По любым вопросам обращаться

к Nunnaly vi Britannia

(vk, Uso#2531)

Code Geass

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Code Geass » Turn IV. Unity » 20.10.17. Чаепитие втроём.


20.10.17. Чаепитие втроём.

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

1. Дата: 20 октября 2017
2. Время старта: 17:00
3. Время окончания: 22:00
4. Погода: 20-е
5. Персонажи: Кримхильд Гретчен,  Флориан Бертайн,  Фриц Йозеф Биттенфельд
6. Место действия: Военный, танковый полигон в Мюнстере.
7. Игровая ситуация: Одна неожиданная встреча, которая подвела к другому, не совсем благоприятному событию.
8. Текущая очередность: По договорённости.

0

2

Совместные работы подошли для ВДВ к концу, но для них было припасено индивидуальное испытание. Кто будет их противников, неизвестно. Их пригласили в комнату отдыха, на время его подготовки, где уже находилась одна особа. Интересно, может она и есть их грядущая «цель»?

Очерёдность:
1. Кримхильд Гретчен.
2. Фриц Йозеф Биттенфельд
3. Флориан Бертайн

0

3

Неожиданное предложение Штерна поприсутствовать на учениях Гретчен восприняла с должным энтузиазмом: у армии этого ретрограда было чему поучиться.
Уютная смотровая, в которой суетливые барышни носили кофе и закуски, была пока пуста, чем и воспользовалась генерал-майор. Она послала любезную шушеру за смолянистым кофе, а сама прильнула взглядом к полигону, который постепенно наполнялся солдатами.
Было чертовски непривычно вновь натянуть на себя военную форму, но Крима чувствовала, будто родилась для неё, а потому весь день с лица женщины не сходила улыбка. Она была спокойна – волноваться следовало завтра, когда её личная жизнь будет подвергнута серьёзнейшему испытанию. Капитан Воленн до сих пор показывал себя с лучшей стороны, но когда дело дойдёт до…
- Ваш кофе, фрау генерал-майор, - оторвала её от тяжёлых дум миловидная девушка, что поставила на столик белоснежную чашечку с тёмный жидкостью. Лишь короткий кивок был той наградой. Гретчен присела в кресло, поднесла к губам кофе и принялась ждать.

Отредактировано Kriemhild Gretchen (2014-12-06 10:51:01)

+1

4

Все время учений – начиная с брифинга и вплоть до настоящего момента – Биттенфельд был на взводе. Он еще в штабе выразил свое возмущение по поводу предстоящей операции: десантные операции готовятся заранее, на основе тщательно собранных разведданных, изучении местности и аэрофотоснимков. Практически ничего из этого – какие-то крохи информации французам все же удалось собрать – у десантников не было. Только карты. Им предстояло высаживаться в тылу противника вслепую, фактически, обрекая себя на уничтожение. Ничего более умного генеральный штаб, очевидно, придумать не смог.

Почти двое суток без сна – отработка масштабного десантирования и сбора, боевые действия против условного противника и подход союзных частей на утро операции. На учениях все вышло гладко, но будет ли так на Альбионе? Фриц с уверенностью мог сказать, что нет. Высадка гладко не пройдет, а подразделения слишком плохо знают свои задачи, не говоря уж о задачах своих соседей, а никаких документов о операции, даже самых маленьких приказов, брать с собой нельзя – одна из основ десантной операции гласит: «Учи свою задачу заранее, учи задачу своего вероятного соседа в бою заранее». Остается только надеяться на инициативность младших офицеров – именно эти ребята решат судьбу боя. Да что там офицеры – даже харизматичные сержанты могут собрать вокруг себя внушительную боевую группу и взять один из этих треклятых английских городков.

В общем и целом, настроение пусть и было боевое, но предчувствие грядущего кровопролитного боя очень тяготило. К тому же, эта операция должна была стать первой для Фрица в качестве командира воздушно-десантной дивизии, и он действительно нервничал.
Небольшую передышку перед очередной учебно-боевой задачей следовало использовать как можно более эффективно: поэтому бригадный генерал решил заправиться внушительной дозой кофе. «Засыпать до конца учений нельзя – иначе никто потом не разбудит, пока сам не проснусь», - с этой мыслью Биттенфельд вошел в смотровой КП для высших чинов, где обычно водилось и кофе, и легкие закуски, которыми можно было хоть немного забить желудок.

