Прием

в игру

закрыт


Code Geass

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Code Geass » События игры » Turn III. Turning point » 08.10.17. Бойся Бога: смерть у порога


08.10.17. Бойся Бога: смерть у порога

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

1. Дата: 8.10.2017
2. Время старта: 6:00
3. Время окончания: 7:00
4. Погода: 8 октября 2017 года
5. Персонажи: Владимир Макаров, Алина Тихомирова, Роман Малолин (НПЦ), Алекс Нойманн (НПЦ), Фридрих Краузе (НПЦ) Джоан Уортингтон (НПЦ)
6. Место действия: Вьетнам, старый приморский склад недалеко от Ханоя, укрытие Культа.
7. Игровая ситуация: Ева и её гиасс-игрушки отправились в Филиппины, таким образом освободив путь для судна, где повезут Макарова. Сам же Макаров и его люди (за исключением Нойманна, который помог Еве нейтрализовать всех из его команды, и остался в порту в качестве особого надзирателя вместе с Джоан и спецназом Культа) обезоружены и находятся под надзором в складском помещении. Наёмники Краузе, вместе с ним самим, следовали за машиной, в которой везли Макарова, считая, что их цель ушла на ней. Таким образом они наткнулись на порт. Определив, что не все отбыли на корабле, наёмники решают провести зачистку и отыскать цель.
8. Текущая очередность: По договорённости

http://rom-brotherhood.ucoz.ru/CodeGeass/Design/rekomend.png

http://rom-brotherhood.ucoz.ru/CodeGeass/NewYearCard/2015/9-2.png

http://rom-brotherhood.ucoz.ru/CodeGeass/NewYearCard/2015/14-3.png

+4

2

Их держали в  мрачном, холодном помещении. Единственное, что давало хоть какой-то обзор в кромешной тьме – пробивающийся сквозь щель под дверью свет прожекторов, установленных в основном складском помещении. В то же время за дверью то и дело слышались неспешные шаги тех, кто занимался охраной Макарова и его людей.
Владимир очнулся уже давно, большую часть времени, проведённого здесь, он просто приходил в себя. Мужчина, как и его соратники, за исключением Нойманна, сидели на стульях в разных частях комнаты. Как выяснилось из непродолжительного разговора с Алиной, на вилле, после того, как Макарова «вырубили», Алекс, как и ожидалось, предал их в пользу британской организации. Он вколол Малолину шприц со снотворным, а после заманил Кобру в ловушку, устроенную британскими солдатами. Фактически, он была единственной из них троих, кто видел все события, происходившие с момента убийства адмирала, вплоть до текущего момента.
Роман очнулся несколько позже. Он вообще не сразу сообразил, что произошло, а когда Владимир и Алина повторно разъяснили о том, насколько глубоко они встряли, на него нашла ярость. В попытке разорвать прочные путы на руках, он едва не заработал вывих кистей, а спустя несколько мгновений он уже стоял на ногах, немного пошатываясь, и изо всех сил долбил в крепкую дверь ногой. В какой-то момент она даже стала поддаваться, но только это произошло, как в помещение тут же влетели четверо вооружённых шокерами  военных. Без труда уложив Малолина на лопатки, они перевязали ему ноги, дабы здоровяк не мог даже встать на ноги.
А через пару минут в помещении, освещённом фонариками, появился Нойманн.
- Владимир, - холодно произнёс он. – Я надеюсь, ты поймёшь, чего мы добиваемся и не станешь делать преждевременных выводов. Ты же умный мужик, ну. Кредит доверия к тебе всё тот же.
Владимир поморщился и схаркнул на пыльный пол.
- Пошёл ты, чмо обрезанное, - выругался он. – Вертеть я хотел таких, как ты.
- Ну-ну-ну, - попытался успокоить Нойманн. – Чего разошёлся?
- Ублюдок, мы тебе верили!
Нойманн показательно вздохнул и прошёлся по помещению.
- Так верьте и сейчас! Я же говорю правду, неужели не понимаешь?!
Владимир не стал ничего отвечать ему. Говорить с Нойманном ему больше было не о чем.
- Молчишь… Тем лучше. Не пытайся выбраться отсюда или сбежать, хорошо? – всё сказанное Нойманном звучало, скорее, как просьба, но на Владимира это никак не повлияло. В его глазах Алекс опустился так низко, что подняться уже не сможет никогда.
- Оставлю вас, - подытожил Нойманн. - Лодка прибудет примерно через два часа, как только мы получим сигнал о свободном коридоре.
На этом он удалился из помещения вместе с военными, и изрядно помятая дверь захлопнулась следом за ним. Товарищи снова остались одни. Макаров не знал, что делать и как отсюда выбраться. Он и его друзья были обездвижены, а Роман так вообще всё ещё был под действием снотворного. Вот только сейчас эффект уже начинал испаряться. Скорее всего, Нойманн просто не рассчитал, что такому здоровяку, как Малолин, потребуется доза побольше. Но в любом случае даже силы Романа не хватало для того, чтобы разорвать верёвку.
- Алин, - тихо сказал Владимир, - Ты попробуешь снять верёвку?
Девушка, до сих пор глядевшая в пол, перевела взгляд на Макарова.
- Я этим занимаюсь с того самого момента, как мы оказались тут.
Прозвучало как ехидство. Но в этом вся Кобра. Сохраняет самообладание в любой ситуации. За исключением, наверное, той, когда она решила влезть к нему в окно к Краснодаре.
Владимир опустил голову. Начались изнурительные часы ожидания. Только вот, ожидания чего?..

