По любым вопросам обращаться

к Vladimir Makarov

(vk, don.t.be.a.hero)

Code Geass

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Code Geass » Turn II. Rising » 23.09.17. Кровь и честь.


23.09.17. Кровь и честь.

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

1. Дата: 23 сентября 2013
2. Время старта: 12:00
3. Время окончания: 14:00
4. Погода: 23 сентября 2017 года
5. Персонажи: Наннали, Дункан, Винсент
6. Место действия: Резиденция генерал-губернатора 11 сектора
7. Игровая ситуация: Церемония посвящения Дункана в рыцари омрачается сразу двумя происшествиями: мало того, что сам ее ход отличен от принятых британских канонов, так еще под конец Дункан получает от родного брата отнюдь не овации.
8. Текущая очередность: по договоренности

http://rom-brotherhood.ucoz.ru/CodeGeass/Design/rekomend.png

0

2

Сказать, что Наннали волновалась – значит ничего не сказать о ее чувствах. Когда настал долгожданный день церемонии, девочка места себе не находила, а мелко подрагивающие ладони пришлось зажать между коленями, чтобы не выдавать себя перед прислугой и Ренли с Юфемией. Перед ними было особенно стыдно – весь все так верили в ее решение и в ее способность все сделать правильно.
«Волнение и страх – мои самые главный враги», - повторяла про себя девочка завет Ингрид, леди-рыцаря, бравой и смелой женщины. Ни на одной из тренировок Наннали не ранила ее, хотя леди Блэкмейн неизменно стояла каменным изваянием. Не было ни одной ошибки – но теперь, скрестив пальчики, Наннали отчего-то не была так уверена в своей способности провести церемонию как надо.
Последний ободряющий жест Ренли, потрепавшего сестру по плечу. Последнее касание руки Юфи… И навстречу неизвестности повезла девочку Алисия – такая же невозмутимая, как и всегда.
В абсолютной тишине выкатилась коляска на центр огромной сцены. Чувствуя, что взгляды миллионов сейчас прикованы к ней, Наннали едва поборола желание вытереть вспотевшие от волнения ладошки о подол платья.
«Я не должна бояться. Ради Дункана».
В этой пугающей, напряженной тишине шаги ее будущего рыцаря казались раскатами грома. Звонкий стук каблуков по отполированному мрамору, вязкое, осязаемое внимание, прикованное к ним двоим. Плата за ошибку ее ошибку – его честь. Никто не посмеет высмеивать принцессу Британии, но молодого кадета, еще не завершившего даже Военной Академии, будут не просто высмеивать – гноить до последнего.
А значит она не должна волноваться. Не должно быть сомнений и переживаний, а рука ее таким же легким и точным жестом, как повторился не один десяток раз на тренировке, должна провести обряд посвящения в рыцари.
Стук. Стук. Стук. Дункан идет вперед, чеканя шаг – выверено, точно, решительно. Да, она должна соответствовать его решительности. Она не имеет права сдаваться.
Последний звонкий шаг – и он остановился совсем близко к ней. Шорох одежды – припал на одно колено. Тихая и протяжная песня стали – вынул меч. Послышалось тихое оханье впереди: не все верили, что все-таки будет решено использовать настоящее оружие. Посторонние звуки все же быстро стихли, а Наннали поняла, что Дункан уже стоит перед ней коленопреклонный, протянув меч в ее сторону.
«Медленно, и неловкого момента удастся избежать», - повторила она про себя, протягивая руку вперед. Поймав кончиками пальцев прохладную, но еще помнящую тепло руки Дункана, рукоять, Наннали уже смелее обхватила ее ладонью и потянула на себя.
