По любым вопросам обращаться

к Vladimir Makarov

(vk, don.t.be.a.hero)

Geass-челлендж потому что мы можем.

Code Geass

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Code Geass » Флешбеки » 06-07.03.14. Чёрное, белое... Ноль.


06-07.03.14. Чёрное, белое... Ноль.

Сообщений 1 страница 20 из 25

1

1. Дата: 6-7 марта 2014
2. Персонажи: Юфемия, нпс
3. Место действия: элитная школа-пансион для девочек в пригороде Пендрагона
4. Игровая ситуация: В далеком 2014 году Юфемия решила бежать вместе со своей новой подругой по школе... Но как все было на самом деле?

http://rom-brotherhood.ucoz.ru/CodeGeass/NewYearCard/2016/2.16.1.jpg

+1

2

http://savepic.org/5118233.png
НПС - Амели

Темнота, ночь, клокочущий страх в груди, неверная тропка под ногами. Амели бежала – бежала так быстро, как позволяли слабые ноги, которые то и дело пытались подвести хозяйку. Перепрыгивала через одни коряги, цеплялась за другие… Падала, тут же поднималась и бежала дальше. Под ребром уже давно засела тяжелая, тягучая боль, легкие горели, и когда девочка кашляла, ей казалось, что она выплевывает их вместе с мокротой и кровью.
Она не оглядывалась – ей мерещилось, что за ней гонятся адские псы, и ей до невыносимого было страшно заглянуть в их сверкающие глаза. Если она сейчас обернется – ее поймают и вернут обратно, и тогда все пережитое, все, что она выдержала в этих казематах, покажется ей самой настоящей сказкой. Снова возвращаться туда она не могла… Нет, лучше умереть здесь, выхаркать легкие, вырвать сердце, попасться вооруженным людям… Что угодно, только не обратно.
Ноги уже не слушались ее, когда впереди замаячил словно свет во тьме – яркое, красивое здание, такое пафосное и богатое, что даже в ночной темноте оно казалось прекрасным. Это не Рай, еще не Рай, ведь псы дышат в затылок. Это только Чистилище.
Амели уверенно шагнула под свет фонарей, навстречу ей тут же вышел охранник с ружьем на перевес – но ей это было не страшно. Пока с ней эта сила, ей не страшны простые люди. Всего одно слово, всего одна просьба, выплюнутая с потрескавшихся, ярко-алых от крови губ – и охранник доброжелательно улыбнулся ей, словно родной дочери.
- Что ты стоишь здесь, холодно же еще, - заботливо пробормотал он, убирая оружие. Подойдя к девочке, он накинул свою куртку ей на плечи, погладил по голове, приобнял и осторожно повел в свою каморку, где долго помогал ей прийти в себя, успокаивал, поил чаем. Любая попытка накормить Амели оканчивалась провалом – еда не шла в содранное кашлем и криками горло, и даже горячий чай с медом обжигали, теребили ранки и вызывали дискомфорт.
До самого утра она слушала его надоедливое причитание, и оно казалось ей краше любой музыки. Отобранная родной матери еще в младенчестве, Амели и не знала, как это приятно, когда о тебе кто-то заботится… насколько может искренне.
Под утро добрый и заботливый сторож раздобыл ей одежду школьницы, и отвел Амели в класс… Глупость ли – идти в школу, когда за тобой идет сама смерть? Глупость, наверное.
- Меня зовут Амелия Марс, - представилась она, смотря на учительницу тем самым, особенным взглядом, после которого все проникались к ней любовью и симпатией. Учительница улыбнулась, напрочь забывая о том, что никаких новых учениц в начале марта прибавиться не должно было.
- Садитесь, мисс Амелия.
Все это было глупо. Сидеть на уроке, дышать свежим, весенним воздухом, посматривать за окно на чистое небо – эта жизнь так разительно отличалась от привычной жизни в Аду, что Амели невольно замирала в благоговейном трепете. Вот она – настоящая жизнь. Не череда унижений, боли и наказаний, а что-то настоящее… Хотелось верить, что сейчас - настоящее, а прошлое было лишь дурным сном.
Ей нравилась красивая форма, нравились симпатичные девочки вокруг. Она даже присмотрела себе одну – сидящую у самого окна розоволосую красавицу. Мягкие черты лица выдавали в ней доброго человека, а тонкие, холеные запястья – благородного. Амели посмотрела на свои руки – испещренные шрамами, бледные и тощие. Интересно, сойдет ли в этом прекрасном обществе ее изможденность за аристократичные белизну и анорексичность?..
Девочка с огромной копной розовых волос лишь несколько раз оглядывалась на новенькую, и каждый раз Амели не успевала сделать задуманное. Она так хотела, чтобы именно эта красавица стала ее подругой, что не отрываясь смотрела на нее весь урок до перерыва, ожидая возможности сказать заветное слово, но та так и не обернулась.
Как только прозвенел звонок, многие девочки упорхнули в коридор, весело о чем-то щебеча, а Амели осталась на своем месте, робко поглядывая на понравившуюся ей девочку, мысленно представляя себе, что та наверняка принцесса и жизнь ее – сладкая и прелестная. Такая же жизнь в мечтах ждала и Амели, как верную и любимую подругу.
Но «принцесса» была окружена целой стайкой девчонок, а к новенькой никто не подошел – цепкие глаза аристократок издалека видели, и шрамы, и болезненную худобу, и лихорадочный блеск глаз. Да и о семействе Марс никто из них ничего не слышал, так что никто не хотел связываться и лишний раз портить репутацию. Однако Амели, поглощенная своими мечтами о счастливом и светлом будущем не сводила взгляда с розоволосой прелестницы и не обращала никакого внимания на всех прочих.
Ну же, взгляд… Подари мне взгляд, принцесса!

