По любым вопросам обращаться

к Vladimir Makarov

(vk, don.t.be.a.hero)

Code Geass

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Code Geass » Turn II. Rising » 26.09.17. Здесь нет людей, но есть рабы


26.09.17. Здесь нет людей, но есть рабы

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

1. Дата: 26.09.2017.
2. Время старта: 20:00.
3. Время окончания:22:00.
4. Погода: Пасмурно, +18 градусов по Цельсию.
5. Персонажи: Ли Джун, Хоу Мэй.
6. Место действия: Трущобы в неблагополучном квартале Пекина.
7. Игровая ситуация: Тень мстительных евнухов беспокоит Мэй. Китайские генералы так же смертны, как и простые крестьяне, когда речь заходит об отравленном кинжале в ночи. Вооружён, значит защищён - руководствуясь этим принципом, Мэй покидает Грушевый Дворец и вместе со своей верной телохранительницей отправляется в трущобы, где на чёрном рынке можно достать редкие и запрещённые ингредиенты для ядов и, соответственно, противоядий. В одном из самых неблагополучных (и, как следствие - опасных) районов китайской столицы, находится незаконная арена, где жизнь человека не стоит и ломаного гроша. Там же идёт торговля людьми и другими товарами, находящимися под запретом во всех цивилизованных странах...
8. Текущая очередность: Ли Джун, Хоу Мэй.

0

2

Покинув Грушевой Дворец, Джун вместе со своей госпожой села в такси. Конечно до место назначения оно не довезет. Всю дорогу до трущоб, Ли с окна машины наблюдала за жизнью в обычных кварталов Пекина. Через полчаса, такси остановилась около границы одном из самых неблагополучных районов Пекина. Расплатившись с водителем, девушки уже пешком направились к месту назначения.
Джун следовало за Мэй как тень. Теперь находясь в трущобах от Ли стала внимательней. Тут каждый уголочек таит в себе опасность. И не только от людей. Она наблюдала за всем вокруг. На предмет опасности для своей госпожи. Трущобы напоминали Джун о безымянной деревне, в которой она родилась и волочила существование. Дурно пахнущие и грязные здания. Голодные нищие в оборванных одеждах. Готовые за миску риса, делать любую грязную работу. Мимо одного из таких людей они прошли. Его били за не уплату долга, что неудивительно. Проститутки здесь на каждом углу. Продают своё тело за бесценок. На следующей улицы работорговцы привели новый товар. Как всегда преобладали девушки. Большинство из них это сироты или взятые за не уплату долга у родителей. Вот во, что превратилась некогда Великая Китайская Федерация! И всё это вина кастрированных паразитов!Через двадцать минут ходьбы, они дошли до нужной лавки. Не далеко от них находится подпольная гладиаторская арена.
- Госпожа Мэй, мы пришли. - кивнула она в сторону лавки. Мэй молча вошла внутрь. Осмотревшись по сторонам, Джун вошла вслед за ней. Серые стены этой лавки, также напоминали ей о лачуге в той безымянной деревне. Сейчас должен подойти хозяин лавки. У него можно достать не только яд.

Отредактировано Li Jun (2013-12-31 14:53:44)