+5

3

Склад, окружённый металлическим забором, располагался метрах в 250 от пристани, к которой вела узкая асфальтированная дорога, на вид старая, потрескавшаяся, но наверняка ещё пригодная для езды.
Наёмники рассматривали позиции неизвестных солдат, спешно покинувших виллу. Они не были китайцами, британцами. Их униформа вообще не была знакомой никому, кто сейчас находился в засаде, изучая обстановку. Первая мысль – другие наёмники? Сколько сторон было в этой чёртовой бесконечной войне? Пять? Шесть? Все десять? Каждый хочет урвать свою выгоду. Если вы не верили в мировую закулису – то вот и доказательства. День ото дня разобрать, кто с кем воюет, всё тяжелее и тяжелее.
- Двое на входе, - прокомментировал наблюдающий. – Ещё двое патрулируют склад по периметру. Две двойки – осматривают прибережные районы, двое на пристани. Не исключено наличие снайперов. Бронетехники не видать. Хитрожопые засранцы, всё делают тихо. Это точно наёмники, понять бы, кто их нанял.
- Получил информацию о складе, - доложил ещё один наёмник, подошедший к наблюдателю, которым, к слову, являлся сам Краузе. - Ничего необычного. До 2015 по британскому календарю здесь хранили топливо для малогабаритных судов. Собственность государственная, бывший директор был мелким чинушом в Ханое. Не исключено, что склад использовался и для грязных делишек.
- Героин, марихуана, крэк, - сказал Краузе, подытоживая. – Оно и ежу понятно. Нужно узнать, что это за черти. Патрульных смело в расход, командование наверняка греет жопы на складе. Ищите офицеров и, самое главное – адмирала. Мы должны быть уверены в том, что адмирал мёртв.

