По любым вопросам обращаться

к Nunnaly vi Britannia

(vk, Uso#2531)

Code Geass

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Code Geass » Turn IV. Unity » 16.10.17. За Китайскую Стену, за моря-океаны


16.10.17. За Китайскую Стену, за моря-океаны

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

1. Дата: 16.10.2017
2. Время старта: 16:00
3. Время окончания: 17:30
4. Погода: 16 октября 2017 года
5. Персонажи: Вэй Дзин, Маррибелл мэл Британия, Олдрин Зевон (ГМ), Леонхарт (ГМ), Мирцелла мэл Британия (без сознания)
6. Место действия:Военная база подконтрольная силам генерала Бэя.
7. Игровая ситуация: Малютка Мирцелла успешно спасена из лап похитителей и нуждается в медицинском присмотре. По понятным причинам её сестра не может оставить дитя в Китае, даже если той и гарантируют полную безопасность. Пришла пора покидать Поднебесную, столь не гостеприимно отнёсшуюся к Британцам. Для Вэй Дзина же это – последняя возможность сказать всё, что у него на душе по отношению к Принцессе, которую он, несомненно, не упустит, даже если это помешает ему выполнить свою миссию.
8. Текущая очередность: Дзин, Принцесса, ГМ

+2

2

Бесшумные тяжёлые шаги. Бесстрастный взгляд изумрудных глаз, казавшийся ещё более отрешённым, чем обычно, на мгновение встретился с Олдрин. Импульс. Короткое противостояние. И только пройдя мимо личной охраны, так никем и не остановленный, Дзин позволил себе улыбнуться. Глазами - губы его так и остались неподвижны, словно бы в страхе быть замеченным. Будто бы эта улыбка могла рассказать больше, чем он сам.
— Принцесса Маррибелл... искренне рад возвращению Мирцеллы.
Дзин не смотрел на неё. Всё внимание умышленно сконцентрировались на самолёте и работе техников, неспешно завершающих обслуживание. "Скоро..." Их обыденный ритм успокаивал. Напоминал, насколько Мир остаётся неизменным независимо от переживаний людей. Не жестоким, несправедливым и злым, а просто настоящей реальностью.
Той, которую теперь не разделял.
— Когда Вы вернётесь? — речь лейтенанта была привычно спокойной и равномерной, без обилия эмоций, притягивающая своей умеренностью. Даже слишком. Настолько, что казалась неестественной. Он же всё продолжал глядеть вперёд - пролетающие по небу птицы, едва заметное движение плывущих облаков и яркий солнечный диск, освещающий землю. Осознанность. Ему требовалось быть осознанным. Переключиться на миг вокруг и ощущение настоящего, остановить внутренний диалог и ощутить, как эмоции исчезают сами собой... но их и не было.
Только незнакомая тяжесть в груди отдавалась тупой болью.
— Сожалею, что в итоге не смог ничем помочь, — слова даются с непривычным трудом, и явно не те. Всё кажется неправильным. Само пребывание здесь, разговор, насильственный и принуждённый, неожиданная для него самого первая в жизни запоздалая привязанность. "Смешно." Не желать отпускать. Отслеживать корни странного чувства и понимать, насколько это глупо и на него не похоже. Ещё одна улыбка без улыбки. Если духовное развитие заключалось в глубинном познании себя, сегодня Дзин раскрыл новую, неизвестную часть себя. Ту, что сковывала тело цепями, и сводила на нет все попытки остановить безудержный монолог в голове.
Глубокий вдох. Вслед за ним - выдох, длившийся ровно на одну треть дольше. Закрыть глаза, оборвать голос внутри и ровно дышать, очищая сознание. Ощутить слабый порыв ветра и позволить ему унести всю тяжесть, наполнив сердце лёгкостью. "Да, именно так." Взять всё самое лучшее и отбросить ненужное вместе с тем, как уголки губ едва заметно поднимутся вверх.
— Принцесса Маррибелл, — он повернулся, вместе с этим полностью осознавая её присутствие. Прежде тусклые, словно покрытый пылью изумруд, глаза спокойствием леса, равноденствием лета и выражаемым в них теплом стали ярче, живее, стоило только им встретиться с чистым сиянием отражавшего солнечный свет аметиста. Дзин никогда не отмечал цвет. Никогда не запоминал его. Не всматривался в глубину, отмечая каждый оттенок. Исключение, которое останется в памяти, как ему казалось, теперь навсегда. — Прошу, прими это.
На руках его нет перчаток, уродливые шрамы от ожогов не скрывает мягкая ткань. Но это не важно. Он уже стоял перед ней и бережно сжимал хрупкую девичью ладонь. Совсем как тогда. Ничего не изменилось - только холодный предмет впитывал в себя тепло двух разных тел. Серебряная цепочка, ровно сто шестьдесят четыре звена. Подложка, как твёрдая ракушка, с тремя прорезями, уходящими вверх. Едва различимое подушками пальцев возвышение в форме креста. Кулон с чистым рубином.
Тот, что намеревался подарить вместе с признанием.

