По любым вопросам обращаться

к Vladimir Makarov

(vk, don.t.be.a.hero)

Code Geass

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Code Geass » Turn IV. Unity » 18.10.17. Прощание и воссоединение


18.10.17. Прощание и воссоединение

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

1. Дата: 18.10.2017
2. Время старта: 12.00
3. Время окончания: 16.00
4. Погода: Теплый солнечный день с легким ветерком
5. Персонажи: Фэйт Уоллер, Тася Иванова (НПС), Генерал Шарп (НПС), Британская сторона (НПС)
6. Место действия: Остров Кунашир
7. Игровая ситуация: Передача британской стороне генерала Шарпа происходит на одном из южных Курильских островов - Кунашире. Вместе с ним в СБИ возвращается и Фэйт. Для сопровождающей ее Таси визит на остров станет непростым испытанием.
8. Текущая очередность: ГМ, Фэйт, далее по необходимости

0

2

В это утро на острове все замерло - что британцы, что русские готовились к проблемам и потому вокруг Кунашира рассекали волны сторожевые корабли русских, а в отдалении застыл грозный авианосец - по слухам не абы какой, а сама "Сильвана", впервые вступившая в бой еще в сражении за Гавайи, а не так давно воевавшая у Вакканая. И одно было неизменно - ни в одном сражении этот корабль не могли всерьез зацепить, ведь авиагруппа вставала стальной стеной на пути у любой атаки во главе с Небесным Рыцарем, Татьяной Вислой. Так что любопытство русских моряков и пилотов можно было понять - редко удавалось видеть грозного врага вблизи без стрельбы.

Кунашир после трагических событий 2010 года сначала почти обезлюдел, но возродился снова, заодно став местом для вот таких вот очень редких деловых встреч и переговоров. На этом рубеже Британия и Россия хоть и сталкивались лбами, но старались поддерживать определенный баланс - обеим сторонам на самом деле не очень-то нужна была полномасштабная изматывающая  война на этих рубежах, особенно сейчас. Все столкновения, выходящие за пределы локальных стычек, были результатом обычно опрометчивых решений чьего-то командования или уж слишком соблазнительной возможности сделать гадость. Вероятно, началом британской кампании стал бы приход эскадры Ренли, однако события в секторе и в Китае поставили крест и на этом. В итоге британские десанты не высаживались на Курилы и Сахалин, а русские линкоры не превращали в ад побережье пусть и опасного, но довольно ухоженного местами 11 Сектора. Да, именно это было причиной - слишком все близко и слишком быстро превратится в бойню, что Вакканай отлично доказал.

Между тем до самой передачи оставалось время, команда русских прилетела раньше. Состав был скромный - отряд охраны, Тася, Генерал Шарп, Фэйт и контролирующий операцию доверенный офицер из команды Крестовского-отца - полковник Петр Красин.

http://savepic.org/6477369.png

Это был спокойный и не слишком открытый тип, прошедший через многие подобные миссии, которые пребывали на грани между мирным взаимодействием и открытой войной. Ни агрессии, ни особого интереса к пленным он не проявлял - много уже таких видел, а дело у него есть более важное, чем завязывать разговор. В самом начале он ознакомился с ситуацией, убедился что Фэйт неопасна и можно доверить ее Тасе до момента передачи, и на том успокоился. Вот и сейчас, когда их вертолет опустился на острове, он просто кивнул, отпустив подруг погулять - ведь все одно за ними наблюдают издали. Стоило сказать о месте - это была военная база, возле которой когда-то был довольно большой поселок, но именно он, в числе прочих, попал под бомбоудар британцев и люди предпочитали селиться потом на новом месте, а не старом пепелище - не говоря уже о том, что многие выжившие просто покинули остров. Включая Тасю Иванову, которую ждали приют, военное училище и "Красноплечие". Она сейчас выглядела подавленной, но собранной - что-то в девушке  изменилось, заставив пойти повидаться с прошлым, вспомнить, что там был не только огненный кошмар  ковровой бомбардировки.

- Фэйт, можешь пойти со мной? Это когда-то был мой дом... Я готова, но все равно не могу одна. - Вздохнула Тася, - Потому что когда я покидала это место, я думала что я навсегда одна на целом свете. Глупая была.

