По любым вопросам обращаться

к Vladimir Makarov

(vk, don.t.be.a.hero)

Code Geass

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Code Geass » Turn VI. Turmoil » 31.12.17. Новогоднее ограбление


31.12.17. Новогоднее ограбление

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

1. Дата: Понедельник, 31 декабря 2017 года
2. Время старта: 00:00
3. Время окончания: 04:00
4. Погода: Последняя ночь уходящего года ударила по Москве двадцатиградусными морозами и небольшим снегом, то и дело останавливающимся, отчего мир вокруг, казалось замирает в объятиях выглядывающей из-за облаков растущей луны, что со дня на день образует полный жёлтый круг, похожий на аппетитный кусок голландского сыра.
5. Персонажи: Астрид Гудбранд, ???
6. Место действия: Российская Империя, Москва, филиал ЗАО «Симаргл» в нескольких километрах от станции метро Петровско-Разумовская
7. Игровая ситуация: Морель Лувье смог договориться с таинственным Чайным Интендантом о том, чтобы тот достал для личных нужд контрабандиста кое-какие полезные вещи, среди которых оказался и новейший миоэлектрический протез ПБ-1П. А достать его ой как непросто, ведь хранится он в закромах ЗАО «Симсргл»! Это задание Чайный Интендант перепоручил одному из своих людей, который пообещал отправить на место действия имевшего опыт в таких тёмных делишках наёмника. Да вот только этот наёмник — не единственный, кто охотится за протезом. Помимо него в дело вступает опытная воровка Астрид Гудбранд, провернувшая далеко не единственную крупную кражу в крупных городах Центральной и Восточной Европы. И её цель, как ни странно — тоже один из этих протезов. Что же случится, когда эти двое столкнутся в погоне за общей целью?
8. Текущая очередность: GM, Astrid Gudbrand

+1

2

Филиал ЗАО «Симаргл» представлял собой плотно застроенный комплекс бетонных зданий, окружённых металлическим трёхметровым забором, поверх которого была намотана в несколько спиралей колючая проволока. Самое высокое здание, в котором располагалась и проходная на территорию предприятия, представляло собой широкое пятнадцатиэтажное строение с большими окнами, красивым рельефным фасадом со множеством парапетов, карнизов и прочих декоративных элементов, придававших этому строению весьма привлекательный и уже не такой строгий внешний вид, хотя при первом взгляде любой человек с уверенностью скажет: «Ну это-то точно что-то научно-производственное, а то и правительственное!»
К проходной вела хорошо освещённая дорожка, покрытая тонкой белой простыней свежевыпавшего снега. По бокам от неё то тут, то там вырастали шапки полутораметровых сугробов, из-под которых местами проглядывали фигуристые куски цветочных клумб.
Праздничное 31 число выпало на понедельник, так что уже с 29 числа на территории предприятии практически никого не было, за исключением бдящей денно и ночно на караульных постах да за пультом управления представителей ведомственной охраны «Витязь», один из которых прямо сейчас прогуливался по улице напротив проходной.
Попасть на территорию филиала сейчас не представлялось возможным — большие металлические ворота, выезд из которых вёл на улицу с достаточно скудным трафиком, были накрепко закрыты толстой цепью с большим замком. При ближайшем рассмотрении можно было заметить, что одна камера видеонаблюдения располагается на углу широкого козырька над проходной и смотрит аккурат на сами ворота. Интересный факт: при подъезде к этому месту можно было заметить, что в небольшом переулке, граничащим с самим забором, стоял, мигая аварийными огоньками, снегоуборочный трактор, общей высотой чуть меньше самого забора, а тракторист, кутаясь в куртку, поверх которой был надет оранжевый жилет с светоотражающими полосами, в растрёпанных чувствах ходил кругами и матерился, то и дело хватаясь за голову и сдирая с неё потрёпанную шапку-ушанку.

+7

3

Астрид Гудбранд, что можно сказать о этой женщине? Толком ничего, лишь она знает насколько подлинно это имя, у нее нет ни родных, ни близких, а знакомств которые длились бы дольше нежели обсуждения деловых отношений, она избегает. Зато Элли Лайвли вполне себе коммуникабельная, слегка заикающаяся секретарша некоего Госта, которого хотели нанять для выполнения весьма  серьезного заказа. что больше походил на вызов.
Слегка заикающаяся, краснеющая, миловидная девушка изуродованная отвратительными очками бабушкиного фасона, не самым лучшим макияжем с участием рыжевато-морковной помады и теней делающих глаза болезненными, хоть и выглядела естественно, совершенно очевидно косметикой пользоваться не умела. Впрочем как и выбирать одежду. Сорочка, длинная юбка прямого кроя которая не то что не подчеркивала достоинства фигуры, в сочетании с бесформенной рубашкой и невыразительными балетками превращала Элли в ходячий прямоугольник.  Волосы были закручены на затылке в пучок при участии прямого пробора. Если мать Гудбранд увидела ее в таком виде, то не узнала бы ее.
-Господин, Гост согласился достать для  Вас образец. Все остальное я сообщу вам по нашему основному каналу. - Лепетала девушка выкручивая пальцы, кто бы мог такую нескладеху нанять на подобную работу. Легко было представить себе, что этот Гост с синдромом робингуда просто из жалости взял себе эту помощницу, впрочем та была пунктуальна, исполнительна, сговорчива и умела смягчить остроугольные ситуации.  Так или иначе, но контракт был заключен и теперь осталось подготовиться к операции.
  Новый год  самый прибыльный сезон вора. Заказы буквально сыпались словно в небе открылся портал и всем понадобилось срочно совершенно всё, что плохо или хорошо лежит в самых труднодоступных местах этого мира. По какому-то странному, мировому стечению обстоятельств, сколько бы краж не приходилось на праздники, людям так сильно хотелось расслабиться, что они просто забывали о безопасности. 
Смеркалось, воровка кралась по карнизам окутанная тайной, мраком, дымкой, множеством портупей с самым разным оборудованием.  Ее шаги были такими тихими, что на пяток уходило сразу несколько минут. Минуя охранников, скрываясь в глубоких тенях и различных аурах бесконечных умений она все никак не могла добраться до нужного места. Послышался шорох и преступница замерла озираясь по сторонам. Кажется кто-то шел, тень, надо было добраться до тени. Спасительная тьма примет в свои объятия и ничего не случится.   Она спешила осторожно переставляя ноги, но. Звонкое пиликанье раздалось в помещении вызывая последующий возглас.
-Ну емае! Ну шевели ты копытами, если ты будешь так ходить ты в тюрьме окажешься! До чего игра тупая... Дилетанты.- Астрид откинула в сторону джойстик и дотянулась до будильника выключая его. Обычный предновогодний день, поднявшись с удобного дивана женщина одетая лишь в шорты и майку почесала затылок направляясь  к шкафу. Достав пару сумок она расстегнула их. Вещи нигде не  были разложены, кроме бытовых, все важное нужно было просто взять и унести при любой необходимости.  Особо не церемонясь Гудбранс кинула их на пол и уселась по турецки перед ними раскрывая молнии.
- Привет дорогой, я так скучала без тебя, неделя была невыносимо долгой. - Эта фраза была адресована складному арбалету, который и поцеловала девушка весьма елейно коснувшись оружия губами. Перебирая болты она отделяла некоторые из них помещая в чехол и запоминая очередность в которой укладывала их. Состоящая из педантических привычек чуть более чем полностью Гудбранд обеспечивала себе полный успех.  Правда все это касалось только работы, в остальное время Астрид  не была похожа на человека который хоть сколько-то был бы приучен к порядку.
  Вопреки ожиданиям одежда не была черной, скорее грязно-серой с едва понятным, синеватым отливом. Первый ее слой состоял из слитного комбинезона который никоим образом не сковывал движения, но закрывал все участки тела. Несчастная, избитая образом вора маска на пол лица так же имелась, но при этом с прилегающим капюшоном напрочь прижимающим волосы. Обувь на мягкой подошве с отдельным пальцем, перчатки оснащены такой же защитой на ладонях, что бы лазая где-то не сорвать кожу с рук или чего доброго ногти. Спецполиуретан МБС,КЩС, антистатичная, износоустойчивая, с эффектом рассеивания электростатического заряда и тока.   На животе имелся плоский подсумок в которыом хранилось очень много нужных мелочей. Болты с разными насадками и функциями на бедре в чехле. Еще пара мелочей в облегающих нарукавниках, которые могли выполнить и защитную функцию при падении. Конечно же сейчас придется обойтись без капюшона, надев поверх всех этих приспособлений футболку, джинсы и ботинки большего нежели нужно размера. Рюкзак за плечами.  Астрид была готова, настолько насколько считала нужным. Потянувшись во весь рост она заткнула в уши  беспроводные наушники и отправилась на выход. Не стоит описывать как именно она добралась до места назначения, стоит сказать, что по земле, ногами и транспортом совершенно не привлекая ничье внимание самым посредственным видом одежды, что была поверх ее рабочей формы. А вот ближе к месту дела Астрид уже осталась в том виде, что требовала работа. Двигалась воровка быстро и бесшумно перекатывая стопы словно они были округлой формы, это и позволяло не быть медлительной.  Конечно же она готовилась заведомо к своему заказу, поэтому углы обзора камер знала  несколько лучше нежели сами охранники, ведь именно это было главным в профессии призрака и того факта, что его никто не видел предполагая, что это мужчина. Ведь только мужики хорошо делают подобные дела.  Шапка воителя воровке приглянулась, правда  сейчас она не была ее основной целью, может разве что на обратном пути.  Что бы не стряслось с трактором, его поломка лишь усугубилась после того как в гусенице оказалось несколько титановых шариков. Каждая секунда была на счету и Астрид скользнула тенью вдоль самого забора смещаясь от выхода прочь с очередным поворотом камеры. Все слепые зоны она изучала отдельно и даже ее тощие габариты подвергались весьма изрядным нагрузкам что бы влезать в отмеренные пространства.  Складной крюк с тонким, сверхпрочным тросом, вот что помогло преодолеть забор, а кусачки решили проблему проволоки после тщательного изучения на наличие в ней проводки с сигнализацией. Если ее не было, то все было предрешено, ну а если была, придется поискать иной путь.

