По любым вопросам обращаться

к Vladimir Makarov

(vk, don.t.be.a.hero)

Geass-челлендж потому что мы можем.

Code Geass

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Code Geass » Turn II. Rising » 30.09.17. Висит груша, нельзя скушать


30.09.17. Висит груша, нельзя скушать

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

1. Дата: 30.09.2017.
2. Время старта: 18:00
3. Время окончания: 0:00.
4. Погода: Облачно с прояснениями, +2 градус по Цельсию
5. Персонажи: Лонг Бэй, Вэй Дзин, Хоу Шан, Хоу Мэй, Хоу Тинсянь, Сан Лиан, Киоу Джи.
6. Место действия: Китайская Федерация. Лиюань ( Грушевый Дворец)
7. Игровая ситуация: Лонг Бэй принимает приглашение Мэй "полюбоваться озолотившимся грушевым садом, прежде чем он опадет". Шану и другим членам семьи Хоу есть о чем с ним поговорить.
8. Текущая очередность: Лонг Бэй, Вэй Дзин, Хоу Шан, Хоу Мэй, Хоу Тинсянь, Сан Лиан, Киоу Джи.

0

2

Лонг Бей прибыл в Грушевый Дворец минута в минуту. Генерал всегда отличался пунктуальностью, а на такие встречи уж подавно он не хотел изменять своему правилу. Выйдя из машины, он вместе со своим адъютантом двинулся в здание.
«И в правду, красивое место…» Грушевый Дворец не мог не оставить равнодушными любого человека, однако Бею, здешняя красота, не доставляла особого эстетического удовольствия. Он приехал на встречу со своим возможным союзником или, если допустит переговоры пройдут не успешно, то оппонентом в борьбе против евнухов. В войне нет ничего прекрасного, она сравнивает с землёй всё и вся, и Грушевый Дворец не будет исключением. Потому, по мнению молодого «Дракона», следует сначала обезопасить текущий мир и потом уже придаваться мечтаниям, любованием мирской красотой.
  Гостей встретил эскорт из слуги и гвардейцев, которые как по уставу отдали честь генералу и предложили сопроводить в главный зал, где их уже ожидало семейство Хоу. Вовремя этой небольшой прогулки слуга что-то рассказывал о здании, его истории и ещё что-то… Генерал не слушал, ибо все его мысли были о другом, более значимых делах.
«Семейство Хоу - Одно из сильнейших в Китайской Федерации. Их могущество заключается в длинной истории и обширных связях. Большое количество генералов Китайской Федерации вышло именно из этого рода и в последствии они принесли ему славу и процветание. Под началом генерала Шана находится многочисленные войска и он нужен мне для поддержания порядка в стране. Чем больше генералов будет на моей стороне, тем лучше. Теперь уже понятно, что евнухи начали борьбу за власть и отец не собирается мне помогать в борьбе с ними, его уже ничего не интересует кроме власти, а она держится на влиянии евнухов. Похоже ничего не остаётся, кроме как занять его место… только вот кем? Мне самому… или может посадить на его место кого-то из генералов, однако это должен преданный мне человек или хотя бы разделяющий представление о будущем Китайской Федерации. Посмотрим, какие мысли на этот счёт у господина Шана.»
   Кивая в такт рассказам слуги, Лонг Бей продолжал идти к залу вместе с Дзином и эскортом. После недавних событий, Бей уже не знал, как реагировать на эскорт, с одной стороны он должен был защитить его от возможного покушения, однако кто знает, можно ли доверять Хоу? Да, Мэй предоставила ему документ с предательством евнухов, однако это ставило её в зависимость от генерала и если бы ей захотелось избавиться от свидетеля, то почему бы не сделать этого в Грушевом Дворце, где находятся только представители семьи Хоу, которые навряд ли сдадут её, тоже самое можно сказать и о гвардейцах.
  Вот, наконец перед его взором предстали двери в зал и слуга замолчал. Солдаты расступились по сторонам и генералу было предложено войти внутрь. Бей кивнул в ответ и двери отворились и гости прошли внутрь помещения.
  «Ну что же… попробуем на вкус семью Хоу»

+4

3

— Генерал, — окликнул того лейтенант, выходя из машины. На обычно бесстрастном лице, отрешённостью сравнимом с пятью священными горами буддизма, проглядывалось не присущее ему беспокойство. Прошёл лишь день с момента покушения - личность заказчика не установлена, пролитая кровь ещё не успела засохнуть, а они уже бесстрашно вступали на совершенно не изведанную территорию, не имея никаких гарантий выйти оттуда живыми. Его служба Дракону Севера была ещё не долгой, но даже за этот короткий срок бывший монах успел постичь, насколько сложны не доступные обычному солдату хитросплетения власти. Если путь Лонг Бея был истинно-праведным, то судьба вовремя свела их двоих вместе. — Прошу вас, будьте осторожны.
Короткий кивок в знак готовности. В левой руке, вместо традиционного цзянь - водао. Меч, отличающийся от всех известных. Тонкий и слегка изогнутый, не смотря на свою обманчивую хрупкость крепкий и прочный. Инструмент профессионала. Чем дольше служит оружие, тем оно надёжнее - это, с изношенными ножнами и не украшенной рукояткой, хоть и прошло через множество столкновений вряд ли обладало какой-либо известностью. Но синеватый оттенок одностороннего лезвия, напоминающий безжалостную, яркую луну, доказывал, что тот был выкован с целью выдержать даже самые суровые испытания.
Какое ещё оружие сможет лучше показать решимость воина? Гуань дао. Только тот был уже слишком серьёзным для цели визита.
"Одно намерение. Только одно враждебное намерение и я даже не буду спрашивать причин."
Уголки губ невольно поднялись в кроткой улыбке. Грушевый Дворец впечатлял своим великолепием, но ещё больше поражала красота природы. Позволив себе ненадолго расслабиться, Дзин с восхищением взирал на озолотившийся сад, на тот яркий маскарад красок, что сиял под лучами убывающего, сверкающего жёлтым одуванчиком, мутного диска солнца. Тихой песне ветра-бродяги подпевал шелест пёстрой листвы, устилавшей шуршавым ковром поверхность древесных ветвей, и становилось невообразимо грустно при мысли о том, как в медленном танце спустятся на землю первые листья. Когда в последний раз он выходил из водоворота бренной жизни, замечая прекрасное вокруг?
— Покорнейше благодарю вас, — история действительно была занимательной, и монах жалел о столь скором её завершении. Истинно бесконечны знания Вселенной - сегодня, ему удалось завладеть ещё одной крупицей истории. Но мощённые двери зала уже отворились. Сделав глубокий вдох, серебристой дымкой очистивший сознание, он промолвил священный слог.
От него потребуется только молчать.

Отредактировано Wei Jin (2014-02-01 00:27:49)

+4

4

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

+5

5

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

+5

6

Генерал Хоу тем временем изучал в своем кабинете сведения, полученные от Хань Фэя. Последние дни в Лаюане прошли спокойно, будто бы ничего и не произошло, будто бы никто и не чувствовал надвигающейся бури. В такое время надо быть готовым ко всему, но Шан не спешил доносить до всеобщего сведения, что он готовится. Поэтому он спокойно принял послания с соболезнованиями о трагедии с его племянницей, отправленные старшими евнухами. Вероятно, при встрече с министрами в Запретном Городе, ему даже предложат некую уместную компенсацию, свято уверенные что «Кровавая Собака» возьмет и не подавится. Так что пока все шло как и должно. А у генерала Хоу было время разобраться и обдумать свой следующий шаг. А вопросов было достаточно.  Увы, Мэй так и не рассказала толком ничего ни о том что произошло после покушения на Императрицу, ни о разговоре с генералом  Лонг Бэем. Скорее всего оба дела как-то связаны. Первый вопрос уже прояснили Лиан и Хань Фэй. Племянница рассказала дочери генерала о приказе, полученном от министра, генерал Хань доложил о странных событиях во время аудиенции Мэй, увы без подробностей. К сожалению, по словам Джи, мый еще была не в том состоянии… К стати о состоянии. Еще в первый же день люди Фэя обнаружили странное умножение на банковских счетах Мэй. Как раз незадолго до покушения.  Проследить источник пока не удалось, но само наличие этих денег указывало, что хитрющая племянница Шана таки впуталась во что-то серьезное. И ни разведка Внутренней Армии, ни «Опавшие Листья» не знали во что. Деньги заплачены за молчание? Или это попытка выкупить подлинник приказа? Или… Слишком уж много этих или. Совсем не хорошо. Сейчас над Пекином витают недоверие, неприязнь и страх. А эта смесь очень легко воспламеняется. Значит надо следить за каждой искрой и ждать.
- Господин, - согнувшийся в поклоне слуга отвлек Шана от его мыслей. – Генерал Лонг Бэй прибыл.
- Хорошо. Проводите его на Яшмовую Террасу. Сообщите моим сыну и дочери, что я жду их там. И проверьте, способна ли моя племянница к нам присоединиться.
- Слушаюсь Господин, - слуга исчез так же быстро, как и появился.
- Ну что же, - генерал обернулся к Джи и Дохану. – Время проведенное за созерцанием прекрасного, никогда нельзя назвать потраченным впустую, не так ли?
И в сопровождении своего адъютанта и командира «Небесных Псов» направился к Яшмовой Террасе. Оттуда с высоты третьего этажа, открывался поистине чудесный вид на сад в закатном свете. Последние, темно золотые лучи солнца, падали на золотые листья грушевых деревьев. Единственный недостаток этого зрелища в том, что оно слишком скоро заканчивается. Лишь на короткое время осенью, когда деревья еще лишь начали опадать. Прошлые хозяева Дворца скорее всего любовались этим видом сидя на циновках, или на худой конец на подушках. Но генерал Хоу предпочитал поддаться веянию британской моды и для хозяев и гостя были приготовлены мягкие кресла. Рядом с каждым слуги поставили столик, сервированный скромной закуской. Скромной разумеется с точки зрения самого Шана, настоящему ужину время после созерцания.
- Господин, простите что отвлек вас? – рядом с генералом почтительно склонился дворецкий. – Мы не можем найти молодую госпожу Мэй.
- Что? Разве она не в своих покоях?
- Нет Господин, она пожелала выйти в сад, но теперь мы не можем найти ее там. И ее телефон не отвечает.
Проклятие. Она что, решила продолжить. Одна и в таком состоянии?
- Ищите ее во дворце! - приказал Шан дворецкому. Затем повернулся к Дохану, - А ты начнешь искать ее за пределами дворца! Можешь задействовать все, что доступно. И наши гости не должны заметить ничего!