Британку в дорогу собирали всей компанией тех, кому она была не безразлична. Многие дарили что-то на прощание и лишь Тася оставила свой дар напоследок, пообещав что отдаст перед прощанием. Были среди даров и документы по тому самому злосчастному событию, которое требовало если не мести, то по крайней мере правосудия. Но только этот подарок был печальным - все хотели чтобы осталась добрая память, а потому и выбирали также. Не обошлось и без пирожков в дорогу, но их совместными усилиями (даже генерал не отказался вкусить секретного оружия госпожи Крестовской)прикончили еще в полете над почти всей огромной Россией...

+2

3

Прошедшие дни в окружении Красноплечих, ставших для Уоллер настоящими друзьями, показавших себя людьми искренними, сочувствующими, честными и бесконечно добрыми (особенно если взять ситуацию вражды с СБИ), прошли в положенной моменту суете. Она паковала свои нехитрые пожитки в небольшой пластиковый бокс, с добродушной улыбкой принимая из рук в руки подарки, гостинцы, зубами перехватывая съестные презенты, ушками же впитывая каждоё тёплое слово, напутствие, пожелание.

Нет – её сердце не разрывалось,  но выпрыгивало из груди, заставляя чувствовать себя «невинной невестой пред первой брачной ночью». И отчего-то ожидание её было скорее радостным: Фэйт верила, что при желании ещё сможет свидеться с прославленными русскими бойцами, чувствовала это шестым чувством.

А тем временем настала пора лететь на далёкий Кунашир, обдуваемый ветрами, омываемый океанами, где уже почти не осталось жизни, за исключением военных и редких упрямых поселенцев. Компанию ей составила сестрица (как она её уже начала называть) Анастасия, весьма холодный русский джентльмен, что не удостоил её и словечком, а также пленный генерал, который, как показалось британке, также познал русское гостеприимство.

Погожий солнечный денёк нашёптывал на ушко быть спокойной, да радоваться жизни, но сердце всё не унималось: хотелось действовать, а не ждать припозднившихся соотечественников, и Тася смогла помочь выпустить лишнюю энергию, а заодно уединиться подальше ото всех.

- Да, конечно пойдём, - заботливо ответила Белоснежка своей подруге, прекрасно представляя, как тяжело малютке быть в этих местах: подаривших ей жизнь и забравших всё самое лучшее, что только есть у неё много позднее. Она взяла Анастасию за руку, и они, словно парочка, пошли вперёд - к месту памяти, хранившему столь многое для юной девицы.

Ступая по песчаной дороге, они миновали множество частных домиков, большая часть которых развалилась, была сожжена или же представляла собой зрелище столь унылое и жалкое, что сразу же становилось ясно – тут никто не живёт. Заборы покосились, скотины нигде не было и следа, весь урожай, что можно было бы собрать с грядок – сорняки, да сор. Но даже это запустение не могло стереть тёплоты из сердца и улыбки с лица «пленной».

+1

4

[npc]5[/npc]

Строго говоря, на месте многих домов попросту были воронки. Сейчас они даже уже заросли травой - той, которая нашла в себе силы противостоять смерти - а Тася помнила их еще горящими и дымящимися. Помнила, как, не веря, смотрела на горящие руины школы, опоздав на урок, который стал бы последним в ее жизни. Как бежала, не думая о том, что мобы еще сыплются, не видя как вокруг  взлетает земля от разрывов, не слыша хищный свист осколков. К счастью для нее, это не было десантом, иначе бы в небе были штурмовики... А эти не дураки и за одним человеком погоняться. Внешне Тася была спокойна, только крепко держала руку Фэйт... А в мыслях все еще бежала в дыму и огне, еще не зная, что их дом... Еще одни руины. Перед которыми они теперь с Фэйт и стояли. Тут была не яма, скорее дом сложился внутрь, и уцелела часть стен.

- Это был... Мой дом. - Прошептала Тася, видя снова языки пламени в окнах, дым... То, что приходило к ней в кошмарах много лет, пока их не прогнала прочь та, кто стала ей второй матерью. Или все же сама Тася, обретшая уверенность в себе и способности отстоять свою Родину и новую семью от любых бед, когда рядом такие друзья? Понимание приходило постепенно - удивление и радость Риты, к которой она пришла в госпиталь, доверие товарищей, которые уже начали обращаться с проблемами к ней, близость с Фэйт, которой она помогала спасаться от такой же беды, как была у нее самой...

