По любым вопросам обращаться

к Vladimir Makarov

(vk, don.t.be.a.hero)

New Year 2018 продлен до 10.02.

Code Geass

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Code Geass » Turn I. Awakening » 28.08.17. И живой позавидует мертвым


28.08.17. И живой позавидует мертвым

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

1. Дата: 28.08.17
2. Время старта: 19:00
3. Время окончания: ..:..
4. Погода: 28 августа 2017 года
5. Персонажи: Джулиан, Вергилия
6. Место действия: база британцев близ Абу-Даби
7. Игровая ситуация: Доставив принцессу в безопасное место, Джулиан вынужден отпустить ее и выйти ей навстречу... без найтмера.
8. Текущая очередность: по договоренности

0

2

"Она меня не простит, - решил Джулиан, отмахнувшись от носилок, - нет, вы что, издеваетесь... Мне скоро священник понадобится, а не медик. Принцесса... Как я смогу посмотреть ей в глаза после всего, что сделал?"
Кейн никогда не сомневался в правильности своих действий и не имел привычки сожалеть о поступках, которые совершил. Он и сейчас был уверен - жизни бойцов отряда "белоснежки" это справедливая, пусть и жестокая цена за жизнь Вергилии. Эти люди знали, на какой риск идут и знали, что безопасность принцессы превыше их собственной. А он, Джулиан, сделал всё, что мог, чтобы славные парни из их подразделения погибли не напрасно.
- Я в порядке, - он протолкнулся через военных врачей, окруживших его. В госпиталь прибывали всё новые и новые раненые, людей на носилках вносили в наспех развёрнутые палатки, где их принимали уставшие медики, работавшие не покладая рук. Рыцарь видел нервно курящих в стороне медсестёр, чьи белые одежды были забрызганы от крови. Ампутация даётся им не легко, решил Кейн, наблюдая за тем, как трясутся их руки и как судорожно они вдыхают и выдыхают табачный дым. Вопли и стоны, тяжёлый запах крови и дерьма, вот так его встретил военный госпиталь. Трое мужчин в мундирах британской пехоты и накинутых на плечи белых халатах наконец расступились и пропустили его.
- Займитесь лучше ранеными, - по лбу рыцаря стекла струйка крови, но он просто смахнул её, размазав грязь, пот и кровь. Пошатываясь, он пробирался между ранеными, кто-то оборачивался и в остекленевших от боли и страха глазах сир Джулиан видел мольбу, немую просьбу. Просьбу разбудить, пообещать, что этот кошмар вскоре закончится. Проходя мимо носилок с совсем ещё девчонкой-пилотом, Кейн остановился. Склонившаяся над ней медсестра доставала осколок, скорее всего, её найтмер подбили в начале боя и она сумела добраться до лагеря, зажимая безобразную рану на животе. Рыцарь приблизился к ним, медсестра даже не подала виду, что заметила его.
- Это... Это осколок? - полушёпотом спросила девочка, медсестра молча кивнула и протянула руку в окровавленной белой перчатке в сторону подноса с инструментами. Их уже сложно было назвать стерильными, медики физически не успевали отмывать их и большая часть воды уходила на нужды раненых.
- Рана не смертельная, - наконец произнесла она, - но будет очень больно. Потерпишь?
Девочка слабо кивнула. Заметив Джалиана, она протянула к нему руку и рыцарь понял, что не может пройти мимо. Не может, не как британский офицер, а как мужчина. Медсестра предпочла не говорить вслух, что анестезии у них практически не осталось. Кейн не стал осуждать её - обезболивающее понадобится тяжело раненым бойцам, кому повезло меньше. В глазах девочки было достаточно страха и боли, чтобы даже такая бессердечная сволочь, как Джулиан Кейн не отвернётся, просто не сможет.
- Я помогу, - собственный голос показался Кейну чужим, звучащим глухо и неестественно. Рыцарь в окровавленном мундире опустился на колено и положил ладони на руку девчонки, - не бойся.
- Я не боюсь, - отозволась она, - сир...
- Джулиан, - машинально представился рыцарь.
- Сир Джулиан Кейн, - глаза девочки заблестели, - скажите, принцесса... Её высочество Вергилия, она жива?
- Конечно, - рыцарь заставил себя улыбнуться и незаметно прижал руки маленькой защитницы Британии к окровавленной простыне. Медсестра принялась за осколок.
- Всё хорошо, - шептал Кейн, - всё будет хорошо, - он хотел назвать её по имени, но личный жетон так и не попался ему на глаза. А спрашивать было уже поздно. Девочка решительно кивнула и сжала губы, чтобы не закричать.
- Сир... Джулиан... - выдохнула она, когда осколок с тихим звоном упал на металлической поднос, - скажите, мы победили?
- Да, - соврал рыцарь, чувствуя себя отвратительным подонком, - мы победили, малышка.
Она не отрываясь смотрела на него, а Кейн краем уха слышал разговор медсестры с невысоким усатым мужчиной в круглых очках. На нём был серый мундир британского офцера, на плечи накинут забрызганный кровью халат. Доктор - решил Джулиан. И не ошибся.
-...осколок я вытащила, но рану не обработали вовремя, - негромко произнесла медсестра, а раненая девочка не слышала её, она не отрываясь смотрела на Кейна и что-то шептала ему.
-...насколько опасно заражение, - доктор вздохнул, поправив очки.
-...скорее всего, она не доживёт до утра.
- Ты, - Кейн коснулся губами холодной руки девочки, - ты победила, и вскоре вернёшься домой. Всё позади, боль, страх, всё это в прошлом. Ты победила...
Джулиан поднялся на ноги и отпустил её только когда пальцы смертельно раненой британки разжались, отпуская его руку. Он посмотрел на доктора, тот покачал головой. Медсестра отвернулась. Кейн всё понял без слов. Дальше Джулиан шёл не останавливаясь, но он понимал, что вокруг него точно так же умирают безымянные британские солдаты и офицеры. Его никто не пытался остановить, никто не заговаривал с ним. Джулиан Кейн добрался до палатки, где расположили принцессу и, откинув полог, шагнул в прохладный полумрак...