+3

7

Полковник уже была на пути к террасе, когда услышала слова отца. Лиан почти тут же поняла, что произошло. Интриганка решила сбежать или ещё что-то ей в голову ударило... Да какая разница?!
-Отец, позволь мне поискать её... - почти тут же выпалила девушка, но наткнулась на молчаливый запрет со стороны Шана. Её взгляд, сколь бы умоляющим он ни был, не смог смягчить генерала и изменить его решение.
В который раз проклиная себя, девушка стиснула зубы и быстрым шагом продолжила свой путь на террасу. А в голове всё крутился разговор, который произошёл тем вечером, когда Мэй попала в беду...

Знаете, как выглядит тигр в клетке? Он мечется туда-сюда, грозно рыча и стеная, обнажая клыки и топорщась в попытке запугать. Но в его глазах, помимо природного хищного блеска, мелькает отчаяние и страх, потому что он не в силах вырваться... так и Лиан была не в силах помочь Мэй, которую унесли в покои, дабы интриганка пришла в себя. Сан Лиан же не находила себе места, всё её спокойствие улетучилось и лишь один вопрос мучал её: кто?
Впрочем, не надо было быть гением, дабы на него ответить - конечно же евнухи. После того, как девушка их явно разозлила, подобный инцидент был лишь вопросом времени и Лиан знала, что это случится. Однако знай иили нет, готовься сколько угодно, когда беда случается с близким тебе человеком... к такому никогда не будешь готов.
Но поскольку Лиан не могла похвастаться прекрасными медицинскими навыками, ей оставалось лишь метаться у двери покоев племянницы генерала Шана, слава Будде - не долго. Отец довольно скоро позвал её к себе... Мягко постучавшись в дверь кабинета, Лиан выждала пару мгновений, а затем вошла, слегка поклонившись.
-Папа... ты звал меня?
Когда Лиан вошла, ее отец был не один. Напротив него сидел генерал Хань Фэй. Увидев его, Лиан почтительно поклонилась, поприветствовав генерала, на что он ответил кивком и едва заметной улыбкой.
- Да, Лиан присаживайся, - Шан обернулся к дочери оторвавщись от разговора. О чем они говорили было догадаться несложно. Врядли нашлась бы другая причина, по которой генерал Хань явился бы в Лаюань среди ночи, хоть он и был давним другом хозяина. - Твоя сестра спит?
При упоминании Мэй, скулы полковника явно напряглись, когда девушка сжала зубы. Было больно смотреть, в сколь скверном состоянии её сюда привезли... С лёгким кивком, Лиан заняла свободное местечко.
-Да, отец...
- Что-то произошло здесь, пока я отсутствовал. И это как то связано с покушением на императрицу. Из Запретного Города по столице уже ползут слухи, о приказе евнухов и предательстве, -генерал тяжело вздохнул. - Мой старый друг принес мне тревожные вести, дочка. Расскажи мне, что творилось с Мэй в последние недели?
Лиан слегка кивнула, собираясь с мыслями и словами. Она говорила Мэй, что приказе нужно было рассказать. Вот только эта чёртова интриганка должна была рассказать сама, а в результате сейчас лежала едва живая...
-Да... на императрицу было совершено покушение. А перед ним... - Лиан глубоко втянула воздух носом, подавляя вновь вспыхнувший гнев. - Мэй по приказу евнухов отвела мой отряд в совершенно другое место. Императрица жива, но ранена, насколько я знаю.
- О судьбе императрицы ты можешь не волноваться, Лиан, - невесело улыбнулся Шан. - Ее жизнь вне опасности. Боюсь о моей племяннице я не могу сказать того же, - при этих словах Шан помрачнел окончательно.
-Она рассказала мне о приказе. И о том, что она довольно резко высказала евнухам своё мнение. А отдал приказ Жао Хао.
- В этом приказе все дело, - заговорил Хань Фэй. - Известно что после покушения у генерал-майор Хоу была вызвана в Запретный город и имела приватную встречу с четырьмя Старшими Евнухами. Что там произошло неизвестно, но после этого многие связанные с евнухами заволновались. Затем была встреча с генералом Лонг Бэем, который был если я не ошибаюсь приглашен встретиться с вашим почтенным отцом. И, еще до покушения на ее счет была перечисленна весьма значительная сумма денег. Источник очень хорошо спрятан, - генерал вновь вернулся к чаю.
-Сумма... денег? - Лиан шокированно посмотрела на Хань Фэя. Она не могла поверить... ладно интриги, ладно власть... но ДЕНЬГИ?! Их и так было достаточно!!! Неужели... неужели Мэй продалась, как шлюха?..
-Только не говорите, что её подкупили...
- Мы это и не утверждаем, дочка. Ты же знаешь, свою сестру.  Для Мэй лишь средство. Но вот для чего они ей могли понадобиться, мы пока можем только гадать, а должны знать точно.Я боюсь, на этом они не остановятся.
- Насчет этх денег, - вновь заговорил Хань Фэй. - Вы же знаете ее телохранительницу?
-Джун?
- Да, бывший капитан Ли Джун.
-Я знаю её, да. Но не особо близко.
- Вскоре после покушения она тяжело пострадала. Ваша двоюродная сестра как выяснилось посетила  чернейшие кварталы Пекина, взяв с собой одну лиш Ли. Она выставила ее на гладиаторском поединке, который принес ей опять же некоторую сумму денег, но  совершенно необременительную для семьи Хоу.
Лиан лишь слегка кивнула, продолжая слушать.
- Именно, - Шан снова сглотнул чаю. - Почему Мэй пыталась получить деньги  таким способом, если могла просто попросить их у меня?
Шан боялся за свою племянницу. Боялся по настоящему. Буд-то бы повторялась история его брата, которому он должен был заменит отца и которого он не смог спасти.
-Она мне ничего не говорила, отец... - девушка покачала головой и опустила глаза, дабы Шан не видел того, что творилось в зеркалах её души. Лиан чувствовала себя... преданой. - Только про приказ.
- Так вот, приказ остался у Мэй. ты видела его?
-Да. Она мне его показывала.
- Ты знаешь что произошло когда ее вызывали к министрам после покушения?
Девушка слегка выдохнула.
-Я уже говорила вам об этом. По словам Мэй, когда она пришла к евнухам, она заявила о предательстве Жао Хао и показала приказ, довольно резко высказавшись о них самих. Затем, они... сказали, что отправят её в Индию.
- Да, сегодня ее официально перевели в Войско Черного Знамени. Это выглядит как наказание за что-то. Ты знаешь, где приказ сейчас? Теперь, моя девочка, ты должна точно вспомнить все что происходило с твоей сестрой за это время. И все связанное с этим кровавым приказом.
При словах о приказе, Лиан слегка встрепенулась. Что-то полезное её интриганка-сестрёнка всё же сумеела сделать перед тем, как её хорошенько помяли. Девушка сунула руку в рукав своего ципао и извлекла оттуда четыре свитка - копии приказа, которые Лиан предусмотрительно носила с сообой всё это время.
-У меня нет оригинала, но есть копии, которые Мэй просила предать. Одна для меня, одна для Тиньсяня... - говоря это, девушка протянула один из свитков отцу. - Один для тебя и последний - для Лонг Бея.
- Ясно, - генерал Хоу взял копию у дочери и развернув начал читать. - Ты не знаешь где Мэй спрятала оригинал?
-Его она оставила себе. Я не знаю, где. Но эти копии не отличить от оригинала.
- Да, но они и в десятеро не так опасны, как оригинал. И только оригинал не позволит евнухам сделать из твоей сестры виновную в случившемся.
-Повторюсь... - Лиан покачала головой. - Я без понятия, куда она спрятала оригинал.
- Одну копию для Лонг Бэя, -  пробормотал Шан читая приказ.
-Именно. По его же просьбе.
- Что же, - генерал Хоу передал копию генералу Ханю. - Пока мы не можем спросить ее. Ты можешь еще что-то вспомнить Лиан? Начиная с дней перед покушением?
Полковник слегка нахмурилась, пытаясь припомнить что-то особенно странное в поведении своей любовницы.
-Хмм... ничего такого. Хотя... есть нечто странное. Мэй буквально упрашивала меня отвести "Золотые Мечи", хотя вполне могла ткнуть мне в нос  приказом...
- А чем она обьясняла свое решение?
-Просто говорила, что так надо, потом просила меня, всячески уговаривая.
- Странно, - Шан задумался, застыв с дымящейся чашкой в руках. Его переполняли гнев, страх за племянницу и как не странно любопытство. Мэй задала ему поистине сложную загадку и от того, осилит ли он ее возможно зависила жизнь его племянницы. - А что ты думаешь, обо всем этом, дочка?
Лиан тяжко вздохнула и, позволив чёткам соскользнуть с запястья в ладонь, принялась перебирать бусины, дабы успокоиться и держать себя в руках. Она каждый раз с ума сходила, когда Мэй что-то затевала. Порой, полковник задавалась вопросом, почему она до сих пор не прервала отношения с этой интриганкой? Ведь Мэй любила заниматься тем, что Лиан так презирала: плести сетии обмана, делать карьеру и прочее...
-Я точно могу сказать, что она темнит. Она опять начала очередную игру и это меня выводит из себя... вот только ради чего? Может, она думает, что сможет защитить так всех нас?
"Дура, дура, ДУРА!!! Прости меня, Будда..."
- Мэй еще не готова к этой игре. Но она в нее вступила. Теперь мы должны защитить ее.
-Ты же знаешь, я сделаю всё, чтобы защитить её. - с готовностью ответила Лиан. - Вот только знать бы, от чего... от евнухов или от неё самой?
- Тут ты все и так знаешь. От того и другого.
Китаянка опустила голову, уставившись на металлические чётки, что она перебирала в пальцах.
-Будь моя воля - посадила бы под домашний арест её... с круглосуточной охраной.
- Пока она в Лаюане, она в безопасности. А в Индии ее будут охранять люди, которых я приставлю к ней. Теперь из нашей семьи ты одна останешься в Запретном Городе, Лиан.
Она резко подняла голову.
-Я не отправляюсь в Индию? - немного удивлённо спросила девушка.
- Во внутреннюю армию переведена только Мэй. Насчет тебя евнухи ничего не предприняли.
Девушка слегка нахмурилась, но тут отец был прав. Как бы Лиан ни хотела защитить эту глупую девчёнку, кто-то должен был остаться в Запретном Городе... как минимум для того, чтобы прирезать жирых кастрированных боровов, что окружали Императрицу.
-Я понимаю.
- Что происходит с твоими людьми и остальной гвардией после покушения?
-Насколько я знаю, мои люди готовы сражаться. Они и сами были не рады, что мы отошли... что же до остальной гвардии - я не знаю. Охрана естественно стала пожёсче.
- Никогда нельзя забывать об осторожности, в запретном городе.
-Я знаю, отец... и я сделаю всё в моих силах, чтобы эта чертовщина не повторилась.
- Я предчувствую трудные времена, дочка. А ты знаешь, что это означает.
-Трудные времена требуют трудных решений. Надеюсь, я сумела впитать за годы достаточно твоей мудрости, чтобы принять верное, сколь бы трудным оно ни было. - девушка вновь поклонилась.
- Не сомневаюсь в тебе, Лиан. И думаю вскоре мне тоже будет не лишним посетить Запретный Город.

