загляни в глаза и прочитай
о том, что в мире, где нас растили, так много гнили,
так мало мира, но я буду сильна!

1. Имя, фамилия, известные псевдонимы и прозвища
Алина Сергеевна Тихомирова / Alina Sergeevna Tikhomirova.
Псевдонимы: Кобра; Пантера (некогда используемый в байкерской среде).
Подставные имена: Алёна Дмитриева Минаева «Лён»; Татьяна Михайловна Потихина «Тихая»; Тереза Суарес.
2. Возраст, дата рождения
35 лет, 02.11.1982 г.
3. Сторона конфликта, профессия
Россия, «Легион», капитан Службы Безопасности в отставке.
Россия, ЧВК «Легион», заместитель командира по дисциплинарной части.
4. Личные данные
- Рост: 175 см.
- Вес: 72 кг.
- Цвет кожи: загорелая.
- Цвет волос: чёрные.
- Цвет глаз: карие.
- Национальность: русская.
- Особые приметы:
Татуировки:
1) Кобра на правой лопатке.
2) Якорь с веревкой на левом предплечье с внешней стороны.
3) Два горящих черепа с восемью розами на ветке на правом плече.
4) Красно-зеленый дракон на левом боку и бедре
5) Собственный портрет с макияжем «Сахарный череп» на левом плече.
6) Автомат на правом предплечье с внешней стороны, дополнивший череп и розы до рукава.
7) Адский лис с повязкой на глазу на правой икре.
8) Огненно-ледяная планета на левой лопатке. Сделана непосредственно в игре
Проколоты обе мочки, а также хрящ в левом ухе.
Шрам от пулевого ранения на груди справа. При более тщательном рассмотрении можно заметить многочисленные шрамы от порезов, особенно на руках, но время и загар сделали их едва видимыми.
- Типичная одежда: Даже уйдя в отставку, Тихомирова не изменила собственным привычкам, так что большую часть её гардероба составляет одежда в стиле «милитари». Берцы, правда, сменились высокими сапогами с плоской подошвой или на платформе, не такими удобными, как армейские, зато выглядящими менее шокирующими на молодой женщине для окружающих. Летом их место на ногах занимают кроссовки или кеды. Штаны, майки и футболки в её шкафу можно найти самые разнообразные, но преобладают различные оттенки коричневого, зеленого и черного цветов. Платья, юбки и каблуки не надевает категорически. Также во множестве имеются различные виды повязок на голову. В самом дальнем углу шкафа в чехлах висит форма капитана Службы Безопасности и пара официальных брючных костюмов.
- Словесный портрет
Жизнь меняет людей. Меняет умы и внешность. Алина не знает, какой бы она стала, не попади она в лагерь подготовки. Каждый раз, смотрясь в зеркало, девушка думает о том, какой она могла бы быть. Из перечеркнутой жизни ей улыбается обычная «гражданская» и мать детей. Из зеркала на девушку глядит La Muerte, которую так все боятся и которой она была несколько лет назад. И Смерть смеется, словно говорит: «Я - это ты, а ты - это я!»
В детстве она была маленькой принцессой, носила платьица и босоножки… А сейчас она превратилась в пантеру, притягивающую к себе взгляды и пугающую одновременно. Виной тому сочетание подтянутого спортивного тела с красивыми формами и агрессивных татуировок, от которых веет смертью. Пышные волосы чёрного цвета, длиной по лопатки, либо собранные в тугой высокий хвост, либо удерживаемые повязкой, открывают загорелое овальное лицо с острыми чертами и ярко выраженными скулами, на котором застыла маска мрачной сосредоточенности. И без того темные раскосые глаза подведены черным карандашом, а изогнутая форма бровей делает взгляд хищным.
Иногда Кобре интересно, что бы подумали эти же мужчины, увидь они все те шрамы, что оставили ей на память годы службы, но загар прячет прошлое, как и душащая гражданская одежда, вновь напоминающая о том, что она чужая, спустя столько лет вернувшись в ту жизнь, которую у неё отобрали.