***

Перво-наперво Владимир думал, что ему показалось. Но нет, то, что он услышал, вовсе не было очередной галлюцинацией. Всё происходящее было явью. Макаров и Кобра прислушались, даже Малолин, постепенно приходящий в себя, приподнял голову. В ангаре началась паника. Голову мигом забило с десяток вопросов. Кто стрелял? Дружественны ли они нам? Можно ли сбежать под шумок тихой сапой?
Кое-что Владимир мог определять наверняка – стрелять начали не из русского, и не из британского оружия. Там был целый оркестр, но не нужно быть гением, чтобы понять – стреляют явно не из родных «калашей». Сперва раздались одиночные выстрелы снайперских винтовок (и не одной), немецких автоматов, и лишь затем им ответили «циэмки».  В Макарова столько раз стреляли из них, что сейчас он мог бы узнать этот звук из тысячи.
Он повернул голову, чтобы посмотреть на Алину. Увидев, что девушка уже разминает освобождённые от верёвок кисти рук, мужчина удовлетворительно кивнул. Меньшего от Кобры он и не ждал.
После, когда Алина помогла ему и Малолину, Владимир притаился за дверью и заглянул в проём. Сейчас их охраняли только двое. Самое помещение, судя по всему, было сокрыто за грудой каких-то деревянных ящиков, так что оценить обстановку на складе не представлялось возможным.
- Нам нужно их отвлечь, - сказал Макаров.
Товарищи мигом поняли его. Малолин с Коброй встали подле двери, а сам Владимир скрючился на полу, заложив руки за спину, после чего громко ткнул мыском берца стул, отлетевший в груду мусора у стенки. Раздалось звонкое металлическое лязганье. Через секунду открылась дверь и в комнату влетели двое солдат. Слабый свет упал на сжавшегося в комок Макарова. Эти двое немного опешили, лицезрев перед собой упавшего на пол Владимира. Но это было последнее, что они увидели в свое жизни. Раздался сдавленный хрип и характерный хруст костей. Не нужно быть хирургом, чтобы понять – для них всё было конечно.
Макаров встал с грязной земли и отряхнулся.
- Хорошо сработано. Как в старые-добрые времена, да? – на лице появилась циничная улыбка.
Друзья принялись обыскивать убитых. И пусть кто-то попробует заикнуться про мародёрство – теневая политика куда хуже таких мелочей войны.
Шокеры – ну не шибко полезный агрегат в текущей ситуации. Два армейских Кольта, по три магазина – уже достойная, но не достаточная находка. А вот два CM901 и шесть магазинов – это как раз то, что нужно для того, чтобы эти уроды из непонятной британской организации свои языки проглотили. Малолин оперативно снял с головы британца каску, а следом и разгрузку. Макаров же отдал Кобре предназначавшиеся ему средства защиты.
- Тебе нужнее, - сказал он.
Чем было вызвана такая забота – оно и понятно. Произошедшее между ними на вилле в Краснодаре давало о себе знать. Макаров усмехнулся. Так старательно избегал любых чувств, пытался мыслить холодно, с цинизмом, как тут на тебе… Женщина врывается в его маленький мирок и всё рушится к чертям. А он и не против. Мужчины всегда будут прощать женщины тогда, когда они сами не ведали, что творили.
Владимир забрал себе автомат, тогда как Кобре достались два Кольта. В том случае, если потребуется усиленная огневая мощь, обладающие небольшой отдачей новенькие Кольты подойдут ей как нельзя кстати.
Группа вышла из помещения и затаилась за ящиками. Стрельба снаружи и не думала прекращаться. Раздавались крики, команды, но их количество уменьшалось с каждым выстрелом. Похоже, атакующие взяли верх. Можно было предположить, что атака была внезапной, значит, то могли быть китайцы. Но вот стрельба… Это явно не китайские автоматы, а абсолютно точно немецкие. Что же получается?
Макаров выглянул за угол. Четверо. Среди них – Нойманн и та белобрысая баба, что вытащила его из тюрьмы, а совсем недавно беспардонно затягивала на его шее удавку.