Отредактировано Wei Jin (2014-12-01 13:32:34)

+6

3

Маррибелл была счастлива найти свою сестру, но не в таком плачевном состоянии. Малышка Мирцелла по-прежнему лежала в коме. Шестая принцесса уже готовила все для поездки в 11 Сектор. Это не самое прекрасное место, но будет лучше прогнившего Пендрагона. Мирцелле нужно находиться под присмотром врачей и в безопасности. На душе стало одновременно спокойно и тревожно.
Принцесса услышала шаги и обернулась на звук. Губы самопроизвольно расплылись в самой мягкой улыбке. Когда она вернется? Принцесса задумалась. Сколько же она пробудет в Японии? Хотелось бы как можно меньше времени. Маррибелл не хотела возвращаться сюда и одновременно желала обратного. Эта смесь противоречивых чувств не оставляла принцессу уже долгое время.
- Как можно скорее, Дзин. Как посол Священной Британской Империи я должна быть здесь. – голос как всегда спокойный и уверенный.
Не смог помочь? Китаец ошибался. И ошибался сильно. Маррибелл смотрит на спину лейтенанта и мысленно плывет по реке воспоминаний. Горьких, трепетных, радостных. Самых разных, которые она будет помнить до самого конца.
- Ты не прав. Ты помог мне. Ты спас мою жизнь от покушения. Ты пришел, когда я так нуждалась в этом. Ты пытался помочь в поисках Мирцеллы. – Маррибелл говорит искренне, от всего сердца. Нет ни единого намека на ложь. И все это он может увидеть в её глазах. Прекрасный и теплый изумруд. Тот, что как свет вывел Маррибелл из тьмы отчаяния. И забыть этот теплый и уже как родной свет слишком трудно.
Принцесса не заметила, как её руку снова бережно держат. Руки лейтенанта необычайно теплы. Марри свободной рукой аккуратно закрывает шрамы и проводится пальцами по ним. Они её не отталкивают, не заставляют ужаснуться. Шрамы словно воспоминания, не так ли? Даже у принцессы есть пару воспоминаний от неудачных тренировках фехтования, а Маррибелл очень неуклюжа и всегда где-нибудь у неё синяки. Кроме знакомого тепла принцесса почувствовала нечто холодное. Британская принцесса убрала свою руку и увидела кулон с насыщенно ярко-красным камнем. В старину рубины считались  «камнями жизни и любви». Считалось ли так сейчас? Принцесса не могла дать точный ответ. Она никогда не влюблялась, особо не думала о своей личной жизни. Маррибелл так и стояла и держала в руках подарок китайца потеряв дар речи. Принцесса на миг растерялась. Попытка собраться, вспомнить былое, мыслить трезво. Все это было отброшено. Девушка не слушала разум, правила выученные по сто раз. Она полностью доверилась сердцу. Губы шестой расплылись в счастливой улыбке.
- Он прекрасный. Спасибо тебе. Я буду бережно хранить его. – голос мягкий, добрый, нежный. Принцесса набрала в легкие воздуха и тихо вздохнула. – Знаешь, Дзин…ты для меня очень дорогой человек. Я тебе очень благодарна за все. И я ничем тебе не могу отплатить за все.

