По любым вопросам обращаться

к Nunnaly vi Britannia

(vk, Uso#2531)

Code Geass

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Code Geass » Turn IV. Unity » 16.10.17. Так кто же враг?


16.10.17. Так кто же враг?

Сообщений 1 страница 20 из 26

1

1. Дата: 16.10.2017
2. Время старта: 11.00
3. Время окончания: 13.00
4. Погода: Прохладно, но облачность переменная и иногда выглядывает солнце
5. Персонажи: Фэйт Уоллер, "Красноплечие" (НПС)
6. Место действия: База "Красноплечих" под Петербургом
7. Игровая ситуация: Фэйт выздоровела и для укрепления здоровья ей прописаны прогулки на свежем воздухе. Вот только Рита Бяченова уехала на учения, а потому теперь у нее другой спутник. Приятная прогулка оборачивается  не слишком приятными известиями... Которые могут сильно повлиять на судьбу девушки.
8. Текущая очередность: "Красноплечие", Фэйт

0

2

С поддержкой многочисленных друзей Таси поправляться было нетрудно, да и Рита вопреки ожиданиям оказалась не самой плохой в мире сиделкой. Да, может быть не слишком опытная и умелая, но без оговорок заботливая, терпеливая и старательная. Как она сама как-то сказала Фэйт, все было просто - раз британку посчитали своей Крестовский и остальные, то так оно и есть. Бяченова, несмотря на репутацию, не испытывала никакой личной ненависти к британцам - за пределами поля боя уж точно. А уж тема "какой у меня (тебя) командир хороший" была беспроигрышным вариантом, чтобы поладить. Такая привязанность для Риты бала отличным доводом в пользу человека, да и по ее личному списку требований полковник Крэйг проходил отлично. Короче говоря, поладить не мешало ничто. Да и остальные постарались. В итоге британка выздоровела без проблем и обзавелась новыми знакомыми. Один из которых как раз сейчас подменял умотавшую на учения Риту.

[npc]85[/npc]

Роман Устинов  был одним из тех, на ком держался батальон - не самое высокое звание, не самый заметный, но без него и не работает многое, и не представишь подразделение. Отличный стрелок, он обучал тому же новичков и был как раз из тех, кому не лень и не в лом возиться с малышней. Для таковой он проходил по разделу "старших братьев" - наряду с Крестовским и Кошкиным. И еще он умел сохранять хорошее настроение и делиться им с окружающими. Неудивительно, что Рита попросила о помощи именно его. Ей он был хорошим другом, шел в этом смысле почти сразу после Крестовского, что в случае Бяченовой было большим успехом. К Фэйт он с ходу отнесся хорошо, смотря на человека, а не нацию. Умел и послушать, и сам рассказать многое, и с интересом расспрашивал о ее жизни в Британии. Вот и сегодня, убедившись, что Фэйт тепло оделась и приняла витамины, он потащил ее гулять в окрестностях базы, где образовался этакий лесопарк - любимое место прогулок ребятни что с базы (был военный городок, где жили семьи ряда офицеров), что с окрестных поселков. А сейчас на дворе стояла  настоящая осень с  ковром красных и желтых листьев на земле и деревьях.

- У вас на Аляске также осенью бывает? - Спросил он, подбирая с земли желудь с неведом кем засаженного тут дуба, - Знаешь, а до нашего появления тут какие-то научные товарищи обитали, разрабатывали всякую дрянь, так местные болтали, что лес проклятый и там люди пропадают. Сейчас посмотришь - не поверишь...

+1

3

Благодаря беспрестанной заботе и постоянной опеке со стороны «Красноплечих» Фэйт довольно быстро встала на ноги. Сиротка, которая столь редко могла видеть отеческую заботу и любовь, не привыкла к такому вниманию и то и дело смущённо пылала щеками. Русские оказались на-удивление радушными людьми, охотными на слова и истории, щедрыми на заботу и уход, по-отцовски властными – не было и разу, чтобы британка пропустила приём пищи или же лекарств.
И всё это лишний раз заставило беглянку и «пленницу» задуматься над тем, действительно ли ей мил родной край, где принцесс выдают замуж за старых врагов нации, прощают тем все грехи, да ещё и объявляют их героями?

Так уж получалось, что если бы малютка знала всю Россию, имела бы чуть больше представления о той стране, в которую её занёс нежданный плен, то, быть может, уже сейчас решилась бы на тот или иной шаг. Но сейчас пред ней был лишь образ «Красноплечих» - мясников и умертвителей, которые вызывали ужас у всех без исключения военных СБИ, но добрых и приветливых вояках, каковыми их увидела Уоллер.

