По любым вопросам обращаться

к Vladimir Makarov

(vk, don.t.be.a.hero)

Вопросники RPG-TOP: потому что мы интересные!

Code Geass

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Code Geass » Turn VI » 03.12.17. Стрекоза в янтаре


03.12.17. Стрекоза в янтаре

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

1. Дата: 3 декабря 2017 года
2. Время старта: 9:00
3. Время окончания: 12:00
4. Погода: +2 по Цельсию, ветрено, облачно с редкими прояснениями
5. Персонажи: Юфемия ли Британия, Ренли ла Британия
6. Место действия: СБИ, Пендрагон, кабинет премьер-министра
7. Игровая ситуация: закрытая аудиенция, на которую не приглашены даже личные помощники. После последней встречи отношения между братом и сестрой весьма напряженные, но у Юфи есть неразрешенные вопросы и просьбы. Это последняя встреча перед её отлётом в 11 сектор.
8. Текущая очередность: Юфи, Ренли

+2

2

Прошло достаточно времени, Юфи успокоилась, обдумала и признала свою ошибку. Реформы Ренли по улучшению ситуации в 11 секторе действительно заложили хорошее основание для её целей. Лишь её незрелость привела к неприятному результату, и ссора с братом стала незавершенным делом, без разговора с Ренли улетать смысла не было. Необходимость встречи была продиктована не только терзаниями вины принцессы, но и вполне официальной целью — получить назначение.

Сколько бы проблем Юфемия не приносила, какие бы глупости не говорила, она всё ещё жила с твердой верой — у её родственников всегда есть время на неё. По крайней мере, у некоторых из них. Даже если это премьер-министр империи, были и исключения — на отца она старалась не загадывать. Принцесса редко ошибалась, встреча была одобрена, несмотря на то, что прошение она отправила лишь накануне. Такая разительная перемена с первой принцессой, впрочем, лишь подчеркнула мысли Юфи — похоже, время находили лишь старшие братья.

Взрослая уверенность, построенная на избалованности, совсем не подходила Юфемии — меняла её, приводила к неожиданным желаниями. Принцесса не была даже уверена в том, что очередную пока ещё прихоть поддержат. Её пугала собственная вера в чувство вины старшего брата, словно именно это и было определяющим звеном в его решениях. Юфи не хотела достигать своей цели так.

И всё же с этой самой целью пришла в приемную, даже не дожидаясь назначенного времени. Принцессе не нравились административные здания Пендрагона — слишком много времени провела в секторе, где всё было куда проще, а все двери были перед ней гостеприимно открыты. Здесь же были высокие потолки, отполированные мраморные полы и эхо даже самых мягких шагов, отдающееся в дальних коридорах. Казалось, в этом месте не укрыться даже шёпоту, но именно тут пряталась уродливая ложь.

Принцессы не ходят без сопровождения — это золотое правило. Но всю свою свиту она оставила за дверью, лишь в сомнениях задержав взгляд на Аароне — ему Юфи доверяла как себе и всё же, он тоже был исключен. В кабинете всё изменилось, уверенность испарилась с первым шагом вглубь. Юфемия чувствовала себя виноватой, потому молчала и ожидала позволения пройти дальше.

+8

3

Юфи могла разве что предполагать, насколько действительно много времени прошло с их последней встречи. Времени, которое измерялось не часами и днями, а вместившимися в них событиями. Если рассматривать все так, то его прошло даже слишком много. Ренли и тогда еще не особо сердился на сестру, а теперь-то... Обида и так бы прошла, а тут еще и навалилось другое. Если счесть кое-что правдой, то Юфи тоже пострадала и к ее окружению есть вопросы. Только вот сейчас это мало что меняло,  а положение Юфемии и без того было сложным.