Этот меч был легче Морниваля, с которым девочке приходилось иметь дело. Он лег в руку легко и плавно, и так же невесомо взмыл вверх.
Голос Наннали, тонкий, детский, звучал в огромной зале, несся над головами присутствующих и резал вязкую тишину.
- Дункан Кэмпбелл, - Короткая пауза. - Вы принимаете клятву и желаете сражаться как Рыцарь Британии? – Снова пауза. - Отрекаетесь ли от своих желаний, чтобы стать щитом и мечом во благо высшей справедливости?
«Щитом моей души».
- Я, Наннали Британская, нарекаю вас, Дункан Кэмпбелл, рыцарем Священной Британской Империи.
Как и было уговорено, Дункан коротко хлопнул себя по плечу – пусть не по уставу церемонии, однако это было минимальной платой за возможность спасти их обоих от куда более обидного унижения. Меч заскользил вниз, к левому плечу. Медленно, как учила леди Ингрид.
«Быть как мама…»
Короткое касание. Напряженная до предела, Наннали стала поднимать меч, когда в зале вдруг раздался резкий звук – быть может кто-то выдохнул, а может свиснул. В такой тишине любой шорох казался страшным ударом, и рука девочки дрогнула – дрогнул и Дункан, чьей щеки коснулось отточенное до предела лезвие.
Страх накатил новой волной. Она слышала тихий стон Дункана, и ей казалось, что она сама вместе с ним сейчас переживает дикую боль.
«Страх непозволительная роскошь для рыцаря».
Паника никак не хотела отступать, но на выручку пришли слова леди Ингрид.
«И вы дочь Марианны. Разве у меня были причины для сомнений?»
Церемония должна быть завершена. Во что бы то ни стало.
Меч поплыл выше, еще выше. И по старой, знакомой траектории, отработанной до автоматизма, до боли в мышцах, до ссадин на ладонях – вниз, к правому плечу.
Кровь матери, что кипела в ее жилах, брала свое – бравая, смелая Марианна не оставила бы это просто так. И решение родилось в голове так легко, точно она его вспомнила.
Согласно ритуалу, она взяла меч в обе руки, но теперь она не просто протянула ладонь – она сжала ее, чувствуя, как побежала по руке струйка крови, как жгучая боль пронзает левую руку.
Левая щека Дункана, левая рука Наннали. Лево – сторона сердца, символ искренности приносимой клятвы. Ничто ближе крови не связывает сюзерена и вассала, принцессу и рыцаря. Протягивая левую руку Дункану, а правой - меч, Наннали не сомневалась, что он поймет ее порыв.
- Я отдаю себя тебе. Прими мой дар: я отдаю его тебе без колебаний. Моя жизнь в твоих руках, моя кровь в твоих венах. Я клянусь удерживать тебя, защищать тебя и помогать тебе. Я клянусь почитать твою службу так, как она этого заслуживает, и щедро награждать твою верность. Пусть все станут свидетелями этой клятвы.
И Дункан не разочаровал ее надежд. Приняв меч из рук Наннали, он припал губами к ее рассеченной ладони и капли крови с щеки скользнули по ее руке.
- Я приношу клятву верности тебе, моя леди. Твои приказы будут моими желаниями, и твое веление станет моим стремлением. И подобно тому, как приливы подчиняются луне, моя воля будет подчиняться твоей воле, моя леди. Пусть все станут свидетелями этой клятвы.
Сердце в груди билось сильнее прежнего. Ритуал нарушен до самого последнего слова… Но кто посмеет их упрекнуть в этом после такого?.. Какое дело после такой клятвы до чьих-то упреков?
- Встаньте, сэр Кэмпбелл, - коротко приказала она, и шорох одежды и протяжный звон стали подсказали ей, что Дункан выполнил ее приказ.
И теперь зал разразился аплодисментами.

