Прием

в игру

закрыт


Code Geass

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Code Geass » События игры » Turn III. Turning point » 12.10.17. Трудный путь домой


12.10.17. Трудный путь домой

Сообщений 1 страница 20 из 36

1

1. Дата: 12.10.2017
2. Время старта: 17.00
3. Время окончания: 19.00
4. Погода: 12 октября
5. Персонажи: Конрад Штерн, Кримхильд Гретчен, Карл Райнер Воллен
6. Место действия: Обитель Кримхильд, затем пригород Берлина, штаб шестой панцердивизии.
7. Игровая ситуация: Кримхильд Гретчен только вернулась из Африки, а на пороге уже гонец от Штерна, желающего иметь ее на своей стороне и приглашающего для приватного разговора. Гонец - Карл Райнер Воллен.
8. Текущая очередность: Карл, Кримхильд, далее по ситуации

+1

2

Не успели проводить итальянцев, как Воллена настигло новое задание от командира - отправиться к генерал-майору Кримхильд Гртечен и передать ей послание от Штерна лично в руки. Час от часу не легче, теперь ему отправляться к той самой генеральше, которая после  их деятельности оказалась в Африке противником генерала Боты. После всего что было еще не факт, как его встретят, но риск дело благородное и потому бравый вояка отправился куда послали без страха и сомнений. В конце концов, ну что его еще может испугать? Не говоря уже о том, что генерал все же женщина, притом красавица, а это скорее приятная деталь миссии. В этом смысле сегодня ему везло - сначала итальянки, а теперь и соотечественница. Так что, восприняв жизнь позитивно, Карл вскоре уже находился у дверей обиталища Кримхильд и в эти самые двери позвонил. Дальше оставалось ждать ответа...

Отредактировано Карл Райнер Воллен (2014-07-08 00:55:26)

0

3

Дверь Воллену открыла сильно загорелая и худая женщина, чьи щёки слегка впали то ли от изнурительной диеты, то ли от чрезмерных упражнений (выглядела она подтянуто, если не сказать поджаро). На её чуть мокрых после душа плечах висел махровый халат, чьи края Кримхильда придерживала правой рукой. Глаза блеснули хищным рубином, на губах появилась усталая улыбка, и женщина наконец проговорила:

- Я могу вам чем-то помочь, офицер? – хрипловатый тон, которым обычно говорят те, кто сильно осип или же много курит сорвался с уст генерал-майора. Она чуть отошла в сторону, не боясь впустить человека в военной форме в свои покои.
В квартире было по-своему уютно, но пыльно – было видно, что хозяйка давно не проходилась мокрой тряпкой по полкам с фотоальбомами, книгами и дисками. Тем не менее, разбросанного мусора, одежды или же просто лежащих не на своих местах вещей (за исключением бумаги и карандашей на письменном столе, а также пачки с деликатным названием «Frau test») здесь было не найти.

Ровным рядком на подоконнике стояли кактусы разных мастей: от крошечного круглого, чьи иголки приходилось искать с лупой, коль вы по неосторожности коснётесь растения, до тех, что уже почти достали верхушки окна.

+1

4

Однако везет мне на прекрасные виды. - Отметил Карл, лицезрея воительницу мало того что в домашней обстановке, так еще и только что из душа. Надо сказать, что последствия пребывания на фронте, заметные в ее облике, в определенной степени даже красили ее, придавая свое особое очарование человека, прошедшего через немало испытаний. А как отдохнет, да приведет себя в порядок - так и вовсе прелесть будет. Чтож, это хозяйка, а вот ее дом... Запущенность есть, но и порядок имеется. И кактусы. Чтож, следовательно тактика "посмотреть гербарий" может при иных обстоятельствах оказаться актуальной и стоит полистать что-то о кактусах на досуге. А вот «Frau test» - это интересно. Воллен, когда был молодой да глупый, научился со вниманием относиться к данной проблеме отношений между мужчиной и женщиной. В общем, любопытство у него заработало, но сначала дело, а потом приятности жизни.

- Капитан Карл Воллен, Шестая Бронетанковая. - Представился он, - Генерал-майор Гретчен, у меня для вас сообщение от Конрада Штерна в письменной форме, приказано передать лично в руки и дождаться ответа.

