть вещи, о которых другим лучше не знать. И тем не менее, есть информация, которую Кэтрин, если постарается, сможет заполучить, а в том, что приближённые Ренли проверят её по всем возможным базам данных Ингрид не сомневалась. Быть может, люди адмирала уже проверяют документы, собирая информацию об Ингрид Блэкмейн и, наверняка, сначала их отчёт попадёт в руки Кэтрин МакБрайд, а затем, всё, что принцу нужно знать, дойдёт до него. Поэтому, Ингрид решила, что лучше она сама расскажет об этом, так она хотя бы сможет увидеть реакцию Кэтрин. Здесь и сейчас.
- Два года назад, я участвовала в Сирийской кампании, - начала Ингрид, - тогда ещё при мне не было этого меча, - она снова сжала рукоять Морниваля и почувствовала покой старинной стали, клинок не возражал против её откровенности с Кэтрин. Если бы Морниваль был недоволен, Ингрид почувствовала бы это.
- Но были амбиции, мечты и желание проявить себя любой ценой. В глазах семьи, в глазах командования. Моё отделение должно было зачистить сеть подземных бункеров, по данным разведки мы не должны были столкнуться с серьёзным сопротивлением, но... - Ингрид печально улыбнулась - что-ж, скажем так, разведка тоже иногда ошибается. Тогда я не думала о возможности отступления, о том, что нас медленно но методично вырезают в этих тёмных запутанных коридорах, что мои люди сходят с ума от паранойи и страха, ведь смерть поджидала за каждым углом, за каждым поворотом. Нас становилось всё меньше и меньше, с каждым новым коридором, за каждой дверью мы оставляли кого-то из своих, раненого, или убитого. Тогда я была пьяна от адреналина, не думая о своей жизни, о жизнях своих людей... И когда наконец последний боец Евросоюза испустил дух, я поняла, что осталась одна. Одна, в самом сердце подземного города, превратившегося в склеп. И вы знаете, я не жалею, - Ингрид коснулась поручня, кожаная перчатка тихо скрипнула, когда пальцы рыцаря сжались вокруг металлической перекладины - потому я и сказала тогда, что между нами так много общего, но в чём-то мы различаемся. Ваша верность будет лучшей наградой за доверие принца, ну а я... Позвольте и мне поделиться с вами парой строк, но нет, не из стихотворения. Из письма одного безымянного воина, тех времён, когда Зона 11 носила имя Японии - перед своей последней битвой он написал письмо, я не знаю кому, быть может, кому-то из близких. Но эти строки навсегда врезались мне в память: "я паду на землю, как лепесток с ослепительно цветущей вишни"... Я надеюсь, что вы понимаете смысл этих строк.

0

12

- Попрошу контр-адмирала Хэккета, чтобы и вам распечатали. - Стихи эти появились в подразделении благодаря адмиралу, который не только нашел книгу в свое время, но и откопал для нее переводчика с русского. Зарубежная литература была в Империи не в особом почете, даже если идеологически не противоречила, как в данном случае. вопреки ожиданиям, начала Ингрид не с вопросов, а с признания... Что порой куда важнее полных анкетных данных, которые ей на стол положат в ближайшее время. В личных делах вечно пропускают самое интересное.

- Забудьте об этом. Вне зависимости от причин появления, вы приняты в команду. И я всегда готова выслушать то, что вы хотите мне сказать. - Ответила она, затем стала слушать, хорошо представляя себе ситуацию. Кэтрин всегда при наличии возможности читала отчеты о чужих операциях и сама бывала  в таких переделках много раз, заслужив свое звание. Поначалу она делала это ради семьи. Но потом принц Ренли дал ей и иную цель, то, чего она и не ждала. Смерть за каждым углом была неотъемлемой частью ее жизни - не только от пуль врагов, но и от самой окружающей среды. Тот факт, что она подергала за хвост акулу-людоеда, производил впечатление на многих, но это было сущей ерундой по сравнению с тем, через что она прошла в боях. А ведь на ней была не просто ответственность за выполнение заданий и своих бойцов, а еще и ответственность за принца, который наотрез отказывался избегать опасности и часто сражался рядом с ней.  Так что она отлично понимала произошедшее с Ингрид.