Отредактировано Julian Caine (2013-10-16 16:25:59)

+6

3

Никогда ещё принцесса не чувствовала себя столь... погано? Нет, не то слово. Пусто? Да это ещё мягко сказано. Пожалуй, это можно было лишь частично описать ощущением полной безысходности и разочарования в самой себе. Война... проклятие, она не была готова к этому. Зачистки бандитских логов в Пендрагоне по сравнению с этой бойней - небо и земля. Как дурно было внутри, когда Вергилия видела тела погибших и развороченные взрывами найтмеры. Как было дурно от полного бессилия - ведь мёртвых уже не вернуть. Сколько же людей осталось без мужей, жён, сыновей, дочерей, братьев и сестёр?
Больше десяти тысяч потерь.... и все - на её совести, на её руках. Она и не удивится, если папаня или Корнелия скажут, что она - неудачница и бездарь, сидящая на отцовской шее. Ещё и выкинт куда-нибудь. Впрочем... какая разница, выкинут или нет?
Да, не она командовала, она лишь присутствовала и сражалась вместе с остальными. Но люди верили в неё... верили её словам. Сколько бойцов погибло лишь для того, чтобы сохранить жизнь ей?
-Я не стою стольких жизней... - слова глухо слетели с её губ и показалось, что она слышит их откуда-то со стороны, из другого времени и мира. И, казалось, оттуда же послышался шорох полога палатки.
Она даже не повернула голову - кому ещё взбредёт войти в её палатку без разрешения, кроме её рыцаря? Того, кто вытащил её из этого пекла... Вот только зачем он пришёл? Нет, желания его не видеть у Вергилии не было, он всегда её поддерживал. Да, он спас её, но она не хотела спасеения. Она хотела отдать себя до последнего, убить ак можно больше европейских ублюдков, а вместо этого она оказалась пленницей своего найтмера.
Противоречивое чувство: с одной стороны, она была благодарна единственному самому близкому для неё человеку. С другой, Вергилии казалось, что он её предал.
-Лучше бы ты меня там оставил... не было бы так гадостно внутри, будь я трупом...