Владимир оскалился, едва сдерживая себя от того, чтобы не отыграть две похоронных очереди на найденном инструменте.
Жестом он сообщил о том товарищам о том, что хочет сблизиться с противником. Получив подтверждение, Макаров, не особо заботясь о мягкой поступи, двинулся в центр склада, к старому проржавевшему контейнеру с облупившейся синей краской, поверх которой были нанесены китайские иероглифы, и оказался, таким образом, совсем рядом с группой противника.
Те что-то яро обсуждали, активно жестикулируя. Из всех них спокойствие сохраняла лишь белобрысая тварь, чем несказанно бесила Макарова. Он не мог объяснить своей первобытной ярости. Ему лишь хотелось побыстрее вставить ствол ей в глотку и нажать на спусковой крючок.
Но нужно было терпеть. Сейчас Макаров ненавидел терпение ещё больше. Но нужно было разобраться, что именно происходит снаружи, кто именно ведёт активную стрельбу, и к чему она приведёт. Не теряя времени, Владимир сказал своим друзьям рассредоточиться по помещению, чтобы вести огонь с нескольких позиций.
Звуки выстрелов начали стихать. В помещение ангара вернулись двое – побитые, грязные, один был ранен в плечо и едва тащил за собой свой автомат. Похоже, вне ангара больше не осталось тех, кто участвовал в похищении Владимира и его людей.
Ждать Макарову надоело.
- Бей ублюдков, - зазвучало в мёртвой тишине склада, после чего Владимир подал сигнал жестом, взвёл предохранитель в режим автоматического огня и разом раздались несколько коротких очередей.
Троих британцев смело сразу – они были не готовы к атаке с тыла и флангов, понадеявшись на то, что пленники связаны надёжно и не смогут наворотить дело. Нойманн, белобрысая и раненый солдат укрылись за ящиками.
- Макаров!!! – разъярённый голос Нойманна зазвучал словно гром среди ясного неба. – Я же просил тебя – сиди на попе ровно и не рыпайся! Ты лишь усугубляешь свою ситуацию.
- Пошёл на@уй! – ответил ему Владимир, не выбирая выражений и вновь открыл огонь. В этот раз метким выстрелом в голову был убит неосторожно высунувшийся раненый – судя по звуку выстрела,  Кобра специально выжидала момент.
Раздался металлический звон шагов – кто-то поднимался на верхний ярус.
Макаров высунулся и едва не пожалел об этом – в боковую часть контейнера прилетело несколько одиночных, несколько из которых весело отрикошетили в стены. Стрелял Нойманн. Похоже, он не успел взять себе оружие посерьёзнее, чем пистолет – когда предатель входил в сторону несколько минут назад, то кроме кобуры на поясе у него ничего не было. И эта ошибка теперь дорога могла обойтись немцу, очень дорого.
- Подавите его огнём! – прокричал Макаров. – И не дайте бабе сбежать!
Вновь загрохотали выстрелы. Макаров перезарядился и, воспользовавшись полученной заминкой, выглянул из-за укрытия. Нойманна нужно было брать живьём. Стремительно приближаясь к укрытию предателя, Владимир, сильно рискуя, перелетел через ящики, оттолкнувшись от них и налетел на Алекса, сбив ему перезарядку автомата. Завязалась борьба.
- Ловите суку белобрысую! – скомандовал Владимир, ощутив на своей щеке опечаток от неслабого кулака Нойманна.
Неизвестно, сколько бы так они провозились, если бы не подоспевший на огонёк Малолин. Словно пушинку он поднял Алекса за шкирку и швырнул ящики, да так, что часть их отлетела в сторону, а один, тот самый, в который угодил немец, с оглушительным треском смяло.
А на втором ярусе тем временем завязалась борьба, которую, впрочём, Макаров наблюдать не смог – со стороны входа на склад, представлявшим собой большие двустворчатые ворота, послышались многочисленные шаги и топот.
- А ну-ка, пи@орасы шерстяные, оружие из рук быстро, все на пол, на пол!..