+1

3

"Здесь вокруг только дерьмо, - поморщилась благородная китаянка, - и, как я вижу, оно всё ещё цепляется за своё жалкое существование. Вот она обратная сторона мудрого и справедливого правления старших евнухов."
Таксист наотрез отказался подвезти Мэй и её спутницу до места назначения, а раскрывать своё лицо и приказывать упрямому китайцу было бы неразумно. От части, Хоу его понимала. Ведь у простого водителя не было пистолета QSZ-92 и хладнокровной девушки-телохранителя, готовой придушить человека за недоброжелательный взгляд в сторону своей госпожи. Поэтому, генерал-майор Хоу смирилась с необходимостью добираться до лавки пешком. Конечно, Мэй могла просто довериться Джун и отправить её за ядами одну, но на чёрном рынке можно было раздобыть и нечто большее, чем флакончик с "чёрным лотосом", или рабыню для плотских утех. С каждым шагом, Мэй чувствовала, что она входит в совершенно другой мир, непривычный ей. Чужой. Жестокий. Безобразный... Переполненые мусорные баки, грязь и нечистоты на улицах. Обшарпаные стены домов исписаны граффити. Кое-где заметны следы от пуль. Людей на улице немного - только проститутки и попрошайки. Какого-то бедолагу потащили в подворотню, где начали жестоко избивать, Мэй сделала своей спутнице знак не вмешиваться. Она знала, что Джун пережила в прошлом тяготы голода, но сейчас ей не было дела до какого-то безымянного оборванца. Хоу прошла мимо, не обращая внимания на крики и мольбы о помощи.
"Нас даже не пытаюьтся остановить. Интересно, а где хотя бы один солдат, или полицейский..."
Наверное, даже военные патрули обходили стороной пекинские трущобы. Здесь каждого можно было расстрелять за воровство, или убийство. Что-ж, наверное, китайское правосудие заключалось в том, что вытаскивать кого-то одного, публично казнить его и оставлять несколько тысяч таких же голодных и озлобленых бедняков дальше влачить своё жалкое существование, власти просто не видели смысла. Когда-нибудь, здесь начнутся зачистки, но до тех пор, пока у внутренней армии не было времени и возможности навести порядок в трущобах, они останутся прежними.
"Вот только когда чернь выйдет на улицу с факелами и камнями, будет уже слишком поздно."
- Госпожа Мэй, мы пришли, -  голос Джун вернул её к реальности. Мэй молча кивнула и вошла в лавку, на которой даже вывески не было.
"Интересно, а как Джун узнала об этом месте... Что ещё ей известно из того, о чём я даже не догадываюсь... Лиан тоже часто пропадает по ночам, неужели она тоже бывает здесь..."
Навстречу Мэй поднялось двое мужчин, одетых в потёртые куртки и джинсы - скорее всего, бойцы из какой-нибудь банды. Для простых вышибал эти парни выглядели слишком... Опасными.
- Лавка закрыта, - грубо сказал один из них, - квартал проституток дальше по улице, проваливайте.
"Да как ты смеешь?!"
- О, я непременно воспользуюсь удовольствиями, которые можно купить за деньги, - холодно произнесла Мэй, оставаясь совершенно спокойна, - но для начала, мне нужно увидеться с владельцем этой лавки.
- Хозяин велел не беспокоить его, - отезал вышибала, - скоро начнутся бои, так что...
- Именно за этим мы здесь, - улыбнулась Мэй, - я хотела бы выставить моего бойца на арену. Я слышала, здесь есть много желающих пролить кровь за деньги и ещё больше - посмотреть на это.
- И где же твой боец?
- Джун, - холодно приказала Хоу, - только, пожалуйста, не убивай их и не побей мебель вокруг. Мне кажется, эти склянки стоят дороже, чем твоя жизнь.
Конечно, Мэй не собиралась выставлять Джун на бой. Точнее, не хотела рисковать... Мало ли, какие звери выживают в нелегальных боях и даже ловкая Ли может проиграть и тогда Хоу окажется в крайне паршивой ситуации.
"Только попробуй сдохнуть, Джун."

+3

4

Вместо хозяина их встретили двое мужчин. В обычной ситуации Джун конечно же ушла бы. Но, сейчас ней была госпожа Мэй, которая не станет терпеть такое отношение к себе. Ли слегка удивилась, когда её госпожа сказала, что хочет выставить бойца на арену. Конечно она не боялась выступить в качестве гладиатора. Хотя с некоторыми гладиаторами, предпочла бы не пересекаться.
- Как прикажете моя госпожа. - холодно сказала Джун. Один из вышибал хотел сказать что-то, но не успел. Девушка ударила кнутом по его лицу. За ним последовал удар ногой по животу. Увернувшись от удара второго мужчины, она заломила его руку за спину. Надавив посильнее, Ли сломала ему руку. В этот момент первый мужчина оправившись от боли, попытался атаковать Джун. Пнув парня со сломанной рукой в его сторону. Она ударила по лицу первого сломав нос. Одновременно обхватив кнутом ноги нападавшего, девушка лишила его равновесия.

+2

5

Как и ожидалось от Джун, она не ударила лицом в грязь. Точнее в грязный пол, на котором вскоре оказались двое громил. Их участь была бы не завидна, если бы Мэй вовремя не вскинула руку, окликнув простолюдинку.
- Довольно, - холодно приказала она, усмехнувшись. Действительно, крестьянская девочка смогла стать профессиональной убийцей, быть может потому, что у неё была достаточно сильная мотивация. Мэй не было известно какого это - сражаться за своё выживание каждый день, умирая от голода. Что-ж, не было ничего удивительного в том, что Джун была сильной девушкой, иначе она бы не выжила. В любом случае, для вышибал, это означало неизбежный позор, что и произошло. Наверное, этим парням придётся искать другую работу. Перешагнув через одного из лежавших на полу мужчин, Мэй толкнула единственную находящуюся внутри лавки дверь и оказалась на лестнице, ведущей в подвал. Ходили слухи о том, что подземелья Пекина обширны и многие их закоулки так и не исследованы. Многие тоннели были сделаны ещё в древности, но были и новые, например военные бункеры. В подвалах некоторых домов до сих пор сохранились завареные наглухо двери, ведущие в катакомбы. Идеальное место для нелегальных боёв, в прочем, достаточно предсказуемое.

