По любым вопросам обращаться

к Vladimir Makarov

(vk, don.t.be.a.hero)

Geass-челлендж потому что мы можем.

Code Geass

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Code Geass » Флешбеки » 06.08.15. Последний приказ


06.08.15. Последний приказ

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

1. Дата: 6 августа 2015 года.
2. Персонажи: Конрад Штерн, Александр Крестовский, Ольга Рысева (Элисон).
3. Место действия: Дальний Восток России, граница с Китайской Федерацией.
4. Игровая ситуация: 6 августа 2015 г Рысева вела разведку на спорной территории с небольшой группой прикрытия. Китайцы в результате то ли разведки, то ли утечки из ЕС узнали что там именно она и попытались ликвидировать. Рысева подала сигнал на базу, Крестовский поднял батальон. На тот момент все еще законно было, в рамках операции. Рысева и компания оборонялись до упора, но перед самым подходом подкрепления она получила смертельное ранение и померла на руках у Алекса, который как раз после этого вышел за рамки приказов,  перешел в наступление и начал на своем пути устраивать геноцид. В то время, полковник Конрад Штерн, имея возможность вмешаться и спасти Рысеву, решает оставить дивизию на позициях до тех пор, пока командование даст добро на вступление Шестой Бронетанковой в бой. К тому моменту, как приказ выдвинуть дивизию поступил, было уже поздно, но Конрад всё-же добирается до позиций "красноплечих" и видит там настоящую бойню...

0

2

Рысева была асом в пилотирование найтмера, поэтому вылазка на спорную территорию возглавила лично. Ее спину прикрывали пятеро японцев, во главе которых стоял, подающий большие надежды, лейтенант Кисараги Широ. Все в принципе шло по ранее спланированному плану, группа пробиралась по зарослям, стараясь особо не шуметь, все таки, они практически сидели попой на бочке с порохом.
- Киса, доложи обстановку, - что не говори, а Ольга любила этого сорванца, как собственного сына, которого несколько лет назад взяла на воспитание. В прочем не только Широ доставалась от командирши, практически весь батальон был ее приемными детьми. Все кроме одного, Александр Крестовский, вот этого парня она действительно любила, как женщина любит мужчину.
- На левом фланге все спокойно, - Кисараги привык к таким вот сокращениям его фамилии, но стоит заметить, что только рыжая могла себе позволить это. Все таки он считал ее своей приемной мамой, а значит этой женщине можно все, - вижу на правом фланге 4 неопознанных машины, еще трое со спины, они приближаются
- Вот же, ловушка, Широ вызывай подкрепление, - перебила Леля и тут же прошлась по приборной доске, готовясь к неминуемому столкновению. "Как они догадались... Чем мы себя выдали? Или кто-то слил нас... Позже разберусь, нужно вытаскивать свои задницы от сюда и поскорее".
- Убивай за живых и в отмщение за павших! - голос не дрогнул, последовал выстрел, что не говори, а женщина знала свое дело и когда пахло жареным, теряла всякий контроль. Пуля достигла цели, один из китайский найтмеров со скрежетом осел на землю.
- Тьфу, китайская подделка, Широ, что там с весточкой от ребят? - хладнокровное спокойствие, в котором иногда проскальзывала веселая нотка наслаждения от боя. Что не говори, а драка получилась знатная, когда патроны в винтовке командира батальона закончились, в ход пошло копье, с которым она так же ловко управлялась.
- Уже на подходе. - отозвался японец и заметил странное поведение найтмера Ольги. Его чуть клонило на правую сторону, а в скоре он и во все завалился на бок. Видимых повреждений корпуса Кисараги не сразу увидел, а когда-таки увидел дыру, тут же бросился к Рысевой.
- Вот же судьба стерва, так не удачно повернулась... - женщина лежала в кресле зажимая рукой дыру в животе, с уголка губ текла кровь, в немилость жизни угодила. Боли не было, болевой шок блокировал нервные импульсы в мозгу, но осознать, что ранение смертельное не составляло труда. Дыра в животе почти с медный пятак, чего уж там надеяться.
- Не отступать, сражаться до последнего, скоро прибудет подкрепление, конец связи.