+1

5

Рефлекторно поправив прядь волос, Кримхильда приняла из рук мужчины небольшой конверт, что чуть намок от прикосновения ещё влажных пальцев.

- Сам генерал дивизии «Призрак», ныне прекрасно известный как «предатель Штерн» решил позлорадствовать над моим поражением? Или же он так переживал за мою душу, что как только узнал о прибытии домой, тут же послал своего верного капитана? – её тон был ехиден, но мягок, чуть колок, но обращён к Воллену так, будто бы она жалела его, красавца-мужчину, который именно что «угодил на службу к недостойному».

Аккуратно надорвав краешек конверта, Кримхильда вынула письмо на свет божий, после чего подошла к столу. На её миловидное личико легли миниатюрные прямоугольные очки для чтения.
- Хм, - насупила она брови, пробегая глазами по тексту, - Очень интересно. И с каких это пор предатели так быстро заручаются поддержкой правительства, а после раздают приказы старшим по званию? – ни тени раздражения, лишь недоумение.

- Вы можете пока присесть и подождать, - одной рукой женщина указала на диван, второй щёлкнула выключателем на чайнике, который тут же зашипел, - Кофе, чай и сахар на верхней полке. К несчастью я не могу угостить вас чем-либо помимо напитка, - за месяц продукты испортились и к употреблению были не пригодны.

Она скрылась в спальне, где долгое время шуршала, выискивая подходящий по случаю наряд.
Наконец генерал-майор вышла, одетая в чёрный тканевый плащ, смоляную водолазку с горлом и того же тона джинсы. В ушах её сияли луна и звезда, на руке красовались миниатюрные часики.

- Вы готовы? – словно бы это она ждала Карла всё это время, вопрошала Гретчен. Немка могла бы рассказать длинную историю о том, как она потеряла свою форму в далёкой Африке, но «прихвостень Штерна» был слушателем не подходящим.

+1

6

- Боюсь, у нас не тот случай, чтобы злорадствовать или переживать. - Спокойно ответил Карл, в общем-то уже так или иначе наслушавшийся всякого. Не исключено, что в истории они останутся именно как предатели, сильно на то похоже... Но их цель того стоит. Так что надо просто терпеть. Так что выпад насчет предателей и правительства он тоже проигнорировал, разве что  все же заметил:

- Думаю, это скорее вопрос к правительству. - Очень даже к месту вопрос, ибо и правда, иронично - Совет по сути дал полномочия тому, кто готовит их падение. Собственно, лишнее доказательство что пора что-то менять, причем радикально. Ведь Штерн никого не шантажировал компроматом, не подкупал - все решилось на том суде и в кабинетах правительства, все решила политическая ситуация и речи в судилище. И ведь риск был нешуточный, чаша весов могла бы склониться в иную сторону.

- Спасибо. - Воллен не стал отказываться и в отсутствие Кримхильд соорудил себе кофе. Когда она появилась, то полюбовался ею не без удовольствия - черт его знает, почему она не  в форме, но смотрелась эта одежда на ней впечатляюще.

- Готов, машина ждет внизу.

0

7

Она забралась в комфортабельный салон автомобиля, откинувшись на спинку сидения и широко зевнув. Доверия к Воллену не было, но усталость брала своё. Просмотрев ещё раз врученное письмо, да убедившись в том, что печати и подписи не были подделаны, Кримхильда прикрыла глаза буквально на мгновение.
Так показалось ей, ведь стоило Гретчен, хмурясь от света ламп, открыть их вновь, как тут же поняла – она в расположении военной части.

«Божечки, я даже в Африке себе таких вольностей не позволяла, а там уж точно мог прирезать или поиметь каждый встречный» - открыла дверь и вышла на свежий воздух, потирая глаза.

- Водишь как ангел, Карл, - костяшки позвонков хрустнули, девушка распрямилась в полный рост и попросила отвести её на встречу с «Проклятьем»? - Но мы ведь здесь не для того, чтобы тебя нахваливать. Показывай путь к своему командиру!