+7

3

Винсент спокойно наблюдал за церемонией, проворачивая в голове весь план, который должен будет вот-вот исполнить. Тут присутствовали все, кроме отца, но парню было на это совершенно наплевать. Он хотел разобраться со всеми делами побыстрее и вернуться к Лувии, дабы та не натворила глупостей. Всё же эта девушка сейчас затевала весьма опасную игру, и кто знает, что может случиться, если его не будет рядом. Однако и младшему братцу нужно будет устроить небольшой жизненный урок, так же увеличив его шансы на выживаемость. Всё же, пока что он никуда не годился, и Винс это прекрасно понимал. Словами было его не переубедить, разве что силой, но и это тоже никуда не выход. В конце концов, возможно старший брат и сам виноват, что Дункан пошёл по той же дороге, что и он.   
«Пример для подражания? Пфф.. Тоже мне нашёл, кому подражать, Дункан. Хотя, тут ещё явно что-то другое. Возможно любовь. Если да, то ты ещё глупее, чем кажешься. Ибо так принцессе уж точно лучше не сделаешь, и не защитишь. Не слишком-то ума у тебя прибавилось за время моего отсутствия».
И ведь действительно, Дункан почти не изменился. Каким был, таким и остался. Так что именно поэтому Синий рыцарь знал, что ему нужно делать. С Ренли он договорился и ему никто не помешает. Осталось только дождаться, когда стихнут овации. Он даже не был удивлён тому, что церемония посвящения пошла не по плану. А может, ему было просто наплевать на все эти обычая и порядки? Результат всё равно будет один. Так что, какая разница?
Прозвучали последние слова маленькой, беззащитной принцессы, которые гулко прошлись по залу и исчезли. Затем раздался шум из аплодисментов, но ни он, ни Диана не стали аплодировать. На лица наступила тень. Лишь только под конец, сэр Кэмпбелл старший захлопал и двинулся с места.
- Диана, ты знаешь что делать.
В ответ девушка лишь кивнула, и обняла Марию, стараясь объяснить ей всю грядущую ситуацию. Нельзя было допустить, чтобы девочка ему помешала. В прочем, в умении убеждать своей старшей сестры Винсент не сомневался. Пора было переходить к делу.
Аплодисменты стихли, все кроме тяжёлых хлопков Синего рыцаря. Он тяжёлым, медленным шагом устремился к Дункану с принцессой, не обращая на непонимающие взгляды всех присутствующих.
- Ну, что? Можно тебе уже лично вручить свой подарок, Дункан? Или мне встать в очередь? – Громко сказал мужчина, перестав хлопать, и не останавливаясь. В серых глазах читалось неприкрытое презрение. – Не понимаю. Тут все настолько слепы? Разве никто не видит, что этому человеку нельзя доверять жизнь такой принцессы? Да этот щенок даже за себя постоять не в состоянии, куда ему там становиться личным рыцарем. Или ты думаешь, если тебе повезло оказаться рядом с принцессой в тот день и вытащить её из Академии Эшфорд, то ты уже национальный герой которому всё под силу?
На лице сверкнула ухмылка полная злости, и всё того же отвращения.
- Не заблуждайся, сопляк! – Винсент остановился перед парнем, и взглянул ему в глаза. – Неужели тебе настолько захотелось слава и общего признания. Хотя, до второго тебе явно далеко. Все всё равно будут смотреть на тебя как на бесполезное дерьмо, и будут полностью правы. И не говори, что ты этого не ожидал? Не нравиться? Тогда может быть тебе прямо сейчас, на глазах у всей страны сказать, что ты заблуждаешься и что тебе нафиг не нужна эта ездящая на инвалидной коляске обуза, а? Тогда проблема сразу будет решена. Принцессе найдут новую няньку, а ты больше не будешь мальчиком на побегушках у этой слепой девчушки, которая даже церемонию провести нормально не в состоянии.
Следя за меняющимся выражением лица брата, парень расплылся в хитрой ухмылке.
- Ну, хорошо. Так уж и быть, я дам тебе шанс оправдать доброе имя своей принцессы, уже не говоря о своём собственном. Раз уж ты так этого хочешь. Я ведь всё-таки, как никак твой брат. Вот только не скули, когда отправишься в госпиталь с переломанными конечностями. Проще говоря, я личный рыцарь девятой принцессы Лувиягелиты ди Британия, прямо здесь и сейчас вызываю тебя на дуэль, сэр Дункан Кэмбелл. Вот только сможешь ли ты оправдать ожидания всей страны, которая сейчас смотрит эту трансляцию или опозоришься ещё больше? Это ведь такой прекрасный шанс надрать зад своему старшему брату и показать, что ты чего-то стоишь, разве не так? Твой ответ, Дункан?

Отредактировано Vincent Campbell (2014-01-25 11:23:30)

+4

4

Наннали дернулась в своем кресле, точно ошпаренная. Все ее страхи, все ее внутренние опасения – все как на ладони теперь, озвученные этим неизвестным мужчиной со злым и ехидным голосом. Наннали даже не сразу поняла, что это брат Дункана – по сути, из всей родни своего рыцаря девушка знала только Марию и даже подумать не могла, что столь жестокий человек может быть братом двум столь замечательным людям.
Хотелось плакать. Личный рыцарь принцессы Лувиягелиты бил ровно по всем болевым точкам – ни на йоту в сторону и ни одного лишнего слова.
«Слепы».
«Щенок».
«Бесполезное…».
«Ездящая на инвалидной коляске…».
«Обуза».
«Мальчик на побегушках».
«Даже церемонию провести нормально не в состоянии».

Одно за другим, снова и снова, эти слова повторялись в голове Наннали. Девочка поджала губы, чтобы не разреветься прямо сейчас, но потаенные страхи ее души, озвученные столь грубым образом, словно материализовались. Все тело била мелкая дрожь, и девочка надеялась, что сейчас все телекамеры прикованы к брату Дункана, а не к ней.
«Дункан, не надо!» - Хотелось крикнуть ей, но губы не слушались. Дрожащие руки скользнули вдоль платья, запачкав подол еще не остановившейся до конца кровью, и замерли на коленях.
Она не имеет права сейчас останавливать своего рыцаря. В конце концов, он защищает не только ее, но и свою честь тоже.
На краю сознания мелькнула краткая, робкая надежда, что Ренли уж точно остановит это безумие, но первый же звук удара стали о сталь прогнал прочь это светлое чувство.
Между ее страхами и ее чувствами остался лишь он, молодой рыцарь, Дункан Кэмпбелл. И Наннали взмолилась, чтобы он смог победить своего брата.