Арена представляла собой ринг, окружённый решёткой (забрызганные кровью прутья которой наводили на мысль о том, что попытки бегства всё-таки были), достаточно просторная для того, чтобы двое бойцов могли сойтись в поединке. На трибунах сидели люди, совершенно не похожие на оборванцев с улицы. Действительно, кто же ещё может позволить себе подобные экзотические развлечения. А вот тут Мэй уже могли узнать, поэтому, она накинула на голову капюшон и уверено шагнула к трибуне, благо свободных мест было в избытке.
- Надеюсь, они ещё принимают ставки, - заметила Мэй, - во всяком случае, рано или поздно нас заметят. А пока, наслаждайся шоу, пока есть возможность.
На арене бились невольники - это было заметно по затравленом взглядам, которые они бросали на зрителей. Что-ж, милосердия они здесь не найдут и вскоре "гладиаторы" поняли это. Издав отчаянный вопль, один из них бросился на противника, размахивая мечом. Второй боец, вскинув щит, припал на колено, блокируя сильный, но бестолковый удар.
- Контратакуй, идиот, - прошипела Мэй, которая видела уже несколько способов, которыми раб мог прикончить противника. Но он был настолько напуган, что не мог думать ни о чём, кроме защиты.
- Ничтожество, - уже громче произнесла девушка, поднимаясь, - и вы называете это боем... Жалкое зрелище.
Бойцы не могли слышать её, но вот зрители начали оборачиваться.
- Быть может, вы можете предложить нам что-то лучше? - по-английски спросил мужчина в строгом костюме, который наверняка стоил дороже, чем вся эта арена. Он сидел примерно с таким же скучающим видом, как и Мэй, так что девушка ухватилась за эту возможность.
- Я хочу выставить бойца, - спокойно ответила она, - но к сожалению, вы уже начали развлекаться...
- Это несложно исправить, - улыбнулся британец, - Арнольд.
Один из телохранителей спокойно вскинул пистолет и выстрелил в спину раба, бьющего мечом по щиту. Издав тихий стон, неудавшийся гладиатор упал на арену.
- Место освободилось, - британец жестом указал на арену, - прошу, покажите нам своего бойца.
- Джун, - негромко произнесла Мэй, - если проиграешь, я вытащу тебя из преисподней и в таком случае, не завидую твоей участи. Так что будь хорошей девочкой и убей всех, кто выйдет против тебя. Сделай это красиво.