«Ведь мой взвод – тоже семья: дружная, сплочённая, добрая, весёлая… Я люблю их не меньше, чем новых друзей. Мы прошли через многие передряги. Предательство, которое я невольно мыслю совершить, было бы в первую очередь не бегством от родины и земель Британии, но предательством близких мне людей», - размышляла брюнетка, прогуливаясь по лесопарку.
Золотые листья шуршали под ногами, солнце то и дело выпрыгивало из-за массива белоснежных облаков, озаряя всё холодным, но столь приятным светом, что хотелось бежать вслед за ним, обгоняя ветра и тучи.

- Золотая пора на Аляске – это сентябрь, - блаженная улыбка с лёгкой толикой кокетства красовалась на миловидном личике, - Там же до чёртиков холодно. Даже легендарные суровые русские морозы кажутся чем-то сродни курортному климату. Правда, здесь, под Петербургом, очень сыро, - девушка брела, закинув руки за спину, да сцепив их в замок, поглядывая зорко в небо, - А оттого всегда будет зябше, - в подтверждение этих слов она едва слышно чихнула в кулачок, - Ой… Проклятый лес говоришь, - она слегка нахмурилась, развернулась так, чтобы идти вперёд спиной и глядеть на Романа, - Байки всё это. Чушь. Сколько раз ни слышала о таких местах – всегда лишь детские пугалки, - казалось, что она защищает это приятное во всех отношениях место.

0

4

- Угу, помню как нас как-то выперли на учения в Заполярье - хоть костер в найтмере разводи. Но еще веселее было, когда один взвод вместе с ледяным полем в море понесло. Они там с белыми медведями контакт налаживали, пока не сняли вертолетом. Зато их потом к полярникам-ученым приравняли. - Поделился Ромка с улыбкой, и кивнул, - Ну, для тех кто на режимный объект совался - может и не байки. Это сейчас у нас все проще - вон, сама видишь...

И правда, на полянке на пути у них имела место быть сцена детского осеннего веселья - детишки бегали, перекидываясь шишками и зображая войну - так, как могут ее изображать только те, кто на ней не был, и, хотелось бы верить, не будет. Хотя не факт - присмотревшись, среди русских деток можно было засечь затесавшуюся японку, которой война уж точно коснулась хоть немного. Впрочем, так оно было и лучше - какой-никакой, но дом она явно нашла. Азарт игры захватил всех уже настолько, что на двоих взрослых не особо обратили внимание и сначала Устинов получил по носу шишкой, а потом и Фэйт в плечо зацепило.

- Так... Ну все. - Улыбка на лице у стрелка была отнюдь не взрослой, и желудь отправился в полет без промаха.

- Ой!

- Дядя Рома, я нечаянно!

Все как-то притормозилось ненадолго, впрочем, кажется, дети знали, с кем имели дело, а Роман заговорщицки подмигнул британке, перебросив ей  желудь из своего запаса...

0

5

- С медведями…, - завороженно протянула девушка, приложив палец к губам, да уведя глаза к небу, опять таки, высматривая там «нечто», только ей ведомое. Картины так и плясали в её голове, рисуясь цветами холодных морей и бескрайних снежных просторов, где русский посол шёл на поклон к «Михаилу Потапычу XV» - царю грозному, но справедливому.

От блужданий в вымышленном мирке отвлекла вполне себе явная боль в плече – ушибли не сильно, да и слоёв одежды, водружённых на Уоллер, хватило бы, чтобы остановить снаряд и посолиднее, да только «пух» - развеялось всё, заставляя вернуться в петербургскую осень.

- Атака с фланга! – лицо серьёзное, бровки домиком, жёлудь в руках сияет в лучах тусклого солнца. Британка была снайпером, а в детстве могла похвастаться тем, что дальше всех в приюте пускает «блинчики». И сегодня её пришлось «тряхнуть стариной», кидая свистящий в  воздухе снаряд прямо в кучерявого паренька, который, ойкнув, принялся старательно чесать макушку, где вскоре обязан был вырасти могучий дуб. Фэйт не могла долго сдерживать прорывающийся смех, а потому, прыснув, да прикрыв губы рукой, резко побежала к ближайшей сосне, где её ждали «гранаты».

Вот только юная японка (или якутка?) была там раньше. Она, увидав, что тётка творит беспредел, осыпала её градом снарядов, заставляя то уклоняться, то ойкать, принимая «угощение», а после и сменить маршрут – в реальной битве Фэйт была бы уже мертва, но сейчас она на пару с Ромой играли роль «боссов».

И вот двое оказались в небольшом овраге, откуда, высунув макушки, наблюдали за передвижением «неприятеля».
- Как думаешь, мы уйдём отсюда живыми? – нарочито трагичным голосом пропела «Белоснежка», прикладывая ладонь ко лбу, да закрывая глаза.

