По любым вопросам обращаться

к Nunnaly vi Britannia

(vk, Uso#2531)

Code Geass

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Code Geass » Основная игра » 07.01.18. Не насилием единым


07.01.18. Не насилием единым

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

1. Дата: 07.01.2018
2. Время старта: 10:00
3. Время окончания: 12:00
4. Погода:
Температура воздуха: 13°С
Давление: 750 мм. рт. ст.
Влажность: 83%
Ветер: юго-западный, 8 м/с
5. Персонажи: Манфред Рихтер
6. Место действия: Ваддан, Ливия, ЕС.
7. Игровая ситуация: Участившиеся случаи мародёрства заставляют принимать решительные меры. Выбирая между отправкой группы огнемётчиков по улицам города и беседой с местными старейшинами, Манфред вынужденно склонился ко второму варианту, ведь огнемётов под рукой, увы, не оказалось...
8. Текущая очередность: По договорённости

Созданный мной эпизод не влечет за собой серьезных сюжетных последствий. Мной гарантируется соответствие шаблону названия эпизода и полное заполнение шапки эпизода на момент завершения эпизода

0

2

[indent] Идея тащить с собой переводчика из местных до сих пор казалась Манфреду дурной, но это было неизбежное зло. В конце концов, никто из немцев так и не удосужился выучить здешний обезьяний диалект, а надеяться, что чемпионы по траханью овец, которыми, безусловно, были старейшины этого захудалого городишки, понимают что-нибудь этакое, цивилизованное... нет, скорее уж Отто станет пацифистом, чем ему так повезёт. Поэтому, не считая пары угрюмых автоматчиков, в небольшом джипе перемещался человек арабской наружности, которому веры было ни на грош. В конце концов - не немец. И даже обещание хорошо заплатить здесь ничего не решало. Как и обещание же забить эту же сумму ему в задницу, если что-то пойдёт не так. Манфред Рихтер терпеть не мог ливийцев. А ещё алжирцев, тунисцев и прочих отсталых любителей бегать с голой задницей и АК. Поэтому он был не в духе, необходимость договариваться на равных его явно раздражала, но зайти с позиции откровенных угроз означало потерять время и, возможно, энное количество бойцов при методичной зачистке городских улиц от мародёров, раздобывших горячо любимые ими АК.
[indent] У него не было достаточного количества солдат для того, чтобы вырезать всех, кто ему здесь не нравился. Не было достаточного кредита доверия у руководства, чтобы даже обстоятельная попытка сделать это сошла с рук. Это не говоря уж о том, что здешняя горе-армия непременно попытается помешать радикальному усмирению района. Визит к старейшинам необходим. Да. Точно. Совершенно точно необходим! Хотя, чёрт возьми, как же гадко на душе - предадут, ткнут ножом в спину, а то и попытаются прямо на месте встречи какую пакость выкинуть. И ведь не взять с собой привычную винтовку, гранаты и прочее - обидятся, мать их так! Пришлось довольствоваться пистолетом и штык-ножом. И никакого бронежилета и шлема.
[indent] Было пыльно и достаточно прохладно, поэтому офицер зябко ёжился под анораком, продуваемый ветром и от этого ещё более недовольный миром. Впрочем, ехать куда-то бесконечно было невозможно - и автомобиль, наконец, замер перед входом в небольшое строение, явно чей-то дом. Очень хотелось забросить туда гранату и запустить после взрыва автоматчиков, но это уже не от неприязни, просто по привычке. Вздохнув столь тяжко, что даже привидение с цепями позавидовало бы, немец выбрался из джипа и секунд несколько просто стоял, глядя на здание и разминая слегка затёкшие ноги. Дом как дом. Ладно. Он ходил на британские огневые позиции, бился в рукопашных схватках с озверевшими неграми... что же, и этих бородачей не испугается. Нужно идти, прихватив с собой переводчика, заодно исполнявшего роль водителя и жестом приказав солдатам занять позицию у входа. Просто на всякий случай. Вроде бы, эти двое не лопухи и не дадут застать себя врасплох, случись что. В следующий раз он будет заниматься такими вещами на базе местных разгильдяев, ей-богу.
[indent] Всё ещё мысленно призывая на головы ливийцев громы и молнии, капитан вошел-таки в этот дом, задним умом понимая, что часть украденного оружия наверняка здесь же и хранится. И что у кого-то может хватить дурости пустить его в ход, если переговоры зайдут в тупик. А они могут - ведь наёмники ничего особого не предлагают, они просто хотят отделить тех, в кого стрелять можно спокойно от тех, кого лучше не трогать. И главным знаком различия видят оружие в руках. Всё, на самом деле, очень просто, но Восток, мать его, это дело тонкое.

