По любым вопросам обращаться

к Nunnaly vi Britannia

(vk, Uso#2531)

Code Geass

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Code Geass » Основная игра » 19.01.18. Наступить змее на хвост


19.01.18. Наступить змее на хвост

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

1. Дата: 19 января 2018 года
2. Время старта: 18:00
3. Время окончания: 20:00
4. Погода: Температура не поднимается выше 11°С, так что африканская страна встречает журналистов довольно прохладно, ещё и с ветром 9 м/с. Песок ещё мокрый от дождя, обильно оросившего окрестности днём. Солнце медленно опускается за горизонт.
5. Персонажи: Дарина Безлер, Глеб Голубев
6. Место действия: ЕС, Ливия, Ваддан (PND+9)
7. Игровая ситуация: Глеб и Дарина прибывают в Триполи 19 числа. Тогда же они должны были отправиться в Танзанию, облетев позиции сепаратистов, имеющим в своём арсенале средства ПВО, на вертолёте с востока, через Египет. Но из-за технической неисправности двигателя, возникшей в воздухе и немало потрепавшей всем нервы, высадку пришлось совершить в Ваддане. Там находился нерабочий аэродром, сумевший принять аварийную посадку. По предварительным данным ремонт затянется минимум до конца января, так что журналистам из России здесь предстоит провести почти две недели.
К сожалению, или к счастью, им есть, чем здесь заняться. Ведь Ваддан, бережно охраняемый ЛОА, мотострелковым батальоном и даже наёмниками из ЧВК «Легион», таит в себе немало интересного.
8. Текущая очередность: По договорённости

+3

2

Ливия встречает их приятной прохладой. Мысленно Дарина благодарит всевышнего за то, что им повезло оказаться здесь именно в это время года, когда солнце щадит незваных гостей, а зной пустыни отступает, прокладывая путь в неведомые дали по пескам да барханам. Печалило лишь то, что их основная работа откладывается, а они с Глебом находятся отнюдь не в «зелёной» зоне. И знают оба прекрасно, что за технические проблемы никаких издержек им никто не начислит, и попытаются замять,  стараясь вытянуть каждую копейку из их простоя, пусть и оправданного, но от них ни капли не зависящего.
- Когда-нибудь они добьются того, что начнут терять людей, - предлагает Дарина, присаживаясь на испещеренный пулями и осколками бордюр. - У нас опасная работа. И то, как её цоенивают... Глеб, блин, нам ведь ничерта не оплатят за то, что мы сидим тут с тобой, и без материала! А здесь вот...
Ладонь скользит по шершавому камню, пальца падают в крупные глухие отверстия, задерживаясь в них и очерчивая контуры.
- Здесь тоже война, - Дарина поднимает взгляд, поджимая губы. - И здесь тоже люди гибнут. Здесь есть, что показать. Но они не хотят про это снимать. Сам слышал: в Ливии снимать ничего не нужно. Их не касается. Не касается, понимаешь? А здесь ведь тоже наши ребята. Не чьи-то там. А наши. Ветераны прошлой войны многие, уже давно тут. Они тоже могли сказать, что это не их война. Но всё равно сражались. Не то, что эти политики... Знаешь, отношение такое, словно бы Ливия - это и не ЕС вовсе. Забыли про них и всё.
Дарина отвела взгляд и посмотрела вдаль, туда, где раскинулся квартал, где наблюдалась вспышка заболевания, о котором не говорили ни в местных, ни тем более в федеральных СМИ Ливии, а лишь ходили-бродили различные слухи. Отсюда было видно разве что верхушки некоторых особо высоких домов. Ещё никогда Дарине не приходилось работать в зоне эпидемий. Потому что и эпидемий как таковых было немного - в ЕС привыкли о них молчать. Молча списывать потери, как патроны в накладной. Провёл ручкой по имени, перечёркивая навсегда - и всё. И нет человека.
- Так и это место, - Дарина продолжает смотреть вдаль. - Про него все забыли, Глеб. Про этот городок. У них там люди болеют, а СМИ не могут ничего сделать. Кроме федерального телевидения ничего. Разве что радио, и то любительское... Слышал, что говорили местные? Будто бы сегодня туда военную технику согнали в больших количествах. Как думаешь, может, стоит взглянуть? Хотя бы убедиться, так это или нет. Люди по домам сидят, на улицу носа не кажут - их палками по квартирам гонят, даже днём, если нет повода выходить. А у нас хотя бы международные удостоверения есть. Мы и посмотреть можем, а потом рассказать. Хотя бы местных успокоить, если это просто пересуды. Видел же их лица? Напуганы до усрачки, бедолаги... И уйти ведь не могут, потому что некуда. Что думаешь? У тебя портативка с собой? Может, если фотографии сделаем, то и отправить сможем. Там глядишь, сгодятся.
Конечно, портативка - это обычная камера для псевдодкументалок, которых расплодилось огромное количество. Подобные сейчас даже любители себе могут позволить, разве что они на порядок попроще, без режима ночной съёмки.