Отредактировано Alison Ludenberck (2013-10-25 21:40:47)

+3

3

Крестовский не ждал от вылазки сюпризов, скорее всего будет какая-то ерунда или окажется вовсе пустышкой. как и многие другие. Такие рейды полезны для натаскивания молодежи и поддержания бдительности, а вот оперативную пользу приносят только если сильно повезет. С другой стороны, везет достаточно часто. чтобы не прекращать практику. Поэтому если он и был не в лучшем настроении, то только потому, что  тосковал по Ольге и скучал просто потому. что батальон был в полном порядке и даже Новикова  практически прекратила свои выходки, не дававшие Алексу покоя. Сигнал тревоги фактически катапультировал Крестовского со стула к рации, он знал, что причиной мог быть только отряд Рысевой... А интуиция не то что звоночки подавала, а во все колокола звонила. Так и есть -  неизвестно где, неизвестно как, но проклятые китайцы узнали об отряде и атаковали. А они всегда брали числом... Он рванул к найтмеру, по дороге  сзывая всех своих.

- Выступаем на помощь. Кошкин, Судзи со мной. Рудин, прикрываешь тылы и предупреди Шестую Бронетанковую, что мы атакуем. - Это Алекс договаривал в рацию, уже  запрыгнув в кабину найтмера. Куда больше, чем возможный прорыв китайцев - не впервой - его тревожила судьба любимой. ольга не будет отступать. она всегда предпочитает драться насмерть, не говоря уже о том, что с ней молодежь, слишком много их погибнет при отходе... А она своих детей не бросит.

***

Кисараги похолодел. Он просто не верил, что это может случиться с ней, все они считали Рысеву как минимум непобедимой и чуть ли не бессмертной. Но он видел то, что видел. Желание броситься к ней и что-то сделать было сильным, но... Он видел еще несколько целей. идущих точно к безжизненной машине Ольги - захватывать или добивать.

- Не-е-т!!! - В мозгу японца что-то переклинило,  его машина резко развернулась в сторону приближавшихся китайцев и рванула вперед. Кисараги Широ забыл обо всем. кроме китайских машин   в своем прицеле, его "Хуммель" расстреливал их  из всех орудий. но Широ и того было мало - одну из машин он таранил, вбивая  руку-пушку ей в  смотровую щель и всаживая очередь в упор, чтобы враг уж точно не выжил. Другую просто вколотил в ближайшее дерево, потом уж расстрелял. А остальные погибли почти сразу - все бойцы, поняв, что случилось, бросились в атаку с яростью берсерков. А среди деревьев уже показались машины батальона...

***

Крестовский понял, что произошла беда, когда Ольга не ответила на вызов. Китайцев они  просто смели, и лишь тогда он увидел  свалившийся на бок найтмер и возившегося у него Кисараги... Он похолодел, даже с трудом нашел  кнопку открытия люка, выскочил, с трудом ничего не повредив и успел как раз к тому моменту, когда люк Рысевой все же открылся, отпихнул в сторону Широ, вытащил Ольгу, чувствуя, как по его рукам течет ее кровь... Одного взгляда на рану хватило, чтобы понять - не спасти. Поздно. Он слишком поздно пришел, именно тогда, когда ей нужна была помощь... И все еще хотел верить, что она жива...

- Ольга!! Ольга! Ты... Ты же не... Ответь...

+3

4

- Герр полковник, - капитан Карл Райнер Воллен, как обычно спокойный, невозмутимо наблюдал за драмой, что разворачивалась под носом у Шестой Бронетанковой. Опустив подзорную трубу, он покосился на Конрада, который со свойственным ему безразличием склонился над картой. Казалось, происходящее его совершенно не волновало. Ветеран, потерявший левый глаз в боях на западных линиях фронта, был среди тех, кто вошёл в ближайшее окружение полковника. Свой полевой штаб Конрад развернул на передовой, среди танков, прикрытых маскировочными сетками. Мрачные силуэты германских panzer'ов чернели за спинами офицеров Шестой Дивизии. Большинству из них просто не было дела до "красноплечих", которые один за другим погибали в неравном бою. До тех пор, разумеется, пока полковник Штерн не отдал приказ готовиться к бою. Адьютант передал Конраду горячий кофе в походной металлической кружке. Пока русские проливали кровь, их союзники в нерешительности стояли на своих позициях. С точки зрения простых солдат это было не правильно. Они вместе проливали кровь, сражались бок о бок против агрессоров из Китайской Федерации. Но пока полковник Штерн не принял решения двинуть дивизию в бой, они были вынуждены бездействовать.
- Герр полковник, - офицер повторно обратился к своему командиру, - мы не поможем?
- Соедините меня с штабом в Иркутске, - Конрад меланхолично посмотрел на Карла, оторвавшись от линий на карте. Сейчас, тактическая диспозиция интересовала его больше, чем трагедия в кроваво красных тонах. Да и горячий кофе, если быть честным, тоже. При всём желании, он мог отдать приказ об атаке только получив соответствующее разрешения из штаба союзных сил в Иркутске. В прочем, полковника тоже угнетал факт того, что он был вынужден сидеть сложа руки, пока хорошие бойцы из батальона "красноплечих" умирали под огнём китайских найтмеров.
- А пока мы остаёмся на позициях, - продолжил полковник Штерн, - советую вам отведать кофе, господа.
Офицеры охотно согласились с предложением своего командира. Они могли бы броситься на помощь русским, но германские танкисты так не воевали. Шестая Дивизия гордилась своей выдержкой и дисциплиной. Да, они вступят в бой, но только после того, как поступит приказ из штаба в Иркутске.
- Связи с Иркутском нет, герр полковник, - через некоторое время доложил один из офицеров. Конрад стиснул зубы, но не подал виду, что его это хоть немного заботит.
- А что с "красноплечими"? Мы можем связаться с Александром Крестовским и его отрядом? - спокойно спросил Штерн, стараясь сохранить невозмутимый вид. Сделав глоток кофе, он молча взял рацию, протянутую лейтенантом.
- Шестая Дивизия на связи, - холодно произнёс полковник, - отступайте к нашим позициям, прикроем огнём.
Фактически это означало "бросайте раненых и убитых", но это было всё, что Конрад мог сделать на данный момент.
"Сожалею."