+7

4

— Твою мать, — Феликс выругался и, раздосадованно хлопнув ребрами ладоней о руль, остановил автомобиль, вслушиваясь в прерывистый кашляющий рокот двигателя — не хватало ещё заглохнуть вот прямо сейчас. — Будь проклят тот день, когда я сел за баранку этого пылесоса!
Сложив руки на руле, мужчина упёрся подбородком в предплечья и уставился прямо перед собой, через мутное лобовое стекло наблюдая, как плавно опускаются на землю, переливаясь при ярком неоновом свете габаритов, крупные снежные хлопья, и вслушивался в ненавязчивую новогоднюю мелодию, тихо играющую из старенькой автомобильной стереосистемы. Кажется, песню исполнял кто-то из старых русских ретро-исполнителей — Феликс никогда не интересовался музыкой, тем более русской.
Просидел он так довольно недолго: уже скоро движок прочихался, и его кашель сменил ровный звериный рык, свидетельствующий о том, что до ближайшего внепланового техосмотра этот драндулетомобиль протянет.
Феликс облегченно вздохнул. Не хотелось портить себе репутацию отказом от задания из-за того, что в Москве не было знакомых толковых автослесарей, способных провести нормальный ремонт подержанного БМВ. Заказы от Интенданта всегда срочные, и этот не стал исключением. Выполнить его следовало до нового года, пока бдительность людей целиком занимает предпраздничная суета и мечты о светлом будущем, которое все никак не может наступить из-за непрекращающейся войны.
Зачем кому-то вообще мог понадобиться незавершённый проект протеза? Похоже, у Симаргл стали появляться радикально настроенные конкуренты.
Феликс заглушил мотор и осмотрелся по сторонам. Неприметный переулок, расположившийся в одном квартале от точки промежуточного назначения между двумя жилыми домами, на первых этажах которых находилось всё, от круглосуточного магазина до цирюльни, идеально подходил для того, чтобы припарковать свой неприметный автомобиль, на котором затем можно увезти награбленное прочь.  Убедившись в том, что вокруг никого нет и его никто не видит, Феликс нащупал выключатель над головой, притягивая к себе черную спортивную сумку с соседнего сиденья. Обитый натуральной кожей салон засиял ярким белым светом. Феликс расстегнул свою поклажу и перед ним предстало её содержимое. Не первый раз, впрочем — с самого детства, проведённое на утопающих в грязи и африканских беженцах улицах французской столицы, ему приходилось проявлять исключительную самостоятельность и ко всему грядущему готовиться самостоятельно. Никогда молодой вор не имел ни компаньонов, которые прикрыли бы спину, ни матери, что заботливо положит в рюкзак контейнер с едой, ни жены, поправляющей каждое утро галстук перед работой. Всё всегда приходилось делать самому. Иначе — не получается. Возможно именно из-за этого основополагающего принципа Феликс так и не смог обзавестись надежными друзьями тогда и сейчас. Он был свободен от уз крови. Не имея за плечами практически ничего, со временем Феликс превратился в того, кому нечего терять. И это осознание делало его самым свободным человеком, каким только можно представить брата нашего homo sapiens. Он был волен идти, куда захочет и когда захочет. Так дорога из жёлтых кирпичей привела его в Москву вместе с набором всех тех устройств, которые помогали ему проворачивать самые хитроумные кражи.
— Так… Фонарик, пояс с дымовыми зарядами и пластидом, мультитул… — поочерёдно извлекая своё оборудование из сумки, вслух перечислял Феликс, пока не запнулся на одной недостающей вещицы. — А где… Где детонатор?!
Порывшись в бардачке и заглянув под сиденье, Феликс обнаружил его на прорезиненном коврике внизу — пластид всегда был планом «Б» на случай, если ситуация выйдет из-под контроля, но вопреки всем киношным мифам без взрывателя это полезное вещество оставалось практически бесполезным. А столкнуться с этим в самом разгаре ограбления — значит не только отказаться от плана «Б», но и потерять драгоценные секунды, предназначенные для плана «В», который как правило подразумевал под собой полную импровизацию вплоть до сдачи в плен. Благо до такого пока ни разу не доходило.
Собрав эти и некоторые другие воровские пожитки, Феликс застегнул пояс и закрепил элементы экипировки на всевозможные крючки и паракордовые застежки. Не было в арсенале разве что огнестрельного оружия — Феликс был вором, а не убийцей. И это — другое его жизненное кредо.
Оставив автомобиль, Феликс закрыл двери одним нажатием кнопки на брелке и убрал в нагрудной карман тёплого чёрного свитера, после чего завернулся в недорогой холщёвый плащ с синтепоновой подкладкой, потуже опоясав себя — достаточная мера, чтобы не только не было видно профессиональных воровских фитюлек, но и чтобы морозный зимний ветер не продувал насквозь. В случае чего и не жалко — всегда можно бросить где-то по-тихому и сбежать. Вряд ли купленная в пригородном секонд-хенде одежда могла стать серьёзной уликой при полном отсутствии видимых отпечатков пальцев. Последним обязательным элементом экипировки стала мягкая сумка околоцилиндрической формы за спиной — достаточная для того, чтобы что-то вроде протеза могло туда уместиться.
Собравшись духом, Феликс вышел из переулка и оказался на широком проспекте, который не узнать было сейчас, особенно если уже доводилось видеть его в час пик. Немудрено: время позднее, выходные, да и праздник на носу, некуда людям спешит. В такое время разве что военную колонну можно встретить. Но в пределах видимости не было регулировщиков с оранжевых жилетах поверх военной формы. Зато грузовых машин с рекламой, размещённой на кузовах — хоть отбавляй. Часть, разумеется, скуплена министерством обороны. Нещадная агитация шла полным ходом вот уже несколько лет. С каждым годом всё новые и новые образы придумывали для военных Российской Империи и Евросоюза. И, конечно же, реклама политического курса. Вот только доверия этой рекламе у людей уже не было. Арест премьер-министра, стремительное восхождение националистов — социал-демократия в России слабела по часам. Страна уже давно превратилась в пороховую бочку. Осталось лишь дождаться того, кто подожжёт фитиль.
Феликс прошёл шагов сто прежде, чем свернуть в сторону плохо освещённых улиц с жилыми домами — спальные районы всегда были одним из самых излюбленных мест для прогулок. Веяло от них своеобразной душевной теплотой. От этих подъездов, припорошенных снегом лавочек и детских площадок, горящих жёлтым светом окон, среди которых уже было полным-полном тех, что мерцали всеми цветами радуги ёлочных гирлянд. Безлюдные улочки, как и всегда, встретили Феликса гостеприимным молчанием. Пять минут тишины, сопровождаемой отдалённым многоголосием клаксонов за километр отсюда, и вот он уже у места назначения.
— Так вот ты какой, — прошептал он, пряча лицо за высоко поднятый воротник. — Что ж, Интендант был прав — задание как раз по моей части.
Перво-наперво, Феликс начал внимательный осмотр места предстоящего действия. Словно чёрный кот, маячивший под дверью, он прохаживался вдоль высокого забора, перелезть который не привлекая лишнего внимания было невозможно. Не за что даже толком зацепиться. Значит, нужно использовать подручные средства. Будь улица хотя бы с односторонним движением, а сугробы на территории филиала поглубже — Феликс мог бы рискнуть и прыгнуть с пожарной лестницы, что тянулась по всему торцу ближайшего жилого дома. Но сейчас это превращалось в откровенное наплевательство по отношению к себе. Поэтому нет, исключено. Трактор, что стоял на этой улице, мог бы стать неплохим подспорьем, но тракторист, круживший вокруг него, как Золушка на балете, был свидетелем крайне нежелательным.
Возможно, рискнуть всё же придётся. Во время осмотра территории Феликс заметил, что один из фонарных столбов стоит достаточно близко к ограждению — можно попробовать закинуть на него петлю, зацепиться и взобраться по стене, закрепив верёвку на страховочный пояс, перерезать проволоку и забраться внутрь. Мысль хороша. Нужно только выбрать точку с наиболее плохим обзором со стороны и всё.
Такая нашлась аккурат за вторым поворотом. Феликс осмотрелся по сторонам и, натянув на нос маску из-под подбородка, наспех скрутил простенькую петлю из верёвки. Лазил он не впервые, так что в этой части плана был уверен на все сто. Сомнения были только в последующей — как всё успеть? Прицелившись, как следует, Феликс кинул моток верёвки наверх, стараясь учесть силу и направление ветра. Получилось, как ни странно с первого раза. Как следует натянув верёвку, он упёрся в решётку сперва одной ногой, затем другой. Благодаря имеющимся на толстых прутьях неровностями, Феликсу удалось не скользить, постепенно добирая и добирая нужную высоту, пока наконец он не достиг уровня колючей проволоки, где в дело уже пошёл мультитул с острозаточенными кусачками, способными прокусить проволоку толщиной почти миллиметр. Недолго провозившись, Феликс сдвинул последнюю преграду в сторону и наступил ногой на поперечную балку, аккуратно перелезая через сам забор, после чего с шумом бухнулся в сугроб и, отвязав от себя верёвку, занырнул в гору снега, пока что не спеша избавляться от своего плаща. Вглядываясь в темноту, Феликс внимательно изучил обстановку. От проходной его отделяло всего несколько десятков метров, но охранник и камера могли стать серьёзной проблемой. Возможно, стоило переждать, а затем взобраться на козырёк, используя настенный рельеф и дальше уже, как по накатанной, до первого безопасного этажа, но были ли здесь и другие пути?

Охранник лениво прогуливался по территории, изредка отсвечивая тактическим фонариком по сторонам. По его внешнему виду было понятно: работать сейчас ему лень, а ещё холодно — временами его походка напоминала скорее первобытный танец, чем ходьбу нормального человека. А потому и надеяться, что он кого-то может заметить сейчас, было бы странно. Такая вероятность, конечно, имелась, но... Да бросьте, вы сами-то в это верите?
А перед проникающими на объект, попадающий под вторую форму, стояла очередная интеллектуальная задача.
Можно было бы пойти напролом и, как хочет Феликс, забраться на козырёк, и оттуда попасть на один из этажей через какое-нибудь окно при наличии необходимого оборудования.
А можно было пройтись по территории комплекса, потеряв во времени, но отыскав какой-нибудь более безопасный путь. Например, им мог стать чёрный вход в центральное здание, которым пользуются охранники для того, чтоб выйти покурить и, как правило, никогда не закрывают дверь. При должной сноровке можно даже обойти и камеру видеонаблюдения, что стоит на пути к нему.


Проверки

Астрид. Скрытность.
[dice=11616-1:20:-2:17 и меньше - успех. Бонус за условия]

Феликс. Скрытность.
[dice=23232-1:20:-2:13 и меньше - успех. Бонус за условия.]

Феликс. Скрытность (Астрид)
[dice=27104-1:20:1:13 и меньше - успех. Штраф за условия.]

Астрид. Скрытность (Феликс)
[dice=30976-1:20:0:17 и меньше - успех.]

[sign]Art by AyyaSAP[/sign][icon]https://i.imgur.com/5aNQIEk.png[/icon][status]Le chat botté[/status][nick]Felix Blanc[/nick][fld4] [/fld4][fld1] [/fld1]

+7

5

Можно было себе сколько угодно представлять пластичную плутовку в облегающем костюме картинно преодолевающую препятствия с грацией кошки и как ремешки портупеи сжимаются  на теле когда она прогибаясь подлезает под лазерным лучом... Каким лучом? Что за пошлость, к счастью тут таковых пока обнаружено не было, в отличии от той самой игры, что раздосадовала мастера своего дела в лице Астрид... На деле, профессия вора обязала быть скрытным не столько из за  опасности предстать перед законом, сколько что бы уберечь самолюбие от побоев и вынужденных мер, которые применять приходилось чаще нежели хотелось.  Если бы хоть одна камера могла запечатлеть те позы в которых приходилось застывать Гудбранд для преодоления зоны охваченной их обзором, то  эту запись можно было бы считать секретным оружием. После просмотра этой кассеты зритель просто умирал бы от смеха, ведь пришлось  полежать вдоль забора,  медленно идти под камерой плавно следуя ее движениям, прям как медлительная воровка из дурацкой игры, висеть на руках прямо на кронштейне камеры, ведь самая слепая зона оказалась под ней. Вскоре эта часть плана была почти преодолена, напоминая детскую игру "Море волнуется" она  нагоняла смешки на уста воровки скрытые  маской.
     Итак, цель была близка, воровка застыла опираясь руками о стену здания, а ногами в  прилегающую, непонятную пристройку, планка на весу, правда зад пришлось отклячить вверх, что бы не попасть в обозрение. Вот что было высшим проявлением физической подготовки, лояльности и преданности  профессии,  но все же поджилки предательски дрожали от напряжения, стало не до ухмылок. В такие моменты она действительно завидовала человеку-пауку, ведь ей приходилось обходиться без супер-способностей, хотя кто-то не согласился бы с этим утверждением.   Последняя камера отвернулась, а Астрид спрыгнула оттолкнувшись ногами от стены и  перекатившись через плечо в слепую зону. Теперь она была у здания, но кое что привлекло ее внимание на миг. Сперва девушка подумала, что это идет охранник, но...
Воровка хищно ощерила взгляд  наблюдая за движением у стены. Мог-ли Феликс помыслить, что за ним наблюдают два  глаза изящного, миндалевидного разреза разных оттенков.  Астрид стояла в тени здания, ее тело мягко  обрисовало  бликом от фонаря, но к счастью это не раскрыло ее присутствия для конкурента, девушка скрылась за углом так же как и появилась.  Ей следовало поторопиться, ведь в этом месте мог оказаться только вор ее уровня, а это могло значить только одно. Дело значительно осложнялось... Сомневаться в том, что у них одна цель особо не приходилось, иначе накой черт нанимали именно Госта, скорее всего у них разные заказчики и кто бы мог быть этот парень? Довольно шумно выдохнув через маску Астрид  встряхнула руки разминая пальцы. Мышцы  горели, но все еще предстояло взбираться по стене со всеми ее выступающими  элементами лепнины. Не смотря на весьма очевидную опасность плутовка сделала свой первый прыжок хватаясь за карниз, весь ее вид говорил о том, что она именно форточник, а не медвежатник.  Более того, ее тело, габариты и физические силы не позволяли противостоять худо бедно толковым охранникам, особенно имевшим при себе оружие,  недооценивать кого-либо не входило в список ее качеств да и недостатков тоже.  Астрид могла похвастать отличной реакцией, ловкостью, скоростью, знанием множества болевых приемов и была способна сделать несколько вывихов оппоненту буквально в считанные секунды, попутно пересобрав кости в скелете его организма самым рандомным образом. В конце концов никто ее не видел и она собиралась дальше следовать выбранной тактике оставаясь призраком, никому не известным и не существующим нигде, кроме ее воображения и той одинокой действительности, что ее окружала.
Воры использовали одни методы и шли на перегонки по отвесной стене, Астрид не спешила открывать свое присутствие предпочитая оставаться за углом здания, но спешила вверх. Она догадывалась, что скорее всего ее конкуренту может понадобиться сместиться в ту часть здания, которую заняла она и ее акробатические, скрытные и прочие навыки в этом случае могут оказаться бесполезны, зато были у нее в арсенале другие способности и предметы способные решить подобную проблему.  "Торопиться надо медленно" напоминала она себе, когда нога едва не соскользнула с отвесной части орнамента, в голове роились мысли, они то и отвлекли. Старый кодекс велел не красть у воров, но соблазн уступить дорогу мужчине и обокрасть его после был очень велик.  Все же она не собиралась его недооценивать, если  он доберется первым, то пес его знает каким путем он пойдет обратно, быть может она и застать его не сможет. Хотя был и другой вариант, он вовсе мог тут быть за совершенно иной вещью.  Она чувствовала как азарт нахлынул всплеском адреналина пульсируя в солнечном сплетении.  Это было не в первый раз, когда она шла с кем-то на перегонки, но этого парня воровка не знала, это лишь подогревало ее стремление и намерения поскорее закончить с делом. 
  Все шло хорошо, словно обычные  ступени она преодолевала выступы поднимаясь все выше. Сердце отбивало ритм, а мышцы начинали гореть, глядя вниз приходилось вспоминать о том, что жизнь не бесконечна. Правда для Астрид это значило только одно- надо поторапливаться.   Карниз окна, она заглянула за стекло едва приподнимаясь.  Ряд окон простирался вдоль и  стоило выбрать наиболее удобное, желательно в каком-то кабинете,  где можно было  укрыться и  пройти по коридорам. Прижимаясь к стене она следовала под окнами опираясь мягкими подошвами о стену и выступающую лепнину.

