Прием

в игру

закрыт


Code Geass

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Code Geass » События игры » Turn III. Turning point » 03.10.17. Выгодное замужество


03.10.17. Выгодное замужество

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

1. Дата: 3 октября 2017 года.
2. Время старта: 16:00
3. Время окончания: 19:00
4. Погода: солнечно, +16 градусов по Цельсию
5. Персонажи: Серафима Орлова,  Игнатий Орлов (GM)
6. Место действия: Санкт-Петербург, дом Орловых.
7. Игровая ситуация: отец сообщает дочери о прискорбных новостях - здоровье императора ухудшается, дворянство ждёт худшего и опасается усиливающей власти Парламента, но у императора есть наследники. Кто откажется сделать выгодную ставку, чтобы выиграть партию?
8. Текущая очередность: Серафима, GM (Faith Waller)

+2

2

Она не поняла, в какой момент день надломился и пошел наперекосяк. С самого утра, вопреки светлому расположению духа Фимочки, он упорно катился по наклонной – все предвещало скорую беду, и над темной макушкой сгущались тучи. Но дочь Орлова столь же упорно старалась не обращать на это внимания, надеясь, что ей чудится. Ан нет.
  Когда в дверь постучал дворецкий, Серафима, занятая вышивкой, пребольно проткнула пальчик тоненькой иглой. Крупная алая капля выступила на нежной подушечке, скользнула вниз и растеклась зловещей кляксой по безупречно-белой ткани. Вышивка была безнадежно испорчена.
  Плечи Серафимы устало опустились, когда она повернулась в сторону двери, отложив рукоделие в сторону.
  - Да? Войдите, - приложив  пораненный палец к губам, она поспешно слизнула кровь, тут же спрятав руку за спину, чтобы мужчина не заметил.
  - Ваше сиятельство? – сухопарый, чопорный слуга неспешно поклонился девушке, - Ваш отец желает Вас видеть.
  Он говорил с легким акцентом, происхождение которого Фима затруднялась определить, ровно как и возраст мужчины. Дворецкий просто появился в их доме, столь же внезапно, сколь исчез предыдущий. Молчаливый, он говорил всегда очень коротко и только по делу, а своим появлением мог прервать любую шалость. Даже младшенькая резвая Алевтина стушевывалась под пристальным, осуждающим взглядом. Вот и сейчас, Серафима нервно сжала ткань платья, и сглотнула, поднявшись с кресла. Укрывавший ее ноги плед соскользнул вниз, опав к ногам.
  - Я сейчас спущусь, - она спешно положила плед обратно, принявшись прибирать крупные локоны – отец терпеть не мог небрежность. Ему ненужно было даже что-то говорить – язвительной усмешки хватит с лихвой…
  Последний штрих – оправить юбки, и можно идти.
  У двери кабинета она застыла, глубоко вздохнув и набираясь храбрости – с детства запретная зона, святая святых, куда даже матери входить без разрешенья запрещалось. Тихонько стукнула, три робких раза и отступила на шаг, дожидаясь позволения войти.
  - Mon père?* Вы желали меня видеть?
_________________________
Мой отец*

Отредактировано Серафима Орлова (2014-06-19 05:04:44)

+4

3

http://sf.uploads.ru/j6mBU.jpg

Господин Орлов сидел в своём мягком кожаном кресле, неспешно потягивая чай с лимоном, да устремив свой взгляд на полосы газет.

Мрачные вести ждали Россию. Мрачное будущее, которое всё ещё можно было предотвратить. Поставив чашку на стол, да перелистнув страницу ежедневника, Игнатий поднял свой холодный, лишённый каких-либо эмоций взгляд на вошедшее в комнату чадо.

- Присядь, Серафима, - сказал он спокойно, кладя шуршащие бумаги на стол. Его бесчувственные глаза смотрели на дочь как на предмет декора, в крайнем случае раба – невольника, который был обязан умереть за господина, коль ситуация того потребует.

Дождавшись, когда его кровинушка займёт положенное ей место – небольшое креслице с деревянными подлокотниками напротив массивного письменного стола, за которым восседал хозяин покоев, Игнатий принялся размеренно обрисовывать сложившуюся в стране ситуацию:

- Слышала ли ты, дочь, что Император наш Георгий Михайлович захворал? – начал он издалека, - Я не питаю иллюзий по поводу его состояния. Врачи тут не помогут. Так уж получается, что следующим на трон должен будет взойти его славный сын: Алексей. Мужчина он видный, благовоспитанный, умный, - подняв к губам напиток, вдовец осушил чашу. Горький чай с лёгким привкусом цедры теплом прошёлся по его нутру, впрочем, совершенно не отогревая ни сердце, ни разум.