- Мама, папа, братик... - Девушка шагнула вперед, отпустив руку подруги, привалившись к стене и смотря куда-то у пустоту, в невидимые огонь и дым, - Я вернулась. Я жива, и я не одна... Так что не волнуйтесь. Капитан Новикова хочет меня удочерить и я соглашусь... Она меня спасла от страха и ненависти. И... Я привела подругу. Фэйт британка, но она совсем не плохая. И я верю, что не только она, и попробую сделать что-то для мира, чтобы больше такого не случилось. Обещаю вам. Я сделаю все, чтобы мои дети смотрели в небо без страха.

Сейчас она отпускала свою боль, примиряясь с тем, что потеряла, с тем, что ее близкие уже там, где-то по ту сторону, но жизнь не кончена и они еще смогут ей гордиться. Но отпустить боль можно только  одним способом... И когда Тася обернулась к Фэйт, она не нашла силы на слова. просто прижалась и - почти что впервые за их знакомство - разревелась на плече у подруги. А то ведь когда они еще свидятся...

+2

5

Весь этот путь красноокая держала на удивление сильную руку своей спутницы, неспешно следуя за ней вперёд – к месту памяти, впитавшему в себя так много эмоций, что стоило Тасе приблизиться, сработало подобно ключу. Потаённая дверца раскрылась и…

- Всё хорошо, я рядом, - произнесла она это по-русски, позволяя слезам Ивановой струиться и падать крохотными бусинками, разбиваясь о придорожную пыль и пепел. Боль объединяет людей, заставляет крепче прижиматься друг к другу, сплачиваться к клубы, где оплакивается прошлое, где его местно занимает странное, зависимое от окружающих настоящее, где будущее строится на этом хлипком доверии: «Тебе было больно. Мне тоже. Так давай же будем вместе».

Фэйт знала, что той больно. Она могла представить себе это так отчётливо, словно бы сама пережила подобное, но всё же – это была история Таси, и то, какие демоны истязали её душу, она понять не могла. Подруга никогда не позволяла себе слёз и паники, всегда держала свою ношу со спокойствием, и потому видеть её такой было непривычно больно.
Что страшнее, держа всё в себе, она лишь усугубляла свои душевные муки.

- Тасечка, - тихонько, чуть ли сама не плача, пробормотала британка, перейдя на английский, - Хочешь, я останусь с тобой? – вопрос прозвучал искренне, в нём можно было почувствовать нечто большее, чем дружеский душевный порыв.

+1

6

Тася ревела от души, словно за все эти годы отрывалась. Но когда она подняла глаза на Фэйт, в них было... Да, печаль и боль, но в то же время что-то светлое, как будто девушка сбросила с себя тяжелый груз. И, что уж там, так оно и было. Ведь она не только встретилась со своей болью лицом к лицу. Еще и решилась показать подруге себя честную, не такую уж сильную, когда действительно тяжело. И для Таси это был жест доверия, которое от нее получило не так уж много людей. Мама Новикова. "Старший брат" Орест Овчинников, ее заместитель, здоровяк, рядом с которым маленькую Тасю можно было просто не заметить (а посему он пару раз для внушительности попросту сажал командиршу на плечо, чтобы все видели) - сначала она его побаивалась, но потом нашла в нем самого надежного друга и защитника. Чуть меньше - Ромка Устинов и Крестовский, Рита. А вот теперь - Фэйт. С которой ей выпала судьба дойти до последнего предела... Благодаря которой она сделала этот последний шаг, переступив через страх, потому что невозможно вечно нести это на себе. Потому что она убедилась, что можно справиться со страхом и ненавистью не только на расстоянии удара, но и рядом с той, кто мог бы быть врагом. Это был последний шаг.

- Все хорошо, Фэйт. - Слабая, но все же улыбка, Тася обнимает Фэйт покрепче, - Я больше не боюсь, я смогла прийти сюда. Смогла попрощаться и отпустить. Это больно, но... Потом легче. Ради мертвых надо жить, а не печалить их, все время умирая вместе с ними. Сделать и сказать то, что они не успели - да. Мстить... Может быть, но не всему миру. Восстановить справедливость, сохранить память. Точно... - Это снова Тася-командир, - Воспользуюсь авторитетом и устрою скандал местному  командованию. Чтобы поставили хоть временный монумент погибшим, чтобы восстановили порушенное. Нельзя забывать, нельзя бросать. И это я только начинаю. - В голосе прорезалась не только уверенность, но и тепло. Тася выбрала свой путь, нечто большее, чем одни сражения. Потому что...

- Войны не вечны, Фэйт. Обещай, что когда закончится эта - ты приедешь ко мне. Или наоборот. - Она посмотрела в глаза подруге, - И... У тебя есть дело, не менее важное, чем месть. Ты не знаешь наверняка, что твоей мамы нет в живых, верно?