Отредактировано Marrybell mel Britannia (2014-11-24 16:40:32)

+3

4

Сейчас здесь была практически вся команда, недавно неожиданно увеличившаяся за счет взвода "Чистильщиков" принца Ренли. К ним, кстати, определили наемницу, которая помогла Леону и Джино спасти Мирцеллу - и присмотрят, и не дадут пропасть талантам, как сказал их командир. Впрочем, здесь они были скорее как молчаливые стражи в броне и глухих шлемах. А вот вокруг самой Маррибел сплотились ее люди - Олдрин, Леон, Тинк, Артурия.

Олдрин проводила пришедшего прощаться Дзина взглядом... Нет, она может и сама себя не понимала, но определиться с отношением к этому человеку не могла. Разумом понимала, что он желает Маррибелл добра, но сердцем не хотела принимать того, что он, кажется, становился для нее важнее  подруги детства и рыцаря. В итоге она следила за ним - просто для порядка - но в то же время постаралась отрешиться от сцены такого вот душевного расставания. Эх, передышку бы - чтобы в своих чувствах разобраться, да с принцессой поговорить по душам... Но никто им такую не даст.  А долг рыцаря - наплевать на эти самые чувства и быть щитом и мечом, когда надо. А сейчас - ой как надо... Так что рыцарь по крайней мере внешне хранила спокойствие. И сообщила вскоре:

- Все готово к отлету, Ваше Высочество.

Отредактировано Oldrin Zevon (2014-11-29 18:39:42)

+1

5

Короткий вздох принцессы отразился внутри него болью - обычный, бессознательный жест был подобен подведённому к самому сердцу рычагу, механически, бездушно бросающему его на один из двух кардинально противоположных полюсов эмоций. Ещё одна глупость. Следить за каждым, даже мельчайшим движением так, словно бы только от этого человека зависел мир вокруг, только он определял существование. Привязанность, доходившая до одержимости, когда радостная улыбка на лице способна была превратить бренную жизнь на земле в рай, а грусть - в холодный ад.
"Всемогущий Будда, я заболел мирской любовью." Плохо. Очень плохо. Если даже руку убрать - невыносимо больно, то как придётся расставаться?
— И не нужно, — качает головой, скрывая в ответе на благодарность то, как внутренний мир пылает в хаосе, как его разрывает на куски, перемешивает, трясёт каждую часть в то время как он продолжает свои обрываемые попытки увести мысли в сторону от всех переживаний, вновь - с ещё большим рвением - вернуться к контролю над дыханием и силится пресечь всё на корню, вернуть прежнее спокойствие и чувство гармонии, унять жар в груди даже если не останется ничего кроме как вырвать сердце. — Возможно, когда-нибудь...
Фраза не обрывается - за ней и не подразумевалось продолжения. Он оставил левую руку лежать ладонью на подарке, и подушечками пальцев ощущал поверхность её нежной и тёплой кожи. Этого было достаточно. Во всём мире остались только они вдвоём, и Дзин продолжал разбирать охватившие его чувства в надежде их высказать. Произнести три слова, что стали вмиг тяжелым, никак не поддающимся комком прямо в горле.
Нельзя. Он просто не мог. Как не удавалось и остановиться. Всё - и восприятие окружения - замерло где-то посередине, где-то в начале импульса, момента, так и продолжая висеть вместе со слегка приоткрытым ртом.
"Спасибо тебе, Олдрин."
— ...похоже, вам пора, — и завершилось, пускай и совершенно не тем. Дзин убрал свою руку. И уже совершенно формальным тоном, как отойдя ото сна и помня про присутствие постороннего, попрощался. — Удачного вам полёта. Я буду молиться за здоровье принцессы Мирцеллы.
Когда внутри ничего так и не изменилось. Только снаружи - каменной маской лица и потухшим взглядом. Шанс упущен. Второй возможности не будет. Утешение мыслям находится в том, что ничего и не могло быть. С самого начала. И он - со стороны возможно даже радостно - улыбнулся собственной глупости.