+4

3

Было уже совсем тепло, им разрешали приоткрывать окна, спасаясь от комнатой духоты свежими потоками воздуха. Чистое небо за стеклами манило своей непредсказуемостью. Ещё вчера вечером его скрывали темные тучи, грозившие ночной грозой. К утру их уже не было. В весенние дни, манившие своей свежестью, не хотелось сидеть на занятиях. Принцессам же не к чести сбегать с уроком ради желания погулять. Юфи прилежно училась, стараясь не разочаровывать старших, постепенно забывая кошмар, предшествующий закрытой школе для девочек. Четыре года назад она потеряла тех, с кем провела все детство. Воспоминания постепенно истлевали в памяти, у неё вновь были друзья и вовсе не из семьи. Вот только, были ли или это было благодаря её положению? Юфемия не была глупа, императорским детям приходилось рано взрослеть и, несмотря на старания старших, девочка знала о мире чуть больше, чем должно.
В тот день привычные разговоры на перерывах были лишь об одном. О новенькой девочке. Её никто не знал, фамилию не могла припомнить даже принцесса, привыкшая к светским вечерам и бесконечным разговорам о выгоде той или иной семьи. Это был её мир и она не в силах была его изменить, даже взрослея. Даже в школе разговоры были все о том же. Отношение измерялось положением в обществе. Девочка могла бы сравнить это с пищевой цепочкой в природе. Только вместо острых зубов были слова, ранившие даже больнее. Вместо когтей насмешки чужих людей, будто бы имеющих на то право. Унижение вместо быстрой смерти. В этом смысле ей повезло. А новенькой нет - её безжалостно пожирали глазами, насмехались в открытую и, лишь не добившись реакции, отворачивались, теряя всякий интерес.
Форма на девочке смотрелась немного нелепо, с чужого плечами. Болезненная бледность кожи, чёрные мешки под глазами, едва прикрытые манжетами белые шрамы на руках. Юфи не редко бросала взгляды на новенькую в течении всего урока. Во всей этой хрупкости была свобода и пустота. Учителя будто её не замечали, будто так надо - появившаяся неоткуда девочка среди учебного года. Принцессу это удивляло, интерес был чистым, подогреваемый отсутствием реакции у взрослых.
По школе прокатился мелодичный шум, означающий окончание занятий. Принцесса аккуратно убрала учебник в стол, в общежитии у неё был ещё один комплект книг. Девочка закусила нижнюю губу, раздумывая. Новенькая не вставала, не собиралась куда-либо идти, хотя был обеденный перерыв, и только смотрела. Юфи повела плечами, пытаясь сбросить навязчивое чувство чужого взгляда и вздохнула. Одна из аристократок, заметившая повышенное внимание к принцессе, направилась было к новенькой, Юфи лишь успела поймать её за руку и покачать головой. Она сама могла поговорить с девочкой, ей не нужны лишние заступники. А вот новенькой явно они были необходимы.
Принцесса встала, оправила юбку и направилась к новенькой. Она уже знала как её зовут. Амелия было необычайно красивым именем и шло девочке в её болезненно хрупкой красоте. Приблизившись, принцесса улыбнулась, протягивая ладонь:
- Привет, мы, кажется, не знакомы?.., - вопросительные нотки сочетались с осторожной неуверенностью, словно Юфи боялась причинить вред. И замерла, встретившись взглядом с необычайно яркими сиреневыми глазами.