Отредактировано Astrid Gudbrand (2019-04-06 03:06:33)

+7

6

Как там говорят? Темнота — друг молодёжи? Феликс, конечно, уже совсем не молодёжь. Но пока что темнота — его друг, товарищ, любовница. Капризная, непостоянная, но какая есть — в этот суровый век выбирать не приходится.
Дождавшись, пока охранник не будет смотреть в его сторону, Феликс осторожно выскочил из сугроба, внимательно глядя под ноги. Ему не первый раз доводилось работать в условиях снегопада: ещё во Франции, когда ударили неслабые морозы, он набил немало шишек во время проникновения в частные дома, когда хозяева вычисляли его буквально по следам. А сейчас Феликс был опытный и, несмотря на то, что охранник не выглядел как человек, сосредоточенный на своей работе, старался идти по протоптанной им же дорожке. Этот замёрзший бедолага едва ли станет всматриваться в отличия следов на снегу там, где их с каждым циклом маршрута, который наверняка не менялся, становилось всё больше. А если он ещё и верёвку найдёт, которую вор оставил на тот случай, если уходить с территории филиала предстоит через «вход», то проблемы будут серьёзные.
Забраться на козырёк было не очень сложно благодаря фигурным выступам на стене здания и о тому, что рядом с самим козырьком находился эдакий угловатый паз, стены сбоку которого в сечении напоминала зигзаг из той старой компьютерной игрушки, где в длинный стакан нужно закидывать разнообразные фигурки: квадраты, прямые линии и прочие фитюльки.
Прислонившись спиной к стене, чтобы исчезнуть из поля зрения охранника, когда тут будет возвращаться назад, Феликс посмотрел наверх и, убедившись, что может сильно не торопиться, оценил расстояние до козырька. Вроде не очень высоко. А там дальше — уже окна на подоконники. Повезло, что это здание не представляло какой-то большой культурной ценности для страны, и его не подсвечивали новогодней иллюминацией, как чуть ли не каждую вторую высотку в центре — тот же МГУ, например.
Собравшись с силами, Феликс подскочил и, оттолкнувшись от фаски фундамента, ухватился за ближайший выступ и подтянулся и, поменяв хват, уцепился за следующие уступ. Регулярные занятия на турниках на протяжение десяти лет давали свои плоды — сейчас Феликс мог достаточно долго висеть на одной руке, не испытывая ни малейшего дискомфорта. До книги мировых рекордов ему было ещё далеко, но для достижения успеха в своём ремесле — хватало с лихвой. Сделав ещё несколько повторений, Феликс стал осторожно переступать на край козырька, укрывшись на котором можно было получше присмотреться к стене и выбрать подходящий маршрут до нужного этажа. Самое главное — не промазать, а то ошибка может дорого стоить.
Дело в том, что в этом филиале все двери, ведущие на лестничный пролёт, имели электронно-пропускную защиту и магнитные замки. Ломать их было противопоказано, а пытаться бороться с информационной системой безопасности здесь обычному вору, который не особо сведущ во всех этих программистских делах — всё равно, что бороться с ветряными мельницами. А вылазить назад в случае ошибки — это потеря драгоценного времени, которое и так терять было нежелательно.
Оценив высоту, Феликс вздохнул. Лезть предстояло далековато. Где-то этажей через пять имело смысл даже закрепить страховочный крюк — грохнуться вниз и умереть накануне праздника не хотелось. Так что Феликс приготовил всё нужное ему оборудование и, скинув мешавшийся плащ, зацепился за ближайший уступ и начал своё восхождение наверх.
С каждым метром ледяной ветер, которого он совершенно не чувствовал на козырьке, не говоря уже о земле, кусал всё больнее за открытые участки лица — глаза, нижнюю часть лба, скулы. Словно путана, спешившая на вызов несколько часов по пустым заснеженным улицам, он проникал шаловливыми руками под одежду, оставляя на коже следы прикосновений в виде мелкой ряби, обуревающей тело скалолаза. В какой-то момент невольно подумалось о том, что остаться в ветрозащитном плаще и пожертвовать подвижностью было не такой уж плохой идеей. Так он всё равно рискует замёрзнуть раньше, чем заберётся наверх.
— Вот поэтому... Я ненавижу  работать в России зимой, — процедил он сквозь зубы, цепляя страховочный крюк к забетонированному пруту, торчащему между украшательств. — Грёбанный генерал Зима.

Если неприятность может произойти — она произойдёт. Закон подлости, что прячется в тени Госпожи Удачи, в эту ночь стоял на боевом посту. Когда Астрид собиралась совершить очередной рывок вверх, что-то пошло не так — нога соскользнула с заледеневшего карниза и девушка, теряя равновесие и концентрацию, сорвалась с казалось бы надёжного упора и, цепляясь, за что только можно, полетела вниз. К счастью, Госпожа Удача в эту ночь тоже не спала. Так что девушке повезло и попытки уцепиться хоть за что-то дали свои плоды — в какой-то момент ловкие пальцы смогли нащупать ровную твёрдую поверхность и зацепиться за неё, вот только подняться наверх и продолжить восхождение за протезом никак не получалось — высота уже была достаточно большой, а упереть ноги оказалось попросту некуда.


Феликс зацепил крюк и, убедившись в надёжности страховочного устройства, собрался лезть дальше. Медлить было нельзя: теплее не становилось, а карабкаться ещё прилично. Но не успел он преодолеть и метра, как где-то по правую руку, относительно недалеко, послышался какой-то треск и грохот, заглушаемый завываниями ветра. Феликс мог подумать, что это — всё навсего голуби резвятся. Но постойте, какие голуби ночью, да ещё и в такой мороз на высоте пятого этажа? Любопытство заставило Феликса остановиться, и он повернул голову, вглядываясь в темноту. Включать фонарик не стоило банально из соображений безопасности: это легко выдаст его и даже охранник, лениво гуляющий по двору, не может не заметить этого. Так что полагаться стоило лишь на своё собственное зрение, и...
Ему ведь не кажется, да? Феликс прищурился, всё ещё не веря своим глазам: в десятке метров от него, примерно на одном уровне, аккурат над противоположной стороне козырька, барахталось, зацепившись к стене... Тело. Мысли о том, что же это могло быть, пролетели в голове вора за считанные секунды: манекен для испытаний, резиновая женщина для постельных утех, человек начал встречать Новый Год с упреждением и ненароком вывалился из окна... Нужно лезть дальше и не обращать внимание, но что будет, если это тело сорвётся? Наверняка охранник внизу обратит на это внимание, да и в поле зрения камеры попасть может. К тому же, а вдруг это живой человек?..
Звеня железным кузнечным молотом воспоминания ударили в голову, возвращая Феликса в его юные годы.
Нет. Никогда. История не должна повториться вновь. Не здесь и не сейчас.
Недолго думая, вор временно прекратил выполнение своего задания. Длины троса хватит. Не может не хватить. Да и ползти поперёк, а не ввысь куда легче. Ловко хватаясь те упоры, которые подворачивались ему под руку, Феликс глаз не спускал с висевшего во тьме силуэта. Казалось, что сколько бы он не стремился к нему, тот так и не становился ближе ни на дюйм. В какой-то момент Феликс даже не был уверен, что хочет продолжать, но...
Вот он уже совсем рядом. Привыкшие к темноте глаза с лёгкостью распознают в силуэте живого человека, неведомым образом оказавшимся здесь. Кто это был — вопрос уже не такой важный. Отцепив трос, Феликс протянул его через один из декоративных элементов здания, красиво выступающим со стороны фасада. Зафиксировав длину, вор отцепился и, свесившись вниз, молча протянул руку вниз, чувствуя, как начинают пока ещё приятно забиваться мышцы ног и пресса из-за крайне неудобной позы, которую ему пришлось сейчас принимать. Хорошо, что у него были крюк и тросс, иначе Феликс даже и представить себе не мог, как можно было вытащить повисшего на выступе человека.

Проверки

Феликс. Успехи карабканья.
[dice=32912-1:20:0:13 и меньше - успех]

Астрид. Успехи карабканья
[dice=34848-1:20:0:15 и меньше - успех]

[sign]Art by AyyaSAP[/sign][icon]https://i.imgur.com/5aNQIEk.png[/icon][status]Le chat botté[/status][nick]Felix Blanc[/nick][fld4] [/fld4][fld1] [/fld1]

+7

7

Наверное напрасно Астрид взялась за задание в России, она совершенно не привыкла к подобной погоде, более того, тепла ее тела плохо хватало для обогрева подошвы и защиты рук. Она даже помыслить не могла, что  выручавшие ее многие годы накладки станут помехой сегодня.  Впрочем ничего критичного, ей просто надо поскорее оказаться внутри здания, пока не стало слишком поздно. Уступы один за другим попадали под узкие стопы девушки и она с легкостью перемещалась почти по отвесной стене.  Темноте Астрид не доверяла, особенно тем кто в ней мог быть, ведь она одна из наполнения той самой темноты... Ее любовница была куда более непостоянная, госпожа Удача была капризна и требовательна. Ее пути были куда как более неисповедимы нежели господни, вскоре Гудбранд смогла в полной мере насладиться ее выкрутасами. 
Не то она была плохой девочкой весь год, не то просто стечение обстоятельств в  новогоднюю ночь, но плутовку буквально захлестнуло волной злоключений. Только она хотела закрепить трос страховки, как  тот просто выскочил из ее руки, самое страшное было то, что внизу шел охранник и каким-то чудом, проявив  весь  потенциал молниеносной реакции и гибкости Астрид носком  подцепила злосчастный трос не дав ему упасть, но вторая нога соскользнула  с выступающего орнамента лепнины  вынудив плутовку испуганно вскинуть брови. Ее рука  взмахнула в воздухе в инстинктивной, но тщетной попытке удержать равновесие. Организм ошибся, это совершенно не того рода падение. Правая рука не подвела, но  не обладающая большой физической силой Астрид осталась висеть и чувствовала, что на то что бы выпутаться из этого дерьма у нее есть не более пяти минут, а быть может она себе польстила и их дай бог три, на таком морозе и стремительно ослабевающей и мерзнущей руке.
Тишина, она просто прикидывала как бы ей так вернуться к выступающим  орнаментам, трос на ноге мешал двигаться.  Вот бы ей сейчас под руку что-то надежное и желательно теплое, что бы полеуретан перчаток приобрел былую цепкость и гибкость. Даже Астрид не могла представить что ее ждет, она ни разу в жизни ни на кого не положилась, у нее не было близких, да и далеких тоже не было, она сама себе была   Призраком, секретаршей, бухгалтером и всем прочим, только удачу она считала своей верной спутницей по жизни.  По сложившейся ситуации легко было  поставить философскую задачу. 
Рука появившаяся в поле зрения буквально шокировала незадачливую воровку, казалось, что все несчастья за весь путь успешной карьеры решили настигнуть ее в один день выдав ошеломительный откат.  Сто плетей от  ее госпожи фортуны по самолюбию, именно так это ощущалось для помешанной на контроле за ситуацией Астрид, которая оказалась в совершенно уязвимом состоянии. В довершении всего удача пришла к ней в этом облике? За что вообще, что она такого сотворила в этой жизни, что ей протягивал руку помощи другой вор, ее конкурент, это был уже буквально нож под ребро... Но рука выглядела крепкой и надежной, а ее стремительно замерзала и ослабевала заставляя пальцы неметь.  Феликс мог увидеть как глаза плутовки обреченно закатились, кажется она совсем была не рада своему такому спасению, но это только на первый взгляд.  Девушка ухватилась за него, тонкие пальцы обвили ладонь перенимая тепло и полеуретановое покрытие лишь помогало усилить сцепление компенсируя  нехватку физических сил. В глубине души она позавидовала, трудно  было преодолевать подобные препятствия,  хоть она была ловкой и быстрой, гибкой, она не могла долго удерживать вес или замирать в статике.
Тишина, все было окутано ей и никто не стремился нарушать очарование момента. На что рассчитывал Феликс подав воровке руку?  Хотел ли он спасти ее или очистить свою совесть? Астрид предпочитала думать в пользу второго варианта, так ей жилось проще, думая так, ей было легче совершить задуманное.   Ее вес оказался плевым, аккурат таким который нужен что бы быть первоклассным акробатом и форточником работающим в одиночку и она помнила кто она такая, голову терять было не в ее духе.  Все еще удерживаясь за руку вора Астрид подкинула носком трос и поймала его второй рукой, словно все происходящее было самым нормальным развитием событий и они вообще работали в паре.  Едва-ли к этому моменту у Феликса остались бы сомнения на предмет деятельности девушки, что было очевидно по ее одежде и тем формам, что ткань принимала на теле.  Незнакомка подняла взгляд к своему спасителю чуть смежив веки для насмешливого прищура, было в ее глазах что-то такое... Похожее на сожаление, она заставит его пожалеть о содеянном, что бы неповадно было, что бы не  тянул свои руки куда не прошено, в жалости она не нуждалась, но проклятый инстинкт самосохранения вынудил ее уцепиться за него мертвой хваткой и за это он тоже заплатит. Она вор, лучший чертов вор, станет ли ей легче если она поступит  не так как того требовала ситуация. Не поблагодарит его, оставит позади с носом вместо чего-то что было бы более правильно. О да черт подери... Никакого облегчения или благодарности, она же не кисейная барышня нуждающаяся в чьей-то опеке, именно этим она будет утешать себя после, он сам виноват. Ноги плутовки выпрямились и она качнула ими что бы придать телу инерции, еще раз, к черту страховку, она Астрид Гудбранд и этот парень пожалеет, что повстречал ее. Очевидно, она не собиралась ждать когда он ее поднимет, это была непозволительная трата времени. Ей еще задание выполнять надо.
   Едва-ли Феликс мог ожидать, то, что она сделала.  Когда полета ног хватало для сгиба, она просто закинула ноги вверх и обхватила его торс бедрами ловким приемом освобождая свою руку. На миг они оказались лицом к лицу и плутовка скрытая за полумаской, указательным пальцем щелкнула его по носу чуть качнув головой, поправила его волосы чуть вылезшие из под маски, но на этом нежности кончились совершенно.
Так ей было легче пережить случившееся,  ее уязвленная гордость ныла меньше получив местную анестезию из надменности, смотреть ему в глаза дольше  десяти секунд она не намеревалась, с совестью она договорится позднее, пусть он лучше ее ненавидит. Ей очень надо было торопиться, поэтому воровка использовала его буквально как ступень...  Будучи более мелких габаритов нежели мужчина она  изогнулась хватаясь за его же трос и отпустив  ноги направилась вверх используя его снаряжение. Он сам поместил себя в эту дурную позу что бы спасти ее, теперь плодами своей деятельности он мог насладиться в полном объеме...  Гудбранд чуть опустила голову и молча отсалютовала насмешливо благодаря его доброту которой она не заслуживала совершенно по ее собственному мнению.
Задание, вот на чем стоило сосредоточиться, да и на второй акт доброты после этих выкрутасов рассчитывать совершенно не приходилось, чем быстрее она смоется тем будет лучше. На сантименты времени не было, но стоило отметить, его страховку она не повредила, что  сама же расценивала как дурость и непрофессионализм. Все же было в ней что-то, что заставило бы ее сделать все то же самое для попавшего в беду и как же она сильно это ненавидела в себе...

