По любым вопросам обращаться

к Nunnaly vi Britannia

(vk, Uso#2531)

Code Geass

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Code Geass » Turn IV. Unity » 19.10.17. Притяжение


19.10.17. Притяжение

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

1. Дата: 19.10.2017
2. Время старта: 17.00
3. Время окончания: 04.00
4. Погода: Прохладно, солнечно
5. Персонажи: Карл Райнер Воллен, Кримхильд Гретчен
6. Место действия: Квартира Кримхильд в Берлине
7. Игровая ситуация: Карл, пользуясь приглашением Гретчен, решает ее навестить.
8. Текущая очередность: Кримхильд, Карл

Отредактировано Renly la Britannia (2014-12-03 21:26:24)

0

2

Прошедшие три дня Кримхильд провела, наводя порядок в своей жизни, голове, в своём доме. Первым делом она посетила врача и, узнав для себя всё же «окончательно положительные новости», на долгие пол дня отдалась в руки парикмахеру, нейл-дизайнеру и спа-косметологу.
«После всего ада, что я пережила за последний месяц, было бы не плохо подарить себе хоть что-то хорошее», - думала генерал-майор, расплываясь в неге по столу массажиста.
Далее в списке важных дел шёл визит к родителям, что успели изрядно испереживаться о своей пропавшей на месяц, а после объявившейся так внезапно дочери. Добрая семейная встреча была полна слёз и тёплых слов любви, горячего кофе и ярких рассказов о том, как их сильная и независимая девочка прогрызала себе дорогу из Африки до Берлина. Конечно же, она умолчала о всех тех моментах, что не достойны благовоспитанной дочери, офицера или же просто прихожанки католической церкви. Там же переночевав, а заодно, в ходе беседы вкрадчиво выяснив их позицию по поводу внебрачных детей и абортов (проблем мифической «подруги» никто не отменял), «Леди Крепость» всё глубже задумывается о своём будущем, которое теперь принадлежит ей отнюдь не всецело.
Она прекрасно понимает, что с появлением ребёнка карьера её может полететь к чертям, а шансы найти настоящего мужчину, о котором она в тайне (пожалуй, даже от самой себя) мечтала все эти годы, делятся на десять (а то и на все пятьдесят).
Конечно же, рядом с ней всегда будет ошиваться Захари. Старый добрый «дядя байкер», которого она знает так хорошо, что прекрасно понимает: из него даже может получиться хороший отец, что воспитает отличного пацана или милую девочку-сорвиголову, но который будет слишком часто попадать в плохие истории, который никогда не выкинет из головы свои мотоциклы и будет корчить из себя романтика до самого смертного одра. Такие люди слишком просто и свободно смотрят на вопросы воспитания, слишком легко относятся к будущему, а уж если он вдруг углядит на горизонте какую юбку, так Гретчен прекрасно понимала – уйдёт не думая. А детям потом придётся долго объяснять, отчего же папочка так нехорошо поступил, ставить его в «плохие примеры» и до конца жизни то принимать назад в семью, раздвигая ноги по желанию здоровяка, то гнать опять в ночь с порога, ненавидя всем сердцем.
Вторым вариантом в её списке значился новый знакомый, славный офицер, что уже стоял в петле на стульчике, да только и ждал, как бы кто их проходящих мимо выбил бы опору из под ног. Карл явно положил на неё глаз и это опытная любительница флирта осознала ещё при первой встрече, когда она была далеко не так хороша, как сегодня. И пусть он слыл знатным ловеласом и сердцеедом, в глубине души его таилось простое мужское желание покорять. А что же может быть почётнее, чем взять на приступ саму Кримхильду (слывшую не иначе как «Festung»)? Бесспорно, она поступала отвратительно и подло, нарушая законы логики и давая охотнику добычу на блюде. Но через какие-то пару месяцев её положение станет очевидно всем и каждому, что значило провал всего плана, целиком и полностью построенного на обмане.
И даже несмотря на его положение сейчас, Воллейн всё же остаётся офицером ЕС, героем войны, бравым солдатом, который не боится вступиться за девушку. У него имеются деньги и он подобен верному псу, что не покинет своего хозяина до самой смерти. Верность для главы семьи – главное качество, считала Кримхильд.