+4

4

Лишь короткое усилие воли в момент наивысшей эйфории – подошла, заговорила, посмотрела в глаза. В Культе птенцам редко смотрят в глаза, но эта девочка, такая сильная и уверенная в своем простодушии, открыла самое важное. Глаза не просто зеркало души – они проводник для чувств, самый верный и надежный.
Гиасс ломает волю, желания, силы. Он давит под собой мечты и желания, убивает настоящие чувства, заменяя их поддельными и ложными. Он меняет воспоминания и мироощущение. Амели никогда не узнает, как бы отнеслась к ней эта девочка по-настоящему, не будь она под действием гиасса – но ей этого и не нужно. Все, чего она хочет – это тепла и ласки, которых ей так не хватало всю жизнь.
Амелия резко вскочила на ноги, протягивая руки, обвивая ими словно змеями тонкую шею новой подруги – навеки верной подруги. Она обняла ее – так нежно, как могла. Опустила голову на плечо, вдохнула свежий сладковатый аромат чистой кожи и волос. «Ей подошел бы запах цветов», - проносится в голове Амели. Она давно не слышала запаха цветов, с тех самых пор как попала в Культ. Теперь все будет иначе.
Аристократки метнулись вперед, желая отогнать нахалку прочь от принцессы, но Амели не обращала никакого внимания. Она верила, что девочка сама защитит ее, ведь она такая сильная и смелая. Доверчиво закрыв глаза, она отдает свою судьбу в руки маленькой розововолосой красавицы. И будь что будет.

+3

5

И в тот же миг всё стало неважным.
Мгновенно вспорхнувшая птицей тревожность растворилась без следа в безмятежности, охватившей разум юной принцессы. Обхватывая необычайно тонкое тело руками, Юфи не боялась больше вспугнуть новенькую. Да и какую новенькую? Как же она её сразу не узнала.
Ласково улыбнувшись, принцесса покачала головой в ответ обеспокоенным вопросам своего привычного окружения. Это же её давняя подруга. Они столь много времени провели вместе, что Юфемии сейчас даже немного стыдно от того, что она не признала Амели сразу. На имени девочки разум запнулся, проложив легкую тревожную черточку между бровей, но та в тот час же расправилась. Словно принцесса до сих пор сомневалась – а правильное ли имя? Но сложно было хмуриться, обнимая дорогого человека.
- Я скучала, - шепнула, снимая с шеи чужие руки. Сейчас время обеда, а Амели выглядит такой хрупкой, что тронуть-то страшно.
- Пойдем обедать? – Предложила, улыбаясь. Юфи совершенно забыла о своих школьных подругах, сосредоточив всё своё внимание на странной девушке, столь внезапно появившейся в её жизни.