+7

8

Всё произошло быстро. Слишком быстро. Феликс, до последнего не понимавший... Даже нет: не способный поверить в такое стечение обстоятельств, ощутил крепкие, но ничуть не согревающие объятия, а затем полетел вниз вверх тормашками. Кровь резко ударила в голову, сердце забилось быстрее, уходя в пятки, отчего в глаза резко потемнело. Высота, несмотря на то, какими особенностями была наполнена жизнь Феликса, всё ещё оставалась его одним из самых слабых мест. Он умело проникал куда угодно, используя различные уловки, уговоры. Феликс всегда считал, что для вора главное — его техника. И высота оставалась единственным так и не покорившемся ему испытанием не прочность. Наверное, он и сам в этом виноват — в том, что бежал, бежал прочь, без оглядки, без борьбы, без малейшей попытки совладать с нею. Он не боялся высоты, нет. Это не было похоже на страх, а скорее на то, как ты хочешь, но не можешь подойти к девочке, которая тебе нравится, и позвать её погулять. Не из-за страха. А из-за чувства неопределённости. Неготовности её разрешать. Будь Феликс математиком — справился бы на ура. Но, увы, не сегодня, а как-нибудь в другой раз.
Он не успел осознать то, что произошло. Не чувствовал ни щелчка, ни того, как его телом нагло воспользовались для того, чтобы забраться наверх. Поблагодарить что ли за то, что трос оставили целым? Обойдётся.
Сознание приходило в норму, а кратковременная память, как старинный кинопроектор, восстанавливала случившееся на этом злосчастном козырьке. Вот он отважно пробирается к краю, прикрепляет трос, наклоняется и...
Феликс не может поверить в то, что произошло. Нет, не так: в происходящее. Сейчас до него начало доходить: повисший на козырьке человек не был резиновой женщиной или пьяным инженером. Это был вор. А точнее — воровка. Пелена проходит, одна темнота уступает место другой, а трезвый ум наполняет злость и обида.
Да как она вообще посмела? Феликс сжимает зубы. Из положения нужно было выбираться.
— Не беременность, но тоже неприятно, — сквозь зубы прошипел Феликс и, уперев ногу в низ козырька, потянулся вверх, чувствуя, как болезненно ноют мышцы пресса, а затем ухватился руками за трос. — Вот же сучка, а!
Помогая себе уже обеими ногами, вор кувыркнулся, переворачиваясь в воздухе и принимая правильное вертикальное приложение, стараясь не упасть снова и мысленно благодаря архитектора, ответственного за проектировку этого здания: если бы не эти декоративные элементы, которыми был испещрен весь фасад, это восхождение наверх вообще могло стать невозможным. А пока история была на стороне Феликса — всё, что угодно оставалось возможным.
Оттолкнувшись, Феликс поднял взгляд. Пушистые хлопья засыпали лицо, оставляя на ресницах быстро тающие крупицы снега, а ветер продолжал и продолжал отпускать морозные колкости в ответ на любые попытки продолжить путь наверх. Но отступать было нельзя, и с этой лестницы в небо Феликс сходить не собирался — слишком далеко забрался, чтобы отказываться от злата, в чертогах господа сияющего. И пусть говорят, что бояться нужно богов, дары приносящих.
Феликс не собирался принимать их дар. Он планировал забрать его. Забрать так же, как Адам и Ева украли яблоко с Древа Познания. Как Прометей похитил огонь у Зевса и подарил его людям.
Он не остановится, кто бы не стоял на его пути.
Подталкиваемый подступившей к глотке злостью, Феликс прищурился, разглядев мельтешащий далеко наверху силуэт. Щёлкнув крюком, Феликс высвободил страховку из-под бетонной вязи и затем прицепил её заново, стремительно продолжая карабкаться наверх.
Кто бы ни была эта плутовка, столь хитрым способом сумевшая обвести его вокруг пальца, он её непременно догонит. И обязательно заставит дать ответы на все возникшие в последние несколько минут вопросы.

Путь наверх был долог, но Астрид сумела воспользоваться преимуществом и ловко оторвалась от преследования Феликса, гораздо быстрее него достигнув нужного этажа. Сейчас перед ней находилось наглухо закрытое окно, по ту сторону которого раскинулся длинный совершенно не освещённый и абсолютно пустой коридор. Вдоль него, выстроившись по стенке, как солдаты на плацу, можно было заметить силуэты множества одиночных и двустворчатых дверей, находившихся уже в небольшом углублении, тогда как по центру расположился Т-образный перекрёсток, за угол которого уползал холодный полумрак российского НИИ.
Где-то на этом этаже и располагалось то самое помещение, в котором под надёжной охраной системой расположилась цель поисков обоих воров — протез ПБ-1П. И среди всех дверей, на каждой из которых была прибита пояснительная золотистая табличка с выгравированной на ней фамилией или названием, нередко принимающим совершенно невообразимые сокращения в виде крупных многозначительных аббревиатур, предстояло отыскать нужную: «Научно-Техническую лабораторию №1». Единственную на всю этаж и весь филиал, так что если Астрид и ошиблась, то только этажом. Вот только она знала точно, что ошибки быть не может, и всё тут.


Проверка

Астрид. Поиск лаборатории. [dice=23232-1:20:0:15 и меньше — успех]

[sign]Art by AyyaSAP[/sign][icon]https://i.imgur.com/5aNQIEk.png[/icon][status]Le chat botté[/status][nick]Felix Blanc[/nick][fld4] [/fld4][fld1] [/fld1]

+7

9

Уже пробираясь вверх  Астрид обнаружила, что произошедшее ее так сильно взбесило, что ей стало совсем не трудно карабкаться дальше, а мысль о том, что ее страховочный трос убран вовсе отошла на второй план. Наверное со стороны она выглядела как остервенелая, безумная психопатка которая специально все подстроила. Вообще, воровка придерживалась принципа "Что бы не случилось, делай вид, что так и было запланировано".  Снег- вот что ее действительно огорчало, но даже он не помешал ей достигнуть своей цели.   Она точно знала, что разозлит своего спасителя-конкурента, это было как ее преимуществом  так и уязвимостью, недооценить кого-то не хотелось, вдруг он из тех кто не побрезгует убить и это могло означать очень большие проблемы, ведь все ее оружие было весьма условным.
Еще одна проблема заключалась в ее легенде, а точнее тому насколько стремительно она таяла, словно снег в горячей руке, что не так давно сжимала ее руку. Воровская сеть работала таким образом, что даже если ты призрак и одиночка кто-то да знает кто кого куда нанял и Астрид было совсем не с руки, что бы кто-то узнал ее маленькие секреты. Ее полностью контролируемый мир рушился, это ввергало в шоковое состояние, слишком резко, слишком нелепо.  Призрак оказался женщиной, если не сказать девушкой, вместо легендарного дядьки.  Некогда было думать о том как заткнуть рты, а может всего один... Доделать задание,  вот, что было в приоритете.  Гудбранд знала, что рано или поздно тайное станет явным, но не так, не когда ее кто-то спас да еще как принцессу.  Рука ощущалась словно заклейменая и чужая, хотелось снять перчатку и мыть ее раздирая кожу до крови лишь бы избавиться от этого чувства, но плутовка знала, не поможет, совесть уже начинала стонать как открытая рана. "Ну не убила же я его!"
Вор-одиночка это особое состояние души, разума и восприятия, жажда владеть всем единолично, но для Астрид в этом было нечто большее. Ей удалось переключить внимание вора на свою персону внеся смуту, она точно это знала, каждый вор слишком горд и такого обращения не потерпит. Она легко поймет, если он сломает ей ноги за то, что она полезла  через его голову, да что уж там, прямо по ней прошлась, но и он в долгу не остался.  Лучше бы им больше не пересекаться сегодня, а быть может и никогда, свои ноги Астрид очень любила и пока они ей были нужны... "Наивный идиот..." в сердцах подумалось воровке. Правда эту сторону мыслей пришлось отсечь словно пораженную гангреной плоть, в противном случае о успехе операции можно забыть, но проклятущая рука словно погружена в душный, согревающий нарукавник и не смотря на  ткань костюма и защиту, факт спасения отдавал фактически физическим дискомфортом.
  Тихие шаги, чуткий слух, компактный тепловизор позволил оценить примерное положение тел в пространстве и осознать где следует быть наиболее осторожной.  Призрак был материален, видим и к сожалению осязаем, поэтому камеры попросту  просматривались при помощи разных приспособлений среди которых было самое банальное зеркальце что бы с безопасного угла просматривать пространство. Это отнимало не мало времени, но это требовалось для того что бы остаться призраком. Тем более плутовка знала, что все время ее на этой земле. Зато между точками  Астрид перемещалась быстро и бесшумно, периодически она посматривала в тепловизор, что бы не оказаться в опасной близости от конкурента.  Может она сегодня и была неуклюжей, но дурой не стала, он теперь был готов к тому, что он не один. Более того, Астрид точно знала, что слабее и единственный ее шанс это опередить его и слинять во тьму российских улиц. Конечно же  и схватка могла состояться, наверное Астрид даже причинит массу дискомфорта, оставит на память синяков и вывихов. Может ей удалось бы зарядить прямым, резким ударом в болевую точку и вырубить его на пару минут, но подобное почти невозможно без эффекта неожиданности, а он был утерян, правда было у нее еще кое что о чем пока рано упоминать...
Буквы русского алфавита это нечто особенное, стоило сказать, что Гудбанд знала языки поверхностно и углубляла знания исключительно по необходимости.  Потому в данный момент времени она худо-бедно смогла найти то что искала, но не сказать, что это далось легко. Еще честнее было бы сказать, что ей просто повезло, отвлеченная случившимся конфузом и всей кутерьмой она буквально наугад определила нужный кабинет, все еще ощущая, что не контролирует ситуацию полностью. Как же это ее выводило и бесило... "Хватит" проговорила она сама себе строго, внимание все еще не фокусировалось до единой точки, словно муха теперь летает над ухом жужжа и перетягивая внимание и за это ее хотелось прихлопнуть...