+4

5

Время, оно всегда так скоротечно. Становилось холодно, но за пределами кабины было тепло, нет вокруг было тепло, это жизнь медленно, но верно покидала хрупкое тело женщины. С каждой каплей, с каждым вздохом, с каждым новым сокращением сердца. Почему, когда нужно время невозможно остановить. "Вот и все... Сашка, дурак, ты ведь сильный... справишься..." Ольга на долю секунды отключилась, даже не осознавая происходящее вокруг. До ее сознания едва ли доносились голоса, но один голос она все таки разобрала из этой какофонии звуков.
- Не кричи так... Голова болит, - Рысева зашлась в кашле, от чего рана на животе начала кровить еще сильнее, напоминая ей, да и всем, что три злобных стервы разрезали ее золотую нить жизни, давая ей всего лишь пару минут на прощание.
Бледная рука с большим усилием приподнялась и коснулась щеки любимого.
- Заткнись и поцелуй меня, пока еще тепленькая! - рыжая отдала свой последний приказ, она всегда знала как хотела умереть, но раз судьба ей не дала этого шанса, то отправится она на тот свет ощущая теплоту и вкус родных, таких любимых губ. Кросс наклонился над женщиной и коснулся губ, вот он момент истины. Тело Ольги ослабло и тонкая рука безжизненно упала на траву окрашенную кровью русского командира. Когда-то на этом месте взойдут цветы, но в сердцах батальона "Красноплечие" - это место останется проклятым и ничего уже не сможет изменить в их жизни этого. Ведь женщину, что они любили и считали матерью погибла на этом самом месте, оставляя своих "детей" одних, теперь уже одних и самих за себя.

Убивай за живых и в отмщение за павших!

Отредактировано Alison Ludenberck (2013-10-26 03:12:50)

+4

6

Алекс все знал, просто признавать никак не хотел, что все кончено. Но ее голос заставил его это сделать. Это был приказ. Это было ее последнее прощание,  которого она хотела сейчас... И он мог сделать только одно. В последний раз  поцеловать ее, чувствуя во вкусе губ любимой смерть и холод,  пытающиеся загасить то последнее тепло. которым она делилась с ним. Все. Он все еще обнимал ее, но Ольга Рысева умерла. Алекс, как автомат, встал и понес ее тело к остановившемуся  на поляне бронетранспортеру. И когда он обернулся к своим, его голос звучал как приговор. И все знали, кому.

- Ольга умерла. Отвезите ее... Домой. Батальону перестроится для атаки. Я принимаю командование. - Только чудовищное усилие воли не давало сорваться прямо сейчас, Крестовский сам походил на мертвеца. И прервать никто не решился.

- Доложить обстановку. Где эти отбросы?!

- Выдвинулись с пятого квадрата, с базы района. Но еще растянулись, можем прорваться.

Вот сейчас Алекс улыбнулся, причем так, что все вздрогнули.

- Вот и славно. Построение для атаки и удара во фланг. А потом... Их база одно название, без войск бесполезна.

