По любым вопросам обращаться

к Vladimir Makarov

(vk, don.t.be.a.hero)

Geass-челлендж потому что мы можем.

Code Geass

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Code Geass » Turn I. Awakening » 25.08.17. В кольце врагов


25.08.17. В кольце врагов

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

1. Дата: 25 августа 2017
2. Время старта: 04:00
3. Время окончания: 08:00
4. Погода: Тепло, ветрено.
5. Персонажи: Конрад, Ганнибал, Корнелия.
6. Место действия: БФ, Сама

Свернутый текст

http://s3.uploads.ru/wohym.png
3 - Сама - в округе этого города расположено несколько крупных военных аэродромов и целых две механизированных дивизии. (с) 09.08.17. Или парься, или испарись.

7. Игровая ситуация: В обороне города Конрад Штерн и Ганнибал Бота со своими людьми + дивизия арабов. В нападении лично Корнелия со своими войсками.
8. Текущая очередность: Конрад, Ганнибал, Корнелия. (по возможности предлагаю разместить все в 1-2 круга, описывая события де-факто).

http://rom-brotherhood.ucoz.ru/CodeGeass/Design/rekomend.png

http://rom-brotherhood.ucoz.ru/CodeGeass/NewYearCard/15.png

0

2

Его пальцы, вопреки обыкновению, дрожали, когда он открывал портсигар. Конрад закурил, прокручивая в памяти события этой бессонной ночи. Шестая Дивизия, потеряв треть личного состава и техники, оставляла свои позиции. Германские офицеры стояли позади своего командира, бригандного генерала Штерна, безмолвно наблюдая за тем, как колонна мрачных panzer'ов медленно движется мимо, по пыльной дороге. Они - элита бронетанковых войск Евросоюза. Они - ветераны сражений на Дальнем Востоке. Они - устроившие Арденнскую Мясорубку, непобедимые бойцы Дивизии Призрак. И всё-же, они оставляли этот сектор Британцам. Оставляли его, бросив своих павших товарищей, подорвав склады с оружием и продовольствием. Тактика выжженной земли, вот и всё, что осталось. Где-то на горизонте пылают нефтяные вышки. Их подожгли, отступая, германские танкисты. Конрад смотрел на мерцающее в дали пламя и думал о том, что эта война ещё не проиграна. О нет, Дивизия Призрак растворится в песках Африки, а потом нанесёт удар. Неожиданно. Сокрушительно.
- Герр генерал, - Карл Райнер Воллен, придерживая козырёк пустынной кеппи, приблизился к своему командиру со стороны растянувшейся по дороге колонны. Конрад, затянувшись, молча кивнул ему, мол, докладывайте, капитан.
- Генерал Ганнибал Бота окружён и пытается прорваться. Его солдаты оказались британцам не по зубам, они задержатся... На некоторое время.
- Наша дивизия всё ещё боеспособна, - заметил генерал Штерн, бросив недокуреную сигарету в песок, - но на исходе запасы воды и боеприпасы. Мы оставляем горящие нефтяные вышки Британской Ведьме.
- Так точно, герр генерал, -  с готовностью согласился капитан. Сражаться с Корнелией Британской и её рыцарями в пустыне непросто, даже в полном составе у Шестой Бронетанковой было немного шансов на победу. Конрад не был трусом, но он никогда не бросал своих солдат в бессмысленные атаки. Генерал Бота не сложит оружие, в этом сомнений не было. А если он продержится достаточно долго, чтобы германская дивизия перегруппировалась и её командир разработал план контрнаступления - быть может, в его честь назовут улицу. Где-нибудь в Йоханесбурге. Всё-таки, погибший в Африке офицер здесь и останется, даже памятью.
- Напоминает историю с Рысевой, капитан, - заметил он, мрачно улыбнувшись. Это Конрад умел едва ли не лучше, чем выигрывать безнадёжные битвы. Такие, как в Арденнах. Но сейчас, был совершенно другой случай. Есть сражения, в которых победой является сохрание армии. Оставив треть германской дивизии на забрызганном кровью песке, он осознал цену своего решения. Воллен молча кивнул, соглашаясь. Генерал обернулся, офицеры вытянулись по струнке, ударив сведёнными каблуками сапог.
- Вольно. Разрешаю закурить, а затем, сворачиваем штаб.

Отредактировано Konrad Curse (2013-10-27 21:01:14)