+7

3

[indent] Небольшой одноэтажный дом встретил Рихтера тенью сырой прохлады, запахом пыльной верблюжьей шерсти, вялено-копчёным мясом и душистыми специями от чёрного перца до кориандра. Первый этаж представлял собой одну большую комнату, разделённую лишь символической деревянной перегородкой сразу справа от входа, за которой виднелись аккуратно сложенная горка из подушек и перина кровати. В самом углу помещения на невысокой тумбе стояла плита, на которой остывало, дымясь в кастрюле, пахнущее пряностями густое варево. На полу лежал широкий ковёр, а на стенах красовались пёстрые абстрактные гобелены, различная домашняя утварь и даже пара музыкальных инструментов — канун, который непросвещённый человек мог легко принять за какие-нибудь здоровые гусли, да сантур, что на гусли оказался похож куда больше. Свет проникал в помещение через открытые ставни двух окон, радушно приглашая наёмника пройти. Потому и что и пригласить больше некому: помещение оказалось пустым. Наверняка любой человек в этой ситуации придёт в замешательство. А потом, внимательно присмотревшись, обнаружит покачивающийся на сквозняке занавес из чёрных бус, за которыми скрывалась лестница, ведущая на крышу. Что характерно — по мере приближения к этому проходу в нос ударял сладковатый аромат восточных благовоний, среди которых особо чуткие люди могли с лёгкостью уловить неяркий запах горения углей.

+7

4

[indent] Дом как дом, обычный и, по всей видимости, обитаемый. Вон, даже какую-то свою бурду с плиты не сняли, пахнет. И вообще, здесь пахнет многим и сразу, будто бы по соседству расположилась лавка пряностей. Но нет - просто живущий здесь человек был типичным таким здешним обитателем из тех, кто не променял старый уклад на новомодные гаджеты и то дерьмо, которое они льют в глаза и уши. Хотя свято место пусто не бывает - для того, чтобы разжижать мозги местным, есть религия, национализм, суеверия и чутка озлобленности на любых пришлых, будь они даже единоверцами. А тут припёрся наёмник, иностранный, неверный до кучи. И с дурной репутацией. Немудрено, что местные решили его позлить, куда-то попрятавшись, но Манфред чего-то такого и ожидал в качестве ещё достаточно лёгкой формы неприязни. Он неторопливо осматривал комнату, зная, что здание куда больше этой комнатушки и стен вокруг. Что сортир здесь хотя бы не на улице, а значит - есть ещё коридор, который может вести и ещё куда-то. Эти нехитрые размышления подтвердились очень скоро - и немец, сопровождаемый переводчиком, преспокойно двинулся дальше, готовый в случае чего... наверное, всё-таки договариваться. Он допускал даже, что этот самый переводчик будет тыкать оружием в спину и говорить гадости, что снаружи постепенно собирается толпа каких-нибудь мракобесов с палками и "калашниковыми". И множество других сценариев тоже допускал, один другого краше. Но - назвался капитаном, изволь облегчать жизнь своим солдатам, в которых хотя бы эти не должны палить, и без того врагов хватает.
[indent] - Они жить не могут без кальяна, когда речь идёт о серьёзной беседе, верно? Впрочем, не отвечай.
Вопрос был и впрямь из риторических. Что самое занятное - Манфред терпеть не мог табак в большинстве его проявлений, так что ему вновь придётся пересиливать себя, мысленно ругаясь почище боцмана торгового флота, которому уронили якорь на мошонку. А ещё его раздражало неведение. Сколько вот их там? Чем занимаются? О чём думают? Теперь, когда телецентр выведен из строя, повстанцам станет сложнее настраивать народ против правительства и единственных толковых здешних вояк, но всё равно - допускалось, что придётся столкнуться с ожесточенным сопротивлением. Или с хитрой лестью, двойным смыслом повсюду и, до кучи, ножом за пазухой. Но узнать точно, не ввязавшись в переговоры непосредственно - всё равно ведь невозможно.