"Треклятая интриганка, что же я в тебе нашла? За что ты так с папой... с Тиньсянем... со мной?" - мелькали мысли в вспаникованном разуме буддистки. - "Ложь и игра в плащ и кинжал - не выход... "

Отредактировано Sun Lian (2014-02-06 22:32:35)

+4

8

Всё это время адъютантка стояла в тени навеса, внимательно слушая беседу достопочтенной Лиан, уважаемого генерала Хань Фэя и благородного и как всегда внешне безмятежного Хоу Шана. 
Приходилось прикладывать все возможные силы, чтобы скрыть своё беспокойство по поводу госпожи Мэй, что так «неожиданно пропала из своих покоев».
За эту ночь она не раз просыпалась, чтобы пройти мимо опочивальни юной госпожи и убедиться в том, что доблестные стражи, блюдущие её покой,  не позволяют себе дремать или же отвлекаться от службы.
Более того, она провела не один обряд-просьбу, моля духов проследить за интриганкой, защитить её. А в силу своих ритуалов Джи верила не меньше, чем в реальных людей, держащих в руках оружие и неусыпно стоящих на страже. Лишь обильный макияж сегодня спасал её от пристальных взглядов окружающих, которые бы иначе увидели последствия бессонной ночи в синяках под глазами и сухой коже.

*   *   *

Китаянка прекрасно знала, что та пропала добровольно, ведь всего лишь за несколько часов до всеобщего сбора Джи самолично лёгким движением руки подвинула все камеры так, чтобы и самой не попасть в объектив.
Адъютант со сталью в голосе отдала приказ дворцовой страже покинуть свой пост, даже не стараясь объяснить тем причину – адъютанта «кровавой собаки» не смел ослушаться ни один из служителей семьи. Дублированный приказ так же прозвучал и по радиосвязи, разогнав по углам патрулирующих сад.
Мэй тоже готовилась к встрече, но не с Лонг Беем - юному генералу придётся подождать - а с командиром польского отряда солдат удачи, лучшего во всём ЕС. Это мероприятие едва ли можно назвать безопасным - поэтому, Хоу как могла натягивала доспехи (тонкие кевларовые пластины, выполненные в традиционном для эпохи Троецарствия стиле), а на столе лежал готовый к использованию офицерский пистолет и три запасные обоймы к нему. Когда адъютант дядюшки Шана подошла к ширме, ведущей в покои его коварной племянницы, Мэй, шипя сквозь зубы проклятия, натягивала поножи.
Джи спешно подошла к «любимой» и тут же принялась помогать ей, активно при том тараторя:
- Для твоего отхода всё готово, Мэй, - её имя и обращение на «ты» давалось сегодня куда легче, чем вчерашним вечером, - Ты уверена, что сможешь пойти одна, тигрица? – прощебетала она, глядя прямо в карие глаза своей госпожи.
Интриганка молча запечатала её губы страстным поцелуем, бесцеремонно протолкнув язык в рот девушки. Здоровой рукой, Мэй прижала её к себе, не давая вырваться. Впрочем, наврядли влюблённая Джи отказалась бы от поцелуя, тем более дарованного с такой страстью и рвением.
- Я умирала от ожидания, - прошептала Хоу, наконец оторвавшись от её губ.
И вновь она оставила след своей помады на её устах, дарующих ей новые волны желания и тепла. Но сейчас время не позволяло придаваться страстям .
- Я тоже, - провела она рукой по её щеке, чтобы стереть пятнышко белил.
- Скажи, моя девочка, - ласково прошелестела Мэй, проведя изящным пальчиком по щеке Джи, - ты бы хотела знать, что я задумала? Участвовать в моих интригах и вместе со мной возвысить генерала Шана...
- Ты же знаешь, что я бы хотела разделить с тобой каждый вздох, каждый миг биения твоего сердца, каждую маленькую тайну, - она сжала подол своих одеяний и на мгновение отвела взгляд в сторону.
- Я задержусь на встречу с Лонг Беем, - призналась интриганка, - ибо меня ждёт ещё один человек. Командир отряда наёмников, известных, как "Висла". Они понадобятся мне в Индии... Ибо рядом не будет тех, кому я доверяю... Там... - Мэй вспомнила о матери и её глаза заблестели от влаги, - Там не будет тебя!
Жрица с болью и сожалением посмотрела на израненную деву пред ней. Быть может в ней жил сильный материнский инстинкт, что велел защищать, а возможно любовь заставляла вести себя как наседка и рыцарь в одном лице, плывя по горло в желании услужить и угодить, но Джи так или иначе обняла её, прижала к себе и погладила по волосам.
- Если ты только скажешь, я отправлюсь за тобой на край света, моя любовь, - поверила она её речам.
- П-правда?! - пролепетала Мэй, пальцами здоровой руки зарываясь в волосы девушки, - Ах, если бы ты смогла отправиться со мной в Индию... Но как же дядюшка Шан...
-Для него ты бесценный бриллиант, что он будет хранить даже ценой своей жизни, - молвила она, поцеловав Мэй в лоб, - Я смогу убедить его, что необходима тебе там.
Мэй молча поймала её губы своими, давая согласие.
Стоило их устам разомкнуться, даоска тут же привстала, поправила выбившуюся прядь и тревожно оглянулась по сторонам.
- Тебе нужно скорее бежать. Будет подозрительно, если стражники будут отсутствовать так долго, - она отпустила свои объятья, дав этой раненной птице вспорхнуть и полететь.
- Я знаю, Джи, - интриганка нежно улыбнулась, коснувшись ладонью щеки заботливой девушки, - доверься мне... И сделай всё возможное, чтобы моё отсутствие не было замечено. Я вернусь, как только закончу с этим наёмником.
- Всё, что в моих силах, моя госпожа, - жрица взяла плащ из гардероба, да помогла накинуть его на плечи этой стойкой женщины. С обожанием в глазах она закрепляла его поверх доспеха, аккуратно проводя руками по складкам ткани, - Но что же будет, если моих скромных сил будет недостаточно? – взволнованно вопрошала она.
- Не думай об этом, - прошептала Мэй, изящно раскрутив пистолет вокруг пальца, - я клянусь Буддой, что всё будет хорошо.
Хоу убрала пистолет в набедренную кобуру и подарила Джи томный взгляд красивых карих глаз.
- Ночью я буду ждать тебя.
От этих слов девушка широко заулыбалась. Где-то в глубине своего сознания она уже чертила причудливые образы запретной любви, что, несомненно, ждала её этой ночью.
- На удачу, - вымолвила она, поцеловав Мэй в щёку.
- Спасибо, - мягко улыбнулась Мэй, - присмотри за дядюшкой, пока меня не будет... Надеюсь, Лиан и Тинсянь не станут искать меня.
- Ваш дядя в надёжных руках, - уверенно заявила она, подойдя к интриганке и пришпиливая её плащ миниатюрной брошью, - Заговоренное серебро отпугнёт от тебя любое зло.
Мэй не была суеверна, но если это успокоит её марионетку, пусть будет так. Легонько коснувшись щеки Джи своими губами, Хоу прошептала слова благодарности. Она так же ждала этой ночи, но куда волнительнее были две предстоящие встречи. А после них, можно будет расслабиться и пусть Будда смотрит в другую сторону.