Но об её эмоциях будут говорить только складка на лбу, когда она раздражена, легкая ухмылка, когда она чем-то довольна, и подозрительно тихий голос, когда собеседнику лучше скрыться, чтобы не довелось на собственной шкуре познать «яд» Кобры…
5. Характер
Закалив свое тело и отточив навыки, вы станете превосходным солдатом. Закалив свой ум и выработав характер – превосходным полководцем. (c)
Алина Тихомирова является превосходным солдатом, но эта девушка не сплоховала бы, если бы ей пришлось вести людей в бой. А все потому, что, помимо тренированного тела, у нее есть характер, который выплавлялся годами в адских условиях; у нее есть ум, который чуть ли не насильно заполняли знаниями о военном деле. Именно детство Кобры стало отправной точкой того длинного пути, по которому она прошла. Именно те нечеловеческие условия сделали из неё ту, кем она является сейчас.
Когда-то Алина Тихомирова была спокойна и холодна, как змея, в честь которой она получила свой псевдоним. Эта женщина никогда не действовала, не взвесив все «за» и «против», не оценив ситуацию до конца. Её приучали к тому, что нужно семь раз отмерить и лишь один раз отрезать. Но когда Кобра оказалась между жизнью и смертью, с ней произошли непоправимые изменения. Оставшись рассудительным бойцом на поле сражений, для своего круга общения Алина - бомба замедленного действия, и никто, даже она сама, не знает, когда случится взрыв.
На практике знает, что такое работа под прикрытием, без труда справляется с поставленными задачами, закрывая глаза на человеческие морали и принципы, но в обычной жизни к ней крайне плохо применимы такие слова, как актриса и интриганка. Она прямолинейна и невозможно язвительна, невыносима и непереносима. Но ещё Кобра патологически честная: не умеет предавать, это несовместимо с её натурой.
В её квартире всегда безупречный порядок и чистота. Все книги разложены по полочкам в алфавитном порядке, все вещи лежат на своих местах или аккуратно убраны в подсобку и ящики письменного стола. Вся ее одежда самым дотошным образом разложена по ящикам и развешена по шкафам. Тихомирова - педант, потому что, создавая порядок внутри себя, она борется с хаосом, порожденным сложной судьбой, внутри.
Алину никто никогда не видел опаздывающей. Она появляется на месте как только минутная стрелка на часах достигнет нужной отметки, словно женщина специально ждала этого момента, чтобы появится из ниоткуда. Этот человек пунктуален настолько, что это вызывает восхищение.
Она умеет испытывать эмоции, и увидеть Тихомирову улыбающейся или смеющейся - совсем не редкость.
Свои собственные принципы ставит выше всего остального, поэтому за свою жизнь даже не пробовала курить, про наркотический кайф и слышать не может - собственноручно отправила на воздух десятки подпольных лабораторий, а если заводить отношения, то только с тем, с кем случается химия. И раз Алина считает, что то, что делает Макаров, – единственное правильное решение в сложившейся ситуации, она пойдет за ним до самого конца.
Склонна к нимфомании, страдает алкоголизмом.
6. Основные навыки
- Бытовые навыки
Готовка на невысоком уровне – салаты, полуфабрикаты, бутерброды. Если постарается, может приготовить что-то посерьезнее, но для этого требуется приложить немало усилий и времени.
Первый взрослый разряд по плаванию. Основной стиль – на спине.
- Боевые навыки
Обучена стрелять из любого оружия, что под руку попадется, на высоком уровне. Любимое - пистолет-пулемет «UZI».
Также обучена рукопашному и ножевому бою на высоком уровне.
Вождение БМП на высоком уровне, а также найтмера старого образца без возможности управления им (т.е. может довезти его из пункта А до пункта Б, не поцарапав).
- Профессиональные навыки
Вождение транспортных средств от мотоциклов до огромных грузовиков на высоком уровне, а также катеров на среднем. Больше всего любит мотоциклы.
Знает толк в маскировке и пытках.
Способна оказать первую медицинскую помощь.
- Знание языков
Русский – родной; английский (в совершенстве); немецкий (в совершенстве); португальский (высокий уровень разговорного и средний письменного литературного).
