По любым вопросам обращаться

к Vladimir Makarov

(vk, don.t.be.a.hero)

Geass-челлендж потому что мы можем.

Code Geass

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Code Geass » Turn III. Turning point » 12.10.17. "Итальянский Сапог"


12.10.17. "Итальянский Сапог"

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

1. Дата: 12.10.2017.
2. Время старта: 13:00 АМ.
3. Время окончания: 15:00 АМ.
4. Погода: +3 градуса по Цельсию, пасмурно.
5. Персонажи: Милинда Брантини, Луиджи Джильди, Карл Воллен, Конрад Штерн, Меинард Ассман, Курт фон Книспель.
6. Место действия: Пригород Берлина, штаб шестой панцердивизии.
7. Игровая Ситуация: Итальянские офицеры застают своих германских союзников за обсуждением предстоящей высадки в Италии и сухопутной операции бундесвера для поддержки заговорщиков в Италии.
8. Текущая очередность: Милинда Брантини, Луиджи Джильди, Карл Воллен Конрад Штерн, Меинард Ассман, Курт фон Книспель.

Отредактировано Konrad Curse (2014-05-11 14:29:56)

0

2

Немцы слегка не рассчитали... Они прислали всего одну машину, когда итальянских офицеров было четверо. Это досадное недоразумение, вместе с адским холодом выбили Милинду из колеи. Она уступила Луиджи, Симоне и навязавшейся с ними Лучиане, которая непременно хотела познакомится с "предателем Штерном," штабной автомобиль и взяла себе такси, которое пристроилось в хвост черному автомобилю шестой бронетанковой и так и доехало до штаба, без всяких происшествий. Расплатившись, Милинда присоединилась к ожидающим ее офицерам, ежась от холода. Летняя форма совсем не грела, а Милинда вырядилась как при параде, что по сравнению с зимней шинелью Лучианы и строгим кителем с зимними чулочками в облипочку Симоны вообще выглядело странно. Итальянцев должно было быть больше, но Бьянка и Джани застряли из-за внутренних армейских проблем, а адъютант Милинды, Юи, вообще пропала в флорентийском гетто для японцев и от нее уже три дня не было вестей. Ну уж что есть...
Они шли по скромному коридору штаба слитной процессией. Их провожатый молчал как рыба, молчали и итальянцы, лишь Лучиана не затыкалась, рассказывая Луиджи какую-то из своих "веселых историй", обильно приправляя речь крепкими словечками на самых разных языках, из-за чего попадавшиеся немецкие нет-нет, да бросали взгляд на процессию. Милинда в очередной, наверное сотый раз за путешествие в Германию подумала, что возможно не стоило брать эту контуженную с собой, но... Что тут поделаешь, не отправлять же ее знакомиться с местным пивом и баварскими сосисками?
Подойдя к двери, она повернулась к своим людям и заявила: «Прошу вас быть сдержанней, и вести разговор с позиции сильных. Мы здесь для того, чтобы обсудить будущее нашей страны. Немцы союзники, но не стоит забывать что мы нужны им едва ли не больше чем они нам.»
Закончив говорить, Милинда вошла в штаб, на секунду ослепнув от яркого света, направленного на дверь. Над столом, на котором располагалась здоровенная карта Италии в подробностях, возвышались несколько фигур. Двое из них были знакомы Милинде - Конрад Штерн и сам "Скорпион" собственной персоной, третий был незнаком. Возможно, кто-то из штаба 6 бронетанковой? Штерн шагнул на встречу Милинде для рукопожатия, однако генерал Брантини вообще не успела ничего сделать - ее внезапно грубо отпихнули плечом. Прямо перед Штерном оказалась Лучиана, которая ухватила его руку и затрясла так, будто собиралась её оторвать. "Предатель Штерн! Очень рада с вами познакомится, от итальянских предателей тебе привет! Подложим совету здоровенный cazzone, верно? Ахахаха! - Симоне едва удалось оттащить Лучиану за воротник, Милинда густо покраснела. Чего-то такого она ожидала, но... Кашлянув, Милинда крепко пожала Штерну руку и произнесла: "Прошу простить Лучиану, ее контузило недавно." Дальше была очередь Меинарда: " Милинда Брантини." Вышло суховато, но что поделать. Взгляд африканского скорпиона ей не понравился, он словно оценивал Милинду как трофей. Зато второй молодой офицер был вполне милым и вежливым, и генерал от души пожала ему руку. Симона, скромно улыбаясь, подала мужчинам руку для поцелуя, а Лучиана плюхнулась на стул, не удостоив Минарда и Курта своим вниманием. Итальянцы заняли места за столом, ожидая от Штерна или его товарищей каких-либо действий.