Женщину в кресле он заметил лишь после того, как «Fräulein Kellnerin» принесла ему кофе. Практически залпом осушив первую кружку, Фриц снова подозвал девушку и попросил еще несколько кружек, и только затем, проведя усталым взглядом по комнате, заметил, наконец, женщину с генеральскими погонами. «Хм… Как же ее… Ах, да», — Здравия желаю, фрау генерал-майор! — Биттенфельд резко встал и выполнил воинское приветствие, после чего снова плюхнулся в кресло, не дожидаясь разрешения сесть. Кримхильд Гретчен, единственная женщина-генерал в Бундесвере, и не самый плохой генерал, надо сказать. Она вполне заслуживала уважения, — Простите мне мою бесцеремонность. Возможно, после того, как все это кончится, я приглашу вас в одно очень уютный и небольшой ресторанчик на углу Райнхардштрассе и Луизенштрассе, чтобы загладить свою вину. Если, конечно, доживу до того, как все кончится, — проронил «Рыжий Фельдфебель» и слабо улыбнулся.

+1

5

После выматывающей тренировки нет ничего лучше, чем отведать парочку буррито и энчилада, а после закусить тако с текилой и начос, не так ли, господа ? Вот и Флориан так подумал, умчавшись в Мюнстер после окончания отдельных учений на полигоне. Закончились-то они в 13:00 по местному времени и как раз выдалось «окно» между ними и каким-то особым состязанием, выдуманным любимым командованием.
Уже в первые пятнадцать минут брифинга была понятно и даже озвучено, правда на дипломатическом языке, что разведданных у нас нет, снимков современных в общем-то тоже, так что… Так что, господа десантники, готовьтесь к тому, сами не знаем чему.  Ну и учите то, сами не знаем что. Фриц, конечно, разнервничался и поднял шум на весь штаб, в отличии от Флориана, который и не останавливал своего подчиненного и неформального зама, дав ему выразить настроение и мысли всего корпуса. Сказать по правде, командир все время учений был хладнокровнее удава и спуску хоть и не давал, но в то же время сделал учения как можно более абстрактными и общими, не сделав их от этого легче. Он из раза в раз повторял главное: «Мы десант, мы всегда в окружении». А значит, готовил командиров к наиболее затяжным боям в условиях окружения и паршиво проведенной высадки.  Повестка дня – высадка прямо на головы либо подготовленному противнику, либо противнику на марше. Хоть основная часть войск Шнайзеля уже была увидена и втянулась в бои с французами, он все же нутром чуял, что сбросят их как раз туда, где есть еще не раскрытые резервы. Хоть убейте, но не верилось генерал-лейтенанту, что высадка пройдет гладко и «упадут» они туда, откуда британцы давно ушли.
Все же, вернемся к настоящему. Через пару минут после того, как Биттенфельд зашел на командный пункт возле него проревел V-Twin солидного объема (1800 кубических сантиметров, на секундочку) и остановился, перейдя на холостые, а потом вовсе заглушившись. Бертайн, а это был именно он, в клубном жилете поверх формы достал из кофра полупустую бутылку текилы (если вы думали, что он будет проводить этакую авантюру без выпивки, то вы жестоко ошибаетесь) и пакет с еще теплой снедью бегом поднялся к уже присутствующим, как раз застав последнюю реплику молодого генерала.
- Мне хоть что-нибудь оставьте, ловелас, - засмеялся он в ответ и усевшись рядом со своим протеже поставил на стол все свое добро, попутно попросив принести ему горячий шоколад.
- Угощайтесь, вам как раз к кофе, - добродушно предложил генерал, открывая пакет, в коем оказалось поровну чуррос в шоколадной глазури, энчилада с беконом, оливками и двойной порцией сыра (зная, какие энергетические траты предстоят двойной сыр очень кстати), ну и начос, обильно сдобренные сыром на закуску.
Позаботившись о том, что его подчиненный точно не рухнет в голодный обморок посреди предстоящих учений, мужчина обратился к присутствующей даме.
- Генерал, раз уж мы все тут оказались именно сейчас, то вы будете либо нашим визави в следующем раунде, либо нашим союзником. В любом случае – присаживайтесь, пока наш дурдом не начался, предлагаю познакомиться поближе и обговорить предстоящее дело. Зная Фрица, я уверен что у него сейчас миллион мыслей, весьма интересных и полезных в предстоящей нам авантюре. Ну и перекусить, куда же без этого, - приветливо и абсолютно искренне улыбаясь завершил он свою речь, достав из кармана камуфлированных штанов видавшую виду железную рюмку, верой и правдой служившей ему с самого его выпуска из военной академии и тут же наполнив ее темно-синей жидкостью из бутылки и сделав небольшой глоток и закусив парой начос. Все же самое главное правило, прошедшее из глубины веков, правильное для всех родов войск, но для десантников – особенно: «Когда есть возможность – всегда ешь, пей и спи». Вот первыми двумя делами всей честной компании стоило заняться прямо сейчас и с наибольшим усердием.