Объяснять не потребовалось. Крестовский уже собирался идти в найтмер, но тут  сказал:

- И сообщите каждому, что произошло. Пусть никто не сомневается. Мы убьем их всех. В отмщение за павших... - Крестовский поднялся в найтмер, и именно тогда он услышал сообщение от Шестой бронетанковой. Алекс ухмыльнулся, как демон, сейчас он уже не был способен на нормальную реакцию, в глазах был лишь кровавый туман...

- Обойдемся и без вас, трусы. Закопаете трупы после боя, самое то для вас занятие... - Крестовский  отключил связь и отдал первый и последний приказ, после которого выбора не останется.

- Убивайте.

Китайцам еще предстоит узнать, какого демона они разбудили. Алекс не знал, что будет делать, когда очнется. Но сейчас он возьмет с них плату кровью. И слишком много ее быть просто не может...

+3

7

Полковник Штерн остался невозмутим, на его спокойном лице не дрогнул ни один мускул. Во-первых, он не понял что сказал Александр, ибо его знания русского языка едва ли хватало, чтобы обходиться без помощи Елизаветы Романовой. В прочем, от глаз немца не укрылся тот факт, что девушке ответ "красноплечего" явно не пришёлся по душе. Что-ж, для этого она и была здесь, в полевом штабе Шестой Бронетанковой. Чтобы сообщать неприятные новости от русских союзников.
- Штабс адьютант Романова, переведите, - приказал полковник, поставив пустую, но всё ещё тёплую кружку кофе на край тактической карты, который дрожал от прохладного ветра.
- Александр Крестовский, - казалось, что девушка взвешивает каждое слово, - благодарит вас, но уверяет в том, что поддержка Шестой Бронетанковой ему не потребуется. После боя "красноплечие" рассчитывают на помощь в погребении павших солдат и офицеров. И, кажется, они переходят в наступление.
Романова говорила натянуто, стиснув зубы. В прочем, Конраду было всё равно - суть ответа Крестовского он понял, пусть и в более вежливой форме, чем вышеупомянутый офицер хотел бы.
- Идиоты, - вздохнув, ответил полковник, - если они пересекут границу Китайской Федерации мы будем вынуждены открыть предупредительный огонь. Александр Крестовский... Неужели это и есть герой боёв под Сысоевкой?
- Так точно, герр полковник, - кивнула Романова, поправив очки - во время сражения его батальон удерживал высокий берег реки, туда пришёлся первый удар противника и...
Полковник поморщился и вскинул руку, призывая её к тишине. Он и сам был под Сысоевкой, видел своими глазами, что "красноплечие" бились достойно. После битвы ему удалось перекинуться парой слов с Александром и его командиром - Ольгой Рысевой. Теперь, когда последняя была скорее всего мертва, Крестовский, несомненно, примет командование на себя. Но вместо холодного и профессионального командира, он оказался вспыльчивым мальчишкой. К тому же, тон русского офицера наводил на некоторые сомнения в достоверности перевода.
- Капитан Воллен, пусть вторая группа panzer'ов выдвигается за "красноплечими", возьмите с собой несколько САУ, чтобы в случае необходимости... - он сделал тяжёлую паузу, прекрасно понимая, что он должен сказать. Приказ из Иркутска недвусмысленно велел германским танкистам нанести удар по русским союзникам в случае пересечения границы Китайской Федерации, разумеется, только в том случае, если под удар попадёт мирное население. Командование Евросоюза не потерпит геноцида. Только не сейчас, когда обстановка и так накалена до предела. Должен, должен, должен!
...поддержать русских огнём с безопасной позиции. Не вступайте в бой с китайскими найтмерами, численное преимущество всё ещё на их стороне. В случае необходимости, отходите. Будь ты проклят, Крестовский...
- Герр полковник, - Елизавета нахмурилась, - приказ...
- Я прекрасно помню приказ этих трусливых ублюдков из штаба, - прорычал Конрад, - именно из-за него я бросил своих товарищей умирать на глазах у своих парней. Вам что, этого мало?
- Никак нет, герр полковник, - Романова всегда знала, когда следует замолчать. Она опустила голову, вновь поправив очки. Капитан Воллен молча предложил ей кофе, но девушка не подала виду, что заметила его. В её голове метались противоречивые мысли, но всё-таки, она понимала полковника.
- Если они начнут резать мирное население, - вздохнул офицер, пока Карл ещё оставался рядом, - немедленно отводите людей, капитан. Я не хочу, чтобы они участвовали в мясорубке. Романова, три пехотные группы на поле боя, убрать трупы. Китайцев бросить в ближайшую канаву. Обувь снять, пригодится. Но за мародёрство - расстреливайте на месте.