+7

5

[indent] Старейшины восседали на полу, на разложенных вокруг пёстрых подушках, образовав круг, по центру которого находился невысокий деревянный столик, а на нём жёлтый кальян с прозрачной колбой, обставленный со всех сторон разными яствами: в основном фруктами да заварочниками, под которыми весело прыгали огоньки чайных свечей. Всего на крыше ожидало пять человек — уважаемых в городе людей, властью обделённых ввиду объявленного военного положения, но всё ещё способных оказать существенное влияние на происходящее здесь. Обеспокоенными взглядами они одарили пришедшего к ним Манфреда, не обращая особого внимания на переводчика, который по сравнению с немцем кому угодно покажется безобидным. И это ещё Отто под рукой не было. Глядишь — переговоры могли бы закончиться, не успев толком начаться. Причём скорее всего отнюдь не плачевно для Рихтера.

[indent] Старейшины синхронно выпрямились, а один из них отложил в сторону прорезиненный шланг, поднялся со своего места и направился навстречу к Рихтеру. Внимательно осмотрев гостя, мужчина с длиной седой бородой поправил тюрбан, на голове, подтянул мешковатые штаны, запахивая тонкий халат, на котором пестрели разные арабо-персидские узоры, вытянутые в длинные линии и сказал:

[indent] — Добро пожаловать. Будьте нашим дорогим гостем. Прискорбно, что нам приходится встречаться в столь недобрые времена. На всё воля Аллаха: коль суждено миру опуститься на нашу землю обетованную, так состоится наша встреча в мире и покое, без ножей и автоматов. Вы не из оборонительной армии, не так ли? Армейцы изволят приходить в строгой униформе. А ваша на неё совсем не похожа. Телевещание нам более недоступно, так что приходится пользоваться раз в сутки общим подключением к всемирной сети, да разве что-то там можно сыскать?

[indent] Староста поцокал, отрицательно качая головой и пожимая плечами — он вообще со стороны не производил впечатление человека, умеющего хорошо пользоваться гаджетами.

[indent] — Так откуда вы будете, почтенный гость? — спросил он, глядя на Манфреда, пока остальные старейшены заинтересованно смотрели на него, передавая друг другу из рук в руки шланг от почти беспрестанно бурлящего кальяна.