Отредактировано Milinda Brantini (2014-05-02 13:03:10)

+4

3

Итак, вопреки опасениям Воллена, Крестовский даже не повторил покушения на челюсть Штерна, а сам Конрад вернулся из Валахии не только без признаков проведения колотерапии, но и с обещаниями помощи. Интересно, чем он расплатился с отродьем Дракулы? Молчит как партизан... Посему прямо сейчас они обсуждали грядущую операцию уже с учетом того что балканские отморозки (да-да, бывает кое-кто похлеще даже русских, учитывая, из кого у югославов состоят миротворческие войска) будут именно помогать. Интересно, каково итальяшкам с ними рядом жить?  Видимо, это как турки, которые в любой момент могут дождаться визита русских казаков. Ведь эти товарищи могут доплыть к ним на любом корыте... А хуже всего то, что и югославы, и казаки получают отличные русские десантные корабли. В общем, весело так жить.

Оставалось определиться, как именно они будут действовать в свете полученных данных. И в этот самый момент итальянские товарищи постучались в двери и предстали перед германскими. Весело предстали. Карл улыбнулся от приветствия Лючианы, пожал руку Милинде и поцеловал Симоне, представившись:

- Капитан Карл Райнер Воллен, 6-я Бронетанковая. Рад знакомству.

+1

4

Восторги итальянских союзников на некоторое время отвлекли Штерна от тревожных мыслей. Он не вполне понимал, должен ли быть благодарен за "лестную" характеристику, которую ему дала контуженая итальянка, но в итоге принял решение оставить собственное мнение о "предательстве" при себе. О доверии между заговорщиками говорить было рано, а резкий ответ немца мог вызвать совершенно непредсказуемые последствия. В принципе, командиру шестой бронетанковой было безразлично кого Милинда привела с собой на краткий бриффинг - его интересовала только она и её мнение.
- Wie geht es Ihnen, генерал Брантини, - ответив на рукопожатие поприветствовал её Штерн. Как и обычно - спокойный и вежливый немец. Сдержано кивнул спутникам Милинды и перешёл от слов к делу, не теряя времени на формальности, не считая краткого представления германских офицеров, собравшихся в штабе их итальянским союзникам.
- Итак, вы уже наверняка знакомы с капитаном Волленом, - это действительно было так, именно Карл встретил генерала Брантини в аэропорте и передал приглашение от своего командира, в первый раз.
- Позвольте представить вам остальных офицеров, которые будут принимать участие в итальянской кампании. Бригадный генерал Меинард Ассман, капитан Курт фон Книспель. Теперь к делу.
Штерн отошёл к карте, на которой были обозначены позиции лоялистов и заговорщиков, при чём в штабе шестой бронетанковой подразделения верные совету пятидесяти были отмечены, как потенциальный противник. Так же, итальянцы могли заметить и войска союзников из Восточной Европы, которые постепенно стягивались на позиции для удара. Это были элитные части югославских вооружённых сил, а так же российские ВВС и морская пехота.
- Не так давно мы с генералом Брантини обсуждали военный переворот в Италии, который должен начаться сразу после того, как германская армия возьмёт под контроль Берлин и ликвидирует совет пятидесяти. Как и планировалось ранее, операция будет состоять из двух фаз - северной и восточной. Северная группировка под командованием бригадного генерала Ассмана прейдёт через Альпы в то время как десант, довереный капитану фон Книспелю будет высаживаться на побережье Италии под прикрытием авиации наших российских союзников. В нашем распоряжении будут силы, которые мы сможем перебросить с восточной границы, а так же подразделения, верные вам, генерал Брантини.
Разумеется, генерал-майор Штерн не собирался устраивать бойню, раскатывая германскими танками верные старому режиму подразделения. Многие сложат оружие, когда узнают о том, что совет пятидесяти уничтожен, а немцы перешли границу с севера. А те, кто решит сражаться с "коварными предателями" до конца, несомненно, охладят свой пыл, когда над ними пролетят стратегические бомбардировщики Российской Империи, а югославский десант без единого выстрела возьмёт под контроль береговую линию обороны. К слову об этом...
-...мы все заинтересованы в том, чтобы свести боевые действия к минимуму. А потому, я советую нашим итальянским союзникам подготовиться к высадке. Мне не нужны горы трупов, как со стороны верных совету пятидесяти подразделений, так и потери среди наших союзников. Мы освобождаем Италию, а не завоёвываем её. Ах да... Теперь, самое главное, - немец встретился взглядами с Милиндой, - никто кроме меня и капитана Воллена не владеет полной информацией о боевой операции "валькирия", это необходимая мера предосторожности на случай, если контрразведка ЕС всё-таки решит пресечь наш заговор. Не исключено, что я или другие германские офицеры, вовлечённые в "валькирию" могут быть арестованы непосредственно за несколько дней до начала операции. Не у каждого будет возможность пустить себе пулю в висок, а если на допросе начнут называть имена... - он замолчал, наблюдая за реакцией итальянки, - в прочем, я надеюсь, что до этого не дойдёт, - немец мрачно усмехнулся и отошёл к карте, - наш главный противник - не лоялисты и даже не контрразведка. Время, вот кто будет играть против нас, жестоко и не допуская ошибок. Так что нам нужно разработать план итальянской кампании, исходя из того, что нам нужно будет начать действовать прежде чем прекратится замешательство, вызванное уничтожением совета пятидесяти. По моим рассчётам у нас будет от шести часов до двух суток, если очень повезёт.