*   *   *

«Быть может, ты сейчас вновь въёшься ужом под корягой трухлявой, чертя своим брюхом узор на песке, что ведёт хищных птиц к нашим стенам, моя госпожа?» - витала она в розовых облаках, раскрашенных закатным солнцем. Листья груши укутали дворец золотом, словно бы тот был драгоценным камнем в обрамлении золотого кольца.
«Возвращайся домой живой и здоровой, Мэй», - прикрыв на мгновения глаза, молила она всё сущее, прежде чем решиться открыть свой рот, врываясь в беседу троицы.
- Господин Шан, - голос слегка дрогнул, - Я бы хотела отправиться с госпожой Мэй в Индию, - неожиданно заявила она, смотря карими очами в глаза старика. Он должен был понять. Не мог не понять, - Ей нужна защита и человек, что смог бы отговорить её от излишних авантюр. И раз уж госпожа Лиан не сможет покинуть дворец, я бы хотела предложить себя в этой роли, - постаралась она оправдать свой порыв.

+3

9

Шан так и не опустился в свое кресло, после разговора с Доханом. Он повернулся к обеим девушкам. Реакция его дочери старика не удивила, оно и понятно. Но Лиан и так поняла что это невозможно. Сейчас ее место рядом с отцом и его гостем. А вот порыв Джи удивил генерала. на долю секнды, а затем он все понял.
- И здесь успела чертовка. Хоть ни одной красивой девицы к ней не подпускай.
- Да ты права, Джи. За моей племянницей действительно нужен пресмотр. Но ты уверена, что справишься с этим, - тут уж генерал позволил себе усмехнуться, давая понять что все понял. Сердиться на жертву чар темпераментной красотки Мэй смысла не было. Шан пожалуй был бы даже рад, что его жрица сделала шаг в сторону радостей жизни. Но лучше бы при других обстоятельствах.
Но вот Лиан была отнюдь не столь спокойной. И отнюдь не глупой. Может, она и не была родной дочерью Шана, но вот воспитание прекрасно переняла... Почти тут же её тело напряглось, а полный холодной ярости взгляд обратился к Джи. Эти обычно спокойные глаза женщины, которая мечтала однажды обрести покой в монастыре, буквально кричали "Убить. Убить. УБИТЬ!". Кулаки сжались до такого состояния, что и несчастная Джи, и Шан могли услышать тихий хруст костяшек...
- Лиан, дочка, присядь и успокойся, - генерал обернулся к Лиан. Не надо было быть прозорливым как Джугэ Лян, чтобы понять какие демоны стремятся вырваться наружу. Но плох тот отец который не может успокоить дочку в такой момент.
Вдобавок к хрусту костяшек, послышалось и скрежетание зубов. Скулы буквально заходили под её кожей и милое личико исполнилось плохо скрываемого гнева. Как просто было бы свернуть этой подколодной змее шею и дело с концом... Однако, был ещё и фактор присутствия как отца, так и ждавшего их гостя... Медленно, Лиан подошла к Джи и пристально посмотрела ей в глаза. Она молча требовала ответа на свои догадки и Будда упаси девчёнку солгать...
Джи вздрогнула, словно ошпаренная, почувствовав на себе взор очей монахини. Обычно спокойная и размеренная, сейчас она понимала свою неправоту и если бы не белила, пунцовый оттенок бы покрыл её с ног до головы.
- Если… - проглотила она ком, стоявший в горле, - Если уж я справляюсь с обязанностями при вас, мой господин, то с юной Мэй, воспитанной вашим благородием, - невольно захотелось иметь в руке что-то тяжёлое, стоило ей услышать хруст и скрежет, - Я справлюсь, - она прикусила губу и даже чуть-чуть подпрыгнула, стоило «прекрасной тигрице», как её называла генерал Хоу, встать со своего места.
Косить под дурочку было бы бесполезно, особенно учитывая тот факт, что этот злой демон, что сейчас завладел телом прекрасной Сан, явно готовился применить на ней не один болезненный боевой приём. Да вот только что она сейчас ей скажет: «Да, я такая вот гадина и сплю с твоей любимой»?
Молчание, как говорят - знак согласия. Несколько мгнновенний Лиан просто смотрела девушке в глаза, а потом, слегка склонившиись к ней поближе, произнесла как можно тише - так, чтобы слышала лишь Джи. Ну, максимум - Шан.
-С этого момента... каждый твой вздох считай подарком от меня... я не знаю, в каких интрижках она тебя использует...
Дао миловал сегодня преступившую свой путь Джи, выдав на этот день ей лишь предупреждение. Но всё же соперница, стоявшая пред ней, была грознее и опаснее любого из обученных убийц Китайской Федерации. Волевая, сильная, хладнокровная, она была достойна уважения. И раз уж жрица вызвала у неё такую реакцию, то стоило полагать, что и та всерьёз испугалась того, что Мэй вдруг однажды предпочтёт её, а не Лиан.
- Я каждый день благодарю Небеса за то, что они позволили мне стать  частью семьи Хоу, госпожа Лиан, - достаточно громко произнесла она с каменным лицом, стараясь сохранить выработанную годами маску.
- Хорошо, у нас еще будет время поговорить об этом и надеюсь моя племянница к этому времени уже обнаружится.  А пока вспомните для чего мы здесь. Что бы не происходило здесь, никто не должен видеть ни ошибки, ни слабости Хоу, тем более в эти времена. Я рассчитываю на вас обеих, - с этими словами генерал развернулся и опустился в кресло.
Жрица послушно кивнула своему господину, вновь занимая место в тени козырька и бросая осторожный взгляд на Лиан. Она никогда ещё не видела эту добрую и прилежную монахиню в таком дурном расположении духа. Этой ночью даоска обязательно займётся ритуалами, дабы очистить своё дух от негатива, а так же попросит духов усмирить неожиданно пылкий нрав «тигрицы». Лиан же, молча кивнув, так же заняла своё место, стараясь не смотреть на Джи.
А Шан тем временем, тяжело вздохнув, повернулся к саду и в очередной раз порадовался размерам своей резиденции. Благо путь генерала Лонг Бэя от ворот, до Яшмовой Террасы занял достаточно времени, чтобы дать вспыхнувшим чувствам обоих девушек хоть немного улечься. Где бы не бегала блудная племянница, нельзя позволить пока лишь потенциальному союзнику понять, что она действует без ведома семьи. Это поставило бы под угрозу и позицию семьи Хоу, и саму Мэй. Поэтому сейчас недопустимо было бы подать хоть малейший признак волнения и тревоги. Этому искусству генерала учили с малых лет и усвоил он его хорошо. Его дочери это явно давалось сложнее.
-Дочь моя, послушай, - Шан положил свою ладонь на руку Лиан, лежащую на подлокотнике соседнего кресла. К счастью время у них еще было. – Мы пока не можем знать что сделала Мэй и почему. Но я точно знаю, что меньше всего она хотела бы причинить боль тебе или мне. Воистину мучительна боль разбитого сердца, но ты всегда успеешь позволить ему разбиться. Не лучше ли перед этим дать твоей сестре возможность объясниться с нами? Она может заблуждаться, может неверно рассчитать свои силы, может даже погнаться за химерой. Но у нее должны были быть серьезные причины и надо уважать ее выбор. Не истязай себя понапрасну. Ведь поговорив с Мэй, ты возможно сама признаешь правоту ее поступка. Да, она действует в тайне от нас, но если это единственная ее ошибка, разве мы не сможем простить ей это. Позволив своему сердцу разбиться быстро и болеть сразу, ты лишаешь себя возможности быстро простить и оставить страдания позади. В жизни не бывает идеальных людей и идеальных условий. Но я знаю, ты любишь свою сестру, и знаю, что она любит тебя. Помни и ты об этом.