P.S.

http://fc00.deviantart.net/fs71/i/2012/177/b/0/fallchirmjager___battledress_uniforms_by_thefalconette-d550goq.png

Униформа ВДВ, Фриц и Флориан - крайние справа.

P.P.S.

Я на дне, мой мальчик, пиши мне письма За интернетъ не уплачено-с, так что пару дней-неделю не буду на связи в скайпе.

+2

6

«Невротик и «свой парень». Отличная команда. Отличная», - усмехнулась Гретчен, делая очередной глоток горького кофе. Алые глаза с лисьей хитростью смиряли вошедших, а после скользнуло по «закуске»:
«Отвратительней еды, я, пожалуй, в жизни не видала. Тысячи калорий, ужасный запах масла, сыра и специй… фу!» - носик генерал-майора поморщился несколько раз, она вновь отвернулась к окну, словно бы и не замечала ни дешёвых подкатов со стороны рыжего, ни панибратства от блондина.

Какое-то время она просто провожала взглядом пробегавших на поле испытаний солдат, но когда последняя капля напитка покинула свою тару и обрела себе новое вместилище, Кримхильд наконец прервала затянувшееся молчание:
- Мне приятна ваша доброжелательность, господа, - без зазрения совести соврала генерал-майор, - но строжайшая диета запрещает мне лакомиться подобными деликатесами, - добродушная улыбка не имела адресата и, на самом деле, предназначалась скорее для самой себя.
- Кримхильд Гретчен, - представилась военная, закидывая ногу на ногу, - Офицер в чине генерал-майор, известная вам, должно быть, по недавнему сражению с бывшим нашим коллегой, Ганнибалом Ботой, - ни тени смущения не мелькнула на женском личике. Она будто бы ждала слов сочувствия, порицания её непрофессионализма или же простого и высокопарного «Ну, это же сам Бота».

+1

7

«От нее так и веет…  Нет, не неприязнью, но пренебрежением. Впрочем, наверно я действительно выгляжу не очень», - прикончив вторую кружку кофе, Фриц, наконец, откинулся на спинку кресла, и позволил себе расслабиться – после дозы кофеина он уже точно не уснет до конца учений. «А герр Бертайн как всегда «на позитиве». Оно и к лучшему», - на лице бригадного генерала появилась вымученная, усталая улыбка.
- Сражение с Ботой? Большая ошибка, надо сказать, - после небольшой паузы, Фриц уточнил, - Не ваша ошибка. Буры нам не враги. Наши враги сейчас там, на этом треклятом куске земли, который именуется «Альбион». Ну и в Америке, откуда они расползаются по всему миру, словно тараканы. Все это политиканство до добра не доведет, помяните мое слово. Взять хотя бы этого чертового Штерна – главный виновник военной и политической катастрофы в Африке теперь герой и высокопоставленный военный. А наши соотечественники тем временем гибли в Африке в этой бессмысленной бойне с бурами. Впрочем, к черту политику. Брифинг через…- Биттенфельд взглянул на свои простенькие, но очень надежные часы, - …Через сорок шесть минут. И эти сорок шесть минут я предпочел бы посвятить предстоящей операции. Или «авантюре», как верно выразился генерал Бертайн.

+1

8

«-Вы уверены, что хотите принять в этом участие подобным образом?
-Да, уверен, майор. Так будет проще и вашим ребятам и моим в плане нивелировки градуса событий.
- Как скажете. Я оставил всё нужное вашей подчиненной. »

