1. Имя, фамилия, известные псевдонимы и прозвища
Каллен Козуки (Стадтфилд).

2. Возраст, дата рождения
17 лет; 29-е марта 2000 a.t.b.

3. Сторона конфликта, профессия
Япония.
Орден Чёрных Рыцарей, пилот-ас.
Эшфордская академия, студентка.

4. Личные данные
- Рост: 170 см
- Вес: 67 кг
- Цвет кожи: светлый
- Цвет волос: светло-бордовый
- Цвет глаз: голубой
- Национальность: японка по линии матери, британка по линии отца
- Особые приметы: из-за своей смешанной крови имеет и европейские, и японские черты. В академии выделяется тормознутостью, которая может показаться результатом психических отклонений, и сонливостью.
- Типичная одежда:
В академии и на связанных с ней мероприятиях: форма Эшфордской академии.
Во время операций ОЧР и на базе: стандартная форма ОЧР (когда критично сливание с толпой и сохранение статуса инкогнито (Альбом)), персональная в иных ситуациях; комбинезон пилота найтмера (красно-серые цвета).

*

Персональная форма
http://i.imgur.com/GeE95Zr.jpg
Комбинезон
http://i.imgur.com/2tXfo82.png

В гетто: коричневый жилет с красным топом под ним, шорты, красные чулки с ботинками, грязно-белые рукава, красная повязка на лбу.

*

Форма академии (слева), костюм для гетто (справа)
http://i.imgur.com/Q5eqONm.jpg

- Словесный портрет
Красивая девушка выше среднего роста, с европеоидными чертами лица и, что особенно заметно для лиц противоположного пола, завлекательной фигурой. Спортивного телосложения, стройная, что вкупе с одеждой может придать ей вид хрупкой и слабенькой неженки. Такой она предстаёт перед своими одноклассниками - болезненной, тихой и незаметной, с прилизанной причёской, чтобы ну никаких выдающихся деталек не было.
Когда же Каллен не притворяется британкой, она красива и внушительна, а её волосы, будто сам дух девушки, взметаются во все стороны буйными "колючками".