+1

3

- Они выдвинулись, господин генерал, - сообщил оператор, не отрываясь от монитора. Генерал Бота, до этого молча смотревший на главный экран, только кивнул. Работа штаба командующего сухопутными силами SADF, временно превратившийся в штаб Первого Корпуса, была достаточно отлажена, чтобы не требовать личного вмешательства генерала, пока все идет по плану. – Безпилотники засекли две наступающие колонны, при текущем направлении, двигаются на позиции 4-й бронетанковой и дивизии Аль-Кемрана.
- К чему бы это распыление сил? – Каспар фон Хирш, командующий Первого Корпуса, обернулся к Ганнибалу со своего места. - Не думаешь, что наш трюк со «Львами» раскусили?
- Разве что опасаюсь. Лучше бы конечно колонна была одна. Все-таки «Ведьма» свое дело знает, и что-то почувствовала. Но пойми она, в чем дело так бы не действовала. Скорее страхуется, хочет прощупать нашу оборону и отвлечь от места прорыва. У нее пока достаточно солдат чтобы позволить себе это. Вот и посмотрим, тянет она на что-то в сравнении с Марианной.
- С Марианной ты батальоном командовал.
- Это не мешало мне ее оценить.
Каспар лишь усмехнулся в ответ. Уж он-то знал, что Ганнибал Бота никогда, ничего не забывает. Сам же Бота вновь вернулся к главному экрану, снова пригубив коньяка из фляги. Возиться со стаканами у него сейчас не было никакого желания.
Бункер, где разместился штаб, был скрыт глубоко в толще скалы под старым городом Саны. Первый Корпус вместе с оставшимися силами Ближневосточной Федерации уже неделю удерживал этот рубеж против южной группировки британцев. Бойцы у «Британской Ведьмы» что ни говори, были первоклассные, и числом серьезно превосходили силы ЕС, но пока что все их атаки разбивались об окопавшиеся в Сане лучшие части ЮАР. Арабы успели хорошо укрепить город и Бота, хотя и имел репутацию атакующего генерала, оценил и воспользовался всем, что Сана могла предложить. Жаль только аэродромы уже невозможно использовать, слишком близко к линии фронта. Южноафриканская авиация теперь совершала свои налеты из Эретрии, британцы же отвечали ей с палуб авианосцев и наскоро оборудованных полевых аэродромов на контролируемых ими территориях. Пока, в небе складывалась патовая ситуация. Авиоудары по Сане не давали результатов, но и авиация ЕС не смогла нанести британцам сколько-то серьезных потерь, если не считать длинные списки уничтоженных самолетов с обеих сторон.
Если бы Бота имел такую же власть над всеми силами ЕС, как Корнелия над британскими, он бы, пожалуй, рискнул начать более активные действия. Но на острие удара он мог положиться только на свой Первый Корпус, в котором прослужил пол жизни и которым не так давно командовал лично. Так что, сперва защищаться, а затем атаковать, раз у нас есть Сана. На этом рубеже буры могли сидеть пока самим не надоест. А простоять надо четыре дня. Послезавтра Четвертый Корпус SADF высадится в Эль-Мукалле, а Двенадцатый - в Адене. После этого хаки, итак вынужденным ломать зубы о бастионы Саны, придется отступать, чтобы избежать окружения. А пока что…
- Огневой контакт на Восточном и Северо-Восточном направлении.
- Гладстонские Рыцари?
- Атакуют рубеж 4-й бронетанковой, господин генерал.
Да, значит «Британская Ведьма» не окажется там, где нужна была больше всего. А какой был бы результат. Увы никогда нельзя рассчитывать на то, что получишь все.
- Выдвинуть резерв на позиции четвертой. Аль-Кемрану напомните, чтобы не переусердствовал. Подразделениям Первой механизированной – выдвинуться на позиции.
***
Когда первые британские найтмары вступили в бой, их пилоты сразу почувствовали разницу. Неделю назад на этом рубеже они впервые столкнулись с новым противником, южноафриканскими «Айзенягерами». Штурмовые винтовки и цепные топоры этих машин уже не раз отбрасывали британцев, но сегодня на этом рубеже стояли только арабы. Британское командование еще не полностью уверилось, что Бота отозвал свои механизированные подразделения после тяжелых потерь, но усилий оборонявшихся арабов было явно недостаточно чтобы их остановить. Если наступавшие южнее части остановились перед окопавшимися бурами, арабы не выдержав давления оставляли свои позиции. Перед ними оставались минные заграждения, по наступающим порядкам британцев продолжали работать артиллерия и авиация ЕС, но это уже не могло их остановить. Вырвавшиеся вперед «Сазерленды» преследовали неуклюжие ближневосточные найтмары и танки по узким улицам Йеменской столицы. Это избиение длилось около получаса, и все больше и больше британцев растекалось по лабиринтам улочек Саны. Полчаса – недостаточно чтобы выйти в тыл бурам упрямо не желающих отступать под ударами лучших бойцов Корнели Британской. Но достаточно чтобы увязнуть.
Когда британцы поняли что заготовили для них африканеры  было уже поздно. Передовые отряды были буквально смятенны встретившими их в Старом Городе «айзенягерами» батальонов «Дюрандаль» и «Бализарда». Но едва лишь британцы попытались перестроить свои порядки и встретить врага, как будто бы отовсюду им ответили огнем. Разбившиеся на небольшие группы, посреди Саны,  британцы оказались на поле боя, где у врага был пристрелян каждый метр и где ему был известен каждый поворот. А все попытки прорваться своим пресекали батальоны «Жуаез» и «Морглесс», замкнувшие ловушку. И началась охота. Так же британцы только что гнали своих врагов, но те знали куда им отступать. У британцев же выхода не было. Ганнибал Бота был верен своему стилю, не оставляя противнику не одного шанса.
***
- Господин Генерал, это уже точно. Шестая бронетанковая бросает свои позиции. Британские силы выдвигаются для охвата Саны.
Треск и звон лопнувшего стекла заставили всех присутствующих в штабе обернуться к генералу. Бота лишь стряхнул с руки стекло вперемежку со смесью коньяка и крови, а затем перехватил из рук Сантино салфетку. Трусливый тевтон уничтожил весь план, более того он погубил всю операцию. Окажись Первый Корпус в котле, Корнелия возьмет порты за два дня. А значит высадка второго эшелона невозможна. И весь «Желтый Пояс» пошел прахом.
- Генерал Штерн не отвечает на наши запросы, господин генерал.
- Гарнизоны Адена и Эль-Мукале просят пояснить ситуацию.
- Сообщите французам, пусть разворачивают Штерна, сейчас между ними и «Британской Ведьмой» только он.
Оставаться в сане больше нельзя. Неизвестно что на уме у Штерна, но южноафриканцы не останутся подыхать в этом котле. На юг больше нельзя, не успеем и британцы бросят туда основные силы. Значит на запад, к Ходейде. В городе остался батальон SADF, и еще два батальона и бойцы из «Kommandokorps» удерживают перевал через Асирский хребет. Только успев прорваться туда, можно было сохранить Корпус.
- Сообщение в Преторию и командованию войск второго эшелона. «Желтый Пояс» отменяется. Передайте флотским, что нам нужна эвакуация через Ходейду.  Каспар, ты мне будешь нужен на Северо-Восточном узле обороны. Четвертая дивизия и полк из «Львов», все чем мы можем прикрыть вывод войск из города.
Каспар в ответ лишь молча козырнул.
- Начинаем отступление сразу по приведению в негодность ключевых объектов города.
Аэродромы не в коем случае нельзя было оставлять британцам. Иначе заняв их британская авиация не выпустит нас к перевалу. Сане уже не стать арабским Сталинградом, но Ганнибал Бота сделает все, чтобы она не стала Киевом.