+11

3

А вот Глебу было чертовски всё равно, где быть: на передовой в Танзании или здесь, в Ваддане, где тоже, в общем-то, несладко. Однако там верх держали войска ЕС, что интересно - в счёт заслуг одного командующего. Но в то же время в опасной близости находился этот воздушный титанический крейсер. И вряд ли этот командующий знал, как с ним можно справиться. Тогда как здесь ситуация была в большей степени патовая: из войск - наёмники, мотострелки да ЛОА, которые по большей части воевать умели так себе. Но зато противники - едва ли хорошо подготовленные сепаратисты, большая часть которых наверняка вышла из местных и скорее всего имеют очень поверхностные знания о том, как сражаться. Да и с экипировкой на порядок хуже, чем у русского батальона или того же "Легиона".
Но пули - они все летят быстро. Достаточно, чтобы пробить мягкие ткани человеческого тела и нанести смертельные ранения. Поэтому разницы Глеб видит немного. Хотя присутствие легионеров Мальченко, продолжавших дело раненого премьера по набиванию рейтинга, всё-таки его смущало, хоть и по наитию в большей мере.
- Я много никогда не просил, - говорит Глеб, вовсе не планируя сетовать на судьбу. - От того, что мне заплатят больше, наша работа опасней не станет. А жить... На что бы я потратил лишний полтинник, например? Копил бы на квартиру? Меня устраивает моя. Она довольно хорошая и в неплохом районе. Да, не моя. Но сколько я буду копить на свою собственную, пока живу в одиночку?
Глеб пристально смотрит на Дарину. Живи они вместе... Да, всё было бы гораздо проще. Другое дело, что у неё есть квартира, и тогда Глебу она будет без надобности. Хата ему не нужна как таковая. Просто он искренне верит: однажды ему перепадёт. Дарина была слишком хороша. И это не основная, а лишь ещё одна причина, почему он не думает о квартире.
А вот дальнейшие рассуждения Дарины ему не нравятся до скрипа в зубах. Ну что за сердоболие? К чему рисковать своей шкурой впустую, ради ничего? Ради чего эта неожиданная игра в благородство? Но Глеб не может отказать. Он принимает правила игры Дарины. Суть идеи посмотреть издалека звучит достаточно безопасно. Правда, Глеб не считает, что это вообще что-то даст и как-то поможет. Наверняка это просто продиктовано природным любопытством Дарины, а не только желанием поиграть в альтруизм на войне, где даже союзники о тебе порой не чешутся.
- Всегда со мной, - не теряя времени, Глеб открывает застёжку кармана своей вместительной поясной сумке, плотно прилегающей к мясистому боку, и извлекает серебристую камеру финского производства - она как раз хороша достаточно крепкая и здорово переносит тряску, так что свои функции из раза в раз выполняет идеально.
- Давай посмотрим, что там есть интересного, - Глеб постарался звучать уверенно и мужественно, чтобы как следует скрыть свой скептицизм и показать себя Дарине в лучшем свете - он нередко так делал, и искренне верил, что такой подход рано или поздно даст свои плоды.