***

- Так вот оно как было… - протянул лидер группы Краузе. – Значит, адмирала убили они ещё на вилле?
Немец кивнул в сторону привязанных к стульям Нойманна и Джоан – так звали белобрысую согласно тому, что смогли нарыть наёмники в своей сети.
Владимир кивнул.
События развивались быстро – когда Кобра схватила Джоан где-то в офисных помещениях склада на втором ярусе, нехило огрев по башке каской, немцы окружили Макарова, Малолина и Нойманна. И неизвестно, чем закончилась бы потасовка внизу, если бы Краузе не узнал Алекса. Как оказалось, эти двое когда-то давно служили вместе, и даже были в одном взводе, вместе пошли в «Волки». Но во время одной из операций Нойманн продал группу британцам, а сам ушёл сухим из воды. Из Пятнадцати человек, попавших тогда в окружение, выжили только двоё, включая Краузе.
Фридрих не был зол на Нойманна. Скорее, он пребывал в состоянии перманентного удивления все эти годы, не понимая, что толкнуло товарища на такой поступок.
- Зачем тогда им забирать вас? – продолжал спрашивать Фридрих.
Атмосфера была более-менее дружелюбная. Когда ситуация прояснилась, всё встало на свои места. Макарову крупно повезло, что здесь оказался именно Краузе. В противном случае, их могли пристрелить на месте. Но, всё уже случилось и думать «а если…» было поздно. Конечно, теперь и время, вероятно, поджимало – выстрелы могли услышать и в любой момент сюда могли сбежаться все окружные силы узкоглазых, но пока что наблюдатели «Волков» не обнаружили приближения войск противника даже в радиусе трёх километров.
- Я не знаю, - только и ответил Макаров. – Я не знаю ничего с того момента, как они вытащили меня из тюрьмы в Борнхольме и…
- А-а, помню-помню, - Краузе сделал довольную физиономию и ухмыльулся. – Нашумели вы тогда знатно. Канцлер был в шоке. Самая неприступная тюрьма в Евросоюзе, а вы всех так накололи! Я бы поаплодировал стоя, да только не хочу показаться циничной скотиной – немало хороших людей тогда погибло, и не все из них хотели твоего ареста, Макаров.
Владимир пожал плечами.
- Чему быть – того не миновать, - сказал он. – Я хочу допросить этих двоих.
- Хозяин-барин, - Краузе сплюнул. – Только такие, как они, хер расколятся. Им нужно что посильнее. Рефрен, например. Хочешь, одолжим? У нас Рефрен с 2015 года применяется. Задания с допросами для нас – дело обыденное, да и вообще пригодится.
Макаров удивлённо изогнул бровь. Ого. Они знают основы применения этого дерьма в качестве сыворотки правды? Владимир думал, что этот секрет настолько покрыт мраком, что даже не все британские службы знают о правильности применения Рефрена для допроса.
- А что ты удивляешься? – Краузе подметил удивление Макарова, потрепав недовольную Джоан за щёку. – Улыбнись, детка – ты посмотри только, какая луна на небе! Романтика!.. Да, герр Макаров.
Когда Владимира назвали на немецкий манер, мужчина съёжился – что-то было в этом произношении мерзкое. Очень уж Макаров не любил немецкий язык.
- Мы можем применять рефрен. Это наша профессиональная тайна. Хочешь, начнём допрос?
- Да, - ответил Владимир, недолго думая.
Вот это да, вот это возможность подвернулась под руку! Упускать её было никак нельзя.
Пленных ещё в момент их жёсткой фиксации на стульях перенесли в угол ангара для удобства, в случае, если начнётся нападение. На длинный деревянный столь положили зелёный металлический кейс, больше похожий на тот, где носят важную аппаратуру – ноутбуки, портативные командные центры и прочие средства, способствующие ведению боевых действий.
