По любым вопросам обращаться

к Vladimir Makarov

(vk, don.t.be.a.hero)

Code Geass

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Code Geass » Turn IV. Unity » 18.10.17. Встреча на высшем уровне.


18.10.17. Встреча на высшем уровне.

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

1. Дата: 18.10.2017
2. Время старта: 12:30 по Стамбульскому времени
3. Время окончания: 13:30 по Стамбульскому времени
4. Погода: 18 октября 2017 года (знаю, что Тель-Авив далеко, но ближе ничего не нашел).
5. Персонажи: Илкер Берк Гюлер.
6. Место действия: Стамбул
7. Игровая ситуация: Глава Французской Республики Франсуа Миттеран прибыл с кратковременным визитом в Турецкую Республику к своему коллеге - Илкеру Берк Гюлеру. Визит Миттерана привлек большое внимание СМИ еще по той причине, что на Альбионе идут бои: "Что же за срочность заставила французского президента прибыть в Турцию в самый разгар боев на Британских островах?"
Отсидев с сорок пять минут перед камерами, главы государств поспешили удалиться для разговора "за закрытыми дверями", где, как всегда, обсуждается все самое важное.
8. Текущая очередность: НПС (Франсуа Миттеран), Илкер Берк Гюлер.

0

2

http://cs614825.vk.me/v614825528/1e2e9/KZKlQf2jysg.jpg
Франсуа Миттеран,
Президент Французской республики.

Встреча в аэропорту, кортеж до резиденции президента, недолгая беседа перед телекамерами, и вот главы двух республик уже сидят в кабинете и беседуют с глазу на глаз. Именно там, за закрытыми дверями, и принимаются все важнейшие политические решения. Тот факт, что лидер Франции решил лично навестить своего турецкого коллегу, а не воспользоваться услугами министра иностранных дел, что было бы логичнее, учитывая обстановку на границах французских владений, придавал этой встрече особое значение. Внеплановость визита как-то сама собой отошла на второй план.

Франсуа Миттеран, президент Французской республики, удобно расположившись в роскошном кресле, будучи не намерен откладывать решение важных вопросов в долгий ящик, начал беседу:
- Господин Гюлер, еще раз покорнейше благодарю за то, что вы согласились выслушать мое предложение, - мужчина горько вздохнул, - Последние события, как то: разгром на Ближнем Востоке, процесс над Ганнибалом Ботой и Конрадом Штерном, потеря Исландии и высадка британцев на Альбионе ясно показывают, что ЕС в нынешнем его состоянии неспособен сопротивляться Священной Британской Империи. Ему нужны реформы, но реформирование такой громоздкой бюрократической машины — дело не одного года. А время играет против нас. В этот самый момент французские солдаты доблестно защищают границы не только Франции, но и всего Евросоюза. Сейчас они перешли в контрнаступление, мне доложили, что Хелмсдейл уже отбит, и там взят в плен штаб северной группировки противника. В полном составе. Генерал де Вейль пока справляется с натиском противника, но войска СБИ заведомо располагают куда большими ресурсами, чем все вооруженные силы Франции вместе взятые. Совершенно очевидно, что через какое-то время это скажется на ходе боевых действий. Между тем бои идут уже неделю, а мы все еще не сплотились против угрозы. Немцы только-только зашевелились, поначалу они даже отказались от участия в боях за Альбион! Куда, черт побери, это годится, господин Гюлер?! Так нас сомнут. Сомнут поодиночке. Сломают, как тонкие прутики, - Миттеран перевел дыхание, сделал глоток свежей ключевой воды и продолжил, - К чему я все это веду: я предлагаю над этими прогнившими и никуда не годными институтами ЕС построить институт новый, вернее — восстановить хорошо забытый старый — систему коллективной безопасности путем создания мощных военных блоков, в котором каждая страна-участница договора берет на себя обязательства и получает права. Господин Гюлер, вы первый, кому я предлагаю заключить подобный договор. Потому что мне кажется, что вы должны понимать мое положение. Ваши войска, насколько я помню, прикрывали колонны отступающих войск Ближневосточной Федерации. Вы уже ощутили, чем кончается «соседство» с секторами СБИ. И вы должны понимать, что простыми стычками это не кончится. Теперь, когда я высказал суть своего предложения, мне хотелось бы услышать ваше мнение на этот счет.