Решение Ренли назначить ее Генерал-губернатором критиковали многие, не исключая и Корнелию, но сколько ни думай - он не видел ему альтернативы. Другим с этим не справиться - по крайней мере так, как хотелось Ренли. А так Юфемия получит шанс закрепиться там, где для нее заготовлены позиции и продолжить его дело. А его и Корнелии поддержка улучшат положение дел настолько, насколько возможно. Вопрос только в том, что думает о будущем сектора сама Юфемия - и ее визит давал ему шанс узнать. По крайней мере, она все-таки пришла. Хотелось верить, что они смогут примириться хотя бы со временем.

Юфемия вряд ли могла заметить то, что изменилось в окружении Ренли. Раньше, особенно в Одиннадцатом, практически всегда ближней охраной принца были близкие ему люди, те, кого он знал лично и зачастую воспринимал скорее как друзей.  Теперь же... Нет, он не мог сказать что однозначно поверил, но все же принял меры, чтобы оценить обстановку. Поэтому теперь бойцы сменяли друг друга даже с большей частотой - и на постах, и в подразделениях. Обосновывалось этовзаимозаменяемостью и реорганизацией, на деле же принц присматривался к их поведению и особенно к разнице между новичками и ветеранами. Новички появились по весьма простой причине - помимо расширения боевых задач гвардии Ренли и появления в ней подразделений иного профиля,  за последнее время он передал сестрам два далеко не последних по эффективности отряда, их место заняли другие, а  освободившиеся места заняло свежее пополнение, которое принц подбирал с таким расчетом, чтобы "подсунуть" ему нужного человека было крайне затруднительно,  проще было бы завербовать новичка после зачисления... А вот как раз это вполне отслеживается. Даже если ничего интересного не выяснится, общая безопасность укрепится...

А вот и она - раньше назначенного, но, если честно, Ренли это даже радует.

Ее встречает кабинет, утративший связанное с прежним хозяином, но новым еще не освоенный, не приобретший характерных элементов, кроме разве что морского пейзажа на стене, работы самого Ренли, одной из тех немногих, которые были принцем доведены до ума в полной мере, а не остались зарисовками. Принц, в отличие от старшего брата, не стремился выставлять свои работы, достаточно было, что он видел в них то, что хотел изобразить. В остальном же кабинет только пополнился средствами дальней связи для военных - Ренли теперь занимал и должность Лорда-адмирала и, в отличие от предшественника, активно работал в этом качестве, реализуя то, что до недавнего времени было в лучшем случае в проекте, задержанное консерваторами от флота. Он не знал, сколько протянет на этом месте, и поэтому постарался сделать максимум возможного, благо в этой-то области понимал, что к чему.

И важнее - ее встречает улыбка брата - как будто и не ссорились.

- Здравствуй, Юфи. Садись. Хочешь чаю? - Как будто это все еще времена детства и отрочества, когда они ходили в гости друг к другу без всяких политических подтекстов. Ренли не считал нужным продлевать обиды надолго, его отношение к Юфи не поменялось. Да, грустно порой от такого. но такова жизнь. А чай уже ждет на подносе,  принц позаботился заранее - как и сестра, он неосознанно торопил события.

- Чем я могу тебе помочь?

+7

4

Первый взгляд на кабинет премьер-министра остается без оценки. Он всё ещё обезличен — Ренли обжить не успел, а раньше она тут и не бывала. Юфи представляет в голове, как всё было при Шнайзеле — должно быть, строго и соответствующее статусу.  Возвращаясь к настоящему, она в очередной раз готова признать Ренли не лучшим выбором. Неправильность происходящего занимает все её мысли, но на этот раз Юфемия молчит и прячет их далеко. Перемены не всегда к худшему.

— Не стоит, я завтракала.

Юфи пугается своих небрежно оброненных слов — настолько холодно они прозвучали. Впрочем, брат не лучше — от его пустого «чем могу помочь» бросает в дрожь. От того она не произносит слов приветствия, опускаясь в туго обтянутое кресло перед столом. С виду оно абсолютно мягкое, но в нем не расслабишься —так и со старшим братом теперь.

