По любым вопросам обращаться

к Vladimir Makarov

(vk, don.t.be.a.hero)

Geass-челлендж потому что мы можем.

Code Geass

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Code Geass » Флешбеки » 15.12.16. Мой самый верный враг


15.12.16. Мой самый верный враг

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

1. Дата: 15 декабря 2016 года.
2. Персонажи: Конрад Штерн, Александр Крестовский.
3. Место действия: Дальний Восток России, деревня Сысоевка.
4. Игровая ситуация: Командир "красноплечих" получает лично на руки конверт с пометкой "секретно", за печатью германского экспедиционного корпуса. В нём - место встречи и назначенное время. Конверт подписан полковником Конрадом Штерном. Александр прибывает на место за несколько часов до встречи, пунктуальный немец не задерживается.

0

2

Сложно сказать, по какой причине батальон опять вернули на Дальний Восток. Возможно - напомнить китайцам, что бешеных псов всегда можно выпустить на волю. Алекс  на эту тему не рефлексировал - как обычно, он  предпочитал исходить из ситуации. Многое изменилось - пришли новые бойцы, а те, кто еще, казалось бы, недавно совсем принимал тут бой, уже стали почти ветеранами. Об этом Крестовский думал, глядя в окно на  Широ, что-то вещающего своим бойцам и Новикову, взятую в осаду стайкой батальонной "малышни". Первый заметно вырос, и уже командир роты, скоро Алекс назначит его вторым заместителем. А Виктория, неожиданно для самой себя, действительно стала "мамочкой" для тех, кому не хватало родителей или просто близкого человека. Ведь сказать - не поверят, что, только придя в батальон, она была полной оторвой и на каждые три слова приходилось одно матерное. А теперь не то что материться избегает - даже курить бросила. И Кошкин уже получил в нос от Виктории за шутку на тему, что если Новикова выйдет замуж, то ей придется усыновить или удочерить четверть батальона. И ведь в чем-то прав был... От мыслей о  превращении батальона в этакую  военно-полевую семью Крестовского отвлек вестовой с конвертом под грифом "Совершенно секретно" от немецких товарищей. Крестовский, ничего такого не ожидавший,  с удивлением обнаружил подпись Шерна и указание места и времени встречи. Сысоевка? Символично. Но какого дьявола этот немец от него хочет? Казалось бы, он  вряд ли должен желать встречи, скорее наоборот. Хотел бы набить морду в ответ - сделал бы это еще тогда. Алекс не нашел ответа и  решил на встречу отправиться все же. С собой он прихватил Новикову, предварительно отлепив от нее Таську Иванову, которая, кажется,  начинала чувствовать дискомфорт как только любимая мать-командирша удалялась более чем на расстояние вытянутой руки. К счастью, только в мирной жизни, в бою же летела впереди всех и расстреливала все что движется. Так что если ей для такой боевой эффективности необходимы регулярные  обнимашки с командиром - на здоровье. Майор мог только улыбнуться.

Так получилось. что на место они прибыли за несколько часов до встречи, так что получилось неплохо поговорить. Виктория, к которой в Африке успела прилипнуть данная каким-то романтичным скандинавом кличка "Черная Валькирия" (после чего  главный механик  приварил к голове ее найтмера крылья), в обычной обстановке, напротив, стала мягче и общительнее, а в качестве командира - надежным товарищем  и поддержкой для Алекса. Во многом это была его победа как наставника - и тут было чем гордиться. Так или иначе. но вот подошло время и появился Штерн...

- День добрый. - Поприветствовал его Алекс. Злость за прошлый раз давно прошла, не было в ней смысла. Правда, до доверия был еще долгий путь.