+4

5

Дункан все еще находился как будто под заклятием, настолько  церемония была... Личной. Как будто не было ни зала, никого, только они двое. И их кровь, скрепившая клятву. Поэтому лишь в самом начале он отметил про себя, что Винсент что-то не торопится преподать ему урок. Поэтому когда раздались шаги и голос брата, он медленно поднялся с колен и обернулся, без всякого предчувствия большой беды, а с ее полным осознанием. Братишка никогда на мелочи не разменивался. Но у юноши хватило воли  выслушать все до конца. Это была не Диана, Винсент вообще не умел останавливаться и он не ограничился Дунканом. Это уже было пределом, который переходить не стоило. Дункан мог только стиснув зубы смотреть на брата (снизу вверх, чтоб его, акселерата) и ждать конца эпического монолога. Правда, глаза младшего сузились и отобразили нечто опасно близкое к готовности если не убить, то бить без всяких скидок. Спасибо Диане, она немного его подготовила к тому, чтобы отстаивать свое мнение, а не вступать с братом в бесполезный и безнадежный спор. Дополнительно рыцаря злило то, насколько многословен был Винсент. Кажется, отец им обоим говорил, что никакие слова не заменят дела. Так нет же, этот  стервец явно наслаждался тем, что играл на публику, на тех, кто косо смотрел на его назначение, и плевать, какие там у него были мотивы. Дункан Кэмпбелл, дослушав слова о дуэли, улыбнулся. Совсем не по братски, зло:

- Болтаешь много, как в театре. Доставай оружие. - Дункан еще не успел убрать в ножны клинок. Он только осторожно стер с него кровь и достал второй. Когда-нибудь, наверное, это должно было случиться.  Не тренировка, а настоящий бой. И брат - противник пострашнее тех террористов в Академии. Поражение не обсуждается.

+4

6

Ответ прозвучал. Винсент коварно улыбнулся своего братцу, но пока не спешил доставать свой клинок, который он забрал из поместья Кэмпбеллов в 11-м Секторе. Хоть он и принадлежал его отцу, Синий рыцарь без зазрения совести у него его одолжил. Он был что-то вроде семейной реликвии. Острый, увесистый одноручный клинок с красиво отделанной рукояткой. Дункан должен будет его узнать. Ведь когда-то старший брат отказался его принять, как и от должности наследника. Вскоре этот клинок должен был перейти к младшему, но скорее всего этого не случиться. Ведь теперь у младшего сына семьи Кэмпбелл будут совсем другие обязанности и проблемы, почти такие же, как у самого Винсента.
- Отлично. Теперь я наконец-то смогу не сдерживаться. – Парень хмыкнул. – Потому что жалеть тебя уже не за что. Да и кое-кто хочет казаться взрослым, значит, будем учиться принимать все последствия от своих решений. Вот только будет одно условие. Если ты сможешь меня ранить, то ты победил. Если же нет… Дуэль, закончится тогда, когда ты уже не сможешь стоять на ногах, и это совсем не значит, что твои конечности будут на своих местах.
От слов Винса исходила холодная, смертельная угроза, которая предназначалась только младшему брату. Да и сам парень как-то изменился. Нет, самодовольная ухмылка так и не сползала с его лица, изменилось восприятие. Воздух вокруг заметно потяжелел, и от самого рыцаря начала исходить мрачная, заставляющая трепетать всё живое в этом зале, жажда крови. Прежде Дункан не чувствовал ничего подобного от брата, и сейчас было ясно, что тот явно не шутит.
- Надеюсь теперь - то ты понял, во что вляпался? Отступать уже поздно. Ну же… Покажи мне всю свою решимость, Дункан. – Винсент вытащил клинок, а выражение его лица стало серьёзным как никогда раньше. Рука прочно сжимала рукоять. Это ощущение стали в своей руке. Синий рыцарь уже успел слегка позабыть его, но это не значит, что его навыки притупились. – Что такое? Ты так и собираешься стоять как истукан? Первый ход я оставляю как всегда за тобой.

Отредактировано Vincent Campbell (2014-01-26 18:38:52)

+2

7

Хоть Винсент и предоставил брату преимущество первого удара и  условия победы, с его способностями это мало что значило. Поэтому Дункан не пытался парировать словесные выводы, а  быстро думал, какую тактику избрать. затяжной бой по определению поражение, ставка будет на несколько ударов и как бы не на первый и единственный. Надежда на то, что отцовский клинок не самое любимое оружие брата была отброшена, опять же при силе Винсента Дункану это никак не поможет. Все решила аура убийства, исходившая от брата и заставившая младшего вздрогнуть. Ответ был прост, жесток и страшен. Бить надо так, чтобы убить. Ничто меньшее Винсента даже не достанет и не оцарапает. И в ответ Дункан получит то же самое, так что можно только успеть первым.

- Сам постарайся. А то скажут что поддавался. - Все-таки мужество отчаяния иногда полезно. Дункан уже обрубил все пути для отступления, терять было нечего... То есть как раз было что терять. Перехватил оба клинка поудобнее,  чуть изменилась стойка - уже не выжидал, а атаковать собирался. Какие-то сомнения в том. что стоит так  сражаться с братом, испарились - Винсент умел заставить воспринимать себя серьезно. А Дункан... Черт дери, значит он этому сейчас и научится.