+1

3

Типичные для высшего эшелона власти показушные представления перед публикой и общественностью прошли и Гюлер оказался один на один с президентом Франции. Нельзя сказать, что всё это сильно раздражало, к тому времени уже ветерана политической арены, однако кому будет приятно показывать одно и тоже несколько лет подряд. Как бы то ни было, теперь оба политических тяжеловесов оказались один на один.
  Как это было уже принято в ЕС, каждый из членов отстаивал свои собственные интересы и забывали о том, что было нужно всему блоку. Потому слова Миттерана были понятны Илкеру и судя по тому как шла война, старые институты уже давно не работают, а если и продолжают функционировать, то дышат на ладом. Последствия эксплуатации такой машины ясны – это самоубийство в процессе использования…
- Я отлично представляю о чём Вы говорите, господин Миттеран. – холодным как сталь взглядом окинул Гюлер своего коллегу. – Однако мне сейчас кажется, что у Вас голова слишком горяча, чтобы трезво оценивать Ваше предложение. Не поймите неправильно, но только что Вы говорили о том, что вся военная мощь Франции не в силах соперничать с силами Священной Британской Империей и как это не прискорбно, но так и есть… В таком случае как Вы думаете, каковы возможности армии Турции? Мы даже не сможем сравниться с Вашей военной машиной, что уже говорить о Британии, однако это не самое главное. Проблема того, что наши вооружённые силы не способны соперничать с таким могучим врагом не есть главная в данном вопросе. На мой взгляд нам стоит посмотреть правде в глаза, а именно на эффективность наших военных блоков и армии всего ЕС. Нежелание кооперироваться перед угрозой общего врага – вот главная проблема и она не решается посредством создания договоров и союзов. Мы уже – Илкер сделал акцент на слове «уже», дабы лучше передать мысль своему коллеге. - участники политического, экономического и военного объединения – Европейского союза. Как Вы могли заметить оно не работает достаточно эффективно. Опять же, не поймите неправильно, но сейчас Вы предлагаете создать новую… назовём её абстрактно, организацию, которая будет стоять особняком от ЕС и исполнять роль коллективной безопасности этого объединения… Вы же понимаете, что если взять одну сломанную схему и закрыть её другой такой же. Естественно, что она может иметь более строгий устав и работать лучше, однако сколько стран соглашаться навязывать себе новые обязательства? Какие меры будут предприняты властями ЕС в направлении членов нового военного объединения? Сомневаюсь, что центральная власть так легко согласиться со всем этим. – тон «стального президента» был предельно спокойным, буквально как учитель он пытался донести свою мысль до французского президента и показать на его просчёты предельно политкорректно. Выдержав небольшую паузу, он продолжил. – Потому я бы хотел спросить у Вас, Вы правда считаете, что такая система будет работать, если уже функционирующая не может этим похвастаться? Что от членства в этом союзе получит Турция… если говорить точнее, то о каких «правах» Вы говорите? Что будет требоваться от Турции? Как это всё будет работать? Вы же понимаете, что имея просто слова и абстрактные представления, такие люди как я с Вами не можем принимать никаких решений, всё же мы отвечаем за миллионы жизней.

+2

4

http://cs614825.vk.me/v614825528/1e2e9/KZKlQf2jysg.jpg
Франсуа Миттеран

Миттеран сделал еще один глоток воды и взял себя в руки. Начал он действительно как-то слишком истерично для главы государства: надеялся пронять старого лиса Ататюрка, и хотя Франсуа понимал, что такими дешевыми фокусами опытного политика как Гюлера не задеть, он все равно попытался. За что и поплатился. Если бы это был футбольный матч, счет был бы 1:0 в пользу хозяев, то есть сборной Турции. Но это еще не конец. Далеко не конец.