- Особые навыки
Выработанная амбидекстрия.
Выживание в дикой среде.
7. Имущество и оружие
- Личные вещи, которые вы носите с собой
Деньги, связка ключей, телефон с двумя сим-картами, документы.
- Недвижимость (дома, квартиры, автомобили и др. крупное имущество)
На имя Алины Тихомировой зарегистрирована двухкомнатная квартира в Москве по адресу ул. Заморенова, д. 11А, кв. 57.
Также была приобретена однокомнатная квартира по фальшивым документам в Бирюлево ул. Булатниковская, д. 20с3, кв. 33.
Черный мотоцикл «Минск».
- Оружие (учитывайте, что персональный найтмер военного остается собственностью государства и не является вашим личным имуществом)
После ухода в отставку табельного оружия Тихомирова лишилась, но это её нисколько не опечалило. Кобра организовала небольшой склад с трофейным оружием, тайно вывезенным из Бразилии, в квартире в Бирюлево.
1) Пулемёт «Minimi SWP» + 2 ленты.
2) 3 старых-добрых «АК-74» + 5 магазинов.
3) ПЗРК «Игла-1» - гордость Тихомировой + 3 снаряда.
4) Пистолет «Глок 17» - 2 шт. + 4 магазина.
5) Пистолет-пулемет «Heckler und Koch MP5» + 2 магазина.
6) Пистолет-пулемет «UZI» + 3 магазина.
7) Дробовик «Benelli M4 Super 90» + 20 патронов.
8) Снайперская винтовка «СВУ» + 3 магазина.
9) Гранатомет «GL 06» + 6 снарядов.
10) Пистолет «Desert Eagle» + 2 магазина.
11) Пистолет-пулемет «Spectre M4» - 2 шт. + 8 магазинов.
12)   Два набора метательных ножей, один - боевых.
8. Биография
«…События, в круговорот которых я окунулась, настолько стремительны, что я не знаю, что приготовило для меня «завтра». Надеюсь, что все предпринятые мной меры безопасности позволят полной версии моей биографии беспрепятственно попасть к моим родным, если Калака преждевременно заберет меня к себе…» - повторяющиеся в письмах различным людям строчки на случай неожиданных происшествий с отправителем.
«Я просто хочу, чтобы вы знали».
Алина решила появиться на свет в начале холодного ноября в старенькой легковушке «Тройка», когда Анастасия и Сергей Тихомировы возвращались домой из продуктового магазина с огромным пакетом мандаринов. Маршрут пришлось изменить, а после с мандаринами и шампанским день рождение дочери сотрудницы отмечало всё терапевтическое отделение поликлиники. Сергею выдали премию на воронежском заводе полупроводниковых приборов, где он работал инженером, и дали отгул…
«Первые годы моей жизни были полны мечтаний, тепла и любви. Помню, как зимой мы падали в пушистые сугробы и рисовали ангелов. Весной с улицы доносились крики дворника, когда мы в очередной раз засоряли водосток самодельными корабликами из палочек и газет. Летом заливистый смех прерывался плеском воды. В танце с цветными листьями мы кружили осенью.
Я очень много думала о том, как пойду в школу. Строгая или добрая будет учительница. С мальчиком или девочкой я буду сидеть за одной партой. Родители мечтали, чтобы я выросла умницей и красавицей. Иногда они спрашивали, хочу ли я братика или сестренку. Я всегда отвечала, что если у меня будет сестра, то я буду наряжать её в красивые платьица, а если брат, то я научу его постоять за себя…
Эти воспоминания помогли мне впоследствии не упасть духом, наверное, поэтому они укрепились где-то в моем подсознании. Вот только сейчас лица родителей предстают в моей памяти расплывчатыми, сколько бы я ни силилась их вспомнить, но они всегда излучают теплый свет.