+6

6

[indent] Крыша. Ну да, конечно же, где ещё могут нежиться под солнышком здешние власть имущие деды? Погода, правда, такая себе, чтобы сидеть здесь весь день, ветер ещё поддувает ощутимо. Но, видимо, это дань традициям. Собирались их предки на крышах дела обсуждать да на город свысока поглядывать - и эти тоже будут. Не задумываясь о снайперах, о каком-нибудь придурке с гранатой, которую он сюда забросит. Вообще ни о чём этаком насущном. Ладно, их дело. Следующие будут умнее, случись что. Впрочем, и эти - Манфред прислушался к словам переводчика, но больше его интересовала интонация самого говорящего старейшины - и эти тоже ведут себя не как агрессивные фанатики, оружие, что все непрошеные гости прочь или бомбу им под зад. Неплохое начало. Офицер позволил себе слегка улыбнуться, слегка же расправить плечи более уверенно... и задумался на долгую пару секунд. Слова правильные говорят, явно понимая, у кого есть здесь сила. Ну или готовя западню, не суть важно - будет западня так и будет выбираться, а пока нужно придумать им ответ. Ответ из уст человека. поднимавшего солдат в атаку личным примером, не громкими речами. Эх, Штерна бы сюда. Пусть толкнёт какую-нибудь заумь, берущую людей за живое, убедит их. А потом пристрелить на хрен этого генерала на месте. За то, что подставил их всех. Купил красивыми речами. Ублюдок.
[indent] - Я пришел сюда не требовать и приказывать, но договариваться и советоваться. Поэтому - мир вам, добрые люди.
[indent] Здесь он несколько покривил душой, имея в запасе форменный жесткий ультиматум, если игры в дипломатию зайдут не туда. Но пока жива надежда на спокойный диалог, отчего бы не попытаться? Ничегошеньки не теряя, получить шанс принести на эти улицы хотя бы подобие мира, это ведь очень и очень ценно. А они его легко и быстро "выкупили", разве что то ли не сообразив, что помимо местных макак с автоматами в регионе действуют вояки из более серьезных, то ли сделав вид, что не сообразили. Ладно, коли спросили, он ответит, почему нет?
[indent] - Вы желаете знать, откуда я. Кого представляю. Что ж, извольте - ваше правительство наняло солдат в другом государстве, поскольку местные, как вы могли видеть, даже город удержать не могут и собственного министра защитить. Перед вами командир контингента наёмников, лично и без посредников.
[indent] Происходило бы дело в менее сложном регионе, не потащился бы сам точно, отправив кого-нибудь из младших командиров. Но тогда и переговоров бы не было, просто ультиматум и стандартный набор угроз, ничего необычного и нового под этим солнцем. Здесь же и сейчас, заявившись собственной персоной, Манфред вроде как и уважение им выказывал, и переговоры удобнее для себя делал. Наверное.
[indent] - Позволю себе перейти к основному вопросу без лишних прелюдий. В ходе недавних уличных боёв было задействовано великое множество единиц огнестрельного оружия. Часть собрали потом наши трофейные команды. Часть куда-то исчезла. И... кхм... часть этой части наверняка угодила в руки каких-нибудь мирных пастухов, торговцев, докторов и учителей. Я, в общем, не против вашего права защищать дома от злодеев, но поймите меня правильно и с первого раза. Идёт война, в которой враг готов пойти на любые подлости, применить любое коварство ради победы. Мы вынуждены будем считать любого встреченного на улице вооруженного человека, вплоть до малолетнего ребенка - противником, если он не относится к про-правительственным силам. И стрелять без предупреждения. Полагаю, этот вариант вас не очень устраивает? Так и меня тоже. Я вижу два выхода. Первый - сделать так, чтобы вооруженных людей не из моего отряда и не армейцев на улицах просто не было. Второй - создать официальное ополчение для защиты своего города, использовать трофеи во благо.
[indent] Кажется, он утомил переводчика, тот аж запнулся пару раз, переводя. Что ж, и сам Манфред тоже давно не говорил так много и таких глупостей. В боеспособность ополчения он не верил, но их хоть можно посчитать по головам и примерно прикинуть, сколько стволов есть у гражданских, не считая какой-нибудь дедовской винтовки у местного пастуха Мустафы. А лучше пусть сидят по домам, баюкая старые "калашниковы", спокойнее будет всем. И патроны экономятся, ведь в случае с иррегулярами огонь по союзникам неизбежен.

+5

7

[indent] Старейшины внимательно выслушали пришедшего к ним человека, то и дело волнительно покачивая головами, переглядываясь и переговариваясь тихонько друг с другом. А затем, всё тот же человек, что общался с Манфредом до этого, вновь держал слово.