- Господин Гюлер, - на этот раз уже абсолютно холодно произнес французский президент, - если бы я не был уверен в том, что собираюсь делать, я бы не стал за это браться. Как военное объединение Евросоюз со своими задачами не справляется. И я, как лидер одной из ведущих стран Евросоюза, не могу спокойно смотреть на то, как СБИ пользуется неэффективностью сложившейся у нас системы. Уверен, что вы и без меня это прекрасно понимаете: хотя бы потому, что вы старше и опытнее. Я, оценив события лета-осени, санкционировал проект создания «Еврокорпуса»: военными деталями занимался французский генштаб, а политическими – мой кабинет. В строжайшей секретности. Кроме министров и соответствующего комитета в генштабе, возглавляемого начгенштаба генералом Мартеном, никто об этом не знает. Вы – первый вне Франции, кто знает об этом. И неспроста, - Миттеран достал из элегантного и надежного, но довольно простенького и не очень дорогого кейса папку со штампом «le ultra-secret» и передал ее турецкому коллеге, - Я настоятельно рекомендую вчитаться в эти документы. Британцы собираются отводить свои войска от Кавказа, при этом присылая подкрепления: горнострелковые дивизии, пехота, танки, найтмеры. С совершенно понятной целью. Вместо того чтобы бить по Российской Империи, они нанесут удар по Турции, фактически открыв второй фронт против ЕС: фактически создав огромные канны. Что касается времени: не больше двух-трех недель. Для Турции вполне достаточно, чтобы провести мобилизацию, перебросить части и противостоять угрозе собственными силами, используя горы. Но мобилизация и содержание армии совершенно естественным образом подрывает экономику страны. Вместо того чтобы сражаться в одиночку, я предлагаю союзному турецкому народу от лица французского народа поддержку. К слову, там же в папке вы найдете условия союзного договора и кое-что еще, - на последние слова французский президент сделал особенное ударение.

Теперь они говорили на равных. Одним тоном. И самое главное – Миттеран сделал предложение, от которого весьма сложно отказаться. Со своей стороны Миттеран сделал абсолютно все. Примет ли Гюлер предложение своего коллеги или предпочтет играть самостоятельно теперь, по мнению самого Франсуа, зависит только от благоразумия Гюлера.

ООС

Условия и «кое-что еще» - в ЛС и Скайпе.

0

5

Тон коллеги сменился и теперь они и правда стали говорить на равных. Это начало радовать Илкера, всё же куда приятней говорить со знающим человеком, а не с «горячем юнцом».
  Президент протянул руку и взял документы, чтобы ознакомиться с ними поближе. Всего несколько пунктов зацепили его взгляд, остальные же были только дополнениями к главным. Предложение правда было интересным и его стоило обдумать. У "стального президента" уже были соглашения и договорённости со славянскими партнёрами, а теперь Франция предлагает закадычную дружбу… «Где же вас всех носило столько времени, когда вы так были нужны, дорогие европейцы?» У Гюлера начинало складываться впечатление, что Турция становится лакомым пирогом и теперь все стороны хотят попробовать урвать свой кусочек. Однако, они не знаю, что в этой стране, пироги тоже умеют думать и ищут максимальную выгоду для себя.
- Ваше предложение интересно… - продолжая читать, задумчиво начал турецкий лидер. – особенно приложение под вторым номером. – с улыбкой говорил он. – Но давайте пойдём по порядку. Во-первых, ключевые пункты: как часть Европейского союза, мы обязаны соблюдать большинство этих пунктов и как добросовестные члены ЕС это делаем. Что касается вспомогательного корпуса друг другу в случае угрозы нападения, в этом мы всецело поддерживаем Ваши стремления. Под этой частью договора мы готовы поставить подпись.
«Все-равно, если генерал Штерн выполнит свою Валькирию, то даже в том случае, что мы окажемся по разные стороны, Франции станет первой кто в угоду своим немецким «друзьям» заключит мир с британцами, а там и из этого можно будет сделать выгоду для нас. Пока что будет хорошо, если французы пришлют нам на помощь подразделение, а если нет, то можно запросить помощи у русских.»
- Во-вторых, приложение один: мне кажется, что Вас погубит его пятый пункт. Если я правильно понимаю, то не получив нужного количества голосов, либо имея право вето у каждого члена этого… кхм… объединения, Вы сразу же обрекаете Вашу задумку на неудачу в нашей нынешней ситуации. Ведь горячих точек может быть куда больше, нежели одна и тогда что лично Вы будете делать? Как будете делить? Если, к примеру, таковые возникнут во Франции и, допустим, в Греции. Поровну и иметь возможность потери обеих или кем-то придётся пожертвовать. Я не хочу говорить, что эта идея провальная, но она требует ещё доработки. Потому я не хочу ставить свою подпись под незавершённым проектом, извините за мою прямоту. Меня лично заинтересовал сама идея и в случае доведения её до ума, достаточно большой шанс, что мы примем участие в нём, но пока мы вынуждены отказать Вам, господин Миттеран.
  Илкер закрыл папку с документами и отпил глоток воды, чтобы промочить горло. Всё же разговоры об устройстве мира и порядка отнимают слишком много сил у президента, ведь они тоже люди. Такой груз ответственности не каждый может выдержать, не то чтобы ещё с ним бегать и работать. Переведя дух, Гюлер решил провести сразу второй раунд.
- Переходя к последней части, приложению два, то оно лестно и очень заманчиво, но… - турок сделал существенное выделение этого «но», дабы его коллега смог почувствовать всю его суть. – у нас есть ответственность не только за интересы государства, но и его подданных. Потому я опущу этот пункт и соглашусь, как уже говорил ранее, на ключевые пункты. Мы поддержим наших французских друзей в борьбе с общим врагом, но будем это делать исходя из наших возможностей и непомерного желания помочь нашим друзьям по несчастью, а не из-под палки соглашений. Надеемся на понимание с Вашей стороны, господин Миттеран, и содействие. В плане обмена разведданными, мы готовы передать французской стороне данные по британцам, но у нас не так много данных неопубликованных в центральных разведывательных наших союзников.
  На этом закончилась речь Илкера по поводу соглашения. Таким образом, он не хотел давать никаких обещаний Миттерану и оставлял свои руки полностью развязанными. Было понятно одно, его французский коллега не имел понятия о планах Штерна и потому был уязвим перед надвигающейся чередой событий. Ведь после начала Валькирии, кто знает какой будет судьба Франции, но это уже будущее. Сейчас Гюлер сидел напротив французского президента и не подавал никакого вида, а как иначе, надо же как-то соблюдать договорённости.