+2

6

- Как прикажете. - коротка ответила Джун. В её голосе было минимум эмоций. Она была уверена в своих силах. Ли неспешной походкой прошла на арену. Ударил гонг и оставжийся на арене боец поднялся на ноги, неумело прикрываясь щитом. Он едва ли был воином - обычный раб, которого бросили умирать на песке, ради потехи. В прочем, в его глазах сверкнула надежда - "это всего лишь женщина" - думал он, забыв об осторожности. Замахнувшись мечом, он уверенно шагнул навстречу Джун...
Девушка даже бровью не повела. Спокойно наблюдая за противником. Он не представлял как он ошибается на её счет. Когда гладиатор был достаточно близко. Джун кнутом обхватила  руку в которой был меч. Потянула противника к себе. Неудачливый гладиатор потерял равновесие, споткнулся и упал к ногам Джун, выронив меч. По требунам прокатилась волна разочарованного ропота. На людей сидящих в трибунах, кроме своей госпожи Джун было наплевать. Она подняла меч своего неудачливого противника. И воткнула в его тело. Из спины раба хлынула кровь. И тот прекратил подавать признаки жизни.
Тем не менее, Джун удалось привлечь внимание толпы. Не то, чтобы они ни разу не видели женщин на этой арене, просто появление неизвестной китаянки привнесло сладостный элемент интриги. Двое слуг выбежали на окровавленый песок и оттащили тело в сторону, оставив кровавый след на песке. Затем, решётка поднялась, пропуская на арену троих мужчин с татуироваными телами. Их наготу прикрывали набедренные повязки, доспехов на рабах не было. Почему на рабах? Об этом говорили ошейники и следы от кандалов на руках и ногах. По виду этих бедняг, можно было сделать вывод, что их давно не кормили. В прочем, они не растерялись и, после удара гонга, бросились на Джун с разных сторон. На нападавшего с слева, Ли метнула три иглы в ногу. Иглы не были смазаны ядом. Поэтому должны были хотя бы затормозить раба. Сразу же она ударила кнутом по лицу другого противника. Нападавший спереди подошел почти вплотную, но Джун увернулась от его удара. И нанесла ответный удар кинжалом в пах. Раб взвыл, завалившись на колени, его товарищ с иглами в ноге потерял равновесие, упал, выронил меч из руки. Получивший удар по лицу кнутом противник отшатнулся, заскулив, но затем, отбросив в сторону щит, поднял меч одного из раненых товарищей. На этот раз он действовал осторожнее, заходя сбоку нанёс режущий удар левой рукой, а затем сильный рубящий правой. Джун не смогла увернуться от режущего удара. Меч прошел по её боку. Ранение было легкое. Поэтому она смогла уйти от рубящего. Одновремено обхватив кнутом ноги своего противника, лишив его равновесия. Мужчина повалился на спину, раскинув руки. Оружие выпало из его пальцев. Ли не теряя времени, набросилась на него и перерезала ему горло. Ещё двое противников подолжали дёргаться на забрызганном кровью песке, а зрители приветствовали кровавое зрелище восторжеными рукоплесканиями. Джун встав на ноги, подошла к раненому в пах противнику. Она обвела его щею кнутом и начала душить. Через пару минут он прекратил дёргаться. Отбросив в сторону свежий труп. Ли пошла в сторону последнего гладиатора. Приподняв его девушка всадила в его голову кинжал.
Хладнокровная расправа, которую Ли Джун устроила на арене была встречена ропотом одобрения. Китаянка заметила, как к уху её госпожи склонился один из европейцев (или британцев - через решётку не было видно наверняка) и что-то спросил. С торжествующей улыбкой, Хоу кивнула. Она поднялась на ноги и вскинула руку, обращаясь к Джун
- Ты достойно сражалась за свою госпожу. Я довольна.
Трое рабов выбежали на арену и оттащили трупы, подобрав их оружие.
- Ведь эта царапина не остановит тебя, - усмехнулась Мэй, заметив рану своей защитницы, - ты лучшая из лучших, пришло время показать, что твои навыки не покрылись плесенью.
- Хорошие слова, - с улыбкой произнёс мужчина, ранее говоривший с Мэй, - один мой знакомый из Ближневосточной Федерации хотел сделать... Подарок, устроить шоу. Может быть ваш боец примет участие в представлении?
- Несомненно, - отозвалась Хоу.
- Превосходно, - мужчина сделал жест рукой и с довольным видом уселся на своё место. Решётка поднялась вновь и на арену вышел огромный мужчина, котоырй, казалось состоял из одних лишь каменных мышц и злобы. Он был одет в старомодные шипастые доспехи, в руках держал чудовищную булаву. Мэй побледнела, её губы дрогнули, но слова уже были сказаны.
- Победи... - прошептала интриганка, - Победи, или умри достойно.
Слова Мэй немного подбодрили девушку.  Госпожа Хоу редко хвалила Джун. Но вышедший на арену мужчина, захватил всё её внимание. Вот с таким гладиатором она не хотела встретиться. Теперь у неё не осталось выхода, кроме как победить. Не дожидаясь нападения она начала метать иглы, целясь в ноги. ...но они словно отскакивали от него. Боец медленно приближался, раскручивая кистень (огромный шипастый шар на цепи) и неумолимо сокращая дистанцию. Иглы оказались бесполезны. Но Ли не растерялась. И атаковала его спереди. Она увернулась от удара булавы и метнула в его голову кинжал. Гигант успел выставить руку и кинжал пробил её насквозь... Но боец даже не поморщился. Не выпуская кистень из руки, он зубами выдрал кинжал и отбросил его в сторону. Как зубочистку... Джун не тратя время на размышления. Быстро обойдя его с боку и захватила кнутом руку с булавой. Противник резко дёрнул руку вверх, притянув Джун к себе. Огромный кулак его второй руки, в шипастой перчатке, устремился к животу китаянки. Ли получмла серьезное ранение в живот. Но девушка смогла метнуть в него свой последний кинжал. Целясь в шею. Более серьёзное, чем казалось на первый взгляд. Однако, её бросок пробил кожу гиганта, бритвенно острое лезвие рассекло плоть... Воспользавшись заминкой противника, Джун левой рукой взяла меч. И ударила им руку с булавой... Удар был точен и сталь меча вошла в плоть на пару миллиметров выше железной перчатки. Гигант взвыл, дёрнулся назад (повалив Джун на песок), его рука болталась буквально на лоскутках... Телохранительница истекая кровью поднилась на ноги. Отбросив кнут. Она замахнулась мечом для удара в голову. Чтобы покончить с монстром. Сил у неё осталось мало... Гигант попытался увернуться, но Джун оказалась быстрей. Первый удар попал в плечо гладиатора. Тот попытался ответить целой рукой. Но девушка отрубила эту руку. Собрав все свои оставшиеся силы, она одним ударом лишила его головы. Тело недавнего противника рухнуло на землю. Трибуны буквально взорвались шквалом восторга. Такого боя они давно не видели. Обессиленная Ли упала на колени. Она могла быть довольной собой. Девушка не посрамила свою  госпожу и осталась жива.