+4

4

- Да, отец, конечно же, я осведомлена о положении дел в нашей стране и опечалена происходящим, - тихо произнесла Фима, потупив глаза, и надеясь лишь на то, что внутреннее волнение не выдало ее с головой, отразившись нежным румянцем на бледных щеках. Она прекрасно понимала, что ныне будущее Российской Империи терялось в неопределенности грядущего. Многие твердили, что для их Родины наступают темные времена, однако Серафима решительно отказывалась в это верить. Многострадальная Святая Русь многое претерпела, и войны, и лишения, но непокорнейший из народов велик духом своим, и потому все вынесет и все преодолеет.  Доброе сердце печалилось и болело лишь о здравии Государя, оттого, преклоняя колени в вечерней молитве, неустанно просило оно даровать многие лета заступнику народа русского.
А Алексей…
При одном упоминании имени Великого князя  девушку одолевало смущение чрезвычайно, особенно после недавней встречи. Нежная душа наполнялась теплом и светом, подобно цветку, распустившемуся среди крещенских морозов, но поймавшему ускользающее в кротком лучике солнца тепло последней весны. Впрочем, трогательные ее чувства – едва ли то, что желал видеть сейчас граф Орлов.
  Осторожно, немного пугливо подняв голову, Серафима взглянула на отца. Непроницаемое лицо оставалось бесстрастным, и холодные глаза, как чудилось Фимочке, внимательнейшим образом ее изучали.
  - Алексей милостью Божьей станет достойным правителем, встав во главе Империи, - девушка замолчала, не совсем понимая, что именно от нее требуется.
  - Отец, - медленно, и очень аккуратно подбирая слова, продолжила Серафима, - Вы желаете говорить со мной о политике…?

Отредактировано Серафима Орлова (2014-06-20 08:56:26)

+4

5

http://sf.uploads.ru/j6mBU.jpg

Игнатий смотрел на сидящее пред ним изящество так, будто бы пред ним сидело неразумное дитя, что только-только научилось выговаривать свои первые слова.
«Какие с тобой могут быть разговоры о политике, глупая?» - читалось в его взгляде.

- Нет, Серафима, не желаю, - сложив руки на животе, да чуть откинувшись в кресле, принялся он неспешно и деловито раскрывать свои карты, - Как ты могла заметить, Алексей всё ещё холост, - отец дал Орловой немного времени, чтобы та могла впитать в себя ключевой посыл его сообщения, -  И я более чем уверен, что для женитьбы лучшей кандидатуры чем ты ему не сыскать, - простая констатация факта: ты была взрощена такой, какая ты есть лишь для одной простой цели – стать в будущем нитью, что связала бы Орловых с кем-то важным.

Игнатий достал из ящика стола трубку и кисет с табаком, забил терпкую траву в горлышко, да, вытащив спичку, чиркнул ею о коробок, поднимая в воздух облачко дыма, да закурил.

- Умные и любимые жёны часто имеют большое влияние на своих супругов. На твои плечи ложится большая ответственность, и я надеюсь, что ты не подведёшь, - выпустив дым из ноздрей, он в который раз смерил «куколку» своим строгим взором, отдавая должное её внешности: ничуть не хуже своей матери в молодые годы.

+3

6

Сказать, что Серафима удивилась, означало не сказать ничего.
Огромные изумрудные глаза распахнулись, казалось, став больше прежнего – подобная весть от отца была последним, что она могла бы ожидать услышать.
Тонкие пальчики невольно сжали подлокотники кресла, царапнув ногтями дерево.
Выйти замуж за Цесаревича? Это было сильнее всего того, что могла бы себе позволить девушка в самых смелых своих мечтах.
Слабое цитрусовое благоухание развеялось терпким ароматом табака, своею резкостью вернувшим Фиму к реальности.
Это было больше всего, на что когда-либо могла бы рассчитывать дочь господина Орлова. Это было сильнее всего, что она когда-либо желала. Желала до отчаянья, до помрачения ума.
Губы пересохли – девушка поспешно облизнула их, несколько нервно, и оправила выбившуюся прядку волос, внимательно посмотрев на сидевшего перед ней мужчину. Граф не являлся человеком, склонным к шуткам, во всяком случае дочери этой его стороны не наблюдали, а потому рассчитывать на то, что эти слова – лишь шутка не приходилось. Мужчина был абсолютно серьезен, лишь смягчал свои слова, словно бы говоря с неразумнейшим дитем.  Впрочем, именно так Серафима себя сейчас и ощущала.
- Отец мой, - тихо начала она, не отводя взгляда от столь же холодных, сколь красивых глаз, - Я плоть от плоти Вашей, кровь от Вашей крови. Я Ваша дочь, и Вам обязана всем, что имею: своим приходом в этот мир, своею жизнью, - ее плечи слабо дрогнули, опустившись, - Я сделаю так, как Вы прикажите, и осмелюсь лишь спросить – тверды ли Вы в своем намеренье? Я… Недостойная подобной чести.

Отредактировано Серафима Орлова (2014-06-21 17:42:26)

+3

7

http://sf.uploads.ru/j6mBU.jpg

Мужчина покинул своё место, расправляя складки на одежде, да не выпуская кончик трубки из зубов. Он неспешным шагом направился к «кровинушке», обошёл её со спины, задумчиво глядя в потолок, словно бы ища там ответа, а как оказался вне поля зрения девчушки, положил свою ладонь той на плечо.