+7

10

В голове Феликса всё перемешалось. Шаг за шагом, дюйм за дюймом он, как восходящий на вершину Эвереста альпинист, рвался к своему рекорду и думал, думал, думал... Как такое возможно? Ветер продолжает назойливо лезть под одежду, пытаясь отвлечь от всего, что было действительно важно. Пока Феликс взбирался наверх, не особо различая, где сейчас находится его новоявленная бесцеремонная соперница, перебрать он успел практически все реальные и не очень варианты. Является ли её целью тот же протез, за которым охотится Феликс? Он не знал, ведутся ли здесь ещё какие-то разработки, но что-то внутри очень настойчиво и упорно пыталось сказать о том, что ничегошеньки больше тут нет. И если это так, кто мог её нанять? Феликс впервые в жизни пожалел, что никогда не крутился в кругах особо известных криминальных авторитетов Европы, чтобы разбираться во всех тонкостях их взаимоотношений. В это непростое время, когда человечества стоит на грани, каждый из них хотел занять своё место у ног сильных мира сего, и скорее всего этот заказ — результат работы спецслужб нескольких стран. Мог ли организовать такую подставу сам Интендант, чтобы перестраховаться? Да к чёрту, исключено! Такая нездоровая, нездоровая конкуренция только мешает выполнению дела. Что будет, если в процессе погони они увлекутся и их засекут?
Или всё-таки мог?.. Но зачем Интенданту лишний риск? Он что, решил подработать его брачным агентом? Очень смешно.
— Да не он это, — как бы убеждая самого себя, уверенно рявкнул Феликс, пропуская трос под арматурой, а затем оттолкнулся ногами и ухватился за карниз.
А кто тогда? Не может же быть так, чтобы эта дата стала всего лишь дурацким совпадением? Феликс во всё это не верил. Случайность — это не про него. Но, видимо, у него какая-то особенная карма, раз он так привлекает к себе неудачи, из которых раз за разом приходится выпутываться.
Не зря в среде своих заказчиков он прославился как Чёрный кот. Попадать в полную задницу и уметь из неё выкрутиться — вот за что его так прозвали. Сколько раз Феликс находился в шаге от грандиозного провала, столько раз он сумел этого провала избежать.
Так или иначе, но спустя несколько этажей идеи исчерпались, как и его дыхалка. Он остановился и, подцепившись тросом к кольцеобразной декорации в углу, замер, повис, переводя дух. Фасад выглядел достаточно крепким. Феликс неоднократно слышал о том, как хороши российские архитекторы — даже декоративные элементы они проектировали на совесть. Глядишь, кто-то может и рискнёт воспользоваться ими заместо пожарной лестницы. Легендарная русская смекалочка не переставала удивлять вора своей исключительной своеобразностью: не зря бывалые знакомые вояки из стран ближнего зарубежья говорили, что на каждую военную хитрость русские ответят непредсказуемой глупостью. Но так это или нет — возможности убедиться Феликсу пока не предоставлялось. Да и не хотелось, если честно.
Когда дыхалка восстановилась и лёгкие перестало жечь напалмом, будто после первой сигаретной затяжки в восемь лет, он отклонился и взглянул наверх, прикрывая лицо от летящих в него воздушных снежных хлопьев. Незваной оперницы уже и след простыл, так что наверху ожидало лишь несколько этажей, а за ними — чёрное свинцовое небо, облака которого утопали в отражении сияющей во тьме Москвы. Медлишь, медлишь, Феликс! Нужно спешить, пока она не добралась до цели первой. С этой мыслью он полез дальше, чувствуя, как усиливается трение троса и его начинает тянуть. Благо, до верхотуры осталось ещё совсем чуть-чуть...

А пока Феликс суматошно карабкался, борясь с разгулявшейся непогодой, Астрид вовсю возилась с замком. Впрочем, то ли это слово — возилось? Ловкие пальчики молодой воровки норовисто справлялись с простым механическим замком, который оказался вскрыт буквально через минуту после того, как нужная дверь была обнаружена ею. Поворот отмычки, щелчок и длинная прямоугольная ручка поддалась. Вперёд и с песней?
Специально или нет, но дверь — старая, какие можно было встретить в доисторических НИИ разве что в начале нулевых, скрывала за собой много интересного. Сим-сим, откройся. И вот врата впускают Астрид в свою обитель — широкую хорошо освещённую комнату, в центре которой находился хорошо освещённый с помощью подпольных ламп застеклённый пьедестал, где на вытянутой подставке в специальных пазах, как на стендах ритуального восточного оружия, находился он — искомый миоэлектрический протез руки ПБ-1П, представлявший собой кисть, с помощью крупного шарнира, присоединённого к предплечью. Да вот только этот протез — не единственное, что находилось в этой просторной комнате, заставленной всевозможным оборудованием и различными чертежами. Благодаря тепловизору и тому, что он способен хорошо улавливать инфракрасное излучение, Астрид смогла разглядеть, что практически всё пространство помещения было изрешечено множеством мерцающих лазеров. Не нужно быть семи пядей во лбу, чтобы понять: заденешь этот лазер — станет очень худо.
Тем не менее, предварительная оценка свободного пространства предполагала возможность проникновения через эти лазерные лучи для человека, обладающего должной сноровкой и опытом.


Проверка

Астрид. Взлом двери.
[dice=1936-1:20:0:15 и меньше - успех]

[sign]Art by AyyaSAP[/sign][icon]https://i.imgur.com/5aNQIEk.png[/icon][status]Le chat botté[/status][nick]Felix Blanc[/nick][fld4] [/fld4][fld1] [/fld1]

+7

11

Кто ее конечный заказчик, даже сама Астрид не знала, но по ней- хоть сам дьявол ищет себе костыль, она достанет хоть из рая.  Ее работа была щедро оплачиваема и не только деньгами в случае успеха, а иного исхода допустить было нельзя.   Те ощущения, что накатили  на сознание, когда она наступила на самолюбие коллеги, их ни с чем было не спутать, но... Воровка давно не чувствовала себя живее, словно получив разряд током и плевать, что ноет и болит чертова совесть, важно было лишь то, что она все еще подает признаки жизни, она жива и не зря дышит. Конкурент следует по пятам, она это точно знала отпирая замок искомого кабинета.  То, что Астрид увидела в тепловизоре заставило ее буквально завыть.
-Лазеры, вы серьезно? Лазеры...Гребаные лазеры.- Процедила через зубы девушка, неожиданно ее заставила усмехнуться шальная мысль. Феликс был крупнее и если у нее был шанс просочиться, то мужчине неизвестно как придется ужать себя, хоть он не был здоровяком.  Правда ждать не хотелось совсем, как и проверять свои смелые теории на его счет. Ей было достаточно того, что нашлись те, кто счел его равным ей, а это значило только одно...   
Сегодня все шло через задницу, новогодняя ночь была наполнена чудесами витающими в воздухе и определенно некий черный кот перешел ее дорогу. Она пожалеет о своем неверии в приметы, он пожалеет, что повстречал ее, помешал ей жить как она привыкла. Не стоило-ли ей свернуть когда  она едва не сорвалась с козырька? Играет-ли с ней злой рок? Пусть играет, он подавится и проиграет... Астрид чувствовала, определенно не ее день, не ее ночь, но отступать было не в ее духе, более того, происходящее лишь подстегивало.  Трудности ей были необходимы, она выполняла и более безумные заказы. Почему же сейчас надо было бы отступить?  Глупое решение, поначалу все шло словно по маслу. Закрепив все оборудование  весьма материальный призрак двинулась под первый луч.
Гибкое, миниатюрное тело изящного склада без труда преодолевало сетку лучей, но это чужеродное чувство. Она вновь ощутила как раздражает и отвлекает внимание, рука становится совершенно чужой заставляя локоть подогнуться и расплата была незамедлительной. Мгновения было достаточно,  бедро скользнуло по невидимой нити заставляя сработать сигнализацию.  Астрид же подскочила игнорируя теперь уже не опасную сеть и резко извлекла ручной арбалет заставляя расправиться его  древко и вкладывая болт единственно верный при обнаружении ее персоны.  Весьма вовремя, главное было успеть, правда вместо охранников... Девушка присвистнула. Поднялись турели, послышались требования очухавшихся охранников по громкой связи. Ночь становилась все интереснее и увлекательнее. Чем бы ни были начинёны турельки, плутовке уже окончательно снесло крышу. Зрачки расширились от адреналина, протез был буквально в двух шагах. Весь ее мир сузился до единственной точки, даже если ее прошьет насквозь, она унесет заказ.
-Встаньте на колени и заведите руки за голову, иначе мы открываем огонь на поражение!- Астрид же была иного мнения и стоять на коленях в ее планы не входило совершенно, точно не в этой жизни.  Ночь летела в тартарары, затвор щелкнул, болт вылетел разбиваясь об кафельный пол и дым  быстро заполнил пространство поднимаясь пушистыми клубами. Все что осталось увидеть незадачливым охранникам как хрупкая на вид тень метнулась к образцу. Очередь выстрелов послышалась в помещении, из двери повалил дым. Наверняка тот кто остался в лаборатории был уже мертв. Если Феликс застал всю эту фиерию скрытности и безумия, то лучше ему было драпать, ведь Астрид выжила... Плутовка вылетела из  толщи дыма цепляя за собой серые ленты скручивающиеся полупрозрачными, серебристыми завитками. Ее толкнуло вперед несколькими травматическими пулями, ногу, руку. Было видно как дернулось ее тело от выстрелов, в довершении всего она влетела спиной в стену не рассчитав угла побега пытаясь избежать новых пуль и уберечь заказ. Остатки дыма картинно покинули одежду когда произошло столкновение ее далеко не самого крепкого тела со стеной, словно пыльный мешок врезался в твердую поверхность. Протез был закреплен спереди в сумке, плутовка кувыркнулась в сторону раненым зверем  схватив ногу пальцами и сжимая до  онемения и жмурясь от боли так, что ресницы намокли от слез, а из губ невольно вырвался протяжный стон. Что же, протез у нее, она не выплевывает свои органы, но это не точно. Пули оказались не боевыми, госпожа удача точно хотела что бы плутовка выжила вновь и по полной насладилась своим "везением". Как все это вообще стряслось? Какого черта все идет через такую задницу, уж не ловушка ли все это для Призрака?  Астрид под маской нашла сил ухмыльнуться не без горькой иронии, боль была невыносимой, казалось, что еще немного и что-то под кожей лопнет, так и было, капельки пота стекали по вискам  на скулы и впитывались в маску. Гематомы  налились кровью от множества разбившихся капилляров и сосудов грозясь прорвать кожу и спустить давлении. "Плевать..." Из нарукавника была извлечена капсула и мгновенно разжевана.
Кто сказал, что наркотики это плохо? Тем более совсем чуточку, просто что бы иметь возможность двигаться, ведь это было чертовски больно, намного больнее нежели могло понравиться этой отбитой на всю голову, лазающей без страховки девке.  "В меня стреляли!". Оправдалась она перед собой, Гудбранд впервые применяла допинг и сочла его наконец не лишним в арсенале. .  Астрид тяжело вдохнула, крылья ноздрей затрепетали, а губы приоткрылись мгновенно пересыхая под маской.  Следовало осторожнее относиться к допингам, особенно с ее разбитым сердечком, но сегодня случай был настолько осбенным, что она ощущала себя белкой в мясорубке. Воровка не думала ни о чем конкретно, зрачки расширились скрывая факт гетерохромии и оставляя глаза буквально черными, но это не на долго.  Тепло разлилось по телу отсекая боль, ей казалось, что все это заняло секунд десять, но на деле не прошло и двух. Особенности допинга были не только хорошими, но к счастью сейчас думать об отходняке не приходилось совершенно. Астрид огляделась, все стало немного медленнее, в глазах пульсировало. Настала пора уносить ноги, все получилось настолько насколько было вообще возможно, осталось не оплошаться еще больше, кого ей надо было  покалечить за все что случилось?

Проверки

Преодоление первой части лазеров. Успех 15 и меньше.
Details:[1D20 (17)]
Обстрел из Турелей. Успех 15 и меньше избежать травм.
Details:[1d20 (20)]

☘ музыка к посту.

Отредактировано Astrid Gudbrand (2019-04-10 18:00:22)

