По любым вопросам обращаться

к Vladimir Makarov

(vk, don.t.be.a.hero)

Code Geass

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Code Geass » Turn VI. Turmoil » 07.12.17. Тёмная сторона


07.12.17. Тёмная сторона

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

1. Дата: 7 декабря 2017 года
2. Время старта: 14:00
3. Время окончания: 18:00
4. Погода: прохладно, сильный ветер, ожидается снег
5. Персонажи: Юфемия ли Британия, Аарон Ньюман (Макс Шейд), Дуэйн Кеннеди
6. Место действия: кабинет генерал-губернатора зоны 11
7. Игровая ситуация: Юфемия принимает дела ещё до официального объявления, начиная вникать практически сразу после своего возвращения. Во многом благодаря помощи личного помощника, которому безоговорочно доверят. Несмотря на то, что со многими она уже была знакома, есть определенная каста должностных лиц, с которыми общение было минимальным. Кеннеди — один из них, потому что принцессу до темной стороны госаппарата а11 не допускали.
8. Текущая очередность: Юфи, Дуэйн, при необходимости — Аарон.

*«Темная сторона» — это состояние сознания, которое позволяет человеку увидеть изнанку вещей и взаимодействовать с ней. И даже получить абсолютно зримый, вещественный результат на «лицевой стороне реальности», или «наяву» — в общем, в так называемой «реальной жизни».
— Макс Фрай

+2

2

Юфемия прячется в просторных стенах кабинета, занавесив шторы. Редкие солнечные лучи, впрочем, легко прорываются сквозь легкие занавески — портьеры она не задергивает. Идеальная идея крошится стеклянной крошкой, время постепенно уходит. Абстрактный образ оказывается слишком утопичным, а вся теория... Просто теория.

Едкие, вежливо-холодные замечания чиновников уже заставляют кипеть кровь. Юфи упрямо сжимает губы, бережно охраняя собственную уверенность. Шелковые волосы всего за два дня превратились в нечто невразумительное, а кожа побледнела сильнее снега. Звонкий голос больше не сопровождается тихим смехом, когда принцесса сдержанно напоминает, что здесь она императорских кровей.

Юфи покидает кабинет на закате, чтобы вернуться на рассвете — к холодному электрическому освещению и куче бумаг. Ей необходимо их изучить, чтобы понять всё упущенное. Принцесса продолжает давиться иллюзиями об идеальном мире — они уж как наркотик... Ах, и кажется это одна из проблем сектора.

Мысли будущего генерал-губернатора опасны для всей империи. Они инновационные и проходят под грифом «наиграется и бросит». И отголоском звучит — «совершенно безумно». Где-то в глубине души Юфи почему-то ожидает, что её остановят. Собирая пряди волос в высокий хвост, она едва заметно хмурится при виде родного цвета — розовые всполохи будоражат сознание.

Самое сложное ещё впереди, и Юфи мечтает этого не видеть; но видит, читает и только чувство бессилия становится её связью с реальностью. Когда-то она уже пыталась — и оступилась. Смутные воспоминания упрямо расплываются, а загаданное желание так и не исполнилось — но Юфи никогда не просила трижды, в том ли была её ошибка?

Принцесса задумчиво опускает перьевую ручку на бумаги, когда Аарон озвучивает последнего посетителя на сегодня. А ведь снаружи ещё только послеполуденное время. Юфемия поворачивается к окну, чтобы успеть заметить падающий за стеклами снег — он пролетает едва заметно на фоне занавесей.

— Добрый день, — вежливо произносит она, когда слышит открывшуюся дверь, — будете чай?

Впрочем, чай подразумевался сам по себе — ведь уже два часа дня, скоро поднос оставят за дверью. Ведомая чувством уверенности, исходившим от Ньюмана, Юфи эгоистично не отпускала помощника от себя ни на минуту. И не впускала в кабинет никого постороннего.

