По любым вопросам обращаться

к Nunnaly vi Britannia

(vk, Uso#2531)

Code Geass

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Code Geass » Turn IV. Unity » 21.10.17. И даже мёртвые заговорят


21.10.17. И даже мёртвые заговорят

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

1. Дата: 21 октября 2017 года
2. Время старта: 9:00
3. Время окончания: 16:00
4. Погода: 21 октября 2017 года
5. Персонажи: Владимир Макаров, Алина Тихомирова, Евгений Красов (NPC), Антон Медынский (NPC), Елена Миклушова (NPC)
6. Место действия: Москва, Всероссийский Выставочный Центр
7. Игровая ситуация: Красов договаривается о встрече с агентом «Орагнизации», которая должна пройти в 9:30 в ВВЦ, в парке. Владимир приезжает сюда с Алиной и Романом для того, чтобы отловить агента, пока Красов будет отвлекать его своим присутствием.
8. Текущая очередность: Владимир Макаров, Алина Тихомирова

0

2

К назначенному месту приехали загодя. В чёрном тонированном джипе, припарковались недалеко от величавого входа на выставочный центр. План был просто до безобразия — самая что ни на есть обыкновенная ловля на живца. В данном случае наживкой вызвался быть сам Красов. Этот генерал либо действительно ничего не боялся, либо что-то знал, о чём не говорил. Но кому ещё довериться, как не ему?
На подстраховке был водитель Красова, Семён. Чуть полысевший мужчина тучного телосложения, за всё время поездки так и не снявший чёрные очки, несмотря на пасмурную погоду.
Владимир и Алина расположились на втором ряду сидений, Малолин же развалился на третьем. Впрочем, ерундой он там не занимался — на его плечи легла забота о предварительной проверке блютуз-гарнитуры и настройки канала связи. Вооружение было выбрано самое простое: электрошокеры и модификация АПС с прибором бесшумной стрельбы — да совсем уж на крайний случай.

[npc]143[/npc]

— Время, — напомнил Красов.
Владимир кивнул.
— Встречусь с ним я без гарнитуры. Так что, учитывайте, что первые полчаса никакой связи между вами и мной не будет. Семён, как и договаривались - встречаемся возле Останкинского входа. Подъедешь на внутреннюю кольцевую дорогу ВВЦ возле него. Грузим тело и едем прочь. Если что — свети своим удостоверением милиционера.
— Ага, — голос Семёна высокий, с долькой ехидства.
— Ну, с Богом, — сказал Красов и покинул автомобиль.
— Отсчёт пошёл. Выдвигаемся через полторы минуты, — дал команду Макаров. — Рома, не спи там.

[npc]144[/npc]

— Да не сплю я, — немного раздражённо ответил Малолин, тряхнув головой. — Может, шаурмы по пути возьмём, как этого подонка скрутим? А то я сегодня забыл позавтракать. Тут рядом с ВВЦ есть нормальный ларёк, я когда от родных вернулся, заходил.
— Я вам куплю, — отозвался Семён, ехидно прокряхтев. — Всё равно вас ещё ждать и ждать, времени полно.
— Он за углом, тебе по пути как раз. Увидишь, там ещё вывеска с Ашотом. Алинка, на тебя брать двойную порцию, или обычную? — спросил Роман, похлопав Кобру по плечу.
Владимир зевнул и потянулся, после чего втянул голову в плечи, пряча нос в чёрную спортивную куртку, поправил кобуру на груди под одеждой, подтянул бляшку ремня на джинсах и накинул синий капюшон ветровки, скрывающий верхнюю часть лица, на голову. До выхода оставалось ровно тридцать секунд.
Только бы справиться и суметь избежать лишнего внимания. Ещё рано, но сегодня ведь выходной, воскресенье. Этот агент не так прост, как кажется — выбрал одно из самых людных мест в Москве. Перестраховался, потому что не доверяет? Или это привычная процедура?
«— Держу пари, что причина встречи была размытой, раз он так сделал,» — подумал Владимир. «— Но не страшно. Нам не впервой работать в тылу врага.»
— Может, нам камеру взять? — предложил Макаров. — Сделаем вид, что ролик снимаем для интернета... Шучу. Просто я прямо чую какую-то подставу. Не забудьте платки на лицо повязать, у меня есть подозрение, что сухими из воды мы можем не выйти. Коли поймают, тут уж никакие связи Красова не помогут. Действуем быстро — Роман даёт разряд в шею, подхватывает и наше шествие принимает вид закадычных дружков, один из которых вусмерть пьян. Очнётся он примерно черед десять секунд, так что будьте готовы давать повторный разряд. Алина страхует сзади, я держу шокер на уровне его поясницы, под одеждой. Один раз в жизни можно выглядеть по-пидорски, не страшно.