Краузе деликатно вскрыл два замка и открыл кейс. В нём находились несколько ёмкостей с бесцветной жидкостью, бумажные пакеты с каким-то порошком и несколько пластиковых, в каких обычно хранят донорскую кровь. Также в комплекте были трубки, похожие на те, что используют при переливании крови. Оставалось только наблюдать за работой профессионала.
- Пока я готовлюсь, - предупредил Краузе, - Достаньте камеру. Есть вероятность, что вместо признаний они будут  нести несвязный бред, из которого потом придётся выбирать полезную информацию.
Один из наёмников извлёк небольшую переносную камеру и установил её на треногу, в то время, как Краузе сообразил что-то вроде капельницы, после чего поднял голову на Макарова, мол: «Кого первым на иглу?»
Владимир ткнул указательным пальцем в Нойманна. Фридрих кивнул и закатал Алексу рукав на руке, после чего снял с пояса флягу и плеснул. Потянуло густым древесным ароматом.
- Моё любимое виски! – прокомментировал Краузе и через минуту вонзил иглу в вену Нойманна. – Ждём пять минут, пока подействует.
Какое-то время Алекс пытался вырваться. Наёмники окружили беднягу и стали удерживать, чтобы тот не перевернул и без того шаткий стул вместе с капельницей.
По прошествии пяти минут он стал медленно успокаиваться.
- Спрашивай свои ответы, - усмехнулся Краузе и уступил Макарову место.
Владимир подошёл ближе к Нойманну и с наслаждением посмотрел предателю в глаза. Затуманенный взгляд немца, казалось, безвольно изучал лицо Макарова, словно видит его впервые.
- Кто вы? Каково истинное название организации, на которую работаешь ты, Джоан, на которую заставили работать меня? – достаточно громко спросил Владимир.
- Британские подданные, - ответ был тих, но микрофон камеры наверняка смог снять звук. – Наша организация секретна, о её существовании знают лишь… Немногие. Я не знаю название. Неофициально мы именуемся разведкой, на деле же мы работаем на какое-то тайное общество… Слышал ли ты когда-то о масонах?
Макаров не мог поверить – рефрен действительно работал! Нойманн так легко выдавал ему информацию, что внутри Владимира всё горело от ощущения собственного триумфа. Он вновь их всех переиграл.
- Наверное, что-то типа того.
Джоан подозрительно молчала. Эта страшная женщина даже не смотрела в сторону Нойманна и Макарова. Она словно абстрагировалась от всего происходящего вокруг, ушла в себя. Слышали когда-нибудь про самогипноз или что-то подобное? Возможно, это оно и было.
- Хорошо, - сказал Макаров, не чувствуя внутри себя абсолютно никакого удовлетворения. – Это всё?
Ответом был механический кивок пленника.
Что ещё спросить? Эта гнида не сможет рассказать того, чего не знает. Так что же узнать, чтобы не терять времени? Где подкопаться? За какую ниточку дёрнуть?
- А теперь, будь добр, расскажи, зачем вам понадобился я? Каковы цели вашей организации? – Макаров перешёл к вопросу, который интересовал его куда больше, ведь то, какую роль он играл во всём том дерьме, которое происходило вокруг, было наиболее важно для него, и для тех, кто поставил свои жизни на кон ради идеи свободного русского народа.
- Ты должен был стать мессией, которую госпожа Эн Эн…
Нойманн особенно выделил это имя, хотя Макаров слышал его впервые. На всякий случай мужчина запомнил эту странную аббревиатуру имени.
