Прием

в игру

закрыт


Code Geass

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Code Geass » События игры » Turn III. Turning point » 13.10.17. За черными стенами


13.10.17. За черными стенами

Сообщений 1 страница 20 из 34

1

1. Дата: 13.10.2017
2. Время старта: 15.00
3. Время окончания: 17.00
4. Погода: Тепло, солнечно, небольшие облака
5. Персонажи: Дункан Кэмпбелл, остальные члены семьи (НПС)
6. Место действия: Родовое поместье Кэмпбеллов, район города Финикс, Аризона
7. Игровая ситуация: Воссоединение семьи Кэмпбеллов происходит при трагических обстоятельствах  - из-за гибели Винсента. У всех свое горе...
8. Текущая очередность: Дункан, семья

Отредактировано Rhiannon O'Neil (2014-09-21 00:28:16)

0

2

Дома... Дункан не был тут давно, с тех пор как уехал с отцом. Не так много по календарю, но словно целый век прошел для него. И большая часть этого века уложилась в посление месяцы счастья и беды. И вот он смотрит на опаленные солнцем горы Аризоны как будто вернулся из другого мира... А где-то внутри память о том, что возвращение омрачено бедой и только на время. Когда-то он хотел показать Наннали этот необычный и красивый край, а теперь оставил ее в чужой стране и пришел домой, чтобы разделить с близкими скорбь о брате и вернуться снова на поле боя, где он еще не выиграл ни одной битвы. Он видел знакомые с детства горы глазами, а душой стремился к тем, кто сейчас несет горе потери. Мать. Отец. Мария. Диана... Не хотелось даже думать, что с Дианой, которая так любила именно Винсента. С детких лет старшие и младшие  разделились на две пары и она шла за ним... А теперь ей не с кем идти. Было что-то между ними, что нельзя заменить или найти в других. Сможет ли кто-то из них найти для нее слова? Дункан должен будет это сделать. Да. Сейчас и здесь, на пороге дома, он не принесет с собой свои беды - они только его, он этот путь выбрал и ему не на что жаловаться. Ему надо сделать все для семьи, для тех, кого он любит и помнит, несмотря ни на что. Своего спутника из гвардейцев он оставил в Финиксе - пусть развлекается, нечего тащить гостя в дом в такое время, - и теперь гнал мотоцикл к их поместью. Сейчас ему хотелось не комфорта машины, а именно этой необходимости постоянного контроля над стальным конем и ветра в лицо, несущего  давний, но не забытый запах дома. Семью он о приезде предупредил, но не уточнял, когда точно будет, сам не зная, насколько быстро на перекладных доберется из ЮАР.

Но вот и дом, юноша резко тормозит и быстрым шагом идет к дверям - нельзя терять время сейчас... Чувствует, что своим близким сейчас он нужен. Дункан не думал о том, что  с последней семейной встречи изменился - как будто строже и взрослее стал, вынужденный следить за собой постоянно и быть в напряжении... И в зеленых глазах затаилось уже что-то большее, чем открытость другим и веселость. слишком многое он пережил и вот теперь - брат его мертв...

Дункан звонит в дверь.

+4

3

[npc]26[/npc]
Тик-так… тик-так… Тиканье настенных, старомодных часов с кукушкой в коридоре доносилось даже до гостиной, раскалывая застывшую в воздухе тишину особняка. Когда то давно он так и пестрил энергией. Тут и там раздавались весёлые голоса. Это здание постоянно было заполнено звонким, детским смехом, улыбками, в нём постоянно кто-то был, а запах готовки неумолимо проникал во все щели, заставляя всех его обитателей по очереди кучковаться на кухне. Это было самое замечательное время, которое могло помнить это здание, но сейчас всё было по-другому. Его будто окунули во мрак, и даже залитые дневным светом стены не могли этого изменить. С первого взгляда оказавшись у порога этого особняка можно было подумать, что он безлюден, но это было лишь обманчивое чувство. Прямо сейчас в обширной гостиной в своем любимом кресло качалке повёрнутым носом к окну восседала женщина, искомая хозяйка этого дома. Патриция Кэмпбелл любовалась пейзажем за окном, а мысли были где-то далеко. Недавняя новость о гибели старшего сына семьи будто бы полностью высосала всю жизнь из этого места. Она была погружена в раздумья, слёзы уже высохли, женщина была гораздо сильнее, чем могло показаться на первый взгляд. Её сердце до сих пор душила скорбь, а чувство утраты не давало покоя с каждым сделанным вздохом, но разум был кристально чист, и вот в таком состоянии она отчаянно пыталась придумать, что ей делать дальше. Ведь в этом доме находился так же и другой очень дорогой ей человек. Погрузившись в пучину отчаянья после утраты любимого человека, Диана Кэмпбелл ни разу так и не вышла из своей комнаты, почти не ела, а этой ночью до сих пор можно было услышать её тихий плач. Она её не слушала, чтобы Патриция не говорила и не делала, её слова не доходили до неё. Диана будто бы выстроила неприступную крепость, решив навечно себя в ней заточить. Но так продолжаться не могло, и именно поэтому женщина сейчас отчаянно искала решение. Перебирала в голове всевозможные варианты, да и к тому вскоре должны были нагрянуть остальные члены семьи. К этому она была ещё не слишком готова. Но кто будет её спрашивать? Женщине придётся собрать всю свою оставшуюся волю в кулак, и не пасть лицом в грязь перед своими детьми. Такого её гордость как женщины и матери просто не выдержит. Так что сейчас, в этой мрачной тишине, слушая тиканье настенных часов, Патриция так же готовила себя к этой встрече. Готовила себя к тому, что надо будет улыбнуться и тепло всех встретить даже в такую тяжёлую для всех минуту. Ведь не одной ей было плохо. Не одной Диане. И всех надо будет поддержать, приголубить, если понадобится прижать к груди как маленьких и дать излить душу. А уже она сможет расслабиться в присутствии только одно мужчины, показать свою слабость, излить свою душу и слёзы. И он всё поймёт. Но это время пока ещё не пришло.
Раздался дверной звонок, который пробудил женщину от оцепенения. Она даже ни сразу поняла, что это был за звук, но машинально быстро засеменила к двери.
«Неужели, уже кто-то добрался? Ведь сегодня никого из посторонних я не ждала».
Первые мысли сразу же тараном врезались в её голову, и она, даже не взглянув в дверной глазок, быстро открыла дверь и на мгновение застыла. Перед ней был тот, кого она ожидала увидеть последним из всех. Конечно, она знала, что Дункан должен был приехать, но до Финикс был путь не близкий. Впрочем, наверное, тут нечему было удивляться, и она, не выдержав, мигом заключила младшего своего сына в объятия. На секунду её тело дрогнуло, чего не мог не заметить сам Дункан, и, проглотив дотошный, большой комок, подкатывающий к горлу, она произнесла:
- С возвращением, Дункан.
И только затем отпустила его. Только после того парень прошёл в прихожую, она позволила себе медленно, тщательно осмотреть сына с ног до головы. На Дункана были устремлены усталые, но всё ещё красивые глаза, выражающие искреннюю радость его приезду, а под ними слегка красовались синяки от почти бессонной ночи. На лице была усталая, но искренняя улыбка. В целом, Патриция Кэмпбелл казалась такой, какой была всегда, но если приглядеться более тщательно, то можно было заметить эту небольшую, мрачноватую нотку. И затем приходит только один вывод, который можно было сделать и без этого – за эти сутки женщина многое пережила, и муки до сих пор ни на секунду её не оставляли, продолжая этот кошмар наяву.
- Ты ведь с дороги? Наверное, голоден. Пошли я тебя накормлю. – И не принимая никаких словесных возражений, она направилась на кухню, и вдруг остановилась перед лестницей на второй этаж. В некоторой нерешительности женщина сперва хотела пройти дальше, но потом всё же выкрикнула. – Диана, тут Дункан приехал! Пошли, поедим?!
Никакой ответной реакции от чего её лицо мгновенно помрачнело.
- Мне, надо будет с тобой серьёзно поговорить. Прости что так сходу, но без этого никак. И по поводу Винсента, и по поводу теперешнего состояния Дианы. И надеюсь, ты сможешь помочь. Больше некому. Чтобы я не делала… тут я бессильна. – Её голос был тихим, только усиливая эффект ощущения ещё одной куда больше проблемы. – Но, сперва, тебе нужно поесть. Пошли.
После этого женщина продолжила своё движение по коридору, огибая угол. Оказавшись на кухне, женщина, молча, со свойственной ей грацией и опытом, быстро накрыла на стол на одного человека, сделав себе только чай. И усевшись напротив юноши, вновь бегло окинула его серьёзным взглядом.
- Ты сам как? Похоже, ты несколько возмужал, Дункан. Расскажешь, что такого могло с тобой произойти?