+11

4

Дарина улыбается. Глеб всегда её поддержит. И она знает это. Знает, что может рассчитывать на его плечо рядом. Сколь бы безумны ни были идеи, он прикроет спину, не оставит в беде и сможет предостеречь тогда, когда им грозит беда. Поэтому Дарина всегда прислушивалась к нему. В отличие от неё, он всегда был реалистом. И гораздо более здраво чувствовал ситуацию, нежели она: вся такая из себя идеалистка-героиня.
- Тогда давай глянем, - подытоживает Дарина, поднимаясь с бордюра и по привычке отряхивая пятую точку - какая разница, если здесь и так очень пыльно, а с их трудовой деятельностью она запачкается уже через десять, максимум двадцать минут. - Просто посмотрим.
Она повторяет это, как мантру Словно старается убедить саму себя в том, что этим и правда всё ограничится. А если и нет, то что плохого может случится, если квартал находится под контролем ЛОА? Удостоверения всё решат, а европейская медицина сделает своё дело и их смогут вылечить, не в пример бедолагам-жителям, чьи жизни не в страховку не входят, и которых могут просто оставить умирать. Неравенство при политике равенства стало обыденностью. И это всегда приводило Дарину в недоумевание. Как так? Когда же Европа свернула не туда? Когда Европа стала настолько сильно походить на Британию из Королевства Кривых Зеркал?
Ответа у неё не было. И это приводила в состояние всё большего и большего смятения. Да, война, и в войне равенство - утопия. Но почему же тогда правящее меньшинство живёт припеваючи? Рано или поздно им придётся ответить. И, быть может, сейчас это их шанс задать вопрос.
- Пойдём тут, - предлагает Дарина, указывая на переулок, за которым высился бетонный забор. - Укроемся там и поглядим. Сейчас темно, нас видно особо не будет, как думаешь?
Дарина идёт вперёд и со всей осторожностью спускается вниз, скользя по склону на своих бежевых, уже покрытых слоем пыли, грязи и песка ботинках с лёгкой подошвой. В таких удобно бегать. И их не так хорошо слышно, как тяжёлые военные берцы. Оказавшись внизу, Дарина приближается к забору и встаёт поближе к нему.
- Можешь включить режим без видеорегистратора? - спрашивает Дарина, выглядывая на улицу. - Я хочу видеть происходящее, чтобы дать комментарии в случае чего.

+6

5

Глеб пожимает плечами. Он не против. Просто не видит смысла. Им нечего делать, этот город - дыра. Самая настоящая дыра. Сложно представить, что здесь тоже живут люди. И его родной город покажется метрополией по сравнению с Вадданом. Но каждый сам выбирает свою судьбу: любой из этих людей мог бы уехать отсюда, если бы хотел. Глеб был абсолютно уверен, что им помешали не внешние факторы, а те, что сдерживали изнутри. Ведь именно поэтому многие не уехали отсюда сейчас, когда война уже постучала в двери. Привычка и слепая надежда усыпила инстинкт самосохранения. Так глупо.
Глеб молча следует за Дариной, увлечённо идущей вперёд, навстречу непонятно чему, не забывая при этом осматриваться по сторонам: при малейшем подозрении на опасность он готов в любой момент дёрнуть Дарину назад и прикрыть. Быть просто оператором - скучно и совсем не для него. Ведь так он может получить лишь деньги. А любой самый маленький подвиг...
В груди Глеба вспыхнуло и загорелось. Он мотает головой, смешно сотрясая щёки, чтобы избавиться от наваждения и, не обратив внимание на склон впереди, резко скатывается вниз, отчего душа уходит в пятки, а массивное тело катится по колдобинам и кочкам.
- Блин-блинский, - мягко ругается он, а затем поднимается, как ни в чём не бывало, старательно делая вид, что так и было задумано. - Сейчас всё включу, минутку.
Глеб достаёт камеру и какое-то время просто возится с настройками, включая в быстрый доступ все необходимые режимы, плотно размещая её на руке и проверяя то, как принимается изображение. Убедившись, что всё успешно, Глеб приближается к забору и, постепенно отходя от неожиданного падения, высовывается из-за угла, направляя камеру на квартал, вокруг которого сосредоточилось большое количество военной техники. Что в ней может быть интересного? Здесь и без этого солдат полным-полном. Глеб глубоко вздохнул. Работа оператора - это как работа снайпером. Порой нужно очень долго сидеть и ждать на одном месте, чтобы получить годный материал, который потом не выплюнет обратно на стол редактор со словами в духе: "Ну и дерьмо же вы мне притащили. В этом месяце без премии".
- Чего ждём? - спрашивает Глеб тихонько, поворачивая голову на Дарину. - Тут ведь ничего не происходит.

+5


Вы здесь » Code Geass » Основная игра » 19.01.18. Наступить змее на хвост