- Внешние враги, внутренние демоны и нет времени на раздумья. Это мне знакомо. - Сказала она, прислушиваясь к последним словам, - Понимаю. Но... О том случае вы не жалеете. Было что-то еще?

Посмотрела в глаза Ингрид:

- В вас есть некоторая... Обреченность. Плохим я была бы командиром, если бы не замечала такие вещи.

0

13

- Это не обречённость, - и снова на губах Ингрид искренняя тёплая улыбка. Она не похожа на воительницу из легенд, которой хочет казаться. Сейчас она - женщина, простая женщина со сложной судьбой и не менее сложным прошлым. Но чего она правда стыдится? Из-за чего не может спать по ночам? Да, её беспокоило совсем другое. Но стоит ли открывать это Кэтрин? Да, наверное стоит. Ведь она - её командир. Так решил его высочество, и Ингрид не вправе ставить под сомнение его правосудие и доверие принца, ведь наверняка Кэтрин заслужила его трудом и потом, быть может, разбавляя это слезами и кровью. Кто знает...
- Есть ещё кое-что, - наконец призналась британка и почувствовала, как напрягся древний клинок. Морниваль слушал. Морниваль выжидал... Ингрид почувствует, когда придёт пора замолчать. Пока ещё рано.
- Я единственная дочь своих родителей и, наверное, на мне мой род оборвётся. Наверное, я жалею о том, что не смогла почувствовать себя женщиной, выбрав удел живого оружия. Но мой выбор сделан, а потому я ищу славной смерти в бою, чтобы мой земной путь окончился так, чтобы я смогла с гордостью присоединиться к своем предкам в чертогах Валхаллы. Но теперь, я чувствую страх. Что если они не примут меня? Что если у меня был другой долг перед семьёй... Боги не дали отцу сыновей, но может это не значило, что мне стоило добиваться его меча, бросаясь в самоубийственную атаку? Теперь я наврядли... Смогу сделать то, для чего была рождена и эти сомнения пожирают меня. И я боюсь, что в бою они могут взять верх. После службы в гвардии мои навыки покрылись плесенью, а боевой дух... Сами видите.
Ингрид вздохнула и её глаза снова погасли,а  улыбка исчезла с губ. Тяжёлые мысли. Тяжёлые слова. Она почувствовала тоску меча - Морниваль любил её и был привязан к своей хозяйке, Ингрид знаал это. Мысленно извинившись перед клинком, она продолжила.
- Кажется, я знаю почему императрица выбрала именно меня, - Ингрид посмотрела куда-то в даль, - и от этого становится грустно. Да, я желаю умереть за его высочество, но не из долга перед его матерью, а просто потому, что в тот день, когда я увидела его в первый раз на балу, я поняла, что он... Просто этого стоит.
С этими словами Ингрид отвернулась и замолчала.

0

14

Кэтрин МакБрайд умела слушать. И очень хорошо. Сложно сказать, когда это началось, но по-настоящему она почувствовала это, когда ее принц пришел к ней после тех событий, а она поступила так, как подсказывало сердце, а не устав и субординация. И оказалась права. Дальше - больше. Командир должен понимать что чувствуют и чем живут его бойцы. Она была далеко не уверена в том, кто именно научил ее этому, но заслуга Ренли в этом была велика. Он, кажется, безо всяких уроков знал это правило, пусть это и давалось принцу нелегко. Но в детстве ему помогало упорство в достижении цели, а после произошедшего с сестрой появилась решительность и умение действовать жестко и даже жестоко. Как там сказал Хэккет? "Я увидел у парня глаза человека, который собирается взыскать с кого-то долг крови. И понял, что он готов." Так или иначе, сейчас она слушала Ингрид внимательно. И с полным пониманием - она сама начала задумываться об этом в отношение себя. Правда, просто потому что была на пять лет старше Ингрид. И если раньше можно было отмахиваться от напоминаний матери, то теперь как-то и сама осознала, что молодость уже почти что позади. Откровенность за откровенность...