0

6

[npc]85[/npc]

Кошкин не раз говорил, что лучший способ деморализовать врагов России - пригласить их на базу батальона на недельку и дать им просто посмотреть на их житье-бытье. Убедятся что русские даже более безумны, чем враги думали раньше, и испугаются всерьез. Роман мог бы добавить, что  происходящее сейчас в лесу их бы доканало - убедились бы, что русское безумие еще и заразное, не щадит ни японцев, ни британцев. Детишки правила приняли и даже не задумывались о том, кто тут откуда и какого возраста - доставалось двоим великовозрастным дурилкам по полной программе, да и те не оставались в долгу.

- Сомнительно... - Признал Роман, которому как раз по навесной траектории прилетело здоровой еловой шишкой. Вели мальчишки и девчонки бой по всем правилам, давно определились, что сосновые мелкие шишки хороши в ближнем бою, а вот еловая летит куда дальше.

- Зато умрем героями! - Заявил он и повел их на прорыв, используя те шишки, которыми и закидали их овраг. Кажется, их двоих все же убили - Рома очень убедительно сполз по той самой сосне - но разрумянившиеся на холоде мордашки всей компании сияли незамутненным счастьем и кто здесь старше можно было  только по росту определить. И кончилось все распитием чая из термоса Устинова.  Напоследок дети попросили напомнить "тете Рите", что она давно не приходила поиграть и передать Новиковой, что они ведут себя хорошо и не прогуливают уроки. Вот так они вдвоем и возвращались, обогатившись желудями и с венком из листьев на макушке Фэйт.

- Ух, горячая была схватка. Прямо как в Алжире... - Начал было Роман и осекся, - Извини. У тебя же там сестра...

0

7

Она чувствовала себя моложе лет на пятнадцать – словно вернулась в далёкое прошлое, когда домом могла назвать приют, а семьёй – детей, что росли вместе с ней.
- Здорово вы тут развлекаетесь, русские. Но чем больше я гляжу на происходящее, тем чаще задаюсь вопросом: «Где же легендарные палачи и убийцы?», - венок на голове был хоть и неказист, но столь ослепительно ярок, шёл под цвет её глаз и пах осенней сыростью, которую британка очень любила. Она вновь брела то спиной вперёд, то вертясь из стороны в сторону, лучась радушием, то вдруг останавливаясь, чтобы внимательнее оглядеть природные красоты.
- В конце концов, ладно я – контуженная дурочка, которой и невдомек коварство русских детишек, но ты – Красноплечий, - название батальона она произнесла с таким пафосом, словно чествовала самого Императора, - продул как сопляк! Ка-ми-ка-дзе! – добавила Фэйт под конец, показав язык.

Но тут призраки прошлого вспороли когтями оболочку тепла и приятия, которую «товарищи» выстроили вокруг малютки ха эти несколько недель, принеся болезненные воспоминания о утрате. Она бы уже и рада забыть, расстаться с этой жуткой мыслью, да только не отпускает – ходит умертвием за спиной, тяжело дыша её сестрёнка.
- Давай не будем об этом, - фыркнула девчонка, пиная камешек, что лежал у её ног.

0

8

- Иногда и побеждать надоедает. - Усмехнулся Рома на это предположение. Впрочем, это было до того, как неосторожное упоминание задело старую рану британки. Хотя какое там старую? Такие не заживают до конца. Крестовский вон тоже - нет-нет да и вспомнит. И другие. А ведь, если подумать... Фэйт вроде как знает, что они там были. Что если она каждый раз задумывается - не они ли не давали отряду ее сестры отойти, не они ли давали координаты целей тем, кто загонял в орудия химические снаряды? И неотступно вертелось в голове еще что-то насчет британцев и Алжира, но пока верткую мысль не ухватить было. Рука Устинова легла на плечо Фэйт:

- Если думаешь что кто-то из наших... Это вряд ли. Когда в дело пошел газ, мы дрались против вашего 6-го Экспедиционного. Знаешь, те, у кого на эмблеме курящая трубку змея. А эти ребята были из вашего 6-го сектора, по старому - Бразилии. Так что её там точно не было. - Вздохнул, - Может и жаль. У этих хоть командование было с мозгами... А остальных там просто отправили умирать.

Вот оно. Мысль была поймана. Неоправданные потери, вовсе не из-за особой жестокости и силы врага, а именно что по головотяпству собственных лидеров.

0

9

Он всё же поднял тему.
«Дурак!» - единственная мысль и та потонула в черноте воспоминаний, кошмаров наяву, картин смерти и ужаса, которые испытала Ванесса, а после передала сестре в наследство.
- Я знаю, кто виновник всего, - участилось дыхание: грудь то и дело вздымалась всё сильней и быстрее, словно бы британка мечтала «надышаться перед смертью», - И не виню никого из ваших, - она прикрыла глаза, приложила ладонь ко лбу, стараясь отогнать образ. Пальцы коснулись вплетенного в волосы венка, и Фэйт стало легче.
- Прошу, хватит. Я не хочу в такой хороший денёк вспоминать бородатую морду африканера, - взмолилась красноокая, вновь ища спасения в частом дыхании.
«Сволочи… Зачем же было рассказывать всем и каждому о столь личном?» - корила она неизвестного.