+7

12

Наконец!
Тяжело выдохнув, Феликс напряг мышцы и сделал последний рывок, точно марафонец за триста метров до финиша, преодолевая дистанцию, отделяющую его от победы. И вот, казалось, он уже готов упасть, рухнуть в объятия ликующей толпы и поднять над головой кубок победителя, но... Но Феликс не был марафонцем, а эта гонка ещё слишком далека от завершения, особенно для него, ведь умеющий выкрутиться из самой страшной переделки вор, никогда не сталкивался с конкуренцией такого вида, и теперь отставал от своей соперницы как минимум на один круг.
Иногда очень полезно мыслить аналогиями. Помогает расслабиться, если под рукой нет алкоголя.
Впрочем, во всём есть свои плюсы. Феликс был холериком, но при том при всём почти всегда сохранял оптимизм. Когда-то давно в детстве его отловили военные в пригороде Парижа — один уважаемый бандит с южного Менильмонтана буквально страдал от несправедливости окружающего мира, и хотел получить пропуск одного заведующего провиантом, чтобы толкнуть еду нуждающимся горожанам куда-то в Северную Африку. В тот день Феликса привязали к дереву, высекли ременными бляхами, а затем так и оставили торчать вверх тормашками на толстой сосновой ветви. Будучи юрким пацаном, он смог вырваться из петель, да и сами вояки не особо хотели его привязывать, а домой из лесной глуши вернулся по следам в снегу, которые солдаты и не думали за собой заметать.
Так и теперь Феликс умело подстраивался под ситуацию и, как гружённый углём товарный вагон поезда, резво скользил за юрким паровозиком в облегающем костюме.
Здесь — следы её ног. А вот тут она карабкалась по карнизу, после чего пробралась через окно в тёмный коридор. Всё настолько просто, что даже скучно. Но Феликс, как никто, понимал: самое весёлое его ждёт впереди. Нельзя позволить ей завладеть протезом раньше него. Интендант за проваленное задание спасибо не скажет. Впрочем, Интендант и делал расчёт на то, что вора будет два... Разумеется, если во всём этом на замешано теневое правительство во главе с вольными каменщиками.
Прильнув к стеклу, Феликс попытался на слух определить, что происходить в коридоре, но из-за завывающего в вышине ветра, от всякого дуновения которого, будто бы от прикосновений могучего Атланта, тело начинало покачиваться из стороны в сторону, да и пальцы, несмотря на утеплённые перчатки, уже закоченели, норовя вот-вот превратиться в десяток звенящих ледышек.
Воспользовавшись любезно предоставленным неизвестной воровкой проходом, Феликс немного неуклюже пробрался внутрь и, сгруппировавшись, соскочил с широкого подоконника на пол, звонко ударяя подошвой о пол. Замер, притих, вслушался в тишину и, стянув с пояса небольшой футляр с окулярами на ремнях, натянул его на голову, прочно закрепляя устройство на затылке. После этого он опустил окуляры на глаза и повернул выключатель на футляре сбоку. Изображение замигало, выравнивая световой спектр. Тёмный коридор преобразился, заиграв успокаивающими бледно-зелёными оттенками, предметы стали приобретать нечёткие очертания.
В целом то был вполне обыкновенный коридор типичного НИИ, коих Феликс повидал за свою жизнь не так много, но вполне достаточно, чтобы сравнивать. А потому медлить он не стал. Пока он забирался на этаж и настраивал свой ПНВ, конкурентка могла не только обойти его, но уже даже возвращаться домой, неся за плечом добытый трофей.
Особо выбирать не приходилось: позади — выход на лестницу, попасть куда можно только приложив электронный пропуск к валидатору, впереди — тоже, а вот сбоку...
Не успел Феликс сделать и шагу, как вдруг помещение разорвал протяжный тревожный звуковой сигнал. В коридоре, как по волшебству, зажёгся свет, а под потолком замигали проблесковые маячки. Феликс дёрнулся и невольно поморщился, рефлекторно прикрыв уши руками. Звуковой сигнал пожарной тревоги везде и во всех странах звучал одинаково противно, вызывая чувство дискомфорта и желание поскорее покинуть помещение. Иногда тревога срабатывала случайно, один раз — вполне справедливо. Но чаще всего Феликс слышал её тогда, когда использовал для прикрытия, дабы слиться с толпой и незаметно покинуть место преступления.
Но сейчас он покидать место преступления не собирался, покуда само преступление ещё не свершилось... Или свершилось?
— Твою мать! — выругался Феликс и, оглядевшись, собрался было ринуться в сторону ведущего вглубь здания коридора, откуда уже раздавались требовательные интонации и выстрелы, но не тут-то было.
Всё это время по правую руку от него находились широкие створки лифта. Поэтому когда в перерывах между сигналами тревоги, к которому уши привыкли достаточно быстро, чтобы голова перестала гудеть от раздражающего звука, из шахты донёсся шум, а красное табло над входом загорелось, отображая растущий номер этажа, Феликс насторожился и остановил своё рвение.
Картина в голове складывалась пренеприятная: наглую соперницу, решившую бесцеремонно воспользоваться его радушием, настигла карма и она попалась в ловушку, о которой его предупреждал Интендант по телефону: ловушки, камеры, сигнализация. И нетрудно догадаться, что в лифте находились, разумеется, охранники, спешившие наверх, чтобы остановить преступницу.
Феликс бегло огляделся и, убедившись, что в самом коридоре камер нет, наклонился и, выбрав укромное местечко в углу этажа, рухнул на колени и, протащив за собой ноги пару метров, залез под подоконник, на ходу стягивая не нужный более прибор ночного видения, выбрав в качестве укрытия выступающую батарею с простецким фанерным кожухом, который ни в какое сравнение не шёл с красотой геометрических форм фасада.
Когда лифт остановился, из него вывалились трое людей, двое из которых были вооружены дубинками, а один, достаточно высокий и плечистый, — с пистолетом, в котором Феликс безошибочно определил тазер, что отдалось по всему телу импульсом остаточных воспоминаний, зарядом в пятьдесят тысяч вольт. И всё бы хорошо, да только когда двери лифта закрылись, выскочившие охранники, действуя как по учебнику, тут же проверили все углы коридора, рассредоточившись на небольшом пяточке радиус в несколько метров. И конечно же Феликса смогли увидеть — не хватало ему той грации и ловкости, чтобы можно было легко и непринуждённо сливаться с окружением, притворяясь большим цветочным горшком или батареей.
— Эй, ты! — рявкнул один из охранников, заглушая рёв сирены и встал в стойку, готовя дубинку к замаху. — Вылазь давай, мы тебя видим!
Феликс грязно выругался про себя. Это ж надо, а? А обычно прокатывало! Да и батарея не очень узкая. Вор почувствовал, как изнутри его точно окатило ведром колы со льдом, по спине забродили мурашки, а лицо бросило в пот.
— Их двое что ли? — к нему тут же подскочил тот, что был вооружён тазером, направляя оружие в сторону Феликса. — А ну, вылазь! Лёх, проверь ту вторую! Её из «Малыша» приложило нехило, но смотри в оба, всё же травматическое. А мы за этим последим. Смотри, без глупостей!
Третий молча кивнул и, развернувшись на пятках, рысцой пробежал до поворота, после чего скрылся за ним и не показывался. Феликс раздражающе медленно выполз из-под подоконника, выпрямился и картинно поднял руки.
— Всё в порядке, я готов сотрудничать, — выпалил он, медленно приближаясь к охранникам, которые словно бы не замечали такого неожиданно движения.
— Сотрудничать будешь со следствием, — безапелляционно рявкнул охранник с тазером. — Виталь, доставай наручники и пакуй, отведёшь его к нам в подсобку, к батарее прицепишь. А пока будем ждать полицию, поговорим по душам заодно.
Второй охранник убрал дубинку за пояс и, приближаясь к Феликсу, загремел наручниками, раскрывая который тем временем оказался уже очень близко к двойке. Хорошо, что они сами избавили его от лишних трудностей и отправили третьего хлопца восвояси, а то совсем несладко пришлось бы вору.
— Руки вперёд, — скомандовал охранник и, когда руки Феликса оказались перед ним, а тот склонился над запястьями, застёгивая наручники, вор начал действовать.
Сжав кулаки, Феликс резко рванул руками вверх, чувствуя, как костяшки соударяются со скулами. Получился почти апперкот, правда вор понимал — без должного замаха он будет слишком слабый, а значит только ошеломит незадачливого охранника. Когда его хватка ослабилась и наручники со звоном слетели на пол, а он сам громко рявкнул что-то нечленораздельное, отшатнувшись назад на пару шагов, Феликс продолжил свой кардебалет и, ныряя под ствол направленного в него тазера, наотмашь ударил второго охранника в висок, отчего тут выронил своё оружие и закрылся одной рукой, свободной нащупывая дубинку на поясе.
— Виталя, хватай! — громко пробасил он, снимая дубинку с пояса, после чего Феликс почувствовал, как две руки проскальзывают мимо подмышек и пытаются обхватить его за затылок. — Сейчас он у меня получит!
Но Феликс оказался не из простачков. Прекрасно понимая физику человеческого тела, он оттолкнулся ногами от пола и, оказавшись в воздухе, резко выпрямил их по направлению лица охранника, напиравшего на него с явным намерением отбить почки или печень. Тот, ослеплённый злостью, явно не ожидал такого развития событий, и, не сбавляя скорости, принял тяжёлый удар ботинок на себя и с грохотом повалился на землю. Не сбавляя темпа, пятки Феликс опустил прямиком на ноги удерживающего его вертухая, попытавшись вырваться. Но этот оказался слишком силён и в ближнем бою подкован явно получше своего более крепкого товарища. Чувствуя, как ладони упираются в затылок, загибая голову вперёд, Феликс жалел, что на подошве его ботинок нет шипов.
Кто-то говорил ему, что этот захват называется двойной Нельсон, и, если выполнить его правильно, человек не сможет практически ничего противопоставить исполнившему, если не обладает должной ловкостью и сноровкой. Вот только сейчас любые попытки выбраться не имели абсолютно никакого должного эффекта: Феликс просто не знал, как правильно выходить из такой ситуации. Ему не приходилось драться слишком часто, а потому далеко не все приёмы он знал и тем более — помнил. Охранник, обмякшее тело которого лежало напротив, издавал жалобные стонущие звуки и не шевелился, так что помочь оставшемуся на ногах мог только тот, что свинтил в рукав коридора направо.
— Ну и, что делать-то будешь? — кряхтя, промямлил Феликс и прошипел, чувствуя, как сильные руки всё сильнее и сильнее заламывают ему шею, отчего в голосе отчётливо проявился характерный французский акцент — мягкий и очень поэтичный. — Напарник-то твой пораньше прилечь решил, чтобы новый год встретить... Кх, остановись!
Феликс зажмурился, когда охранник надавил так сильно, что в шее раздался громкий хруст, который внутренне мог услышать разве что сам вор из-за почти непрерывно гудящей тревоги.
— Помалкивай, — с этими словами охранник сделал подсечку и повалил нескладного вора на пол, окончательно обездвижив. — Говорить будешь на допросе. Теперь тебе точно не отбрехаться, кусок дерьма!

В лаборатории царил полный хаос. Несмотря на то, что турели использовали травматические пули малого калибра, не способные нанести серьёзный вред здоровью человека, окружение оказалось изрядно побито: тут и там лежали разбросанные по полу чертежи, а деревянные столы в некоторых местах оказались испещрены следами от застрявших в глухих отверстиях среди листов фанеры пуль. Сирена продолжала гудеть, а на стенах мелькали оранжевые огни проблесковых маячков, висевших под потолком.
— Стоя-ять! — раздался требовательный надрывистый голос со стороны раскрытой нараспашку двери, звучавший оглушительно даже по меркам сигнализации. — Попробуешь шутить — я тебе дубинкой так по морде пошучу, мало не покажется!
Долговязый охранник в чёрной форме резко сорвался с места и быстрым шагом направился в сторону Астрид, замахиваясь дубинкой с очевидной целью как следует врезать ей, не иначе как в профилактических целях.


[sign]Art by AyyaSAP[/sign][icon]https://i.imgur.com/5aNQIEk.png[/icon][status]Le chat botté[/status][nick]Felix Blanc[/nick][fld4] [/fld4][fld1] [/fld1]

+7

13

Страх это то, что Астрид перестала чувствовать на ряду с болью, биение сердца ускоряясь шумело в ушах, а нудение совести заглохло под его давящим сознание боем.  Восприятие менялось, мозг терял связь не то с реальностью не то с  отсекал личность оставляя  совершенно нагое стремление и инстинкт.  К счастью первая волна нахлынула из за скорости воздействия вещества.  В глазах немного прояснилось, тело перестало изнывать нестерпимой болью, осталось тепло и худо-бедно связное мышление.  Сколько она так стоит опираясь руками об пол, неожиданно плутовка почувствовала запах крови и осознала, что ее маска мокрая, стало понятно почему отпустило. Организм решил уменьшить концентрацию вещества поступающего в мозг, ей стоило благодарить свое тело, которое не давало ей скопытиться, но времени не было.  Послышался угрожающие голос мужчины. Наверное девушка  обстрелянная из турелей не внушала ему какого-либо страха. Выглядела жалкой стоя на коленях и опустив голову, казалось она пытается прийти в себя...
Ее разномастные глаза уставились  на охранника, тяжелый и не добрый взгляд воровки  трудно было вынести в данный момент. Расширенные зрачки придавали ее виду дьявольщины. Пока охранник не спеша шел к раненой, по его мнению , воровке, Астрид прикидывала каким образом поступить и в какое из отверстий затолкать ему его дубину.
-Стоять говоришь? Да легко...- Прошептала Гудбранд выжидая когда мужчина к ней приблизится, она была словно пружина.  Напряжение было искуственным, в ее теле царило адреналиновое буйство от принятых  веществ, а тот факт, что он собирался ее ударить окончательно расставил для девушки все точки над Ё. Он сам виноват, то что она воровка совершенно не значило, что ее можно было бить...    Его тяжелая рука сорвалась вниз норовя опуститься  на ее тело. Не имело значения куда, на его пути оказался блок  предплечия, а под его ребра кольнуло.  Астрид  в неприятном разражении толкнула ногой теряющее сознание тело, заставляя его пятиться на ватных ногах в коридор. Он шатался, не понимал, что происходит с ним, а Астрид шла следом наблюдая,  между его ребер застрял  парализующий болт который воровка извлекла пока дожидалась несостоявшегося удара.  Ей совсем не обязательно было применять арбалет что бы воспользоваться болтом.  Еще походя она заправила другой в  Гая.  Если бы хоть кто-то мог увидеть, что происходит, то мужчины заметили бы как охранник, будто пьяный вышел из за угла и упал плашмя на пол, а за ним следом вышла Астрид как ни в чем не бывало.  По габаритам раза в полтора меньше, тоньше, слабее, не сразу узнается, что бой был не равным. Кто сказал, что воровка в рукопашный полезет или будет ногами махать, не сейчас, пока у нее хватает болтов и прочих сюрпризов она будет оттягивать необходимость драки до последнего.  Гудбранд  хотела побежать, поторопиться, но увидела, что ее спаситель угодил в беду.
Может из за того, что  опьяненный веществами разум отсекал бессознательное или же по другим причинам Астрид взвела арбалет электрошоковым болтом целясь в охранника и спуская курок. Феликс мог почувствовать как тело только что сдавливающее его, норовившее сломать что-то почти случайно, дернулось конвульсивно и его мышцы протрясло словно от электричества. Шея мужчины освободилась, а когда он откинет тело, то заметит торчащий болт из ягодицы обидчика.  По нему гуляют слабые искорки и он потрескивает хрустящими, маленькими паутинками разрядов. Оборудование не дешевое, но оно того стоило, давая его носительнице сто очков вперед.
Подбегать к Феликсу, интересоваться как он там себя чувствует? Астрид конечно обдолбалась, но даже этот факт  не заставит ее приблизиться к вору, у нее искомое, она жива, обезбола еще полтора часа  в среднем, надо поторапливаться и быть может удастся  оказаться дома раньше чем боль вернется. Стоило думать о выходе из здания и желательно так, что бы вор не проследовал за ней, а уж если проследует, то что бы не догнал.  Призрак, который сработал как полтергейст, припустил вдоль коридора опять отрываясь от Феликса прочь. Она помогла, как умела и как могла, дальше пусть сам выкручивается. Все же какая-то неведомая сила заставила ее обернуться и проверить может ли он подняться...