- Выбрала для осуществления большого плана – отделить Россию от Евросоюза и сделать Европу неоднополярной, как и раньше. Для Британии единая Европа представляет очень большую угрозу. Но у Эн Эн были свои планы на тебя. Ты должен был стать лицом революции, которая свергнет власть проевропейской партии в Российской державе. Ты должен был получить такую власть, которая и не снилась ни Мальченко, ни Потапову, ни даже Романову. Когда Россия и Европа падут перед Британией… Благодаря тебе… Эн Эн могла наделить тебя такой властью…
Нойманн затих.
- Зачем? – словно отголоски сознания пробудились где-то глубоко в этом немце. – Зачем ты отказался?
Владимир стал закипать. На что этот ублюдок рассчитывает? Даже в последние минуты своей жизни пытается выслужиться? Британский пёс! Шавка!
- Заткнись! Закрой рот! – проорал Макаров, после чего в лицо Нойманна прилетел кулак.
Брызнула кровь. Алекс захрипел. Его губы, подбородок и грудь побагровели. Он сплюнул себе на колени четыре зуба.
- Ш…Штой… Оштановишь… - просипел он, но Владимира поздно было останавливать.
В душе Владимира вспыхнул пожар, который уже было нельзя погасить. Краузе хотел было вмешаться, но Малолин остановил Фридриха – Роман как никто другой понимал, что в такие минуты Владимира лучше не трогать.
Макаров пнул близстоящий ящик, смахнул со стола проржавевшие гайки, гаечные ключи и прочий хлам.
А дальше – всё как в тумане.
Владимир слышит собственное сердцебиение. Ритм бешенный, ни один спортсмен себе такого не пожелает. Глаза налиты кровью, душа в ярости. Взгляд примечает лежавший на ящиках помповый дробовик. План-блицкриг. Быстрый рывок, пока никто из присутствующих не отреагировал, ухватиться за рукоять, тут же передёрнуть цевьё…
- Аррррр! – полный ненависти крик, внушающий страх и ужас. Выстрел.
Нойманн громко застонал от бешеной боли – Макаров прострелил ему коленную чашечку, целиком раздробив кость. Бедняга мучился, испытывая сильнейшую боль, которая точно кислород растекалась по всему телу.
- Стой! Ебтвою мать, что ты творишь!
Но было поздно.
Макаров передёрнул цевьё второй раз и прозвучал ещё один выстрел - Владимир прострелил Нойманну и второе колено. Преисполненный ужаса и агонии вопль Алекса приглушил все другие звуки.
- А-а-а-а! – Владимир передёрнул цевьё в третий раз и, прежде чем кто-то успел остановить его, просунул ствол глубоко в пасть Алекса, ломая зубы бедолаги на мелкие куски. И когда руки Краузе и Малолина сомкнулись на плечах Макарова, он нажал на спусковой крючок.
Время, казалось, остановилось. Яркий всплеск крови, точно фонтан, бьющий из разорванной мощным выстрелом черепной коробки Нойманна, окропил пол прямо за ним и угодил на онемевшую Джоан. Куски мозга вперемешку с осколками черепа щедро рассыпало по помещению. Кровавая жатва свершилась. Голова Нойманна лишилась всего, что находилось после верхней челюсти.
- Ё@анный в рот! Что ты творишь? Совсем из ума выжил?! – Малолин попытался было остановить друга, но Макаров оттолкнул его и застыл на месте.
Он тяжёло дышал, пытаясь вернуть своё сердцебиение в норму. Нойманн сказал достаточно. Нойманн был мёртв. Всё было в порядке. Как и всегда.
Камеру отключили подоспевшие к Макарову наёмники. Некоторые, немного побаиваясь, крепко вцепились в свои автоматы и глаз не спускали с Владимира. Разгрузка и лицо его были красные от рябиновой крови убитого. Безразличным взглядом Макаров окинул всех присутствующих.
- Больше всего… Я ненавижу предателей.
Он выдохнул и осел на пол. Упасть Владимиру не дали лишь Краузе и Малолин, что вовремя подхватили его под руки. Допрос пришлось приостановить.