Мне было шесть лет, когда всё это закончилось. Я стала одной из тех, чье детство безжалостно перечеркнули на благо Родины…»
В 1989 году по решению председателя Думы Андрея Андреевича Воротнева и председателя Совета Федерации Российской Империи Анны Владимировны Воршевской был начат второй этап Программы, подписанной также лично премьер-министром Сергеем Евгеньевичем Потаповым, по воспитанию и обучению детей для различных военных целей в экспериментальном военном лагере «Барс», разместившемся в Подмосковье. Участниками стали дети из разных уголков страны обоих полов от 6 до 9 лет с хорошими физическими данными, абсолютно здоровые, а также являющиеся членами семей среднего класса с незапятнанной репутацией. Родители должны были беспрекословно дать свое письменное согласие на передачу ребенка под государственную опеку, а также подписать договор о неразглашении военной тайны, тем самым они вносили неоценимый вклад в развитие Российской Империи и, фактически, бессрочно лишались ребенка. Разумеется, никакие материальные компенсации не могли заглушить боль матерей и отцов, но несогласных не было.
Особое внимание уделялось тому, чтобы первое поколение и второе поколение «Барса» друг о друге не знали.
«Мы жили в утепленных бараках по пятнадцать-двадцать человек. Девочек и мальчиков не разделяли. Всего нас вначале было около двух сотен. Выполнили программу только пятьдесят…
Первоначально кругом царила атмосфера исключительной доброжелательности. Они понимали, что нам нужно время, чтобы «акклиматизироваться», привыкнуть к жизни без родителей, уверяли, что это специальный лагерь, за попадание в который мы должны благодарить Правительство, а участие в Программе по подготовке нового подрастающего поколения – это большая честь для всех нас. За слезы ругали, но не били. Сон был по расписанию, как и всё, чем мы там занимались, и составлял около девяти часов. Кормили сытно, перед сном даже выдавали десерт. Мы проходили большое количество тестов как физических, так психологических. Помимо этого у нас были уроки, как если бы мы ходили в обычную школу. Обязательным для всех было посещение бассейна. Большинство из тех, кто бился в истериках первые дни, даже радовались тому, что они попали в этот лагерь. Но постепенно всё менялось.
Тесты по мере взросления превращались в серьезные испытание для силы духа и тела. Любые недовольства несли за собой наказание. Расписание изменялось по решению руководства, так что подъем в три часа ночи для многокилометровой пробежки в любую погоду к шестнадцати годам стал нормой. Бывали недели, когда из еды был лишь сухой паек. Перевод продуктов впустую, малейший шаг в сторону, любое неподчинение жестоко карались. И стало постепенно уменьшаться наше число. И я до сих пор не уверена, что судьба выбывших сложилась хорошо.
Первую помощь мы оказывали друг другу сами. Сначала под надзором врачей, но после прохождения теоретического курса мы сами отвечали друг за друга.
Нас обучали рукопашному бою, потом добавился ещё и ножевой. Одной из последних стадий стали спарринги с настоящими ножами. Если в паре никто не получал порезов, обоим приходилось отбывать серьезное наказание. А после боев такими же составами устраивали соревнования на взаимовыручку и взаимопомощь. И не дай бог, если ты окажешься в паре, которая пришла последней.
Бывали случаи, когда полученные травмы и раны оказывались смертельными. Первой неудачно попавшей на нож стала моя подруга – Аня Селиванова. Ей было тогда всего семнадцать, мне – четырнадцать. Помню, что в тот день после отбоя слезы и крик ужаса, застрявшие в горле, не давали мне заснуть. На следующее утро меня отправили к психологу, и я провела у него время до вечера. В итоге я приняла её смерть как необходимость, дав себе обещание, что гибель Ани не будет напрасной.
Мы росли в условиях жесткой конкуренции, но нам не давали выплескивать негативные эмоции на других, всячески пресекая подобное, и они становились нашим внутренним топливом. Все выяснения отношений происходили во время тренировок, но победитель какой бы то ни было дуэли обязан был пожать руку проигравшему или помочь ему подняться после окончания боя. Отличников учебы также поощряли, а двоечников публично отчитывали, но краснеть приходилось не только им, но и всему отряду, так что мы пытались подтянуть другого в том, в чем сами были сильны. Составы отрядов периодически меняли, чтобы мы могли приспособиться к любому окружению и чтоб не привязывались друг к другу.