+3

4

-...your highness, - не спрашивая разрешения, Джулиан уселся на тёплый песок, прислонив спину к деревянной балке, поддерживающей потолок. Прикрыв глаза, он трясущимися пальцами открыл флягу и поднёс её к губам. Вода нагрелась на палящем солнце. Сейчас он выглядел как офицер, прошедший через мясорубку траншейной войны - корка запёкшейся крови на лице, пропитавшийся потом мундир, забрызганные грязью сапоги и перчатки. И всё-же, умирающая в госпитале девочка узнала его. Даже умирая, она вспомнила о принцессе. А она смеет сейчас говорить о том, что он, Джулиан должен был бросить её погибать?! Все эти люди - батальон "белоснежки", бойцы британской пехоты, все они умирали за неё. За неё, чёрт возьми, за глупую эгоистичную принцессу...
- Я бы бросил вас подыхать под палящим солнцем, - прохрипел Кейн, - но вот только Вас, а не Вергилию, которую я знал, за которую я сражался и за которую наши бойцы отдали свои жизни.
Принцесса даже не обернулась, когда вошёл её рыцарь. Но она слышала его голос - уставший, но не подавленый. Джулиан не был рыцарем от рождения, его блестящая карьера британского офицера пошла под откос из-за страсти к женщинам и алкоголю. Но она поверила в него однажды, а потому Джулиан знал, что даже если Вергилия не простит его никогда, он всё равно принял правильное решение. Ведь он тоже не просил вытаскивать его задницу из карцера, не просил рыцарского плаща. Всё, что было нужно Кейну тогда - это возможность тихо сдохнуть где-то на дне британского общества. Да, тогда он ждал смерти, но благодаря Вергилии понял, как ошибался. Пришло время вернуть долг...
- Та Вергилия, которую я знал, - продолжил рыцарь, бросив флягу куда-то в сторону - никогда не хотела бы чтобы её солдаты и офицеры погибли напрасно. Да, та Вергилия, которой я клялся в верности, возжелала бы мести и не стала бы добивать себя эгоистичными мыслями о смерти. У вас нет на это права! Вы должны жить, жить ради тех, кто отдал свои жизни ради того, чтобы вы смогли совершить в своей жизни что-то действительно важное.
Он прикрыл глаза, чувствуя, как усталость сковывает его тело. Джулиан расстегнул пояс с пистолетами, с отвращением заметив, что его пальцы продолжают трястись.

+2

5

Как он мог так задевать за живое? Вот как можно было это уметь столь хорошо? Прошлый раз, такую волну ненависти и возмущения она ощутила, когда Кейн на свою голову высказался при Ренли вместо неё. Принцесса резко поднялась, кинув на Джулиана попросту уничтожающий взгляд, полный гнева... и обиды? Её глаза едва просохли от слёз, оставивших дорожки на запачканном грязью лице.
-ТЫ ДУМАЕШЬ, Я ХОТЕЛА ИХ СМЕРТИ?!
Тринадцатая сама не узнавала свой голос, сошедший на крик. Хриплый, неприятный, от которого болело горло и резало уши. Крик, похожий на вопль раненного животного. Только сейчас Кейн ранил её гордость, а не её плоть.
Непонятный прилив энергии заставил девушку чуть ли не рывком схватить рыцаря за грудки его мундира, вперив горящие яростью глаза в его лицо.
-Я, чёрт бы тебя побрал, хотела остаться! И СРАЖАТЬСЯ! ТЫ ЖЕ УТАЩИЛ МЕНЯ, КАК ВШИВУЮ КОШКУ!!!
Воздух в палатке разрезал звук резкой пощёчины, прилетевшей Джулиану с миловидной правой ручки принцессы... и больше напоминавший удар "лодочкой" по силе.
-СЛОВНО Я ПОДЖАЛА ХВОСТ И УДРАЛА!!! УЖ ЛУЧШЕ СДОХНУТЬ НА ПОЛЕ БОЯ, ЧЕМ ТАК... так...
Гнев на её лице сменился выражением полной "убитости" и слёзные дорожки на лице вновь ожили. Отпстив несчастного и побитого рыцаря, Вергилия попросту рухнула на колени на пол.
-... они погибли из-за меня. Погибли ЗА меня. Даже чёртова принцесса не стоит стольких жизней бравых парней и девчонок.
"Прямо какая-то вампирша получается из меня. Другие умирают, чтобы я жила."