+5

10

Двери распахнулись перед генералом и его спутником, вместе они вошли на Яшмовую террасу. Перед Лонг Беем открылся удивительный вид на сад семейства Хоу, который так и гипнотизировал своей красотой. Признаться, даже такой сухой на эмоции человек как Бей был поражён его красотой. Однако он здесь был не за этим, ему предстояло вывести на чистую воду всё семейство и договориться с одним из самых влиятельных людей в Китайской Федерации.
  Вернув себе своё типичное спокойствие Лонг Бей уверено вошёл в закрытую часть террасы. Его походка источала полную уверенность в его силах и нежелание идти на какие-либо уступки.
«Хоть я и нахожусь в обители семьи Хоу, однако это не должно смущать меня. Нельзя показывать им слабость… здесь Я ищу союзников, а не покровителей… здесь Я иду на переговоры на равных, а не пытаюсь выкроить себе место под солнцем… Посмотрим, готовы ли они на сотрудничество, так же как на него пошла госпожа Мэй.»
  Из зала к генералу подошёл слуга:
- Как я могу Вам помочь, Ваше превосходительство?
- Проводите меня к господину Шану. – невозмутимо ответил Лонг Бей.
- Конечно, ваше превосходительство. Пройдите за мной.
  Слуга поклонился и направился на открытую часть Яшмовой террасы, где гостей уже ждал глава семейства Хоу.
  - Доброго вечера, генерал Хоу Шан. Приношу свои соболезнования в связи с тем, что произошло с госпожой Мэй. Надеюсь сейчас с ней всё в порядке.

Отредактировано Лонг Бей (2014-02-20 04:58:23)