***

Буквально через десять минут Макаров стоял перед Джоан как ни в чём не бывало. Камера вновь работала. Обезображенный труп Нойманна убрали вон – от увиденного некоторых даже начинало тошнить.
Взгляд Макарова был холоден и смотрел он прямо в пустые глаза Джоан, что словно пытались рассмотреть Владимира насквозь, заглянуть ему в душу, увидеть, что стоит за ним. Но эта женщина никогда не поймёт его. Эта кукла, набитая опилками, это огородное пугало, что родом из страны кактусов, из страны пустынь и праха разрушенных царств, никогда не поймёт всё то, что лежит на дне души Владимира мёртвым грузом.
- Мне нужна информация о местоположении штабов вашей организации в России на приграничных территориях других стран.
Макаров решил начать издалека. В первую Сыворотка правды делала своё дело. Словно отмеряя последние минуты Джоан, рефрен капал и капал вниз, словно символизируя утекающее прочь время это женщины, чья жизнь угасла бы просто так, если бы Владимир не придал ей смысл сейчас, в последние мгновения, которыми она даже не сможет насладиться.
- Штаб основной оперативной группы находится в Москве. Наблюдательный пункт расположен в Краснодаре. Кроме того…
Механический голос Джоан затих. Владимир смутился. Удивительно, как он был спокоен сейчас. Казалось, он даже не заметил, что произошло чуть больше десяти минут назад. Он больше не чувствовал в себе ненависти. Лишь чувство полного удовлетворения переполняло его душу.
Женщина опустила голову вниз и её тело обмякло. Мужчина наклонился и грубым движением схватило девицу за подбородок.
- Ау, просыпаемся! – скомандовал он, как вдруг…
- М… Мама… Отец… - едва слышно произнесла она. – П… Почему…
Это поведение было странным. Рефрен – он ведь возвращал приятные воспоминания. А её голос вовсе не звучал радостно. Что происходит?
- Побочный эффект, - нервно прокомментировал Краузе, точно прочитав безмолвный вопрос, застывший на лице Владимира. – В редких случаях, если тело человека достаточно устойчиво к Рефрену, наркотик может дать обратный эффект. Похоже, всех этих там нехило натаскивают на эти вещи… Слышал я, психологи в Британских лабораториях активно практикуют нейропрограммирование…
Макаров пожал плечами.
- Она будет говорить? – мужчина задал единственно волнующий вопрос.
- Кто знает, - неопределённо произнёс Фридрих. – Надеюсь, повезёт.
Но чуда не случилось. Больше Джоан не произнесла ни слова. Она всё ещё была жива, она дышала, а сердце её билось, как нормального, живого человека. Губы дрожали, а веки дёргались.
- Ну, вот и наболтались, - с осуждением, которое, очевидно, было адресовано разбушевавшемуся Владимиру, сказал Фридрих. – Сворачиваемся.
Он подошёл к застывшей Джоан и вырвал капельницу.
- Что будем делать теперь? – спросил Краузе, выключая камеру. – Заберём её с собой? Или ты хочешь оставить её здесь?
- Остановись, - попросил Владимир. – Я бы хотел получить флеш-карту с записанными видео. Но перед этим мы должны оставить британцам ещё один интересный… Message.

***

Камера. Мотор. В иные моменты можно было бы сказать, что Владимир – это шоумен, а не солдат. Столь искусно он может вещать на камеру, так уверенно он себя ставит перед ней. Макаров словно был рожден для этого.
- Месть похожа на призрака... - громко говорит он.
Вместо ярких софитов – свет прожектора. Вместо сцены – склад. Вместо съёмочной группы – наёмники «Ледяные Волки», чьих имён никогда не напишут в титрах. Группа поддержки – Роман и Алина. А зрители – это вы.
- Она управляет всеми людьми, которых коснётся. Её жажда не может быть подавлена. Пока последний в мире человек не рухнет на землю. Сильные мира сего будут удивлённо наблюдать, как они допустили всё это. Британцы… Мир был вашим полем битвы. Куда бы вы не направились, везде против вас будет кровь братьев и крики сыновей. Возможно, вы ещё не можете услышать этого. Ведь ваша земля — чужая. Но вы услышите... Вы услышите. С нами Бог.
Владимир поднимает руку. В ней – крупнокалиберный револьвер. Мужчина поднимается со стула, обходит Джоан.
Теперь – она в центре внимания. Она – грёбанная кинозвезда. Как и Макаров. Чёрт возьми, как же он хорош! Зрители в зале будут кричать. Ведь Макаров никогда не был героем…
Мужчина взводит курок и приставляет ствол к голове девушки.
Он был монстром.
Звучит выстрел. Экран меркнет. Занавес.

Эпизод завершен

+8


Вы здесь » Code Geass » События игры » Turn III. Turning point » 08.10.17. Бойся Бога: смерть у порога