+4

3

Сысоевка... Машина полковника Штерна остановилась у старых укреплений на границе населённого пункта, недалеко от которого совсем недавно отгремело сражение, определившее ход Дальневосточной Кампании. Действительно, символично, что встреча двух старых товарищей. Против китайцев германские танкисты сражались бок о бок с "красноплечими", в бою они понимали друг друга несмотря на то, что большинство русских едва ли знали немецкий язык. Очень быстро бойцы Шестой Бронетанковой овладели азами "русского матерного", безошибочно реагировали на такие важные сообщения, как "наших бьют", "они снова лезут" и другие. Русские в свою очередь адекватно реагировали на "achtung", "scheisse" и иные выражения, которыми бросались германские танкисты. Однако, выковать боевое братство не получилось - разбив противника под Сысоевкой, союзники продолжали боевые действия отдельно - каждый в соответствии с собственными приказами. И всё же, в переводе простого русского приветствия Конрад не нуждался. Да и руку он протягивать не стал. Было видно, двое мужчин не были рады видеть друг друга, двое честных солдат, не привыкших льстить друг другу.
- Guten tag, Крестовский, - спокойно поприветствовал "красноплечего" немец. Елизавета Романова остановилась позади своего командира. У неё в руках, как обычно, увесистая папка с документами. Она предпочитала держать их, а не складывать в офицерскую сумку. Решив обойтись без предисловий, полковник протянул руку и адьютант молча передала ему директиву из Иркутска, которую в штабе Шестой Бронетанковой получили совсем недавно. Конрад долго размышлял о том, как он должен был поступить. В конце концов, он решил, что офицерская честь дороже, чем призрачная угроза разжалования в рядовые за неподчинение приказу. К тому же, он прекрасно знал свою цену и понимал, что европейское командование едва ли пойдёт на репрессии в отношении доблестного командира Шестой Дивизии. Злоупотреблять этим немец не собирался, но сегодня - исключительный случай.
- Шестьдесят Девятая Директива, - Конрад протянул лист с печатью и подписью верховного командующего союзными силами "красноплечему", - от тринадцатого декабря, вступила в силу два дня назад. Если не вдаваться в подробности, моя дивизия получила приказ атаковать вас при первой попытке пересечения границы с Китайской Федерацией. Я приказ выполню, но честь германского офицера обязывает меня предупредить вас, Крестовский. Держите батальон на позициях, пока трусы из штаба заигрывают с китайцами. Копайте траншеи, разворачивайте огневые позиции. Это копия документа, уничтожте после прочтения.
Оригинал приказа, полковник Штерн кинул в мусорную корзину со словами "передайте командованию привет от моей челюсти и Александра Крестовского". Офицеры, оценив шутку, всё-же настояли на том, чтобы Конрад хотя бы в открытую не обсуждал решения центрального штаба. Всё равно, он уже ничего изменить не мог, поэтому, всё, чем полковник мог помочь своим старым союзникам - это предупредить их о том, что удар в спину будет нанесён едва они решатся форсировать Амур.

Отредактировано Konrad Curse (2013-11-01 02:43:46)

+3

4

Крестовский мысленно похвалил Керза за тактичность, а вот сообщение... Нет, он про себя, конечно, обматерил командование, но все же удивился. Насколько же маньяком они его считают? Или тут что другое? Для него разница между тем рывком и отсебятиной сейчас была вполне очевидна. А вот Штерн повел себя благородно. Видимо, он просто своеобразно понимал честь офицера, как и Алекс - этим и можно было объяснить его противоречивые действия. Потому как они, вероятно, только для Крестовского противоречивые. Вот Новикова - та явно разозлилась, по лицу видно. А Алекс был довольно спокоен, подобные выверты командования его не слишком удивляли как явление - отец рассказывал, да и сам кое с чем столкнулся.

- Спасибо. - Вот теперь он протянул Штерну руку. Алекс не собирался вставать в позу, на этот раз надо было поступить именно так. Не исключено, что в следующий раз снова придется дать в челюсть, но сейчас время не для этого. Ничего не поделаешь, таковы люди. Викторию раньше тоже часто хотелось треснуть или даже применить в качестве воспитательного инструмента ремень, но со взрослой девушкой такое обращение могли бы уже не так понять... Он прочитал документ еще раз с сунул в карман.

- Сейчас не тогда, Штерн. Не планирую делать настолько глупую вещь... - Задумался, - Вот только у командования есть какие-то причины считать иначе. Конечно, может и просто мнение. Но они могут ждать и провокации с той стороны, так что я бы смотрел внимательно. Если возникнет необходимость, мы будем рядом.

0

5

Полковник пожал протянутую руку, не снимая перчатки. Было холодно, а этот жест имел скорее символическое значение. Крестовский убрал директиву в карман, видимо, для более детального ознакомления. Конрад не сомневался, что Александр уничтожит её, а вот попытаться найти между строк оговорки действительно стоило. В прочем, полковник Штерн таковых не нашёл. Всё было предельно ясно, боевые действия "красноплечим" придётся прекратить. Романова перевела ответ майора.
- Это была не глупость, Крестовский, - усмехнулся немец, - иначе ты бы болтался на верёвке в показательных целях. Неужели ты забыл, что это была контратака на позиции противника, трусливо прикрывавшегося мирным населением? К слову, в ЕС осудили действия китайских солдат, а вы стали героями.
Полковник махнул рукой в сторону одного из обгоревших домов. Артподготовки по Сысоевке не велось, но когда германские танкситы выбивали китайцев из деревни, они действовали жёстко но эффективно. Из этого самого дома, штурмовая группа Шестой Дивизии выбивала китайского миномётчика. Дальше они прошли мимо водокачки, покосившейся от прямого попадания китайского снаряда. Здание местной управы было практически полностью разрушено, частично превращено в ДОТ. Да, здесь прошла своё боевое крещение Шестая Дивизия. Здесь они воевали бок о бок с русскими.
- Это был хороший бой, - наконец произнёс Штерн, а Елизавета поняла, перевод здесь не требуется. Сражение продолжавшееся два дня "красноплечие" тоже надолго запомнят.
- За что вы сражались, Крестовский? За Евросоюз, командование которого так вам отплатило? Или же за свою Родину, за людей, которым суждено стать "номерами", если вы проиграете?

+1

6

Оввтопик:
Крестовский знает немецкий, ему перевод не нужен. Это же один из главных языков ЕС.