+3

6

- Конечно, - Амели улыбнулась открыто и искренне, как давно уже никому не улыбалась. В Культе так мало улыбок, так мало настоящей дружбы и так холодно. Они никто не знают ценности человеческого тепла.
Но она, Амели, знает и помнит. Она помнит, как важно чувствовать заботу. Знает, как приятно, когда на тебя смотрят так, как смотрела сейчас маленькая принцесса на свою неожиданно обретенную подругу.
- Только у меня нет с собой обеда, -девочка улыбнулась немного виновато и грустно. Она и была бы рада взять с собой что-нибудь из еды, да ничего такого у нее не было. – Можно я разделю с тобой твой?
Амели ухватила девочку, чьего имени так до сих пор и не знала, под локоток и последовала за ней под взглядами ошарашенных аристократок – впрочем, ей не было до них дела. Все ее мысли занимала новая подруга и погоня за спиной: ведь Культ так просто не отпускает, это всем известно.
- А давай прогуляем оставшиеся уроки? – Игриво предложила Амели принцессе за обедом. Еда была такой вкусной, что она никак не могла насытиться, наслаждаясь каждым кусочком, набрасываясь на пищу точно голодный волчонок. – Покажешь мне свою комнату?

+2

7

Это было столь естественно, что ни у кого и не вызвало бы подозрений в том, что девочка чужая в этой школе. Как и в её дружбе с принцессой Британии. Юфи улыбалась открыто и дружелюбно, без стеснения разделившая свою обычную трапезу с болезненной девочкой.
«Прогуляем»? - Юфи задумалась, вновь сомневаясь. Амели первый день в школе, а она, хоть и принцесса, не имела такой привилегий, как прогуливать. Да и не привыкла она к тому. Юфи перед отъездом в школу обещала всем своим старшим и матушке учиться хорошо.
- Но… - Но любые сомнения развеялись, стоило ей посмотреть в ясные глаза своей подруги. – Конечно!
Путь до общежития лежал по внутренней винтажной галерее, которая в это время всегда пустовала, потому девушки смогли без особых нареканий вернуться в комнаты вместо занятий.
Комната принцессы ничем не отличалась от других, разве что Юфи было разрешено жить одной. Вторая кровать была застеленная и изредка служила образцом беспорядка, когда девочка ленилась прибираться.
- Хочешь жить со мной? – Предложила Юфи, влекомая внезапным неясным желанием угодить этой хрупкой девушке. Руку Амели она отпустила, как только они оказались в её комнате. Словно боялась, что стоит отпустить раньше и девочка развеется миражом.
Сама принцесса, положив книги на стол, упала на кровать, ничуть не смущаясь присутствия посторонней в комнате и манер, не подобающих её положению. Сейчас ей было можно всё.

+3

8

Богатое убранство помещений не шло ни в какое сравнение с той бедностью и аскетичностью, к которым привыкла Амели дома, а затем в Культе. Хотя дом и казался ей сейчас далеким и призрачным воспоминанием, она все еще помнила свой дом – тонкий клетчатый плед поверх продавленного во многих местах матраса. Плед в стеклянных осколках – хороший был день, когда отец не кидал в нее пустыми бутылками. Стол и табурет – последний, с подкосившейся скрипящей ножкой. Такой же старый, измученный и изуродованный жизнью, как отец.
Мать всегда была на кухне. Амели уже не помнила ее улыбки – это было даже не в прошлой жизни до Культа, а много-много раньше, так давно, что память девочки не могла поднять этого воспоминания из глубин.
В Культе у нее была своя кровать. Жесткая и неудобная, но никто не кидался в нее бутылками, когда она спала… Зато делали куда более страшные вещи, которые потом заставляли ее просыпаться по ночам с криком. Она помнила все. Каждую иглу, каждое лезвие, каждый тест. Помнила так, словно это случилось с ней только что.
Амели крепко вцепилась в ладонь новой подруги, словно опасаясь, что если вдруг отпустит – потеряется навеки. Ей придется пережить что-то, что в миллионы раз хуже всей ее прошедшей жизни. По сравнению с ее опасениям смерть казалась чем-то легким и счастливым.
Дойдя до комнаты девочки, Амели восхищенно выдохнула. Все было… восхитительно.
- С радостью, - пробормотала она в ответ на вопрос подруги, подойдя к окну – вид на сад был просто волшебный. – Ты и вправду живешь как самая настоящая принцесса.