- Я тоже пошла в армию ради семьи. Но причина была проще - старший ребенок должен поддерживать семью. Не я первая. У меня были отличные результаты на тестах, а в "Мерроу" - набор новичков, неплохое жалованье и никаких требований по происхождению. - Без сожаления или злости, ведь она нашла себя там, куда пошла, нашла куда больше чем искала, так что все было нормально, - Не думаю, что сделанное ради своих близких может быть недостойным делом, Ингрид, даже если получилось не так, как хочется. Что сделано, то сделано. Не уверена что слова развеют ваши сомнения, но с остальным помогу. Навыки отряхнем от пыли, а боевым духом, уж поверьте, можно поделиться. Здесь, в "Трезубце", недостатка в нем нет.

Слова о том, что Ренли того стоит, заставили Кэтрин неожиданно улыбнуться:

- О боги, да. И стоил, еще когда не доставал мне до плеча. Мой грех - когда меня сделали охранником и адъютантом принца, я не обрадовалась. Боялась, что для него это просто игрушки, а мои навыки заржавеют, пока я буду нянькой. Но когда его впервые увидела... Почувствовала, что этого не будет. Этот мальчик уже тогда был серьезно настроен. И никогда не отступал, хотя я была далеко не добрым учителем.

0

15

- Вы давно знаете его высочество, - Ингрид снова повернулась к своей собеседнице. Кэтрин была старше её, но не настолько, чтобы воспринимать её больше, чем просто как командира. В истории Британии встречались и более юные офицеры, чем сама Ингрид и она не удивилась бы, окажись под командованием мальчишки пятнадцати лет, но в то же время пилота-аса и героя войны где-нибудь в Африке. Ну а сейчас, перед ней была просто более опытная женщина и женщина, которой Ингрид будет подчиняться, как своему командиру.
- И вы... - Ингрид почувствовала, как зарумянились ёе бледные щёки залились румянцем, - если мне позволено спросить, Кэтрин, вы с принцем были близки? Как женщина и мужчина?
Рыцарь не удивится, если МакБрайд не станет отвечать на этот вопрос. Её глаза продолжили тем не менее - "вы любите его высочество? Больше, чем положено по уставу?"
Ингрид замочлала, ожидая ответа Кэтрин. Она была с ней достаточно откровенна и в ответ ожидала того же.

0

16

- Десять лет. - Констатировала факт Кэтрин. А ведь срок показательный - за  это время принц повзрослел, но еще не перешел за границы молодости, а вот она уже уверенно шагнула в зрелость. И ведь годы пролетели незаметно, и неизвестно, радоваться этому или печалиться. Жалеть - точно не стоило, все произошедшее было не зря. А вот следующий вопрос Ингрид и ее заставил  слегка покраснеть. Казалось бы, пора перестать реагировать на подобные слухи, которые часто возникают в подобной ситуации, но тут уже вопрос серьезный. Кэтрин и ответила серьезно - и честно.

- Давно и недолго. Есть ситуации, когда мужчине нужна поддержка женщины, а я, что греха таить, была совсем не против. - Так все и было. Ренли после произошедшего с сестрой был сам не свой, а Кэтрин может и не была профессиональным психологом, но понимала, как женщина может хоть немного утешить мальчика и помочь тому стать мужчиной. Это длилось действительно недолго и как-то незаметно он снова стал для нее младшим братом, и к лучшему, наверное. Если бы кто-то из них или оба влюбились бы всерьез, это могло бы принести только неприятности.

- Если честно, вне службы я привыкла воспринимать его как брата. Его Высочество вроде бы не против. - Улыбнулась она, - А если не секрет, где вы встречались с ним до этого и присматривались нему настолько внимательно?