+1

6

Голова Кейна резко дёрнулась в бок от удара. Слипшиеся от грязи и пота чёрные волосы небрежно рассыпались по лицу. Он не пытался остановить руку принцессы, эту пощёчину Джулиан заслужил. Губы рыцаря изогнулись в кривой улыбке. Сейчас его сложно было назвать привлекательным - Кейн не успел даже умыться, спешил к принцессе. В прочем, Вергилия наверняка успела разглядеть как жалко выглядит её избранный рыцарь.
- Истерикой их не вернуть, - прошипел Джулиан, посмотрев ей в глаза. Это был холодный и жестокий взгляд человека, который был готов положить батальон, дивизию, целую армию ради того, чтобы Вергилия сумела выбраться из мясорубки, которую устроили неизвестные террористы. Химическое оружие, к этому не были готовы ни британцы, ни "красноплечие". И всё равно, жизнь Вергилии стоила любых потерь. Потому что из всех принцесс, только она казалась Джулиану не просто достойной однажды воссесть на трон своего отца, но и по-настоящему способной что-то изменить в этом мире. Ведь она была хоть и самовлюблённой истеричкой, но в то же время чистой и доброй женщиной, которая никогда не переступала через свои моральные принципы. Она не была жестокой, как принцесса Корнелия, не умела плести заговоры и интриги, как принц Шнайзель и по своей сути Вергилия оставалась по-детски наивной. Поэтому, ей и был нужен Кейн - холодный и рассчётливый ублюдок, у которого осталось достаточно совести, чтобы заботиться только о своей принцессе и совершенно отсутствовала фанатичная преданность Британии. Его жизнь принадлежала принцессе, и до тех пор, пока она нуждалась в своём рыцаре, он будет рядом. И будет принимать за неё тяжёлые, но необходимые решения, иначе зачем он вообще нужен...
- Your highness, - произнёс Джулиан - подумайте о тех, кто пережил эту бойню. Подумайте о раненых, об уцелевших солдатах, которые готовы снова броситься в бой с вашим именем на губах. Если бы вы погибли, армия бы рассыпалась, им бы не за что было сражаться. Так устроены мужчины, моя принцесса, - Кейн откровенно нахально смотрел на Вергилию, наслаждаясь её нерешительностью. Хороший повод избавить её от этой слабости и Джулиан воспользуется им, - а жизни солдат, к сожалению, не стоят одной глупой и эгоистичной принцессы. Но стоят Вергилии Британской, стоят женщины, которая вернётся и отомстит. Вернётся и, в этом нет сомнения, выиграет проклятую войну. Это в ваших силах, моя принцесса. Прекратите жалеть себя, отдохните. А потом... We have a war to win, damn it*.

Смотря на её блестящие глаза, Джулиан невольно вспомнил девочку, которая умирала держа его за руку. Всего пару минут назад, он смотрел в такие же чистые и невинные глаза, читал в них схожие чувства. Только смертельно раненая британка умирала от ран, полученных в бою, а Вергилия - от ран, оставленных сокрушительным поражением на её гордости. Порой такие раны добивают хуже заражения крови, их не пресечь ампутацией. Здесь медицина бессильна. Поэтому, Кейн сделал то, что наврядли себе когда-нибудь простит. Он развернул принцессу, прижав её к той самой балке, а затем грубо и вульгарно поцеловал её в губы.
"Тебе это нужно, - мысленно объяснил рыцарь, наверное, самому себе, - поэтому заткнись и попытайся расслабиться. А не получится, ты ведь принцесса... Закричи, прикажи вытащить меня на берег и пустить пулю в затылок, только мне уже всё равно. Вергилия..."

*Нам ещё войну выиграть надо, чёрт возьми.