+7

3

Перед заданием, по всем правилам, да и по простой логике, надлежало полностью отключиться и выспаться, чтобы зарядиться на нужный лад. Но организм думал иначе, а все потому, что Алина не обратила внимание на возникшее ещё пару дней назад першение в горле и продолжала бегать по утрам и принимать контрастный душ. Она не забыла, как по возвращении из Бразилии схватила зимой воспаление легких, но была абсолютно уверена, что почти десять месяцев – достаточный срок для возвращения иммунитета на прежний уровень.
- Чёрт, - Алина уже в третий раз за ночь просыпалась от собственного кашля. Она недовольно взглянула на часы, которые отсчитали уже восемнадцатую минуту четвертого, а значит, у неё оставалось пять неполных часов до задания, которые без того сократила подступающая простуда. Нужно было предпринимать что-то посерьезнее горячего чая.
Проверка ящиков на кухне результатов не принесла. И только потом Тихомирова вспомнила, что с последней ревизии остались лейкопластыри, йод, спирт и бинты. Всё остальное было выброшено за ненадобностью и из-за истекшего срока годности. Вариант был один – идти в ближайшую круглосуточную аптеку, благо та расположилась в двух кварталах от дома Алины.
И всё бы хорошо, но идти предстояло пешком. Кобра долго не горевала по оставленному в Краснодаре мотоциклу, надеясь, что её друг помог хоть как-то Даше и Щукину, так что приобрела себе новый той же марки «Минск», что и был у неё, поддерживая отечественного производителя, но железному однозначно требовалась прокачка от Дмитрия Андреевича…

Несколькими днями ранее она пригнала свой мотоцикл в мастерскую на севере Москвы, принадлежащую Коробову Дмитрию Андреевичу, боевому мужчине в возрасте с проколотым ухом и татуировкой «трайбл» на шее, в прошлом лидеру одного из крупных байкерских клубов города. Он познакомился с Алиной на закрытии мотосезона, куда та вырвалась в передышке между заданиями. Девушки были редкостью в их рядах, а кругом ходили слухи о неизвестной, раз в год появлявшейся на мотогонках на «Минске», почти всегда занимавшей призовое место, а потом пропадавшей к церемонии награждения. Никто не знал, как она выглядит, но на каждом соревновании болельщики ждали её появления. Её прозвали «Пантерой» за цвет костюма и мотоцикла. И на закрытии Коробов внимательно следил за девушкой, приехавшей в черно-красной экипировке на «Минске», подходившим под описание таинственной гонщицы, которая уже давно нигде не светилась. Тихомирова уже собиралась покинуть мероприятие и надевала шлем, когда Дмитрий подошёл к ней.
- Значит, это вы - Пантера?
- Да, но Кобра мне нравится больше, Дмитрий Андреевич. Не удивляйтесь, вас много кто знает, - Тихомирова пожала мужчине руку. – Вы стояли у истоков зарождения мотодвижения в Москве, это честь для меня.
- Кобра? Необычно. Вы давно выступаете, как я заметил... И уже давно я хотел сказать о ваших заездах... Кобра. Они просто поразительные, причём все без исключения. Немногие здесь могут так же чувствовать свою технику, как и вы. Радует, что у нас будут продолжатели в лице таких людей, как вы.
- Я могу гордиться, услышав это от вас, - Тихомирова искренне улыбнулась, - пока не поймешь, зачем тебе это, не услышишь песню летящего навстречу ветра, позволяющую забыть о том, кто ты в обычной жизни, - девушка похлопала своего железного друга по сиденью. - К сожалению, я вынуждена прервать наш замечательный диалог, мне уже пора, - из уважения к Дмитрию Андреевичу Алина в этот раз не могла просто взять и уехать, так что не торопилась надевать шлем, который с момента начала разговора держала подмышкой.
- Обожди немного, - остановил её старый байкер. - Меня твой байк интересовал. Я смотрю, его кто-то тебе латал, причём неплохо. Хочешь, мы с моим напарником его в мастерской подгоним? Конечно, фишки у него сейчас хороши, не спорю, но тут есть ещё, над чем поработать.
Алина до этого мотала свой несчастный мотоцикл по приятелям, чтоб один подкрутил одно, потом второй привинтил другое, и потратила немало нервов, чтобы ей помогли довести его до того состояния, в котором он был сейчас. Сейчас сама судьба была благосклонна к её другу, и она подумала, что он итак достаточно исстрадался, чтобы продолжать возить его из одной мастерскую в другую, а не доверить сразу профессионалам своего дела.
- Очень хочу! – честно призналась Кобра. – Я буду вам очень благодарна, Дмитрий Андреевич. Он столько раз меня выручал, мне очень интересно, что с ним ещё можно делать.
- Тогда подъезжай по этому адресу, - сказал он и всучил девушке небольшую визитку. - Тима встретит. Это напарник мой, парень юный, но смышленый не по годам. Загонишь в гараж, под расписку оставишь, заберешь через два дня.
- Ещё раз спасибо, - визитка отправилась в карман. - Рада знакомству с вами. На будущее, меня Алина зовут. Можно Алёна. Хорошего окончания вечера, - девушка ещё раз тепло улыбнулась.
Дмитрий Андреевич улыбнулся сквозь густую бороду, его усы зашевелились, и он пожал руку ей в ответ.
Так Тихомирова обрела в лице старого байкера, которого никак не соглашалась называть на «ты» и просто по имени, отличного товарища и личного мастера, а Тима всегда был не против приглядеть за её мотоциклом, пока она была в разъездах, благо свое умение подтвердил перед ней лично на гонках на её железном коне. А история о неизвестной гонщице стала хорошим стимулом для всех девушек, которые вступали в клуб Дмитрия Андреевича.