Этим вечером она одела своё лучшее коктельной платье лилового оттенка, украсила изящную шею белоснежными бусами, а безымянный пальчик серебряным кольцом с феонитом. Её улыбка блистала, от тела пахло лёгкими цветочными духами, волосы же были аккуратно уложены. Пара штрихов, дабы подчеркнуть естественную красоту: блеск для губ, тушь, капелька теней…
И вот одноглазый офицер входит в преображённую квартиру и видит пред собой изменившуюся в лучшую сторону хозяйку. Она на редкость приветлива, улыбчива, взгляд её играет, а жесты плавны и мягки. На столе двоих ждёт свежеприготовленный ужин (ради этого Гретчен даже перешагнула через свою любовь к здоровой пище и приготовила всё так, как то любят мужчины) и бутылочка французского вина.
- Я ждала тебя, - проронила она с тайным смыслом, подарив ему взгляд обольстительницы.

+1

3

Карл, по понятным причинам, никаких особо радикальных изменений не ждал, так что и заморачивался больными вопросами на порядок меньше. Он встретил женщину, женщина ему нравилась, он предпринимал действия, чтобы добиться взаимности. Опыт показывал, что дальнейшее развитие событий предсказуемо разве что в деталях. Как говорил один его русский знакомый - это  инопланетянки. Правда, в отличие от Карла, тому хватило одной женщины, чтобы в этом убедиться, принять как данность и обречь себя на постоянный контакт... Какую там степень присваивают постоянному присутствию инопланетного существа в твоем доме и жизни? Черт знает. Он лично особу, способную настолько его зацепить, еще не встречал.  Хотя и были попытки его под венец затащить, и совсем уж юношеские мысли у самого в определенном возрасте. Но как-то никогда не выходило из этого ничего путного. Капитан на эту тему не слишком задумывался, полагая что если ему попадется женщина, ради которой стоит надеть метафорические поводок и ошейник, он это как-нибудь и сам поймет. Но эта мифическая особа пока явно талантливо скрывалась, или вовсе не родилась.

Кем была для него Кримхильд - он пока так и не разобрался. Мог сказать, что это явно не кратковременная связь ради постели - нет, он в ней ведь что-то увидел, когда она все еще была не в лучшем состоянии и виде. Да и догадывался еще об одной проблеме в перспективе. Учитывая что на это он наплевал - тут было влечение душевное, более опасное и проблемное, чем физическое, которое, что греха таить, тоже было. В конце-то концов, единственный глаз Карла был наметанный и мог разглядеть красавицу, которая просто оказалась в трудной ситуации. в общем, он что мог - то обдумал, но все равно, оказавшись в квартире Кримхильд и узрев преображения и дома, и хозяйки, про себя  отметил: "Черт побери!". Слишком уж все резко и к лучшему переменилось. Причем... Прямо как догадалась, что Карл не любил женщин, которые злоупотребляли косметикой, хотя принципиально против таковой ничего не имел.  В итоге Воллен не стал скрываться и смотрел на Гретчен с честным восхищением - всего за три дня вернула себе чуть не все, чего ее лишила Африка. Правда, его чуть смутила ее откровенность - слишком уж сильный контраст был с прошедшими встречами. Впрочем, Карл помнил, что Кримхильд неоднозначная натура и всегда способна показаться незнакомой стороной. Вероятно, это еще одна... И черт дери, сейчас она ему нравится. Это минное поле - можно нарваться и на мягкость, и на твердость стали.

- А я скучал по тебе. - Цветы Карл, разумеется, захватил. Букет роз. Может и затасканно, зато однозначно.

+1

4

Принимая из рук кавалера (теперь уже можно было так окрестить вошедшего в покои капитана) прекраснейший из старинных символов привязанности и симпатии, Кримхильд вежливо поцеловала того в щёку, приблизившись, пожалуй, чуть ближе, чем того позволял светский этикет.
- Они прекрасны, - пропела красавица, ставя свой подарок в хрустальную вазу. Цветы в цвет глаз пассии – прекрасный ход со стороны бывалого ловеласа. Впрочем, Гретчен  поставила бы на то, что мыслями Карла верховодила фраза «классика всегда в тренде».