+1

7

На сей раз несладко пришлось Вергилии... ну как, относительно. Ибо когда Джулиан довольно быстро развернул её и прижал к столбу, впоследствии впечатавшись в её губы, затылок принцессы близко познакомился со злосчастной опорной конструкцией. Рыцарь, скорее всего, приложил её с такой силой совершенно непреднамеренно, но это не отменяло факта того, что у Вергилии из глаз искры посыпались, а перед тем, как Кейн заткнул её губы поцелуем, с них скатилось пара-другая слогов явно чего-то матерного вперемешку с шипением от боли...
То, что произошло далее, видимо окончательно выбило принцессе мозг. Проморгавшись после удара, Её Высочество совершенно шокированным взглядом взирала на самозабвенно целовавшего её рыцаря. Нет, это было приятно, но...
"Я... я так сильно приложилась, что мне это видится... или я в обмороке..."
Впрочем, чувство тупой боли в области затылка, звон в ушах и переодические случайные укусы со стороны Кейна её в этом быстро разубедили. Как и ощущение того, что по затылку что-то стекало. Понимая, что это не грёбаный сон, принцесса оставалась в ступоре ещё несколько мгновений.
Да что, чёрт побери, делать в такой ситуации?! Когда твоё сердце начинает набирать бешеный ритм не от того, что ты кому-то надираешь задницу, а от такого внезапного действия? Когда щёки, да и всё тело, резко наливается жаром, словно бы в венах течёт раскалённая магма вместо крови?
Наверное, такое случается тогда, когда ты к этому человеку неровно дышишь. Когда понимаешь, что хочешь оказаться на месте воооон той адьютантки, с которой он пять минут назад флиртовал. Когда хочется тайно проникнуть в бордель, в который он направился, прирезать его любимую шлюху и занять её место. Когда приходится бить его по лицу, орать на него, а самой хотеть просто коснуться его щеки ладонью и сказать что-нибудь тёплое, чтобы он улыбнулся.
Сумасшествие? Если это - сумасшествие, то принцесса слетела с катушек полностью и никакой одиночной камеры в дурдоме не хватило бы для её исцеления.
Они прошли вместе через столько, казалось бы, безвыходных ситуаций, спасая друг другу жизни или конечности. Вергилия не раз ему мягко намекала на что-то... присутствующее, но не собиралась навязываться. Она ведь в первую очередь человек, а не особа из императорской семьи. А приказывать ответить на чувства нельзя...
"Зачем он это делает..? И почему... сейчас?" - пронёсся робкий вопрос в её спутавшихся клубком мыслях, но его принцесса решила отложить куда подальше. Не сейчас нужно было на него отвечать. Возможно, это был просто порыв, а раз так... надо было за него ухватиться. Кто знает, может, подобного не повторится...
Она ненавидела бессилие и пассивность, а именно в такое положение он сейчас её загнал. Что ж... значит, дражайший рыцарь отведает огня. Пусть и первый поцелуй, пусть и чувства впервые, но интуиции Вергилии было не занимать, как и энтузиазма. Её Высочество положила однуу руку Кейну на плечо, пальцы второй скользнули по его ужаленной пощёчиной щеке, а потом - в его спутавшуюся чёрную копну волос. Сжав его локоны в своём кулаке, девушка потянула назад, дабы рыцарь несколько оторвался от поцелуя. У неё не было столько силы, чтобы полностью его оттащить, так что их губы всё равно касались друг друга, пусть и не так яростно и крепко, как пару мгновений назад. Фиалкового цвета глаза угрожающе уставились на Джулиана из-под бровей.
-О, я вернусь... и начну мстить с тебя, сукин ты сын... - прошептав это, принцесса сама прильнула к губам своего рыцаря, медленно разжав кулак и выпустив его волосы из плена. Только она касалась тепло, мягко, порой слега покусывая его губы, но уж пошлыми или вульгарными эти ласки назвать было невозможно...
"О да... отомщу за каждую ночь, когда ты уходил в бордель... за каждую юбку, за которой ты бегал..."

+2

8

Кейн, ещё будучи капитаном британской пехоты, не раз проводил время в компании женщин, у которых чести было не больше, чем у портовой шлюхи. Разница в том, что он не платил им, хотя, порой действительно посещал бордели. Он не подозревал о том, что Вергилия влюблена в него, но и не удивился тому, что принцесса ответила на ласки своего рыцаря.
"Она ищет утешения, - решил Джулиан, - она всего-лишь ищет утешения и я обязан дать ей его. Она моя принцесса."
Он опустил ладони на талию принцессы, отвечая на её робкие поцелуи. Они казались слишком нежными для такой ситуации, но всё-же, Джулиан молча принял правила игры, которые ему ненавязчиво предложила её высочество. Рыцарь чувствовал, как нежно прильнуло к нему её тёплое тело, как неровно вздымается грудь принцессы от прерывистого дыхания.
"Неужели она не знала мужчин, - рука Кейна в забрызганной грязью перчатке проскользила вверх по спине девушки, - неужели, я первый, кто коснулся её губ? Не может быть, принцесса, не может быть..."
Запустив пальцы в волосы Вергилии, он прикрыл глаза и позволил себе забыться - если принцесса и не искала утешения в его ласках, Джулиан получил его непрошеным, но был благодарен за это. И всё-же, это не было похоже на его мимолётные увлечения женщинами, чьих имён он теперь даже не помнит. Вергилия была не такой и Кейн чувствовал, что она не позволит ему отпустить её сейчас, даже после этого, он не сможет её бросить. Потому, что она не такая, как все. И ещё, потому, что она - невинный и наивный ребёнок.
- Your highness, - прошептал Джулиан сквозь поцелуй и снова припал к её губам, как изнывающий от жажды в пустыне к горлышку фляги, в которой ещё осталось немного воды.
- Вергилия... Вергилия...