Сейчас, — мысленно поправляется принцесса, отдавая себе отчет, что их теперешнее отношение друг к другу в большей степени её вина. Юфи чувствует себя неуютно в этом большом кабинете, потому её спина идеально выпрямлена и не касается спинки. В прошлом она бы позволила себе расслабиться, и даже забраться на сиденье с ногами. Но не сегодня.

— Решение о моем назначении одобрено? —Юфи не скрывает усталой обреченности в своем голосе, хотя её прямой взгляд остается спокоен. У неё уже был подобный разговор с Корнелией, и даже смутно бредовое предложение Шнайзелю, и открытая ссора с Ренли. По всему выходило, что она уже согласилась, просто не приняла.

Доказательство тому и тема разговора, упомянутая в направленном накануне прошении. Юфи не вдавалась в подробности, не нужно пускать слухи заранее — ведь всё могло измениться. Тщательно обдумав все нюансы — ей так казалось, но Юфемия никогда раньше не занималась политикой, — она подготовила предложение, от которого новый премьер-министр не сможет просто отмахнуться.

Сейчас она медлила. Её мысли были спутаны, а от дерзости собственных решений было страшно. Слабость и страх не лучшие сопровождающие для следующего губернатора мятежного 11 сектора.

+4

5

В некоторых ситуациях Юфи была категорически трудным собеседником. Почему? Да потому, что при ней не то что не выругаешься – грубым и то быть особо не получается и не хочется. А порой надо бы. Порой крепкие, но душевные слова помогают лучше вежливости – только вот с Юфемией это не работает.  А именно сейчас-то и хотелось в предельно ясной форме задать вопрос – что за хрень творится с их отношениями?! С ними самими?! Ренли не думал что он больше не любит сестру, не верил что и она разлюбила его. Не так все просто. Но что-то между ними встало и теперь сковывает, не позволяя вести себя как раньше. Причем это явственно похожим образом действовало на обоих. нормально говорить разучились как будто...

Если бы все не началось еще недавно, впору было бы предположить что кабинет Премьер-министра проклят и не дает людям вести себя нормально. Нет-нет-нет, стоп. Это мы уже проходили. Хорошо бы, чтобы как раньше, но нет, нет обратного пути, а за силу и власть дорого платить придется неизбежно. Этот цикл сомнений Ренли уже прошел и ничего нового в нем не найдешь. Если Юфи думает что ему хочется здесь сидеть и принимать ее как посетителя, то ошибается. Но – кто? Шнайзель, кем бы он ни был, был тут на своем месте. Корнелия нет. Ренли нет. У них есть талант, но не этот. Могут - да, но приходится прилагать немалые силы. А кто остался? Сильных и умных, допустим, хватает. Но куда они поведут дела? То-то и оно. Думать приходится не о том, насколько ты хочешь здесь быть, а о том, кто придет за тобой. О том, что пока ты здесь – Юфи получит помощь и поддержку, насколько это вообще возможно. Дать бы только ей понять, что перед ней все еще ее брат.  Достучаться, заставить поверить. Можно ли? Ренли видит, в каком состоянии Юфи сейчас и чувствует страх.  Провалились они с Корнелией. Как есть провалились. Не уберегли сестру именно от того, от чего в первую очередь надо было. Не от прямых угроз, а от угроз для души… И власть, которую он получил, не поможет вернуть Юфи ее прежнюю жизнь, не омраченную злом и не отягощенную ответственностью не по возрасту.

К черту. Пока он здесь, здесь Юфи не откажут в помощи и это уже хоть что-то. А чего не может премьер-министр, с тем справится брат. Хотя бы попробует. Потому что слышать ее слова и эти интонации – больно. В основном потому что сам и виноват… А теперь они сидят тут как двое идиотов и никто не может начать говорить по-человечески. Но можно попробовать.  Плевать как должен вести себя премьер, у Ренли есть свои правила. Раз Юфи не хочет выну… Нет, нельзя о сестре даже в мыслях так говорить. Все же он Котик, а не морпех какой-нибудь. Короче, пора поступать по своим правилам. К тому же, уж одно он точно понимает – Юфи пришла не о подтверждении спрашивать.