Отредактировано Vincent Campbell (2014-09-21 12:41:32)

+5

4

- Мама, я дома. - А что еще он мог ответить, обнимая мать, которой сейчас тяжелее всего, ведь она несет не только свою боль, но и за каждого из них у нее сердце болит? Ей не соврешь, от нее не скроешь... И тем хуже ей.  Патриция Кэмпбел, все дети которой  в итоге стали военными, а она может только ждать их домой и одного уже не дождалась. Дункан даже представлять не хотел, как это тяжело...  И так все было заметно и понятно. А что такое делать вид что все нормально, в то время как внутри тебя наизненку выворачивает - это Дункан уже знал отлично на собственном опыте. Сопротивляться желанию его накормить он не стал - так и матери спокойнее, и сам он действительно устал и проголодался. Но вот по дороге случилось кое-что... да, он ждал подобного, но теперь получил доказательство, как все на деле плохо.

- Так... Понятно. Я это сделаю. - Тихо сказал он, давая матери понять, что игнорировать происходящее с сестрой не будет. Нет уж, хватит ему одной такой, с которой приходится няньчиться и сдерживаться. Диана не безобидная жертва, с ней он мог говорить открыто и серьезно. И поговорит, здесь молча наблюдать за бедой близкого человека он не будет. А пока он, чтобы не спорить с матерью, приступил к еде и ответил на ее вопрос:

- Ты ведь видела новости... Те. Мой долг рыцаря стал тяжелее. Слишком много нужно сделать, слишком мало времени... Помнишь, отец говорил про восхождение по сломанной лестнице? Или ты найдешь в себе силы перепрыгнуть через целый пролет, или свалишься. Так и вышло. Мы с Наннали в чужой стране... Все не так плохо, как могло бы быть, но слишком мало тех, кому можно верить. И мне надо многое усвоить и понять, а времени считай что нет. Стать настоящим защитником для нее, командиром и лидером для тех бойцов, которых мне доверили, разобраться, где враг, где друг. - Улыбнулся, прогоняя мрачные мысли, - Но я пока справляюсь, мама. Я же твой сын.

+3

5

[npc]26[/npc]
Патриция сделала большой глоток, и сложила руки перед собой, всматриваясь в глаза своему сыну. В них был какой-то новый огонь уверенности, который она раньше не видела, и который, казалось бы, был присуще только покойному Винсенту. В голове вновь само собой всплыло его смуглое лицо, жёсткие черты лица, самодовольная ухмылка и уверенный, решительный взгляд. Женщина сильнее сжала зубы, загоняя чувство тоски и грусти, за которыми могут появиться и слёзы, подальше, продолжив слушать Дункана. И когда тот закончил, мягко улыбнулась, и ответила:
- Да. Я знаю, Дункан. Ты справишься. И те новости я действительно видела. Понимаю, какого тебе сейчас, в особенности после гибели Винсента. Даже не знаю, как такое могло произойти. Он ведь всегда был таким рассудительным. – Она отвела взгляд, сделав небольшую паузу. Вздохнула. Затем вновь вернула его обратно. – Но, это уже не исправишь. Поэтому, пожалуйста, Дункан… Будь осторожнее. Я не имею права тебя просить о том, чтобы ты покинул свой пост. Это было бы слишком эгоистично и мерзко с моей стороны. Так что… Только это. Впрочем, ты уже не маленький и сам всё прекрасно понимаешь. Вы с Винсентом всё же в некоторой степени похожи, особенно сейчас.   
Ещё одна, греющая душу, мягкая улыбка матери. Вместе с ней так же смягчился и взгляд, но лишь на несколько минут. После этого, он стал куда более мрачнее и серьёзнее. Это значило только одно, Патриция подходила к другой более значимой сейчас проблеме.
- Ну и… Диана. Не знаю, как об этом рассказать. В общем… - Женщина потупила взгляд, сделала глоток и продолжила. – Ты ведь и сам знаешь, что они с Винсентом были очень близки. Сейчас она в своей комнате, никуда не выходит и почти не ест. К тому же, совершенно отказывается меня слушать. Её полностью захлестнуло отчаянье, а всё потому, что Винсент был для нее, куда большим, чем брат. Ты понимаешь, Дункан? Я и раньше об этом догадывалась. Скорее всего, догадывался и сам Винсент, но делал вид, что не замечает, и вот чем это всё закончился. Диана любила его не как брата, а как мужчину. Всё это время мучилась, боролась, скрывала и давила в себе это чувство, а теперь его нет. Как женщина, я могу примерно понять, что она сейчас чувствует, и как мать тоже, но… Не знаю, как ей помочь. Совершенно. Если бы она только меня слушала, но нет. Ничем. И поэтому, я думаю, может она послушает тебя? Помоги ей выбраться из этого. Пожалуйста.
Женщина опустила взгляд. Больше она не могла говорить, плавно переводя дыхание, и ожидая ответных действий от Дункана. Она не сомневалась в том, что он попытается с этим что-то сделать. Но послушает ли сама Диана? И сможет ли сам Дункан? Вот эти два вопроса сейчас не давали ей покоя больше всего на свете. Ведь потерять ещё и дочь из-за подобного, для неё будет уже слишком.