5. Характер
Каллен - решительная девушка, которая хорошо знает, что добиться чего-либо можно лишь активно прикладывая к этому чему-либо свои усилия. Она непокорна, но назвать её бунтаркой нельзя - сражается против Британии не просто потому что молодая кровь кипит в жилах и вот прямо надо с чем-то бороться. Каллен бьётся за свою свободу, за свободу своих земляков, за право Японии, как любой другой страны, быть независимой. А для этого, порой, надо подчиняться, но из проявления силы, а не слабости. Девушка хорошо знает свои пределы, и потому стоит за Зеро до самого конца: она понимает, что её главное качество на этой войне - навыки управления найтмером. То есть, её можно назвать оружием - которому нужен хозяин, хорошо знающий, как с ним обращаться.
Каллен может хладнокровно сварить соперника заживо в его машине, но она не маньячка - просто помнит, что на поле боя эмоции могут стать причиной гибели. И это тоже помогает ей двигаться вперёд: либо победит и станет героем, либо погибнет и войдёт в историю, как убийца сотен людей. Всё же из-за такого занятия даже в обычной жизни она слегка холодна к окружающим, а свою чувствительную и добрую натуру демонстрирует лишь парочке избранных, которых ох как сложно найти. Для этих избранных Каллен не только сильная и решительная, но и заботливая, готовая встать грудью на защиту друзей и близких. Ей не чужды простые житейские радости, она всегда готова помочь и выручить в трудную минуту. Семья, товарищи и друзья очень многое значат для неё.
С другой стороны, Каллен довольно вспыльчива, и не всегда хорошо думает о том, что делает. Кроме того, по жизни у неё было мало возможностей нормально общаться со сверстниками, так что с этим порой бывают небольшие проблемки. Которым отнюдь не способствует необходимость играть молчаливую и тормозную студентку, когда получается вырваться из быта ячейки террористов или базы ОЧР - в кругу "не боевых" знакомых она часто оказывается сбитой с толку, не зная толком, что говорить. Впрочем, даже так Каллен находит себе друзей (а может быть, как раз из-за этого), и, что самое главное, на своём примере понимает, что не все британцы - негодяи.
Мало что может пошатнуть Каллен, уже настроившуюся на что-то. Но такие вещи существуют, и одна из них - это её родные.
Мать Каллен отдала свою дочку в чужую семью ещё в младенчестве. Хоть сначала это не представляло никаких проблем, после войны всё изменилось, так что Каллен обнаружила себя в семье тех, кого ненавидит лютейшей ненавистью. Это очень осложнило её отношения с мамой - с одной стороны, как любой живой человек, она любит её, помнит её заботу, хочет поблагодарить за всё... Но стоит только её увидеть - измождённую, молчаливо терпящую издевательства со стороны хозяйки и служанок-британок, будто топчущую всё, за что теперь сражается Каллен, как в груди загорается пламя, хочется молотить стены и вещи, пока руки не перестанут шевелиться, разбитые в кровь.
Даже если она сможет заговорить с мамой толком, что она ей скажет? Быть террористом - это не гордое призвание, и присутствие Зеро не то чтобы облегчает ситуацию. Ему не чужды сделки с бандитами, удары в спину, любые трюки ради достижения цели. Но что толку с цели, если тебя при этом все считают головорезом? Порой, шагая по людной улице, или в стенах академии, Каллен приходится ускорять шаг - тут и там обсуждают ОЧР. Тут и там поражаются рисковым выходкам террористов. Тут и там считают злодеями. И самое плохое, что Каллен не может просто так подойти и сказать, что они не правы. Только подумает - и перед глазами пойманный Джеремия - пленник, беззащитный, пусть и британец! - и выстрел, почти в упор. Одно дело убить в бою, Каллен это делала много раз... Но совсем другое - убить вот так.
И по ночам порой, лёжа в постели, или на койке, или дремая в кабине найтмера, Каллен копается в своих мыслях. Вспоминает прошлое, раз за разом, пытается залатать все дыры, объяснить всё как-то. А потом останавливается и думает: а что случится потом? Что ей делать после войны? Она не хочет быть солдафоном до конца дней!.. Но... Что тогда делать? Почему она так надеется, что Зеро возьмёт и велит ей стать полноценным членом общества? Почему такие дурные фантазии лезут ей в голову, будто ей лет 10, а не 17?! Так не далеко и до того, чтобы желать бесконечной войны до конца времён.
Наконец... Вещь, которой Каллен очень стыдится. Одна из её слабостей, и та одна, наверное, вещь, которая заставляет девушку бежать без оглядки. Козуки... Или Стадтфилд? Японка или британка? Кажется, ответ простой - конечно же японка! Но с другой стороны... Разве не случилось всё это из-за расизма британцев? Чем она тогда лучше? Может ли она вообще отбросить эту половинку? Ведь, так или иначе, её приёмные родители вырастили её... Хотя бы дали средства на существование! И не просто существование - благодаря им она знает и умеет столько всего! Да даже если приземленно говорить - если быть японкой, то надо отказаться от наследства, а это-то не просто. Порой, забравшись так глубоко в себя, Каллен тихо всхлипывает и улыбается, коря себя за трусость, но надеясь, что в следующий миг она проснётся, и всё это окажется простым сном...

6. Основные навыки
- Бытовые навыки
Каллен может содержать себя на базовом уровне: приготовить покушать, просто, но сытно; залатать, постирать вещи; прибрать, починить что-то на уровне "закрутить болтик обратно".
Общение с братом и друзьями по террор-ячейке научили её хорошо ориентироваться в незнакомой местности, удирать от погони и находить пути туда, куда, по идее, попадать не следует или нельзя.

- Боевые навыки
Пилот найтмера класса А, постоянно растущая над собой. На этом поприще она крайне талантлива и является опасным соперником в любой машине, какую найдёт. Кроме того, из-за жизненных обстоятельств она покаталась на множестве разных моделей, и потому осваивает новые легче остальных.
Вне найтмера демонстрирует великолепные навыки рукопашного боя, как с холодным оружием, так и без него. Хорошо владеет и огнестрельным, хотя на практике пользуется им редко. В данный момент проходит обучение у профессиональной куноичи, надеясь приобрести (и уже кое-что приобрела) характерные умения перемещения в бою, обращения с традиционным для ниндзя оружием и экипировкой.

- Профессиональные навыки
На отличном уровне владеет (скорее всего, могла бы закончить досрочно, если бы не её подпольные дела) академической программой (математика, язык, история, физика, биология и так далее), хороша в самообучении и схватывает новые знания из текстовых источников на лету.