0

10

- Черт, да почему я сам-то об этом думаю?! - Роман между тем с досады даже саданул кулаком по ни в чем не повинному дереву, пытаясь  восстановить в памяти то, что его задело тогда, а за прошедшее время забылось почти за ненадобностью. Не то чтобы Устинов страдал посттравматическим синдромом, просто память обычно сама загоняет поглубже то, что тяжело вспоминать да и просто не надо. И теперь, когда внезапно оказалось надо, ему пришлось пробиваться на глубину, вытаскивая наружу весьма поганые картины. Те трое из "Курящих змей", которым они сами выкопали могилы... Не то. Их же позиции, ставшие месивом  развалин и трупов - нет, снова не то. Машины команд спасения, по которым они не стали стрелять... А вот это уже ближе к делу. Да, точно. Одну они тогда заметили буквально в двух шагах. В двух шагах от...

- Да к черту Боту... Ты что, хочешь сказать, что  там потом никого не судили за измену или что-то такое? С вашей стороны... - И запоздало понял, что нет, это же Британия, где некоторым все сходит с рук, - Фэйт, это серьезно... Ты помнишь номер ее взвода или хотя бы роты? Названия, символ, что угодно? - Устинов выглядел серьезно задетым,  - Это случаем не была птица? Не помню какая, но именно птица... Нашивка на форме, на бортах машин.

Слишком это врезалось в память, чтобы так просто забыть. Жертв было много, но не таких.

Отредактировано Alex Cross (2014-11-08 02:48:28)

0

11

- Сойка… кажется, - красноглазка никогда особо не разбиралась в птицах, хорошо отличая курицу от орла, но уж никак не в силах запомнить: где синица, а где снегирь, - Она была в шестнадцатой мотострелковой, - достаточно легко припоминала она и символику, и номер части, и даже некоторых из сослуживцев Ванессы, которые порой подвозили её до дома.
- А что касается наказания: так там никто подобного не ожидал. Думаю, командование не могло и предположить всех ужасов, что выпадет на долю их солдат, Рома, - совершенно не поняв своего собеседника, объяснялась Фэйт, - И пусть у нас изредка наказывают за ошибки в управлении, но чтобы суд… Нет.

0

12

- Именно... Черт дери, сойка. - Судя по голосу Романа, установление истины радости ему не принесло. Скорее сделала отвратные воспоминания резче. Сойка-пересмешница, да. Этого только и не хватало. Смерть повсюду, смерть глупая и дурацкая, именно потому что их не должно было там быть, да еще и таким состоянием снаряжения и  оружия... И такой контраст с тем, через что пришлось пройти "Красноплечим" перед тем как они вступили на зачищенные африканерами позиции. 6-й Экспедиционный дрался насмерть. Вооруженные, оснащенные, зарывшиеся в алжирскую землю так, что выковырнуть можно было только  шквальным огнем и зачищая каждую траншею. Вряд ли они дрались именно за Британию... Это были гордость и характер. А вот потом... Шестнадцатая  оставила на позициях братские могилы именно потому, что они не были готовы, а солдаты Боты  не делали скидок. Но кое-где было даже хуже чем это. Кое-кому досталась худшая на свете позиция, минимум тяжелого вооружения и боеприпасов, и даже противогазы нашлись не для всех, а у многих похоже не сработали как надо. И хуже того, слишком много было молодых. Именно поэтому Устинов тогда даже  отвел в сторону орудие машины вошедшего в раж командира, который чуть было сгоряча не пальнул по машине британской спасательной команды. Это выходит, что... Уж не он ли позволил сестре Фэйт хотя бы умереть дома? Впрочем, Роман не проболтается об этом.

- Да нет, ваш генерал Мактир был  максимум некомпетентен... а Фонтейн и вовсе не дала умереть там всем вообще. Но там... Фэйт, их на ту позицию отправил убийца. - Роман сейчас выглядел разозленным не на шутку, но тут ему пришла мысль,  - Пошли. Если ты вернешься домой - то хоть будешь знать правду. И это... Только спокойно. Тим парень странный, но не злой.

На деле, в среднем по больнице Тимофей Скворцов мог показаться вполне нормальным, разве что слишком уж  замкнутым и лишенным эмоций... Нет, не как травмированная промывкой мозгов Бяченова, он нормальный был, просто "сухарь". И куда больше любил возиться с компьютером, чем общаться с людьми. Зато он был мастером по лишению сложных интеллектуальных задач, отличным стратегом и ходячей энциклопедией. Потому и был его логовом штаб батальона, а теперь полка. Впрочем, порой случалось ему и на поле боя вылезать и рафинированным интеллигентом Скворцов не был, а его мастерство владения тяжелым вооружением найтмера уважал даже Кошкин.

http://savepic.ru/6230373.png

...А еще парень был их тех, про кого говорят "А девкой был бы краше!", из-за чего не раз подвергался шуткам на эту тему. Правда, его это мало волновало.