+4

6

Дункан задумался - не сказать ли маме о своих сомнениях насчет произошедшего? Но решил что по крайней мере не сейчас и не ей первой, лучше отцу. Дельфина крепко сомневалась в том, что все произошло именно так, как описали, а она сама воевала в тех краях и занималась как раз диверсиями. Но сейчас от этого никому легче не будет, наоборот. Да... Он и правда изменился. Скрывает нужное даже от своих.

- Я постараюсь, мама. Обещаю. - Рыцарь тут не лукавил, он все же честно собирался постараться больше не делать глупостей и лишний раз не рисковать. И даже улыбнулся, услышав про сходство с Винсентом - до брата ему было как до Луны, но ведь не надо быть его копией. Патриция имела в виду совсем не это. И сейчас они друг друга понимали... На душе невольно стало тепло. Это не прошлый разговор, когда его решение встретили поначалу в штыки, а сам он не слишком думал о последствиях. Теперь уже все по-взрослому. Вот только это означало откровенность и в другом... Отчего у Дункана откровенно глаза на лоб полезли. Нет, Диана, конечно, души не чаяла в Винсенте, но он думал что это та же история как у Марии, которая на деле не столько пыталась присвоить "своего" брата, сколько требовала внимания к себе. А выходит, нет... Все настолько хуже, что хочется спросить что-то вроде "Господи, за что?!". Как будто и так семье мало горя. То есть ему придется иметь дело не просто с горем, но еще и с такими чувствами у сестры... Это когда он со своими-то с трудом может разобраться. Но отступать он не собирался. Теперь точно без вариантов, придется ему до конца идти. Может быть еще потому, что теперь Дункан знал, сколько боли может причинить любовь.

- Просто не будет... Ну да ладно. Кэмпбеллы от проблем не бегут. - Выражение лица Дункана стало решительным, - Поговорю с ней и откладывать не буду. Еще ведь Мария... И так непростой путь выбрала, а теперь этот удар.

Действительно, младшая ведь только-только устраивается на новом месте и у нее нет рядом никого из близких. И сейчас на нее свалится смерть Винсента... Дункан быстро покончил с едой и встал.

- Ну все, я пошел. - И направился к комнате Дианы. может они и не так уж ладили и близки были, но она была и оставалась его сестрой и в детстве заботилась о нем. Пришла пора вернуть должок. Теперь, когда Винсента нет, Дункан должен сделать все, чтобы помочь семье. И вот он уже стоит перед дверью. Парень все же постучался, но упрашивать не планировал.

- Диана, это я, Дункан. Впусти меня и поговорим... Иначе, богом клянусь, я вышибу дверь к черту. Ты можешь не слушать маму, но со мной такой номер не пройдет. - Возможно, такого голоса и тона от Дункана Диана не слышала раньше ни разу. Это всеж был не мальчик, который готов был на все, чтобы остаться с любимой девушкой, а тот, кто уже уплатил немалую цену за свой выбор и с пути не свернет.

+2

7

[npc]26[/npc]
Женщина кивнула в ответ на решительность Дункана и проводила его взглядом. Сама же осталась ждать результата, не стараясь ничего загадывать наперёд, просто ждать, как делала много раз до этого. Терпения у неё хватало, но именно сейчас оно начало серьёзно подводить. Желание сорваться с места и пойти поучаствовать в том разговоре казалось не выносимым, но Патриция держалась, понимая, что ничем хорошим её приход там не закончится. Пришло время её деткам разгребать свои же проблемы самим, а матери просто наблюдать из далека, как бы это больно не было, что из этого получится. Ведь тот же Винсент уже давно вошёл в это стадию. Теперь подошла очередь и Дункана. А что до Дианы… та всё же, была в некоторой степени сильным человеком. Патриция соврёт, если скажет, что не верит в неё. Ей впрочем, то, только это и остаётся. Верить в своих детей, и надеяться, что всё пройдёт благополучно.
[npc]27[/npc]
Тьма… Кругом была только тьма. Она не видела рядом никого, и ничего. Только она и тьма, один на один, и пока что Диана явно проигрывала эту игру в гляделки. С каждым разом закрывая глаза, желая отгородиться от всего этого, тьма подбиралась на один шаг ближе. Вместе с этим приходил и страх, но больше всего усиливалась боль. Сейчас же она была буквально впритык, можно было протянуть руку и дотронуться, а боль была невыносимой, полностью поглотив разум и тело девушки, понеся его в безудержном потоке. Свет для неё померк ровно в тот момент, когда она услышала только два этих слова – «Винсент, погиб». Всё остальное казалось каким-то мелочным. Её проблемы, состояние матери, проблемы других членов семьи. Всё закрутилось вокруг этих слов, и сердце сдавило с такой силой, что она просто дышала через силу. Уйдя в комнату, так и не произнеся и слова после данной новости, Диана просто погрузилась во весь этот тихий омут, наполненный чертями, с головой. Никого, не слыша, и никого не видя. Была только боль, осознание того, что его больше нет, пришло не сразу, сводя с ума после этого ещё больше. Слёзы, вместе с криком, которые одно дело лились рекой, не помогали излить всё то, что она сейчас чувствовала. В данный момент, время просто застыло, как и она сама, тихо свыкнувшись с отчуждённой реальностью, даже не собираясь воспринимать происходящее вокруг. Ей больше не нужен был этот мир. Тот мир, в котором не было его. Но, как бы она не старалась, уйти из него полноценного она не могла. А затем, пришли мысли о суициде. Они давили не хуже боли, тьмы, и осознания, заходя к девушки сзади. Шептали об избавлении от теперешних мучений, звали с собой, и самое главное – обещали встречу с Винсом на той стороне. Однако страх продолжал держать её на месте. Сидеть на кровати, смотреть в прострацию перед собой, и ничего не делать. Она потеряла счёт времени, слыша лишь небольшие отголоски, стук в дверь, и знакомый до боли голос, который до жути не хотела пускать в свой теперешний, наполненный только болью и тьмой, мир.
Когда пришёл Дункан, ситуация была такой же. Девушка сидела на кровати, упёршись спиной в стенку, и обняв подушку. Глаза были пустыми. Кожа бледна, будто она уже на шаг была в другом мире, а тело продолжало жутко трястись. Её вид был ужасен. Никто прежде не видел Диану Кэмпбелл, вечно встречающую любые невзгоды с гордо поднятой головой, такой беспомощной… такой до ужаса слабой. Кошмар наяву не хотел её отпускать, спасение, казалось, не придёт уже никогда. Но вот, уверенный мужской голос, слабо граничащий с тем, который она любила, заставил девушку встрепенуться. Хоть и, не понимая до конца, она вяло подкралась к двери, щёлкнула замком и выглянула наружу, всматриваясь в до боли знакомое лицо, слабыми глазами. И именно в тот момент вся эта картина предстала перед Дунканом. Диана даже и не думала о своём состоянии, она просто отчаянно с несколько минут пыталась вспомнить, кто этот молодой человек, стоящий сейчас перед ней, и память постепенно вернулась, вместе с теми же словами. Она мгновенно опустила взгляд на пол, а затем спросила дрожащим, тихим голосом:
- Дункан? Что ты тут делаешь? Но… - Она открыла дверь шире, и исчезла в комнате, предлагая ему войти. А сама последовала на кровать, вновь заключив подушку в свои объятия, стараясь унять дрожь в своём теле, и тупую боль. Ничего не вышло.