[indent] — Никто бы из нас не хотел, чтобы война пришла в наши дома, господин, — вежливо ответил старец. — И никто не хочет потерять близких в этом чудовищном побоище. Всё, чего бы мы хотели, чтобы как можно меньше людей пострадало. Смерть никогда не приносила ничего хорошего. Но позвольте спросить: скажите, можем ли мы доверять вам? Могут ли наши граждане быть уверены, что вы не придёте к ним с войной? Разные пересуды ходят вокруг последних событий: ведь именно наёмники до основания разрушили нашу телестудию. Люди боятся, а многие из них желают прогнать вас прочь из города. Я передам ваше послание нашему народу. Но хочу предостеречь вас: пролитая кровь дорого обходится на нашей земле. И то не наша воля, господин. Это — порядки, устои, против которых пойти нельзя. Любая смерть может быть воспринята неоднозначно после произошедшего. Я слышал, что и армия теперь не до конца доверяет наёмникам. Кроме того, люди озабочены появлением русских солдат в нашем городе. Люди волнуются, им тяжело осознать происходящее. И те, кто мог куда-то уйти, те уже ушли. Остались лишь готовые защищать и бороться. Мы приложим все усилия, чтобы не допустить нового кровопролития, если вы сможете сделать так, чтобы вам доверяли. Многое зависит от вас, и малое — от нас.

[indent] Старейшена закончил говорить на той же почтительной ноте, на которой и начал. Он не был настроен агрессивно, так что даже без эмоциональной интерпретации переводчика это было понятно Манфреду.

+3

8

[indent] Ну да, разумеется. Телецентр ему будут припоминать ещё лет несколько, по всей видимости. Как будто ему больше делать-то нечего, кроме как заниматься бессмысленной тратой ценной взрывчатки на каждое встреченное по пути здание. Как будто его цвет кожи, то, что он не поклоняется тому же богу, что и они, будучи по сути своей и вовсе безбожником - это уже повод обвинять сразу во всех смертных грехах оптом. Переводчик тараторил быстро, не пытаясь передать интонации, но у офицера уже сложилось чёткое ощущение — вежливы с ним исключительно потому, что не хотят лишний раз доставать из чулана и протирать от пыли ружье. Отнюдь не потому, что рады таким гостям. Неудивительно. Гости на самом деле пришли сюда с оружием в руках и сталью в глазах. Ладно, в сущности-то, виноват в происходящем бедламе, в том числе, и он сам. И отвечать ему.
[indent] - Приказ атаковать телецентр отдал я - начал он явно без большого желания. - По имеющимся у меня данным, он был набит повстанцами, усиленными тяжелой техникой. Можно ли было оставлять такой рассадник у себя в тылу? Мы не знали, что там гражданские. И не успели подорвать здание, оно рвануло из-за цепной реакции, от заранее заложенных зарядов. Поэтому произошедшее побоище — на совести и тех мерзавцев, которые хотят выстроить новую страну на чужой крови, не брезгуя террором, атаками смертников и захватом заложников.
[indent] Ненависть немца, чудовищная и всепоглощающая, была хорошо заметна по выражению его лица. Пожалуй, окажись сейчас перед ним повстанец — вцепился бы зубами в горло, даже оружия не вынимая. Впрочем, быстро обозлившись, Манфред быстро и успокоился. Перед ним не террористы. Не мерзавцы. А потенциальные союзники при правильных словах и поступках - и злобные враги при неправильных. Не то чтобы он сомневался в силах своего отряда, но риск нужно было свести к минимуму.
- Мы не будем врываться в ваши дома и причинять вам зло. Не будем ловить женщин, пугать детей. Не за тем прибыли, чтобы угнетать, но чтобы защищать, как бы странно это сейчас ни звучало. Поэтому вот вам моё слово — пока вы не поднимаете на нас оружие, не помогаете нашим врагам и не препятствуете нашей работе, мы занимаемся охраной региона от сепаратистов и войной с теми, кто выступает против вашего правительства. Тем, ради чего наняты. Но — как уже было сказано, неизвестные вооруженные люди будут рассматриваться как противник просто из соображений безопасности.
[indent] Он не стал в очередной раз упоминать, что считает местную армию чуть ли не такой же угрозой для страны, какой были эти мерзкие повстанцы. Не стал ничего говорить про русских, которые его мало волновали, пусть их командование тревожится. И, в принципе, считал, что сказанного уже достаточно, чтобы прояснить намерения отряда "легионеров", пусть и не до конца. Ведь если получится договориться здесь и сейчас, можно задуматься и о контратаке, дерзкой и жестокой. Как у них и было принято. Бойцы из Шестой бронетанковой никогда не были медлительными или сентиментальными, поэтому — они ударят так, что враг запомнит надолго.
[indent] - Прежде, чем перейти к, я надеюсь, взаимовежливому и взаимовыгодному завершению нашей беседы, я хотел бы задать вопрос. Очень важный для меня. До нашего прибытия здесь находился контингент японцев. Что с ними стало и как именно они работали в регионе? Я понимаю, что то сражение было далеко, но - у вас есть родня и друзья всюду.
[indent] Ему, в сущности, на японцев почти что наплевать, но — их нужно вытаскивать хотя бы и потому, что наличных сил всё ещё мало. Да, им пришлют какое-то подкрепление, навербуют ещё бойцов из разных контор, но для полноценной войны этого мало. Очень и очень мало. Придётся рискнуть, если есть ещё смысл этим заниматься. Вдруг их уже всех перестреляли?