- Да. – Просто, без сухости, отвечает он на вопрос, потом встает, обходит стол, ставший между ними преградой. В жопу официальщину. Да, вот именно туда. Типично солдатское презрение к «пиджакам» из кабинетов, которое принц старался в себе подавлять, вовремя пришло на помощь. Одним из них он не станет. Ренли подходит к ее креслу, приседает на корточки, как порой делал раньше, особенно в тот относительно недолгий период, когда был заметно выше сестры. Так они смотрят друг другу в глаза, может даже он снизу вверх. И сразу становится легче. По крайней мере  сейчас они снова брат и сестра, поле зрения сузилось и плевать, какой там кабинет вокруг.

- Так. Вижу, сестренка что-то задумала. – Он улыбается, берет ее за руку, - Давай, выкладывай все как есть. Ты же знаешь, что я тебе отказывать не умею.

И лицо у него как в детстве, когда они задумывали что-то, за что им явно могли надрать уши, но сделать это казалось им категорически необходимым. Правда, чаще именно Ренли был инициатором, но почему бы не поменяться ролями?

+4

6

Юфи иронично кривит губы — чуждый ей, позаимствованный жест. Подцепила где-то в череде сумасшедших решений, пылких предложений и пустых слов. Кажется, ещё вчера она практически объявила о своей измене Империи при бывшем премьер-мин... Любимом старшем брате. Младшей принцессе действительно не отказывают... Прямо. После находят кучу лазеек в своем разрешении, запрещая мелочи, без которых ничего не получается. Но смотрит упрямо — в этот раз всё будет именно так, как она задумала.

Бумаги плотно собраны в папке. Она слегка медлит, прежде чем щелкнуть кнопкой — кажется, именно с таким звуком выпускают змея из бутылки. Юфи вздыхает едва слышно, протягивая брату документы — они полностью готовы, каждый пункт сверен и сотню раз оговорен. Она потратила очень много времени на подготовку.

Этот пакет может загубить карьеру Ренли в самом начале. Юфемия понимает это неожиданно ясно только сейчас, глядя прямо в глаза брата. Между ними изменилось многое и не изменилось ничего. Горькое осознание заставляет её опустить глаза, вцепившись разом вспотевшими ладошками в бумаги.

— Я уеду насовсем.

Звучит как-то не очень, принцесса даже в длительной ссылке останется принцессой — ей даже думать об этом не стоит. Пока Эвелина имеет хоть какую-то власть при дворе, пока Корнелия занимает свой пост, пока её братья живы — она не покинет империю, не будет забыта. Среди двора есть много забытых, Юфемии такая судьба не грозит. Да и слова наивны, глупы — ей придется приезжать. Но принцесса вкладывает в них иной смысл.

Она хочет спрятаться, даже если придется быстро взрослеть, принимать непростые решения и утопить в крови гражданских. Потому Юфи попробует снова:

— Я создам безопасную и независимую зону, — сглатывает, потому что такая безопасность на чужой земле сама по себе лишь насмешка победителей. — Наннали и Лелуш долгое время жили там, брат всё ещё где-то в секторе. Ему неприятно возвращаться, поэтому пусть его дом останется таким навсегда.

Юфемия прячет за ресницами понимание настоящей правды — какой бы она ни была, озвучивать её принцесса не собирается. Потому что не приняла, хотя догадывается. Потому что везде есть чужие уши. Потому что с допроса гордого Тодо и по сей дней вся её вера в страну загнивала, заставляя подозревать каждого человека в окружении. И было что-то ещё, вызывающее лишь боль.

— Сузаку... — тут принцесса медлит, уже не слишком уверенная в своей правоте, — Мне поможет. Конечно, его вряд ли примут в новом положении, но он всё же японец. Я попробую наладить связи, подготовить почву. Мне нужен месяц или два.