Перед тем, как приступить к практическим занятиям по стрельбе, мы прослушали целый теоретический курс о различных видах оружия. Помимо практики на стрельбищах, а также сборки-разборки оружия за отведенное время, раз в неделю организовывался лазертаг для отработки навыков в условиях, приближенным к естественным. Также под конец обучения начали уделять особое внимание различным операциям: захват, спасение заложников… Всего я уже и не вспомню. Наши действия доводили до автоматизма, но в то же время поддерживали баланс между гибким мышлением и грубой силой.
По достижении четырнадцати лет нас начали учить вождению различных транспортных средств. Кого-то даже раньше, если ноги до педалей доставали. Именно тогда я и поняла, когда попробовала всё, что комфортнее всего мне за рулем мотоцикла.
Ну и конечно же вся наша жизнь в лагере была приправлена ежедневными громкими высказываниями, в конце концов обретшими окончательную форму, что мы должны служить на благо Российской Империи, мы проходим лучшую подготовку, Правительство и наши родители гордятся нами... Если смотреть на это трезво, то на собраниях и при личных разговорах с врачами нам просто промывали мозги, делая из нас убийц широкого профиля, служащих России, и пытаясь искоренить все наши страхи, особенно страх боли и смерти…»
После второго выпуска взращенных в лагере «Барс» бойцов, Программа по неизвестным причинам была закрыта. Все выпускники сразу же попали в войска особого назначения. Так Тихомирова в свои двадцать один оказалась в оперативно-тактической группе «Альфа» под командованием Владимира Макарова. Перед тем, как принять участие в непосредственных операциях, Алина некоторое время осваивалась в социуме и присоединялась к основному составу лишь на тренировках. Большое влияние на неё оказала встреча с Виталием Костиным.
«…Первое, что привлекло меня в Виталике – это татуировка льва на правом плече. Мне казалось, что этот зверь смотрит мне в душу, а я продолжала, как завороженная, украдкой посматривать на него, когда выдавалась такая возможность. Я, в принципе, не скрывала этого, никогда не отводила взгляд, так что для меня не стало большой неожиданностью, когда Костин подошёл ко мне…
Потом я как-то услышала, что его называют Львом. Как выяснилось перед первой моей операцией, это был его псевдоним, или позывной. И тогда я решила поменять свой, который первоначально был моим порядковым номером, полученным ещё в лагере, – «138». Эти цифры были слишком обезличены, что мне совершенно не нравилось.
Тогда я пришла к нему с просьбой, чтобы он помог мне сделать мою первую татуировку. Я ещё не знала, что это такое дело, которое стоит лишь начать. На вопрос: «Какую?» - я ответила без колебаний: «Кобру». В лагере нас учили преодолевать свои страхи, а я ужасно боялась змей: отец, наверное, помнит, как мы увидели с ним пару ужей, когда гуляли вдоль реки в лесу недалеко от дома. Я тогда ещё очень громко визжала и не хотела, чтобы он снимал меня с плеч. Во время одного из тренингов я несколько часов провела с коброй в одном помещении. Разумеется, она была не ядовита – ей удалили железы, но я же не знала об этом. В конце я вышла с ней на шее, и так я научилась преодолевать… После этого я стала Коброй…»
Тихомировы всё никак не могли простить себе, что они позволили вот так просто забрать свою девочку, но, как бы сильно они ни любили её, они не могли рисковать двумя детьми. К счастью, у Анастасии не случилось выкидыша после того, как Алина попала в лагерь, и через полгода она родила сына, которого назвали Сергеем, как и отца. Ему рассказали о том, что у него есть старшая сестра, но она проходит обучение в специализированном центре, поэтому не приезжает... Когда пришло время выбирать свой путь в жизни, Сергей Тихомиров-младший, не зная, что он идет по стопам сестры, к ужасу родителей выбрал карьеру моряка…
«…Макаров. Можно много слов говорить о Владимире: какой он прекрасный командир, с которым полезешь и в жерло вулкана, и на очередную заведомо беспощадную авантюру подпишешься, но мне хочется рассказать о том, какой он прекрасный человек и что он сделал для меня, своей подчиненной, за что я перед ним в огромном долгу.