0

17

- Как брата, значит, - кивнула Ингрид. Её приятный северный акцент придавал речи оттенок необычности, всё-таки большинство подданных Британии изъяснялись на чистом английском, а среди пожалованных выходцев из колоний рыцарей и тем более дворян было немного. Блэкмейны не относились ни к первой ни второй категории - свой титул они заработали веками службы - сражений под знамёнами первых императоров и относились к нему, как к чему-то обычному, не задирая нос. Ингрид, как и многие до неё была уверена, что среди простых солдат и офицеров есть немало бойцов достойных рыцарских титулов и дворянства, но, увы, времена, когда каждому воздавалось по заслугам его канули в историю. Однако, Ренли мог играючи посвятить её в рыцари, но почему-то не сделал этого. Интересно, почему? Но свой вопрос Ингрид пришлось отложить и хорошенько подумать над собственным ответом.
- Не так давно, - наконец произнесла женщина в чёрном облегающем мундире с серебряной вышивкой - за день до отплытия его высочества, на балу в его честь. Императрица не поскупилась на пышный приём в тот день, а я отбывала номер. Ну вы же знаете, Кэтрин, - вздохнула рыцарь - игрушечные солдатики из Гвардии, я была одной из них из-за своей... - Ингрид осеклась и сжала перегородку, так что перчатка снова скрипнула от напряжения. Нет! Нельзя говорить об этом!
- Из за своей ошибки на поле боя в Алжире. В общем... Именно там я увидела принца. И он заметил, что я на него смотрю, - ингрид смутилась как школьница после своего первого свидания, это, наверное, было забавно, - и улыбнулся мне. Я подумала, что невольно привлекла внимание принца и испугалась, от чего слишком сильно сжала бокал с вином и он лопнул у меня в руках. Вы же знаете эти балы... Начались крики, прибежали слуги, а я решила убраться куда-нибудь прочь от насмешливых взглядов и... И глаз его высочества. Я убежала в парк, ну а там меня отыскала её величество. Остальное Вы знаете.

0

18

Кэтрин затруднилась бы ответить, почему она не рыцарь Ренли. Так получилось, что в ее теперешней роли она  чувствовала себя более на своем месте,  не было дистанции, отделяющей ее от простых смертных. А Ренли ценил ее и так. Правда, кажется, он был настроен теперь как-то изменить ситуацию, но  это явно было не что-то простое, о чем можно сказать сразу. Это было ей знакомо - если у принца появлялась идея, которую надо было довести до ума, он не спешил ею делиться, если не нуждался в помощи. Рассказ Ингрид ничего особенно интересного сам по себе не сообщил, разве что стало немного яснее, как познакомились императрица и Ингрид. Единственное что насторожило Кэтрин - слова о произошедшем в Алжире. Тут явно было что-то большее, чем просто ошибка, из-за которой Ингрид списали в гвардию. Кэтрин, надо сказать, вообще без особого уважения относилась ко всем этим придворцовым формированиям. Была тут и обычная позиция солдата проливавшего кровь на поле боя, но и события семилетней давности наложили свой отпечаток - после произошедшего с принцессой Наннали принц Ренли не слишком доверял дворцовой охране, больше полагаясь на "Мерроу"  - может и не профессиональных телохранителей, но знающих, как убивать и прикрывать своих. "Своими" тогда стали принц Ренли и его близкие. Малышка Юфемия и не подозревала, что брат отдал приказ убивать любого, кто попытается причинить ей вред. То есть вообще любого. И в "Мерроу" ни у кого и в мыслях не было, что это может быть неправильно.

Но к делу. Ингрид вряд ли сейчас скажет все, но начало положено - скорее всего, ей просто нужно время, чтобы быть откровенной до конца, и есть такие тайны, которые никогда не легко раскрыть. Возможно, с этим связаны и ее перчатки. Но не похоже, чтобы это была тайна, которая не подождет, а насильно полное доверие не достигается.

- Понятно. Одни проблемы у Его Высочества  из-за этого... Он никогда не скупился на  улыбки, хорошее отношение, общительность. В итоге юные девы слишком уж часто западают на него, в то время как сам принц вовсе не жуткий серцеед, которым его порой считают. - Улыбнулась она, - Хорошо хоть мы с вами уже не в том возрасте.