Простые темы для беседы, никакой политики и «дела», никаких разговоров о предстоящем, о будущем, лишь лёгкие, едва уловимые темы прошлого, украшенное парой выдуманных деталей. Она позволяет ему открыть вино (ведь леди не пристало выдирать пробку зубами, как это зачастую делала «Фестанг» в молодости), дала возможность рассказать немного о себе и прошлом, что так любили делать бывалые вояки и всю дорогу мило улыбалась, положив голову на сцепленные кисти рук, да позволяя глазам своим внимательно изучать его жесты и повадки. Он говорил, она же игриво, словно бы случайно, касалась его ногой под столом. Он шутил, и она кокетливо прикрывая рот, смеялась над любой из шуток.
- Знаешь, это так здорово – поговорить наконец культурно, как это пристало нам с тобой, Карл, - мурлыкала Гретчен, продолжая свою невинную игру, - Там, в клубе…, - она не отрывала взгляда от своего «героя», - … я даже и не знаю, как сказать это. Ты произвёл на меня впечатление, - лёгкий румянец на щеках было невозможно подделать. Всё это время хозяйка стола почти не притронулась к своему собственному блюду, налегая преимущественно на овощи, да позволяя себе глоточек-другой вина.
Ножка выскользнула из туфельки и «совершенно случайно» тронула Воллена с внутренней стороны бедра. Этот намёк был равносилен огромному плакату «Возьми меня», написанному белым по алому.

0

5

Частенько в жизни все идет наперекосяк, а вот иногда - как по маслу, так, что даже как-то не по себе. Именно по второй схеме все и шло. Это был самый настоящий вызов... Точнее нет, считай что капитуляция и притом крайне приятная. Воллену случалось встречаться и с такими женщинами, который берут инициативу на себя, и он находил определенную прелесть и в этом. Врасплох его сейчас застали, что уж говорить. И ведь не подкопаешься ни к чему, кроме того что Кримхильд форсирует события. И тому Карл видел пару причин. Одна - извечная военная. Времени мало и уже завтра можешь трупом стать. Вторая - если тесты валялись в ее квартире не просто так, точнее, показали тот самый результат, а аборт сделать что-то мешает. Обе вместе - вполне мотивация поторопиться. Однако... Ее выбор. Карл  не льстил себе сверх меры и полагал, что у такой женщины может быть в запасе и кто-нибудь калибром поболее байкера и капитана, но сегодня и здесь с ней именно он. Так что даже если она преувеличивает... То ради него, а не кого-нибудь еще. Риск? Риск. Но не ему бояться женщины, учитывая то, во что он влез. В конце-то концов, его риск даже больше обычного военного. Все или ничего. И даже если это ему жизни стоить будет - дорога только вперед. Перед ним не Катарина, реликтовый экземпляр наивного ребенка такого возраста - нет, Гретчен знает, чего хочет и что готова дать. И это ему нравится, к черту недомолвки и промедления. Со своей стороны... Ну, не впервой было Воллену быть джентльменом. И хоть в гостях был он, но все же в деталях проскальзывала готовность защищать и заботиться - не потому что ей так уж необходимо (кто знает?), а потому что так правильно.

- И возразить нечего. Каждый день с тобой был особенным, но этот... - Карл не лукавил, - Ничего не говори. Ведь это взаимно, Кримхильд.

И он склонился к ней и поцеловал. Уже вне этикета, идя в прямую атаку.

+1

6

Ах, этот пыл! Он был подобен не талантливому игроку любовных утех, которым слыл в штабах, но юнцом, что не в силах сдерживать себя. Быть может, тому виной была её собственная разнузданность? Кримхильд не знала ответа на этот вопрос, да и выяснять не хотела. В голове её, даже во время страстного поцелуя складывались планы и велись измышления на темы: «Как правильнее провести рукой по его шее?», «Потянуть ли его на себя, чтобы упасть на пол или же опрокинуть того на стол, рискуя его спиной?», «Из тех ли он, что обязательно вспомнят про резинки?».

Когда «волшебство близости» их закончилось, и Кримхильд смогла, оттолкнув от себя Карла, встать со стула, румянец продолжал играть на её щеках. Вцепившись в его галстук, женщина притянула к себе гостя, завлекая его в спальню многообещающи взглядом.

Они упали на перины, сомкнув губы в очередном порыве страсти, тяжело дыша и не говоря друг другу и слова. Ловкие пальцы военной расправлялись с пуговицами его рубашки, руки же капитана уже стягивали с неё платье…