+7

3

Французы называют это déjà vu. Уже виденное. Ощущение того, что ты уже был свидетелем с тобой или вокруг тебя.
Кеннеди не был французом. Он был главой тайной полиции 11 сектора. Для него это не более, чем закономерность. Весь этот сектор — сплошное испытание. Слабые погибают и падают в небытие. Сильные — двигаются дальше, где их ждут новые испытания, и новый виток дороги на вершину Олимпа или к берегам Леты. А на пустое место всегда приходит кто-то ещё.
Всё циклично. Всё повторяется. Рано или поздно. Не ожидал Дуэйн уже лишь одного: увидеть в кресле генерал-губернатора третью наследную принцессу. Ожидалось, что после событий, учинённых Орденом, сюда пришлют кого-то, кто железной рукой сможет окончательно прижать повстанцев. Но и здесь крылась маленькая закономерность: единственным таким кандидатом была Богиня Победы. Но у неё были свои заботы. Оставалось надеяться лишь на то, что и в этот раз всё будет правильно. Пока что неправильным было лишь одно: слишком уж невовремя случилось это назначение.
Кеннеди распахнул дверь и вошёл внутрь, медленно ступая по полу, устланному дорогим ковром.
— Добро пожаловать в 11 сектор, Ваше Высочество, — Кеннеди остановился в пяти шагах от стола и с почтением поклонился ей, краем глаза посмотрев на сидящего поодаль советника.
Теперь всё вставало на свои места. Его присутствие здесь — не чья-то прихоть. Это чья-то большая необходимость. И не нужно глубоко копать, чтобы понять, чья именно.
Перестраховались, значит? Хороший ход.
— Я откажусь, — уголки губ изогнулись в добродушной полуулыбке. — Предпочитаю пить чай согласно традиционному распорядку в пять часов. Полагаю, вам всё ещё неизвестно, кто я, поскольку Его Высочество принц Ренли не давал полномочий разглашать государственную тайну. Полагаю, ваш компаньон, имя которого я не имею чести знать, входит в список допущенных к работе с секретными сведениями?
В вопросе — лишь подобие характерных интонаций; он сам по себе — чистая формальность. Кеннеди и так знает то, что ему нужно. Вся информация о свите принцессы Юфемии была на его столе ещё за несколько дней до этого. Не говорилось там лишь об одном. Иногда те, кто присылал ему документы и сам не до конца представляли, с кем имеют дело. Но сейчас Кеннеди — знал.
— Меня зовут Дуэйн Кеннеди. В данный момент я являюсь руководителем Тайной Полиции, основанной Его Высочеством покойным принцем Кловисом. Полномочиями главы службы я наделён решением Его Высочества принца Ренли. В обязанности службы входит внутренняя разведка ситуации в 11 секторе, выявление преступных элементов и предотвращение преступлений, направленных против власти Священной Британской Империи в этом регионе.

[nick]Дуэйн Кеннеди[/nick][status]Разрушая четвёртую стену[/status][icon]http://rom-brotherhood.ucoz.ru/CodeGeass/npc/2/228.png[/icon][sign]День, когда президент нажал на кнопку[/sign][fld4] [/fld4][fld1] [/fld1]

+8

4

Юфи хрипло смеется в ответ на формальности; чай ей подают в обед, а в 5 вечера — ужин. На её столе лежит неприметная серая папка — одна из многих. Информация в ней может взорвать маленькую бомбу на международном уровне, хотя и не стоит переоценивать влияние. Люди всё ещё недооценивают Её Высочество. Впрочем, как будет угодно.

Юфемия поворачивается и смотрит так, словно сейчас у Кеннеди не будет доступа и должности. Блеск в глазах граничит между безумной властностью и прежней мягкостью. Юфи совсем не хочет указывать мужчине на его место, потому просто улыбается. Визит этого человека отчаянно напоминает её собственный, оставшийся будто за гранью — там, в Пендрагоне. Где её императорское имя столь же слабо, как изнеженные руки аристократки.

— Оставьте и присаживайтесь, — спокойно продолжает новый генерал-губернатор, — У всех в этой комнате есть доступ. Премьер-министр передал мне все полномочия и всю информацию. 

Юфи знает, что в ней видят ту взбалмошную девчонку, регулярно устраивающую головную боль своей семье. Потому не зовет Ренли братом. Сомнение в Аароне вызывает больший интерес и даже обиду — в её личном помощнике нельзя сомневаться, потому принцесса хмурится вопросительно. Она и без того чувствует себя запертой в красивой клетки, ключ от которой хранится в её же руках.

— Вас что-то не устраивает? — Её предупреждали — не Ренли, а его люди, безмолвно перенявшие заботы старшего брата о младшей сестрице. Глава тайной полиции всё проверяет лично, потому вопрос вызывает у неё сомнения. Нет, не в Ньюмане, а лишь в том, что дознаватель действительно находится на своем месте. Но быстро переходит к делу: — Расскажите о последних делах.