На улице было пустынно, пара фонарей опять не работала. Закутавшись в шарф, который не особо спасал от неприятного ветра, Алина хотела поскорее вернуться домой, выпить все микстуры и лечь спать, хоть и понимала, что выспаться вряд ли получится. Она даже не позволяла себе думать о том, что ерундовая простуда может помешать ей участвовать в операции, так что закинула телефон на кресло, когда мысль позвонить Владимиру закралась в её голову.
Но не все в эту ночь покинули теплые дома, чтобы купить лекарства. Она сразу приметила их. Слежку её учили чуять из любого положения и в любом состоянии. Сонная, пьяная или больная Алина всегда подмечала любые детали окружения. Тихую старушку, плетущуюся куда-то по своим делам, мать с ребенком, который капризничает по одной ему известной причине, молодая парочка, жмущаяся к друг другу, словно пытающаяся слиться в одно единое существо, и пятеро ублюдков, которые двинулись за ней сразу после того, как она вышла из подъезда.
Почему ублюдков? Речь, жесты и мимика - Тихомирова знала, когда человек боится, лжет или затаил недоброе. Неприятно засвербило в затылке, волосы слегка встали дыбом - человек может почувствовать взгляд другого человека. Пять «иголок» вонзились в голову, сзади раздался чей-то смешок, пару мгновений спустя перерастающий в смех.
- Девушка, куда это вы одна да с такой задницей? Эскорт не требуется? - пьяный голос из-за спины. Юмористу и его друзьям шутка показалась смешной, и они продолжили гоготать.
Сзади раздались быстрые шаги. Тихомирова внутренне сжалась, словно пружина, готовая в любой момент выплеснуть на неизвестного град ударов. Однако шаги стихли и отдалились. Видимо , «эскорт» решил, что еще не время. Все они были молодые да горячие. Им явно ударил в голову алкоголь. Мелкие хулиганства, избиение сверстников и магазинные кражи - наверняка послужной список ограничивался лишь этим. На очереди было изнасилование.
Алина прибавила шагу - нужно было завести компанию в один из близлежащих двориков и проучить. Хорошо, что нарвались они именно на неё, а не на молодую неопытную пигалицу.
Преследователи даже слегка поотстали - решили, что лучше дать жертве почувствовать себя в безопасности, а потом накинуться с эффектом неожиданности. Но сюрприз ожидал только их.
Это был один из маленьких московских двориков старых времен. Эдакий «колодец», попасть в который можно было только через арку, стены который были сплошь и рядом исписаны надписями «Вася+Даша=Любовь». Кто-то зачеркнул «Дашу» и добавил «Мишу», приписав внизу корявое «хахаха».
Выйдя во двор, Алина сделала вид, что повернула направо куда-то к подъезду, попутно оглядываясь назад. Компания не отставала и даже прибавила ходу, боясь, что жертва зайдет в одну из дверей с кодовым замком и погоня прекратится. Впрочем, замки на местных дверях были старого образца - механические. Подобрать к таким код можно было глядя на затертость кнопок. Но все равно это занимало секунд пять.
Однако женщина убегать не собиралась. Зайдя за угол, ни к какому подъезду она, естественно, не пошла, прислонившись спиной к стене. Молодые да горячие влетели во двор на всех порах, даже в мыслях не имея такого варианта, что им могут дать отпор. Это и стало роковой ошибкой.
Ближайший к Алине молодой человек получил ногой в лицо - шапка слетела у него с головы, обнажая стрижку "ежик". Самый высокий среди товарищей, он был первостепенной целью.
Второй парень уже начал вскидывать руки в защитном жесте, но рука женщине взметнулась змеей, оправдывая прозвище Алины, и «ужалила» несостоявшегося насильника в горло. Достаточно сильно, чтобы лишить дыхания, но недостаточно, чтобы убить.
Третий кинулся вперед, надеясь массой повалить Тихомирову на землю, пока четвертый полез в карман - наверняка за ножом.
Алина ушла вбок, пропуская мимо себя "таран", делая пару быстрых шагов в сторону молодого человека, пытающегося достать холодное оружие.
Парень вытащил травмат. Тихомирова усмехнулась, не ожидая подобных игрушек у маленьких детишек. Одно мгновение, и оружие оказывается уже у неё. Человек перед ней недоуменно смотрит на руки, удивляясь исчезновению пистолета, рукоять которого тут же прилетает ему в переносицу, отправляя отдохнуть.
Сзади уже собирается на второй заход другой нападающий, промахнувшийся в первый раз. Ему на полном ходу достается выстрел из травмата в ногу, а когда он подкашивается и по инерции продолжает лететь вперед, его лицо встречается с подошвой сапога на полном ходу.
Пятый уже сидит на земле, заложив руки за голову.
- Не стреляйте! Я говорил им, что это плохая идея, а они... - парень чуть ли не плачет.
Тихомирова закидывает пистолет на козырек одного из подъездов и торопливым шагом удаляется со двора. Ей не стоит светиться лишний раз.
Молоденькая девушка-фармацевт, дежурившая этой ночью, задремала, несмотря на количество выпитого  кофе. Но Алина нарушила её сон: нервно зазвенел над дверью звонок, когда Кобра со всей силы дернула её на себя.