Задумалась.

- Кстати. У вас есть какой-то опыт подводного плавания? Вряд ли будет на это время, но если будет, то предупреждаю -  принц любит приобщать к этому занятию новый бойцов. Тут недавно прибыла леди из разведки - так ее он даже в зону глубинного опьянения без гелия брал.

0

19

- Я не... - в выразительных глазах Ингрид промелькнул ужас. Если они заставят её нырять с аквалангом, изъеденые смертоносным газом лёгкие не выдержат. Но не может ведь она признать, что... Бракованная? Сейчас она ощутила себя такой беспомощной, а казалось бы - всю жизнь Ингрид было наплевать на подводные глубины, они не манили её так, как многие другие вещи. Рыцарь приоткрыла было рот, чтобы ответить, но почувствовала, как к горлу подкатывается комок.
- Прошу извинить меня, - выдавила Ингрид и, резко развернувшись, быстрым шагом спустилась с палубы. Поднеся тыльную сторону ладони к губам, она в ужасе заметила капельку крови. Проклятое солнце... Проклятая духота! Ингрид едва дышала. Уже спускаясь по трапу, она поняла, как холодно звучал её голос. Обернувшись, она посмотрела на Кэтрин грустными влажными глазами сломаной игрушки. "Я не полноценная."
Хотела что-то сказать, но... Сжала губы и, тряхнув пышной гривой чёрных волос, направилась куда ноги несут. Если такова будет воля принца, она не посмеет спорить. Не осмелится признаться в своём увечии. Ведь нет ничего хуже, чем сочувствие от тех, кто сильнее. Нет, нет, нет! Она была и останется Блэкмейном. И чёрта сдва она задохнётся ныряя с аквалангом... Её ждёт славная смерть. Однажды, быть может скоро. Славная смерть...
Остановилась Ингрид где-то на противоположном конце палубы. Матросы, занятые своими делами вокруг, бросали на неё удивлённые взгляды. Прислонившись спиной к орудийной башне, Ингрид обхватила плечи руками.

0

20

В голове Кэтрин прозвенел тревожный колокольчик - сама того не зная, она как-то попала по больному месту, задела именно то, о чем Ингрид не хотела говорить по тем или иным причинам. Ноне могла понять, как это связано с плаванием, но, следуя за внезапно  уходящей девушкой, заметила на ее руке кровь. И ее глаза...

Вот черт. Травма или еще какая-то гадость. Императрица знала или нет? - Ничего хорошего не было в том, что у рыцаря Ренли плохие легкие и она  может и помереть на боевом посту без всякой помощи со стороны противника. Но главным было не это - Кэтрин уже приняла Ингрид в свой отряд и с того момента полностью отвечала за нее. Теперь же проблема была далеко не психологической.  МакБрайд и сама не хотела думать, что стала бы делать, если бы какое-то ранение или увечье не позволило ей заниматься своим делом в полной мере. Это был бы конец... Потому теперь она и пошла за Ингрид, не попадая в ее поле зрения и на всякий случай предупредив врача в корабельном медблоке, что может понадобиться помощь. Когда та остановилась, Кэтрин дала ей немного времени чтобы успокоиться, взглядом дав понять матросам, что  им тут не место. Ее знали в эскадре все и моментально исчезли с глаз. Это дало время ей самой поискать более-менее убедительную версию произошедшего с Ингрид. Рак легких? Туберкулез? Или... Газы? Последнее хорошо сходилось с закрытыми руками, химическое оружие часто поражает не только легкие. А также становится все на свои места  с произошедшим на Ближнем Востоке и переводом в гвардию. Кэтрин собралась с мыслями и подошла, коснувшись плеча Ингрид:

- Здесь никого нет, кроме нас. И я не болтлива. В Сирии против вас использовали химическое оружие, верно?

Отредактировано Renly la Britannia (2013-02-22 22:56:18)

0


Вы здесь » Code Geass » События игры » Turn I. Awakening » 09.08.17. Талант выигрывает игры, а команда - чемпионаты