Это в истории британки Тасю долго мучило, пока не оформилось в сомнение. а оно уже в вопрос.

0

7

Фэйт пожала плечами, многозначительно поглядев куда-то в небеса:
- Я никогда особо не задумывалась о своей матери: не было её, да и ладно. За гены ей, конечно, спасибо, да только найди я её, ничего более «привет» и не выдавила бы из себя, - признание было честным, слегка отчуждённым, но как только она вновь перевела багрянец глаз на Тасю, на лице засияла улыбка. Там, за океаном, её ждала прежняя жизнь, которая теперь перевернётся с ног на голову – «красноплечие» позаботились об этом не только своей ментальной терапией, но и целой кучей документов и отчётов, которые нельзя было оставить без внимания.
- Пожалуй, нам лучше поторопиться, - молвила британка, отрывая две молодых ветки с куста, да скрепляя их резинкой для волос. Пусть она понимала, что это не бог весть что, но по-своему старалась выказать почтение памяти подруги. Ветер трепал её распущенные волосы, заставляя те непривычно лезть в рот, рождая в ушах свист, щекоча кончик носа и шею.

0

8

[npc]5[/npc]

- Подумай. Судя по твоим рассказам, если твой папа так отмалчивается, то там что-то из ряда вон было... А самое главное, это до сих пор имеет значение. - Может Тимофей и был бессердечной сволочью порой (да почти все время), но он умел не только сам выделить наиболее критичные места в любой истории или ситуации, но и научить этому других. А Тася училась у всех, у кого могла. Так что возможно, на этом направлении Фэйт могло ждать что-то еще, доселе неизвестное. Вряд ли ее отец стал бы так скрывать простую инстрижку со служанкой - это у них в Британии в порядке вещей. Не говоря уже о том, чтобы не только сохранить ребенка, но и помнить о таковом  годами, даже взять в семью, но при этом молчать о матери. Ладно бы за Фэйт пришла именно мать (все же мать больше беспокоится за свое дитя), или она была бы мальчиком - ведь граф явно, как и большинство отцов, хотел бы не только дочь, но и сына - тогда все выглядело бы  более-менее естественно, но нет. История с мачехой не противоречила этому - там все было неприятно, но понятно. А вот в прошлом оставалась загадка. Но ее Тасе не решить...

- Пойдем. Только отдам тебе подарок. - Тася вытащила из сумки... Красный вязаный шарф, - Это тебе, чтобы в холодных краях не болела. Он к твоим глазам и волосам хорошо подойдет.

Кажется, пример прошлой командирши был заразителен - обычая дарить друзьям теплые вещи шел именно от Рысевой. Именно так Наташа Павлова получила свою шаль, Широ - суицидальный белый шарфик, Тася - теплые варежки... Ну и так далее. но слово за слово, а пришла пора и отправиться на встречу с командой по обмену. В итоге с русской стороны на берегу ожидали гостей Красин, Шарп и Фэйт с Тасей, а из вертолета вышли две леди. Охрана, разумеется, прилагалась с обеих сторон.

[npc]46, 64[/npc]

Да-да, сама Татьяна Висла решила заняться важным делом, и не просто так - Ренли знал, что русским есть о чем с ним поговорить и послал именно ту, кто лучше всех годился для этого по известным ему причинам. С ней шла знакомая нашим героям по посланию в интернете Мэри Шарп. За ними следовал конвой, сопровождавший какого-то вояку, предназначенного для обмена. Впрочем, из-за Мэри все пошло не по регламенту, ибо она совершила вторжение на вражескую территорию, подбежав к Шарпу и повиснув на нем с понятным на любом языке радостным криком:

- Папа!

Красин только головой покачал - мол, что тут поделаешь - и обратился к Висле:

- Приветствую. Не беспокойтесь о переводчике, эту обязанность могу выполнить я.

И вот тут его ждало разочарование. Британка на чистом русском ответила:

- Сударь, не утруждайтесь. Мой русский однозначно получше вашего английского. - И ведь не поспоришь, говорила она не то что правильно - естественно, не как на чужом языке общаются, хоть и с понятными поправками на произношение. Тася откровенно удивилась, даже невозмутимый Красин внимательнее присмотрелся к британке.

- Прошу прощения тогда. - Улыбнулся он, - Не будем мешать воссоединению дочери с отцом, леди и поговорим. Полковник Петр Красин, к вашим услугам. Это - капитан Тася Иванова, из "Красноплечих" - именно она взяла генерала в плен и вызвалась его сопровождать.