+2

5

http://cs616430.vk.me/v616430528/10843/fKHnZBE65Gg.jpg
Меинард Ассман

Итальянские союзники произвели на Меинарда очень благоприятное впечатление. Разумеется, это касалось женской половины оных - все они были весьма обаятельными, обладали великолепной внешностью и вообще их так и хотелось поскорее затащить в постель, желательно всех разом. Поцеловав руку Симоне, рыжий бабник уже наметил первую цель. Мужскую же половину Скорпион предпочитал оценивать исключительно по деловым качествам.

Насладившись сполна восхитительными итальянками, Ассман продолжил за Штерна:
- Двое суток, максимум трое - вполне достаточно, если основную массу войск мы успеем сосредоточить заранее.
Мне нужны войска ВДВ здесь и здесь, Штерн
, - Меинард ткнул на Больцано и Тренто и Милан, - я бы предпочел чтобы шоссе Е45 оказалось под нашим контролем еще до начала основной части операции, как и выход из Швейцарских Альп. Если все пройдет гладко, то уже к концу первых суток я свою задачу выполню - Северная Италия будет отрезана от Южной и расчленена. Мобилизоваться они не успеют, как бы не хотели. Думаю, это должно деморализовать их настолько, что они не будут сопротивляться. Но, - Скорпион многозначительно покачал головой, - есть две проблемы. Первая - как высадить десантников так, чтобы их не обнаружили раньше времени: решается относительно просто. Мне нужно знать, где находятся диспетчерские вышки и пункты наблюдения за воздушным пространством Северной Италии. Мы возьмем их при помощи моих диверсантов. Но мне нужна информация - это я надеюсь получить от вас, господа итальянцы. Вторая проблема, - Ассман ткнул пальцем в Швейцарию и Австрию, - нейтральные государства. Нужно уговорить этих ребят пропустить наши войска. Иначе придется ломиться с боем, а об Италии можно будет забыть. Штерн - это к тебе. Ты у нас главный заговорщик-политик-дипломат. Можно конечно проскочить Австрию у Инсбрука по Е45, но семьсот тысяч человек на одно шоссе при всем желании не влезут, сам понимаешь. Кстати, я слышал, ты договорился с братьями-славянами в Югославии? Может, организуешь переброску части моих войск в Словению? Тогда можно было бы обойтись без Швейцарии, теоретически... Вообще это для меня больше задачка на то, как переправить семьсот тысяч человек, чем на то, как занять Северную Италию, - Скорпион рассмеялся.

+1

6

Курт принял позицию наблюдателя во всём этом действе. Как истинный прусский аристократ не подавал никакого вида, кроме полной сосредоточенности, но было одно но… он ненавидел все эти заседания. Это был настоящий старый вояка. Скажите куда ударить, и он будет долбить эту точку столько, сколько потребуется. Нужна дыра, то будет дырка, нужно стереть в порошок, то готовьте пылесос, будет пыльно. Однако подавать пренебрежительный вид на таком мероприятии было бы оскорблением всему прусскому юнкерству, потому придётся терпеть, однако думать иначе никто не запрещал.
  «Какое же длинное совещание… хотя оно ещё толком то и не началось» - уныло проносилось в голове у Курта. «Никогда не мог подумать, что отказавшись от звания и сидения в штабе… я буду сидеть в штабе. Чёрт бы меня побрал»
  Однако, чтобы не думал себе обычный танкист, как он себя воспринимал, долг обязывал сидеть и слушать, не подавая виду. Фон Книспель находился в довольно странных обстоятельствах. Когда он выходил из кабинета Штерна и ждал чего-то интересного от него, то…
«Никак не заговор я желал видеть… Ирония судьбы… я стану частью того механизма, что затянет петлю на шее тех, кто подписал рапорт о переводе моей роты в состав 6-ой дивизии» - на лице капитана пробежала едва заметная улыбка, которая буквально в тот же момент исчезла. «Но всё же я подчиняюсь командирам и изменять себе из-за провала внутренней разведки совета пятидесяти я не собираюсь… Ладно, к чёрту иронию. Нужно заняться делом, нельзя упустить ни малейшей детали.»
  Курт отмёл все прочие мысли и сосредоточился на деле и на том, что говорили его вышестоящие коллеги.