Козырем юноши всегда была быстрота и подвижность, поэтому он сразу рванул к брату. Было у Дункана одно правило - он никогда не начинал атаку с одной и той же руки, никакой системы в этом не допускал. На этот раз атаковал с левой, вроде как метя в лицо Винсенту, на деле же скорее прикрываясь от его клинка, в то время как меч в правой руке был настоящей атакой, направленной  Винсенту в живот. Быстро и резко, насколько вообще возможно. Если Винс думает что Дункан будет сомневаться... Это он зря.

+1

8

Разговор подошёл к концу. Теперь осталось только заняться делом. На этот раз без увечий Дункану явно не обойтись. План Винсента был довольно прост, но надо было сделать всё в идеале. Проще говоря, это должна быть дуэль от начала и до конца. Единственно, в отличие от младшего брата и всех присутствующих в зале, старшему уже известен её результат.
Как только Дункан рванул вперёд, самодовольная ухмылка сразу же сползла с лица Винса. Теперь оно налилось угрожающей сталью, а жажда крови, окутывающая парня, усилилась в один миг. Он прекрасно видел движения своего противника, и знал его привычки. Поэтому парень среагировал мгновенно. Чтобы Дункан не думал, и как бы быстр не был, Винсент был быстрее. От удара в голову он вернулся, сместившись немного вправо, а второй блокировал своим клинком. Кроме того, позволив левой руке Дункана пройти дальше по инерции, он тут же воспользовался полученным пробелом и секундным преимуществом. Синий рыцарь схватил своей левой рукой, его руку, сжимая буквально в тиски.
- Повторяешься. – На его лице вновь появилась самодовольная ухмылка в этот момент, и он занёс свой клинок для небольшого, но быстрого удара с правой стороны.
Дункан  вполне допускал, что первый удар не пройдет, но получилось в итоге даже хуже - Винсент не только увернулся от первого удара и блокировал второй, но и перехватил его руку, вырваться же из железной хватки брата нечего было и думать сейчас. Юноша мог сделать только одно - быстро блокировать удар меча Винсента.
Всё складывалось как нельзя лучше. Как только два клинка столкнулись с характерным лязгом стали, Винс потянул своего младшего брата на себя, занося голову для сокрушительного удара. Мгновение, и задумка перешла в исполнение. Этот удар головой был нацелен прямо в переносицу младшего брата. Страшный удар, который должен будет лишить его возможности нормально оценивать окружающую обстановку с помощью зрения.
Юноша все-таки успел отреагировать не внезапную атаку - он помнил, что Винсент не из тех рыцарей, которые в дуэли будут делать все по правилам и пользоваться только мечом. правда. выбор снова был невелик - только хоть немного отвести голову, чтобы не пострадали глаза.
Удар не возымел должного эффекта. В тайне, конечно, Винсент надеялся, что Дункан успеет это сделать. Иначе дуэль тут же закончилась не в пользу младшего брата, но всё пошло так, как задумывалось с самого начала.
Синий рыцарь быстро отступил немного назад, высвобождая руку младшего брата. Ему тоже слегка досталось, но головная боль не слишком большая помеха этому. Он взял меч в обе руки, и нанёс удар с правой стороны по диагонали, целившись в плечо.
В скорости брату он все же уступал, да и голове досталось изрядно. так что Дункан мог только использовать это как очень краткую передышку и успеть приотовиться к удару. Зная , опять же, насколько брат силен, он выбрал единственный верный ответ - блокировал клинок Винсента двумя своими.
Винсент давил всем своим весом и силой. Он не спешил атаковать дальше, и давал Дункан время на реабилитацию после этого удара. Небольшую передышку, подкрепив её крепкими словечками:
- Не спорю, может ты чему-то там и научился. Но, неужели ты думаешь, что этого достаточно? Может мне продемонстрировать тебе наконец-то всё свою настоящую силу. – Синий рыцарь ухмыльнулся. – Я ведь тебя всегда жалел.
Гордости или злости тут было не место, юноша пользовался передышкой,  пока мог. Что бы там брат ни думал, Дункан должен был сконцентрироваться именно на бое и использовать все то немногое, что  было в его пользу. Вероятно, Винсент хотел именно этого, а заодно не забыл и дополнительно позлить или попугать... Хотя, казалось бы, куда уж дальше?
- Вперед. Давно пора. - На особо сложные речи сил и времени не было, но огрызнуться стоило. А заодно - готовиться к худшему, потому что Винсент слов на ветер не бросает.
- Отлично. – Из уст парня вырвался лёгкий смешок. Пришло время переходить к одной из самых захватывающих частей этой истории. Теперь все присутствующие смогут своими глазами увидеть, на что способен Аскалон – бессмертный белый дракон.
«Вот только, извини, Дункан. Я могу вложить всю силу в эти удары, но мастерство… Нет. В который раз я тебе поддамся ради твоего же блага. Только не вздумай профукать подходящий момент».
Мысленно обратился он к младшему брату, который, конечно же, не мог его услышать или что-то понять. В ту же секунду на Дункана обрушился град молниеносных ударов, сила которых могла посоперничать с ударами среднего молота. И рыцарь был уверен, все, что сможет его противник в этот момент, это только защищаться. Если вообще сможет это сделать. Винс надеялся, чтобы смог.