+2

4

Тем временем, Конрад Штерн склонился над картой Сектора в полумраке командного танка. Боевые машины Шестой Дивизии несли на себе усиленную броню и дополнительные орудия, что при построении перевёрнутым клином позволяло им сминать растянутую по фронту линию обороны, после чего, уже оказавшись в тылу, разворачиваться и приступать к уничтожению противника с тыла и открывшихся флангов. Именно так, по мнению генерала Штерна, должна была действовать германская бронетанковая армия. Именно так следовало побеждать врагов. В прочем, против Корнелии Британской даже у легендарной Дивизии Призрак шансов было немного. В бледном свете ламп, собравшиеся вокруг карты офицеры отбрасывали зловещие тени. С момента их последней остановки прошло больше полутора часов, до границы сектора оставалось не меньше шести.
"Бронетанковая дивизия должна быть мобильной, - Конрад вспомнил собственные слова, - а её командующий забудет о сне, ибо танки будут постоянно в движении. Он будет ночевать в командирском танке, на заднем сидении автомобиля, или за столом в штабе, но пока дивизия находится в движении, у него нет права на отдых."
Капитан Карл Райнер Воллен, тем временем, обвёл позиции Ганнибала Боты красным карандашом. Офицеры вполголоса обсуждали отступление Шестой Дивизии и дальнейшие действия германских танкистов после перегруппировки. Большинство были готовы бросить бойцов Боты умирать. Но для того, чтобы выиграть время для союзных дивизий, командованию придётся подписать смертный приговор всем тем, кто сейчас удерживает позиции. Судьба Ганнибала не волновала генерала Штерна, но люди, которые погибали в неравных боях с британцами вскоре могут понадобиться ему, Конраду, для обороны подступов к Евросоюзу. К Германии. Рано или поздно.
- Наше отступление, - генерал прочертил чёрным карандашом линию по примерному маршруту отступления Шестой Дивизии, - проходит согласно приказу верховного командования. Вскоре, британцы окопаются на позициях генерала Боты. Сомневаюсь, что они продержатся дольше четырёх часов, но нам этого времени хватит, чтобы приблизиться к батареям на границе Сектора. Британская Ведьма слишком дорожит своими солдатами, чтобы посылать их под огонь артиллерии на укреплённых позициях.
- Если они вырвутся из котла, герр генерал, - заметил осторожный Воллен, - мы могли бы прикрыть их отступление и перейти в контратаку вместе с союзными французскими частями.
- Исключено, - Конрад указал на позиции Ганнибала Боты, которого в это время брали в кольцо британцы, - даже если они прорвутся, мы уже заминировали мосты и дороги. Если генерал Бота начнёт отступать, его колонны взлетят на воздух вместе с британцами.
- Иными словами, генерал Бота не сможет отвести свои войска, - согласился капитан, - и даже если он сумеет сохранить штаб и каким-то чудом прорваться, не получив приказа...
-...то его сочтут трусом и дезертиром. В то время как мы, перегруппировавшись, остановим британцев уже на границе, соединившись с французскими союзниками.
План отступления был разработан лично генералом Штерном. Отправляясь в Ближневосточную Федерацию, Конрад знал, что ему приказали совершить невозможное - он умел побеждать в безнадёжных сражениях, но выиграть войну против Британской Ведьмы не сможет даже Дивизия Призрак. Их было просто недостаточно. Чтобы разбить Корнелию потребуется намного больше найтмеров, чем было в распоряжении у Конрада, а воевать против Гластонских Рыцарей бронетанковыми клиньями было просто смешно. Смешно для британцев, разумеется. Поэтому, оценив положение дел в Ближневосточной Федерации, Конрад и его офицеры начали разработку плана по отводу войск к границе, на позиции французского корпуса. Согласно задумке генерала Штерна, отступление дивизии должно было занять сутки с момента получения приказа. Достигнуть этого было возможно только в том случае, если выполнялось главное правило, описанное Конрадом в его книге по тактике - "бронетанковая дивизия всегда должна находиться в движении". На это был ряд причин - танки Штерна были уязвимы для авиации только во время заправки и немногочисленных остановок, о которых британская разведка просто не успевала докладывать вовремя. Они, как пустынные лисы скрывались в песках, время от времени пополняя запасы воды, продовольствия и боеприпасов. Таким образом, приказ об отступлении застал дивизию уже на марше. Именно поэтому, генерал Бота получил известие об отходе германских союзников слишком поздно. Их просто не оказалось там, где они должны были быть и позиции Шестой Бронетанковой были захвачены британцами прежде, чем подчинённые Ганнибала смогли выдвинуться к ним. Таким образом, Бота оказался в котле, без приказа отступать. Единственным выходом для него, согласно задумке Конрада, останется удерживать позиции до прихода подкреплений, которых он, к сожалению, не дождётся. План генерала Штерна предусматривал эту жертву. На подписании он произнёс следующие слова, обращаясь к командующему германским штабом - я не могу гарантировать вам победу, герр генерал. Эти люди могут потребоваться вам через пол года после боёв в Ближневосточной Федерации для обороны Берлина. Если мы оставим британцам ближний восток, я гарантирую вам, они захлебнутся кровью, если нанесут удар по Евросоюзу, опьянённые своей удачей.
В том, что Корнелия сокрушит оборону Ближневосточной Федерации, Конрад Штерн не сомневался с самого начала войны. И вот, этот день настал. Шестая Бронетанковая выполнила поставленную перед ней задачу и теперь отступала к позициям французских союзников. Именно поэтому, их не станут разворачивать несмотря на требование Ганнибала Боты. Потому, что командование Евросоюза просто бросило его умирать.