+2

8

Когда Дункан, ожидая по привычке отповеди или резкости, получил в ответ смиренное открытие двери, но был поражен. Но когда увидел Диану - ему стало жутко. Всегда сильная, невозмутимая, элегантная леди... От которой не осталось ничего. Тень себя, иначе и не скажешь. Он немедленно про себя обругал покойного брата - если тот все понимал, почему пустил на самотек, не попытался выбить это из Дианы? Винсент был не дураком и понимал психологию людей, вспомнить хоть дуэль эту. На Диану Дункан злился меньше... Потому что  у него самого был настолько дорогой и любимый человек, чья потеря перечеркнула бы для рыцаря все.

- Приехал к вам. А как иначе? - Дункан если и испытывал сомнения, когда узнал страшную новость, то все равно понимал, что надо делать. До сего момента... Пока не увидел сестру такой. Вошел, закрыл дверь, сел рядом и притянул к себе, обняв - чтобы чувствовала, что он рядом. Вот теперь бы заставить ее очнуться - только как? Разве что ударом ниже пояса. В конце-то концов, с ним раве кто-то поступал честно и мягко? И он быстро, пока хватило решимости, спросил:

- Думаешь, Винсент обрадовался бы, тебя сейчас увидев?

+1

9

[npc]27[/npc]
На этот раз Диана была слишком податливая, почти как кукла, и всё ещё плохо реагировала на текущую смену её окружения. Понимала ли она цель визита Дункана или нет. Скорее всего, какой-то частью себя, но на это всё заканчивалось. Ей было совершенно наплевать на то, в каком она была сейчас состоянии, и уж тем более, в каком состоянии был Дункан и прочая родня. Все её мысли были забиты только одним человеком, с которым уже никогда не встретится. И это «никогда» душило больше всего. Однако на слова своего младшего братца она всё же отреагировала, попытавшись слабо отстраниться, но ничего не вышло. А затем тихо проговорила:
- Не увидит… Уже никогда не увидит. – Её тело, казалось, затряслось ещё больше. – Никогда, понимаешь? Да откуда тебе вообще знать, что я чувствую? Что чувствовала всё это время… Люблю. И ничего поделать с этим не могу, а сейчас…
Девушка запнулась. Из глаз вновь потекли слёзы, но в данный момент ей было на это всё равно. Она вновь попыталась отстраниться от Дункана, но опять безуспешно. Будто бы всё её тело в один миг лишилось сил. Оставалось только смириться. Смириться со всем, что сейчас происходит вокруг неё и в душе. Но, это было проще сказать, чем сделать.
- Сейчас его нет. – Продолжила, плавно переходя на крик. – Нет… нет… НЕТ! Отпусти! Просто отпусти! Я не хочу находиться там, где нет Винсента! Не хочу больше жить, и не видеть его лица! Так что… просто отпусти и убирайся прочь!
Однако говорила Диана одно, а делала совсем другое, сама же буквально вцепившись в брата, она плотно зарылась в его грудь, и пуще разрыдалась. Слова, которые она продолжила при этом говорить, было уже не разобрать. Оставалось только ждать пока новая волна истерики кончиться, и можно будет спокойно поговорить. Благо, ждать пришлось не долго. Голос девушки задрожал и тут же оборвался, а сама она застыла, до сих пор не зная, что ей делать дальше. Одна сторона говорила, чтобы Диана бросила все попытки восстановить своё нормальное существование, и отреклась от всего. А другая, продолжала свои попытки подтолкнуть девушку к тому, чтобы она вновь поднялась, как делала это раньше, и продолжила свой путь. Правда, это было почти не реально в её понимании.

Отредактировано Vincent Campbell (2014-09-23 03:06:41)

+1

10

- Я знаю, как больно бывает от любви, Ди. - Коротко, но пугающе серьезно ответил Дункан. Не стоило ничего объяснять, Диана тоже смотрела новости и умела сопоставлять факты. Она ведь и в начале чуяла неприятности, а подтверждение вышло такое, что дальше некуда. Так что или она понимает, или для нее это сейчас не имеет значения, слов много не нужно. Это видно по тому, как она, что бы ни говорила, прижимается сейчас к нему... Он, ясное дело, обнимал ее, гладя по голове, успокаивая - как будто можно успокоить её сейчас. Но хотя бы дать чувство, что она все еще не одна.

- Черта с два. - Он чуть отстранил ее, заставляя себе в глаза смотреть, - Диана, ты не из тех, кто сдается. Даже сейчас... я ведь вижу, что ты все равно борешься. И теперь, когда Винсента нет... Заменить его я не буду и пытаться. Но если ты в беде - я буду рядом, как был бы он. Буду в тебя верить. Как сейчас. Ты всегда следила за нами всеми, заботилась обо мне и Марии... А сейчас время сделать что-то для себя. Или положиться на нас. Это не страшно. Ты имеешь право на это. Всегда. Для этого я и здесь. И буду, сколько нужно.

0

11

[npc]27[/npc]
- Что ни говори, а семейка у нас разношерстая, но каждый силён по-своему. И ты не исключение, Диана. Возможно, ты даже куда сильнее меня или отца, ошибаюсь я редко, сама знаешь. Так что за тебя-то я уж не беспокоюсь. Вот только попробуй не оправдать моих надежд. – Эхом пронеслись слова, сказанные Винсом перед отъездом с отцом в 11-й Сектор, в голове у Дианы, после небольшого монолога Дункана. Перед глазами встала та самая картина, когда они оба дали друг другу обещания, о котором в этом нескончаемом потоке боли успела позабыть…