- Доброй ночи... - натянув улыбку, она просит девушку подобрать эффективный комплекс лекарств от простуды, в которых сама мало что смыслит, предпочитая бить по простуде сразу антибиотиками, если появляется температура выше тридцать восьми. – И градусник, пожалуйста, - вспоминает Тихомирова.
Фармацевт быстро находит нужные позиции и, озвучивая цену, укладывает в пакет. Неожиданная ночная посетительница, улыбнувшись, оставляет тысячу рублей, забирает покупку и уходит, осторожно прикрывая за собой дверь и не дожидаясь сдачи.
Дома, приняв все, что было можно, Алина легла под одеяло и заставила себя уснуть, помянув недобрым словом идиотов, отобравших у неё полчаса драгоценного времени.
Утром, как и было обговорено, её забрали у станции метро «Краснопресненская». Состояние было паршивым, несмотря на ударную дозу препаратов, голова готова была расколоться. Но Алина держала лицо и не подавала вида, что ей плохо. Об этом мог догадаться только Вова - он всегда словно не догадывался, а по умолчанию знал.
Она сухо поздоровалась с уже находившимся в машине – её подобрали последней. Малолин пытался разговорить Кобру по дороге к ВВЦ, пока не обсуждались детали, но Алина была целиком поглощена своим состоянием, боясь, как бы не сорвала весь план. Время до встречи Красова с агентом неумолимо уменьшалось. Предупреждать парней стоило заранее, а сейчас не быть балластом и надеяться, что температура не поднялась, хотя Тихомировой казалось, что, останься она в машине ещё минут пять, точно вспыхнет как свечка.
- Камера? Вова, тебе нужно было однозначно в режиссеры идти с такой манией снимать всё и вся, - не удержалась от едкого комментария Алина.
Только произнеся эту фразу, она уже почувствовала неприятное жжение в горло, но сдержала позыв кашля и рефлекторно прикрыла рот рукой. В кармане лежали таблетки, любимый шипучий «Мукалтин», и Кобра достала пластинку и выдавила одну, потом подумала, и увеличила их число до двух, для верности.
Ром, ты там про шаурму что-то спрашивал? – задумчиво переспросила она, рассасывая препарат и удерживаясь от того, чтобы не разгрызть его. – Можно обычную, но лучше лимон... - «В идеале - горячий чай с лимоном...»
Шаурма с лимоном – а что? Лимон вообще штука универсальная, – задумчиво сказал Макаров и, повернув голову, посмотрел на Алину проницательным взглядом, готовым впиться в душу, чтобы изучить каждый её уголок.
Но Владимиру не нужно было делать это во второй раз. Все уголки её души он уже изучил. Он читал её, точно книгу. В строках и между строк, со скоростью тысячи символов в секунду.
Как для вкуса блюд, так и для профилактики болезней... – губы Владимира растянулись в улыбке, что была не менее проницательной, чем взгляд его разноцветных глаз.
Putamerda, я приболела, - немного раздраженно призналась Тихомирова, - поэтому лимон будет очень кстати, - поморщив нос, произнесла она и отвернулась к окну, в наивной надежде скрыть улыбку от этого пронзительного взгляда. - И ещё виноград можно, да, - протянула Алина многозначительно. Раз парни строили планы после поимки агента, что мешало ей подумать о предстоящем вечере? И снова кашель скребется наверх из груди, но Алина сдерживает его и ещё больше натягивает шарф на нос. «Да, уж, с такой простудой только Вову вкусностями кормить, ещё не хватало ребят заразить. Буду валяться в кровати и болеть, как всё закончится».
Что-то на фрукты потянуло, – вслух произнёс Малолин. – Тоже решила потребление белков, жиров и углеводов отрегулировать?
Да ты что, зачем такой девушке этим заниматься? –  Семён хихикнул. –  Может, она беременна?
В машине наступила тишина. Даже Семён не стал смеяться, отвернувшись к лобовому стеклу. Если бы Алина сейчас взглянула на лицо Макарова, то увидела бы, как улыбка спала с его лица, а сам он немного побледнел. Но положение спасли короткие гудки таймера наручных часов Владимира.
Пора, –  произнёс он. – В парк входим разрозненно, растягиваемся по ширине дороги, Роман идёт чуть впереди нас с Алиной. Следим за фигурой Красова, как только я дам команду – Роман идёт на перехват.
Макаров открыл дверь и вышел на свежий воздух.
Алина мрачно посмотрела на Семена:
- Balalao, - выдохнула она и проводила взглядом спину Владимира.
Она была поддержкой Макарова, и вывод её из строя, как боевой единицы, отрицательно сказался бы на всех планах. Алина боялась, что Владимир окончательно скроется во мгле мрачных льдин, которые она с таким трудом растопила. И тогда его уже никто не спасет. Разумеется, они предохранялись. И сейчас у Кобры была обычная простуда. Но тема, поднятая этим водителем, которому явно не мешало подрезать язык, теперь повиснет между ними в воздухе, пока один не решится поговорить о возможных последствиях их отношений. Алина не знала, даром или проклятьем станет для нее ребенок, если она вообще будет когда-нибудь мамой. Но она знала, что, пролив кровь сотен людей,  движение забившегося однажды в ней сердца остановить не осмелится.
Тихомирова поправила шарф и, покинув салон машины, оставила все свои мысли вместе с болтливым Семёном.