+2

5

На Ближнем Востоке солнце встает рано и быстро. В рассветных лучах, ползущие из Саны колонны Первого Корпуса казались огромными, поднимающими облака пыли змеями. Со стороны города еще слышались взрывы и звуки боя. Дивизия Аль-Кемрана так и не получила разрешения отступить. Бурам это было только на руку, ведь истекающие кровью в старом городе арабы выигрывали им пару бесценных часов и позволили арьергардной группе фон Хирша оставить окраины Саны до того как клещи британцев окончательно сомкнутся вокруг города. Это было до ужаса похоже на «фортель Штерна», но ничего сделать для союзников Бота и его люди не могли. У арабов было свое начальство, которое истерично требовало отстоять столицу Йемена. В унисон британской артиллерии гремели взрывы заложенных на взлетных полосах снарядов. Все свои запасы вывезти Бота не мог, зато излишка более чем хватило, чтобы избавить британцев от удобства местных баз.
Дороги в предгорьях были не сахар и даже массивный мобильный командный пункт Боты то и дело подскакивал на колдобинах. Однако это не мешало ни операторам, ни штабным офицерам, ни двоим генералом преспокойно устроившим уже начатую бутыль коньяка и наспех организованную закусь на топографической карте района Саны.
- Господин генерал, беспилотники засекли по маршруту следования группы саперов, предположительно бундесвера. Судя по всему они начали закладку на западном направлении. На запросы не отвечают.
- В авангарде идут разведгруппы «Кommandokorps». Вот пусть ребята и решат проблему. Сориентируйте их, что союзники своих не подставляют. Через два часа необходимо сообщить всем подразделением ЕС в регионе, что в районе предгорий Асира действуют хорошо подготовленные британские диверсионные группы, выдающие себя за немецких военнослужащих, пытающиеся привести в негодность пути по маршруту движения корпуса. Диверсанты располагают немецким снаряжением и хорошо владеют немецким. Отличительным признаком по визуальным наблюдениям является… - Бота на секунду задумался. – Предположительно синий шарф, - именно таким знаком отмечались под Арденнами группы из англоговорящих солдат ЕС в британской форме. – Имеются предположения что подобные группы могут действовать и в других районах Ближневосточной Федерации.
Оператор лишь злорадно улыбнулся. Чего жалеть о немцах, ставящих у тебя на пути мины. Каспар, явившийся для доклада прямо с передовой, все еще в пилотском комбезе, лишь пригубил очередной глоток.
- Не слишком примитивно по твоему?
- В самый раз, учитывая, что нас никто не предупреждал. А мы наивные африканские деревенщины и подумать не смеем что союзники не могут выкинуть подобное. За одно, и преподадим урок на будущее.
- «Британская Ведьма» с этим и так неплохо справляется. Ее авангард уже на пол пути к Эль-Мукале.
- И хорошо, что наших парней там не будет. Эти порты уже завтра станут ловушками для всех, кому не найдется места на кораблях. Штерн может и прослыл грамотным штабистом, но мог бы и понять, что мы следим за его телодвижениями. Как мы вообще раньше воевали без беспилотных наблюдателей?
- Насколько я помню, использовали мобильные группы.
- Не издевайся, Касс. Мне и немцев хватит. В любом случае хаки знают, что мы за зверь и как будем драться, если нас прижать. Тем более уходим мы на запад, и пока южноафриканский флот обеспечивает нашу эвакуацию, он не поддержит окопавшихся в Адене. Так что Штерн перехитрил сам себя. Наедине с «Ведьмой» оказался именно он. Тридцать процентов потерь его, видите ли не устроили. Когда мы штурмовали Ифни, у нашего полка выбыло все семьдесят. Мы как будто одни понимаем, что тут творится. Но раз основные силы хаки брошены на юг, после потери Саны мы ничего не можем сделать для Адена.
- Какая гадость, этот арабский козий сыр.
- Ты бы что ли переоделся.
- А ты бы проспался.
- Нет, мы тут разве что в могиле отоспимся. ЕС выбывает из гонки. Британские острова захватила Великая Армия, а не сборная солянка неспособных договориться друг с другом. А теперь? После Первой Мировой развалили всю  военную машину ЕС. И теперь каждый бригадный генералишка стратег и может ради спасений одной дивизии подставить лучший корпус Южной Африки.
- Господин генерал, авангардная группа британцев вышла на позиции у Хабики.
- Хорошо, пусть готовят «Бальмунг». Проведу контратаку как запланировано.
- Может возьмешь с собой побольше?
- Было у Боты девять мечей. Мне сейчас хватит и двух. «Дюрандаля» и «Бализарды» достаточно чтобы задержать хаки, пока основные силы минуют перевал. А большего нам не нужно. Принимай корпус, Кас.

***

Фельдфебель 306-го саперного батальона Пауль Хауссер так и не успел понять откуда на них напали. И если судить здраво, это была задача парней из охранения, а не саперов, выгружавших «дорожные сэндвичи». Но от этого не становилось особо легче, когда валяешься на земле зажимая сквозную рану в брюхе, а вокруг тебя падают парни из твоего взвода. Хауссер пытался доползти до бронетранспортера, но вместо бойца шестой, увидел за пулеметом ребенка в пустынном камуфляже, разворачивающего пулемет на еще живых саперов. Фельдфебеля спасло то, что он лежал. Повернув голову он увидел как к бронетранспортеру идет еще один из нападавших. И что ребенок был вовсе не ребенком, а маленьким, грациозным, чернокожим человечком с совершенно седыми волосами. Они о чем-то говорили, Хауссер не мог разобрать языка, и вдруг старый бушмен указал на него.  Второй, рыжебороды здоровяк, подошел к корчащемуся на асфальте Паулю и по-немецки произнес:
- Повезло тебе свинья. Сдохнешь британцем.
Затем грохнул выстрел и фельдфебеля окутала тьма.