- Знание языков
Свободно владеет японским и английским.

- Особые навыки
Достаточно успешно может притворяться кем-то иным, поддерживая органично выглядящую личину. Дополняет это базовой маскировкой в виде переодевания, изменения причёски, осанки и походки.
Будучи аристократкой, также имеет набор соответствующих умений: пение, бальные танцы, игра на фортепиано, этикет. Практического применения данные навыки почти не видят, но если надо, Каллен может освежить их в памяти.
Обладает весьма высокой скоростью реакции, что особенно заметно при пилотировании найтмера, где требуется не только заметить опасность, но и заставить машину адекватно на неё среагировать.
Кроме того, сильна намного больше, чем может подсказать её телосложение - для Каллен не проблема с места (и на высоких шпильках) перепрыгнуть взрослого мужчину, да ещё и сделав сальто в процессе.

7. Имущество и оружие
- Личные вещи, которые вы носите с собой
Мобильный телефон; маленький розовый кошелёк; ключ-активатор для Guren Mk. II.

- Недвижимость (дома, квартиры, автомобили и др. крупное имущество)
Напрямую ничем не владеет. Косвенно может быть наследницей состояния отца и мачехи, если с теми что-то случится.

- Оружие (учитывайте, что персональный найтмер военного остается собственностью государства и не является вашим личным имуществом)
В кошелёчке встроено короткое лезвие для самозащиты.
Найтмер-прототип Guren Mk. II.