- А эта девушка? - Татьяна безошибочно выделила из группы Фэйт.

- Фэйт Уоллер, она тоже ваша. Решили воспользоваться случаем и вернуть на родину вместе с генералом.

- Хорошо. Думаю, учитывая личность нашего пленника, с меня ведь не причитается ничего за мисс Уоллер? - Иронически улыбнулась британка.

- Безусловно нет. - Ответил Красин, посмотре в сторону, британского пленного, мужчины... Не то чтобы старого, но явно перенесшего очень многое, - Есть офицеры, которые стоят генералов. Я был удивлен, что вы решили вернуть его... Точнее, что он жив.

- Я не разведчик, деталей не знаю. - Висла не стала развивать тему, - Мне достаточно того, что он даже в одиночку был опасным врагом Британии... Большим, чем иные с армией за спиной. Предпочту, чтобы он находился не у нас под боком.

- Понимаю. Чтож, предлагаю заняться документами и еще парой дел, которые представился случай обсудить, леди Висла. - предупредив охрану, он и Татьяна удалились в одно из зданий. Под наблюдением конвоя с обеих сторон остались Тася, Фэйт, Шарп и его дочь. Офицера, возвращенного британской стороной, увели, напоследок он кинул взгляд на Вислу, потом на двух подруг и улыбнулся. Мэри Шарп же, заметив форму Ивановой, отлепилась от отца и подошла к ней и Фэйт:

- Мисс Иванова... Это вы взяли в плен моего отца? - Сложно было сказать, какие чувства Мэри испытывает, ведь слишком все заслоняла радость, что ее отец жив.

- Да, леди Шарп. - Тася читала письмо в интернете, поэтому была готова к встрече. Сама она выглядела собранной и серьезной.

- Почему вы оставили его в живых? - Чувствовалось, что этот вопрос для Мэри принципиален.

- Леди Шарп, я сражаюсь чтобы война и ненависть когда-нибудь закончились, а не породили новые. - Возможно, Тася в иных обстоятельствах не удержалась бы от резкости, но сейчас она - не понаслышке знавшая горе от потери родителей - смотрела в счастливо-испытующие глаза Мэри и видела там все то же недавнее горе, - И я уважаю поступок вашего отца, проявившего мужество и самоотверженность перед лицом смерти. Видя вас, я понимаю, что поступила верно.

Мэри молчала несколько минут, потом затравленно гляделась и грозно рявкнув на охрану "Вы ничего не видели!", коротко, но от души обняла шокированную Тасю.

- Спасибо. Я оказалась права, надеясь на честь русских офицеров. Как и говорила леди Висла, это так просто не исчезнет. - Улыбнулась она, - Мое обещание... Я не буду оскорблять вас, предлагая награду, я просто спрошу - могу я сделать что-то?

Тася, краснея и пытаясь собраться с мыслями, наконец выдала:

- Поступайте как я. Сделайте так, чтобы мир приблизился. - И добавила, - И присмотрите за Фэйт. Она верна Британии, сделайте так, чтобы ей не навредили из-за меня.

- Даю слово рыцаря и британского офицера. - Без сомнений кивнула Мэри, - Попрощайтесь с ней, нам скоро улетать.

С этими словами она вернулась к отцу и они вместе пошли к своим, не слишком торопясь. Тася  улыбнулась, беря подругу за руки:

- Вот видишь, Фэйт? У вас есть хорошие люди. - Кивнула в сторону генерала и его дочери, - До свидания. Я верю, что мы еще свидимся, так что береги себя.

Отредактировано Alex Cross (2014-11-22 22:22:54)

+3

9

Красноглазик внимательно следил за развернувшейся пред ней сценой, кутаясь в колючий, но такой приятный, пахнущий руками Анастасии, собравший в себе её труд и, возможно, принявший в себя кусочек её души и доброты.
Подарок безумно растрогал её, так как Фэйт не понаслышке знала, сколько стоит труда и времени подобная вязь: старая миссис, что приглядывала за ними в приюте, постоянно вязала носочки детям: своим и «своим».