0

7

Так оно и вышло, что изображать холодность и прочее здесь смысла не было никакого, слишком уж откровенным был ее призыв. Может быть, им двоим просто не хватало безрассудства и раскованности в этом, но как следствие, все приличия и вопросы были сметены к чертям совместным порывом, когда их приняла к себе постель. Никаких слов, никаких сомнений, никаких остановок и поворотов назад. Легче было выкинуть из головы вопросы, чем противитиься этому зову, древнему как мир. К черту причины... Если она сейчас отвечает ему  полностью. Позволяя порой кому-то из них "вести", они словно с врагом сражаясь, избавляли друг друга от одежды. Проклятье... Мало к какой женщине Карла тянуло настолько сильно. Ее лицо, необычные, нечеловеческие глаза, ее горячее, безупречное тело - это все как будто создано было, чтобы притягивать к себе, но многим ли удалось приблизиться и почему он? Не спрашивай, себе дороже выйдет - просто не отпускай, не дай ей забыть о тебе. Его   губы целуют шею, спускаясь ниже, пока руки довершают дело, освобождая Кримхильд от платья и нежно, неторопливо поглаживая ее тело - не торопиться, не потерять момент, когда между ними еще эфемерная, но граница, все более хрупкая... Ему не хотелось терять ни мгновения близости с ней, с женщиной-загадкой, которая всегда удивляла и заставала врасплох бравого капитана.

0

8

В те мгновения близости, когда на ней осталась лишь формальность – бельё тёмного пурпура, Кримхильд успела проклясть пуговицы и их создателя. Они были так хорошо подогнаны, что не желающие слушаться руки всё соскальзывали с них, теряя маленькие круглешки один за другим. Терпение её лопнуло и, мысленно извинившись перед Карлом, Гретчен резко дёрнула рубаху в разные стороны, слыша как одна или две пуговки со свистом полетели в разные стороны. Ещё разик, другой, и она уже могла стянуть рубашку через голову, моля Бога о том, чтобы повязка мужчины ненароком не слетела с лица.

Брючный ремень был куда податливее, а спрятанное за ним сокровище тут же легло в руку точно влитое. За прошедший месяц генерал-майор научилась паре таких приёмчиков, от которых многие мужчины теряли головы, и не использовать их на своей «жертве» было бы сущим кощунством по отношению к вероломному плану красотки.

Кусая его за ухо и тяжело дыша, она всем телом прижималась к нему, раззадоривая аппетит капитана пошлыми словечками и бесцеремонными вопросами. Обвивая его ногами и цепляясь пальцами за спину, Крима стонала так, что слышал бы каждый сосед, а уж когда дело доходило до крика, так и уличные прохожие в удивлении поднимали головы.

+1

9

У Воллена в такой обстановке не хватило осознанных действий  все же презервативом воспользоваться.  С раззадоренной борьбой с рубашкой Гретчен это было невыполнимой задачей, если честно - фройляйн генерал оказалась настоящей тигрицей, когда дошло до дела. В ответ и он не остался в долгу, уже окончательно перестав медлить и отвечая на каждое движение, на каждую ласку... Сейчас они торопились достигнуть предела, слиться воедино, но он чувствовал, что это не станет концом сегодня, так просто ни она его, ни он ее не отпустит. Он знал, что это будет именно такая ночь - когда на все наплевать, пусть даже за окнами рвутся снаряды и на пороге война (образно), и остановиться сможешь только когда уже не будет сил ни на что. Бедные соседи... Кто не уснет, а кто помрет от зависти. И на здоровье. Завтра будет день и они, возможно, задумаются о будущем - но забыть эту близость  не смогут. Карл, пожалуй, был даже немного груб... Но именно немного, так, как женщина хочет это видеть в мужчине, который желает ее без всяких оговорок, и чувствует в ней то же самое, пусть даже и зная, как мастерски умеют женщины врать. Но ведь всегда можно  поверить, даже зная. Двигаясь с ней в одном, диком и бешеном темпе - и кто из них на деле его задал? - Карл верил и сам не лгал. Здесь, сейчас, с ней - он хотел быть. И к дьяволу все, кроме них двоих...

Отредактировано Карл Райнер Воллен (2014-12-03 20:53:35)

+1

10

За первым танцем шёл второй, ещё быстрее, ещё неистовее, пока сердца бешенными барабанами бьются в груди, тела вторят им, играя в паре: шлепками, стонами, вздохами, вскриками. Первая, самая лёгкая часть плана, обрела в своём метафорическом бланке галочку «done», а за ней и вторую (так – на всякий случай).
Кримхильда прильнула к мужчине, не в силах больше играть в скачки, желая перевести дыхание и чувствуя, как неистово играет октябрьский сквозняк с её обнажённым и взмокшим телом. Не смотря на то, что тело её пылало, она всё же накрыла их обоих одеялом, улеглась на своего кавалера, не слезая с «шеста», да промолвила:
- Пять минуток, хорошо? – голос её дрожал от усталости.
Дальнейшая партия будет куда сложнее, куда тоньше. Она будет требовать отходчивости, сдержанности, силы воли и изобретательности. Расстояние, которое ей обещает поручение Штерна, вполне подойдёт для этой части плана, когда привязанность и любовь рождаются из собственных домыслов и сказок, сплетённых в голове.
Оставалось лишь надеяться, что Карл был глубоко в душе романтиком, охотником по натуре своей, для которого Гретчен не будет слишком уж простой мишенью.