Заканчивает вполне уверено, отпуская наконец чуть помятые бумаги. Если что, у её брата есть минимум 30 дней, чтобы передумать и отозвать предложение из совета. Всё будет хорошо.

+2

7

Эх. Не сработало. С Наннали сработало, а вот с Юфи – уже нет, и это не на шутку  тревожит. Впрочем, Ренли начал подозревать, что тут дело посерьезнее, чем их ссора. Документы. Значит, это не какое-то дело, которое можно решить на месте или просто попросив брата. Стоило бы вспомнить, что Юфи никогда не увиливала от обязанностей и работала, а  не «играла роль». То есть он всегда  это знал, конечно. Но одно дело знать, другое – предположить, что из этого всего получится.

А еще он попросту не ждал от нее чего-то  такого сейчас, полагая что Юфемии в ее состоянии просто не до того. Выходит, что именно до того. Или, возможно, это итоги чего-то не вчера начавшегося. Мда. Ренли заметно настораживается, теперь он ждет слов сестры – того, что она принесла ему. Впрочем, это не недоверие или сомнения в ней – просто готовность воспринимать всерьез. И уже невидимая для сестры вторая мысль – надо дать ей высказать все, а потом уже мириться. А то кажется,  сестра чувствует себя так, будто тактический сакурадайтовый заряд ему принесла. Черт, что она такое там задумала?

- Насовсем? – Ренли не скрывает, что не очень-то понял суть, но не заостряет на этом внимание, пусть уж Юфи скажет все. Не надо ее торопить. Пусть поймет наконец, что брат ей не враг и готов всерьез принимать ее идеи и действия. Пока он не торопится забирать у нее документы, он ждет ее слов.  И кажется, начинает понимать… Юфемия решила не просто продолжить его курс. Допустим, называется это иначе и наверное так и написано в документах, но суть… Вот уж не думал он, что Юфемия готова на куда больший риск, чем он сам.  Только вот ко времени ли такие поступки? Но удержать ее от этого он не сможет. И, пожалуй, не имеет права.  В конце концов, если случится так, что… Нет, об этом принц думать позже будет.

- Хороший момент. Они в Совете уже думают, что я не буду рубить сплеча… Но тебя в расчет не приняли. Зря. – Улыбка. Много в ней всего, как и в тоне голоса, в глазах. Тревога, гордость – за сестру. Вызов – тому, против чего и он и она вступили в борьбу так или иначе. И что-то еще.

- Думаю, столько времени я в этом кресле продержусь, - ирония без тени мрачности, Ренли  почувствовал – несмотря на тревогу – что-то обнадеживающее. Да, он не хотел, чтобы Юфи вступила в бой. И в то же время рад, что она решила  этот бой дать. Если кто-то еще, кроме тебя, готов драться за то же самое – все не так уж погано. Если это дорогой тебе человек – то…

- Не только он. Есть и другие, кто поверил в то что я делал там. И если тут то, о чем я думаю, то за тебя они будут драться до конца, - Ренли наконец берет документы – только тогда, когда сестра готова их ему отдать. Уверенно пролистывает, выхватывая из текcта суть, ту искру, что подожжет фитиль перемен. Этому, к счастью, в армии научили – успеть прочитать документ раньше, чем в качестве реакции на него в тебя запустят ракеты.

Да.

Безо всяких сомнений, Юфи решила воевать.

Ренли качает головой. Горькое чувство – страх с гордостью пополам за нее. Радость, что не ошибся в выборе – и горе от того, что Юфи не смогла остаться в стороне от поля боя.

- Значит, мы с тобой объявляем войну. И знаешь что? Рано или поздно пришлось бы. – Спокойно говорит он, - Так что не вини себя. В тебе больше решимости и храбрости, чем во мне. И документы составляешь куда лучше. – Улыбка, - Молодец. Прости, что слишком долго считал тебя ребенком. Уберечь хотел. И не справился.

Пауза. А вот теперь время неудобных вопросов. Того, о чем принц и сам уже думал, а события с похищением Юфи только подтвердили опасения.