«И что же Конраду понадобилось от меня?» - раздумывала она, пока шла мимо весьма скромного коридора, где взгляду и зацепиться-то было не за что.
«Как там Бота, генерал-майор?» Или нет: «Ты тоже пострадала от этого чёртова африканера! Присоединяйся к моему плану по организации мести ЮАР»? – представив себе картину пускающего пену изо рта Штерна, Кримхильда прыснула, едва не рассмеявшись.

Отредактировано Kriemhild Gretchen (2014-07-09 20:41:49)

0

8

Воллен заметил что его спутница заснула, но виду не подал - ее дело, видно что и правда вымоталась. Да и любой вояка умеет сон ценить, где бы и как бы ни пришлось  спать. Машина еще не самое неудобное место, так что может даже удастся Кримхильд выспаться немного за время в пути. А он полюбуется на  эту женщину, так как спящие они совсем по-другому выглядят... К чести Карла, за дорогой он, вопреки зрелищу, все же следил.

- Ангелов не встречал, сравнить не с кем. - Усмехнулся он, - А вот валькирии попадались, но они обычно экстремалки.

И направился вместе с Кримхильд к кабинету Штерна, который, ясное дело, уже, наверное, все глаза проглядел в ожидании встречи, трудоголик коварный. Карл уважал командира за многое, но считал, что тот плохо умеет расслабляться. А надо бы.

- Входите. - Пропустил даму вперед и последовал за ней.

0

9

А командир шестой бронетанковой, тем не менее, расслаблялся. Сидя за письменным столом, он листал книгу "для лёгкого чтения" за авторством Э. Роммеля. В общем-то эту книгу Штерн уже читал, ещё будучи полковником на Дальнем Востоке, но совсем скоро ему предстояло, командуя всего лишь двумя пехотными дивизиями и штурмовиками "дивизии призрак", взять под контроль, быть может, самый хорошо защищённый город Евросоюза. И сделать это без единого выстрела, не проливая крови германских солдат, иначе его имя навсегда будет смешано с грязью, а к первому предательству припишут второе. Заговорщики шли по очень тонкому льду, ведь если "Валькирия" потерпит крах, то Европа утонет в крови. И кровь эта будет на руках Конрада Штерна, в первую очередь. А потому, он предпочитал действовать осторожно, потихоньку собирая вокруг себя достойных доверия офицеров, которые могли бы стать героями ЕС и Германии, или же обрести дурную славу предателей и окончить свою жизнь под залпы расстрельной команде.
-...если это военная полиция, имейте в виду, что я лично буду командовать собственным расстрелом, - не отрывая глаз от книги произнёс Штерн, - если нет, покиньте мой кабинет и доложите по уставу.
Ответа не последовало, а значит, или за ним "приехали", или же командир шестой бронетанковой имеет честь говорить с генерал-майором Гретчен, которую должен был сопроводить к нему Воллен. Спокойно дочитав страницу, он закрыл книгу и отложил её в сторону, запомнив номер страницы. Закладками Конрад не пользовался уже очень давно.
- В прочем, в задницу устав, - на губах "предателя" появилась зловещая усмешка, - ибо за то, что я собираюсь сказать сейчас, генерал-майор, меня положено расстрелять. Но всему своё время. Я сожалею, что мой приказ об отводе войск из горячих точек застал вас уже на поле боя, - без тени сарказма произнёс Штерн, который славился практически полным отсутствием чувства юмора, а значит, всё, начиная со слов о "командовании собственным расстрелом" немец говорил совершенно серьёзно.
- И тем не менее, вы всё-таки здесь. Хорошо. К слову о злых языках, которые говорят о "поражении" генерал-майора Гретчен, я позволю себе не согласиться с ними, - заговорщик поднялся из-за стола, - потому что вы избежали смерти и плена, а значит всё ещё можете послужить Германии. А это, пусть небольшая, но всё-таки победа для отечества. Но вот захотите ли...

+2

10

Гретчен по началу возмутилась такой наглости: пригласить женщину к себе, а после с деловитым видом почитывать книженцию.

«Что же, Конрад, я была бы рада расхаживать в форме военных полицаев, крутя наручники на пальце, да насвистывая реквием, да только если в суде твою костлявую задницу не усадили за решётку, что может какой-то там служивый?»