В тот день закат был истинно прекрасным, и «непобедимое дуо» медленно прогуливалось по городу. Она и сама позабыла, когда это было последний раз. Они оба уже подросли, у каждого были свои проблемы и заботы. Времени, как раньше, почти не оставалось, и вот такие вот моменты, когда она оставалась с ним наедине, были на вес золота. Правда, всегда пыталась скрыть излишнюю радость, но до конца это никогда не удавалось. Порой казалось, Винсент мог читать её словно по книжке, из-за чего рядом с ним порой, было, находится несколько опасно. Впрочем, лишнего он никогда не касался в присутствии посторонних, но всегда любил как-то подколоть свою старшую сестрёнку.
- О чём задумалась? Сегодня ты, какая-та странная? Неужели из-за нашего отъезда всё? – Прозвучал несколько обеспокоенный голос Винсента, который спустил Диану на землю.
- Нет. С чего ты это взял? Я такая же, как и всегда. – Фыркнула она в этот и ускорила шаг.
Парень лишь усмехнулся и тоже ускорился. Он уже и так понял, что с причиной попал в самую точку, пускай эта девица всё и отрицала. Сложив руки в карманы, он с деловитым видом поравнялся с ней, и продолжил:
- Ладно-ладно. Так бы сразу и сказала, что будешь скучать. Я бы и понял. Но… Такое чувство, будто мы навсегда туда уезжаем, и доступа к друг другу иметь не будем. – Последнее предложение было произнесено более язвительным тоном. – Слишком уж ты беспокоишься на этот счёт, Диана.
Девушка остановилась и смерила брата взглядом. У неё был вид будто ещё секунда, и она вцепиться ему прямо в глотку. Однако гнев, бушевавший в ней мгновение назад, неожиданно улетучился, и девушка, выдохнув, пошла дальше.
- Ты бы говорил за себя. Будто сам не будешь.
На этот раз цокать язычком пришла очередь Винсента. Однако за место этого, парень стал куда серьёзнее, убирая свой позитивный настрой на задний план, и проговорил:
- Скажу только один раз. Могу пообещать тебе только одно, что, чтобы там нас впереди не ждало… чтобы с нами впоследствии не приключилось. Всегда приду к тебе в трудную минуту и никогда не забуду. – Парень остановился, и девушка заглянула в его серые, серьёзные глаза. – А ты мне пообещай в свою очередь, что если со мной вдруг случиться чего, продолжишь жить за нас обоих.
Она даже несколько раз моргнула от неожиданности.

- Винс, я тебя…
- Просто пообещай! – Весьма грубо перебил он её, и тоже в свою очередь заглянул в глаза своей дорогой сестрёнке.
В этот момент Диана даже растерялась, но по-своему обычаю быстро нашлась обратно.
- Хорошо. Обещаю. – Твёрдо и с должной решимостью, что от неё и требовали, проговорила она. И парень добродушно улыбнулся. Подобная улыбка редко посещала его лицо, причём не при всех. А в свете заката она казалась ещё прекрасней обычного.
- Ладно. Пошли. У нас ещё полно времени. – Беззаботным тоном проговорил Винсент, на что улыбнулась уже она и кивнула…

Светлое воспоминание, которое она хранила до сего дня, потерялось в самый ответственный момент, и если бы не слова Дункана, возможно, так бы и не нашлось. Диана отстранилась от брата, набрала воздух в лёгкие и шумно выдохнула. Тело до сих пор дрожало, но уже не так сильно, во взгляде промелькнула небольшая уверенность.
- В тот день, когда вы все уехали в 11-й Сектор, мы кое-что пообещали друг другу. И я, к сожалению, это позабыла. Но ты невольно мне об этом напомнил, Дункан. Спасибо. Теперь я буду жить за двоих. Господи… - Девушка перевела взгляд в окно. – Даже после своей смерти, ты продолжаешь мне досаждать, и в то же время… спасаешь. В этом весь ты, Винсент.
Она вновь вернулась к Дункану.
- Можешь оставить меня ненадолго одну? Сейчас, думаю, всё будет в порядке. Правда, боль, наверное, уже никогда меня не оставит… Ну, и ладно. В этом, отчасти, виновата и сама. И передай матери, что я скоро спущусь. Мне только нужно немного привести себя в порядок.
Сказала, а душа вновь ушла в пятки. Она всё ещё боялась оставаться одна, но не смела уже в этом признаться младшему брату. Характер, потихоньку, возвращался, давая о себе знать. И так дала слабину. Больше этого не случиться. По крайней мере, была вера… Вера, которая впоследствии поведёт эту девушку на поиски, зародив в её душе надежду. Но до этого времени ей ещё предстоит разобраться с собственными чувствами. Во всяком случае, Диану Кемпбелл с этого момента ожидал долгий и тернистый путь.

+2

12

Дункан не сразу, но сообразил. Возможно, дело было в том, что они с Винсентом далеко не первые, кто оставил семью в стороне или позади ради воинского и рыцарского долга. Всегда кто-то уходил и кто-то оставался. Всегда были просьбы и обещания, всегда была готовность к тому, что кто-то не вернется домой. Жить за двоих, да? Тепень он немного лучше понимал смысл таких слов. Винсент ушел, но только теперь Дункан чувствовал, как много  оставил ему брат - сказанные когда-то слова, поступки совершенные, смысл которых не сразу стал ясен младшему... А теперь юноша все это несет в себе, стараясь хоть немного довести до конца. Хотя бы в том, что касается его и близких. Те, кто уходит, оставляют что-то от себя и ты с этим живешь - что-то поможет, что-то долгом станет. Частичка Винсента будет жить в тех, кто его помнит. Рыцарь улыбнулся, смотря на сестру:

- Я подожду за дверью, - буду рядом -  а потом ты спустишься и поешь. Это не обсуждается. - Строго, но заботливо сказал он, затем поцеловал сестренку в щеку, - Марию на себя беру, когда примчится, так что будь с мамой, ей будет хоть немного легче. Не время нам быть одним.

Дункан ждал Диану за дверью комнаты и вопреки боли и печали чувствовал, что в то же время ему самому стало легче, когда он почувствовал что не только нужен тут, но и может помочь... А значит, справится и с тем другим, что пока не получалось.