+3

9

[indent] Старейшина переглянулся с остальными и, подняв ладонь, явно жестом обращаясь к переводчику, перебросился парой фраз с сидящими вокруг кальяна молчаливыми собеседниками. Те закивали, словно бы с чем-то соглашаясь.

[indent] — В том, что всё было именно так, убеждены многие, — старейшина тоже кивнул, опуская руку. — И то, где находились ваши люди, видела вся окраина. И эта информация быстро растеклась в сети. Но большая часть людей не имеет ни интернета, ни смелости заглянуть правде в глаза. Городские скорее поверят, что европейские кафиры пришли злодействовать на нашу землю, нежели разумным доводам. Поэтому прошу вас счесть мой вопрос больше предупреждением.

[indent] Услышав же про японцев, старейшина обеспокоено посмотрел поджал губы.

[indent] — Боюсь, судьба ваших товарищей для меня неизвестно, — с прискорбием сообщил старейшина, сжав руки в замок. — Когда началась стрельба, их контингент уже был не на территории города. Вы сильно преувеличиваете мои возможности, увы. Всё, что я знаю: они находились в 50 километрах отсюда на блокпосту, в городском посёлке под названием Атма1. Я не слышал ничего особенного о них, кроме того, что они избегали местных, как и местные их. Но когда началась атака на Ваддан, в Атме тоже была неразбериха. Посёлок полностью отрезали от связи с внешним миром, поэтому что сейчас происходит там — я не имею ни малейшего представления. Я слышал, что наша армия посылала туда военных, но чем всё закончилось...

[indent] Старейшина растерянно развёл руками. В этот момент один из сидящих возле кальян старцев неожиданно замахал рукой с шлангом, отчего курительное устройство мелко задрожало, и сидевшей по левую руку сосед едва успел вырвать из его рук трубку. Взбудораженный старец закряхтел и поднялся с места, приблизившись к старейшине и заговорил — бегло и сбивчиво. Переводчик судорожно принялся переводить Манфреду сказанное.

[indent] — ...я слышал! Я слышал, что заморских красавиц, не европеек, видели в Бираке! Это километров 70 от Себхи на север... Как раз на дороге, ведущей в Эш Швайриф.