0

7

http://savepic.org/5710178.png

Милинда Брантини
После сухого приветствия и легкого пояснения действий своей соотечественницы, да кивков всем представленным офицерам, Милинда села и замерла в ожидании пояснений. Впрочем, как и вся её команда. Даже не сдержанная Лучиана, казалось, присмирела, хоть и бросала взгляды по сторонам. Со щек Брантини медленно сползала краска от выходки итальянки, но она не могла не оттенить пристального взгляда голубых глаз, отмечающего все детали. Интересным оказалось то, что сторонников и у неё, и у Штерна было по три человека. Это было честно.
Переход сразу к делу прибавлял командиру 6-й немало очков в глазах Брантини. Кёрз заслужил уже её уважение, её присутствие на этой встрече это лишь подчеркивало. Но уважение не было доверием – итальянка и не стремилась показать, что она доверяет.
Их разговор, произошедший не далее, как пять дней назад, вызвал настоящую бурю эмоции как у Брантини, так и у тех, кого она посвятила в план немецкого генерала. Без лишнего пафоса, словно сообщая о любимых цветах, Кёрз поведал ей план, который изменит весь мир в случае удачи. Это её устраивало. Решимость изменить Европейский союз могла возникнуть у многих, но проявилась именно сейчас. Спорить с судьбой, а предложение Штерна было именно ей, Милинда не видела смысла. Именно поэтому она вернулась в Германию, именно поэтому она готова выслушать безумный план и помочь воплотить его в жизнь.
Её детская угроза сейчас осталась в прошлом, вместе с последними сомнениями. Она не будет убивать Кёрза – этого человека убьет его неудача, в любом пункте плана. А это пострашнее любой смертной казни – знать сколько людей погибло ради его идеалов. И Штерн будет жить с этим знанием. Но сейчас его идеалы станут её идеалами, Милинда была готова к расплате ради своей цели. Удивительно, как легко могут найтись столь непохожие и столь похожие люди.
Насторожили слова о «Валькирии». Генерал оценивающее посмотрела на Воллена, а после вернула взгляд Конраду. Ей обеспокоило то, что весь план сосредоточен только между ними. Однако просить раскрытия всех карт было глупым – то, что они решили сделать с Германией, её не беспокоило. Лишь её Италия, лишь её свобода. И равные планы в обновленном Европейском Союзе.   
- Мы будем готовы, - спокойно произнесла Брантини, внимательно выслушав немецких офицеров, находящихся в штабе. Курт промолчал, по выражению его лица не было ясно – о чем он думает в данный момент.
Жестом Милинда остановила своих офицеров, готовых уже ответить на вопрос, заданный им генералом Ассманом. Себя же уже прокляла за выданную Штерну информацию. Впрочем, дело едино, и, следовательно, утаивать было нечего. Но о своей несдержанности ей придется пожалеть, она это знала. Сейчас же Брантини намеревалась оставить себе немногие пути отхода, в случае предательства немцев. Ничего личного, всего лишь репутация.
- К моменту высадки противовоздушная оборона Севера Италии будет выведена из строя. Как и кто это сделает – вам знать необязательно, но сделать это изнутри будет гораздо проще, чем давать дополнительную задачу вашим диверсантам. Не так ли? – Генерал улыбнулась. Простая предосторожность, ничего более. – И всё же, вам будет выдана эта информация в тот же момент, как Валькирия начнет расправлять свои крылья – вы будете в курсе и сможете вмешаться, если с нашей стороны что-то пойдет не так.
Генерал сегодня решила быть немногословной.