+5

8

"Красноплечие" развернулись в атакующее построение моментально, страшное известие произвело эффект полностью обратный тому, что ожидали китайцы, охотясь на Ольгу. Бойцы батальона не были просто безбашенными берсерками, они умели сражаться хладнокровно, несмотря ни на что. И сейчас вся их ярость воплотилась и решительности атаки, не делая ее в то же время беспорядочной. Китайцев было больше - вот только эффекта внезапности они лишились и недооценили быстроту батальона.

- Мы пришли за вами!!! - Раздалось на их частотах за  какие-то секунды до первых выстрелов. Численное превосходство могло бы сыграть роль... Если бы Крестовскому не удалось рассечь вражеский строй, дав возможность своим громить врага по частям. В ближнем бою китайцы были бесполезны против трофейных британских машин, именно на этом Алекс и сыграл, нанеся точечный жестокий удар - теперь многим врагам  приходилось либо отходить, либо, не поспевая  за шустрыми "Сазерлендами" и "Глазго", умирать под их копьями и гарпунами. Ума начать отходить для перегруппировки у китайцев хватило... Вот только враг не отставал, отжимая их от базы. И вот тут началось...

- Командир, они отходят через деревню, используя ее как прикрытие. Там смешанное население... - Доложил один из передовых разведчиков. На мгновение у Алекса мелькнула мысль о гражданских... Но лишь на мгновение. Он  спокойно сказал в ответ, переключившись на общий канал:

- Все кто стоит на пути - враг. Убивайте всех, кто не успеет убежать, покажите, что мы  за каждого из нас берем такую цену, которую им будет накладно платить! А уж Христос с Буддой разберутся, кого куда. Вперед, или вы боитесь проливать кровь?! - Рявкнул он. Минутное замешательство, сейчас они все думали о том же... И сообщения о готовности. От всех. Вероятно, противник просто не ждал этого, они надеялись на то, что русские не решатся... Они ошиблись. Никто не охотился за гражданскими специально, но и защитой они военным не послужили - горели дома, падали люди в  военной форме  простой одежде... Были потери и среди "Красноплечих", но никто не замечал их, на место погибших становились другие, и вот уже Широ вместо убитого командира возглавил свою роту. Смерть пришла к тем, кто не ждал ее, и к тем, кто был готов умирать - и только смерть остановила бы их.

+3

9

-...это же геноцид, - прошептал капитан Воллен, сложив подзорную трубу. Кёрз молча кивнул, хмуро наблюдая за тем, как в воздух взвеваются чёрные столбы дыма. Он знал, чем всё это закончится. Ведь "красноплечие" шли убивать, не сражаться. Он вскинул руку и Карл всё понял без слов.
- Отвести САУ обратно на позиции дивизии, - процедил мужчина с повязкой на левом глазу, - Александр Крестовский... Как этот безумец мог подумать, что ему сойдёт с рук эта бойня?
- Гражданские не его цель, капитан. Они просто оказались на пути у мстительного батальона - наконец произнёс полковник Штерн, мрачно улыбнувшись, - но вы правы, о чести русского офицера он может забыть. Теперь "красноплечие" это всего лишь горстка мясников, потерявших свой разум. Ибо месть... Это худшее желание, которое может завладеть рассудком. Елизавета, ещё один кофе.
- Так точно, герр полковник, - кивнула девушка и убежала с пустой чашкой Конрада. Штерн даже не притронулся к биноклю. Он и так знал, что "красноплечие" не пощадят никого на своём пути. Мужчины, старики, женщины, дети.
"Интересно... А если бы я двинул дивизию в бой, они бы остановились? Смерть Ольги вывела их из-под контроля..."
Немец вовремя оборвал эти мысли. История не знает сослагательного наклонения. А потому, именно он, Конрад Штерн, впишет своё имя в неё. А на этом трудном пути без жертв не обойтись. Полковник открыл свой дневник, вернувшаяся с кофе Романова протянула ему карандаш.
Шестое августа две тысячи пятнадцатого года, - записал Штерн, - день, когда "красноплечие" лишились своего командира стал для меня жестоким уроком. Да, я знаю, что мои солдаты и офицеры никогда не пошли бы на то, что совершил Александр Крестовский. Геноцид мирного населения, уничтожение женщин и детей. Сегодня я понял, что только железная дисциплина позволяет нам, германцам, оставаться железным щитом Евросоюза.