Отредактировано Julian Caine (2013-10-17 21:31:19)

+1

9

-Джу...
Как сладко... Господи, как сладок был этот момент! Так и захотелось закричать "Остановись, мгновенье, ты - прекрасно!!!". Он наконец-то был в её власти, наконец-то был с ней. С ней, а не с какой-то другой женщиной. Это она, Вергилия, сейчас вдыхала его неповторимый запах, смешанный с потом, кровью, грязью и смертью. И к чёрту шёлковые простыни в Пендрагоне, они не нужны...
С каждой секундой бабочки в животе словно разгорались ярким пламенем, порхая всё ближе к сердцу, а оттуда - в голову, в горло, да всюду. Тихо застонав от этого ощущения внутри, Её Высочество всё смелее касалась губ Джулиана. И зажмурилась покрепче, потому что если это сон... она не хотела от него просыпаться. Да скорее сдохнуть хотелось, чем очнуться в жестокой реальности.
-Ты же... понимаешь... - прошептала принцесса сквозь поцелуй, бегло касаясь губ усталого солдата, рыцаря, бывшего капитана... да просто Джулиана. Просто Джу. -... что за следующую бабу на стороне я тебя прикончу?..
В её дрожавшем голосе слышалась и угроза... и мольба. Словно бы она не хотела его заставлять. Неет, не его, только не его. Разве можно бросить в клетку того, кто с тобой делил свободу?
"Прошу... Джулиан... только скажи, что останешься, что будешь рядом. Вот и всё, больше мне ничего не нужно. Ведь вместе мы... мы сможем всё. Прошу..."
Ещё поцелуй, другой, третий... безумие и жар, казалось, управляли её руками, потянувшимся к застёжкам одежды рыцаря. К чёрту одежду... ей нужен он. Только он. К чертям ранги и всю прочую бюрократию.
Ноги были совершенно ватными. Хотелось упасть и увлечь его за собой, чтобы уж точно уснуть и не возвращаться к настоящему. Койка? Да, сойдёт. Ненавязчиво и медленно, Вергилия мягко сопроводила рыцаря к простой полевой койке, не прекращая поцелуев и расправы с одеждой. Да, ещё немного... ещё капельку...
-Джулиан... my love...
Она даже не думала, что прошептала это во время очередного поцелуя. Казалось, это лишь пронеслось в голове, как констатация факта. Но если только Кейн не оглох от их обоюдного громкого дыхания...

+1

10

- Уже ревнуете, ваше высочество, - Кейн с укором посмотрел на принцессу, которая таяла от его поцелуев. Она была слишком невинной, чтобы сорвать с неё одежду, бросить на койку и овладеть ей, как обычно это делал Джулиан. Предворительно, он напивался, но алкоголь не мешал ему наслаждаться прелестями женского тела, пусть это и не было подкреплено ничем, кроме мимолётного увлечения. Но Вергилия, с ней всё было иначе. Джулиан нередко замечал, что разделяя ложе с другой женщиной, он подсознательно представлял на её месте свою принцессу. После этого он обычно пил, чтобы не видеть эти фиалковые глаза, осуждающе смотрящие на него. Она каждый раз злилась на своего рыцаря, но он не мог понять причины её обид, ведь Кейн даже думать не смел о том, что он достоин такой девушки как она. Он, неудачник, потерявший своё звание за день до его получения, пьяница и извращенец - неужели Вергилия могла обратить своё внимание на такого человека, как он? И даже больше - полюбить?
- Вергилия, - прошептал он, приложив палец к её губам. Джулиан знал, что нужно сказать. Что он должен сказать. И что, если прислушаться к сердцу, которое постепенно переходило с ритмичного гула в висках на бешеный ритм, он хотел это сказать. Не только для того, чтобы поддержать Вергилию в трудный для неё час. Не потому, что так велел его долг. Просто, он чувствовал, что пришло время признаться ей в том, о чём он не смел даже мечтать. Слишком долго Кейн топил свои желания в алкоголе, или душил табачным дымом, но всё равно, он... Любил её.
- Зачем мне искать женщину на стороне, если та, кого я представлял себе на месте тех, с кем делил ложе раньше, призналась в любви мне, своему рыцарю, - Кейн улыбнулся и растрепал волосы принцессы. Опустившись на койку рядом с ней, Джулиан мягко убрал её руки со своего мундира, который она пыталась расстегнуть, - не спеши, малышка, теперь я никуда не уйду. Не спеши отдать себя мне, просто обними меня, а я постараюсь согреть тебя... Боги, ты ведь дрожишь...Кейн прижал принцессу к себе, вдыхая запах её волос. Запах её пота и крови, но всё равно это был самый желанный запах, вскруживший голову рыцаря. Он чувствовал, как дрожит Вергилия в его руках и отчаянно пытался согреть её, приласкать и утешить.
- Никогда... Никогда не брошу тебя, - шептал Кейн, проклиная себя за то, что так опрометчиво разбрасывается клятвами. Ведь может случиться так, что на войне он погибнет раньше неё, ценой своей жизни давая принцессе шанс выбраться, уцелеть. Сможет ли она теперь жить без него?
"Дурак ты, Джулиан Кейн..."