Проверка. Охранник

15 и меньше победа над дядичкой
!d20
# 6
Details:[d20 (6)]

Отредактировано Astrid Gudbrand (2019-04-12 07:43:51)

+7

14

Мир непривычно быстро вертелся вокруг Феликса. Или это его жизнь пролетела полуночным экспрессом мимо остальных? Вот он перебирается через забор, превозмогает и огребает после спасения незнакомки, а вот охранник скручивает его в мёртвой хватке, обдав зловонной смесью арабики и любительской колбасы с горчицей. Всё пошло прахом, а всё из-за неё. Находясь в крепких объятиях охранника, Феликсу только и оставалось, что злиться. За то, что весь размеренный темп пошёл прахом. Весь план, все отработанные по много раз схемы. А всё лишь потому, что не тот человек не в том месте... Ай, к чёрту этот пафос.
И что теперь будет? Если она каким-то образом заарканит протез себе, а Феликс останется здесь, его привлекут как помощника, повесят ограбление, разбой, хищение в особо крупных, какие там ещё статьи в ходу в Российской Империи? А ведь и следствию никак помочь не выйдет, чтобы хоть как-то скостить себе срок. Все попадаются рано или поздно — правильно ему говорили тогда воры уже отмотавшие срок. Вопрос лишь: когда?
И так торчать ему под тяжёлым телом своего надзирателя, как путане под богатым папиком, если бы не... А что вообще произошло?! Когда объятия, далёкие от дружеских, ослабли, Феликс понял, что сейчас он стоял на месте, а мир космическим шаттлом рвал синеву бескрайнего неба, оставляя за собой тянущийся среди облаков густой реактивный след.
Не проявив и элементарной вежливости, чтобы спросить, как чувствует себя охранник, Феликс скинул его тело с себя, выскальзывая из-под туши, и поднимаясь на ноги, осматриваясь по сторонам. Никого. Пусто. Лишь пара тел да гул сирены, к которому уши уже стали совсем привычными и практически не замечали, напоминал о произошедшем. Беглый взгляд на тело позволил безошибочно разглядеть торчащий прямо из тощей задницы несчастливца короткий арбалетный болт. Видеть такие Феликсу доводилось уже очень и очень давно. Такие снаряды сильно отличались от обычных спортивных болтов, преимущественно своими свойствами и тем, что в серию подобные вещи никто не запускал, и работали над ними частники. Даже среди отдалённо знакомых воров были те, кто промышлял изготовлением подобных штук на заказ.
Вот только... Почему человека вырубило? Это оставалось загадкой. Быстро наклонившись, Феликс приложил пальцы к запястью охранника. Пульс частый, и прощупывается хорошо. Вот только что это значило кроме того, что горемыка был жив на данный момент — неизвестно. Отчего его так? Не могло же только от болевого шока после попадания?
Феликс подобрался поближе и прощупал болт, предприняв несколько попыток по вытаскиванию. Нет, не выйдет — слишком крепко застрял, а рвать бедолаге жопу на честном слове вот совсем не хотелось. Когда с процедурами по извлечению снаряда было закончено, вор бегло осмотрел его ещё раз. Не нужно уметь складывать 2+2, чтобы понимать, чья это работа и кто выручил его из передряги. Что ж, второго шанса не будет, не так ли? Расстегнув чехол на поясе, Феликс извлёк из него мультитул и, разложив нож, срезал древко, оставляя наконечник в филейной части, а затем убрал срезанное в сумку, предназначенную для протеза.
Протез!
Феликс вскочил и на полном ходу помчался по коридору. Он едва не забыл, зачем сюда явился. Если он не возьмёт этот протез или хоть что-то взамен него, если его уже не окажется на месте, придётся отказаться от работы и оставить Интенданта совсем ни с чем. А это чревато очень плохими последствиями для его карьеры. Феликс категорически не хотел искать новое место жительства и работать на свою репутацию с нуля.
А потом мотивация достичь лаборатории была предельно максимальной, а когда уже он оказался внутри...
— Чёрт возьми! — выругался он, не заходя в лабораторию, и бегло осмотрел место происшествия. Разбросанные документы, рваная, покрытая царапинами, отверстиями и шероховатостями мебель... И никаких следов протеза. Как и следовало ожидать. Неизвестная грабительница снова оказалась на шаг впереди, безмолвно, но очень громко заявляя, что отдавать победу Феликсу в этой гонке она не собирается.
Вор наспех оценил ситуацию, осторожно заглядывая внутрь, то и дело поглядывая на турели под потолком, что опустив стволы смотрели в пол. Так вот какая ловушка была заготовлена здесь... Как только воровке удалось её преодолеть? Всё выглядело так, что она знала лишнего об этом месте. Но пока это лишь догадка. Феликс быстро прошёл по помещению, сметая в сумку все увиденные им чертежи и хранилища данных. По меньше мер он присвоил себе одну флешку и четыре тонких папки с чертежами и какими-то документами. В качестве альтернативы — сойдёт. Феликс даже был не прочь сбросить цену по причине своей полной неудачи — репутация всегда важнее денег. А заодно и рассказать о том, с кем ему пришлось столкнуться и задать Интенданту несколько каверзных вопросов.
Но это лишь в том случае, если Феликсу удастся выбраться наружу живым и невредимым, потому что аккурат в это же время он услышал, как за окном завизжали недружным хором полицейские сирены. Это сильно всё усложняло. Скорее всего, центральный вход в ближайшее время окажется перекрыт, как и все входы и выходы из здания.
Значит, придётся импровизировать.
Покуда охраны на этаже ещё не было, Феликс осмотрелся. Взгляд остановился на теле охранника, что неподвижно лежало в коридоре на выходе из лаборатории. Вор приблизился к нему и, наклонившись, бегло осмотрел. Он трезво оценивал свои шансы, а потому понимал: на одной лишь ловкости выбраться отсюда у него не получится, тем более он и не был эталоном акробатики вовсе. Зато вот голова работала хорошо, да и харизмы — хоть отбавляй.
— Мой размерчик, — вор подхватил тело на руки и проверил несколько дверей рядом. Но ни одна не поддалась. К этому моменту он уже совсем отчаялся, как вдруг вспомнил про лабораторию. — Похож ты на меня, правда
Непонятно только, почему турели с камерами, о которых предупреждал Интендант, вдруг перестали работать, но это и не важно. Вернувшись в опустевшее помещение с охранником на плечах, он чувствовал, как под ботинками хрустят осколки разбитого стекла, но всё ещё не слышал этого из-за сигнализации. Ещё бы. Он свой голос-то внутренним слухом слышал с трудом, а тут — стекло где-то на полу. Нужно было переодеться и где-то спрятать тело.
Закрыв за собой дверь, Феликс обвёл взглядом помещение, на первый взгляд пережившее нашествие Наполеона, и в отдалённом углу его, среди заваленных тетрадями, деталями, инструментами и различными технологическими и мерительными оснастками столов, заметил три деревянных шкафа. Быстро перебравшись к ним, расталкивая косо расставленные ящики и картотеки, Феликс открыл один. Внутри обнаружился лабораторный халат, забытая кем-то шапка, пыльный зонт-трость, несколько картонных коробок на дне да пара неподшитых валенок.
Идеально подойдёт. Сбросив тело вниз, Феликс принялся быстро раздевать его. Охрана всё ещё не торопилась. Почему, интересно? Может, это как-то связано с отключившимися камерами?
Костюмчик пришёлся в пору, не подошёл разве что размер обуви — берцы с летней подошвой слегка жали. На всё про всё у Феликса ушло не больше пары минут. Самое сложное — припрятать свои вещицы, но это он решил, попросту разместив всё по подсумкам пояса, снятого у охранника, а всё остальное закинул в сумку под одну из полок, после чего закрепил бейджик с именем Валентин Губарев и ненадолго встал перед зеркалом. Чего-то не хватало. Подхватив с пола кусок кусок стекла, Феликс раздвинул прядь волос на виске и, сжав зубы, провёл острым краешком по коже. Так хорошо. Теперь точно не прикопаются. Щурясь и едва не шипя от острой жгучей боли, вор убрал осколок в ящик одного из столов, после чего вышел в коридор лёг на пол недалеко от того места, где лежало тело до этого, и принялся ждать.

Тем временем снаружи уже во всю завывали сирены. Через окно Астрид могла увидеть, как к главному входу подъехали два УАЗа, из которых вышли по два патрульных с АКС-74у наперевес.

[sign]Art by AyyaSAP[/sign][icon]https://i.imgur.com/5aNQIEk.png[/icon][status]Le chat botté[/status][nick]Felix Blanc[/nick][fld4] [/fld4][fld1] [/fld1]

+7

15

Астрид достигла своей цели,  протез ощущался приятной тяжестью в сумке и осталось дело за малым. Она оставила Феликса позади, рука продолжала о себе напоминать неприятными ощущениями, словно кто-то ее все еще сжимал пальцами. Даже через наркотический дурман Астрид чувствовала это прикосновение, оно все еще тревожило ее. Психосоматика явила себя во всей красе и  девушка без нескольких шурупов в голове ощутила как зыбкая конструкция из стекла и титана пошатнулась внутри. Уже стоя у окна она обернулась туда где, по идее, остался вор. "Вдруг он пострадал? Да нет, это же вор, выпутается... И что, что он помог мне? Я то ему тоже помогла..."  Астрид пришлось вести внутренний диалог что бы  заставить себя двигаться дальше. Ее словно на двое разрывало и злосчастная рука  стала словно проклята буквально тянула ее убедиться, что ничего плохого не произошло, на Гудбранд была почти непоколебима и решительно покинула здание через окно.  Эту ночь она запомнит на долгое время, скорее всего на всю жизнь. Сейчас надо было беспокоиться лишь о том как преодолеть последний рубеж.
  Спуститься по стене, без страховки, карабин может заесть, да и не в том она состоянии, что бы возиться с ней.   Подождав пока охрана направится внутрь, плутовка ушла подальше через другие кабинеты и найдя окно закрепила трос на штыре от батареи. Этого будет достаточно, надо просто замедлить движение, пристегиваться она не станет.   Астрид не была настолько безумной, насколько могло показаться, у нее был страх и инстинкт самосохранения, просто сегодня все шло наперекосяк. "Это все он виноват!" Думала про себя воровка пока спускалась, со злостью ударив непослушную руку о стену, к счастью она опомнилась и этого выпада никто не обнаружил.  Девушка прошла к забору, туда откуда пришла и покуда там все еще никого не было она просто улизнула с досадой отметив как тяжело было перелезть обратно. НИИ осталось позади, плутовка шла тенями скрываясь в подворотнях, она знала куда идет. Заведомо оборудованное укрытие в пустующем здании покинутой, промышленной зоны, на аварийном этаже куда бездомные не пойдут.
Добираться было сложно, потеряв достаточно крови через нос , Астрид чувствовала как на теле начинают противно пульсировать гематомы.  "Эй, держись, мы еще не дома... Это только половина пути." Говорила она себе, в такие минуты совсем не лишним был бы помощник, тот кто заберет тебя из любой сраки и поддержит своим бодреньким голосом через наушник. Для подобного надо кому-то доверять,  Гудбранд отмахнулась от этой идеи как от назойливой мухи. Вот и нужный этаж, вокруг никого, к счастью тут было достаточно холодно и это помогало удержаться в сознании. Вот ее одежда, все так же лежит в старом шкафу любезно оставленном владельцами.   Кабинет директора старого, литейного завода. Здесь уже выкрали все что было можно и нельзя оставив голые стены и совсем пропащую мебель которой сейчас и пользовалась воровка.
  Похмелье от веществ оказалось тяжелой штукой, чувствуя как бешено колотится сердце девушка присела на корточки. Она только успела надеть штаны и свитер огромного размера. Достав из рюкзака влажные салфетки она стянула маску скрывающую лицо и дрожащей рукой стала стирать вторую, что образовалась пока кровь шла носом. В глазах все плыло, воровка чувствовала, что ей не удержаться. Это было действительно обидно, она только на одно понадеялась, что это не конец ее истории, ведь если это приступ сердечной недостаточности, то даже ее труп с протезом еще не скоро найдут.
""№;%::%?*?" Примерно эту комбинацию слов сказала девица падая на пол, к счастью она сидела на корточках и не пришлось добавлять к имеющимся гематомам новую.  Окровавленная, влажная салфетка стала последним, что видела Гудбранд теряя сознание, в этот момент ей стало невыносимо страшно.  Смерть- ей казалось, что она не боится умереть, но сегодня она открыла новую грань своего сознания, сейчас она была готова даже скорую себе вызвать, но сил не было совершенно. "Полный провал" злобно подумалось ей, пальцы сжали алую ткань до бела и на мир опустилась тьма...
Сны, все что ей снилось она забывала, в этот раз случилось то же самое, но... Руку кто-то дернул, чертову руку которая изводила теперь не смотря ни на что. "Просто дай мне сдохнуть, совесть..." Просипела воровка разлепляя ресницы с большим трудом, как сильно она не хотела умереть  полчаса назад, но как же хотела теперь... Рука проклятущая даже замерзнуть не дала, теперь она всегда будет ее "спасать" в любое время?  Может оно и не плохо. Облачко пара прокатилось по полу, замерзло совершенно все, но несмотря на это, малейшие попытки двигаться отзывались болью в каждой гематоме.  Все еще лежа Астрид поднесла руку к лицу и пытаясь увидеть время, что указано было на электронных часах мультитула.  Рука покрутилась ловя тусклое освещение от окна, прошло всего сорок минут. Что же, он снова спас ее, пусть теперь и косвенно не дав замерзнув насмерть.
-Аааррргхххрк-кх-кх...- Прокашлялась сдавленно Астрид пока поднималась на замерзших руках. Воспаление ей точно обеспечено, правда она была рада холоду, если больно сейчас, то по приходу домой лучше бы ей обколоться чем-то подейственнее. Руки теперь не слушались, она сидела и вытирала лицо, оделась в оставшиеся вещи и направилась на шатких ногах восвояси. Недорогой хостел, кто ее там будет выслеживать? Выглядит она как обычная, не слишком богатая девушка, которая хреново одевается.  Она шла целеустремленно, но медленно. Боль стала вполне обыденным сопровождением всего пути и уже на подходе к номеру Астрид  даже свыклась с ней, по крайней мере ощущения в руке померкли на ее фоне.