Отредактировано Ганнибал Бота (2013-11-05 13:37:34)

+3

6

...тремя часами ранее, позиции 306го германского корпуса.

Генерала Гота в армии уважали. Он был одним из самых старых и опытных офицеров ЕС, прослужив в армии сорок лет, он повидал современную войну на всех стадиях её эволюции. От танковых клиньев, которые некогда правили полембоя, до найтмеров, которые постепенно вытесняли бронетанковые войска с полей сражений. Однако, старая школа германских офицеров по прежнему оставалась лучшей. В первую очередь потому, что эти люди умели принимать тяжёлые решения и побеждать в безнадёжных боях не благодаря техническому превосходству, а благодаря опыту, мастерству и хладнокровию. Для них война всё ещё велась по старым правилам - бумажная карта в штабе генерала Гота красноречиво подтверждала это, как и устаревших пистолет, офицерский палаш и знаки различия. Папа Гот, как его называли солдаты и офицеры, первым вошёл в кабинет генерала Шварцхельма. Он же первым констатировал факт - командующий 306го корпуса использовал пистолет в личных целях. По столу, на котором были беспорядочно разбросаны документы, растекалась кровь. Она капала на пол, алые капли тихо стучали по ковру. Генерал Гот спокойно повернулся к своим солдатам.
- Тело убрать. Я принимаю командование корпусом. Собрать офицеров.
- Так точно, герр генерал!
Папа Гот с сожалением смотрел на своего недавнего командира. Слишком молодого и слишком неопытного, чтобы принимать верные решения. Слишком слабого, чтобы найти выход из сложившейся ситуации. Слишком трусливого, чтобы жить, зная, что война уже проиграна и враг вскоре будет стоять у ворот. Генерал Гот развернулся и направился к штабу. Он всегда приходил на совещания первым, а как командующий корпусом, был обязан оставаться пунктуальным, как раньше. Вскоре, вокруг него собрались все офицеры корпуса, от капитанов пехоты до полковников. Из двух генералов вживых остался только Папа Гот.
- Господа, - он начал свою речь, тщательно подбирая слова, - я говорил с генералом Штерном, за несколько часов до того, как наш командир, генерал Шварцхельм, покончил с собой. Я хочу чтобы вы все ознакомились с предложением, которое мне сделал командир Шестой Бронетанковой Дивизии.
Адьютант передал Готу портфель, в котором лежали совершенно секретные документы. В том числе, подписанный рукой Конрада Штерна план по выводу германских войск с территории Южно Африканской Республики. Гот не распечатывал этот конверт, но после звонка генерала Штерна, он принял решение. Тяжёлое, но необходимое решение. Вскрыв конверт, прокашлялся в кулак и зачитал его содержимое, попутно водя указкой по карте. Офицеры слушали его с мрачной внимательностью, кто-то кивал, кто-то молча смотрел на карту, или просто внимал словам генерала. За закрытыми дверьми командного бункера, две пехотные дивизии строились и грузились в эшелоны. Генерал Гот принял решение. Оставалось только узнать, кто из штаба 306го корпуса является патриотом и готов идти до конца. Трусов среди них не нашлось. Гот вздохнул с облегчением.
- Я понимаю, что это сложное решение, - произнёс он, сложив подписаный Штерном лист бумаги, - но кто-то должен сделать первый шаг. Британия не остановится здесь, на африканских линиях фронта. Вскоре война прокатится по Германии, наша родина будет лежать в руинах. Поэтому, это долг каждого германского офицера. Это наш долг. Если вопросов нет, выполняйте приказ генерала Штерна. Командиры первой, третьей и пятой сапёрных рот, останьтесь.
Офицеры, отдав генералу честь, покинули штаб - все, кроме троих командиров сапёрных рот, входящих в состав 306го пехотного корпуса. Когда двери штаба закрылись за ними, генерал Гот передал им лично директиву от командира Шестой Дивизии. Она касалась только лучших сапёрных бригад, безоговорочно преданных ЕС. Это были самые отчаянные бойцы, готовые зубами вырывать взрыватели британских мин. С ними и встретились буры, отступающие на запад. Туда, где их не должно было быть...

-...какого дьявола?! - оставшийся вживых сапёр вышел из-за перевёрнутого автомобиля. Бросив взгляд на тела своих убитых товарищей, он сначала подумал, что его отряд атаковали британцы. Но нет, на солдат империи эти суровые парни похожи не были. Поэтому, диверсант с нашивками лейтенанта решил, что произошло недоразумение.
- Вы атаковали союзников, ублюдки, - прорычал лейтенант, - вы что, думаете, что генералу Боте сойдёт с рук предательство?
- Предательство, говоришь, - один из буров ударил германца по лицу, офицер пошатнулся, но равновесия не потерял, - давай, расскажи нам, как союзники бросают своих товарищей в британском котле подыхать, а сами бегут, поджав хвост от страха. Мразь, - солдат сплюнул под ноги лейтенанта.
- Что ты несёшь?! - сапёр начал паниковать, - мы минировали дорогу, по которой должны были пройти британцы! А вас здесь вообще не должно было быть, проклятые дезертиры.
- Ты прав. Нас не должно было здесь быть, - бур задумчиво почесал подбородок, - а знаешь что, падла германская? Нас здесь и не было.
С этими словами, боец вскинул пистолет на нажал на курок.