Отредактировано Alina Tikhomirova (2014-11-20 22:26:16)

+6

4

Позади раздался рёв мотора и Семён уехал. Владимир осмотрел площадь перед входом. Зря он волновался о многолюдности. Утро, пасмурность, осенняя прохлада - всё это сыграло на руку, а потом людей на ВВЦ было не так много.  Милиционеры дежурили у входа только для виду, на деле же они, собравшись в группу из трёх человек, что-то заинтересованно обсуждали.
Мысленно Владимир поблагодарил московское управление безопасности за то, что на вход ВВЦ не стали ставить рамки металлоискателей и сейчас можно было по пальцам пересчитать парки, где они были.
Молча они миновали милиционеров и вход. Взглядом нащупав вдали крепкую фигуру генерала, уверенной походкой огибающего центральный павильон.
- Ускорьте шаг, - сказал Макаров и своим примером задал убыстрённый темп.
- Тренировка сборной Российской Империи по спортивной ходьбе. Тренируемся и ловим, - улыбнулась Кобра в шарф, выполняя приказ и в тоже время осматриваясь по сторонам. Никого подозрительного не наблюдалось и очень хотелось, чтобы так оставалось до конца операции. Расстояние до Красова постепенно уменьшалось.
По пятам они следовали за Красовым, который выбирал самые короткие пути. Похоже, встреча действительно должна была состояться возле фонтана. Обойди центральный павильон, Макаров и его друзья дошли до фонтана, после чего Владимир приказал всем остановиться и осмотрел видимую область перед фонтаном.
Людей почти нет. Дедушка вдалеке читает книжку, группка кавказцев, семь человек, развалившись на лавке в другой стороне, обсуждали что-то своё.
Красов остановился в противоположной стороне этого фонтана, напротив лавки, на которой в полном одиночестве сидел мужчина, одетый в строгий чёрный костюм, пальто и чёрную шляпу с широкими полями.
Они поздоровались за руку. Макаров изо всех сил напряг своё внимание, чтобы проследить за сообщением Красова. Сжатый кулак за спиной.
- Ожидайте, - сказал Владимир своим товарищам.
Пришлось выжидать, пока цель вместе с Красовым покинет территорию фонтана и выйдет на более открытую местность.
Идти пришлось долго. Макаров даже удивлялся - каким образом Красову удаётся так долго держать тему для разговора, не выпуская агента? О чём они разговаривают?
Пообещав себе, что затем он обязательно спросив, Владимир осмотрелся. Ничего, подозрительных личностей нет. Даже удивительно. Но, впрочем, возможно, они не ожидают, что Макаров мог так быстро добраться до России? Тем не менее, для нападения было рано - людей здесь было куда больше, чем перед фонтантом. В холодную погоду все предпочитают двигаться, а не сидеть на месте.
Идти следом пришлось долго. Как великий артист, Красов уверенно держал паузу. Они дошли аж до самой промышленной площади, тогда как Красов умело воспользовался ситуацией и сменил направление в сторону закрытого кафе "Центральное". Закоулок рядом с ним, ведущий в сторону павильона нефтяной промышленности, был пустынным и людей там не было вообще. Вот он - шанс. Пятерня Красова была растопырена за спиной. Готовность!
- Роман, сближение, - сказал Макаров.
Напарник последовал приказу и ускорил шаг, что следом за ним сделал и Макаров. Напряжение в воздухе нарастало, точно температура в финской бане. Владимир почувствовал, как сердце начинает биться быстрее.
Когда же пальцы Красова изобразили "козу", Владимир скомандовал:
- Захват.
Роман ринулся вперёд, точно разъярённый бык на родео и, ухватив агента рукой вокруг шеи, приставил к шее шокер. Красов сделал элегантный вальсовый шаг в сторону, позволяя Малолину работать. Тело агента обмякло, и Роман с легкость подхватил его за плечи, не давая упасть, после чего поволок вперёд. Через пару секунд к шествию присоединился Владимир - обойдя агента справа, он подхватил его за спину, запустив руку с шокером под одежду.
Агент оказался белым мужчиной европейской наружности. Гладковыбритый, короткостриженый. И довольно мясистый, надо сказать. От него пахло дорогим мужским парфюмом и виски.
- Хорошо сработано, - улыбнулся Красов. - Знакомьтесь, Владимир. Это - Евгений Козин. Техник компании "Moscow-Internet", обеспечивающей Интернетом северные регионы города Москвы, а также частично Тверскую область.
- Разберёмся, кто он, - Макаров подтокнул пухлячка вперёд. - Алина, обыщи его, пока в себя не пришёл.