- Только прежде чем мы двинемся вперед with all guns blazing*, вопрос. Ты готова к тому, что твоими врагами могут стать в этом деле не Пуристы и прочие консерваторы, а сами японцы?

*If you do something, especially argue, with guns blazing, you do it with a lot of force and energy

+3

8

Ещё утром солнце тяжело вывалилось из горизонта, темное небо пошло бело-розовой рябью. Принцесса в кои-то веки не восхитилась рассвету, не насладилась теплеющим ветром, потратив время на раздумья. Но увидеть успела — из окна несущегося автомобиля от поместья к столь неприветливому зданию правительства.

Совет?.. Юфи ежится в кресле, ни чуть не скрывая неприязни. Она с ними не встречалась — не было нужды. Но, когда у неё не осталось ничего кроме искренности, она отправилась к первой принцессе. Юфи готова была продать душу дьяволу, чтобы выручить щепотку реальной власти. Закономерно проиграв изначально неравный бой.

Юфемия изящно ведет плечами. На кончике языка поселилась ощутимая горечь — потому молчит в ответ на высказанные и невысказанные вопросы. Лишь склоняет голову, собираясь с мыслями, а после вскакивает, спешит сбежать из мягких тисков кресла для посетителей. Она идет к окну в надежде на свободу, начинает говорить, лишь повернувшись спиной.

— Мне нужны люди — способные, молодые, из тех, кто не успел укутаться в каменный кокон политики, — но замолкает, не озвучивая свои мысли. Всё не так: никто не пойдет за принцессой с её изнеженной репутацией.

Кроме него.

Юфи до сих пор не представляет, как Сузаку удалось её поймать. И остаться рядом. Она глупая; бесцеремонная и глупая. Зависимая принцесса.

Солнце выглядывает в тот момент, когда она поднимает голову к чистому небу над столицей империи. Облака бросают на неё тень в следующий же миг, и Юфи опускает взгляд на площадь. Кабинет премьер-министр в самом центре. Отлично просматривается правительственный парк. Юфемия словно слышит как ветер тихо шуршит ветвями деревьев, а внизу шуршит уже гравий — под ногами смеющихся людей. Счастливые люди, ну надо же.

— Впрочем, это всё неважно, — голос ломается при мысли о войне, об Аннет, обо всем. Идеальная ровная спина — как возвращение в их первую громкую ссору. Юфемия глубоко вдыхает пропахший властью воздух.

Умение подчинять себе эмоции — совсем не её конёк. Но именно подавление чувств — залог победы в сражении. Боже, — думает Юфи, — я действительно начинаю войну. Не поддаваясь страху, она хочет хладнокровно решать проблемы. Только это мастерство, на которое, увы, она совсем не способна.

— Я и есть ребёнок, — звучит чисто и звонко, Юфи оглядывается через плечо и дарит горькую улыбку. — Всё правильно. И с документами мне помогли. Я продолжу то, что начал ты — и сделаю этот мир лучше.

Юфи очень хочется сжечь все мосты, завалить все пути обхода и стереть память. Её не учили сражаться, а выбранный путь давно был высмеян Сильвией. Глупая девочка с вагоном теоретических знаний. Юфи совсем не готова шагнуть дальше установленного для неё порога. Потому она обрисовывает ситуацию кратко, в мгновение обходя неприятную тему с подводными камнями.

Назавтра она улетает в Японию. Принцесса не планирует возвращаться в столицу. Её страшно от того, что власть с ней делает. Она берет ключи от целого сектора слишком играючи, оставаясь не в силах отказаться от титула. Страх вгрызается глубже.

— Давай выпьем чаю?.. — Время близится к полудню, Юфи стремится к брату, привычно подхватывая его под локоть. Сейчас они одного роста, но ей ещё взрослеть и взрослеть. Небо в окне за её спиной заволакивает тяжелыми серыми облаками — пеплом осыпаются серьёзные мысли.