+2

11

Грязная, с заплаканным лицом и спутанными волосами... принесса сейчас больше смахивала на огородное пугало. Несколько шокированное пугало, судя по удивлённому взгляду, которым она одарила Джулиана. Но вместе с тем, в её глазах читались... надежда и постепенное осознание реальности. И с её губ слетело совершенно детское и наивное:
-Ты... правда? Это п-правда?
Фиалковые глаза вновь были полны слёз, а сердце скакало и ссаднило в груди так, словно индейский шаман под грибами усиленно бил в него, как в бубен. Никогда, чёрт побери, никогда раньше ей не говорили подобных слов. Никто и никогда её так не прижимал к себе, словно бы в порыве отчаяния пытаясь согреть. Разве что мать... хотя материнские чувства и подобное - совершенно разные вещи.
Непонятная дрожь, словно подтверждая слова рыцаря, проняла её тело. Казалось, если Вергилия отпустит его, отойдёт, то станет так невыносимо холодно, как не бывает даже в бесконечной пустоте Вселенной. Принцесса покрепчее ухватилась за мундир единственного самого близкого и дорогого ей человека, буквально впиваясь пальцами и ногтями в одежду, тихонько всхлипывая, безуспешно пытаясь унять слёзы...
И так прошло несколько минут - в тишине, разрываемой лишь тихими вздохами и всхлипами. Но Боже, как тепло... как тепло он смотрел на неё, как тепло было от его тела. Не хотелось никуда уходить от этого тепла и ощущения абсолютной безопасности. Ведь... ведь рядом с ним, никто не причинит ей вреда, так? И вместе они сильнее любых преград...
Так принцессе казалось, по-крайней мере.
Но реальность всё же беспощадна. В голове всё ещё вертелись воспоминания о проигранном сражении, а на душе скребли кошки. Она приграла, пусть и не по своей вине, но проиграла...
-Я думала... думала, что смогу наконец выйти из тени, показать, что я не хуже, а может, и лучше остальных. Но я ошиблась... - тихо пробормотав эти слова, принцесса подняла взгляд на Джулиана. -Столько мёртвых... может, дальше будет легче, но... я не уверена, что мне место на передовой.

0

12

- Это правда, - честно ответил Джулиан, улыбнувшись. Наверное, его улыбка сейчас представляла из себя жуткое зрелище, всё-таки рыцарь был измазан кровью и грязью, а на его лице всё ещё застыло угнетённое поражением выражение. И всё-таки, она была рядом, его принцесса. А значит, всё что было сделано, не было напрасным... Вергилия дрожала, а Кейн тщетно пытался согреть её и успокоить. Она рыдала у него на руках, а Джулиан сидел, как дурак и не знал что ему делать. Наконец, он решил, что повисшее в палатке молчание угнетает принцессу и, зарываясь руками в её растрёпаные волосы, ответил на вопрос Вергилии. Ответил без лести и лишнего пафоса.
- Не каждому дано сражаться на первых линиях боя, - покачал головой рыцарь, заглянув в её фиалковые глаза. Действительно, принцесса не была создана для сражений, всё-таки, смотреть как сотнями погибают люди для неё было слишком тяжело. Противоестественно. Но что сделано, то сделано. Сейчас уже поздно было думать о том, как уберечь её высочество от войны, ибо она уже вступила в неё. И не сможет остановиться - Кейн знал это - ни за что не сможет признать, что для неё это невыносимо тяжело. Она британская принцесса.
- Но, я уверен, мы найдём выход, - Кейн вспомнил об их кратком визите в Зону-11 и светловолосом принце Ренли ла Британия. Несмотря на то, что он выглядел не опасней покойного Кловиса, Джулиан знал, что его высочество способен резать глотки не хуже опытных диверсантов из британской разведки. А значит...
- Ваш брат, его высочество Ренли, - предложил рыцарь, - он мог бы обучить Вас, сражаться в тени, как его бойцы. Не сомневаюсь, он не откажется. Знаю, это звучит, как чистой воды безумие, но... Мы ведь можем попробовать, верно? А я с вами, моя принцесса, через огонь, воду и медные трубы. Только прикажите.