Воссоединение семьи было приятным, тёплым зрелищем, полным трогательного драматизма и необычного для обеих сторон обмена поведения. Странно, но за всем этим добром она вдруг углядела вдалеке фигуру пленного со стороны Британии: осунувшийся, небритый, щёки впалые, глаза испещрены морщинами… В тот момент вопрос: «А за то ли я сражалась?» невольно колыхнул её сердце, но процедура обмена, которая была завершена крайне неожиданным со стороны британки по фамилии Шарп действом, была уже завершена. И вот они стоят друг напротив друга: Анастасия и «Судьба», прощаясь, расставаясь, быть может, навсегда, во что первая отчаянно не хотела верить. На то надеялась и вторая, да только отчего так трепыхалось сердце, словно сойка подбитая? Отчего печужкой клевала в самую грудь, норовя вырваться? Она улыбнулась, а в то же время по щекам катились слёзы, она прижала её к себе, зарывшись носом в волосы подруги, а слёзы всё лились, капая с подбородка, притянула к себе, чтобы поцеловать, да только вышел этот жест солёным, что море.
- Я не забуду тебя, Тасечка, - всхлипнув, промолвила Белоснежка, а после, проглотив что-то ещё, что-то очень важное, что лежало на сердце, бросилась бежать к соотечественникам, догоняя тех.

«Какая же я дура…»

+2

10

[npc]5[/npc]

Тася сама снова не удержала слезы, целуя подругу - ведь даже если увидятся, то еще очень не скоро. И ведь даже письмо не напишешь. По крайней мере, нормальное...

- Я тоже. - Но потому-то и было больно. И понимала умом, что Фэйт надо домой, и не хотела отпускать ее сердцем, но не поедешь же с ней...  Казалось бы вместе были чуть больше двух недель, но так запали друг другу в душу и сердце, что отрывались друг от друга с кровью. И если бы не воспитанная в себе железная воля - сейчас бы Тася совсем расклеилась. Но это она себе позволит только среди своих и ненадолго. Если она хочет снова увидеть Фэйт, услышатиь то, что та не сказала, то ей надо быть сильной.

[npc]64[/npc]

Мэри все видела, но не стала вмешиваться - только осторожно коснулась плеча Фэйт:

- Все будет хорошо. Даже если никто не поверит, Фэйт... Я знаю, какие они на деле. А значит, я с тобой. - Теплая улыбка. А потом Мэри лишь немного подумала, шепнула что-то отцу и решительно снова пошла к Тасе, отстегивая от пояса меч. Та удивленно посмотрела на британку, но та объяснила:

- Это обычай, мисс Тася. Те, кто уважает своего противника и не хочет, чтобы пришлось пролить его кровь, обменивается с ним оружием. Я вижу, у вас есть меч. Не против?

Тася испытующе посмотрела на Мэри, но видела только решимость и честность рыцаря. И, чуть подумав, кивнула:

- Хорошо. - И сняла свой клинок, - Не думаю, что он такой же старинный... Но у него хороший баланс.

- Ну и отлично. А что за надпись? - Мэри чуть выдвинула меч, присмотрелась.

- "Не обнажай напрасно". - Перевела Тася, тоже присматриваясь к клинку, - А у тебя?

- Копия рун с более старого. Непереводимо. Но есть мнение... - Мэри подмигнула, снимая напряжение, - Что это древнее кельтское заклятие - "На погибель сукиным сынам."

Несмотря на трудность ситуации, обе улыбнулись, и вот теперь прощание закончилось окончательно. Вскоре вертолет уже переправил Мэри, ее отца и Фэйт на "Сильвану", а Висла еще некоторое твремя беседовала с Красиным о делах, которые касались будущего Британии и России - принц Ренли и генерал Крестовский получили подтверждение, что каждый из них найдет союзника с другой стороны. А еще Красин увез с собой очень неожиданное письмо для семьи графа Арсеньева. Чтож, теперь он может компенсировать собственное удивление, посмотрев на их физиономии. Одна из небольших тайн истории русской революции раскрылась. Также он напоследок не отказал себе в удовольствии вместе с Ивановой устроить головомойку начальнику базы за наплевательсткое отношение к месте трагедии семилетней давности ии возобновить знакомство с тем, кого освободили британцы...

Тася молчала, улетая с острова. Но отважная девушка знала, что все уже не будет как прежде. Вероятно она... Повзрослела? А возможно, дело было и в другом. Война заставляет людей двигаться вперед быстрее, ведь смерть следует по пятам. И хочется не только убежать самому, но и спасти близких. И когда их становится больше - больше и груз ответственности. но кто сказал, что оно того не стоит?

Эпизод завершен

+2


Вы здесь » Code Geass » Turn IV. Unity » 18.10.17. Прощание и воссоединение