Женщина осторожно сползла с него на бок, уткнулась лицом в его плечо, нежно поцеловала и прикрыла глаза. До утра было ещё далеко, а это значит, что ей придётся ещё порядочно потрудиться, чтобы «отработать» будущее счастье: своё и своего ребёнка.

+1

11

Карл сам бы в этом не признался, но чувствовал себя, пожалуй, не менее вымотанным. Давненько не бывало с ним такого... Может быть потому, что на этот раз он этому отдался и телом и душой, полностью. Именно тот случай, когда и усталость абсолютная может быть приятной. А ведь ему рано придется покинуть ее, только-только начав узнавать... Альбион. Война, как всегда, в итоге возьмет свое, разделив их морем надолго, а то и навсегда. Все может быть - и именно поэтому жалеть об этой ночи он не будет. Наоборот, ему будет к кому вернуться, а это, считай, половина дела выживания. Вот и отлично. Слишком далеко в их будущее он смотреть не хотел сейчас  - пусть пройдет время, даст им возмождность подумать, выбравшись из урагана страсти на привычное поле боя.

- Просто не уходи, милая. - Ответил он в том же тоне, устало, но довольно, обнял ее, - Мы отправимся раньше чем думали... но я хочу быть с тобой, пока есть время.

Сейчас, когда страсти улеглись... Глупец тот, кто считает, что только это главное. А Карл знал, как приятно чувствовать рядом женщину, довольную тобой, доверившую тебе себя. У них еще есть не так много времени, но каждая минута сейчас дарит если не огонь желания, то покой близости. Как знать, моэжет быть это станет чем-то большим, чем его прошлы романы. А может быть и нет. Именно поэтому Воллен и предпочитал  жить здесь и сейчас.

Отредактировано Карл Райнер Воллен (2014-12-03 23:26:49)

0

12

Прошлое никогда не покидает нас. Хорошее ли, преисполненное добродетели и триумфа, плохое ли, полное унижения и боли, оно даёт о себе знать, не отпуская никогда, вцепившись сухою рукой-корягой в наше горло, чтобы исказить слова. Поглживая нас лёгким ветерком по макушке, меняя мысли. Проникая в наши глаза и уши, пальцы и губы, искажая реальность до неузнаваемости.
Вот и сейчас эти пять минут «перекура» Крима старательно гнала из головы Африку. Но чем больше она сопротивлялась, тем сильнее память новыми и новыми волнами захлёстывала её. Словно утопающая в штормах, она отчаянно хваталась за реальность, стараясь прислушаться к настенным часам, углядеть в небесах лучик надежды…
После своего месячного турне она клялась и божилась сама себе в том, что никогда более не прибегнет к столь отчаянным методикам выживания и лучше подохнет с голоду, чем станет так себя вести хоть раз. Но мысль о ребёнке – беззащитном существе, который теперь целиком и полностью полагается на неё, заставила пойти в противоположную сторону и стать настоящей немецкой шлюхой, которую по нелепой случайности наряжали в форму и давали власть над воинством.
Гретчен ненавидела сама себя за слабость и нерешительность, за нежелание тянуть эту лямку самостоятельно, за вероломство своей паскудной натуры, которая сейчас тянет на дно человека, которому и без того не сладко придётся болтаться на виселице.
А что же она? Наивно полагает, что сможет «отмазать» его и тем воспользоваться в последствии? Что повесит на него два ярма (ребёнок и спасение), а после затребует с него безоговорочного подчинения? Да чем этот Волен лучше тех же байкеров с Хайвэя?
Ведь она также носит форму офицера, так же как и он, вынашивает планы, командует, жонглирует жизнями… только в куда больших масштабах.
Подувший ветерок всколыхнул тюль, а та едва тронула хрустальную вазу, что, покачнувшись раз-другой, упала, разбившись вдребезги, да раскидав розы и разбрызгав воду по всему полу.
И это заставило её очнуться, выпутавшись из паутины самобичевания.
«К чёрту сомнения. Где там его агрегат?» - стряхнула женщина последние из нитей наважденья, прыгая под одеяло с головой…

Эпизод завершён

+1


Вы здесь » Code Geass » Turn IV. Unity » 19.10.17. Притяжение