+1

11

Шан и Его дочь, поднялись со своих мест и легким традиционным поклоном поприветствовали гостя.
- Добро пожаловать в Лиюань, генерал Лонг. Рад вас приветствовать в моем скромном жилище. Благодарю вас за оказанную заботу, моя племянница, увы, не сможет сегодня присутствовать. Разрешите представить вам мою дочь Лиан.
- Генерал Лонг Бей, рад знакомству госпожа Лиан. Здесь Вы, конечно, лукавите генерал Шан, Ваше имение далеко не скромное, - небольшой долей иронии произнёс Бей. - Но, если позволите, довольно комплиментов, давайте перейдём к сути моего визита. Как мы уже успели понять, евнухи решили начать полномасштабную борьбу с генералитетом и противниками их абсолютной власти. Потому считаю, что нам нужно организовать сопротивление их действиям. Как Вы считает, генерал Шан?
- Для меня честь познакомиться с Вами, генерал, - Лиан скромно поклонилась, после чего предоставила разговоры о войне и политике мужчинам, искушенным в ней.
- Да, в мои годы так дела не делались. Даже сесть не успел, а уже о деле. Еще и о таком. Солидней надо быть, мальчик, - в очередной раз улыбнулся про себя Шан. На самом деле молодой генерал Лонг, ровесник его младшего сына ему нравился, из того что он о нем знал. И что есть откровенность, как ни признак честности. Но все-таки это была первая встреча двух серьезных людей.
- Почему бы нам не присесть господин Лонг, - Шан жестом указал на приготовленное для гостя место.
- Да, конечно. Всё же нам предстоит долгий разговор. - с улыбкой ответил Бей.
- Надеюсь вы любите женьшеневый чай, - с той же радушной улыбкой проговорил Шан, опустившись в кресло. - Это мой любимый  в это время года в Пекине.
- Соглашусь с Вашим опытом, генерал Шан. -  Хоть Бей этого открыто не показывал, однако он глубоко уважал этого человека. Генерал внутренних войск был намного опытней молодого "Дракона" и потому ему нужно было быть предельной осторожен в своих словах и своих высказываниях. Ведь Бей ещё не до конца был уверен в том, на какой стороне окажется Шан и всё семейство Хоу. Мэй, которая открыла генералу заговор евнухов имела достаточно неоднозначную репутацию в войсках. Репутацию искусной интриганки и потому могла легко обернуть открытой Бей в свою сторону и на пользу Хоу.
- Как вам вид генерал? – произнес Хоу Шан с таким видом, будто Лонг Бэй не сказал только что таких опасных в это время слов.
- Вид... - Бей сделал небольшую паузу. Ему начало казаться, что Шан упорно не хочет начинать разговор о делах насущных. - У Вас очень красивое имения. Резиденция моей семьи не идёт ни в какое сравнение с вашей. Если предельно честно, то им можно любоваться вечность и он никогда не наскучит глазу. Было бы очень прискорбно, если такая красота стала местом кровопролитного сражения. Это была бы очень изящная смерть, умереть в сие прекрасной роще, - слова Бея были провокационными и старались склонить Шана в сторону разговора о борьбе против евнухов. Такой "тонкий" намёк на намечавшуюся гражданскую войну.
- Ох, генерал, вы слишком щедры на похвалы моему скромному жилищу, - генерал Хоу отпил чаю и посмаковал глоток. Похоже, обязательные любезности в этот раз сократятся до предела. Но не слишком ли ты тороплив, генерал Лонг Бэй. - А ведь вы рискуете достигнуть этой вершины.
- Не рискуя невозможно выиграть великий приз. Вы так не считаете, Генерал Шан? Вам ли не знать о цене риска в нашем деле. Война всегда риск, да и политика тоже не обходиться без риска, - непреклонно продолжал Генерал Лонг Бей. Он понимал, что рискует, открывая все свои намеренья потенциальному врагу... или союзнику. Однако он так же понимал, что без доверия никакого разговора о сотрудничестве не может быть.
- Тем не менее, вашей первой же фразы хватило бы на обвинение в государственной измене. А что было бы, если я здесь выполнял поручение  Евнухов? Ведь "Небесные Псы" уже волокли бы вас в одно из облюбованных Евнухами негостеприимных местечек. Или очень может быть вели бы вас к груше, на которой вас же и приказали повесить.
- Генерал Шан, я знаю Вас как достойного человека. Сомневаюсь, что Вы променяли бы свою племянницу на службу людям, которые так жестоко и цинично поступили с ней и с нашей Императрицей.
- Вот значит как. А разве не этим я прославился в Поднебесной?
- Вы прославились как коварных и расчётливый стратег и тактик. Однако, ещё как любящий отец и глава семейства Хоу. Сомневаюсь, что если бы Вам было все равно на вашу семью, то приняли бы опальную племянницу как родную дочь. Вам было бы проще забыть о ней как о позоре семейства и не порочить славное село семью Хоу. - Бей выдержал паузу, как бы обдумывая свои слова. - Прошу прощения, если мои слова показались Вам излишне резкими, однако такого моё мнение. Потому считаю, что даже если Вам безразлично то, что произошло с нашей Императрицей, то это нельзя сказать о госпоже Мэй.
- Ну что же, раз уж вы решились сунуть голову в эту пасть, я предлагаю вам выпить чаю и насладиться скромной трапезой, за этим разговором. Или может быть подать вина? - а ведь все это могло бы быть просто хитрой интригой. Разве не могла бы племянница "Кровавой Собаки" разыграть все это, чтобы надеть на шею опасного для правящей клики генерала?  В конце концов как сказал сам Лонг Бэй - генерал Шан был весьма коварной личностью, а награда для него и всех Хоу была бы велика. К счастью для Лонг Бэя генерал Хоу не имел подобных намерений.
- Вина... Пожалуй откажусь. Думаю Вы слышали о моих сложных отношениях с алкоголем. - с иронией подметил Бей. Отпив ароматного чая, генерал продолжил. - Сочту за честь разделить с Вами трапезу, генерал Шан, - Бей не особо волновался о возможности быть уличённым в измене. Исходя из того факта, что Мэй уже подверглась покушению и скорей всего это были люди евнухов, то это говорит о не тёплых отношениях между семейство Хоу и правящей "элитой". За Беем же стоял его отец, который хоть и не был согласен со всеми высказываниями своего потомка, однако желал сохранить власть в вооружённых силах в руках своей династии. Бею ничего н стоило обвинить в заговоре всё семейство Хоу и переметнуться на сторону евнухов и при поддержке генералиссимуса начать войну против заговорщиков, а потом на развалинах Китайской Федерации, сместить своего отца и начать строить новый мир на пепелище старого. Однако, это не было в планах Бея... Уничтожать всё, что построили за прошедшие века его предки в одночасье из-за не желания делиться славой с другими... это не было в планах молодого "Дракона" и тем более не соответствовало его характеру и убеждениям.
- Тогда можно уже поговорить и о делах, -  кипящий вокруг имперской столици котел страстей предвещал скорый конец нынешней эпохи. Наверное то же самое чувствовав и отец Шана перед Иетихуаньским восстанием. У генерала Хоу были свои планы, у генерала Лонга свои. Посмотрим, насколько они совместимы.
- Итак, генерал Шан. Каким Вы видите будущее Китайской Федерации? Ни для кого не секрет, что на данный момент мы находимся далеко позади других великих держав и естественно нам нужно что-то делать с этим провалом политики последних десятилетий правящей элиты.
- У вас похоже есть готовый рецепт от множества болезней, поразивших Поднебесную?
- Рецепты есть всегда, но не всегда автор видит упущения в своём труде. Всегда нужен свежий взгляд на вещи, особенно такого опытного человека как Вы. Потому повторюсь, каким Вы видите будущие Китайской Федерации, генерал Шан и какие проблемы Вы считаете самыми важными на текущий момент?
- Величайший бич любой страны - дурное управление. Увы, эта болезнь поражает любую страну и великое множество раз.
- Верно, и какое же лечение Вы видите в сложившейся ситуации?
- Навести порядок в Великой Стране возможно лишь, когда стоящие у кормила заинтересована в этом сильнее, чем в собственной выгоде.  Вы ведь изучали историю генерал? Неужели вам нечего вспомнить по такому случаю, - Шан хитро прищурился, глядя на собеседника. Слишком часто все это повторялось в истории Китая. Раз за разом.
- Обижаете, господин Шан. - чуть ли не через смех парировал Лонг Бей. - Моя семья располагает обширной библиотекой, в которой я проводил очень много времени своего раннего детства. Исходя из опыта наших предков, я вижу один, наиболее выгодной и эффективный способ разрешения проблемы. Скажу Вам по секрету, в моём виденье новой Китайской Федерации нет места евнухам, но есть место совету достойных людей, которые будут работать на благо Великой страны. Однако следует найти этих достойных людей, быть может... Вы мне поможете с этим делом? - это был совсем не тонкий намёк Шану, с целью показать истинные намеренье Бея.
- Прекрасная мечта,  генерал, - по взгляду генерала Хоу было ясно, что намек он понял. - Но прежде мы придем к ней, болезнь будет долго сопротивляться.
- Болезнь всегда сопротивляется, потому нужно собрать хороший комплект антибиотиков, а лучше сразу вырезать опухоль, пока она не стала смертельной и лучше действовать максимально быстро.
- Когда Лю Бан сверг последнего потомка Хуанди, первое что он сделал, это  казнил Жао Гао и других евнухов династии Цинь. Когда спустя 400 лет Дун Джао захватил Лоян и покончил с династией Хань, он вырезал всех придворных евнухов. И так вплоть до цинских евнухов, которых солдаты божественного основателя Тян ловили по всему Пекину.
- Верно. Однако мне кажется, что наших предков не учила история, и они наступали на одни и те же "безчеренковые" грабли. Мне кажется, что пару же убрать эти грабли с нашего прекрасного сада и начать пользоваться другими инструментами, если вы понимаете, о чём я говорю.
- Грабли убирают, но у сада меняются хозяева и со временем им все равно требуются грабли. Но каждый год в моем саду пропалывают сорняки, зная о том, что на следующий год они появятся снова.
- Потому я и делаю акцент, что требуются новые инструменты, которые смогут заменить грабли и будут более эффективными, а так же не станут вредить хозяину сада.
- Поднебесная видела много Закатов и много Рассветов. Я бы хотел увидеть еще один Рассвет? А вы, генерал.
- Ради этого мы и ведём этот разговор. Если честно, то я уже вижу его первые ростки на выжженной земле.
- Тогда, я вас слушаю.
- Как мы уже с Вами успели понять, нужно убрать грабли с нашего сада и начать поставить новых людей следить за садом. Так же нам нужно полностью обновить нашу страну, начиная с её устоев. Если Вы посмотрите на другие державы, то там люди живут намного достойней, чем у нас. Потому нам нужно обновить нашу экономическую составляющую страны. Так же следует побороть внутренние распри среди республик федерации. Как Вы считаете и если согласны, то, каким образом это можно сделать, на Ваш взгляд?
- Первое зло здесь коррупция. Второе - своекорыстие. Чтобы восстановить порядок в стране нам придется полностью заменить аппарат управления, старый, увы прогнил окончательно. А вторым делом, сделать Поднебесную страной не только народа хань, но и всех живущих под небесами.
- Вы абсолютно правы, генерал Шан. Однако нам следует ещё побороть стремление других республик на независимость. Я считаю, что нам нужно пойти по пути Евросоюза и создать совет всех республик во главе Китая и Индии на равных условиях этих гегемонов Китайской Федерации. Так мы сумеем умерить пыл более слабых частей республики и их народов на независимость и сепаратизм, а унитарное государство во главе с двумя сильнейшими её частями создаст фундамент для долгосрочного существования новой системы. Так мы сумеем практически уничтожить желание других членов федерации на растерзание федерации во время борьбы с прогнившей элитой. Как Вы считаете?
- Если махараджа поддержит нас против евнухов, то он потребует себе справедливой платы. И глупо было бы не оценить вклад и значении Индии для Поднебесной.
- Естественно, потому считаю, что эта награда будет для него достойной и махараджа с радостью поддержит нас против евнухов.
- На кого еще вы можете рассчитывать, генерал?
- По моим расчётам мы можем засчитывать на большую часть генералов в  высшем командовании. Мой отец скорей всего будет поддерживать евнухов, ведь только они и обеспечивают его нахождение на верхушке вооружённых сил. Это и сыграет краеугольным камнем в нашем деле. Не для кого не секрет, что генералиссимус очень и это мягко сказано, поддержкой в верхних эшелонах вооружённых сил. Скажу по правде, что есть большая группа генералов, которые поддержат меня, если я захочу занять его место. На их поддержку мы можем рассчитывать. Думаю, что у Вас так же имеются друзья, которые поддержат Вас.
- У меня найдется насколько. Какую судьбу вы готовите вашему отцу?
- Его решения уже давно не идут на благо Китайской Федерации, потому считаю, что его нахождение в любом эшелоне власти будет негативно отражаться на судьбу страны. Если Вы говорите о наказании после нашей победы, то это решит военный трибунал.
- Это я думаю, будет излишним. Не следует забывать о добродетели сыновей почтительности. То, что запятнает вашего отца, запятнает и вас. Так что я настоятельно советовал бы ограничиться отставкой и старостью в уютном поместье где-нибудь... Например, на Бали. Я слышал, тамошний климат очень полезен для ветеранов в преклонных годах.
- Отчасти Вы правы. Однако это может запятнать новую власть в стране. Мы выступаем за государство, в котором не будет кумовства, а начнём с того, что один из, возможно, военных и политических преступников, будет помилован и сможет жить достойно всю оставшуюся жизнь. Если мы этого допустим, то это оставит след в душах нашего народа и солдат, что воевали за новый, лучший мир. Пусть это останется пятном на истории моего рода, чем на теле Китайской Федерации. Я готов принести столь малую жертву на благо страны, а Вы готовы пойти на это, генерал Шан?
- На этом пути вам еще пройдется пойти на множество компромиссов. И поверьте, репутация сына отдавшего отца под трибунал вам не сослужит доброй службы. Наоборот, никто из не поддержавших евнухов после того как мы начнем действовать, не должен пострадать. Равновесие в Поднебесной слишком хрупко для крайних мер, несмотря на то что смутные времена требуют решительности. Именно поэтому вместе с ней надо проявлять и осторожность. Не стоит толкать в объятия евнухов новых сторонников.
- Репутация сына изменика родины и спасшего его от правосудия тоже не лучшее, чего можно желать. Мне кажется, что следует говорить об этом уже после нашей победы. Естественно, что нам не следует быть излишне жестокими по отношению к нашим оппонентам, но и не следует быть слишком благосклонными. Если по походу борьбы они решат перейти на нашу сторону, мы не должны отказываться от их поддержки. Ведь чем быстрее мы закончим войну, тем лучше для Китайской Федерации.