+8

5

Кажется, агент ни о чем не подозревал, когда шел на встречу, так что никакого оружия у него не нашлось, как и возможных жучков, впрочем, во втором Кобра была не совсем уверена, все-таки одно дело, когда устройством проверяешь, а другое, когда на глаз, да ещё за ограниченное время, пока никто не появился в проулке.
Во внутреннем кармане пиджака нашелся бумажник, из которого была извлечена визитка интернет-компании, о которой говорил генерал и карточка постоянного клиента сервиса «Автомир». Купюры после беглого просмотра были возвращены на место за ненадобностью. Также Алина извлекла из карманов ключи от квартиры, куда неплохо было бы наведаться, но позже, и мобильный телефон, который тут же был отключен.
Закончив с обыском человека, Тихомирова передала Красову вещи, и процессия быстро двинулась к Останкинскому входу, где их должен был ожидать Семён.
Добрались без происшествий - выбрав наиболее безопасную дорогу, они вышли на Садовый проезд, откуда рукой подать было до так называемой Кольцевой дороги, огибающей всю территорию ВВЦ вдоль ограждения по периметру. Отсюда, как легко догадаться, и название пошло.
Макаров сразу сказал Козину, когда тот немного пришёл в себя, чтобы даже не думал рыпаться, а в довесок ещё и кулаком погрозил. Удивительно, но этого вполне хватило, чтобы этот мужичок тучного телосложения замолк и не раскрывал рта.
Семён поджидал друзей возле автомобиль. Облокотившись на капот, он курил - ещё в машине Владимир обратил внимание, что водитель курит сигареты недорогие, "Тройку".
Когда они подошли, Семён уже потушил сигарету и перестал курить.
- Давайте, закидывайте его назад, в машине упакуем и будет сидеть смирно, - сказал Семён, улыбаясь. - Шаурму я купил!
- Шаурму? - Красов удивлённо изогнул бровь. - Вы сюда кушать что ли пришли?
- Ну чё, а чё, - затараторил Семён, приподняв руки. - Кушать-то хочется! И вообще, я предложил! Вкусно ведь! Вам, Евгений Дмитриевич, я тоже купил!
Генерал раздражённо зашевелил усами.
- Чёрт с тобой, поем. Надеюсь, ты не забыл, что я люблю много соуса и капусты?
Семён замотал головой, после чего все расселись по своим местам. Семён закрыл двери, включив блокировку ручного открытия для задних - чтобы агент не сбежал, а Роман для профилактики как следует замотал ему руки скотчем.
- Вези на стрельбище, - улыбнулся Красов. - Не будем же мы машину в крови пачкать, верно?
А Макаров тем временем набрал знакомый номер и, дождавшись, когда возьмут трубку, произнёс:
- Птичка в клетке.
- Отлично! – Алина только хотела вгрызться зубами в шаурму, ознаменовав множившимся шуршанием пакетов и хрустом огурцов в начинке удачное окончание этапа операции, но, посмотрев на Вову, который с удовлетворенным видом убрал телефон и смотрел теперь в окно, подумав о страдающем горле, протянула мужчине свою порцию. – Худею, - хоть на лице и было спокойное выражение, но глаза Кобры смеялись. Когда-то Вова поделился с ней бронежилетом, пусть теперь получает за него вредную, но вкусную еду, жаль, что не Алиной лично приготовленную.
Семён радостно хрюкнул и засмеялся, после чего надавил на газ. С территории ВВЦ джип выехал без всяких проблем, а путь к стрельбищу, где недавно практиковались Алина и Владимир, занял не так уж много времени - через час, с учётом небольших пробок, они уже были на месте.
Козина грубо бросили на стул.
Макаров склонился над ним, поставив ногу на колено мужчины и, уперевшись рукой, надменным тоном произнёс:
- Ты знаешь, кто я?
Козин сглотнул,  а после часто закивал. Его поросячьи глаза часто-часто забегали, точно он искали помощи от кого-то из присутствующих.
- Ты что, глухонемой? – поинтересовался Владимир, видя, как собеседник, в попытках сказать хоть что-то, ловит губами воздух, точно сом-отшельник.