+4

8

- Согласен, - немецкий генерал ничем не выдал насколько тяжёлый камень свалился с его плечей, когда Милинда Брантини провела чёткую линию, обозначив уровень доверия, который могли оказать друг другу союзники. И этого было достаточно, потому что Штерн отчётливо понимал, что если он и его офицеры будут знать все подробности действий итальянских заговорщиков, в случае провала "Валькирии" репрессии начнутся и в Италии, чего генерал Брантини, будучи патриотом своей страны и верным солдатом, допустить не могла.
"Это не трусость и не желание сбросить с себя ответственность. Она не хочет, чтобы итальянская армия разделила участь верных мне солдат и офицеров в том случае, если "Валькирия" потерпит неудачу. Всё верно. Хорошо, что на моей стороне всё больше людей, которые чего-то да стоят..."
- Германская армия готова оказать своим союзникам ту степень доверия, которую требует ваше предложение, - произнёс Конрад, имея в виду, разумеется, войска, вовлечённые в заговор, - надеюсь на то, что наши русские союзники не подведут, в прочем, такие люди, как генерал Крестовский и его румынские союзники, чьи имена я с вашего позволения озвучивать не стану, не склонны к предательству.
Оставалась ещё одна дикая карта - Ганнибал Бота, который всё это время сидел в относительной безопасности Претории и с головой погрузился в политические игры, которые навязывал ему Шнайзель. Старый солдат, Африканский Буйвол, был выведен из игры самым премерзким способом, который только могла породить британская дипломатия.
- Ни о какой оккупации речи не идёт, - добавил генерал-майор, - разоружив верные совету пятидесяти подразделения, будет необходимо в кратчайшие сроки укомплектовать их хотя бы по штату мирного времени. Присутствие германской армии на территории Италии дольше, чем того требует план операции будет воспринято негативно не только итальянским народом, но и Евросоюзом, с которым я воевать не планирую. Таким образом, генерал Брантини, подумайте и над тем, где вы собираетесь отыскать достаточное количество добровольцев, чтобы обеспечить суверенитет Италии, не прибегая к помощи союзников. Уверен, эта задача вам по плечу.
Таким образом, Штерн намёками давал своим союзникам понять, что немцы не собираются задерживаться в Италии. Играть с общественным мнением командир Дивизии-Призрак умел, но понимал, что злоупотреблять своей репутацией не стоит. Особенно после вынужденного предательства в Африке, он просто не мог позволить себе неосторожность.
- В прочем, германские военные советники и офицеры смогут обучать новобранцев, так же, необходимо перевооружение армий всего Евросоюза под единый стандарт, но об этом мы поговорим уже после "Валькирии", а пока сосредоточимся на том, что нам предстоит сделать в ближайшее время. Италия и Германия должны стать примером для остальных стран, в случае нашего успеха гражданской войны получится избежать... Если не воспринимать всерьёз угрозу возникновения националистических террористических ячеек, которые неизбежно появятся во Франции, в Польше и, наверное, даже в Италии.
Штерн предложил бы вешать этих ублюдков на фонарных столбах, но могло случиться и так, что в таком случае, во всём Евросоюзе могло не хватить верёвок. Опасную, очень опасную игру затеяли заговорщики, ведь если в Германии они в случае успеха станут героями, то насчёт своих потенциальных союзников, Конрад иллюзий не питал.

+1

9

Хотя Милинда и нашла путь к отступлению, Меинард лишь не двусмысленно улыбнулся. 
Такая наивность просто не может не поражать. Вот почему итальянцы проиграли все что можно на ближнем востоке. Неужели она думает, что я слепо ей доверюсь?
Бросив быстрый взгляд на Штерна, Меинард вновь посмотрел на карту. Пока его друг разглагольствовал, Скорпион изучал итальянские предполагаемые позиции. Конечно их на карте не было, но бывалый генерал и сем мог расставить их так, как бы это было лучше всего с точки зрения обороны. Регионы Пьемонт, Ломбардия, Тренто, Венето и Фриуль, регионы, которые должны были бы быть подавлены в первую очередь. В мозгу генерала возникла целая книга о походе Наполеона через Италию и её последовательное освобождение от Австрийского влияния.
Ему понадобилось два года... А у меня будет лишь пару дней. В Италию через Альпы ведут только 3 дороги, плюс, Югославское направление. Но я откровенно сомневаюсь, что там сможет пройти много солдат. Да и к тому же, передислокация войск в Югославию будет выглядеть как минимум странно. Иными словами, я должен в кротчайшие сроки занять три дороги и пройти через Альпы. Но Швейцария и Австрия... Камень преткновения как не крути. Ведь это тоже члены ЕС и они тоже попадают под Валькирию. А значит, я должен разделаться и с ними заодно. Пусть у них и не многочисленные армии но...
Меинард в задумчивости почесал затылок. В этот самый момент, Штерн закончил изложение своих мыслей, но в них говорилось лишь о войсках, что весьма насторожило Скорпиона.
- Ты ведь помнишь о чем мы говорили?
Задал он вопрос взглянув на друга, все еще находясь над картой. Валькирия должна была не просто разгромить Совет, она должна была сформировать цельное, единое государство. Только в этом случае мог быть шанс на успех всей операции.
- Доклад который ты просил... он у меня с собой. Все идеи.
Добавил Меинард доставая из под стола толстенную папку. По сути черновой проект конституции государства Валькирия.
Он не пытался придумать какое либо название, ибо в этом не было смысла. Там черным по белому были прописаны все права и обязанности граждан. Государственным языком оставался Немецкий, но любая страна имела право изучать в своих школах свой родной язык. Все войска становились интернациональными, подчиняясь комитету начальников штабов. В комитет набирали военные лидеры держав пропорционально проценту их государства в ВВП Валькирии. Каждый генерал, входящий в комитет, обязан уважать как свою родную страну, любой регион Валькирии, какой бы маленькой не была эта страна. Границы государств стирались, валютой оставалось Евро, но производственная и финансовая сфера изменялась. Теперь будет существовать одна государственная казна Валькирии, которая будет удовлетворять нужны любой из входящих в неё территорий вне зависимости от национальности или возможностей. Таким образом будет достигнут баланс в благосостоянии граждан всей Европы. Гетто упраздняются, а Японцам проживающим в ЕС будет предоставлено гражданство. Высшая дипломатическая власть, будет возложена на избираемого генерала путем голосования комитета генералов. Финансовая и культурная части, будут возложены на кабинет министров и премьера, избираемого общим голосованием граждан Валькирии.
Ну и так дальше... множество изменений и поправок, учитывающих национальные особенности разных стран и так далее.
Показав эти документы, Меинард хотел убедится, что это не противоречит стремлениям Италии. Более того, он считал, что с этого стоило начинать, а не разбрасываться пустыми идеями о том, кто кого и как. Хотя проблема с Австрией и Швейцарией все еще была актуальна. Впрочем, на крайний случай его батальон обеспечит свободный проход. Пусть и ценой некоторой крови среди Швейцарцев и Австрийцев.