- Устинов, ты чем думал, таща ее в наш штаб? Впрочем, тут думать умеют единицы. - Тимофей с долей любопытства посмотрел на британку, затем на товарища, - Впрочем... Что надо?

- Анализ по произошедшему в Алжире с 16-й мотострелковой дивизией британцев и в первую очередь тем взводом... Помнишь, с сойкой на эмблеме?

Надо сказать, Тимофей сразу разобрался, кому там на самом деле что надо и самое главное, он действительно мог все вспомнить, лишний раз не залезая в бумаги и компьютеры.

- А. Это те, чей командир заслуживает трибунала с расстрелом. Не взводный, а тот что повыше. - Невозмутимо заметил Скворцов, который, кстати, в числе прочего проблемами безопасности батальона и дисциплиной (насколько это возможно в дурдоме, а иначе этих людей и не назвать) занимался.

- Смотри. - Развернул на мониторе карту, - Это период наступления. Это мы и 6-й Экспедиционный, давим их оборону. Оборона сильная, эшелонированная - и это при минимуме оставшихся бойцов - они прикрывали прорыв Фонтейн. Погибли многие, но никто - зря. - И показал на границу рядом, где линия фронта явственно была кривой и рваной, - А это - войска ЮАР против 16-ой. Оборона  очень плоха, проблемы со снабжением и прочим. Дерутся хорошо, но идиоты в штабе свели это почти на нет - большие ошибки, большие жертвы, никакого смысла. С "Взводом сойки", однако, хуже. Не позиция, а ловушка. Тяжелого вооружения у них было минимум, поддержки никакой. Им бы отойти к позициям 6-го... Но британское преклонение перед авторитетами и дисциплиной решило дело - сражались и умирали там, где приказано. Хуже того, это происходило после первых газовых атак, но на многих погибших не было противогазов, на паре - неисправные. Иными словами, тот, кто их поставил там, знал, что не вернется никто. Бота воюет без жалости. - Надо сказать, рассуждал парень почти без эмоций, просто строя логическую картину и констатируя факты, - По совокупности - пахнет предательством и диверсией. Отправленные на ненужную и смертельно опасную позицию, лишенные средств боя и выживания - это притом, что методы и нравы врага на тот момент понятны даже идиотам. То, что были выжившие - последствие только того, что в спасательных командах генерала Фонтейн служат психи, способные делать свою работу у нас под прицелом. Не могли же они рассчитывать на то, что старший лейтенант Устинов добряк и запретит стрелять даже своему командиру. - Чуть ироничная улыбка, - Иными словами, где-то в дивизии все еще может служить убийца своих же солдат. Зачем и почему - мне неизвестно. Мисс Уоллер, думаю, скорее вы разберетесь в этом сами. А я просто не терплю подобных офицеров. Армия - инструмент защиты Отечества, а не убийства своих с использование врага в качестве орудия убийства. Неважно, чья.

+1

13

Мужчины могли видеть как оторопела британка, судорожно хватавшая ртом воздух, с широко открытыми глазами, в которых стояли едва заметные капельки слёз.
Где-то глубоко в её душе ползал этот проклятый червячок, гнетущий и душащий на корню весь патриотизм, но офицер СБИ, пошедший по стопам своей бесконечно любимой сестры, просто не хотела к нему прислушиваться, тем более что верить.
- Но… но… зачем? – Белоснежка тут же села на стул, невидящим взором глядя в пол, пребывая в своих собственных мыслях. Как это обычно бывает, её язык теперь служил инструментом мысли – те мне могли не сорваться с уст в столь тяжёлый жизненный момент.
- Там же… просто вояки. Люди. Зачем? – она и не думала сомневаться в истинности слов русских – те давно «промыли ей мозги» заботой и человечностью без видимых на то причин, без выгоды со своей стороны, без желания как-либо использовать её – простого сержанта, который и выделиться чем-либо не мог среди прочих.
В глазах всё поплыло. Стало невыносимо дурно, и девушка буквально сиганула на улицу, где холодный воздух ударил в нос осенней сыростью.

Пелена всё ещё застилала взор, а в груди всё пылало, ноги подкашивались, а пальцы невольно сжались в кулак, впиваясь ногтями в кожу.
Бесспорно, она продолжала ненавидеть жестокость Ганнибала, но теперь желание мести огнём перекинулось на загадочную фигуру, которая стояла в командовании той ночью.
Она знала, где искать, кого умаслить, на кого надавить, чтобы узнать правду. Не сомневалась, что отец поможет, если она придёт к нему с открытыми картами.
Верила, что и её часть не останется в стороне и будет всеми силами добывать необходимую информацию по крупицам – каждый из «норфолкского» знал, как тяжело далась смерть сестры для «девочки-солнышка».
Когда же Роман вышел на улицу, чтобы проверить «пленную», та лишь спросила:
- Что ещё ты знаешь о том дне? – возвращаться к умнице-Тимофею, который так холодно вещал о смерти, она не хотела – не выдержала бы его общества.