+4

10

Смерть была повсюду вокруг них. Деревня горела, кто-то еще бежал от нее к лесу - их никто не преследовал. Всем было достаточно того. что уже произошло, все еще опьяненные кровью, они, тем не менее, осознавали, что делали. Иначе бы действительно могли только бесславно погибнуть. запятнав свое имя и ничего не сделав. Но "Красноплечие" платили за каждый метр продвижения если не кровью, то частичками души, совести и чести, зная, что так нельзя,  но и иначе  нельзя тоже... Их удерживало на краю одно - знание того, что их решение было общим, никто не струсил и не уклонился. Каким бы ни был путь батальона, они пойдут по нему вместе, не бросая своих.

Крестовский знал, что его вина всегда будет больше  - именно он отдал приказ, именно он не стал скрывать смерть Ольги, зная, что они ее не простят. Но иначе поступить в тот момент он не мог и не хотел. а вину он примет,  прекрасно зная, чего это ему будет стоить. Но если сейчас не отомстить - эта слабость уничтожит их изнутри и получится именно то, чего хотели китайские псы. Но они докажут им, что  даже если лучшего из них убить - остальные довершат дело. Именно поэтому не устояла  база китайский войск, и только приказ с самого верха заставил отступить и русских, и китайские подкрепления.

- К...Командир... - Это Новикова. Упрямая девица. которую ничто не могло сбить с толку - но сейчас ее голос дрожит. Она все видела. она все делала, она все поняла.

- Командир, что... Теперь?! После... Этого?!

Он хотел бы найти мудрые слова, но их никогда не достаточно...

- Виктория... Все то же. Это дорога в один конец. И чем дальше - тем хуже. Тебе тоже придется сделать этот выбор. И пусть он не будет таким, как мой. - Вот и все. Возможно, потом он найдет слова для нее. Возможно, когда-нибудь и она примет командование, стоя над его мертвым телом. Никто не знает. где ждет беда. А сейчас они возвращаются на базу. Штерн так и не сдвинулся с места, и он ждет их там. Алекс уже слишком устал, чтобы злиться. Он просто спускается на землю и спрашивает:

- Вы были не на сцене, а в зрительском зале сегодня... Понравилось... Представление?

+2

11

С чашкой кофе в руке и биноклем у груди, немец дейсвтительно был похож на зрителя, вот только представление в кроваво красных тонах ему совершенно не нравилось. Офицеры Шестой Бронетанковой стояли вокруг него, но расступились, когда подошёл Александр Крестовский. Приказа останавливать русского у них не было и сейчас он был их союзником. Несмотря на всё, что совершил. До тех пор, пока полковник не прикажет арестовать его за самовольное пересечение границы и геноцид. И всё равно, германцы смотрели на него с подозрением, кто-то отворачивался, но не из стыда, профессиональных военных тошнило от бессмысленной жестокости. Но не Конрада. Его вообще было сложно вывести из себя. На этот раз, Романова перевела дословно, немец оценил метафору. Ведь так оно и было на самом деле - солдаты и офицеры германской армии смотрели со своих позиций кровавое представление. Но вмешиваться в него... Если "красноплечие" и были готовы ради возмездия переступить через свою честь, Шестая Бронетанковая воевала с регулярной армией Китайской Федерации, а не с беззащитными крестьянами. Поэтому, обвинения Крестовского пропали впустую.
- Вы нарушили приказ, - холодно произнёс полковник Штерн, игнорируя вопрос, - вы самовольно пересекли границу и устроили бойню. Я бы с радостью поддержал вашу контратаку, до самого Пекина и был бы среди тех, кто воткнул бы знамя нашей Родины в развалины их столицы. И никто не посмел бы бросить под трибунал тех, кто выиграл войну, наплевав на приказы трусов из Иркутского штаба. Но вместо этого, вы решили выместить горечь утраты на беззащитных крестьянах. Забудьте о чести русского офицера, Крестовский. Теперь вы - мясники и убийцы, не достойные называть себя элитными бойцами Евросоюза.
Он терпеливо ждал, пока Романова переведёт его слова новому командиру "красноплечих". При Рысевой они действительно были похожи на элиту, победа при Сысоевке была тому подтверждением. И многие другие последующие победы. Но почему, когда Ольга водила свой батальон в контратаки через Амур, они не оставляли за собой дымящиеся развалины и горы изуродованных трупов? Может быть, Крестовского действительно стоит арестовать...