+1

10

Курт продолжал наблюдать за совещанием и впитывал настроения сильных мира сего. План, с виду, был предельно прост – быстро взять под контроль военные базы и административные здания, попутно разоружая войска лоялистов, но его надо было ещё каким-то образом выполнить. В свою очередь, на голову танкиста выпала самая неудобная часть операции – десант. Хоть пруссаку не раз приходилось осуществлять высадки своей роты в разных условиях и уголках мира, но сейчас было уже совсем другое. Под его началом уже не десяток танков и за их непосредственную сохранность отвечал фон Книспель лично.
  Капитан перед совещание ознакомился со своим театром боевых действий и был в курсе событий. Шоссе Е45 проходило через Альпы и пересекало город Тренто. Естественно, что такая стратегически важная транспортная артерия должна была быть захвачена в первую очередь, а иначе генералу Ассману придётся несладко, и вся Северо-итальянская кампания пойдёт коту под хвост. Хотя в этот раз Курт знал, как переехать этого кота так, чтобы прижать его хвост к земле и не позволить более ничему туда попасть.
- Не сочтите за грубость, но я бы хотел вернуться к военной части операции. Я простой вояка и потому не разбираюсь во всей этой политической… сфере. Для меня куда важнее обеспечить максимальную безопасность моих людей, а потому хочу предупредить наших итальянских коллег. Для поддержки генерала Ассмана и взятия стратегически важных шоссе и населённых пунктов, предлагаю произвести высадку севернее Равенны, около городка Сан Джузеппе. Это позволит одним мощным ударом перехватить Феррару, Болонью и направиться к городу Верона. Надеюсь, что Ваших сил, генерал Брантини, не будет в этом районе. Как сказал генерал Штерн, нам не нужны лишние жертвы. Далее, как только десант выполнит свою задачу по обеспечению перехода армии генерала Ассмана, мы будем выступать в качестве авангарда основной группы. На этом у меня всё.
  В отличие от собравшихся здесь заговорщиков, Курту не было дело до всей это политической возни. Да, именно возни. Как раз так танкист хотел назвать всё это и имел желание произнести в своём докладе, но решил оставить своё личное мнение при себе. Он, по правде говоря, даже не хотел оказаться в этом круговороте событий, ему пришлось быть здесь. Сейчас фон Книспель, просто выполняет приказы. Ему оставалось только сидеть и слушать, пока его «коллеги» продолжали делить мир между собой, принося в жертву своих подчинённых.

Отредактировано Курт фон Книспель (2014-09-14 19:07:35)

+2

11

Милинда Брантини
- Совсем без жертв не обойтись, к сожалению, - Милинда позволила себе прямой взгляд на Курта и тут же вернула его на главного заговорщика. Её подчиненные согласно кивнули, переглянувшись – словно взглядами обсуждали предложенный план и не считали его верным. Книспель не был наивным, но значили ли тогда его слова что-то большее? Возможно, итальянцы ошиблись, согласившись на это.