Я долгое время пыталась найти информацию о своей семье, но всё было тщетно. Наверное, не обошлось без Правительства, не позволявшего участникам Программы выходить на своих родных, пока они служат России. И я уже смирилась с тем, что я так ничего о них и не узнаю.
Отправной точкой возобновления поисков стал репортаж, случайно увиденный кем-то из отряда по телевизору, о старшем мичмане Сергее Тихомирове, спасшем экипаж небольшого загоревшегося судна в порту Североморска. Когда я слышала рассказы об этом, первое, что пришло мне в голову, было то, что Тихомировых в России много, Сергеев тоже, но фраза: «Да он как две капли воды похож на нашу Алину!» - застряла в моей голове, а сердце готово было окончательно вырваться из груди, когда я пересмотрела видеосъемку и репортаж с храбрецом по всемирной сети. И я до последнего не хотела верить в то, что это мой младший брат. С той поры только мысли о родителях и брате занимали мою голову. Владимир отстранил меня на время от операций, вызвал поговорить с глазу на глаз и пообещал, что поможет, чем сможет.
Я была в своей квартире, подаренной мне как прошедшей Программу, на северо-западе Москвы, когда Владимир лично пришел ко мне и принес конверт. Если бы я только знала, что он мне принес...
Я узнала, как жили мои родители эти двадцать лет без меня, об их попытках найти свою дочь после закрытия лагеря, но для них все ниточки тоже были обрублены. А ещё оказалось, что у меня появился брат через три месяца после моего попадания в «Барс», который пошёл служить на флот, несмотря на протесты. Помимо этого он уже был женат в свои двадцать и ждал пополнения в семействе. Я была благодарна судьбе за то, что мои мама и папа не остались одни, когда я стала участником Программы. Всю любовь, которую не получила я, в многократном размере получил мой прекрасный брат. И скоро родители станут бабушкой и дедушкой, что поможет им жить дальше без меня. Тогда у меня ещё не было достаточно сил для того, чтобы с ними повидаться, и уверенности в том, что момент подходящий, тоже.
Перечитав несколько раз информацию, которую достал неведомыми путями для меня Владимир, я вернулась к нему на кухню, и предала бумагу огню у него на глазах. Кивок и ладонь на плече стали немыми подтверждениями правильности моего решения.
Следующим моим шагом стала очередная татуировка – якорь с веревкой. Якорь символизирует брата и семью, а веревка с петлей на конце - мою связь с ними и боль…»
За время службы в «Альфе» Алина приняла участие в Ирано-Иракской войне и в обороне Курильских Островов, дослужилась до лейтенанта. Но одной из самых непростых операций для Тихомировой стало освобождение заложников из московской гимназии и устранение террориста, которым оказался Михаил Лыткин, более чем знакомый для Кобры.
«...Мы все были мечены «Барсом», я не знаю, как это объяснить, но я уверена, это чувствовал не только каждый из нас, ставший выпускником, но и все те, кто окружал нас после лагеря.
Миша Лыткин был хорошим парнем, единственным в своём роде, очень талантливым. Он был настолько безбашенным, что периодически поднимал на уши весь лагерь, но ни одно наказание не могло ни сломить его, ни перевоспитать.
Я не знаю, что толкнуло его на отчаянный шаг, который он совершил. Все повесили на него клеймо «террорист», но не я, я знаю, что тот Миша, которого я знала пятнадцать лет, не хотел всего того, что случилось.