Германские сапёры работали в режиме радио молчания. Поэтому, о том, что одну из трёх бригад перебили отходящие буры. Их действительно не ждали на этом направлении, но коммандос атаковали только тех, кто минировал основные дороги, по которым тянулись колонны отступающих солдат генерала Боты. В прочем, эти бойцы ещё не знали, что 306 корпус отступил со своих позиций, по уцелевшим дорогам эшелоны с солдатами перебрасывали к месту дислокации Шестой Бронетанковой Дивизии. На самой границе с сектором, который занимала Корнелия. В прочем, силы британцев в этой части Африки были сосредоточены в основном у укреплений и населённых пунктов, поэтому германцы рассчитывали на стремительный прорыв, если верить словам генерала Штерна, сопротивление им не должно встретиться. В конце концов, все три сапёрные бригады были уничтожены коммандос генерала Боты - их место сбора находилось как раз на пути главной колонны отступающих буров. В прочем, об их судьбе в штабе корпуса узнают не скоро.

...позиции Шестой Бронетанковой, 08:00.

Конрад бросил взгляд на часы. Пунктуальный генерал Гот должен был появиться с минуты на минуту, а потому дивизия остановилась у топливного склада и готовилась к последнему броску по британской территории. Заправлялись танки, грузились канистры с топливом. Солдаты пили и перекусывали. Вскоре они пойдут на прорыв.
- А вот и папа Гот, - заметил Воллен, опустив подзорную трубу, - минута в минуту. Так значит, теперь мы часть 306го германского корпуса, герр генерал?
- Да, - кивнул Штерн, шагнув навстречу штабной машине генерала Гота, - теперь, я точно в этом уверен.
Конрад протянул руку вышедшему из машины Эрвину Готу, командир 306го пехотного с готовностью пожал её. Заметив, что пехота выгружается из машин и готовит наступательное оружие, Штерн усмехнулся.
- Прикажите своим людям грузиться обратно в транспорты, герр генерал. Прорыва не будет.
- Но это же британская территория, - нахмурился Гот, - мы готовы идти на прорыв. До линии фронта.
- Да, теперь мы в тылу врага, - Конрад мрачно посмотрел на растянувшиеся по дороге колонны, - прорываться будут мои танки. Пехота на марше задержит продвижение корпуса. Герр генерал, я знаю, что делаю.
- Генерал Штерн, - папа Гот пристально посмотрел на офицера, - я читал вашу книгу. Если вы и правда такой человек, каким кажетесь, я доверю вам жизни моих солдат. Но если вы потерпите неудачу...
-...то Германия будет обречена. Я знаю цену ошибки, герр генерал. Воллен! Танки в боевое построение...

Отредактировано Konrad Curse (2013-11-05 22:31:16)

+3

7

Ганнибал еще раз бросил взгляд на тактическую панель своего «Айзенягера». Найтмары батальона «Дюрендаль»  укрывшиеся в предгорьях Асира ждали лишь сигнала к действию. Даже если Йеменская операция уже обречена, последний бой с «Львами Трансвааля» хаки запомнят надолго. Пусть их противник не Гладстонские Рыцари. Шестьдесят третья механизированная дивизия была брошена с севера чтобы ударить по Сумарскому перевалу и задержать Первый Корпус. Похоже, Корнелия все еще надеялась удержать буров в этой пустыне, пока она громит порты на юге. Сумар – узкое горлышко ведущее к Ходейде, через которое по узкому шоссе продвигались южноафриканские дивизии. Вся доступные истребители, как на авианосцах, так и на Эретрейских аэродромах закрывали этот проход от британской авиации. На счастье солдат из Первого, Корнели нужна была авиация не только над перевалом, а аэродромы саны теперь напоминали каменоломни. Но после того как авангард корпуса пошел на перевал, развернуться было уже не возможно. И если бы британцам удалось прорваться туда силами, хоть одной укомплектованной найтмарами дивизии, они могли бы зажать там все подразделения буров, не успевшие войти на Сумар. Нужно было только успеть. И шестьдесят третья дивизия выдвинулась через пустыню, вытянувшись вдоль Асирского хребта. Дивизия не была особо прославленной, но имела внушительный ударный кулак из шестнадцати десятков танков и двухсот найтмаров. При любом раскладе этого должно было  достаточно, чтобы задержать врага пока Корнелия не возьмет Аден и не развернется к частям Боты. Вот только Африканский Буйвол был не согласен на любой расклад. И вот теперь на позициях «Дюрандаля» следили за последними данными с севера. Бота ждал, ждал момента, чтобы вонзить свой любимый мечь в порядки британской дивизии.
- Господин генерал, - раздался в наушниках голос команданта Лудо Хассена, начштаба батальона. - Их роботизированный батальон развернулся для контратаки. Они пропускают мотопехоту вперед.
- Подождем когда они окажутся точно посередине, - генерал вновь пригубился к фляге. Командование «Дюрендалем» осуществляла официальный комбат – подполковник Сандра Янсен. В ее вотчину Бота вторгаться не собирался. Два механизированных батальона против мотопехотной дивизии. Один уже вступил в бой. Казалось бы смысла в присутствии генерала здесь и не было. Но в последнем бою африканеров на ближнем востоке повести их в бой обязан был сам Бота. Потому что у врага преимущество, потому что Бота одобрил план контрнаступления в Йемене, который так или иначе провалился и потому что солдаты верили, что Брандмейстер выведет их отсюда. А если Бота завел батальон в тыл британцам, потребуется по меньшей мере Марианна чтобы его остановить. Ганнибал машинально сжал рычаги управления. В Намибии тоже была пустыня, пусть и не похожая на аравийскую. И там он подвел своих бойцов, дал поймать себя в ловушку. Но как говорят, за одного битого, двух небитых дают. Если план удастся, это будет даже не битва. Это будет резня.