Дункан мог радоваться что вообще успел отреагировать хотя бы на первый удар. Дальнейшее было по ощущениям как попадание в смерч, где можно только частично уберечься - блокированием, уклонением, всеми силами. И даже отбитый, каждый удар воспринимался как попадание. Юноша только надеяться мог, что выдержит и улучит хотя бы одно мгновение для атаки.
Все удары Синего рыцаря были направлены в жизненно-важные точки. Проще говоря, его целью было убить Дункана, и тот прекрасно это видел. Но, понимал ли, находясь полностью прижатым? Казалось, исход дуэли был очевиден. Если так продолжится, Дункан окажется не в выгодном положении. Конечно, можно было предположить, что для защиты он тратил куда меньше сил, чем его оппонент, но это было не так. Разница в силе, скорости, весе, даже в росте была слишком высока. Да и выносливостью Винсент мог похвастаться куда большей, чем его младший брат. Его спасало только то, что бой всё же проходил на клинках. Будь Винсент без оружия, и, переломив ход сражения в свою пользу, у Дункана не было бы и шанса на победу.  Но в том и состоял план старшего брата, чтобы тот смог с ним сразиться. Если это вообще можно было назвать сражением.
Удар… Блок… Лязг стали становился всё чаще, а давление Винсента усиливалось с каждым ударом. Дункану приходилось только отходить и защищаться. Но, каждый в этом зале уже понимал, что вскоре он не сможет делать даже это. Его руки уже дрожали, отдача от ударов Синего рыцаря была слишком высокой, а мышцы запястья не такими подготовленными, как у Винсент.
И вот… Настала кульминация этой дуэли. Разница в их силе была очевидна. Винсент тупо задавил своего младшего брата грубой силой. Клинок в очередной раз описал дугу, и устремился в очередную, поражающую своей скоростью, атаку. На этот раз целью было выбить клинок из левой руки Дункана, и это удалось. Затем, старший брат взял фамильный меч в правую руку, и занёс её для финального, сильнейшего, размашистого удара. Теоритически всё было сделано правильно. Но, такая тактика подходила только для тех противников, которые были вооружены всего одним оружием. Со стороны всё было обречено, только самые отъявленные фехтовальщики могли заметить очевидную брешь в обороне Аскалона. Левая сторона была полностью не защищена. Это можно было назвать только излишней самонадеянностью, и никак иначе. Правда, с его скоростью, такое себе можно было позволить, частично. Если Дункан хоть как-то замешкается, то упустит свой шанс на победу.
Дункан если и не понимал разумом, то чутье ему все подсказало верно - сейчас его точно убьют и это только вопрос времени. Впрочем, какие-то альтернативы просто  отсутствовали - обороняться до последнего, и только. Ну разве что очень повезет все же дать сдачи, но в это слабо верилось и Дункан держался на упрямстве и нежелании сдаваться - он знал, что и кого защищает. А это означало победу или смерть. И пока он еще меч держит, Винсенту рано радоваться. Именно этот настрой позволил парню уловить момент, когда Винсент изменил образ действий, выбив его оружие и решив добить. Он, черт дери, открылся - вся левая сторона как на ладони. И Кэмпбелл уже не стал раздумывать, ловушка ли это, на чистом инстинкте сделал рывок вперед, словно вернувшись в начало боя и  метя мечом в грудь брату - если уж тот хочет убить Дункана, то это будет взаимное желание!
Если бы даже Винсент захотел, он бы не смог блокировать этот удар. Хотя, возможно и смог бы, но этого было делать не нужно. Лучшего шанса он брату предоставить не мог. Всё остальное могло быть расценено игру в поддавки. И зачем он тогда вообще сюда пришёл?
Удар пришёл вдоль груди, от левого плеча. Всё что сделал Винс, это слегка отодвинулся назад, чтобы ранение не было настолько глубоким и самому не отправится после этого в больницу. В итоге, он всё же проиграл. Хотя, он шёл сюда именно за этим.
«Ох уж и достанется мне теперь от Лувии».
Жажда крови тут же погасла. Кровь хлынула на пол, но её было не много. Резкая боль пронзила переднюю сторону туловища, но для Винсента это был пустяк. Лёгкая, самодовольная улыбка вновь образовалась на его лице. Парень остановился, убирая клинок в ножны.
- Кхм.. Ну, что же. Я признаю своё поражение, Дункан. Теперь ты можешь спокойно остаться со своей принцессой. Я не буду этому препятствовать. – Серые глаза метнулись к девочке в инвалидном кресле, а затем к Ренли. Позже, перед отлётом Винс в тайне ото всей семьи забежит к четвёртому принцу ради того, чтобы вручить письмо этой малышке. В него войдут объяснение создавшейся ситуации и извинения. Это всё, что он мог сделать на данный момент.
Синий рыцарь развернулся и зашагал к выходу из зала. И прежде чем полностью удалиться, он мельком посмотрел на Диану, предостерегая ту, чтобы та за ним не бежала. Однако, в момент удара сердце девушки разразила чудовищная боль, руки дрогнули, и слегка задрожали. Мария должна была прекрасно это почувствовать. И как только Винсент скрылся, она не выдержав, ринулась за ним. Нужно было оказать тому первую помощь, каким бы сильным он не казался.