1. Не существует ИРЛ на этой территории

+4

10

[indent] По мнению Манфреда, дело было не в доступе к "всемирной паутине" или смелости - людям недоставало банальных и привычных мозгов, вместо которых в башке пузырилась пропаганда, приправленная замшелыми догматами и толикой повальной тупости, свойственной населению подобных государств. Вслух он, разумеется, этого не сказал, более того - даже в лице не изменился, наблюдая за собеседниками с выражением человека, пришедшего в театр на средней пригодности постановку. То есть - с вялым интересом. Информация про Атму была более, чем достойна проверки, ведь за каким лядом туда потащились япошки - вопрос открытый. И что там выведали горе-вояки из ЛОА - тоже стоило бы проверить. Сделав мысленные пометки на этот счёт, офицер решил воздержаться покамест от комментариев. Стоит снарядить ударную группу, выбить из камуфлированных папуасов максимум данных - и провести разведку боем в ближайшее же время. А заодно отправить Беса к русским, так удачно появившимся неподалёку. У них достаточно сил для надёжной охраны окрестностей, что развязывает руки немцам, больше подходящим для агрессивных набегов нежели гарнизонной службы. Ну а собственно Бес... Бес компетентен, ему можно доверить тылы и не беспокоиться, что лагерь за время их отсутствия пожгут и разворуют к какой-то матери. Не было подкреплений, не подвезли новое оружие, не хватало бойцов элементарно для охраны округи - но теперь хоть что-то начинает меняться. Это не могло не радовать, пусть общий настрой Манфреда в последние дни был скептически-мерзким. Он уставал от этой дыры, от этих песков, будящих не самые веселые воспоминания. Он гонял своих людей до седьмого пота, будто готовя к вторжению британской армии прямиком на и головы. Похоже, вскорости они перейдут от тренировок к настоящей боевой работе, по которой истосковались многие.
[indent] Один из старцев принялся забавно суетиться, заставляя переключить на себя внимание, пытаясь понять, какого рожна ему надо и не собирается ли он на старости лет заорать про Аллу и бар, взорвав их всех. Нет. Всё куда интереснее. Переводчик явно попытался передать суетливость старца, что вполне получилось, и ему бы в актеры идти с таким даром, да не оценит стараний единственный зритель. Ему куда важнее то, что он говорит, а не как. Бирак. И прочие местные названия, о которые язык сломаешь. Враждебная территория, куда просто так не сунешься, разве что в рамках крупной операции соединённых сил. Совпадение? Далековато, всё же...
- В каком они там качестве? Туристки, военные инструкторы, пленные?
[indent] Или их в бордель загнали, а это уж может быть похуже пули в лоб. В этом случае если и устраивать рейд, то только чтобы этот самый бордель повторил судьбу телецентра, на этот раз уж точно от их рук, а не каких-то подрывных зарядов, засунутых внутрь заботливыми подонками. Информацию следует передать командованию, пусть разбираются. Он отсюда ничего не сделает, разве что может поворчать и погримасничать. Но - не будет. Глупо это и не по статусу. Потом, когда "Легион" что-то раздобудет, можно решать, кого отправить туда, если потребуется. И в каких количествах развернуть рядом группы прикрытия, усиленные танками и Отто.

+3

11

[indent] Староста снова что-то пролепетал на своём арабском, а переводчик, нервно сглотнув, помолчал мгновенье, прежде, чем перевести сказанное для Рихтера.

[indent] — Он говорит, что их видели там в качестве заложниц, в окружении вооружённых людей, — сообщил переводчик, внимательно глядя на Рихтера. — Их было меньше десятка. Местные видели, как их выталкивали из грузовика, а затем увели куда-то под всеобщее улюлюканье. А после один из военных сказал, что эти женщины пришли в страну, чтобы отнять свободу и то, что по праву принадлежит людям... И... Сейчас, минутку.

[indent] Переводчик что-то спросил у старика, и тот задумчиво проговорил всё так же непонятно для Рихтра в ответ, покивав головой.

[indent] — Он говорит, что местные не очень доброжелательно отнеслись к ним и всецело поддерживали действия сепаратистов, — добавил переводчик, а затем замолк. — Да, он именно это сказал: сепаратисты.

+2


Вы здесь » Code Geass » Основная игра » 07.01.18. Не насилием единым