Несколько ранее…
Для британцев атака «Бализарды» с предгорий была полной неожиданностью.  Слишком уж они торопились к перевалу. Слишком привыкли к тому, что они законодатели тактики на поле боя. Слишком поздно поняли, что там где не пройдет техника, пролезут «Айзенягеры».И поэтому, когда во фланг танкового батальона ударили базуки южноафриканских машин он еще даже не успел развернуться в боевой порядок. Командир британских танкистов был воякой опытным, и экипажи были не слабые, но... Орудия Челенджеров ухали навстречу бурам, но те маневрируя по песчаным склонам слишком быстро сокращали дистанцию. Танки шестьдесят третьей так и не успели перестроиться в боевой порядок, а базуки и пулеметы «Айзенягеров»  делали свое дело. И когда буры прорвались к ним в плотную, жужжания цепных топоров было не слышно за грохотом пушек. Раскаленные диски раз за разом крушили танковую броню «Челенджеров». По два-три найтмара набрасывались на каждый танк и буквально разрывали его на части. Мотострелковый полк, шедший следом за танками, с ходу вступил в бой. Не успев развернуть тяжелое оружие, британские солдаты на ходы выпрыгивали из своих бронетранспортеров и с винтовками шли на южноафриканские машины. Храбрецами все-таки были эти хаки. Но именно этого и ждали от них буры. Желая спасти спасти своих, они упустили шанс перехватить у «Бализарды» преимущество на этом поле. Рота «Сазерлендов» была выкошена буквально с ходу и буры ворвавшись в ряды британкой пехоты. Не успев окопаться, на окруженной пустыней дороге британцы не имели шанса. Но, даже погибая под огнем, они упорно отказывались откатываться назад. А подразделения шестьдесят шестой ушедшие вперед разворачивались, теряя столь необходимое им время.

В  штабной машине генерал майора Грегори Торна после сообщения о бурских найтмарах уничтоживших арьергардные подразделения дивизии вспыхнула паника. Привычная военным. Строгая, деловая паника. Враг был еще далеко, но штабным офицерам и персоналу не нужны были приборы, чтобы услышать грохот залпов, шедший с севера.  Но сколько было их, этих буров? Всего батальон, не больше. Больше они бы просто не спрятали в этих горах. И если уж им удалось задержать шестьдесят третью, они надолго заплатят. Британские части разворачивались. Их, пусть малость полегчавший, кулак был нацелен на нахальный батальон «Бализарда». И этим кулаком генерал Торн умел пользоваться. Генерал Бота понимал это. Понимал это и гауптман Свен Хассель из четвертой бригады коммандо, уже давно наблюдавший за мобильным штабом дивизии.
В обычной ситуации штаб дивизии располагается под защитой в тылу. Однако на марше он находился в середине колонны. И когда буры ударили в тыл растянутым частям шестьдесят третьей, мобильный командный пункт был развернут в стороне от линии движения войск, под охраной отделения найтмаров и роты солдат, но далеко не в тылу. Этого то и ждали бойцы «Kommandokorps».
Четвертая бригада специализировалась на войнах в пустыне и за время компании, у ее бойцов было время приспособиться к Аравии. Группы коммандо ждавшие своего часа, все еще невидимые для британцев занимали позиции вокруг штаба генерала Торна. И хаки заметили их только тогда, когда  буры демаскировали себя залпами из РПГ выбивая «Сазерденды». Пулеметные гнезда прикрывавшие штаб с востока были уже захвачены и буры развернув их прибавили их к своим ручным Vektor SS. Застигнутые в врасплох британцы оказались под перекрестным огнем.
- Гронд, действуй, - коротко скомандовал гайптман командиру группы, ради которой все и затевалось.
- Так точно.
Огонь буров отсек пехоту от штаба. Ни сам генерал Торн, ни его офицеры не успели покинуть его. А британский дивизионный МКП далеко не крепость. Выстрелы из РПГ остановил его на выезде. Торн вместе с вооружившимися штабными и операторами готовился встретить врага, с вооружившимися штабными и операторами. Они держались ровно до тех пор, пока двое буров не подобрались достаточно близко чтобы пустить в ход ручные гранаты. Одному из коммандо это стоило жизни, но ворвавшиеся следом быстро  разобрались с контуженными и раненными. Никто не выжил.

Какой мальчишка не читал в детстве книги о приключениях в Африке. И почти в каждой такой книжке, есть сцена с нападением разъяренного африканского буйвола. Именно так выглядела атака батальона «Дюрендаль». Шестьдейсят третья дивизия только развернулась навстречу зашедшим в тыл найтмарам буров и вот теперь буры были и впереди и позади. Штаб генерала Торна не отвечал, чтобы переключить управление на следующего по старшинству офицера нежно было время, а его уже не было.  Мотопехота британцев рассеянная ударами пыталась хоть где-то окопаться, а роботизированный батальон оказался зажат между молотом «Дюрендаля» и наковальней «Бализарды».
- Поздно, малыши. Слишком поздно, - генерал Бота медленно спустил гашетку, глядя на облюбованного им офицера пытавшегося собрать машины британцев для контратаки. «Бальмунг», снайперский «Айзенягер» генерала, припал на колена и щелчек упора отдался по всей машине. Затем прогремел выстрел и крупноколиберная пуля снесла половину кокпита британского «Сазерленда».  Бой между южноафриканским и британским батальонами найтмаров уже превратился в свалку. Гранаты летели в ближний бой, пулемету и автоматы лупили в упор, а бурские цепные клинки и топоры крушили тофы британцев, а затем и их машины. Немногие ассы имевшие модифицированные найтмары были уже отстреляны снайперами. Гордые британские пилоты-рыцари столкнулись с врагом которого не знали, но который знал их. Стиль боя южноафриканцев был непривычен. Они атаковали всем отделением, наваливаясь на одного. Концентрировали огонь и наносили удары один за одним, пока избранный враг не падал. Бросались вчетвером даже если против них был всего один поврежденный «Сазерленд». И они стреляли по кокпитам. Буры воевали с пилотами, а не с их машинами. Пилот стоит дороже. Гордость не позволяла британцам сдаться, отступать было некуда и они прорывались. Но из этой ловушки вырватся было непросто.
Две дюжины подошедших «Челенжжеров» на ходу огрызались огнем, пытаясь поддержать своих. Но в схватке машины обеих сторон было не разделить.  Ганнибал развернул свою машину, выстрелил в один из танков. Заряд прошел точно под башню. Распремив машину, Бота резко сменил позицию,  скрывшись за барханом, из-за над которым уже рвались снаряды. Британским пушкам удалось собрать свой урожай, пока рота буров не разорвала дистанцию.  Найтмар гауптман Вандербита в упор пробивал их броню из пулемета, раня и контузя экипажи. За ним врубились остальные. В ближнем бою шанцев у британских танков было еще меньше, чем у найтмаров.