- Именно. Тогда - не была. Мы пожертвовали многим... Но иначе потеряли бы еще больше. А вот если сейчас будем вести себя также - только потеряем. - Действительно, когда страсти улеглись, Алекс понял. что действовать иначе было невозможно, он и тогда это чувствовал - если бы они не ответили ударом на удар, клятва батальона потеряла бы смысл, а многие бойцы - решительность и веру. Честь офицера не то, что можно вот так просто оценить... Зато можно было оценить альтернативу такой жертве. Поэтому Крестовский и пошел на этот шаг, отдав приказ. И поэтому сейчас его люди не совершат опрометчивого поступка. Что бы ни говорили о них, какую бы репутацию ни приписывали - Африка тоже наложила свой отпечаток - его батальон умел действовать хладнокровно, приберегая ярость до момента. когда она действительно станет необходима.

- И да... Спасибо за тот раз. Я знаю, чья в этом заслуга. - Алекс признавал то, что было сделано Штерном тогда.

На его вопрос Алекс, прекрасно помнивший те дни, ответил, не задумываясь:

- За свой народ. И за тех, с кем воевал рядом. Кровь, пролитая на войне, связывает не хуже уз родства. Помнится, в западной части Евросоюза не очень-то верят, что  равное отношение к японцам принесет пользу... Но вы все видели. И вторая рота - такая же гордость батальона, как и любая другая. Потому что здесь они не чужаки, а братья по оружию. Этому я научился у Ольги. Она-то и вовсе была им как мать... Как и советовал трактат того умного китайца. Вот же злобно шутят боги войны...

Действительно, Рысева не раз  цитировала удачные моменты из "Искусства войны" - но в итоге китайцы же ее и убили...

0

7

- Японцы проиграли свою войну, - вздохнул немец, - но я рад, что остались бойцы, которые не склонили головы перед британскими ублюдками. Вторая рота сражалась достойно под Сысоевкой. Но мы с тобой солдаты, Крестовский. Забудь о политике. Нам предстоит выиграть войну против самой боеспособной армии в мире. Британия попытается сокрушить Евросоюз, Россия тоже не сможет остаться в стороне.
Конрад остановился возле одной из до основания сгоревших изб. Только каменная печь одиноко стояла на пепелище, напоминая о жестокой схватке между штурмовиками Шестой Дивизии и китайскими пехотинцами.
- Я хочу, чтобы ты знал, Крестовский. Когда я оставил Рысеву умирать, я лишь выполнял приказ. Больше, я не повторю этой ошибки. Война многому научила меня. Но она ещё не закончилась.
Конрад закурил, предложил сигарету русскому офицеру. Курил он редко, не находясь в зависимости от вредной привычки. Почему-то, глядя на серое небо, затянутое рваными тучами и на руины Сысоевки, хотелось затянуться горьким табачным дымом. Перекинув коробок спичек Крестовскому, немец остановился у самого края деревни. Уголёк сигареты мерцал в полумраке, холодный ветер трепал его чёрный кожаный плащ.
- Однажды, - наконец произнёс Штерн, - и, может быть, этот день никогда не наступит, я призову тебя и "красноплечих", Александр Крестовский. Тогда, тебе придётся сделать выбор. Между долгом перед Родиной и долгом перед Евросоюзом. Не забывай, кто приказал мне нанести удар тебе в спину.
С этими словами, он хлопнул русского по плечу и, на ходу докуривая сигарету, направился к машине, где его ждала Романова. Да, однажды, он сделает Крестовскому предложение, от которого он не сможет отказаться. И тогда, война изменится навсегда.

+1

8

- "Красноплечие" будут там же, где и всегда - на переднем крае. - Просто ответил Алекс, который давно уже понял, что Британию может действительно остановить только полноценное большое поражение, остальное лишь ее затормозит. А следовательно, тот момент, когда ее армия сунется сюда - только вопрос времени. Все в таких делах до смешного просто, любая империя повторяет судьбу предыдущих так или иначе, раньше или позже. Интересно, многочисленные детски старого кобеля Чарли разорвут империю на части или все-таки выстоит проклятая? У них, по крайней мере, есть шанс это увидеть. Алекс перекинул коробок обратно - он не курил, не начал  даже после смерти Ольги. О которой Штерн и говорил...

- Что сделано, то сделано. Будем считать, что закрыли вопрос. Я тоже не блистал там мудростью. - Закончил это воспоминание Алекс. Война слишком много предоставляет шансов натворить дел, считая, что делаешь все правильно. А одной смерти более чем достаточно.

- Чтож, тогда я выслушаю тебя и сделаю его. Делать выбор... Каждый, принявший решение стать командиром, делает это всю свою жизнь. - Усмехнулся Крестовский, после чего остался на месте, проводив Конрада взглядом. Возможно, такой момент выбора действительно наступит. Судьбами людей играют воистину безумные боги и кто может знать, что придется еще сказать и  сделать? Как бы там ни было, он к этому готов.

Конец эпизода

0


Вы здесь » Code Geass » Флешбеки » 15.12.16. Мой самый верный враг