Отредактировано Wei Jin (2014-12-01 19:52:15)

+2

6

Однако этого «когда-нибудь» и не будет уже никогда. В таких красках в которых видел всё Вей Дзин уж точно. Они отличались от тех, что видела Марри, с какими на него по-прежнему смотрела. К сожалению, для Китайца, её сердце уже «захватили» в долгой осаде оно поддалось не так давно до отлёта в Китай, и это было само по себе открытие для девушки. Оно до сих пор продолжало биться в том самом ритме, как и пару лет назад, в совокупности с тем самым «выбранным» человеком, словно пытаясь подстроиться под чужое сердцебиение. Так приходилось каждый раз, когда они оставались вдвоём. Но за то время, как она оказалась тут, такие моменты становились всё реже. От чего порой из девичьего сердца вырывалась тоска. Впрочем, оно было занято и другим, не менее важным человеком, порождая боль и волнение, и меняя прежний ритм. Каждый раз увеличивая его ход. И принцесса не могла разъединить и разобрать эти чувства. То ли она тосковала по моментам наедине с тем самым человеком. Когда их пальца соприкасались, а тела находились на настолько близком расстоянии друг от друга, что можно было без труда впитывать и делиться своим теплом. Или всё же, оное было вызвано тоской и переживанием за свою младшую сестру? Даже после завершения этой истории, которая уже подходила к своему логическому концу, Марри так и не смогла в этом разобраться. Однако, сейчас то у неё появится на это время. По крайней мере, она сама так считала.
А тем временем появилась Олдрин. Пришло время попрощаться с человеком, который так много для неё сделал, но так и не смог добиться взаимности от Шестой. Он был и останется для неё всего лишь другом, товарищем. Этого было уже не изменить. Шестая принцесса нацепила на себя свою добродушную, слишком яркую, согревающую сердца, улыбку, и проговорила.
- Не беспокойтесь обо мне. Всё будет в порядке. Удачи и вам, Вей Дзин. 
Затем она повернулась и зашагала прочь, в сопровождении Олдрин. Остановившись только ради одного вопроса блондинке.
- Всё уже готово? Тото оповестила? Она возьмёт на себя заботу о Мирцелле. Я не могу отсюда улететь в данный момент, как бы мне этого не хотелось. И помощь вас всех мне ещё понадобится. – Улыбка преобразилась, а на лице появилась усталость.
И Дзин так же, не смог уже этого услышать.

Отредактировано Marrybell mel Britannia (2014-12-08 21:40:53)

+3

7

- Спасибо, Дзин. - Несмотря ни на что, Олдрин отдала ему должное, таков уж был ее характер. Всего два слова, проходя мимо него к принцессе, но в них она вложила все - уважение, благодарность и волю, которая сильнее личных чувств. То, что делало ее рыцарем Маррибелл, а не только ее... Ох черт, не время сейчас для этих мыслей, хоть и тяжело гнать их от себя и держать дистанцию, просто потому что им обеим не до этого. Эта страна, которой ее принцесса желала добра, пока что не очень радовала, а больше причиняла боль. Мирцелла, Тянь-Цзы, Леон... и те, кто был с ними. Они могли только продолжать бороться за то немногое, что могли отстоять и сохранить.

- Да, конечно. Тото уже готова к вылету в любой момент и сможет позаботиться о Мирцелле. - Доложила Олдрин, про себя чувствуя и большую тревогу за принцессу, и маленькую радость от того, что она, как и остальные, нужна ей и они продолжат свою войну вместе, что бы ни случилось. Они не сдадутся.

- Я с тобой. - Здесь не то место, поэтому девушка только коротко сжимает руку принцессы, - Мы справимся.

Именно так. Только вместе они выдержат это все, все что на них свалится и снова попытается сломить. Даже если весь мир против, каждый из них не одинок, пока рядом  близкие. Пока Маррибелл и Олдрин вместе, пока с ними их друья и товарищи - можно драться хоть со всем миром. Они не сдадутся.

Эпизод завершен

+2


Вы здесь » Code Geass » Turn IV. Unity » 16.10.17. За Китайскую Стену, за моря-океаны