0

13

[npc]27[/npc]
Как только Дункан скрылся за дверью, на девушку вновь накатил новый приступ дрожи во всём теле. Она съёжилась всем телом и напрягла каждый мускул во всём теле, стараясь свести эту бешеную тряску на нет. Комната, которая была довольно большая, в один миг стала давить со всех сторон, и Диана зажмурилась. Она медленно начала считать до десяти, плавно вычерчивая в своей голове каждую цифру, стараясь полностью сконцентрироваться на это занятии. Сейчас настало бороться с собой, с собственными страхами и мраком, успевшим далеко засесть внутри неё, добраться до глубин подсознания. Вернулась невыносимая боль, печаль, чувство утраты и скорбь. К горлу подкатил увесистый комок и, задержавшись там на несколько секунд, провалился обратно. Девушка жадно глотая воздух из-за всех сил старалась думать только о цифрах в своей голове, и это не получалось, но с большим трудом. Минута, две, три. Казалось, это никогда не кончится, и ей подобное не под силу, она останется здесь навсегда наедине с демонами своей души, но в ту же секунду в голове вспыхнул образ Винсента. Огромное, безжизненное поле. Багровое небо и сильный ветер поднимающий клубы пыли в воздух. И там, где-то вдалеке, в лучах багрового солнца стоял Винсент и смотрел прямо на неё. Сперва в его взгляде было осуждение, а выражения лица слишком отрешённым, холодным, будто вдавливая девушку глубоко в землю. Ей хотелось провалиться на месте, встать и бежать со всех ног, лишь бы не видеть этой картины. Но, за место этого, Диана Кэмпбелл встала и с присущей ей решимостью в глазах посмотрела на него. И в этот момент его образ мгновенно изменился. Улыбка, прямо как в тот день, озарило его лицо, и он что-то проговорил. Девушка не смогла услышать эти слова, но они на огромной скорости врезались внутрь её души.
- Так то, лучше. Я знаю, ты со всем этим справишься, Диана. Я верю в тебя.
Диана тут же распахнула глаза, а по лицу потекли слёзы счастья.
- Спасибо…. Спасибо… Винсент. – Пробормотала она себе под нос, встала с кровати, и подошла к шкафу. Нужно было переодеться, прежде выйти отсюда.
Не прошло и двадцати минут, как перед Дунканом предстала Диана. Синяки под глазами были ещё видны, да и бледность кожи никуда не делась, но дрожи больше не было, так что она выглядела куда лучше чем раньше. Во взгляде чувствовалась прежняя, присущая её личности, твёрдость и решимость, а на губах была лёгкая улыбка.
- Извини, что пришлось ждать. – И с этими словами спустилась вниз, проследовав прямо на кухню.
Оказавшись на месте, она посмотрела прямо в глаза своей матери, затем прошла и крепко обняла её за плечи.
- Прости, что заставила волноваться. Больше такого не повторится, обещаю.
Верно, теперь она знала, что ей нужно делать.

[npc]26[/npc]
Сама же Патриция буквально обомлела, когда на кухне появилась Диана, и обняла её. Теперь она казалась прежней, хоть и выглядела довольно паршиво. К тому же, мать всем сердцем чувствовала, как ей сейчас было тяжело, поэтому улыбнулась и прижала старшую дочь к груди.
- Ничего. Со всеми бывает, Диана. Главное, помни, что я буду всегда на твоей стороне, чтобы не случилось.

+1

14

Дункан все же зря боялся... Нет, наверняка не зря, но все же видно было, что Диана пришла в себя и, несмотря на боль, вновь была собой. Это состояние он знал теперь хорошо. Пока что-то внутри все еще цело и в порядке, ты можешь идти дальше, как бы плохо не было. И, к счастью, Диана была именно такая. Он спустился, пропустив внизу ее вперед и лишь слегка улыбнувшись матери, благо Диана стояла к нему спиной и не видела брата.

- Накорми ее, мама, пока не пришлось брать на руки, хорошо? - Подмигнул он, и обернулся к окну, как раз чтобы заметить подъезжающую машину, - Хм... Незнакомая. Мария или папа? Пойду встречу.

Стоило сейчас маму с сестрой оставить одних. К тому же, если речь о младшей, то лучше Дункана ее никто не успокоит, факт проверенный. А когда успокоит - настанет время другого разговора... их личного. Ведь Мария, как бы ни было ей самой плохо, будет беспокоиться за брата, а он не знал, как она восприняла те дурные вести.

[npc]28[/npc]

В точку. Именно Мария вылезла из машины -  на первый взгляд совсем незнакомая Дункану, с посерьезневшим лицом и в форме курсанта. Тоже повзрослела раньше срока... Но не стеснялась этого, когда подбежала и уткнулась в грудь брата, прижавшись и ища опоры. Она же гордая, малышка Мария... Будет  задрав нос ходить на виду и только на брате позволит себе виснуть от счастья или от горя.

- Братик... Как же так?! - В голосе было все - боль, обида, нежелание верить, что все обернулось так плохо и одна беда валится за другой на их еще недавно счастливую семью. И что тут Дункан мог ответить? Только крепче обнять. И вот Мария неожиданно для него задала главный вопрос:

- Дункан... А в новостях все правда? - И пояснила, - Я слушала разговоры в Академии. Все очень удивлялись, как допустили такой прокол в безопасности... И я написала Патти... Она сказала, что не стоит всему доверять.

Как и Дельфина. Все сходится... И надо же было именно Марии докопаться. Как же я в ней это пропускал? Она ведь и правда военная... - Дункан смотрел на сестренку и не узнавал. Как будто Марии не хватало только одного шага, чтобы вырасти на голову в его глазах. Сдержанность. Пытливость. Недоверие общепринятым фактам. Умение думать. А Фиона-то и полковник МакБрайд, видимо, разглядели что надо...

- Мария, я тоже не уверен что все так, как говорят. И мы этим займемся. - Пообещал он.

- Скорее я. Ты же теперь будешь далеко и снова уедешь. А я справлюсь. - Спокойствие, с которым Мария признала это, даже пугало, - Но сейчас... Можно мне... побыть маленькой? С тобой, хоть немного...

Они сидели на скамейке, Патриция и Диана могли видеть их в окно. Мария была честна с собой и братом - она плакала долго и от души. А потом они  пошли в дом.

- Мама, Диана... Я здесь. - Мария не скрывала покрасневших глаз и следов слез, но у нее были силы хоть немного улыбнуться близким. Семья была почти в сборе...

+2

15

[npc]26,27[/npc]
После того, как мать и дочь расселись по разным «углам» стола, смотря друг на друга, и молча пытаясь предугадать, что же будет дальше, прибыла Мария. Патриция даже ни сразу поняла, что к чему, но потом в очередной раз предоставила всё Дункану. Стало даже как-то не по себе, ведь прежде этим занималась Диана или покойный Винсент. Неужели, за столь короткий срок её младший сын действительно настолько успел повзрослеть? Она просто не могла поверить свои глазам, принимая это только разумом за действительность.
«Возможно, просто я уже старая… раз не могу заметить сразу столь очевидных вещей».
На лице появилась загадочная улыбка, на которую сразу же отреагировала Диана.
- Ммм? Мам, ты это чего? – В глазах была тревога и вопрос. Да, она действительно почти восстановилась. И это приносило в сердце Патриции Кэмпбелл только счастье. Она отрицательно мотнула головой, и посмотрела в окно, а там разворачивалась следующая сцена. Как раз таки то, что они все не должны были увидеть, и Диана проследовала взглядом за матерью.
- Мария… Могу представить, что она чувствовала, находясь там одна, и узнав такую вот новость. Надеюсь, ей было с кем поговорить. – В задумчивости произнесла старшая дочь, понимая, что расквасило её куда больше, чем Марию. За этим пришёл и стыд, но говорить ничего она естественно не стала.
- Наверное, было. Мария общительная девочка, которая довольно легко идёт на контакт. Это с твоим буйным характером в этом были проблема. Ты была слишком горда и опрометчива. Делала кучу ошибок и неправильные выводы о действиях окружающих тебя людей. Сейчас это прошло, но я помню, сколько тогда пришлось возиться мне, а потом и Винсенту, когда тот вернулся домой. Весёлое было время.
Диана невольно улыбнулась и согласилась со словами матери. Скучать ей действительно не приходилось, а вместе с этим и остальным членам семьи. В итоге выросла она в красивую, слишком серьёзную и рассудительную девушку, но, тот же буйный нрав остался, время от времени вылезая наружу. Впрочем, она так же и научилась его более-менее контролировать. Тяжёлый характер, ничего не скажешь.
С приходом Марии, мать и дочь разом повернули голову на звук её голоса. Патриция улыбнулась, а Диана сразу же попыталась отвезти взгляд и скрыть все следы своего недавнего состояния, которые всё ещё отражало её лицо, но ничего путного не вышло.
- Привет. Мария. Ты как? – Произнесла мать, и подошла к дочери. – Хочешь поговорить?
А Диана, кивнув и поприветствовав Марию, уткнула свой взгляд в стол, судорожно пытаясь найти нужные слова.