Отредактировано Vincent Campbell (2014-02-04 22:23:10)

+5

9

Во время дуэли Наннали не смела проронить ни звука. Сердце ухало вниз с каждым ударом стали о сталь, а каждый миг тишины пугал еще сильнее: а вдруг ранен или того хуже?..
Но ведь Винсент брат Дункана. Наннали никак не могла взять в толк - как с такой жестокостью можно обходиться с собственным братом. Впрочем... Ей ли, наследной принцессе Британской Империи, удивляться жестокости братьев и сестер?..
- ...Не буду препятствовать, - словно выплюнул Винсент, и Наннали поняла, что все позади. Дункан... Выиграл? Проиграл? Жив ли?..
Горничная поспешила увезти бледную и дрожащую принцессу прочь от публики. Девочка подняла руку, касаясь ладони этой доброй женщины.
- Жив? - только спросила она. И уже не слыша ответа, по биению сердца поняла, что да. - Как только ему окажут медицинскую помощь... Прошу вас, отвезите меня к нему.

+1

10

Адреналин и ярость боя отступили, и как будто с новой силой навалилась усталость и моральная  тяжесть. Он... Победил? или Винсент все же поддался? И да, и нет. Ему еще не по силам справиться с братом в реальном бою, но он выдержал испытание - только так можно было понять действия и слова Винсента. Его рана... Неужели он в этот момент был готов убить родного брата? Дункан то есть, а не Винсент. Наверное, да.

- Лечись иди. - Буркнул он, поднимая выпавший меч. Обвел глазами зал. Сколько взглядов... И далеко не все с ходу истолкуешь. Но сейчас поле боя осталось за ним. Сестры привычно разделились - Диана рванула за Винсентом, Мария же  посмотрела ей вслед, но все поняла и подбежала к Дункану. Он покачал головой:

- Я в порядке. Правда. - И тут увидел, как Наннали увозят, увидел ее испуганное и страдающее лицо... И больше ничего он уже не видел. Мария тихонько отошла, прекрасно понимая, что брат сейчас должен быть с Наннали. Он победил ради нее. А Дункан быстрым шагом покинул залу вслед за Наннали. Возможно, его бы остановили, но короткий жест Ренли  прояснил ситуацию - место рыцаря с той. кому он принес клятву. Хоть юношу и пошатывало немного. а руки дрожали, он быстро шел и  даже не спросил, можно ли войти - впрочем, гвардейцы понимающе глянули и пропустили без помех.

- Как только ему окажут медицинскую помощь... Прошу вас, отвезите меня к нему.

- Помощь потребуется Винсу, не мне. - Развеял ее сомнения Дункан, привычно присев на корточки перед ее креслом, - Я здесь, Наннали, я победил и все в порядке.

Он взял ее руки в свои, настолько уже естественно, что даже не думал о том, зачем и почему у них установился такой ритуал. Да и к черту, ему просто хотелось коснуться  ее. Судя по наступившей тишине, им никто не мешал.

По лицу хлынули слезы - предатели, которых она насилу сдержала там, в зале, но не смогла сейчас, наедине с Дунканом.

- Я... Я так боялась, Дункан, - Прошептала она.

- Не бойся. - Он осторожно провел по ее щеке, стирая слезы,  - Я с тобой.

- Он же твой брат, - тихо-тихо, на одном дыхании. - Как так...

- Уж какой есть. - Без злости сказал Дункан, - За то что он сказал тебе, я оставил ему отметину. Остальное... Это было заслуженно.

- Нет... Ты не... - "мальчик на побегушках" хотела сказать Наннали, но язык не повернулся повторить все то, что сказал Винсент,  - Ты не такой. Что он может знать...

"...о моей семье, о моем прошлом... О том, от чего меня не защитит ни один солдат."