+3

9

Юфи рассмеялась.
- Что с тобой? Ты не помнишь? Я же и есть принцесса, - девушка вскочила с кровати, сделала реверанс, изящно придержав подол сарафана, а другую руку отведя в сторону, и громко возвестила: - Юфемия ли Британия… к вашим услугам.
Полуденное солнце высветило фигуру девушки со спины, оставляя лишь неясный силуэт и удлиняя тени. Это была всё та же ещё неловкая, угловатая принцесса-подросток, но игра тени и света сделала своё дело – перед Амели предстала величественная и прекрасная дочь императорской семьи. Наваждение, впрочем, быстро рассеялось, стоило Юфи тряхнуть головой, рассыпая розовые пряди и вытащить гребень, позволяя волосам повести себя свободно. 
Улыбаясь, принцесса застыла в этой позиции. Всё было так легко – признать свое положение перед этой хрупкой девочкой.
У Юфи никогда не было столь близких друзей, которых она могла пригласить в свою комнату или накормить своим обедом. Для аристократок в школе она была всё той же принцессой, да и учителя тоже не все решались ей противоречить. Не то, чтобы были моменты, когда девочка дерзила – просто её положение было у всех на виду и установленных границ никто не нарушал.
А дружить было безусловно приятно.
- Знаешь, а ты, кажется, моя первая подруга здесь, - задумчиво выдала Юфи, послав ещё одну улыбку Амели и не замечая её потрясения.

Отредактировано Euphemia li Britannia (2014-04-23 23:39:13)

+2

10

Признание девочки – точно гром среди ясного неба.
Амели не могла поверить своим ушам, но сейчас, когда Юфемия представилась и присела в изящном реверансе, не осталось никаких сомнений. Эти величественные жесты, гордый профиль, красота холеных запястий – все подтверждало ее слова. Амели прежде видела принцесс только по телевизору, но в этот раз не сомневалась – перед ней не жалкая лгунья, а настоящая дочь Императора.
Амели нужно время, чтобы прийти в себя. Она растерянно бормочет «Конечно, мы всегда были близки», - но мысли ее бродят далеко.
Принцесса… Это ее шанс, ее козырь. Ее возможность выбраться отсюда живой, спастись от Культа. Они не пойдут против Императора, не навредят его дочери – ведь это будет государственная измена. Пока с ней маленькая Юфемия, она, Амели, в безопасности. Чувство радостного упоения произошедшим ласкает душу как полуденное солнышко. «Я буду жить», - думает она, поднимая глаза на принцессу, и лик этой девочки кажется Амели по-ангельски чистым и светлым… Чего не скажешь о лице самой беглянки – она помрачнела, готовая убить этого ангелочка в любой момент, если только Культ догонит ее.
- У тебя красивые волосы, - Амели улыбается. Недобро улыбается, но вряд ли до этого будет дело тому, кто попал под ее чары. – Можно я расчешу их?

+3

11

- Конечно, если хочешь, - произнесла она, вынимая последние невидимки, удерживающие пряди по бокам. И почти мгновенно расслабляясь – волосы, скрепленные весь день, получили полную свободу.
Юфи немного задумчиво посмотрела на Амели, а после распахнула своё окно. Март выдался тёплым, лишь ночи были холодными. К обеду земля уже прогревалась, и теплый воздух ворвался в комнату.
Взяв стул, принцесса села спиной к окну, позволяя Амели делать что угодно.
- А когда ты приехала? – Неожиданно спросила она свою подругу, бросив взгляд на стол. Над столом висело несколько школьных фотографий самой Юфи и её окружения, фотография семьи и отдельно старшей сестры. Ни на одной из этих фотографий не было самой Амели.