+2

12

Мэй хотелось обмыться. После прогулки по трущобам Пекина, она чувствовала себя грязной и виной тому были вульгарные взгляды, которые ей бросали в спину мужчины. Пальцы генерал-майора Хоу до боли сжимали рукоятку офицерского пистолета QSZ-92. Она была беззащитна. Как минимум два ребра и левая рука девушки были сломаны, она не смогла бы защитить себя. Но милостью Будды, интриганка избежала неприятносней, выбравшись из неблагополучных районов не замарав рук и только сапожки Мэй, покрытые грязью, напоминали о том, что девушка побывала в одном из самых тёмных уголков китайской столицы. Поймав изумлённый взгляд водителя, она вспомнила о том, что всё ещё держится за рукоять пистолета. Выдавив виноватую улыбку, племянница генерала Шана одёрнула плащ, скрывая оружие.

-...мои извинения, милорды, - интриганка склонила голову, проходя в зал, где воссели генералы, - неотложные дела требовали моего присутствия и я сожалею, что не смогла встретить вас лично у ворот Грушевого Дворца, генерал Лонг Бей. Мой почтенный дядюшка, прекрасная Лиан и, конечно же, доблестный Тинсянь, - она поприветствовала своих родственников, искренне им улыбнувшись.
- Я рада видеть, что с тобой всё впорядке, - произнесла её милая тигрица, но глаза девушки не лгали, в отличие от её губ, с которых слетали слова утешения. Взгляд возлюбленной Мэй был холоден и генерал-майор опустила глаза, скромно заняв своё место рядом с генералом Шаном и его сыном. Настойчиво игнорируя осуждающие и, в какой-то степени обеспокоеные взгляды семейства Хоу. Что до генерала Лонга... Казалось, присутствие племянницы Шана было для него исключительно формальностью, которая, наконец-то была соблюдена. У старого генерала отлегло от сердца. Самого страшного точно не случилось. Мэй по крайней мере жива, здорова и возвращена домой под надежную охрану. Как она вернулась и во что влезла на этот разЮ генерал не мог знать. Не при генерале Лонге. Гостя следовало держать в неведении  об этом, так пусть же Мэй для него и останется вернувшейся из своих покоев.
- Моя племянница, мы рады что ты чувствуешь себя лучше и можешь разделить с нами наслождение от вида и беседы, - кивнул ей Шан, не подавая виду о своём беспокойстве. Затем, заговорил Бей.
- Рад Вас видеть, госпожа Мэй. Как я вижу, Вам уже лучше. Замечу, что Вы не солгали, когда при нашей последней встрече описывали красоту вашего сада. Теперь когда все в сборе, мы можем начать более подробно обсудить нашу текущую ситуацию и действия, что мы хотим предпринять.
За последнее время практически все мысли генерала Шана были сосредоточены на этом вопросе.
- Первым делом стоило бы точно наметить нашу цель и средства ее достижения.  И решить заранее все животрепещущие вопросы, чтобы мы могли точно указать на наши решения людям, что пойжут за нами. Многие захотят точно знать, во имя чего рискуют.
- Я никогда не лгу, почтенный генерал Бей, - скромно улыбнулась девушка, - просто, правда носит множество масок. Простите, что помешала вашему разговору, милорды...
Мэй замолчала, предотсавив пока что просвящённым мужам вести разговоры о политике. Чем генерал Лонг немедленно воспользовался.
- Цель... я думаю, что в этом вопросе мы пришли к соглашению, а именно убрать старый порядок вещей из нашей любимой страны, а как Вы уже говорили, средство от этакой заразы всегда одно... выжигать на корню сорняки, чтобы потом они не начинали рости снова. Людям нужно показать, что с нами они идут в светлое будущие, в котором они будут жить лучше, чем сейчас. Другой вопрос как нам этого добиться, как показать это. Сейчас они видят только бедность, голод и смерть из-за корумированости нынешних властей, и как нам, членам этой элиты, объяснить им это... этого я не знаю. Возможно есть способ обратить недовольство народа против евнухов, но... -  в этот момент Бей вспомнил о приказе, что показала ему Мэй пару дней назад "Возможно это как раз то, что нам нужно..." Генерал приподнялся, подошёл к ней и шёпот спросил. - Вы передали тот документ, что показывали мне своему дяде?
- Разумеется, - ответила интриганка, - моему почтенному дядюшке, сестре и брату.
Генерала Шана такой поворот, казалось бы, не удивил. Ну конечно, зачем соблюдать правила хорошего тона за столом, когда разум всецело занимают мысли о заговоре против старших евнухов, которые уже окончательно обнаглели и выбивали последние клочки земли из-под ног у народа Китайской Федерации.
- Да, я уже имел возможность ознакомиться с этим приказом. Прискорбно и неожиданно. Я не ожидал что евнухи решаться затеять подобную игру. Вам что-нибудь известно о подноготной этого приказа?
- Мне? - с небольшой долей удивления ответил Бей - К сожелению нет, я надеялся узнать больше у Вашей племяницы. Однако в любом случае, этот приказ является нашей главной козырной картой в этой игре. Не для кого не секрет, что наша Императрица любима нородом и если евнухи посмели провернуть такую афёру из-за собственной жадность и тщеславия, то народ востанет против них.
Опять же, ничего неожиданного. Особенно, если принять во внимание тот факт, что даже связи генерала Хоу Шана не обладали даже ничтожно малой информацией об этом загадочном приказе, попавшем в руки Мэй. Иронично, но ведь даже сами старшие евнухи ничего об этом не знали!
- Но пока о приказе никому не известно. Никто ничего не знает. Разведка Черного Знамени не нашла ничего. В Запретном Городе ничего не знают. И триады Пекина ничего не знают. Ничего не известно и об убийце, который был схвачен. Народ уже волнуется. Такая секретность и такое неумелое исполнение.
"Как жаль, дядюшка, - интриганка всего на мгновение ощутила укол совести, - но ты действительно не ожидаешь, кто стоит за всем этим."
- Мне известно лишь то, - произнесла Мэй, от которой генералы ждали объяснений, которые она дать не могла, - что приказ был подписан рукой Жао Хао и у старших евнухов не возникло сомнений в подлинности этого приказа.
- Значит ответ сокрыт в таких глубинах, куда нам нет доступа, - рассудил старый генерал Шан, - но того что на поверхности, нам должно хватить, чтобы навести порядок в стране. Даже если мы и не знаем плана евнухов и их конечной цели. Даже не так, конечная цель известна, неизвестен мост по которому они взберутся к ней. После того как мы начнем, мы смоем или дойти до конца, или пасть.
- Нам не нужны эти глубины, нам хватает и этого документа, который улечает евнухов в придательстве Китайской Федерации, - возразил Лонг Бей, - в этом случае мы можем произвести арест и начать расследование этого инцидента. Всё это позволит распустить совет евнухов, как подвергнувшийся сомнению аппарат власти. Если же они выступят против и не сдадутся, то мы будем иметь право применить силу.
С высоты своего опыта, Хоу Шан видел по какому тонкому лезвию ходит молодой генерал. Он был мудр для своего возраста, но... Недостаточно опытен. Поэтому, глава семейства Хоу решил объяснить ему ситуацию, как он видел её своими глазами.
- Они точно не сдадутся. И у них мощная опора. Сколько генералов и губернаторов обязаны  своими местами только расположением кого-то из Евнухов.  Они крепко сидят на этой пирамиде. Если мы хотим избежать возвращения к смутным временам, нам потребуется подержка многих союзников на местах и быстро прочистить основные гнойники по всей поднебесной. На какие силы вы можете опереться генерал Лонг?
Ответом ему было молчание. Казалось, Бей не может дать ответа на этот вопрос, ибо упрекнуть молодого генерала в коварстве, свойственном, например Мэй, никто из сидящих за столом не посмел бы. А если Лолг не знает, на кого он сможет положиться, когда ветер перемен перерастёт в бурю, что сметёт старый режим, то кто если не генерал Шан протянет ему крепкую руку...
- Нам потребуется поддержка, - объяснил старый генерал, - и не народа, а тех кто имеют силу. Людив нашей стране привыкли исполнять приказы, которые им передают сверху. А значит когда мы попытаемся сместить Евнухов, любая армия может встать на любую чашу весов. Я ведь не случайно говорил о судьбе вашего отца. Генералисимуса Жонга нельзя обвинить ни в чем, в чем нельзя было бы обвинить любого генерала в армии Федерации. И на него будут ровняться все прочие. Вы ведь понимаете, что я имею ввиду?
- Я понимаю, - отозвался Бей, - однако как я уже говорил, генералиссимус более не пользуется большой популярностей в военных кругах, а потому не многие генералы будут ровняться на него. Они военные, солдаты... они давали присягу Императрице и стране. После того, как евнухи по сути придали её, не думаю, что будет достаточно желающих служить предателям родины.