- Винсент говорил о том, что знал и понимал, и о том, о чем многие будут думать. К этому я должен быть готов. Куруруги тоже нелегко приходится.  - Серьезно ответил рыцарь, - А другое... Это наше с тобой дело.

- Многие будут думать... - Эхом повторила Наннали, выдыхая. Дункан прав. И ей не убежать от этого, можно лишь принять и смириться.

- Но не я, Наннали. Я стану  для тебя настоящим рыцарем. И я знаю, какая ты на самом деле.

Отредактировано Duncan Campbell (2014-02-05 02:00:01)

+2

11

Совместно с Дунканом и Винсентом

Спустя пару дней, после отбытия Винсента, Ренли, зайдя навестить сестру, перед уходом отдал Наннали письмо:
- Тебе письмо от Винсента Кэмпбелла. Хочешь, я прочитаю? Или доверишь Дункану?
- От Винсента?.. Позволь доверить эту тайну Дункану, - решила Наннали, отставляя в сторону чашку. В конце концов, это его брат, и он имеет право знать.
- Хорошо. Тогда оставлю вас. - Ренли вышел, передав Дункану письмо. Тот открыл конверт, чтобы прочитать его для Наннали - ведь оно предназначалось ей:
- Дорогая, маленькая принцесса Наннали. Может вам и так уже сказал что-то сам Дункан или Ренли. Они вполне могли догадаться, но я, личный рыцарь девятой принцессы Винсент Кэмпбелл прежде всего хочу попросить прощения за всё сказанное мной в ваш адрес на церемонии посвящения... - Начал он.

Полный текст письма

Дорогая, маленькая принцесса Наннали. Может вам и так уже сказал что-то сам Дункан или Ренли. Они вполне могли догадаться, но я, личный рыцарь девятой принцессы Винсент Кэмпбелл, прежде всего хочу попросить прощения за всё сказанное мной в ваш адрес на церемонии посвящения. Я прекрасно понимаю всё ваше положение. Однако не скажи я это, Дункан возможно бы увильнул от этой дуэли. Целью её было отнюдь не оскорбить вас. Хотя, не скрою. Я действительно возражаю на счёт того, чтобы именно мой брат становился вашим личным рыцарем. Он ещё не готов, и моя задача была продлить его выживание. Вы слишком яркая мишень для террористов, даже находясь рядом с принцем Ренли. И вы должны это понимать. А Дункан ещё слишком не опытен и круглый идиот. Он не способен вас как следует защитить. Но, теперь же, все ваши недруги трижды подумают, прежде чем к вам лезть. Это продлится не слишком долго. Пожалуйста, воспользуйтесь этой небольшой заминкой. Да и наконец, Дункан почувствовал, что такое отстаивать не только свою жизнь, но и чужую. Уж не говоря об отстаивании чести своей принцессы. Вам предстоит очень долгий, тернистый путь и я желаю вам обоим удачи. Ваш скорейший родственник, Винсент Кэмпбелл. Вот только не удивляйтесь. Я прекрасно вижу, как Дункан на вас смотрит. Дерзайте!

- Постой, - Наннали повела ладонью - совсем как властная принцесса. - Скажи, есть ли в этом письме что-то, что заслуживает внимания?..
- Минутку... - Дункан внимательно почитал письмо, улыбнулась на словах про "идиота"... И покраснел как помидор в конце, на минуту пожалев, что не пырнул братишку поосновательнее, чтобы у него не было возможности писать в письме такое. Нет, конечно он именно так и чувствовал, но все же. Тем не менее, врать Наннали и цензурить письмо брата он не собирался. В конце концов, если уж она узнает...
- Да. Есть. - Честно ответил он.
Наннали вздохнула. Так или иначе, она приняла решение в тот момент, когда комнату покинул брат, и собиралась последовать ему.
- Тем жальче будет его уничтожить. Сожги его, пожалуйста, - торжественно и жестко произнесла Наннали. По правде сказать, она сама не ожидала в себе такой силы.
- Наннали... Почему? - Дункан действительно был удивлен. Ладно после прочтения сжигать, но до...
- Я не держу зла на твоего брата, и ему не за что извиняться. Он лишь сказал в лицо то, что другие будут говорить за нашими спинами.
Девочка невольно приосанилась, уверенная в правильности своего выбора. Винсент преподал урок не только Дункану, но и принцессе, сам того не ведая.
- Теперь я знаю, что они говорят, и я готова услышать это вновь.
- Он пожелал нам удачи. Но я сделаю, как ты хочешь. - Согласился Дункан, понимая, о чем говорит Наннали, - И не позволю еще кому-то безнаказанно произнести подобное.
- Их слова больше не ранят меня, Дункан, - улыбнулась Наннали. На душе было легко и спокойно.

Эпизод завершен

+6


Вы здесь » Code Geass » Turn II. Rising » 23.09.17. Кровь и честь.