+1

7

Когда на арену вышел гигант, волочащий за собой шипастую булаву, Мэй буквально сковал страх. Она представила, что должна была чувствовать её верная Джун, на забрызганном кровью песке арены. Губы племянницы генерала Шана сжались в тонкую бледную полоску, сердце бешено колотилось в груди. Неужели именно это чувство так опьяняет любителей кровавых забав, собравшихся насладиться страданиями людей, бьющихся за деньги, или кусок хлеба? Ответа на этот вопрос Мэй так и не нашла, решив для себя, что при всей своей жестокости, она не расположена к подобрым зрелищам. Тем более, когда жизнь её человека висит на волоске... Не то, чтобы Мэй переживала за простолюдинку, но у Джун был полный набор качеств, которые делали её незаменимым элементом интриг и заговоров, которые Хоу плела за спиной у своего могущественного дядюшки. Потерять её вот так глупо, из-за собственной прихоти... Этого Мэй никогда себе не простит. Не говоря о том, что вместо верной и неразговорчивой Джун за ней будет таскаться целый эскорт гвардейцев генерала Шана.
"Это не честно! Как она должна сражаться с этим... Чудовищем..."
В отличие от верзилы, Джун уже была ранена, пусть и легко. Её атаки, казалось, не наносили противнику существенного вреда, а когда китаянка получила удар шипатсой рукавицей в живот, у Мэй перехватило дыхание. Она хотела закричать, но слова застряли в горле интриганки. Да и что бы изменил её испуганный крик...
"Сражайся. Вставай и сражайся..."
И всё-таки Джун нашла уязвимое место своего чудовищного противника. С омерзительным хлюпаньем, сталь меча вышла из плоти. Даже истекая кровью от ран, Ли оставалась смертельно опасной. Мэй восхищённо смотрела на то, как Джун вогнала меч в плечо бойца, а затем обезглавила его - фонтанируя кровью, тело осело на колени. Голова, сокрытая шлемом с решётчатым забралом и пышным плюмажем, упала на песок, к ногам победительницы. А что до Хоу... Она уже не отдавала отчёт тому, что делает. Вскочив на ноги, она выбежала на песок, обняла Джун за плечи. Её раны сочились кровью, но в глазах простолюдинки не было страха.
- Тебе... Нужна медицинская помощь... Срочно... - бормотала Мэй, помогая своей верной защитнице подняться. Трое рабов с трудом оттаскивали труп с арены, но это уже не волновало племянницу генерала Шана. Она должна была вытащить Джун, позаботиться о её ранах.
"Мы в ответе за тех, кого приручили..."
О том, что происходило дальше, у Мэй остались лишь размытые воспоминания. Конечно, она получила деньги за бой, их хватило на яды, которые хотела купить Джун (один флакончик чёрного лотоса Хоу предусмотрительно оставила себе), остальные были переведены на счёт в банке. Но самым важным был горький и жестокий урок. По своей прихоти, Хоу едва не потеряла свою верную защитницу. Это оставило глубокую рану на гордости и самолюбии Мэй, которая больше наврядли позволит себе подобные выходки. Когда Джун была на грани сознания, Мэй робко коснулась губами её щеки и прошептала:
- Прости меня, Джун, - на кожу простолюдинки бесшумно упала слеза её госпожи. Уже в Грушевом Дворце, Мэй убеждала себя в том, что не позволила себе дать волю эмоциям. Сидя у постели Джун, она держала руку своей защитницы, пока та не пришла в себя.

Конец Эпизода.

+3


Вы здесь » Code Geass » Turn II. Rising » 26.09.17. Здесь нет людей, но есть рабы