+2

12

- Буквально вчера ночью, - Амели радостно защебетала, не задумываясь даже о том, чтобы придумать какую-нибудь вразумительную ложь. Ей не было это нужно – гиасс заставит жертву саму придумывать объяснения тем или иным неувязкам. Принцесса сама дополнит пробелы в своей памяти: где-то лица сменятся одно на другое, где-то – додумается то, чего не было. Это, право, такая ерунда. – Было уже темно, я не захотела тебя беспокоить.
Волосы принцессы пахнут мягкой свежестью – или это легкий ветер принес в распахнутое окно такие запахи? Не важно. Это тоже ерунда. Они должны пахнуть иначе.
- Цветы. От тебя должно пахнуть цветами, Юфемия, - шепчет Амели, беря со стола мягкую щетку. Ведя ладонью по ухоженным волосам, девочка гладит принцессу, утыкается носом в шелковые кудряшки. – Давай выберем, какой это будет цветок, моя принцесса?

+2

13

- Твои родители опять решили за тебя? – грустно улыбнулась принцесса. Именно поэтому они когда-то подружились с Амели – девочка была такой же несчастной, как она. Будучи единственной в семье, Амели ощущала гнет обоих родителей. И раз её посреди ночи отправили в пригородный пансион, то её родители в очередной раз поругались и решили отослать дочь, дабы не мельтешила перед глазами. За Юфи тоже решала мать. Но у неё было маленькое счастье – старшие братья и сестра, что души в ней не чаяли. И, конечно же, смягчали суровую матушку одним своим присутствием.
- Возможно, лилии? – В покоях Юфи в императорском дворце всегда стояли белоснежные лилии и всегда цветы были свежими. Потому девочка назвала первое, что пришло в голову и напомнило о доме. Цветок был благороден и одновременно с тем – простым и не замысловатым. Флористы и садовники, ухаживающие за садом, считали, что он подходит маленькой девочке.
Мягкие прикосновения Амели к волосам действовали умиротворенно и успокаивали принцессу.

+2

14

Амели улыбнулась, угадывая направление мыслей, которое задал принцессе гиасс.
- Не совсем, - мягкая щетка скользила по волосам Юфемии, и беглянка сама успокаивалась, наблюдая, как аккуратно ложатся пряди. – Это было мое решение, родители были против. Я хотела как можно скорее повидаться с тобой.
Говоря о родителях, она мысленно представляла себе ученых из Культа – за бесконечной чередой издевательств и мучений она и сама уже не помнила, как выглядели ее настоящие родители.
- Лилии… да, - Амели скользнула ладонью по точеному плечику Юфемии. – Они такие же чистые и невинные, как и ты. Как мы. Ты и я.
Нежным поцелуем одарила девочка макушку новообретенной подруги и чуть прикрыла глаза.
- А что если мы сбежим? Вдвоем? Прочь от тех, кто диктует нам, как жить и что делать?
Амели крепко обняла принцессу со спины и одной рукой рисовала перед ней горизонты будущей свободы.
- Ты и я. Вместе. Мы увидим весь мир. Нас никто не сможет остановить и удержать – мы будем делать то, что пожелаем. – Она опустила ладонь, чтобы взять руку Юфемии – и теперь уже они вместе видели бескрайние просторы мира, пусть даже в крошечной комнате принцессы. – Вместе.

+2

15

— Сбежать? Но… — Вскинулась девочка, но замерла, не зная, что возразить на это неожиданно предложение. Её тянуло, будто тёплые слова были произнесены голосом, что был самым желанным и восхитительным звуком на земле, а легкий поцелуй закрепил это желание крепче любого замка. Ладонь в ладонь, глаза в глаза и принцесса готова покинуть своё королевство, где слишком много мачех и сводных сестер, ради примерки хрустальной туфельки. Юфи не знает и не понимает, хрусталь, несмотря на хрупкость, жмет посильнее стальных оков, если неверно выбрать размер.