- Господин генерал-командант, на связи штаб Аденской группировки французов, - оператор  втретилась взглядом с повернувшимся к ней фон Хиршем. – Требуют срочно связать их с главнокомандующим.
- Повторите им, что сейчас генерал армии не доступен, - фон Хирш мгновенно потерял иuнтерес к запрсу и уже хотел вернуться к координации продвижения Корпуса
- Они говорят…, господин-генерал, они утверждают что у ниuх триста шестой корпус потерялся.
- Триста шестой? Снова немцы?
- Да, господин генерал.
- Соединяй меня.

Генерал развернулся к экрану, на котором проявилось изображение невысокого полного мужчины в французском мундире, с погонами дивизионного генерала. Фон Хирш ожидал увидеть Бланш Паради, командующую французскими силами на Ближнем Востоке, а этого «парашютиста» он не знал. Француз это быстро понял.
- Я бригадный генерал Этьен Дюпон. Генрал Паради погибла при авианалете. Мы лишились практически всего штаба. Мне срочно нужна прямая связь с главнокомандующим Ботой.
- Я очень сожалею, генерал. Но в данный момент это не возможно.
- Вы не понимаете. Триста шестой оставил свои позиции так же как и Штерн. Эль-Мукала блокирована. Нашим солдатам не вырваться оттуда самостоятельно. Нам нужна поддержка для эвакуации из Адена
.
Генерал фон Хирш даже мог бы посочувствовать этому бедолаге-тыловику, неожиданно оказавшемуся ответственным за французскую армию. Но не стал, учитывая что больше всего Дюпона сейчас беспокоило то, что погибшая Паради теперь не подходит в козлы отпущения за гибель Аденской группировки, а вот сам Дюпон очень даже подходит.
- Я могу и без этого уверить вас, что мы действуем в рамках строгой директивы генерального штаба SADF, одобренного президентом. Мы не можем изменить свою диспозицию и тем более развернуть Первый Корпус для помощи Адену. Что произошло с триста шестым?
- Они оставили позиции без предупреждения. Не выходят на связь как и шестая бронетанковая. Послушайте, вы должны понять масштаб сложившейся катастрофы
.
На самом деле все все прекрасно понимали. Но никто не собирался затыкать все дыры южноафриканскими солдатами, по крайней мере, из тех, кто мог отдавать им приказы. Паранойя Ганнибала действительно принесла плоды. Если в деле замешаны еще и Шварцхельм с Готом, то это как миним ум заговор, как максимум целенаправленная немецкая подстава. Отношения с немцами у ЮАР и так испорчены обстоятельно и надолго. Видимо жертвой этого должны были стать буры, а не французы. Но кое-кто оказался расторопнее.
- Мы еще до отступления из Саны рекомендовали вам срочную эвакуацию. Это все генерал.
- Вы не понимаете, это было невозможно…
- пытался протестовать француз, но это уже не имело значения. Все было возможно, если бы кто-то не побоялся взять ответственность на себя. Но Паради стала требовать подтверждения из своего генштаба, а те созваниваться с немцами, а там, судя по всему работал «испорченный телефон». В итоге, когда эвакуацию одобрили, стало уже поздно. Хотя надо быть справедливым, кто знает, как там, у француженки было с флотскими. Бота в конце концов был старшим по чину и должности офицером  ЕС на Ближнем Востоке. И оставался главнокомандующим буров. И мог позвонить президенту и высказать все, что думает о Штерне и Германии в целом. Чего себе позволить Паради видимо не могла. А Дюпон уверен что теперь его самого, родное правительство оприходует во все дыры после катастрофы в Йемене. Потому что Штерна и Гота на расправу французам не выдадут. Но при чем тут тогда вообще южноафриканцы?

- Ганнибал, присядь.
- С такой рожей об успехах не докладывают, Касс. В чем дело?
- Присядь, просто сядь пока я говорю.
- Я что-то не узнаю тебя.
- Манфред, .... Его рота преследовала разведгруппу британцев. Они вышли на объездную дорогу, ты же знаешь мы их не проверяли. Его машина нарвалась на фугас. Твой сын погиб, Ганнибал.
- Как?
- Мы проверили фрагменты. Это был немецкий фугас.
Тяжелый набалдашник трости с силой врезался в стену, оставив глубокую вмятину и паутину трещин.

В течении следующих суток последние подразделения Первого Корпуса SADF прибыли в Эретрию. Британцам остался только заминированный порт.

Эпизод завершен

Отредактировано Ганнибал Бота (2013-11-10 15:42:39)

+3


Вы здесь » Code Geass » Turn I. Awakening » 25.08.17. В кольце врагов