+3

9

Позвонить Кларку. Жаль, что его нельзя клонировать. - отмечает про себя Ренли, наконец признав очевидное. Не то чтобы он не умел разбираться с подобным и распознавать... Просто как  многие люди в подобной ситуации, надеялся что это не пустит корни глубоко и пройдет, насколько это вообще возможно. Увы, нет. Тебя готовили к такому - насколько возможно - а ее нет. Поэтому после того как ты впервые увидел умирающих товарищей, кровь (в том числе и на своих руках), трупы и ад на земле, ты пришел в себя и просто остались шрамы. А еще ты, Ренли Британский, знал, что тебе надо через это пройти, и знал, зачем и ради кого. Было ли это у Юфи? Если и было, то намного меньше, чем нужно. Проклятье. Да, Корнелия отпустила сестру в Одиннадцатый Сектор, да, Ренли позволял ей то, чего не позволила бы Корнелия. Только вот и Ренли, и Корнелия надеялись и рассчитывали, что в Юфи, занявшуюся взрослыми делами, не будут стрелять. Ну да... Решение-то принято было до Кловиса и Мирцеллы с Тяньцзы. Ну то есть Юфи в сектор отправилась уже после гибели брата, но что-то такое все равно произошло бы, просто, вероятно, в другом месте. В итоге у еще одной его сестры посттравматическое расстройство. И надо не винить себя, а думать, что делать. Ренли-брат хотел бы дать Юфи прийти в себя хоть немного, отдохнуть подальше от всего этого. Но Ренли-политик и Ренли-солдат качали головами синхронно - нет времени, и даже если он даст сестре передышку, то не дадут другие. В том числе и она сама, возможно... Придется решать вопросы на ходу, принц, но разве ты уже так не поступал много раз? Просто задача куда как сложнее. И понадобится не просто один разговор с талантливым психологом, который, хотелось верить, мог посоветовать, к кому обратиться. Кстати сказать, с Куруруги тоже поговорить придется. Не лучший человек в плане взаимодействия, но Ренли подозревал, что чуть ли не единственный, у кого есть действенные  и мощные средства в арсенале.  Мда. Главное не начать давать рыцарю сестры советы в духе Хэккета... Ну да, Ренли подобное помогло когда-то, но черт дери, сейчас речь о Юфи. Хотя... Проклятье, если Сузаку сможет вытащить сестренку из той ямы, в которую она  норовит сорваться, Ренли не будет пытаться протащить его под килем линкора даже за что-то в этом роде. Сестра дороже...

Эти мысли шли стеной где-то на втором плане. Н апервом Ренли не удерживает Юфи, сообразив, что лучше не навязывать свои правила ей сейчас. Пусть делает что хочет. Да, помогать ей надо и желательно быстро - но не пытаться получить результат за пять минут. Лучше дать ей немного уверенности. И не пытаться вытащить из нее всю фразу целиком... Явно же не договорила. Но принц догадывается, о чем речь - ему они были нужны не меньше. Еще один не решаемый быстро вопрос. Ренли просто подходит к окну, не пытаясь сестру обнять или взять за руку.

- Найдем. Айлендс работает над этим давно. И есть кое-какие скрытые резервы. - При всем желании Ренли, он не мог решить проблему кадрового голода в секторе сразу же. Разогнать некомпетентных или неподходящих еще полбеды. Труднее найти им замену, и это порой удерживало его от резких движений. Кеннеди, МакГиди, Харконнен. Не те, с кем Ренли обычно работал, не из его команды - но те, кому лучше было оставаться на своем месте. Были и удачи - Фостер, Исикава. В конце концов, даже для Пуристов нашлось место. И все же Юфи будет трудно - дело еще и близко не сделано, а своих спецов в этой области у нее нет... И почему-то Ренли кажется, что одолженные у брата ее тоже не слишком порадуют. Да и не так уж их у него много. Особенно теперь. А сестре нужно куда больше. И что бы она ни говорила, это важно. Так что слова Ренли звучат не как успокоение, а как обещание. Обещание без ложных надежд что все наладится хоть завтра, но из тех, которые выполняют. Стоит пообщаться и с Эшфордом. Старик явно должен знать, что делать.