— Вместе, — соглашается Юфи, стоит посмотреть в глаза Амели, почувствовать её дыхание на своей щеке. В сиреневых глазах не остается и капли сомнения, принцесса уже выбрала. И выбором её станет свобода от всех обязательств и вечной учебы. Бесконечные «не так, ваше высочество, вы слишком неуклюжи» на уроках танцев, звучащие противно и льстиво, тихие перешептывания и взгляды за спиной. Кажется, она не рождена быть принцессой.

Юфемия смотрит на Амели, совершенно не зная, что делать дальше. Она не задумывается о том, на что они будут жить и как уйдут из охраняемой школы, что её будут искать и наверняка поднимут на ноги всю полицию столицы, а после и Империи, если понадобится. Она ждет решения своей лучшей подруги, своего ангела.

Попроси сейчас Амели и юная принцесса шагнет из окна, вскинув руки, и рукава блузы будут подобны крыльям, окрашенным в красный.

+2

16

— Вместе, — вновь повторяет Амели мягким шепотом, прислоняется щекой к виску принцессы, гладит ее по гладким волосам. Не отпускает ее ладони и тянет на себя, безмолвно и настойчиво требуя встать, идти за ней.

В фиалковых глазах — ее билет на свободу, ее новая жизнь, ее безопасность от людей в белых халатах и страшной женщины, что приходила лишь мучить. В глазах Амели — сила удержать благородные аметисты прикованными к ней навсегда. Никто не навредит принцессе Британии, а Юфемия умрет за свою подругу без раздумий и сомнений.

Амели смеется — звонко, радостно, как никогда в жизни. Она берет ладони принцессы в свои, разводит руками будто в танце — и смеется.

Им даже не нужно никаких вещей — лишь бежать как можно скорее, пока халаты не вышли на след беглянки, пока можно скрыться. Они будут бежать вечно, пока, наконец, эти люди не устанут мучить их, а принцесса раскроет все двери и заплатит за все капризы. Так удобно, так ловко! Удача улыбнулась Амели спустя столько лет страданий.

Не думает ни о чем — влечет за собой Юфемию, прочь из комнаты, вниз по лестнице, на улицу, где запах раскрывающейся листвы и шелест ветра ласкают лица девочек.

— Идем за мной, — ведет к воротам, через которые пришла. Там ее уже знают и любят. Там никто не тронет их.

+2

17

И, к тому же, в одной секте, тех, кто мог спасти этот мир, но нечаянно и тихо…
Сотри мои слезы, обними – я иду туда, где выход.

Прохладная нежная кожа напоминает тончайший шелк платьев императрицы, родной матери Юфи. В глазах напротив разгорается безумие, очарованная принцесса следует за ним, как мотылек на огонь свечи. Не колеблясь, покидает она безопасные стены пансионата в легкой форме на свежий воздух. Ветер немедля взбирается под тонкую блузу, под чёрный подол сарафана, холодя стройные ноги, ведущие принцессу на погибель.

Лицо Амели в светящемся ореоле дневного света сияет ярче любых драгоценных камней и Юфи не верится, что подруга рядом. Протяни она руку и затронь — всё будет её. В фиалковых глазах отражается иллюзия белых крыльев, что вздымаются из хрупкой спины, между лопаток. А там дальше высокие кованые ворота и сторожка охраны с белыми стенами и символом императорской семьи. Укрытая деревьями аллея скрадывает тени.

Юфемия замирает на секунду и пугается, оставаясь на месте — там, у ворот высокие фигуры в чёрных костюмах и на дорогих машинах. Они словно выжидают свою добычу, совершенно не таясь. А после спешит вперед, сбивая мыски туфель, защищая Амели собой.

— С дороги, — бормочет-кричит о том, кто она такая и о том, что ей необходимо пройти здесь. И никто её сейчас не остановит, даже родная сестра. Время же ускоряет свой бег, привнося во взгляд юной принцессы всё тот же оттенок безумия.