0

14

- Или командир предатель, или кто-то там бы не "простой". - Тимофей не искал каких-то особых версий, отсекая маловероятное и нереалистичное. Он об аристократическом происхождении британки не знал, а потому и не заподозрил, что именно ее сестра могла быть мишенью, но логика есть логика. Когда Фэйт выбежала, он не стал комментировать, но опередил товарища:

- Соберу потом полный отчет. А теперь твоя работа пошла. И расскажи уже ей. - Кивнул в сторону выхода. Странный он был - на словах отметал эмоции и сентиментальность или прочее такое, но на деле порой показывал, что понимает многое. И даже шел навстречу иногда.

[npc]85[/npc]

Романа торопить не надо было, он и сам сразу шагнул следом за Фэйт, которую, сам того не желая, подверг такому испытанию. Но скрыть от нее правду было бы подлостью.

- Все то же... Только я не ходячий компьютер. Они там дрались как герои, но против них было все. И почти все - молодые. Последняя машина забрала выживших, а погибших похоронили мы. - Видно было, что он и сам не рад вспоминать, - Выдержали до конца - я там насчитал три подбитых танка... А у них и боеприпасов только-только хватало. Я после того раза стал ненавидеть войну еще больше. Дерусь только затем, чтобы у тех детишек дальше шишек дело не пошло. И чтобы хоть на моем участке фронта никто не оказался в беде без помощи. Пойдем. Вижу, я должен кое-что тебе отдать.

Он осторожно взял ее под руку, позволив опереться на себя и повел на окраину базы, где, вовсе неожиданная в этом месте, пристроилась деревянная церковь. С виду - обычный храм (пусть Фэйт и вряд ли видела такие у себя дома) - но вряд ли в этом месте даже церковь такая же, как везде. Роман перекрестился и вошел внутрь. Капеллана полка на месте не было, но для того, что надо было сделать, достаточно было их двоих. На одной из стен церкви, возле креста, к которому ставят свечи за мертвых, были вбиты гвоздики. Над каждым - символ или номер подразделения. На каждом - армейские жетоны на цепочках. И их немало, особенно британских.

- Это те, кто сражался рядом с нами или против нас, неважно. Те, кого некому было оплакать и похоронить, и хотя бы второе для них исполнили мы. - Роман зажег свечу, - Они ждут, не придут ли за ними... А если нет, то их вспоминаем мы. "Змеи" уже вернулись... - Он кивнул на пустой гвоздик "Курящих змей", - А "Взвод Сойки-пересмешницы" ждал тебя, выходит. - Устинов осторожно  ставит свечу, снимает с гвоздика несколько жетонов и осторожно, как будто передавая святыню, вкладывает в ладонь Фэйт.

- Храни память о них и верни домой, когда сможешь. - Сказал он, - И я хотел сказать тебе сегодня... Если ты хочешь, то можешь уехать очень скоро.

+1

15

Она молча сжимала жетоны павших, бряцавшие в руках, чистые, словно их обладатели никогда и не бывали в сражениях. Там не было ни одного знакомого имени, но для скорбящей души символ подобного жеста был самым что ни на есть милосердием.
И «кролик» не понимала, что не так с этими чёртовыми русскими.
Британцы всегда вели свою войну жестоко, наступая и сминая под собой всех и каждого, истово ненавидя, презирая «низших», а они…
- К чёрту, - богохульство в храме Божьем когда-нибудь ещё аукнется глупышке, но сейчас она была в шоке, голова её болела, от слёз забился нос, и девочка еле дышала.
Что именно она хотела сказать этим изречением, пожалуй, одной только Фэйт и ведомо.
В голове стоял такой кавардак, на душе так сильно скреблись кошки, а вся прошлая жизнь казалась сплошной ошибкой, грехом перед совестью и человечностью. Отнимая жизни этих людей, она никогда не задумывалась о том, кем те являются на самом деле.
Просто мишени, которые нужно подстрелить и получить за это «очки». Их трупы без почестей или прощальных слов будут скинуты в яму, их техника разобрана по винтикам вначале механиками, а затем и местным населением. И это всегда было правильно, спасало от ужасов войны и стресса, от мысли о том, что ты – убийца.
До сегодняшнего дня.