8. Биография
Родилась Каллен в необычной семье: её отец - глава аристократического британского рода Стадтфилд. Стадтфилды довольно долгое время пребывали в Японии, задолго до Второй Тихоокеанской войны, и именно благодаря этому уже женатый господин нашёл себе любовницу среди местных, ставшую матерью Каллен и Наото. Официально их связь, конечно, не существовала, однако супруга господина Стадтфилда оказалась неспособна иметь детей, и было решено взять в наследники одного из незаконнорожденных младенцев. Мама Каллен была простолюдинкой и потому согласилась на это немедля, надеясь, что её дочери таким образом будет обеспечено хорошее, сытое и безопасное будущее. Однако полностью оторваться от дочери она не смогла, и осталась в доме Стадтфилдов в роли служанки.
Как это часто бывает в семьях аристократов, за детьми следит прислуга, и потому первые десять лет жизни Каллен проводила в окружении всяких нянек, учителей и, конечно же, своей настоящей матери и брата. Те времена были беззаботными и светлыми - не было никаких войн, проблем и печали. Пусть Наото и миссис Козуки жили отдельно и не шибко богато, но им вполне хватало того, что получает прислуга у британцев.
Всё изменилось в тот год, когда Каллен исполнилось 10 лет. Вторая Тихоокеанская война пусть не ударила по ним напрямую, но создала целую кучу проблем. Японцы стали вторым сортом людей, согнанных в гетто, Каллен не могла не видеть, как это повлияло на родных. Мать стали тиранить другие служанки, Наото перестал навещать её каждый день, а когда встречи всё же удавались, его было не узнать. Этот внезапно ставший заметным разрыв между тем, как живут она и её родня, оказал большое влияние на девочку. Она не могла понять, как же это возможно и почему всё стало так плохо? У Стадтфилдов на это ответов не было, конечно же. Зато они были у Наото, который, хоть и не хотел печалить сестру, но ещё более не желал лгать. От него узнала, как голодают земляки, как с ними обращаются господа-британцы, как жизнь японца перестала стоить и копейки.
Когда война закончилась, и Япония стала Зоной 11, многие мальчишки, особенно в небогатых районах, быстро сбились в мелкие банды. Наото не был исключением, хотя его компания была всё же особенной, ибо в ней была девочка. Не то чтобы огромная редкость, однако Каллен, во-первых, выглядела не совсем японкой, а во-вторых, несмотря на ухоженный вид быстро научилась, как бить в зубы, носы и далее по списку. Иначе, в общем-то, никак - либо сестра успевает за братом, который теперь рискует получить не мячиком в бок, а прикладом копа по затылку, либо сидит дома и дуреет со скуки. Тогда, ещё будучи ребёнком, Каллен конечно же выбрала более интересную жизнь. Погони, хулиганство, вандализм и прочее стали для неё обыденным делом, и у девушки оказался почти что "талант" к таким делам - и заодно к сокрытию их от непрошенных глаз.
Но это всё же были игры, хоть и опасные. Кончились они в 15 лет, когда Каллен и Наото с кучкой друзей нарвались на нескольких членов одной из многочисленных террористических группировок. Ребятам в грубых словах и с применением кулаков (но за дело) пояснили, что бегать, драться и воровать - это не протест против захватчиков, а гажение себе под дверь. Хотите сражаться - сражайтесь с Британией, а не со своими же земляками! Вскоре после этого брат с сестрой решили, что они не просто хулиганы с улицы, и тоже будут сражаться за свободу Японии. Дела поначалу шли тяжело, особенно с набором хороших людей, но и Каллен, и Наото были слишком упёртыми, чтобы сдаваться, и уже через год стали известны не только в местном полицейском участке, но и в кругах "серьёзного" сопротивления. Во время своеобразного "крещения" их ячейки, Каллен выручила Наото и остальных, умудрившись угнать полицейский найтмер. И хотя трофеем его нельзя было назвать (девушка пусть и сделала больше, чем обычно осиливают новички, но в конце-концов врезалась в заброшенный дом, оставив от найтмера одну лишь кабину пилота), стало ясно - у юной Козуки явно талант к пилотированию!
Так прошло целых два года, за которые Каллен набралась уже серьёзных навыков - как стрелять из пушек, как драться с серьёзными противниками, как управлять найтмером. Формально, девушка в ячейке не числилась - да, она помогала очень много, но у неё была другая жизнь, о которой нельзя было забывать. Это изменилось одним днём, который Каллен не забудет никогда. Когда она уже была дома после дня в академии, ей позвонил Огги - друг Наото, добрый и милый парень. Попросил приехать... Со временем Каллен стало казаться, что она, только оторвав голову от подушки, уже знала, что случилось нечто ужасное. Печальная весть о брате сбила Каллен с ног, почти что уничтожила! Всё, о чём тогда могла подумать бедняжка, была месть. Кровавая, безжалостная - ещё немного, и она, наверное, побежала бы домой, убивать британскую "родню".
Но было одно но. Её мать. Когда жажда крови утихла, Каллен поняла, что она беспомощна. Её руки скованы её собственной матерью, которая отдала дочь в чужую семью. Жить дальше в доме расистов и негодяев, которых Каллен не может переносить? Или наплевать на свою мать и растоптать её труды? Этот конфликт в душе девушки в тот день был ярок как никогда, и с той поры она не могла даже толком поговорить с мамой - в сердце начинал клокотать гнев, страшный, такой, который тут же хочется всеми силами подавить, пока не случилось что-то страшное...