- Не в том дело. Многие командующие будут долго выбирать сторону. Да они не пойдут за вашим отцом, но будут знать что с любого дела всегда можно сдуть пыль. И ориентироваться они будут на судьбу самого высокопоставленного военного. Что же до солат, они привыкли подчиняться своим командирам и будут считать мятежником того, на кого укажут их командиры. Не все, не спорю. Но большинство.
- В этом Вы правы, - согласился молодой генерал, - потому я и делал акцент на том, что нужно давать шанс даже тем генералам, что изначально пойдут против нас, чтобы они могли перейти на нашу сторону и так позволили быстрее закончить эту войну. Однако не следует прощать военные преступления. Народ не протит нас, если мы позволим чинить расправу над простым людом. Это нужно присекать любой ценой.
Мжй молча кивнула, усмехнувшись словам генерала Бея. Он был молод и благороден. Он думал о чести... О том, что скажут в народе о тех, кто придёт на смену старшим евнухам и будут ли они достойны любви и доверия людей, которых однажды предали амбициозные и эгоистичные правители Китайской Федерации.
"Как хорошо, что мне наплевать на вопросы морали..."
- Имменно, поэтому нужно снять голову зверю первым ударом. Инача вся поднебесная станет полем боя.
С точки зрения Мэй это было даже не так плохо, как думали генералы. Очистить страну от тех, кто может быть недоволен и, как следствие, несчастен и получить счастливый и преданый народ... Вот только, слишком много крови прольётся. И если племяннице генерала Шана было наплевать, то мудрые генералы смотрели в будущее Китайской Федерации. Тот, за кем не стоит сила народа однажды разделит судьбу евнухов. Может, поэтому, несмотря на связи и положение Шана, его коварная племянница не могла подняться выше генерал-майора китайской армии. Мудрое и прозорливое решение старого генерала.
- Да. Потому нам потребуются внутренние войска и золотые мечи. Нужно провернуть переворот максимально быстро. Одного дня должно хватить, чтобы оцепить весь Запретный Город и арестовать евнухов и их сподвижников. Тогда кровопролития можно будет избежать. После нужно будет созвать внеочередной высший военный совет для обсуждения дальнейших действий.
- Этого может хватить для Пкина. Но перед этим нам потребуется время, чтобы задействовать тех генералов на кого мы можем положиться. Сразу как станет известно что мы арестовали евнухов, десятки армия по всей стране выступят на их защиту. Кому-то прийется не дать им зайти слишком далеко.
- Я уже все сказал, - произнёс Хоу Шан, - во-первых, в строгой тайне известить всех на кого мы можем рассчитывать. Они должны быть готовы выступить получив сегнал из Пекина. Во-вторых, обеспечить быстрый и безкровных захват столицы. Нам необходимо в первую очередб взять под контроль Запретный город и обеспечить безопасность императрицы. И взять под контроль все военные обьекты в Пекине и провинции. Против нас могут повернуть части столичного горнизона и раквартированные за пределами столицы. Многие командиры там связаны с евнухами. Могут так же рискнуть бросить против нас ополчение и обвинить нас в бойне. И все это время божественной будет угрожать второй удар. И не стоит забывать о Британии.
-...и о безопасности британского посла, принцессы и рыцаря круга, - как-бы между делом напомнила Мэй, глотнув вина. Конечно, она не должна была мешать разговору мужчин, но они, кажется, увлеклись.
- Чтобы выйграть некоторое время, нам нужно захватить узлы связи города и не позволить им выйти на связь со своими союзникаи, - невозмутимо продолжил Бей, словно Мэй здесь вообще не было. Интриганка заткнулась, предоставив мужчинам строить свои планы без неё, -  предлагаю начать некое подобие учений по отражению атаки террористов на Запретный Город и столицу для внутренних войск. Это будет уместным после того, что произошло некоторое время назад. Учения позволят сконцентрировать войска в столице и её приделах... именно в этот момент мы и нанесём удар. Золотые мечи возьмут под контроль Запретный Город и арестуют евнухов, далее внутренние войска смогут захватить все узлы связи... Для этого в сценарий учений добавим статью о возможной атаке на средства коммуникации или о захвате его условным противником. Это позволит сосредоточить там наши войска. Было бы не плохо привлеч на нашу сторону "Огненных тигров", ведь их батальон сейчас находится в Пекине и их помощь была бы как никогда к стати.
- Да, этот вариант может сработать, - согласился Шан, но в то же время, то сомневался, -  но... Учения в такой момент? Сколько ударов серца вам бы потребовалось на месте евнуха, чтобы что-то заподозрить?
- Но нам же нужно как-то реагировать на ту халатность и дезорганизованность, что была во время покушения. Потому считаю, что такое возможно, главное придумать то, как мы это всё обставим.
- Учения не подойдут, - генерал прищурился, - нам нужны настоящие беспорядки.
- Мы могли бы справоцировать толпу, - совершенно безразличным голосом предложила Мэй, - после чего ввести внутреннюю армию для восстановления порядка и обеспечения безопасности.
- Мы нет, - возразил Хоу Шан, - во всяком случае, не так искусно как следует. Но есть те кто смогут.
- Это вариант, - согласился Бей, - но... это так же усилит бдительность евнухов и войск Запретного Города.
- Вы могли бы предоставить это мне, милорды... После возвращения из Индии, разумеется.
И снова, генералы проигнорировали предложение Мэй. Бросив осуждающий взгляд в сторону дядюшки, интриганка притронуалсь к еде и вину, решив что в разговоре двух мужей она действительно лишняя. Но это не мешало ей утолить голод и отвлечься от мрачных мыслей.
- Если у нас будут свои люди во дворце, то все будет нормально. Кроме того, это будет поводом ввести войска Внутренней Армии в запретный Город.
- В таком случае нам нужно большие беспорядки, даже больше... почти что востание народных масс, - предположил Бей, - однако что станет его причиной? Если всё будет так, как мы планируем, то этот план обречён на успех.
- У нас есть то что может зажечь огонь в народе Пекина. Теперь нужна помощь тез кто может его контролировать.
- Я рассматривал этот вариант, однако... если до евнухов дойдёт, а скорей всего дойдёт, ведь у них везде есть свои уши, слух о том, что старший евнух отдал приказ об отводе войск из города... не думаете ли Вы, что евнухи не догадаются о том, что это Мэй пустила его и не захотят её ликведировать как ненужного свидетеля?
- Ваше беспокойство тронуло моё сердце, генерал, - прошелестела Мэй, - но от моего трупа им будет немного пользы, живая я нужнее. Хотя бы как инструмент влияния на дядюшку... Так что, убивать меня точно не станут.
- К тому времени как мы начнем действавать, они уже ничего не смогут предпринять, - заявил Шан, - а до тех пор, я смогу защитить свою семью.
- Не смею сомневаться в Ваших силах, - дипломатично заметил Лонг Бей, - однако на то, чтобы беспорядки перешли в востание должно пройти некоторое время, а иначе наряды полиции смогут легко его присеч. Нам нужно собрать в городе как минимум несколько десятков тысяч радикально настроенных горожан, если их число привысит сотню тысяч, то будет больше резона ввести войска в город.
- Я займусь этим. Не думаю что жто доставит нам серьезные хлопоты.
- И тогда, кровь прольётся, - усмехнулась интриганка, которую, кажется, забавляло подобное развитие событий, - надеюсь, милорды, вы не намерены начинать прежде, чем я вернусь из Индии?
- Нам потребуется много времени. Силы прийдется собирать скрытно. Думаю нам с вами прийдется совершить несколько дальних поездок, генерал Лонг.
На этот раз, Бей ответил сперва на слова племянницы генерала Шана, скорее всего выигрывая тем самым немного времени, чтобы обдумать ответ, который был действительно важен.
- Кровь прольётся, однако смерть ста человек ничто по сравнению с гражданской войно по территории всей федерации, госпожа Мэй. - Бей отпил из чашки чаю и повернувшись к Шану продолжил. - Да, нам придётся совершить немало поездок, чтобы заручиться поддержкой генералов других округов.
- Тогда в ближайшие дни нам нужно встретиться еще раз, чтобы обговорить точный состав сил которые мы можем привлечь и утонить детали наших планов. А пока что, взягляните на сад. В этот момент солнце идет под таким углом, что отражающийся от от  крышь золотой свет золотит деревья. Когда дворец был только построен черепицу отлдивали из серебра, ради одного этого вида. Теперь то мы живем поскромнее. Такое можно увидеть только несколько дней в конце сентября.
- Генерал Бей, - интриганка поднялась со своего места, - быть может вы желаете прогуляться со мной по саду?
- Да, Вы правы, прекрасный вид. Генерал Шан, буду ждать вашего предложения о встрече. - Бей взял в руки чашку с чаем и одним глотком допил его. После повернулся к Мэй. - Если Вам уже легче, то сочту за честь сопроводить Вас.

Конец Эпизода.

+3


Вы здесь » Code Geass » Turn II. Rising » 30.09.17. Висит груша, нельзя скушать