0

13

Наверное, именно в таких моментах стоит искать успокоения - когда ты пытаешься найти свой путь. и когда его помогает тебе найти близкий человек, эта тупая боль и горечь поражения затихают, постепенно всё же уступая место обыкновенному рациональному мышлению.
"Братишка Ренли..."
Как же было удивительно, что простой вояка вроде Джулиана и, более того, вояка, пьяница и бабник, может говорить столь мудрые вещи? С каждой секундой, "Шушпанчик" понимала, что без своего рыцаря подле неё, она нырнул бы в бутылку или ещё что хуже - струсила бы и дезертировала. По крайней мере, она не могла представить чего-то хуже этого. Пока он пытался её успокоить, принцесса, прижимаясь к его тёплому телу, довольно скоро уняла слёзы и кусая собственные губы, принялась судорожно рассуждать. Ренли... добродушный парень, столь отличающийся от многих змей в их большом семействе, большая часть которых принадлежала к женской части familia. Всегда торчал на подводной лодке - что поделать, адмирал ведь, - и имел при себе кучку отморозков, явно способных навалять и явно не собиравшихся идти на передовую.
И во многом эта мысль привлекала принцессу. Ведь, фактически, она вместе с Джулианом именно этим и занималась в Пендрагоне - действовала в тени, скрывая своё лицо. Только теперь масштаб побольше будет.
-На сей раз, дело посерьёзней зачистки столицы будет... - протянула принцесса, отведя взгляд. Но затем, всего через пару мгновений, она с хитрющей улыбкой, которой позавидовал бы сам Шницель, мать его, Британский, подняла глаза к своему рыцарю. -Тем и лучше... порой негодяев было недостаточно.

Но вот мысли, мысли... они шли в совершенно другом направлении. Девушка, глядя в лицо Кейна, постоянно выискивала в нём то знакомые морщинки, то ещё что... но всё это было ей так дорого. Только вот чумазый он был, как какой-то домовёнок, побывавший в старом чулане, в котором ещё завалялась пара трупов, постепенно превращавшихся в скелетов, которые можно сунуть в шкаф. Задней мыслью, Её Высочество вспомнила про простенький платок, который она заметила тут неподалёку, когда приступы отчаяния побуждали её к сокрушению всего окружающего. И слава Богу, что принцесса сумела сдержаться. Медленно, нехотя выскользнув из объятий рыцаря, девушка метнулась за этим крохотным белым кусочком ткани и, вернувшись к столь любимому теплу, принялась оттирать лицо Кейна. Она и сама была не чище его, за исключением двух слёзных дорожек на щеках, но... сейчас Вергилия о себе не думала. Не получалось, даже не смотря на напоминавшую о своём существовании тупую боль в области затылка, а так же несколько влажное ощущение в том же районе.
Принцесса старалась действовать мягко, хотя без некоего приложения усилий было крайне трудно оттереть эту адскую смесь из пота, грязи и крови. И всё это время, постоянно, она не отрываясь глядела рыцарю в глаза...
-Ты мне, кстати, затылок рассадил... - с лёгкой полуулыбкой произнесла Вергилия и чмокнула его в уголок губ, возможно, задержавшись там чуть дольше приличного...
Да и к чёрту приличия. Уж после пережитого и испытанного, после всего сказанного и совершённого сегодня, рамки приличия межд ними стёрлись, уж как минимум наедине. И сдерживало их лишь нежелание торопиться...

+1

14

Джулиан попытался виновато улыбнуться, но вышло не убедительно. Уж слишком довольной была эта улыбка. Поэтому, он просто притянул принцессу к себе и поцеловал, так же наплевав на все приличия. А затем, он заглянул ей в глаза, задав вопрос, для которого слов не требовалось. И нашёл в них ответ - сначала робкий, бескрайняя гладь фиалковых океанов дрожала от страха и неуверенности, но затем, она едва заметно кивнула. Джулиан опустил принцессу на жёсткую подстилку, служившую кроватью в палатке, запустив пальцы в её растрёпаные волосы. Он целовал её, постепенно освобождая девушку от одежды. Он шептал что-то ей на ухо, незаметно касаясь губами тонкой и нежной кожи. Рыцарь знал, когда ему нужно остановиться, он не сомневался в том, что сможет. Не переступить через черту, после которой повернуть будет поздно.

Эпизод Закрыт.

+1


Вы здесь » Code Geass » Turn I. Awakening » 28.08.17. И живой позавидует мертвым