Но совсем ничего не делать Каллен тоже не могла. Даже если её тело оковано с ног до головы, она может шевелить хотя бы пальцами, и этим шевелением, конечно, стало её официальное вступление в группировку Наото. Не как командующей: народ не так бы понял, да и Каллен не ведала ничего о том, как руководить людьми в такой ситуации. Ну и потом... Это казалось правильным. Она всю жизнь нежилась в постели, ела разносолы. Хватит. Пора за это заплатить сполна, отработать. И она стала отрабатывать, вовсю. Целые дни тренировалась, чтобы стать ещё сильнее и ловче, чем прежде. Стала браться за рискованные задания, и проникать туда, куда и британцам-то путь заказан, не то что "номерам". Её целеустремлённость и тщание, казалось, заразили товарищей, так что они быстро поднялись в подпольных рангах ещё выше, вместе с чем их атаки и операции стали достаточно болезненными, чтобы британская машина окупации обратила на них своё внимание.
Слишком поздно, правда - один из таких ударов, неведомо для Каллен и её новых друзей, пришёлся как раз в больное место - рискуя всем, террористы выкрали из некоей лаборатории особенно тайное и опасное оружие. Хотя потом казалось, что их старания ушли в никуда, на самом деле девушка приложила руку к рождению Зеро. Скорее всего, это была судьба, и они встретились бы всё равно - вскоре после похищения и потери капсулы с С.С., Каллен сыграла одну из ключевых ролей в становлении Ордена Чёрных Рыцарей.
С одной стороны, девушка не доверяла Зеро. Как доверять кому-то, кто не показывает своего лица? Да и стиль у него был необычный. Показушный даже. Плащ, новая чёрная форма, название - что это всё имело общего с Наото, с Японией? Ответов на это не было, но... В словах Зеро Каллен услышала знакомую нотку. Что-то своё, с чем она может согласиться, что она понимает сама. Они оба ненавидят Британию, да, но что-то ещё... Есть, там, внутри. В интонации, в каждом слове. В Зеро Каллен нашла не просто единомышленника, но партнёра. Не в обычном смысле слова, правда. Он был кем-то, кому можно довериться. Вновь она испытала это странное ощущение того, что всё правильно. Что её место сейчас тут - с Зеро, в виде его меча, разящего британцев. Точнее, негодяев. Конечно, среди заморских оккупантов их было очень много, и они заслуживают всей ненависти, всех пуль, снарядов, которые в них летят. Вроде Джеремии Готтвальда, смерть которого Каллен видела лично... Нет, может быть, всё же, они не заслуживают такой смерти. Но есть среди них и хорошие люди.
О них Каллен узнала в Эшфордской академии. Члены студсовета, куда её приняли после "болезни", были для Каллен своего рода откровением. В них она увидела себя. Не японку по фамилии Козуки, но британку, Стадтфилд. Ту, какую хотела видеть её мать. Ту, которая была бы, не будь войны, не будь гетто, не будь миллиона всяких вещей. Но которая вполне могла бы существовать. Весёлые дни в академии не только расслабляли нуждающуюся в отдыхе душу Каллен, но и заставляли смотреть на себя саму иначе. Можно сказать, привнесли в жизнь необходимый контраст, который напоминал девушке, что она не только террористка и убийца, но и человек. Что, рано или поздно, эта война кончится, и настанет пора отложить оружие, спрятать чёрную форму в шкаф и стать кем-то ещё.
Хотя было и страшно. Что, если когда-то в очередном найтмере окажется Милли? Или Ривалз? Или этот ленивый, сонливый Лелуш? Что они скажут, если Каллен станет известна на весь мир за свои "проступки"? Порой она засыпает на уроках не потому что ночью бегала по складам, а просто потому, что лёжа дома, в своей постели, нельзя не думать о таких вещах, и от сна не остаётся и следа. Особенно после атаки террористов на академию, в ходе которой Каллен смогла, кроме всего прочего, понять, как её, Зеро и остальных могут видеть простые люди. Они же всё-таки тоже "террористы", и чёрта с два ты сразу вдолбишь кому-то в голову, что не все они - головорезы, готовые нападать на беззащитных.
В противовес моральным проблемам, в военном деле у Каллен всё шло словно по маслу. С самого рождения ОЧР она показала себя, как более чем способный пилот, и когда Киото прислали Зеро найтмеры, среди обычных машин девушку ждал "подарок" - Guren Mk. II. Не просто новая машина - другая. И, как стало понятно после первых же испытаний боем, будто специально сделанная для Каллен. Акцент на ближнем бое, пробивное и не считающееся ни с какой бронёй оружие, яркий и запоминающийся, агрессивный облик... Став пилотом Гурена, Каллен обрела новую силу. Теперь она могла сделать очень, очень многое, и к чёрту тех, кто против! К чёрту оккупантов и тюремщиков, которые считают что они уже победили! Такой "новой" Каллен никакая преграда не страшна, и не в последнюю очередь благодаря её участию ОЧР смог спасти из заточения Кёщиро Тодо - легенду японского сопротивления. Если бы Наото был жив, он бы гордился сестрой.
Однако случилось невероятное - Наото и впрямь оказался жив! В коме, но всё равно жив! Однако для Каллен это стало самой настоящей подножкой: что ей делать теперь? "Отомстила" ли она? Будет ли Наото сражаться на стороне ОЧР? Будет ли он вообще сражаться? Если нет, то придётся ли ей как-то уходить и становиться добропорядочной гражданинкой, чтобы содержать инвалида-брата и стареющую мать? Как он отреагирует на оплошность сестры, которая его "с радостью" записала убитым? Как всегда - только ты думаешь, что всё стало на свои места, как жизнь переворачивает вещи с ног на голову, и приходится строить покой в душе с нуля. Каждый раз кирпичиков всё больше, а времени - меньше, меньше и меньше...

9. Связь с вами
На связь со мной можно выйти через Администрацию в лице Наннали, или через Sumeragi Kaguya.

10. Планы на игру
Отправиться с Кагуей в Индию и дальше по необходимости.

Отредактировано Kallen Kozuki (2016-11-26 20:18:34)