Не заметила, как очутилась лёжа на деревянной лавке. Роман сидел рядом, вглядываясь в её лицо с тревогой. Она и сама боялась того, что с ней происходит. Жетоны, которые были вручены девочке, были разбросаны по полу.
«Видимо ненадолго вырубилась», - пришла брюнетка к умозаключению, ощущая себя чуть лучше, чуть легче, чем мгновения до этого. Судя  по тому, что на затылке нет шишки, а нос на месте – Устинов успел поймать припадочную.
- К чёрту… не поеду я никуда, - обронила она, отворачиваясь, словно бы боясь показать глаза заботливой сиделке.

0

16

Роман даже не попытался ее одернуть. Слишком хорошо знал, как все на деле непросто в этом мире, в том числе и с Богом. Поймать бедняжку, уложить на лавку,  подложить под голову свою куртку и ждать, пока придет в себя. Иногда надо просто ждать и не лезть, даже если это кажется неверным. А пока - собрать жетоны, сложить так, чтобы на глаза не попадались раньше времени. И ждать, пока глаза откроет. Самому - смотреть, вспоминая, на странноватую церковь, где порой у икон лежат стреляные гильзы или не причинившие смерть пули, или еще какой странный дар на грани язычества. Странное место странных людей, которым даже в аду войны порой нужен якорь. И плевать, если три четверти не знают ни одной молитвы толком. Если кто-то там в небесах есть, он и так услышит. Так что и сейчас Устинов попросил кого-нибудь быть добрым к запутавшейся между врагами и союзниками девочке. Не на все вопросы можно ей ответить, не во всем помочь. Сестренку не воскресишь, назад время не повернешь. А боль, как видно, только вглубь ушла, тронь всерьез - снова ударит.

- Фэйт, командир же сказал - держать тут силой или выгонять к своим тебя не будут. Никто. - Он ласково погладил ее по голове, успокаивая, - Просто слишком уж удачную возможность тебе Тася добыла. Причем, думаю, благодаря тебе самой. Ну да сама с ней обсудишь, она должна скоро приехать ненадолго.

Если честно, в отличие от Рудина, Таси и Риты, Роман чувствовал некоторое смущение от такой вот грустной близости. Может быть потому, что ему ничто не мешало воспринимать бедную британку как девушку - со всеми вытекающими.

0

17

Было чертовски стыдно за свои припадки, слабости, за то, что она позорит свою нацию, за то, что она предатель и дезертир…
Девушка даже ухом не повела, почувствовав прикосновение молодого человека – уже привыкла, что «Красноплечие» её в постель и не думали тянуть, а стало быть, можно было воспринимать всё это жестом доброты.
«Словно я котёнок какой, о котором все заботятся, стоит мяукнуть», - раздосадовано, с долей самоиронии подметила раненная душа, всё глубже заворачиваясь в свои капустные слои. Там, где-то на семнадцатом, её уже не так сильно мучили кошмары, а на двадцать четвёртом привычное будничное веселье приходило на смену тоске.
Она улыбнулась сквозь слёзы, и могло показаться, что причиной тому будет имя подруги, но Фэйт смогла понять сказанное Устиновым лишь спустя несколько секунд.
- Прости, что тебе пришлось побыть нянькой для меня, - привстав, вытирая и без того красные глаза, молвила девушка, - Я знаю – приношу вам много проблем, ною, как дурочка… Просто слишком уж часто слышу о том, что случилось тогда, от чего я по-своему бежала, чего боюсь для себя, для друзей, - замолкла на мгновение, - Пожалуй, даже для врагов.
- Я боюсь идти назад, Рома, - призналась она, склонив голову, - Там всё закрутится по новой: Британия не остановится до тех пор, пока мир не объединиться под единой идеей, а это значит, что ты, я, Тася…, - и подняв свои глаза к Устинову, она почти шёпотом произнесла, - Мы вновь станем врагами. Вы не сможете не стрелять в «Норфолков», они не смогут убрать палец с курка, завидев вас. А я? Ты думаешь, после всего случившегося, я смогу хладнокровно отстреливать друзей как мишени? – всё громче, с нарастающим пылом изрекала британка, сжимая руки в кулаки и прижимая их к груди.
А после выдохнула, опустила их, а следом и плечи, отвела взгляд – к оконцу, сквозь которое проступал свет, ища в нём ответов. Здесь, в храме Божьем, который един для всех и каждого, который смотрит одинаково и на британца и на русского, она ждала ответов, но те всё не желали приходить.

+1

18

[npc]85[/npc]

- Не бери в голову. - Устинов покачал головой, отметая необходимость извиняться, - Ты хороший человек, так что все нормально.