- Засунь свои сожаления себе в задницу, Штерн. Я здесь по приказу, а не потому, что рада лицезреть твоё искромсанное в пьяных драках хлебало, - самую малость призрения выдала она из себя, стоя, опираясь на косяк, да держа руки скрещенными под грудью.

- Не думай подкупать меня лестью и принижать заслуги от имени неизвестных. То, что Ганнибал Бота ещё живой – лишь заслуга его семилистного клевера и привычки вести дела на поле боя. И знаешь что, Конрад? - Гретчен лёгким движением спинных мышц отстранилась от косяка, подходя к столу генерала, - Это чёртово безрассудство показывает, что у него есть яйца, - ладони обрушились на столешницу, а сама Кримхильда склонилась к командиру шестой бронетанковой, сверля его взглядом алых, словно кровь, глаз, - И я понимаю, почему он послал нас всех к чёрту и ушёл служить к Бриташкам,Что, впрочем, не делает ему чести», - Если даже прославленный командир немецких отморозков как сопливая девка прячется в штабе, в то время как его народ гибнет под пулями! – высказалась, и добавить нечего. Она сделала глубокий вдох, а после выпрямилась, всё также не отводя очей от объекта своих нападок.

- А теперь, когда небольшие внеуставные формальности соблюдены, и каждый из нас сказал то, что думает о другом, - мягче промолвила она, смиряя палый лик генерала надменным взглядом, - Можешь уж расстараться и поведать, зачем выслал за мной этого одноглазого, - согнутая в локте рука указывала за спину большим пальцем.

+2

11

Воллен, пройдя в комнату, только усмехнулся. Штерн он и в Африке Штерн, вечно выдает что-то такое, что потом не вырубишь топором. Юмор висельника в комплект входит, ясное дело, он, кажется, у всех  солдат и офицеров теперь если и не совсем такой, то веревкой или расстрельной стенкой отдает. Позицию капитан занял где-то справа посередине между оппонентами, как раз рабочим глазом к Гретчен на случай какой-нибдь экстремальной выходки с её стороны - смерть Хильды напомнила об осторожности даже среди хотя бы формально "своих". В разговоре он пока не торопился участвовать, разве что насчет сидения в штабе отметил:

- Как вы думаете, а что делаю в штабе я, танкист по призванию? Я там просто нужнее. - Намекнул он, - Ни один нормальный солдат не сидит там, где хочет. Он там, где надо.

И на этом он пока притормозил, давая шанс выступить Штерну, как главному во всей этой истории. В конце концов, придется им и словами повоевать еще немало, так что вперед, командир, к победе или смерти, а с вами рядышком буду двигаться, сидеть в штабе или болтаться в петле, так уж сложилось все...

Отредактировано Карл Райнер Воллен (2014-07-10 22:15:32)

+1

12

- Благодарю за честность, генерал-майор, - спокойно произнёс Штерн, в прочем, слова Гретчен начисто стёрли ухмылку с губ командира шестой бронетанковой. В принципе, она была права - кто он, если не предатель после того, что сотворил в Африке. Вот только, она не знала всей правды, а у Конрада не было времени объяснять.
"С ней будет тяжелее, чем с генералом Брантини. Господи, почему мне так не везёт с женщинами... Может быть, Воллен в своё время был прав..."
- К слову о ваших заслугах, - взяв со стола папку, он протянул её Кримхильде, - вот, взгляните. Здесь записи о военных преступлениях совета пятидесяти в Южно Африканской Республике, но ваше имя там отсутствует. Впишите, если совесть не даёт уснуть. В общем-то, я не сомневаюсь в том, что германская армия вела войну по правилам, как и положено. Вот только, когда людей, развязавших её начнут вешать, сомневаюсь, что об этом вспомнят.
Конрад дал женщине время собраться с мыслями и пробежаться глазами по документам. Все имена, несомненно, были знакомы ей. Эти же люди подписали приказ, в своё время давший Штерну исключительные полномочия в организации обороны Германии от предполагаемой высадки британской армии. Вот только, они уже исчерпали свою полезность, теперь пришло время решить, кто будет болтаться рядом с ними на верёвке, а кто выбьет табуретку из-под ног.
- Командир дивизии отморозков, - произнёс Штерн, - как верно заметил капитан Воллен, находится там, где он должен находиться. И делает всё, что в его силах для того, чтобы его народ перестал гибнуть под пулями. Именно поэтому я и предал генерала Боту. И именно поэтому, я задумал очередное предательство, для осуществления которого мне понадобитесь вы, генерал-майор.