- Ты смеешь сомневаться в моих словах? - пальцы сжали её хрупкое и очаровательное тело, оставляя на бархатистой коже алые отпечатки, - Да, ты всё ещё недостаточно хороша для того, чтобы стать хоть бледной тенью императрицы, дитя моё, - ослабив хватку, продолжал Игнатий, - Но всё же, ты кровь от крови моей и твоей прекрасной матери, а посему, я смею надеяться на то, что в обозримом будущем ты сможешь проявить себя с лучшей стороны. Чуть больше стараний, - размеренно говорил он, - Чуть больше желания, и ты, возможно, когда-нибудь сможешь не краснея стоять подле Алексея, - и Орлов вернулся к своему «трону», всё продолжая пускать в воздух клубы ароматного дыма.

- Я не жду от тебя чудес, нет, Серфима. Ты не одна из тех интриганок, что будут вертеть людьми незаметно, добиваясь своего подобно серым кардиналам. Но я вижу в тебе ту покорность, ту чистоту, что так ценна в юные годы князя. Он полюбит тебя, уж поверь, - граф перевернул свою трубку, гася в той пламя, да оставил в пепельнице, - Я не из тех, кто желает захвата власти, - лукавил белокурый муж, - или же особых привилегий. Лишь душой своей сетую за судьбу родины – матушки. Ты же, как воспитанное и благоразумное дитя, поможешь младому правителю нашему пойти тропою правильной, полезной для всей страны, - его тон стал на самую толику теплее, мягче, - Там, за стенами дворца, полно коварных предателей, что желают России развала, гниения, падения в бездну. И я точно знаю что ты, дочь моя, кровь моя, наследница моя, также не хочешь допустить трагедии, и приложишь все усилия, какие только возможно, чтобы огородить Алексея от этих треклятых личностей.

+3

8

Девушка лишь поспешно кивнула, не поднимая головы, и смотря строго на свои коленки. Со стороны этот жест мог бы создать впечатление почтительной покорности, однако в реальности все обстояло куда как прозаичней: Серафима попросту боялась встречаться глазами с холодным, леденящим взглядом отца.
Сердце глухо колотилось в груди, ее собственное, а словно бы – чужое. Ей кажется, она совсем ничего не чувствует, ничего, кроме горящего плеча, кроме оплеухой оставленного отпечатка отцовской руки. Гнев графа грозил самыми неприятными, если не сказать болезненными последствиями для любого, осмелившегося его вызвать. Даже ненароком. Даже если под «любым» подразумевались его собственные дети. Маска вежливости и прекрасное лицо мужчины могли обмануть кого угодно, но не дочь, взиравшую на своего отца с младых лет, наблюдающую за ним год от года. И, наблюдая, научилась сопоставлять причину и следствие. Сопоставлять желания отца, свои действия и получившийся в итоге результат. Сейчас от нее требовалось одно – покорность, повиновение, согласие – картонное, бездушное, потому что ее мнение никого не волновало. Откажется – потащит за волосы. Не станет подчиняться - выкинет прочь, как ненужную вещь, и не вспомнит. Она слишком хорошо запомнила урок прошлых лет…
- Я прошу прощения за свою дерзость, отец. Я не смею сомневаться в Вашем решении… Это лишь обеспокоенность глупого дитя – не более, - осторожно коснувшись ладонью отцовской руки своими нежными пальчиками, Серафима почтительно поднесла ее к своим губам, оставив кроткой невесомостью печать своего поцелуя на фамильном перстне, - Я вся - покорность, продолженье Вашей воли. Я приложу все возможные и невозможные усилия, сделаю все, чтобы быть достойной тех ожиданий, кои Вы возложили на меня,  не омрачить репутацию и славу нашего рода. 
Она недостойна Цесаревича – это факт, не нуждающийся в доказательстве, очевидный даже Серафиме. И ей остается лишь молиться о том, чтобы отцовская затея удалось. Иначе участь ее будет полна страданий и бесчестья...

Отредактировано Серафима Орлова (2014-06-23 16:31:41)

+2

9

http://sf.uploads.ru/j6mBU.jpg

Дитя говорила то, что должна была. Не больше и не меньше, в глазах Орлова. Её преданность семье, её покорность и раболепие пред родителем – данность, без которой девочка бы закончила свою жизнь где-нибудь в деревне под Сызранью, помогая местной доярке в нелёгком каждодневном труде.

- Вот и умница, Серафима, - довольный результатом беседы, он вновь взял в руки газету, в которую и погрузил свой взор, - Ты можешь попросить Анну, - имел ввиду он гувернантку, - присмотреть для тебя наряд поинтереснее, а также заняться волосами. Я слышал Алексей любит, когда шея прелестниц открыта его взору, - закончил отец, явно давая понять Орловой, что разговор окончен, и она ему здесь больше не нужна.

Эпизод завершён

Отредактировано Faith Waller (2014-06-23 23:44:59)

+2


Вы здесь » Code Geass » События игры » Turn III. Turning point » 03.10.17. Выгодное замужество