Слушая ее, он вспоминал себя самого когда-то. Тот злосчастный выстрел и намерение навсегда покончить с войной для себя. Да, тогда Устинов мыслил похожим образом, но смог понять, что это не выход. Ведь ничего не изменится, если он отйдет в сторону, просто он не будет участвовать в этом, не будет ошибаться... Но и изменить ничего не сможет. Это и заставило не отбросить оружие, но сменить его, пройдя тесты на пилотов и попав в пополнение "Красноплечих". Найтмер легко подбить, не трогая пилота - не всегда, но можно. Да и люди вокруг... Многие из них прошли через то же, что и он. А многим нужна была поддержка и советы того, кто уже побывал в бою. Так и появился тот Устинов, которого все знали. Что было в его прошлом - знали только близкие друзья. А неблизкие порой удивлялись, как "миротворец" Устинов может быть другом "Потрошительницы" и некоторых других не слишком похожих на него личностей. А он просто умел понимать и принимать других такими, как есть. Возможно, только чуточку помогая измениться или просто не накосячить по крупному. Поэтому ответом Фэйт была теплая дружеская улыбка:

- Фэйт, решать придется тебе самой. Я тебе навязывать решение не могу... Просто подумай, что у тебя есть по эту сторону фронта и по ту. Что ты хочешь и можешь сделать здесь и там. И помни, что вернуться мы тебе, если что, поможем в любое время, но чем дальше, тем тяжелее будет уйти. - Он посмотрел в ее необычные и очень красивые глаза, - Что бы ни выбрала - лично я просто помогу тебе, чем смогу. Скажи, как решишь. Это важно.

Что именно важно, он уточнять не стал, чтобы не сбивать бедняжку с толку дополнительно. Впрочем, пискнул коммуникатор и он снова улыбнулся:

- Пошли-ка лучше Тасю встречать. Пока ее на сувениры не растащили, как героя сражения...

0

19

Она внимательно слушала его, с каждым словом чувствуя себя всё спокойнее и теплее. Атмосфера уединённости в столь необычном и благом месте явно шла на пользу лечению души, а простые, не обременённые лишней моралью или нравоучениями речи заставляли почувствовать себя если не хозяйкой своей судьбы, то хоть не рабыней на коротком поводке.
Нежная девичья улыбка стала наградой «временной няньке».
- Хорошо, - пусть коротко, но в тот момент голос её набрал высоту, был мягок и приятен. В который раз кошмарные страхи отпустили сознание, а с ними ушли и грусть, и ненависть, и страх, и даже боль.
Прибытие Анастасии также послужило хорошим стимулом к тому, чтобы Фэйт начала вновь радоваться жизни. Брюнетка чуть ли не в припрыжку пошла к выходу из церквушки, да только у самих дверей остановилась, взяла Романа за руку и очень аккуратно утянула из неё жетоны.
- Я позабочусь о них, - не соврала она тогда, сдержит слово в будущем, не забудет прошлого. Скрипнула входная дверь и пара, выпустив в осеннюю стужу капельки церковной атмосферы с запахом ладана, двинулась на встречу.

Увидев ставшую подругой, столь близкой, чуть ли не сестрой, Враная приветливо махнула той рукой, отметив про себя, как стала девочка стройна, красива и не по возрасту серьёзна в новом амплуа.
И искорки в глазах мелькнули, стоит Тасе подойти чуть ближе, и лучики морщинок в прищуре очей едва прикрытых, и доброта изгиба рта, и даже теплота объятий встречу украшала.

0

20

[npc]5[/npc]

Тася при виде живой и здоровой Фэйт - несмотря на добрые вести, она помнила ее совсем больной и волновалась - закинула серьезность и прочее подальше и  обняла подругу покрепче, да и расцеловала в обе щеки. Сама она выглядела хорошо, хоть и устала от перелета сюда из Армении, где половина батальона сейчас скорее отдыхала и тренировалась, чем воевала - линию фронта стабилизировали с обеих сторон ценой немногочисленных локальных стычек. Принцесса Корнелия и генерал Дарлтон  оценили угрозу быстро и заняли хоть и не слишком передовые, но надежные позиции, чтобы не допустить повторения разгрома. Да, у союзников сохранялось преимущество против британцев, но и те могли драться  уже не в положении преследуемых по горам жертв. Теперь надо было скоординироваться с турками и другими направленными на южные рубежи войсками, а это тоже требовало времени. Потому-то Тася и смогла взять короткий "отпуск", чтобы поучаствовать в  операции по передаче генерала Шарпа. У нее на то были разные причины, но сейчас она просто радовалась, что Фэйт никуда не исчезла.

- Я скучала. - Чуть смущенно  пояснила она, не слишком привычная вот так вот на кого-то вешаться, кроме Мамы Новиковой, особенно делать это первой , - И боялась, что эти  оболтусы тебя  доканают вместо лечения. Мама тебе привет передает. И... - Тася улыбнулась, - Вашего полка на том фронте нет. Я была так рада...

Действительно, мысль о том, что ей может понадобиться сражаться с друзьями и товарищами Фэйт, пугала именно потому, что у нее другого выхода не было бы. Но удача улыбнулась маленькой капитанше - Норфолкский полк не попал в разгромленную армию.

0


Вы здесь » Code Geass » Turn IV. Unity » 16.10.17. Так кто же враг?