0

6

http://cs614825.vk.me/v614825528/1e2e9/KZKlQf2jysg.jpg
Франсуа Миттеран

Миттеран кипел внутри, но внешне оставался абсолютно спокойным. Он предложил своему турецкому коллеге, наверно, все, что мог. Больше просто никто предложить не смог бы. И военная, и политическая поддержка Турции в обмен на лояльность к Франции, которая занимается самым неблагодарным и сложным делом – обновлением Европы. Уничтожением того цирка, который называется «Евросоюз» и созданием единой, мощной и независимой Европы.

- Я рад, что Мы сошлись хотя бы в ключевых пунктах. Касательно Ваших возражений по «Приложению Один»: права вето нет ни у кого. Прежде всего, каждая страна-участница должна понимать, что голосуя «за» или «против» она, во-первых, влияет непосредственно на обороноспособность Европы, а во-вторых портит или улучшает отношения со странами, о которых идет речь на голосовании. Это мощные политические стимулы. И они будут работать, особенно если учесть, что речь идет только о территории Европы. Что до «Приложения Два»: я еще раз настоятельно рекомендую Вам обдумать его. Задумайтесь, господин Гюлер, я предлагаю вам начать строить новую Европу. Сильную, Единую, насколько это возможно, и Независимую. Неужели Вам претит эта идея? Или Вы хотите еще более заманчивые условия? Куда уж более? В любом случае, Иностранный легион готов к вылету в любой момент, вам достаточно лишь позвать на помощь, - Франсуа поднялся из кресла и протянул своему турецкому коллеге руку, - Еще раз обдумайте все, что я Вам сегодня предложил. Через неделю я предлагаю устроить пресс-конференцию на которой мы с вами подпишем документ о Франко-Турецком Союзе. «…Союзе, который должен будет положить начало Новой Европе».