А пока принц улыбается - не без грусти, но и не мрачно. Просто признавая, что жизнь штука сложная и старшие братья тоже не ангелы и не все могут.

- Дети вырастают, знаешь ли. - Качает головой, - Мне тоже помогали, Юфи.Не стоит этого стыдиться. Пока я жив, тебе не придется все это тащить одной. - улыбка уже без грусти, - Даже без титула и прочего я могу хотя бы служить в твоей гвардии - если Фергюссон не завалит на экзамене.

Да уж точно. Это было своего рода тихим бунтом Ренли вкупе с иными причинами - знание, что даже если он лишится всех привилегий принца и достояния семьи, то все равно сможет жить своим трудом. Он прошел путь, которым мог выйти в люди любой простой британец, показавший себя достойным. Сейчас смотрится забавно... Но что-то в этом было.

- Хорошая идея. - Принц позволяет Юфи себя подхватить и вызывает Алисию, чтобы та принесла чай, - Кстати об идеях. Ты не думала обзавестись горничной? Я имею в виду, не обычной, а такой, которая не только чай заваривать умеет, но способна и в делах помочь, и защитить. Знаешь, как тогда, в школе. Только уже лучше подготовленная.

Вот-вот. В силу целого ряда соображений Ренли думал, что подобный дополнительный рубеж обороны во всех смыслах теперь не помешает Юфемии. А то,  что горничная Ренли не просто талантливый представитель профессии, но и обладает рядом дополнительных навыков, было заметно - пусть о тех из них, которые были боевыми, мало кто знал. Так что если сестра согласится, то надо будет поговорить с тетей Джоан или выбрать кого-то из младших учениц Алисии. К несчастью, Такаги тоже только одна... Ну, по крайней мере, физически. Увы, Ренли приставил ее не к той сестре - но тогда этот выбор выглядел оправданным.

+1

10

Чай приносят быстро, в конце концов его ожидает новый премьер-министр. Люди шушукаются вокруг, и даже третья принцесса отчетливо видит бросаемые взгляды. Ренли привлекателен, его политика отличается от прежнего курса. Юфи видела много знакомых лиц в коридорах, и с тоской думает об опустевшей резиденции в 11 секторе. Та самая правильная идея кажется не такой уж правильной, когда принцесса надкусывает твердый орешек в шоколаде и негромко айкает.

— Я верю тебе, — говорит третья, смахивая непрошеные слезы. Где-то в глубине души она осознает уровень создаваемых проблем, но внутренний голос впервые задолго не вписывает её решение как безнадежное.

Сейчас она видит разницу между поддержкой и покровительством — всё словно стало яснее после встречи с первой принцессой. Ренли поддерживает её решение, корректирует по мере возможностей и, кажется, готов отдать весь свой штаб, лишь бы ей было удобнее. Гвин — Юфи позволяет себе фамильярность, — продемонстрировала покровительство глупой девочке. Возможно, стоило бы умолять, но внутри всё ещё стержень — императорская семья.

Но что для неё было дороже всего? Повышение и новый курс политики, что она так отчаянно разработала ради спокойствия. Или личный выбор, сделанный поспешно и на эмоциях, но только потому по-настоящему правильный. Юфи не пытается нумеровать, она и так знает — Сузаку важнее. И осознает, что приобретая одно, нужно потерять второе — отпускает Аннет, молясь о её душе.

— Верю, но не нужно, — Юфи отвечает невпопад, рассеянно размешивая остывающий чай. Она мало пила, зато конфет съела с горку шуршащих фантиков. Юфемия улыбается, назавтра возвращаясь в 11 сектор одна.

Эпизод завершен

+2


Вы здесь » Code Geass » Turn VI » 03.12.17. Стрекоза в янтаре