В ГСБ все знали, что он из «Барса». И страх после произошедшего с Мишей Лыткиным был почти осязаем. Программа к тому моменту была рассекречена, да и моё имя фигурировало в отчетах. Большинство склонялось к тому, что со мной произойдет нечто похожее. Начались бесконечные тесты у психологов…
Макаров отстранил меня и этим оградил от нежелательного воздействия, а потом принёс ту информацию, что я давно искала. У Миши не было такой поддержки. Одиночество свело его с ума…»
Восемь лет состояла Кобра в «Альфе», а затем по личным причинам перевелась к Станиславу Мальченко в подразделение «Вымпел», которое занималось диверсионными, разведывательными и контрразведывательными силовыми операциями. Несмотря на годы плодотворной работы и все прошлые заслуги, Алину не хотели отправлять в Латинскую Америку для выполнения совершенно секретной миссии по содействию местным повстанцам в организации Второго латинского бунта. Свою роль сыграло прошлое, а именно - пребывание в лагере «Барс». Впервые то, что, как казалось Тихомировой, будет открывать перед ней двери, оказалось помехой. Но Мальченко очень настаивал, и Алина в итоге всё же стала одной из тайных агентов «Вымпела». Кроме того,  Кобра должна была исполнить роль особого солдата и оказать помощь Франциско Диазу в установлении экономического контроля над чёрным рынком Латинской Америки и других его делах.
«…Первые же дни нового 2016 года открыли для нас совершенно другой мир со своими правилами и порядками. Другими были не только люди и их темперамент, но и обычаи, климат. Ключом к взаимному сотрудничеству с повстанцами стал Франциско Диаз. Вместе нам удалось наладить поставки оружия и найтмеров для планируемого восстания в Мексике. Постепенно шла подготовка и прощупывание почвы: мы совершали небольшие диверсионные вылазки, устраивали облавы британцам.
Удача часто была на нашей стороне, но только не всегда все возвращались живыми... На телах повстанцев, с кем я общалась, появились новые татуировки-черепа. Мое любопытство было утолено рассказом о популярной, но мрачной среди них традиции - наносить что-то символичное в память о товарищах, ушедших к Калаке – так они называли Смерть. Наш небольшой отряд «Вымпела», отправленный в Бразилию, состоял из девяти человек, но в живых осталась лишь я. Воспоминания о тех дорогих людях, с кем я стояла бок о бок во время их последних боев, навсегда со мной в виде татуировки с двумя горящими черепами и восемью розами.
Череде удачи пришёл конец, когда мы вступили в неравный бой с Валерианом. Во время последнего масштабного отступления я получила тяжелое ранение легкого и впала в кому. Диаз сделал всё, чтобы вытащить меня с того света: лучшая клиника, талантливые врачи, внимательный персонал… Но больше всего запомнился букет белых акаций… Я винила себя, что осталась одна из своих товарищей в живых, но костёр внутри меня не угасал ни на минуту, и Франциско удалось его вновь разжечь.
Следом за поражением пришло письмо, в котором говорилось, что меня отзывают обратно в Москву, а Мальченко собирается подать в отставку. Но из-за ранения и требующейся реабилитации возвращение пришлось отложить, что пришлось мне на руку. За это время Франциско помог мне с тайной покупкой ещё одной квартиры в Москве через свои проверенные каналы, которую я превратила в небольшой склад. Невзирая на недовольство врачей, я сделала себе ещё две татуировки: на боку и бедре поселился дракон, как напоминание о Диазе, а на левом плече собственный портрет с макияжем, характерным для Дня Мёртвых.
Реабилитация хоть и была омрачена неуспехом, но Франциско не давал мне заскучать и предаваться мрачным мыслям. Он сдержал обещание, данное мне, когда я была прикована к постели, в мой день рождения мы посетили Мексику, где я прикоснулась к культуре этой страны, став участником Дня Мёртвых…»
Но сказка за океаном закончилась, и настало время возвращаться на Родину, в суровую действительность. В Москву Кобра прибыла в декабре 2016 и сразу подала в отставку, последовав примеру Мальченко. Вмешательство Евросоюза во внутреннюю политику государства стало непозволительно серьезным, а взращенная патриоткой Тихомирова, которая провела слишком много времени в военно-политических структурах и знавшая гораздо больше обычного рядового, а уж тем более гражданского, не могла смотреть на это сквозь пальцы. Но до того, как окунуться в жерло вулкана, она, во-первых, нанесла на своё тело ещё две татуировки: адского лиса и автомат – напоминания о службе, а, во-вторых, решилась навестить родных…

После отставки Тихомирова пребывает в депрессии и топит все свои воспоминания о Бразилии в алкоголе. Одна из её авантюр едва не заканчивается летальным исходом, к тому же Мальченко совсем не всё равно, что происходит с его подчиненной, пусть и бывшей, но Кобра вместо лечения, от которого наотрез отказывается, возвращается к усиленным тренировкам, и они очень помогают навести порядок в голове.