- На территории Италии нужно действовать максимально… нежно, - ухмыльнулась генерал, использовав не подходящее к ситуации слово. Милинда хотела избежать человеческих жертв. Европа нуждалась в том, чтобы выкупаться в крови. Но не простых людей, а военных и политиков – всех, кто поставил Европейский союз на колени.

- Там не будет войск, но они придут за каждым из вас, если освобождение превратится в резню. Справлюсь, не сомневайтесь, - последним она ответила Штерну и добавила: - Надеюсь, между нами нет никаких тайн?

Последняя реплика генерала относилась к некому докладу, упомянутому в её присутствии. Если это была тайна, то тут и правда сидят глупцы. Если же нет, то, вероятно, с ними поделятся данной информацией. К тому же, генералу как и всякой женщине, было любопытно.

Брантини была уверена – свою часть плана она отведет превосходно.

+2

12

- Секреты, - немец колебался всего пару мгновений, ибо ему нужно было как можно более дипломатично намекнуть Милинде на то, что если старый чёрт Гарибальди и его прихвостни начнут пытать её, то, при всём уважении к боевым заслугам генерала Брантини, план операции "Валькирия" неминуемо попадёт в лапы врагу. Врагу жестокому и коварному, уже многие годы удерживающему власть в Европе. И ведь эти упыри по-прежнему находятся в более выгодном положении, чем заговорщики. Вот только их бездействие тревожило Штерна, словно что-то должно было неминуемо произойти в самый последний момент.
- Это военная операция, - произнёс он наконец, - а в них всё обычно идёт не по плану. Касательно итальянской операции, я целиком и полностью доверяюсь вам, - кивок в сторону итальянских союзников, - и капитану фон Книспелю. Для кого-то это неплохая возможность проявить себя, а кто-то наконец получит долгожданную возможность изменить свою Родину к лучшему. Всё-таки, совет пятидесяти засиделся у власти и мы сходимся хотя бы на этом... А бригадный генерал Ассман уже начал разрабатывать план по объединению европейских стран в единое и сильное государство, способное в перспективе противостоять Британии, независимо от того, какую позицию в этом конфликте займут Россия и Китай.
"Мы же не можем слепо полагаться только лишь на союзников, какими бы верными и могущественными они ни были."
Озвучить детали этого плана Конрад предоставил непосредственно его автору, хотя и считал его преждевременным и не вполне уместным.
"Сначала надо закончить войну. Избавиться от совета пятидесяти. Избежать гражданской войны... Ты ведь получишь свою Африку, а мне предстоит удержать то, что когда-то называлось Европейским Союзом от кровопролития и уберечь от унизительного поражения. Проклятие... Да почему же я начинаю думать, как Ганнибал Бота?! Какого дьявола я так много беру на себя?!"
- Но прежде, я бы дождался корректировок от генерала Мантейфеля, - немец намекнул на то, что несмотря на то что он сам в общем-то не имел ничего против Меинардовых идей, остальные заговорщики пока что не озвучили своего к ним отношения. Более того, Штерн опасался, что идеи его старого друга станут одной из причин неизбежного разделения мнений, а командир шестой дивизии должен был удержать своих союзников от разногласий как можно дольше. Во всяком случае, до тех пор, пока необходимость в них не исчерпана и они ещё могут послужить Германии. Как, например, генерал Гретчен, которая сама того не подозревая, играла по правилам Штерна в игру "предательство по-германски"  где не было никаких гарантий в том, что даже заглянув в карты врага, получается переиграть его, ведь заговорщики пока что были на шаг впереди и приняли все необходимые меры предосторожности. Вот только бесконечно дёргать за ниточки не получится, время постепенно сыпалось сквозь пальцы и Конрад понимал это как никто другой.
- Теперь самое главное. Детали военной операции в Италии - точную численность и офицерский состав подразделений и их манёвры вы будете обсуждать без меня. Потому, что я в любой момент могу выйти из игры, если контрразведка переиграет меня и, если мой арест поставит под угрозу германскую часть операции, в Италии всё должно пройти безупречно. Поэтому, я оставлю вас и, - он бросил взгляд на часы, - пожалуй, не стану желать вам удачи. Верю в то, что она не понадобится.
С этими словами, он оставил своих союзников планировать все тактические детали - он доверял Меинарду и не сомневался в том, что он сможет совершить невозможное и освободить Италию от совета пятидесяти без единого выстрела. Ведь если кому-то в германской армии и было под силу такое безумие - то только Меинарду Ассману.