Время…Время течёт…Время бежит…Время летит! Но можно ли остановить время? Можно понять, как скручиваются нити времени? Как идут события? Нет, но… Создают ли события время? Или время создает события? А что если есть нити этих событий в руках, если эти нити подобно леске кукловода прилипли к кончикам пальцев? А может ли кукловод быть один? Столько вопросов…И, главное, к чему они? О, это легко прояснить, давайте лишь немного проследуем по нитям.
Толстая витая нить ведёт нас на конкретный полигон, чье имя вряд ли о чём-то скажет непосвященным. Однако, широкий круг довольно в узком кругу известных личностей, пребывают там в данном положении времени и места.И именно вокруг них, в каком-то смысле, разворачиваются события, словно в театре, где, впрочем, нет главных ролей, ввиду расплывчатости этих самых ролей. Интерактивное кино, говорите? Близко, но не совсем. Смотрите сами, как одна из отслоившихся нитеq ведёт нас не просто на полигон, а в его скромные окраины, где люди в форме, что призваны поддерживать порядок среди таких же как они, встали своеобразным барьером. Предотвращать конфликты, проникновение людей и вещей туда, где их не должно быть,словом, вполне обычная работа и мы не будем о ней особо говорить, ибо ведёт нас не к ним. Нить словно бы пришита к фигуре, укутанной в легкий кевларовый костюм-доспех, что крайне живописно втолковывает своему брату-близнецу (да и всей отаре с защитными щитками заместо лиц) некую важную информации.
- Отставить позывные, идиот! – надрывается она карманным шипящим громом.- Мы здесь не в казарму играем, а проводим операцию на грани военного преступления. Веди себя подобающе. Матерись на любом языке, стреляй в белый свет, как в копеечку. Напоминаю всем, ни слова по-немецки!
И даже не смотря на то, что они привыкли послушно исполнять приказы, непонимание терзает их, ведь это не так важно, казалось бы. И даже когда один из них пытается возразить, внести ясность, нить нещадно тянет его дальше. Словно собаки по свистку, ибо сигнал, поданный им, прозвучал (так же и неслышно для уха других), заняли они позиции, нацелили своё оружие и позволили сотням свинцовых оводов вырваться на свободу, на кровожадный поиск жертв.
По пустующим машинам военной полиции ударил свинцовый ураган, что наверняка бы смёл любого, превращая живое, дышащее тело в кровоточащие руины и смесь свинца. В ответ грянули жесткие, словно портовая ругань, автоматные очереди. Весть, словно пожар, понеслась по позициям, информируя начальство о Чрезвычайном Ситуации.
Тик-так…Одно за другим, казалось бы, но нет. Словно по указанию часов, что отмерили ровно то время, что было нужно, новая ниточка уже натянулась , вытягивая на свет софитов новое лицо.
- Господа офицеры! На батальон военных жандармов, находящихся в оцеплении по периметру полигона было совершено нападение группой вооруженных лиц! – несется его уверенный, страстный голос в комнате отдыха. Тот голос, что принадлежит человеку, что выполняет свой долг и волнуется о нём. Тот голос, что, даже находясь среди высших, не считает их таковыми, а склонен требовать, даже не смотря на скромные майорские погоны. Послушаем же его еще, ведь он тут почти суперпроводник, что без потерь и посредников (за исключением себя), проводит в эту скромную комнату с горячим душистым чаем это яростный огонь пламенеющего события.
-Подозреваем вмешательство диверсионной группы британцев. Мои подчинённые сейчас ведут бой, но, вероятно, несколько диверсантов проникли на территорию учебных зон. Согласно букве устава, я ставлю вас об этом в известность и прошу…
И вновь нить, словно гильотина, отсекает наше внимание от этого актера…Смотрите, смотрите как она натягивается, заставляя неспешно прогуливающего офицера, взглянув на часы, внезапно сорваться в стремительный полёт, где, казалось бы, тяжелые ботинки и не касаются земли вовсе. Еще один проводник события, случившегося, правда, несколь позже, ровно на тот срок, что ему позволили быть отсроченным.
Вот он врывается словно свежий бриз в раскрытое окно, что расшвыривает листы бумаги, роняет предметы и завывает и хохочет одновременно, неся в себе бурю
- Штабная машина генерал-лейтенанта Штерна взорвана злоумышленниками! – голосом откликается нить на натяжение. От лица майора отхлынула кровь, а осанка стала тяжела, словно смертный грех.
-Генерал-лейтенант контужен, но жив. Есть легкораненые среди военнослужащих, им оказывается помощь.- сообщил тут же вестник, до того, как его начальник, да и вообще хоть кто-то, успел отреагировать иначе, чем обитатели пруда. Но вот сейчас мы пойдем от этого момента к тому, с которым была связана новая ниточка. Обратите внимание, как гордого генерала, оглушенного, но живого, но вряд ли способного адекватно отреагировать на тщательно спланированное событие сажают в служебную машину. Смотрите, как среди непонимающих людей, не давая перехватить инициативу, снуют те, кто подчиняется довольно конкретному кукловоду.
Однако, считал себя Тиль Ойленшпигель кукловодом? Или он сам был куклой в чьих то руках, а нить лишь связывала ему руки? Пожалуй, этот вопрос относится к тем, что уже задавались в начале. А вот события, которые он инициировал, куда более конкретны. Для него, правда. А остальным остается лишь узнать его лицо под фуражкой младшего офицера, что столь ретиво ворвался к ним. Что они сделают теперь, когда оба знают о заговоре и видят его крушение?