+1

13

Гретчен огрызнулась на Воллена, который вмиг потерял своё очарование:
- Я месяц бродила по чёртовой Африке, капитан, уж явно не потому, что была нужна там командованию, - он превратился в типичного подпевалу, что кроме презрения не мог более ничего вызвать у благочестивой Кримхильды.

Конрад Кёрз же сохранял недюжее для ситуации спокойствие, что заставляло генерал-майора быстро прикинуть что к чему:
Во-первых, это означало, что все высказанные Гретчен слова уже давным-давно приелись и стали привычны генералу, который, судя по его «искромётной шуточке», только и ждал пут и плена.
Во-вторых, она была ценна настолько, что подобные вольности командир шестой бронетанковой мог стерпеть, пусть и скрипя зубами, да теряя мерзкую ухмылочку.

Взяв в руки переданные ей папки, военная быстро листала содержимое, вчитываясь в положенные разделы, запоминая лица с фотографий, да отмечая про себя, что Штерн имеет слишком уж много разведданных для простого командира танковой дивизии.

- Мне не нравится это слово – «Предательство», - кидая папки назад на стол, молвила Крима. Совесть её совершенно не мучила – приказ есть приказ, и ответственность за него несут вышестоящие, а не она – исполнитель, - И мне не нравишься ты, - подчеркнула она очевидное.

- Такие слизняки всё делают лишь ради себя, прикрываясь благими намерениями. Германия и так не в лучшем положении, как и Союз в целом. Хочешь стать той раковой клеткой, что развалит его изнутри? Я правильно подметила? - не дожидаясь ответа, она отошла от стола немного дальше, чтобы оказаться на безопасном, как ей казалось, расстоянии, да приготовилась вынуть «Глок» из-за пазухи в случае любого резкого движения со стороны одного из присутствующих.

«Вот как знала, что нужно было вырубить звонок, да пойти отмокать в ванной».

+1

14

Воллен о произведенном впечатлении не особо думал, в конце концов, его целью было Гретчен  затащить в заговор, а не в постель. По крайней мере, заговор был важнее и в списке приоритетов занимал однозначно первое место. Да и роль его в разговоре пока что была второстепенной, максимум что-то уточнить или добавить. Главнее, пожалуй, было предотвратить резкие движения, так что он тоже готовился быстро действовать, если что-то пойдет не так.

- О том и речь, генерал-майор. - Усмехнулся он, - У нас такое командование  государством, что я не уверен, нужен ли ему хоть кто-то из гибнущих на поле боя солдат, а раковые клетки... Их у нас целых пятьдесят и уже давно. Но ведь так не хочется признавать очевидное, верно? Легче заклеймить изменниками тех, кто это признал.

0

15

- Раз не любите слово предательство, - совершенно спокойно ответил Штерн, - так зачем клеймите "предателем" человека, который пытается сохранить то, что осталось от германской военной машины. Если бы не моё отступление, генерал Бота получил бы командование армиями Евросоюза, нашей в том числе. И война бы продолжилась. Я же делаю всё для того, чтобы её прекратить, хотя бы на время, которое нужно Германии для того, чтобы восстановить силы и воспитать новое поколение солдат и офицеров, которые придут на замену тем, кто своё уже отвоевал.
Очередной приступ ненависти не удивил Конрада, в конце концов, он, действительно, совершил ряд дерзких поступков, из-за которых основательно подпортил свою карму. Вот только странно, что генерал-майор бундесвера Кримхильд Гретчен даже не старалась понять причины действий Штерна и всё, на что она оказалась способна - так это цитировать Боту, пусть и более вульгарно. "Предатель Штерн". "Трус Штерн". О да, где-то он это уже слышал...
- Если бы я думал о собственной карьере, - заметил немец, - то лизал бы сапоги Ганнибалу Боте, стараясь выслужиться в "объединённой армии Евросоюза", - презрительно произнёс командир шестой панцердивизии, - задайте один вопрос. О большем я не прошу. Если бы вы, генерал майор Гретчен, действительно считали меня предателем, или трусом, то стали бы со мной разговаривать? Но вы здесь и всё ещё слушаете. Быть может, потому, что понимаете - во всём, что совершил этот ублюдок есть смысл. Есть причина. Но вы не понимаете, или не хотите понять её. Итак, продолжите повторять уже сказанное Ганнибалом, или поговорим о том, что мы можем сделать для Германии и Евросоюза с теми скромными силами, что имеем в своём распоряжении?