+3

12

- Но вы никуда не пошли, когда действительно могли помочь. И это было немного раньше, верно? - Оборвал все "если бы" Алекс. История не знает сослагательного наклонения и что бы там ни говорил Штерн - это не проверишь. Слова и только. Крестовский совершил непростительное, но он довел до конца принятое решение, так что и будет за него отвечать.

- Честь? Если хотите говорить о ней, поищите того, кто слил информацию о рейде Рысевой китайцам. - Крестовский зловеще усмехнулся, он уже прошел ту черту, перед которой еще хоть чего-то боишься, - Они планировали деморализовать нас, обезглавив... Мы доказали им, что это бесполезно и за одного из нас мы возьмем плату сотнями. Равно как и использовать мирное население в качестве прикрытия от контратаки. Теперь они будут знать, что  от нас их эти подлые трюки не спасут.

И наконец не выдержал:

- Их наглость можно объяснить только тем, что такие как вы в критической ситуации сидят на базе. А отучить их от этого может только ответный удар без жалости. И уж лучше быть мясником, чем трусом.

+2

13

Новый командир "красноплечих" был прав в одном - история не знает сослагательного наклонения. Решения были приняты, приказы отданы, кровь пролилась. Этого уже ничто не изменит. Полковник Штерн оставался невозмутим, выслушав всё, что Крестовский сказал ему. По всем правилам, русский офицер уже перешёл допустимую черту, несмотря на то, что Романова переводила всё как можно мягче. По её глазам, немец понял всё. Александру уже наплевать, поставят его к стенке, или прицепят орден на грудь. Теперь, уже точно наплевать.
- Разойтись, - холодно приказал он и все офицеры, кроме Елизаветы Романовой покинули полевой штаб. Оставшись практически наедине с "красноплечим", Конрад заговорил уже тише, - войны ведутся профессионалами, время берсерков прошло, Александр. Я не мог двинуть дивизию в бой и перед тобой оправдываться не стану.
Полковник опустил ладонь на плечо Крестовского.
- Я сожалею о Рысевой, - он говорил медленно, чтобы Романова успевала переводить, - но она была лучшим из русских офицеров, с которыми мне доводилось сражаться. И она погибла, исполняя свой долг. Как должен погибнуть каждый солдат, отдавая долг своей Родине. Тебе должно быть стыдно, Крестовский. Эта женщина заслуживала лучшего, чем кровожалный псих, который наплевал на свою офицерскую честь, на свою присягу и вырезал беззащитных крестьян, прикрываясь её именем.

+2

14

- А я не имел права остановиться. Как и каждый из моих солдат - они все знали и не один не отступил. хотя, думаю. они понимали эти идеи насчет долга и чести... - Когда Алекса всерьез доводили, он какое-то время, напротив, говорил весьма спокойно. Это уже потом взрывался. К тому же, просто не было сил кричать и  выражаться, а для большего надо было достигнуть точки невозврата, за которой его бешенство обратится уже и на своих... Тех, кто вроде бы таковыми считается, но на деле все равно поступает и мыслит по-другому, считая что и ты должен думать также. Дополнительно его выводил из себя перевод, девушка явно пыталась все смягчить... Поэтому  те слова Крестовский уже сказал по-немецки, вспомнив, что все-таки знает этот язык, один из главных в Евросоюзе.  И если уж на то пошло, то выяснять отношения на нем приятнее всего... Сначала он сбросил руку Штерна. После всего сказанного какие-то попытки сочувствия  выглядели издевательством.

- Не тебе о ней говорить. - Очень тихо и спокойно произнес Крестовский, - Как же я ненавижу, когда человека отпевают такими словами... Не сделав ничего. Не зная ничего.

И вот тут Крестовский дошел. Лицо Ольги, ее поступки,  ее чувства... Этот немец просто не имел права даже словом прикоснуться к той, которую совсем не знал.

- Заткнись. - Слово звучало как удар. А удар в челюсть от всей души последовал за ним.