0

7

- Похоже, что Вы не до конца понимаете реальную обстановку. Как политик, Вы должны знать, что у большинства государств и их представителей нет друзей, но есть интересы. Если у вас нет никакой регулировки влияния в союзе, то это грозит превратить его в нескончаемую бюрократическую волокиту. Применяя к отдельно взятому примеру, маленькие государства Балкан. Если они войдут в союз, то у них будет несколько голосов, а удельный вес их армии не так велик, следовательно, при малейшей угрозе они смогут воспользоваться войсками Франции, ставя под угрозу её безопасность. Что же касается отношений, то они никогда особо не играли роли внутри союзов, в частности ЕС. - констатировал Гюлер, глядя на коллегу, который продолжал настаивать на своей точке зрения. – Ваши намерения благи, но как известно благими намерениями вымощен путь в ад. В Вашем же случае, господин Миттеран, в основе своего нового, обновлённого института Евросоюза, Вы пытаетесь положить секреты, тайные договора договоры, что расходится с тем, что Вы говорите. Если у Вас есть желание создать «Единую Европу», то лучше начать с доверия, всё же именно оно стоит во главе единения. Вы не сможете идти рука об руку с тем, в ком неуверены на все сто процентов. Вы же понимаете о чём я говорю?
  Ататюрк понимал, что сейчас он буквально отказывается от одних из самых заманчивых условий за всю его жизнь, однако, риски также были высоки… риски обязательств перед кем-то. Если Генерал Крестовский и его балканские союзники говорили правду, то в скором времени в Европе начнётся нечто очень нехорошее и это «нечто» сможет сильно подорвать стабильность в ЕС, которая и так находится в плачевном состоянии. Что бы ни предлагали французы, это не компенсировало всех этих рисков, да и какой толк от этих обещаний, если при таком раскладе Ближний Восток никогда не будет освобождён от британцев, а гарантии так и останутся гарантиями на бумаге.
- Если бы я был Вами, то связался с теми лидерами, которым Вы доверяете и что самое главное, которые отвечают Вам тем же. Вместе уже создали бы костяк нового объединения. Таким образом, Вы сможете убедить куда больше стран присоединиться к Вашему… кхм… объединению. Сейчас же, я имею честь наблюдать как Вы пытаетесь перестроить погрязшую в недоверии и разобщённости Европу в новую единую нацию, но опять же начинаете с секретных протоколов и подписания договоров с глазу на глаз. Простите, но Вы пытаетесь пройти по старому пути, новым методом, но никак не открыть новый. Если пройти по джунглям спиной вперёд, то это не сделает их полем.  – этими словами Гюлер поставил точку в своей мысли. – Такого моё мнение и турецкого народа, который я представляю. Я рад узнать, что моё мнение по поводу катастрофической ситуации в нашем общем доме, разделяют и другие лидеры, но сковывать Турцию обязательствами из-за обещаний, я не имею права. Это безответственно по отношению к моему народу.

+2

8

http://cs614825.vk.me/v614825528/1e2e9/KZKlQf2jysg.jpg
Франсуа Миттеран

Французский президент вздохнул. Стал бы глава Французской Республики в такой критический для страны момент уезжать только для плетения интриг? Нет – его намерения были абсолютно искренни, а Турция, как в силу своего географического положения, так и в силу экономического и политического потенциалов числилась в ряду одной из недооцененных стран ЕС. Секретные протоколы – отнюдь не для того, чтобы скрыть это ото всей Европы. Ото всей не нужно – только от Германии. И только на определенный срок.

Миттеран, верно оценивая потенциал Турции, не сумел склонить ее лидера на свою сторону. "Нет друзей - есть интересы" - избитая цитата, но Турок не мог не заметить, что Франсуа учел интересы Турецкой республики, пожалуй, в полной мере. Он же под абсолютно надуманными предлогами отказывался от любых обязательств, что могло означать одно лишь из двух: либо Гюлер уже успел с кем-то договориться – и тогда Миттеран опоздал, либо он, в силу возраста, просто трусит. Второй вариант представлялся менее вероятным – «Железный Турок» был не из таких. Настоящий ветеран европейской и ближневосточной политики, он не мог просто взять и сдрейфить. А значит, кто-то все же успел раньше Миттерана – вся эта возня с Альбионом отняла у политика слишком много сил и времени, а в политике зачастую даже минуты решают очень многое, что уж говорить о нескольких днях промедления. Но… одно настораживало. Турок был настолько уперт, что даже не пожал протянутую руку. Франсуа жест «оценил» и запомнил, на будущее, так сказать. Не то что бы Миттеран был злопамятным, но это оскорбление – и довольно серьезное. В политике и дипломатии такого не прощают, если, конечно, лизоблюдство не является основным способом достижения цели - тогда можно все стерпеть. Но сейчас явно был не тот случай.
- Я понял Вас, господин Гюлер. Возможно, несколько позже вы все-таки передумаете. А сейчас… А сейчас меня ждет самолет. Iyi günler, sayın Güler, - Вежливое прощание, и вот Франсуа собирает документы и уже через полчаса сидит на борту «номер один».
- Хм… Я думал, Гюлер будет сговорчивее. Ладно, у нас есть еще как минимум одна точка назначения. Мадлен, будьте так любезны, свяжите меня с госпожой Облич. После «Железного Турка» можно и с «Железной Леди» пообщаться.

Конец Эпизода.

0


Вы здесь » Code Geass » Turn IV. Unity » 18.10.17. Встреча на высшем уровне.