Отредактировано Vincent Campbell (2014-09-28 11:41:03)

+1

16

В том что касалось Марии, Дункан успел повзрослеть даже раньше, в Японии, где она по сути оказалась на его попечении, отец ведь нечасто бывал дома и именно брату Мария доверяла все свои горести и радости. Правда, горестей было до недавнего времени мало, но такова уж жизнь. Да, Винсент помог ей в этот раз  отстоять свое решение быть военной, но  Дункан, как и отец, не встретил его в штыки, лишь убедился в решимости сестры, которой не ожидал...

[npc]28[/npc]

- Не буду говорить что хорошо... но я держусь. - Призналась она, а затем подошла и обняла мать, постояв так немного, - Угу... Немного. Я знаю, вы волнуетесь и за меня. - И сразу же обняла и Диану тоже, шепнув, - Не надо. Я понимаю... Тебе ведь хуже.

Дункан стоял чуть поодаль, выполнив свою часть, так сказать... Нет, им еще надо будет поговорить с Марией, но позже. Сейчас ее место рядом с Дианой и мамой, причем ради их же самих. Свою беду и горе легче выдержать, помогая другим, и работает это в обе стороны. Теперь бы отца дождаться. Их сила в том, что, как бы жизнь не разбросала, семья останется единой. Почувствовать это как следует сейчас необходимо...  Ведь скоро они опять разлетятся из гнезда и кто знает, вернутся ли. У него точно нелегкая и долгая дорога.

0

17

[npc]26[/npc]
Мария тоже за это время заметно повзрослела. И когда успела столь позитивная, общительная девчушка набраться всей этой сдержанности с выдержкой? Патриция даже несколько не узнавала свою младшую дочь, но это должно было когда-то произойти. Вот только мать всё же задавалась вопрос – Не рано ли? Это можно было узнать только одним способом. И подойдя к девочке вплотную, она взяла её за плечи, и повела в сторону гостиной.
- Мария, пошли наедине пошепчемся, идёт? – С игривой улыбкой на лице, спросила она дочь, и, не дожидаясь её ответа, взяла за руку. Подмигнув Дункану, что мол, остальное она возьмёт на себя, вместе с младшей дочерью Кэмпбеллов, скрылась за дверями.
И как только они оказались в гостиной, присела на диван, несколько серьёзно посмотрев на дочь.
- Как дела в Академии? Сильно сложно? И… проблем среди окружения нет? Хотя, за последнее я не волнуюсь. – Взгляд немного смягчился. – Просто хочу поговорить с тобой начистоту, уже как с взрослым человеком. Вижу, что изменилась. И не знаю, хорошо это или плохо. Так что, если тебя что-то гложет, лучше скажи мне сейчас. Мы вместе подумаем, как решить данную проблему.
«Если, конечно, они вообще у тебя есть. Хотя, вижу, что есть… Мария… И дело не только в гибели Винсента».
Как говорится, сердце матери обмануть сложно, и сейчас Патриция знала, что не ошибается. Вот только пойдёт ли в данный момент Мария с ней на контакт или посчитает нужным промолчать, был совсем другой вопрос. Хотя, она собиралась принять любое её решение. Разве что, во втором случае ей придётся тяжелее, и мать естественно хотела помочь всем тем, что сможет. У неё был сложный период в жизни, где без поддержки не обойтись.
[npc]27[/npc]
А Диана, после того как эти двое скрылись из виду, спросила уже самого Дункана.
- Как она? – А в глазах была явная тревога. – Ей ведь и так сейчас тяжело. Подумать только, расквасилась в самый не благоприятный момент. Какая же я дура.

+2

18

[npc]28[/npc]

Мария стесняться не стала и села рядом, прижавшись к маме поближе. Первый из уроков взрослой жизни, который она усвоила, был прост - всему есть свое время. Не стесняйся, когда рядом свои, и не показывай слабость там, где не стоит. Можно было  поплакаться брату, который всегда был с ней. И маме, потому что это мама.

- Нет. Там хорошие люди, много ровесников моих. Да, учить надо много нового, но пока справляюсь. И мои друзья из Эшфорда  мне пишут. Я боялась что они меня забудут, но зря. - Чуть улыбнулась Мария, но крепко задумалась над вопросом матери,  не уверенная, стоит ли высказать все начистоту или лучше не нагружать её еще больше. Но вспомнив. какую судьтбу выбрала, предпочла откровенность, пока можно.

- Мам... Я уверена в своем решении, но есть другое... Это из-за Дункана. - Она опустила глаза, - Это ведь моя вина... Я сама познакомила его с Наннали... Я всегда  злилась, когда вокруг него крутились девчонки, боялась что он про меня забудет, а тут...   Совсем не волновалась, была за них рада. Когда он стал ее рыцарем, когда сказал, что она сможет ходить снова... А потом все кончилось вот так. - Девочка всхлипнула, - Я и злюсь на нее, и волнуюсь за нее... И за Дункана тоже, что он сделает что-то глупое и попадет в беду. Я ведь... Обещала написать Наннали, но не могу решиться сейчас.

***

Дункан между тем коснулся руки Дианы.

- Да. Но Мария не из тех, кто сдается. Она не всегда правильно поступает... Но всегда скорее будет действовать, чем отступать. Теперь я понимаю, почему она решила стать военной. Чтобы принимать решения, а не  становиться жертвой чужих. - Он покачал головой, - Ди, она как и я... Есть моменты, когда нет другого выхода, как стать взрослее, пусть и раньше срока. Хоть мы ее и баловали всегда, она не эгоистка и думает о нас всех. И возвращает сейчас то, что мы ей дали. Я успокоил ее немного, она ведь понимает, что я теперь  на войне, как и Винсент, вот и волнуется.