+4

15

- Scheisse, - прохрипел полковник, пошатнувшись. Одной рукой опираясь на стол, он опрокинул чашку с кофе на тактическую карту. Бурое пятно растеклось по тому месту, где "красноплечие" нанесли свой удар возмездия. Вправив выбитую челюсть, Конрад бросил холодный взгляд на русского офицера. Кость неприятно хрустнула.
- Как офицер, - говорить было больно, а потому голос Штерна больше походил на рык, - я должен приставить вас к стенке за нарушение приказа и эту выходку. Но как мужчина, я вас понимаю, Крестовский.
Опираясь на стол, он облизнул окровавленные губы. Видимо, он сказал лишнего. В прочем, приказ расстрелять этого психопата никогда не казался бы таким заманчивым, как в тот момент. Но Конрад сдержался. Из них двоих кто-то должен был быть мужчиной, а не зарвавшимся мальчишкой.
- Убирайтесь, Крестовский, - спокойно приказал немец, - вы, может быть и считаете себя непобедимым командиром "красноплечих", но в этом мире я всё ещё старше по званию. Поэтому, дважды повторять я не буду.
Конрад потерял к русскому интерес, предоставив ему покинуть штаб Шестой Дивизии, в противном случае, Штерну не останется ничего, кроме как арестовать этого психа, прежде чем он наломает ещё дров. Его утешало то, что германские танкисты не попали под удар из-за своеволия Александра и не попадут в дальнейшем. Врядли ему позволят подняться по званию выше Конрада, а даже если так, директива из Иркутска могла перечеркнуть любой приказ русского офицера, независимо от его звания. Это было одной из причин, почему Конрад презирал командование Евросоюза. Они бы могли теснить Британию по всем фронтам, если бы вооружённые силы действовали, как единый механизм. Полковник вспомнил о том, что его адьютант всё ещё здесь и она видела произогедшую между двумя офицерами сцену. Когда "красноплечий" исчез с глаз дорой, Конрад спокойно объяснил ей:
- Он ещё сыграет свою роль в этой войне, - немец дотронулся до зудящей челюсти, - я точно знаю, что на его месте поступил бы так же. Как говорят у вас в России, "Господь рассудит". Но я убеждён, что ему наплевать. Соедините меня с Иркутском, я изложу им свою версию произошедшего.
Может быть, до Александра Крестовского позже дошли слухи о том, какой доклад сделал Конрад Штерн союзному командованию в Иркутске. Может быть, ему на глаза даже попала копия документа, составленного в штабе со слов полковника.
"...шестого августа две тысячи пятнадцатого года, в 05:00 батальон "красноплечих" вступил в бой с превосходящими силами противника. Потеряв своего командира, русские перегруппировались и перешли в контрнаступление, не нарушая директивы штаба союзных войск. Александр Крестовский и его солдаты нанесли удар по военным объектам на территории Китайской Федерации, чтобы пресечь дальнейшие попытки пересечения границы. Я хочу отметить, что военные Китайский Федерации использовали мирное население в качестве живого щита, бросая на красноплечих ополчение и просто безоружных крестьян. Майор Крестовский сделал всё от него зависящее, чтобы избежать потерь среди гражданских, отступающих не преследовал. Вмешательство Шестой Бронетанковой не потребовалось."

+6

16

- Scheisse.

- Самое разумное, что я от вас услышал. - Мрачно усмехнулся Крестовский, которого начало помаленьку отпускать. Все-таки никакая современная война не заменяет возможности кому-то врезать по наглой физиономии. Теперь ему стало легче и ничто его здесь не задерживало - даже расстрелять не пытались. Тут Керз почему-то проявил понимание... Или догадался, что его в таком случае ждет судьба тех китайцев, так как найтмеры батальона припарковались неподалеку. Алекс, проворчав под нос по-русски "Да хрена ли ты понимаешь..." невозмутимо отдал честь и удалился. Все-таки нервы у него были крепкие. Ольга учила, в числе прочего, именно этому - упорству и умению не сдаваться ни в каких обстоятельствах. Что бы там в душе ни творилось, сейчас Алекс даже выглядел спокойным...

- Отбой, ребята. Бой закончен. На пора попрощаться с Ольгой.

Все знали, кого потеряли. Он надолго запомнит только усилием воли сдерживающуюся Новикову, к которой, как потерянные дети - хотя почему "как" - жались Широ и Тася Иванова. Теперь, похоже, матерью или сестрой им будет она... А он? На него тоже смотрели. Кошкин и Рудин все понимали без слов. Молодежь уже поняла, кто новый командир - эти смотрели с надеждой и  робкой верой. Они выдержат, но не забудут боль от потери той, кто указала всем путь, многому научила, а некоторым и вовсе заменяла мать. Ее образ будет для него и остальных символом того. как надо идти вперед и сражаться. И они еще живы...

Документ прочитал Сергей Крестовский, потом уже рассказал сыну. Алекс еще долго вспоминал эту историю и не мог решить для себя - что же все-таки Штерн за человек? Он умел поступать слишком по-разному. И только дальнейшие события покажут, кто чего стоит...

Эпизод завершён

+1


Вы здесь » Code Geass » Флешбеки » 06.08.15. Последний приказ