Отредактировано Till Eulenspiegel (2014-12-17 13:19:40)

+4

9

Рыжий невротик действовал по сценарному варианту номер три, где он, конечно же, выступал в качестве сторонника Конрада, разделяющего его взгляды. Не удивительно, что этот человек так глубоко залез в гнездо генерала-змеи. А может он просто повторял его слова подобно попугаю?

Так или иначе, внимание всех собравшихся было тут же занято стремительно разворачивающимися событиями, которые не требовали от них ровным счётом никакого участия – лишь продемонстрировать удивление (порой для того достаточно было лишь стоять в ступоре с округлившимися глазами), а после вздохнуть с облегчением.
«Британская атака» была столь молниеносна, а исход её столь красноречив, что не заподозрить неладное было бы, по меньшей мере, странно.
И в подтверждение её мыслей, Кримхильд увидела эти холодные глаза…
«Форма чертовски идёт ему», - памятуя о недавнем маскараде, подметила генерал-майор, неосторожно позволив себе улыбку.

«Свобода?» - пронеслась шальная мысль, стоило ей понять, что голова кобры отсечена и скатывается по песчаной насыпи в бездну, а за ней, словно пришитые, тянутся все участники заговора. Конрад Штерн едет в застенки казематов, где его будут кормить кашкой и водой, где его будут периодически допрашивать, а может, просто пустят пулю в затылок, выкрикнув «предатель». В любом случае, это более не забота Гретчен.

Она почувствовала прилив сил, словно задышала по-новому, а в глазах её алых появился огонёк веселья. Она ожидала своей ведущей роли в партии поимки предателя, но, как мы с вами видим, ГСБ решили поступить по-своему, форсировав события. Значило ли это окончания спектакля? Кто знает.
Осознание того, что ей не придётся разыгрывать из себя генеральскую шлюху, чьё предназначение – замена покойной, вызывало эмоции, схожие с теми, которые испытывает приговорённый к смерти в момент помилования.

- Не было сомнений, что наши люди справятся с любой британской угрозой, - бросила генерал-майор дежурную фразу, - руками нашарив на столе стакан с водой, да залпом осушив его. Теперь уже было невозможно держать улыбки и радостного настроя. По такому поводу генерал-майор даже позволила себе угоститься одной из этих странных закусок, принесённых блондином, отметив при этом (с её изменёнными химическим дисбалансом), что та отличается приятным вкусом, а запах был вовсе не так противен.