Отредактировано Konrad Curse (2014-10-13 00:32:31)

+2

13

Свалил...
Это было единственная мысль промелькнувшая в голове у Меинарда. Его друг просто взял и сбросил все на него. Будто все остальные участники операции не подвергали себя опасности а он один был перед лицом разоблачения. Но, в таких условиях у Меинарда не оставалось ничего иного как банально распорядиться о том, куда и как будут двигаться войска Германии. Вся суть операции заключалась в том, что бы разоружить непокорную часть армии Италии и повязать всех чиновников хоть как-то связанных с советом пятидесяти. И сделать это быстро. Генерал глянул на Милинду.
- Не плохо было бы узнать где именно расположены гарнизоны вашей армии и которые из них абсолютно точно верны Италии и пойдут за вами. Далее... я думаю мне стоит объяснить, что я хочу сделать. Я не могу требовать капитуляции от союзной армии но обязан предоставить им выбор. Дабы объяснить всю суть вещей и операции нам предстоит либо переманивать либо арестовывать Итальянских офицеров. Я бы предпочел, что бы это были ваши люди. Значит, я должен с ними где-то соединится. Дальше. Вы не можете от своего имени осуществлять все это. Как бы то ни было, мы проворачиваем государственный переворот. А значит должен быть кто-то кто возглавит временное правительство и от чьего имени будете действовать вы, официально. Почва для диалога с солдатами должна быть весомая и всех их мы должны убедить в правильности этого действия. Как бы не развивалась операция, Европа не может себе позволить лишатся одной из самых боеспособных своих армий. Я надеюсь вы понимаете о чем я. Немцы не смогут долго задерживаться в Италии, иначе это будет похоже на оккупацию. Итальянцы должны понять и сами реформировать себя. И я рекомендую вам ознакомится с содержимым этой папки. Если её одобрят все страны освобожденные от власти совета, мы сможем сформировать сильную структуру. Без этого весь план Штерна покатится к чертям. Ибо когда падают правительства, воцаряется анархия. Что тогда происходит объяснять я думаю не нужно. Наполеон не просто покорял вашу страну. Он еще и революционные идеи распространял. Без идеи вся затея покатится к черту, если люди не будут знать что и почему они совершают.
Меинард остановился оценивая всех присутствующих.
- Это касается всех и каждого. Вы не должны идти за Штерном просто потому, что вам не нравится как правит совет. Вы должны понимать, что вы можете сделать свергнув его и при этом быстро не восстановив порядок. При этом чем больше свобод будет у граждан, тем лучше.
Он опять остановился, однако в этот раз повернулся к карте.
- Мы зайдем в Италию по всем шоссе какие найдем. Через Швейцарию и Австрию. Мои диверсанты примут меры в отношении войск этих стран. Нам никто не помешает пройти и рассредоточится по прилегающей территории. Все войска будут нести идею объединения в одно государство без границ в каждый населенный пункт. Если все пойдет как надо, нам ни понадобится стрелять. Но в противном случае... уж простите, но в Италии достаточно дорог, что бы поиграть в маневры. Впереди идущие части будут занимать город за городом и оставаться в нем для проведения разъяснительной работы. Остальные будут втягиваться дальше и дальше. Но я думаю нам не удастся достаточно быстро достичь Рима, что бы самим осуществить переворот. А значит это придется сделать вам Милинда. Потому я прошу указать мне до которых пор я должен продвинутся в глубь Италии, что бы все ощутили поддержку вам со стороны Германии? При таком размахе как бы я не хочел, войска Италии начнут суетится. Они не будут дожидаться приказов из штаба раздираемого конфликтом между приспешниками Милинды и остальными. Это будет бардак. Но и сдать оружие они просто так не захотят. Значит нам придется на месте внушать каждому командиру, что он просто обязан временно сдать оружие. Эх... как это все напряжно. Да еще и переправа через горы столь большим числом. Все дороги просто будут забиты техникой.

+1

14

— Ознакомлюсь, — Милинда кивнула, передавая папку одному из людей, кто пришёл с ней. Штерн, как и предполагалось, оставил их. Генерал задумалась, для маневра, которые от неё требовали немцы, потребуется ни мало сил.

— Я всё сделаю и сообщу, раз мне требуется более влиятельный союзник, то с ним я и буду обсуждать этот план. Уложусь в срок, не волнуйтесь, — генерал встала и слегка склонила голову. Ей больше нечего сказать, как и обсуждать здесь. Всё решится там, в жаркой Италии и она была уверена — её поддержат. А если нет, то… В переворотах не обойтись без крови.

— Господа, — попрощалась, уходя.


Эпизод завершен

+1


Вы здесь » Code Geass » Turn III. Turning point » 12.10.17. "Итальянский Сапог"