+1

16

Мужчины морально давили. Спокойно, планомерно, заставляя чувствовать себя глупой истеричкой.
«Может, это всё усталость сказывается?» - смутилась генерал-майор, что и ночи в родном доме провести не успела с тех самых пор, как была командирована в Намибию.

Совет пятидесяти действительно совершал множество не самых правильных (и это мягко говоря) действий, а принятые ими решения ставили под угрозу жизни многих бойцов.

Но она была раздражена, устала и сейчас лишь выполняла свой формальный долг, явившись к бледной смерти в фуражке на «чашечку оскорблений».
В довершении ко всему, его «тактичное» замечание о провале в Намибии сильно ударяло по чинолюбивой Кримхильде, что пусть и понимала разумом – там её не ждала победа, а всё же корила себя порой о медлительности, неверных решениях и невнимательности в расчетах. И, конечно же, последней каплей становилась уже её собственная, личная проблема, которую она привезла с собой из «командировки».

Будучи вовсе не дурой, женщина понимала, что именно задумал Штерн, или по крайней мере, в какую сторону он желает направиться.

- Ладно, выкладывай, - отмахнулась она, словно бы от назойливого жука, прекрасно понимая, что если уж Конрад замыслили ни что иное, как переворот власти, живой её отсюда при отказе не выпустят. Она подозревала, что охрана уже закрыла все двери за ней и Волленом, да приготовила чёрный мешок, который аккурат ляжет на каштановую голову.

0

17

Штерн никогда не умел разбираться в женщинах. И уже много раз это его подводило. Но на счастье командира шестой бронетанковой, его собеседница совершенно не умела разбитаться "в Штерне", а потому они были практически на равных в этом разговоре, который наконец-то зашёл о делах насущных.
- Капитан Воллен, карта, - коротко приказал генерал-майор и капитан извлёк из армейского тубуса бумажную карту.
- Надеюсь, вы не первый раз видите бумажную карту, - заметил Штерн, у которого в общем-то не было никакого желания правоцировать Кримхильду на очередную грубость, но всё-таки, в условиях современной войны большинство офицеров предпочитали интерактивные карты.
- Эта информация слишком секретна, чтобы хранить её даже в архиве данных шестой бронетанковой, - тем временем объяснил немец, - итак, взгляните, генерал-майор.
Развернув карту, командир "дивизии-призрак" положил её на стол, так чтобы Гретчен могла видеть все обозначения, которые они с Хильдой наносили долгие ночи напролёт, планируя все детали операции. Кримхильде, как опытному военному, должны были броситься в глаза позиции русских и югославов, а так же стрелки, отображающие высадку в Италии. Так же, на карту были нанесены действия заговорщиках и в рамках операции "Бивёрст", которую планировал Ирвин Мантейфель, а Штерн собирался принимать в ней активнейшее участие. В первую очередь, играя на публику, разумеется. Позиции офицеров-участников заговора расположились так, чтобы за сутки взять под контроль инфраструктуру Германии, а две дивизии генерала Гота расположились в точности так, чтобы захватить Берлин.
- Скажите, генерал-майор, - предложил Штерн, - вы желаете совершить прогулку на Альбион, или же я могу рассчитывать на вас здесь, в Германии?

0

18

Конрад говорил с ней так, словно бы Кримхильда уже дала своё согласие на предательский план, суть которого становилась вполне очевидна, если внимательно вглядеться во все обозначения. Талантливый стратег, обладатель незаурядной памяти, она несколько суетно (это можно было заметить по движениям глаз и слегка приоткрытым губам) «копировала» увиденное себе на подкорку, чтобы в дальнейшем попытаться перенести план на бумагу.