Летом Алина едет к родным, где знакомится с разрошимся семейством Тихомировых, которых не видела двадцать восемь лет. Несмотря на шок от увиденных татуировок и шрама после пулевого ранения на теле дочери, мать принимает Кобру такой, какая она есть.
Turn II
В сентябре Алина узнает о произошедшем в Абу-Даби. Она решает во что бы то ни стало найти Владимира. Перво-наперво Кобра наносит неожиданный визит Станиславу. От него женщина узнаёт, что Макаров сейчас находится в Краснодаре. Мальченко заказывает билеты на поезд, и Алина отправляется в путь.
Turn III
Алина встречается с Владимиром, на тайной вилле, которая была оформлена на студентку Дашу, где также знакомится с его новыми товарищами, позже туда прибывает и их старый друг - Роман Малолин.
Юная девушка вызывает неоднозначную реакцию Кобры, но, несмотря ни на что, они вместе едут в Краснодар за подарками Владимиру на день рождения.
После чествования Макарова Кобра, изрядно выпив, решает удостовериться, что их убежище достаточно безопасно. Обнаружив открытое окно в спальню Владимира, женщина решает проучить мужчину и пробирается к нему. Совершенно неожиданно для обоих это авантюра в конечном счёте заканчивается сексом. Однако Владимир так и не рассказывает ей, как ему удалось сбежать из тюрьмы и на кого же он работает. А через несколько дней они отправляются на задание, во время которого Алина и Роман узнают всю правду. Выясняется, что сбежать из тюрьмы Владимиру помогла британская разведывательная организация. На глазах у своих товарищей Макаров расправляется со своим «куратором» и приставленным к нему следить Алексом Нойманном. Кобра, едва успевшая войти в курс дела, целиком и полностью одобряет действия Владимира, лишний раз убеждаясь в том, что идти за ним она готова до победного конца.
Turn IV
Владимир, с которым Кобра накрепко связала свою жизнь и своё будущее, возвращается в Россию. Он всё ещё находится в розыске, а потому вынужден скрываться на конспиративной квартире, не показываясь на людях. Алина не может бросить его и становится частой гостьей в его новом убежище. Также она старается помогать ему во всём при первой же возможности, в частности, в освобождении Российской Империи от влияния британской разведывательной организации. Вместе они даже ловят одного из агентов, а позже - громят их главный штаб совместно с доверенными лицами ГСБ, где они понимают: корни этой организации врастают в историю мира куда глубже, чем им может показаться на первым взгляд. В вихре этих событий Алине приходится пройти испытание огнём, водой и медными трубами.
Turn V
В свой день рождения Алина получает много разных подарков. Среди них были письмо от Диаза и музыкальная шкатулка от Владимира.
А через несколько дней Тихомирова узнаёт, что Макарову была дарована амнистия, которую неохотно признают другие страны ЕС. Несмотря на это, путь в структуры ему заказан, и он вместе с Мальченко решает основать частную военную компанию «Легион». Алина соглашается на вступление в качестве заместителя командира по дисциплинарной части. Её ближайшая задача - заняться подготовкой рекрутов в ЧВК. Но очень скоро она узнаёт нелицеприятный факт: Владимир покидает страну и отправляется на Кубу вместе с одной из бывших однополчанок из «Альфы». Алина взрывается и едва не разносит кабинет Мальченко, но в конечном счёте восстанавливает над собой контроль: выплеснуть агрессию она сможет во время подготовки кандидатов на полигоне.

9. Связь с вами
Delta-ta – скайп.

Отредактировано Alina Tikhomirova (2017-10-11 01:56:58)