- Да, - Козин, похоже, сам не знал, что ответить. – Слушайте, не трогайте лучше – у вас будут большие проблемы… Вы же понимаете, что если я пропаду, то вас, Евгений Дмитриевич, они достанут в первую очередь, и тогда всему тому, о чём с вами говорили, придёт конец! Вы считаете, что убив Джоан, избавили себя от проблем? Вы идиоты, просто идиоты! На её место придёт другой человек, который тут же вскроет всех вас, как консервные банки!
- Да, да, - протянул Красов, похаживающий по подсобному помещению, где сейчас находились все, кроме Семёна, поджидавшего на улице. – Что ещё расскажешь? Ты вообще осознаёшь свой положение, или нет?
Евгений прищурился, чиркнул дорогой зажигалкой и закурил толстую сигару.
- Да пошли вы! – плюнулся Козин так, что смачный плевок попал прямо на кроссовок Макарову.
Владимир опустил взгляд вниз, рассматривая, как пузырчатая жижа растекается по мыску.
Подняв рассвирепевший взгляд на пленного, Владимир, немного отойдя в сторону, со всей силы засандалил жиртресту по лицу той самой ногой.
Стул с мужчиной с силой был повален на пол. Раздался грохот, а за ним – стоны и кашель. Один за другим Козин сплёвывал на пол выбитые зубы. Макаров не дал ему оклематься, схватил и поставил на место, после чего зарядил кулаком промеж глаз. Следующий удар пришёлся в левую часть лица, прямиком в челюсть, следующий – в правую. Буквально через минуту на лице бедолаги живого места не осталось – и тут, и там виднелись гематомы и огромные вспухшие красно-синие волдыри.
- Тебе повезло, что это – всего лишь избиение, - прыснул Макаров. – Если бы меня беспокоило твоё жирное еб*ло, я бы с большим удовольствием подключил тебя к двухсотдвадцати-вольтовому прибору для прикурки – вот тогда бы ты у меня полетал. Такое бы рассказал, Мюнхгаузену и не снилось в страшных снах!
Козин тяжело дышал, зло глядя на Макарова.
- Успокойся, парень, - Владимир безэмоционально похлопал допрашиваемого по опухшей щеке. – Тебя ждёт либо смерть, либо зона. Таких как ты в тюрьме жалуют, даже не петушат. Вас, шпионов и узников совести, в тюрьмах любят. Авось из козлов в мужики вырвешься, а там в блатные недалёко. Говори, что тебе известно.
Козин вздохнул, опустил голову.
- У него болевой шок, - произнёс Красов. – Перестарался ты. Пусть немного придёт в себя. Как только сможет чувствовать боль – тогда продолжим.
- Стойте… - Козин харкнул кровью, изо всех сил стараясь не попасть в кого-нибудь – похоже, урок этот жирдяй усвоил сполна. – Вы… Красов… Я единственный, кого вы отловили?
- Нет, - ответил генерал. – Товарища, про которого я спрашивал, тоже взяли. А что?
- Значит, Дырявый попался… Он вам ничего не скажет…
- Дырявый? – Макаров ухмыльнулся. – Почему Дырявый?
- А… Вам ещё не рассказали, - Козин прокашлялся, сплёвывая кровь себе на одежду. – Узнаете, узнаете… Слушайте… Поймите… У меня семья…
- Ну-у, начинается, - Макаров стукнул разок по металлической ножке стула. – Семья у него. Что за оправдание?
- Дослушайте… - попросил Козин. – У меня сын… Жена… Вы понимаете, что хотелось лучшей жизни, чем в этой загнивающей стране?
- Не оправдывай своё предательство, червь, - Макаров схватила Козина за глотку и сжал, глядя прямо в глаза. – Ты сам лично что сделал, чтобы помочь?
- Мне сказали, что помогут… - пролепетал он в ответ. – Что ты станешь новой надеждой…
- И ты поверил британцам? Вот умора. Выкачка ресурсов это была бы. И сил. Отвлечение внимания. Попытка сыграть на медных трубах, раз утопить и сжечь не получилось. Неужели не понимаешь?
Козин молча сглотнул, а затем сказал:
- Может вы и правы… Макаров. Но уловите мысль: я не хочу, чтобы ГСБ трогали мою семью… Или на кого вы там работаете.
- Неважно, на кого мы работаем, - Макаров присвистнул. – Ты будешь говорить, или нет?
- Только если семью не тронете, - сказал Козин.