0

10

Не снимая все той же улыбки, которая, впрочем, моментально перешла в разряд покерфейсов (да, он вполне сносно играет в эту игру), и которую с лица была невозможно смыть уже ничем, он кивнул генеральше, как бы говоря: "Я понимаю что мы друг другу не нравимся, но давайте сделаем вид, что мы тут все друг друга в десна готовы расцеловать".
Почти пропустив пассаж дамы о Боте, но не пропустил ее протокольного приветствия, потому что эта беседа явно скатывалась к протокольщине, а коли так - надо все соблюдать чин-по-чину.
- Ох, простите, где мои манеры. Генерал-лейтенант Флориан Бертайн, командующий первым корпусом воздушно-десантных войск.
Все тот же полушутливый тон и улыбка, которые, как мы уже понимаем, ничего не значили. От слова абсолютно. А вот Фрица, похоже, зацепил тот же самый пассаж генеральши, что было неприятно, ибо шестое чувство матерого экс-президента мотоклуба подсказывало, что подопечный сейчас подставился. А коли так, надо бы этот разговор свести к болтовне солидных господ в джентльменском клубе.
- Фриц, вы мне уже всю плеш проели этим Ботой, не докучайте им хотя бы нашей прекрасной собеседнице. При всем уважении к вам и к тому обстоятельству, что вы служили вместе с ним, я вынужден сказать, что если он выбрал британцев, то он не достоин ни вашего сопереживания, ни защиты. Он уже пронумерован и относится к нему стоит соответственно.
Высказав подобное свое, достаточно нейтральное и соответствующее "линии партии", "фи" он ждал реакции Кримхильд, но... Но дождался совсем другого, дождался он майора, который затараторил что-то про Штерна, диверсию и прочее подобное. Думаете, вот тут-то и должна спасть улыбка ? Не угадали, мужчина просто опрокинул в себя все, что оставалось в рюмке, после чего его радостное лицо стало еще радостнее. Подметив перемены в настроении женщины он про себя весьма удивился, ведь считал ее достаточно интересным и опытным игроком... Возможно, ей просто не достает опыта и выдержки, приходящей с ним. Не хватает понимания того, что это далеко не ривер и не терн, в лучшем случае - вторая карта флопа, а значит надо улыбаться еще шире и готовится к следующей карте, следующим ставкам и новой горе информации.
Впрочем, он слишком к ней строг, пусть радуется, возможно ее положение в этой партии действительно было так печально, что такое незначительное улучшение может заставить ее чуть не прыгать от радости.
- Главное - генерал жив и британцы разбиты, правильно, майор ? Успокойтесь, присядьте, угощайтесь. Как думаете, эти томми больше не угрожают безопасности и секретности учений ?
Он взял на себя роль выхолащивания любых "горячих" новостей и высказываний, скажите вы ? Да, взял, потому что ему, во-первых, не выгоден какие-либо эмоции и ажиотаж здесь присутствующих, вопросы ему еще какие-нибудь начнут задавать... Ну а во-вторых, ему очень уж не хотелось чтобы эти молодые генералы, еще не запятнанные и открытые, по большему счету, губили свои жизни и карьеры из-за своей эмоциональности. А он уж, Бог с ним, побудет протоколистом и вообще абсолютно пустым человеком, ему не жалко, в конечном итоге он все равно сорвет крупный банк, ибо он не делает ставок с отрицательным ожиданием успеха. А пока он скажет "чек", улыбаясь, наливая все текилу и предлагая еду. Ему выгодно, чтобы все считали его неопасным, поверьте мне.

P.S.

UPD к первому посту, которое, я думаю, не будет критичным. Не энчилада, а кесадилья, я опечатался.

Отредактировано Grüne Teufel (2014-12-18 06:27:17)

+1

11

После появления майора и сводки свежих новостей у Фрица возник закономерный вопрос: «А откуда в Мюнстере столько британцев, что они и кордон прорывать собрались – хотя это как раз, вероятно, отвлекающая акция была – и Штерна чуть не взорвать умудрились». Этот вопрос наводил на неприятные размышления, но все это сейчас следовало отбросить к черту на рога – не до того. Но пусть и не до того, но на лице у Биттенфельда читалась тень сомнения в том, что майор сказал правду. Хотя, если вспомнить, некоторое время назад британцы уже проникали в Германию, но думается, после этого контрразведка должна была перекрыть большую часть входов и выходов. А тут группа британских диверсантов с, судя по скудной информации, полной боевой экипировкой. Верится с трудом, мягко говоря.

- Если у вас все, герр Майор, и британцы нам больше не угрожают – то могу я тогда попросить вас покинуть это помещение – ну, если только вы не вознамерились перекусить – тогда милости прошу к нашему шалашу. Но у нас осталось всего 44 минуты до брифинга, и я хотел бы их потратить на обсуждение предстоящей авантюры, насколько это вообще возможно. Думаю, визит вежливости к раненому генералу Штерну может подождать до конца учений, - холодно ответил Фриц.
«Этот ублюдок уже большой мальчик, плевать, какой у него чин – подождет, ничего страшного. Подготовка к вторжению важнее чем его несерьезные раны», - Биттенфельд налил из графина воды, чтобы закусить очередной бутерброд – не в сухомятку же кушать, ей богу.

+2

12

Вьющаяся нить времени, в начале бесконечно сжатая, теперь бесконечно расширялась. Впрочем, как и сама бесконечность. Но на этом интервале бесконечности нить образовала узел событий, и время спуталось, создав нечто новое. Можешь ли ты быть уверен, что там нет другой нити и конец, выходящий из узла — та же нить?
— Никак нет, герр генерал, — ответил военный и, уже получив приказ удалиться, вышел прочь.
Теперь игра пойдёт совсем иначе. Ниточка тянется, а узлы становятся всё крепче и крепче. И это уже никому не остановить.
Первый этап плана приведён в исполнение. Каждый последующий — в два раза проще предыдущего. И теперь заговору не избежать краха.

Эпизод завершён

0


Вы здесь » Code Geass » Turn IV. Unity » 20.10.17. Чаепитие втроём.