+3

18

Страх охватывает Амели, стоит только увидеть тех, кто пришел за ней. Не может справиться с дрожью, и мгновенно мокнет ладонь в руке принцессы. Им следует уйти в другую сторону, найти другой путь, — думает девочка, останавливаясь, но принцесса не боится, бросаясь вперед.

— Нет, — едва не плачет Амели. Ее колотит дрожь, волнами накатывает ужас, что холодом бежит по спине и оседает внизу живота плотной известью, пеплом недавних счастливых надежд. — Замолчи!

Хватает глупую принцессу за руку, тянет в другую сторону. Они должны сбежать, должны пойти другой дорогой. Звонко стучат каблучки по ажурной плитке, Амели спотыкается, нога неестественно сгибается в щиколотке, девочка шипит от боли. Сбрасывает туфельки, чувствуя спиной — преследователи идут по пятам, не торопятся, загоняя свою жертву.

— Ну же, скорее! — Злится девочка, резко дергая Юфемию за руку. Они должны бежать быстрее, еще быстрее.

Сворачивает на аллею, пробегает ее — и снова поворот за раскидистым дубом.

— Где здесь выход? — Кричит на принцессу, а свободной рукой ищет в кармашке нож, украденный из столовой. Если сбежать не удастся...

+2

19

Рывок назад сбивает с Юфи пелену, на мгновение она удивлено смотрит на людей в кителях с символом империи и не понимает — почему она от них бежит? Юфемия принцесса, а эти люди могут быть здесь только ради неё. Возможно это охрана брата, который приехал её навестить.

Влажная ладошка и быстрый бег напоминают о том, за кем она следует. Юфи не сбивается, подбирает юбку сарафана и бежит следом за Амели. Ведь если она так сказала, значит необходимо поискать другой выход. Но юная принцесса не слишком часто совершала выходки и совершенно не знает других выходов с территории, кроме основного. Потому бежит следом, повинуясь неизвестному чувству в голове.

— Я не знаю, — отвечает не смело, интуитивно предчувствуя — любой её ответ будет неверным. А следом за не правдой последует наказание.

Юфи спотыкается и падает, и только поэтому понимает, что их всё ещё преследуют. Паника незримо нарастает, обещая сбить всё на своём пути. Коленям больно — камни впились в кожу, но Амели вздергивает её на ноги и тащит вновь. Всё хорошо сейчас, ведь Амели найдет дорогу отсюда.

+2

20

— Как, — цедит сквозь зубы, вытягивая за руку нерасторопную принцессу, что умудрилась упасть. Ей наплевать на разбитые коленки Юфемии, на собственную ноющую лодыжку, на мокрую от страха ладонь, из которой то и дело выскальзывает ладошка Ее Высочества. Перехватывает за запястье, тонкие пальцы смыкаются капканом.

— Ты, — выплевывает как проклятие. Уже жалеет, что связалась с этой обузой — следовало бежать без нее и не рассчитывать на милость высоких лордов. Но упрямо тянет за собой, сворачивая у дуба. Правая рука ложится на рукоять ножа. Столовый прибор туп, но мелкие зазубринки на его краях помогут защитить принцессу от силы этих людей.

— Можешь, — еще один резкий рывок, и девочки замирают перед высокой каменной оградой, за которой — уверена Амели — свобода. Высота в два ее роста заставляет сердце сжаться от дурного предчувствия: не сбежать.

— Не знать, — обреченно шепчет она. Грудь вздымается в такт сбитому дыханию, сердце стучит в ушах, сведенные ужасом пальцы до синяков впиваются в запястье принцессы. Тянет ее к себе, прижимает предплечьем к груди тонкую шею.

— Напугаем их, — выдыхает ей на ухо, доставая нож.

+1


Вы здесь » Code Geass » Флешбеки » 06-07.03.14. Чёрное, белое... Ноль.