+2

19

[npc]26[/npc]
Женщина прекрасно понимала то, какая позиция была у Марии, и несколько нахмурилась, думая, что тут можно будет сделать, и что ей сейчас нужно сказать. Хоть в одном она была не совсем согласна. Это не было чье-либо виной. Даже без Марии, судьба всё равно свела бы принцессу Наннали и Дункана, так или иначе. Тут нельзя было что-то сделать. Точно так же, как и нельзя было сделать в пору её юности, когда она познакомилась с их отцом. Всё начиналось как в сказке, но сейчас была не самая лучшая идея придаваться воспоминаниям. И поэтому, раз они уже разговаривали как два взрослых человека, то и ей надо будет поступить с ней уже по-взрослому.
- Не думаю, что это твоя вина Мария. За Дункана не беспокойся, он несколько возмужал, и не думаю, что пойдёт на какой-либо глупый поступок, в особенности после того, что случилось с Винсентом. Он многое осознал, и понимает, какая доля ответственности сейчас водрузилась на его плечи. – Она погладила девочку по волосам. – Так что за него не беспокойся. Уверена, Дункан уже знает что делать. И это не пустые слова, которыми я пытаюсь тебя подбодрить. Я действительно так считаю. Я бы не была вашей матерью, если бы не верила во всех вас и не знала. Поэтому не стоит беспокоиться, лучше подумай сейчас о себе. И напиши Наннали. Не думай, просто возьми и напиши. Думаю ей и самой сейчас очень не просто. Поэтому поддержка подруги, пускай и разделённая расстоянием, будет ей кстати. Как считаешь? Ты ведь сильная, и уже вполне взрослая девочка. Правильно?
Патриция улыбнулась, и приобняла дочь, желая поделиться своим теплом.
- А на счёт Винсента… Лучше об этом сильно не задумывайся. Чем больше будешь думать, тем больнее станет. Сосредоточься на своих проблемах, а мы с отцом позаботимся об остальном. Хорошо? Мда уж.. Вы с Дунканом уже настолько выросли. Всё так же, как и с Дианой и Винсентом. Даже опомниться не успела, как вы уже сами начали устраивать свою жизнь.
Правда, вспоминая о Диане, её лицо всё равно становилось несколько мрачноватым. Ей ещё только предстоит оправиться после всего этого. И что она будет делать? Женщина тоже не представляла.
- Единственно… За кого я сейчас действительно волнуюсь, так это за Диану. Пускай она и пришла уже в себя после случившегося… Господи, лишь бы она не наделала глупостей.
Задумчиво сказала Патриция, скорее себе, нежели Марии.
[npc]27[/npc]
- Как и Винсент… - Повторила Диана за братом, затем встала и неожиданно потрепала за ухо младшего, и выкрикнула. – Только попробуй откинуть копыта и ты! ТЕБЯ-ТО Я УЖ ТОЧНО НЕ ПРОЩУ!
Затем вернулась на своё место и уставилась в окно.
- Я это и так прекрасно понимаю, Дункан. Мария взрослеет не по дням, а по часам. Становиться сильной личностью, как и ты. Но, почему-то… с приходом всего этого в моей душе всё больше появляется пустота, будто чего-то не хватает. И так же думаю было и с Винсом. Даже не представляю, что там, в душе творится у матери. Как она вообще всех нас терпит? Вот уж действительно, мать героиня. Из всех нас, она сильнейшая личность. Не удивлюсь, что даже посильнее отца будет. Мы ведь постоянно доставляем ей столько проблем, и ещё доставим. А она всё терпит, и пытается всеми силами нам помочь. – Девушка удручённо вздохнула, как бы, не желая признавать данного факта. – Поэтому не вздумай умирать Дункан, и делать то, что в действительности её очень сильно огорчит. Иначе я достану тебя с того света, как и того идиота, которому вздумалось преждевременно туда отправится. Верно… Я его ещё найду.
Последняя фраза прозвучала довольно многозначительно. Вряд ли так сразу можно было понять, что именно за ней стояло. Но копаться в этом так же не было никакого смысла.
- Кстати, забыла у неё спросить, когда приедет отец. Надо бы с ним кое о чём поговорить.

Отредактировано Vincent Campbell (2014-10-05 05:15:52)

+2

20

[npc]28[/npc]

- Угу... - Мария прижалась к матери покрепче, чувствуя, что еще не скоро сможет быть с ней так, - Знаешь... Я и сама умом это понимаю. Но хотела услышать все от тебя. Слишком много всего свалилось сразу я и боюсь ошибиться. Особенно сейчас... Чем дальше, тем больше будет моя ответственность. И тут, и там. - Чуть улыбнулась, - Я постараюсь. Диана хотя бы не будет лишний раз волноваться обо мне, обещаю. А там, может быть и больше смогу помочь.

Задумалась о сестре.

- Я ее понимаю, мама... Но теперь Дункан сможет ее поддержать - он же ее из комнаты вытащил. И папа точно справится. А ты у нас самая лучшая.

***

- Ну уж нет. - Был ответ Дункана, - Помирать я не собираюсь, многое еще надо сделать.

И даже больше, чем может показаться Диане. Ждать и надеяться на лучшее - это для слабых. Ему же надо действовать... пока это отдельные мысли, но отец поможет превратить их в планы.

- Я знаю это чувство. В тот день, в Эшфорде, когда все с ног на голову перевернулось... Это не сразу понятно стало, но мы все чувствовали - детству и спокойной жизни конец, возврата не будет. И вовсе не в том дело, что там меня ранили и я впервые убивал. Это следствие, не причина. - Парень вздохнул, - Ничего не поделаешь, приходится взглянуть в глаза реальности. Мама с папой просто уже знают, как это. А мы только сами вляпавшись в беду, начинаем их понимать. Ди, они ведь догадываются, что нас ждет... Да только предупреждать бесполезно.

Вот уж и правда, на свои грабли каждый наступить должен сам хотя бы раз. И вот настало для них время. Кстати о времени:

- Я и сам ему звонил, к счастью, его сразу отпустили со службы. Должен скорее всего добраться сегодня, если не будет проблем. - И, решившись, добавил, - Не хотел сразу тебе говорить... Скажем так, в новостях о гибели Винсента нестыковок хватает. Мне мои бойцы подтвердили, а они сами такими нападениями занимались. Так что чуть позже поговорим и об этом.

Судя по тому, что  в дверь позвонили, проблем у отца  все же не было - Энгус Кэмпбелл стоял на пороге своего дома.

[npc]25[/npc]

- Я дома. Дункан, молодец что быстро добрался. - Его взгляд задержался на открывших ему дверь детях, все подмечая, - Мама у себя?

Да, Энгус не забывал о детях, но знал, кому он здесь нужен в первую очередь.

+2


Вы здесь » Code Geass » События игры » Turn III. Turning point » 13.10.17. За черными стенами