«Чёртов сукин сын, да ты же… По своему гениален…» - приходилось признать, что тактические ухищрения, на которые шла «легенда» не могли не вызвать некоей толики восхищения. Вот только карьеристка по натуре своей, ужаснулась тому, как же поменяется её мир, её привычная и комфортная жизнь, которую она с таким трудом вернула себе.

Сохраняя хладнокровие, она представила себе пятёрку карт в руке и с непоколебимым лицом промолвила:
- Я буду защищать свой дом, - и эта фраза не была фальшью.
Кримхильда хотела жить, а потому не сделала того, о чём страстно желала: пистолет буквально горел у неё под боком, моля песнью стали и свинца принести вечный покой вконец обнаглевшему предателю. Да: и он, и Карл лягут в парный гроб раньше, чем успеют рты раскрыть, но ведь за окнами стоял целый гарнизон вооружённых до зубов фанатиков, которые уже были замешаны в братоубийстве. Что им какая-то офицерша?

Оставалось лишь выбраться из змеиного гнезда без единого укуса…

0

19

- Надеюсь, не от "предателя" Штерна, - заметил немец, который в общем-то сам скучал по домашнему уюту своего тихого и далёкого от войны поместья в предгорьях Альп. Вот только, вернётся ли он домой когда-нибудь... Этого не знал даже сам Господь Бог, в существовании которого командир шестой дивизии порой начинал всерьёз сомневаться.
- Мой план направлен на избежание гражданской войны, - объяснил он, - и войны между государствами Европейского Союза. Она неминуемо последует, если Совет Пятидесяти по определённым причинам перестанет существовать. Шнайзель рассчитывает, что я утоплю Европу в крови, - немец обвёл указкой линию укреплений Атлантического Вала, - после чего приподнесу ему на тарелочке. Но нашего британского друга ждёт небольшой сюрприз в виде трёхсот миллиметровых орудий и шестиста тысяч вооружённых до зубов германских солдат, которые будут сражаться до последнего живого бойца. Таким образом, генерал-майор, - вздохнул Штерн, которого уже основательно подзадолбало то, что Гретчен, женщина в общем-то неглупая всё ещё считает его опасным психопатом, решившим уничтожить то, что осталось от ЕС, а заодно и сдать Германию британцам, сдать без боя.
"Я - командир "дивизии призрак" Конрад мать его Штерн. За кого она меня вообще принимает..."
- Всё, чего я добиваюсь - это сильный Евросоюз. И вы не поверите, я до последнего надеялся, что генерал Бота откажется от своей безумной идеи продолжать войну силами "объединённой армии". Я эту войну остановлю. И сделаем мы это, вынудив Шнайзеля подписать мир после того, как германская армия дочитает отходную молитву британцам на Альбионе. Можете считать меня фанатиком, генерал-майор, но не предателем, в конце концов, Германию я не предавал, а на остальное мне наплевать.

Отредактировано Konrad Curse (2014-07-11 21:50:50)

0

20

- Перестанет существовать Совет или продолжит в том же духе - и вот по этой линии уже будет не ЕС, а многонациональная Российская Империя. Не исключено что снова с абсолютной монархией. - Воллен указал линию, проведенную по данным генерала Крестовского, - Которая, кстати, может тряхнуть стариной и сыграть в свою игру с британцами. Эти сукины дети провели хорошую работу задолго до нас и с ними придется считаться, если нам нужен сакурадайт, штурмовики, тяжелые корабли для флота... И  русские войска, которые сейчас сдерживают британцев на Востоке. Пока что у нас там союзники, которые готовы драться вместе. Но если мы не изменим Евросоюз к лучшему с минимальными потерями - мы можем потерять и то, что у нас есть.

Снова указал на карту:

- Эти ребята дают нам поддержку и надежный тыл на Востоке, который позволит разобраться с Альбионом, используя все наши силы. И получить передышку в этой войне, чтобы быть готовыми к тому моменту, когда этот британский пи%:?ас или кто-то еще снова решит зайти к нам сзади. - Улыбнулся, - Так что, генерал-майор, мы думаем о последствиях и хорошо знаем, каковы ставки. Наша Родина, которую мы будем защищать до конца, как бы нас ни называли.

0


Вы здесь » Code Geass » События игры » Turn III. Turning point » 12.10.17. Трудный путь домой