- Не тронем, - вмешался Красов, когда Макаров позволил себе задуматься на секунду. – ГСБ лишь проверит их причастность к деяниям организации, на которую вы так усердно работаете, Евгений. Признавайтесь.
- Хорошо, - решился Козин. – Я скажу… Наша Интернет-Компания… Я работаю на неё четыре года… Два года назад меня вызвал директор. Он спросил меня: хочу ли я зарабатывать больше, чем сейчас? Я, естественно, согласился. Нас было несколько, таких, кто согласился. Я стал старшим управляющим техником. Моей обязанностью было руководить обновлением маршрутизаторов подсетей… Однако, мы не просто меняли маршрутизаторы – к ним мы подключали некие устройства, которые перехватывали вообще всю информацию, отправляемую и получаемую пользователем, кодировали её, и направляли к нашему отделу… Фактически, это был вирус. Троян. Мы получали пароли, пинкоды банковских карт… Кучу всего! О том, что это за устройства, я узнал год назад… Тогда же меня приставила к стенке Джоан и потребовала молчания. А мне ничего не оставалось, кроме как молчать… Это Макаров смелый… Без разговоров пулю в лоб… А я-то что? Я всего лишь обычный жадный, жалкий человек. Меня было легко запугать, но ещё легче – купить. Мне пообещали золотые горы и дали аванс, я стал получить больше, меня допустили к работе в головном офисе… Теперь я занимался лишь отчётами.
- Вы не работали с обычными пользователями, - произнёс Макаров. – Вы делали это лишь с крупными компаниями. Кто подключал вас?
- Как минимум, некоторые отделения Приват-Банка, целиком Рубль-Банк… Автомобильные салоны… Много чего ещё. А недавно нам сообщили о том, что вы сбежали из тюрьмы и нам в срочном порядке требуется расширение для того, чтобы мы могли взять под контроль как можно большую часть города… Тогда мы стали тайно устанавливать устройства-перехватчики на подсети других провайдеров. Всё это было нужно для того, чтобы обеспечить вам, Макаров, полный контроль над столицей, открыть вам простор для подкупа, запугивания и шантажа.
- Вот как. Значит, ваша Интернет-Компания была одной из самых важных сучек этой британской организации?
- Типа того… В России. Но не самой главной в мире.
- Я до сих пор не понимаю, почему именно ты и Дырявый выходили на связь с Красовым.
- Мы были выбраны доверенными лицами… Нас проверяли… Долго проверяли… Какие-то тесты… Наблюдения… Когда они убедились в том, что мы верны идее, нас выбрали, как расходных лиц… Никто и подумать не мог, что финальное звено – ваше, доставит столько проблем… Они очень сильно просчитались с вами. И если нас купить смогли, то вы… Вы сыграли по-своему. Макаров вырвался из ловушки, а Красов… Красов просто оказался слишком скользким типом, нам не по зубам…
- Так ты всё это делал лишь из-за денег? – спросил Макаров, и его взгляд стал ещё более суровым.
Козин помедлил минуту.
- Я это делал ради своей семьи.
- Ну и мудак ты, Козин, - произнёс Макаров и сплюнул в сторону. – Сеанс окончен, клиент готов.
Он вздохнул и вышел из помещения, не желая больше видеть перед собой этого недоноска. Захотелось покурить, но Владимир сдержался. Вместо этого он достал из кармана телефон и набрал номер Анжелы. Настала пора сообщить очень важную информацию.
- Птичка запела. Встреча на птичьем рынке.
Перенабрать другой номер. Теперь, когда аж целых два агента было выведено из строя, действовать предстояло предельно быстро:
- Мушрум. Пробей адрес головного офиса «Moscow-Internet». Найди информацию о ЧОПе, который отвечает за охрану. Набери Антона и Лену, мне потребуется их содействие. Найдите возможность получения доступа к видеонаблюдению внутри офиса и снаружи, при необходимости скажи, что от меня для этого потребуется. Кроме того, я отправлю тебе копию телефонной памяти и SD-карты телефона Козина.

Эпизод завершён

+6


Вы здесь » Code Geass » Turn IV. Unity » 21.10.17. И даже мёртвые заговорят