+7

16

Самое сложное в любой работе — это ждать. Встречаются исключения. Феликс и сам мог вспомнить одно-другое. Но будь ты разведчиком, выжидающим врага в засаде, или врачом-хирургом, отсчитывающим минуты до того момента, когда подействует наркоз.
Казалось, жужжащая-свистящая сирена никогда не замолкнет и будет преследовать Феликса до конца его дней. Поэтому он, лёжа на животе в коридоре, не сразу понял, что этот ад для музыкального гурмана наконец закончился. И лишь тогда, когда с другого конца коридора до него донёсся звук открывающихся дверей лифта и топот ботинок, Феликс осознал: вот оно. Пошёл процесс.
План был предельно прост: притвориться своим, пробраться на первый этаж, а затем уйти. В этом ему несомненно должен помочь найденный на теле охранника электронный пропуск, с помощью которого, как предполагал Феликс, можно открыть любые двери если не во всём филиале, то хотя бы в этом корпусе.
Он прогонял этот план в голове раз за разом, рисуя схему возможных исходов и запасных планов, а когда топот сапог и встревоженные голоса оказались совсем рядом, вор даже думать перестал, стараясь успокоиться и не нервничать: просто отключил голову и доверился инстинктам, стараясь наиболее точно отразить поведение только-только очнувшегося после бессознанки человека.
— Этот жив? Проверьте, — грубый мужской голос прогремел над самым ухом, и чья-то рука коснулась того места на шее Феликса, где пробегал его пульс.
— Капитан, в норме, — отозвался один. — Похоже, что они никого не убивали.
— Пекутся о своём сроке, — Феликс услышал, как грубый голос стал отдаляться в сторону лаборатории, а от тяжёлой поступи мелко задрожал пол. — Так в лучшем случае по 162-ой статье пойдут на пятнашку.
— А с учётом хорошего адвоката и срока в СИЗО, так вообще меньше десяти выйдет, — второй голос зазвучал прямо над ухом. — А там и УДО получить — как два пальца. Капитан, что делать? Попробовать растолкать?
— Ну рискни, — вальяжно, с безразличием ответил грубый голос, эхом раздающийся уже откуда-то из самых глубин лаборатории. — Пока сюда врачи доберутся, может хоть подготовим его. Имя только спроси.
— Есть, — сильные руки без труда перевернули Феликса на спину и затрясли. — Валентин Губарев какой-то... У него бейджик. Эй, эй! Очнись. Ты в порядке?
Феликс вложил в кулак весь свой артистизм и, пошевелив рукой на очередное потряхивание, покуда оно не переросло в увесистые удары по щекам, как это часто показывают в кино, открыл глаза.
— О, очнулся! — перед собой он увидел молодого парня в антрацитовой униформе и фуражке. — Капитан, живой! Ты говорить можешь? Как чувствуешь себя? Сколько пальцев показываю?
Перед глазами Феликса замельтешили руки «разбудившего» его человека.
— Два? — вялым кряхтящим голосом спросил вор, разумеется, не имевший проблем со зрением. — Да вроде нормально, только висок побаливает.
— Ух ты, видать неслабо тебя в нокаут отправили, — парень усмехнулся. — Встать можешь? Коллежский асессор Катанин, девятый отдел.
— В... Валентин, «Витязь», — Феликс без особого труда вспомнил, как назывался местный ЧОП, после чего попытался очень медленно подняться и сесть, силясь вспомнить — где используется такая система званий.
— Ну-ка, дай посмотрю, — коллежский асессор помог подняться, после чего перебрал пальцем пряди волос на виске вора. — Да, след немаленький. Тебе бы его обработать. Подожди врачей, либо сам до них дойди, если можешь — они ваших вытащили в холл внизу. Им повезло меньше, чем тебе. У одного в заднице дыра, другому лицо с челюстью переломали. Так что ты ещё легко отделался.
Катанин хлопнул Феликса по плечу и поднялся, уперев руки в боки и громко вздохнув.
— Давай иди, не теряйся, отметься у своего начальства, что жив, минут через пятнадцать начнём опрос очевидцев, будь внизу.
На это коллежский асессор отпустил Феликса, и он, дождавшись, пока тот уйдёт в лабораторию, незаметно подхватил свою поклажу и быстро-быстро засеменил к противоположному входу от того места, где произошла его стычка с охраной. Наверняка там дежурит кто-то ещё, так что сталкиваться с ними Феликс не собирался.
И кто такие вообще эти парни. Что за девятый отдел? Какая-то федеральная служба? Вспомнить Феликс так и не смог, но чувствовал, что находится близко. В конце концов «Симаргл» наверняка финансируется и государством.
Оказавшись в коридоре, Феликс вытащил из кармана пропуск и приложил к валидатор. Тот запиликал, выдав зелёный сигнал, и вор принялся спускаться по лестнице. По мере продвижения вниз, он то и дело сталкивался со снующими тут и там людьми в антрацитовой форме, которые периодически приглядывались к нему, но, убедившись, что Феликс носит униформу «Витязей», направлялись дальше по своим делам.
Не переставая задаваться вопросами о том, кто были эти люди, Феликс спустился вниз и на выходе с этажа в очередной раз приложил пропуск к валидатору.
Вот и холл. Большой помещение с проходной, крутящимися турникетами, будкой охраны, в которой горели синим несколько мониторов, и множеством людей: врачей, охранников, этих людей в форме, а также полицейские с автоматами.
— Ну нет, — Феликс оценил масштаб безобразия и решительно помотал головой. — Тут я не пройду.
С этими словами он повернулся и, вновь воспользовавшись пропуском, вернулся на лестницу. Дело в том, что здесь был ещё один спуск, который вёл в подвал. Логично предположить, что этот подвал наверняка может иметь запасные входы-выходы на поверхность на случай непредвиденных ситуаций. Феликс осторожно принялся спускаться вниз поглядывая в пролёт. Этот спуск оказался немножко дольше, чем он рассчитывал — подвальные помещения, как оказалось, располагаются не на -1 этаже, а на -3. Более того — в конце спуска Феликса ждала не обычная пластиковая дверь на магнитном замке, а две громоздки створки из стали и затемнённого стекла с проглядывающей герметичной прокладкой между ними, и точно такой же валидатор, как наверху. Вот только на пропуск он реагировать отказывался. Феликс попробовал ещё несколько раз, но всё оказалось тщетно. Неужели другой уровень допуска?
Не успел он подумать об этом, как вдруг через мутное стекло он случайно заметил два силуэта, направлявшиеся в его сторону. Укрывшись за углом, вор затаился, втянув живот. Раздался пиликающий сигнал валидатора, дверь открылась и из неё вышли двое крепких людей в чёрной форме, но сильно отличавшейся от той, которую носили охранники. В частности отличались и нашивки. Их попросту не было. И понять, кто это такие, вор не смог. Больше похоже на то, что они какие-то служащие предприятия, решившие поработать в праздничные дни.
Дверь за ними не успела закрыться мгновенно, так что воспользовавшись случаем, Феликс нырнул в сумерки слабоосвещённого коридора за ней.
Первое, что он ощутил: характерный стерильный запах, какой можно учуять, находясь в больнице, где-то в хирургическом крыле. Лишь после этого он обратил внимание на еле слышно работающую в боковой стене вентиляцию. Где он? Что это за место?
Сказать по правде, эти вопросы практически не волновали Феликса, но они вели к основному: «Как отсюда, чёрт возьми, выбраться».
Выход один — идти вперёд, осматриваться по сторонам и исследовать этот подвал, с каждым шагом всё больше и больше напоминавшем какую-то секретную лабораторию. Странные громоздкие двери, ни к одной из которых не подходил его пропуск, отметки на стенах, памятки по противодействию утечке воздуха и «материала», холодный полумрак и жуткий гул трансформаторов... И лишь пройдя метров двадцать Феликс услышал голоса за поворотом.
— ...давай, вези ко второму корпусу. Я предупреждал ведущего, что нам нужно сворачиваться до праздников. Говорил, чуйка у меня! А никто не поверил!
Вор осторожно выглянул из-за угла и смог рассмотреть вдали двух людей в белых халатах.
— Ладно, ладно, Иваныч, сейчас никто в приметы не верит, — зазвучал другой голос — судя по всему, это говорил человек, стоявший небольшом отдалении от второго с тележкой в руках, разглядеть содержимое которой у Феликса пока не получилось.
— Приме-еты, — передразнивая, пролепетал тот, первый. — В жопу ваши приметы! Это не приметы, это чутьё! Оно у меня ещё со времён самых первых разработок не утихает. У Йозефа оно тоже было, и он свалил. А мы? Что будет с нами, если всё это вскроется? Если к власти придут другие люди?
— Да ты тише, тише... — второй человек перебил его, переходя на заговорщицкий шёпот. — Хочешь, чтобы про Йозефа кто-то узнал? Тебя ведь потом из камеры для допросов не выпустят! Да и потом, сам посуди: вспомни, кто сейчас владеет «Симарглом». Тебе не кажется странным, что ГСБ, которое всегда поддерживало власть социал-демократов, стало тайно от Евросоюза сотрудничать с предприятием, которым владеют националист и сестра нынешнего императора? Думаешь, эти двое ни о чём не знают? Наверняка кому-то них это предложили напрямую.
ГСБ! Вот, откуда эти ребята! Дело набирало серьёзный оборот, и желание сбежать отсюда поскорее лишь возросло.
— Мне плевать на них, мне моя шкура дорога. А теперь давай вези это всё во второй корпус. У нас завтра уже отправление. Я не хочу торчать здесь все праздники, у жены с детьми уже первого числа самолёт! Что они там в этой Волочаевке делать без меня будут? И пошевеливайся, пока у нас опять вся электроника не отрубилась. Сраные энергетики, сами забухали, а мы работай!
На этом диалог завершился и Феликс, спрятав голову за угол, пока его не увидели, услышал, как затарахтели колёса ручной тележки, удаляющейся вперёд по коридору.
Второй корпус? Неужели отсюда можно попасть в соседнее здание? Смекнув, что к чему, Феликс дождался, пока вход останется свободен и, мягко ступая по ровному полу, направился следом за тележечником. Пройдя метров пятьдесят, он остановился, дожидаясь, пока тот активирует валидатор, а затем вышел следом.
Место, в котором он оказался, было похоже на некий склад, заполненный оборудованием и специальными герметичными контейнерами. По складу сновало и несколько людей в халатах, но Феликс без особого труда определил маршрут, по которому ему стоит пройти, и, лавируя между полок, контейнеров, каких-то взгромождённых друг на друга столов, добрался до выхода. Затем поднялся по ступенькам и, добравшись до выхода, оказался снаружи. Стараясь не попадаться никому на глаза, он соорудил небольшую конструкцию, предполагая, что в месте, где он проникал на территорию филиала, уже дежурит парочка людей из спецслужб. Взобравшись на получившуюся пирамидку из попавшихся под руку ящиков, Феликс как и раньше перерезал проволоку, перелез через забор и, спрыгнув, быстрым шагом направился в квартал, где оставил свой автомобиль.
Ему предстояло подумать о многом. Очень многом.
Но самым главным вопросом оставался другой: кто та плутовка, что так ловко обвела его вокруг пальца? Как так получилось, что она сделала это в один день с ним, а не раньше? И что делать потом? Как скоро ГСБ определят, в чём сомнений у Феликса не оставалось, его личность? И что за странную мастерскую-лабораторию Феликсу удалось обнаружить в подвале этот филиала?
И пока ответа на эти вопросы у вора не было, его душа оставалась неспокойной. В ближайшее время он планировал нанести визит Интенданту и поведать все подробности произошедшего.

[sign]Art by AyyaSAP[/sign][icon]https://i.imgur.com/5aNQIEk.png[/icon][status]Le chat botté[/status][nick]Felix Blanc[/nick][fld4] [/fld4][fld1] [/fld1]

Эпизод завершён

+5


Вы здесь » Code Geass » Turn VI. Turmoil » 31.12.17. Новогоднее ограбление