Всё же Юфи остается той самой любимицей всех, потому использует мягкую форму просьбы, а вовсе не приказа. Принцесса понимает, что человек перед ней гордый, властный и действительно имеет определенные заслуги. Юфи не хочет, чтобы всё начиналось так, потому ищет путь примирения — а ведь ничего на деле не случилось. «Генерал-губернатор» — даже её мысль об этом абсурдна, но избранный путь не поменять по велению очередной внутренней дрожи.

+7

5

— Меня всё устраивает, Ваше Высочество, — Кеннеди учтиво склонил голову, принимая правила игры — ему не впервой; главное не забывать, что побеждает лишь тот, кто умеет вовремя поддаться. — Не имею ни малейшего повода сомневаться в вашем... Выборе.
Безусловно.
Кеннеди принял приглашение принцессы и сел. Всё повторялось. История повторялась. Жизнь шла по привычной орбите, смещаясь столь незначительно, что заметить все эти изменения невооружённым глазом было невозможно. Но Кеннеди слишком давно стал наблюдателем, изучившим невидимые силы, сдвигавшие вселенные к единой оси.
— Если вы действительно хотите услышать обо всех делах нашей службы, то спешу предупредить: мне не хватит и целого дня, чтобы рассказать обо всём, с чем нам приходится сталкиваться, — Кеннеди улыбнулся, извлекая из кармана пенни. — Позвольте начать с того, к чему вам придётся приложить свою руку. За то время, пока управление сектором находилось под контролем у вашего брата, случилось немало всего дурного. Смерть лидера пуристов сэра Джеремии Готтвальда, появление Ордена Чёрных Рыцарей, Зеро и дерзкие нападения на наши военные и муниципальные объекты с их стороны вместе с Объединённым Японским Фронтом... Впрочем, вы об этом и сами знаете не понаслышке. Череда этих событий отрицательно сказалась практически на всех сферах нашей деятельности. Полиция Нео-Токио потеряла по меньшей мере порядка семиста ценнейших кадров, полиция сектора — более пяти тысяч. Из них почти две трети находились в группах быстрого реагирования. Силы подавления беспорядков ослабли и большая часть нагрузки легла на плечи военных и нашей службы. Раскрываемость преступлений резко снизилась. За прошлый месяц не было отработано и пятой части от всей нормы. Мы ожидаем, что из-за снижения контроля к Новому Году резко возрастёт количество инцидентов, в которых замешаны наркотики. Их количество может достичь критической точки, что отрицательно отразится на безопасности наших граждан. В связи с этим я уведомляю, что управление по борьбе с наркотиками было взято под мой личный контроль, а многие полицейские операции выполняются в кооперации с нами. Но только наших сил недостаточно. Нам требуется усилить военное присутствие в регионе и укрепить контроль на приграничных территориях, чтобы обезопасить граждан Империи. Также перед вами встанет вопрос разрешения последствий управления Его Высочества принца Ренли. Он справился с тем, чтобы локализовать результаты действий террористов и расположить к себе фракцию пуристов, но местная знать всё ещё сохранила по отношению к нему неоднозначное отношение, продолжая слать ноты негодования в его адрес. К месту будет сказать, что и не только местная...
Кеннеди закинул ногу на ногу и, положив руки на колено, откинулся на спинку. Разумеется, он имел ввиду сенат и всех тех, кто следил за накалённой обстановкой в одном из самых нелицеприятных секторов Священной Британской Империи.
— Мы оказались зажаты меж двух огней, Ваше Высочество. С одной стороны — одиннадцатые, воодушевлённые успехами Ордена и Объединённого Фронта. С другой — наши влиятельные соотечественники. Вот так всё непросто.
Дуэйн дал понять что закончил наклоном головы вбок. Он ни капли не жалел Юфемию даже несмотря на все те тяготы, которые пришлось ей пережить. Оказавшись на этой должности она была обязана решать проблемы без оглядки на прошлое, настроение и состояние. Генерал-губернатор не может сказать, что плохо себя чувствует и все вопросы с одиннадцатыми разрешит потом. Он обязан действовать. Иначе долго здесь не просидит.

[nick]Дуэйн Кеннеди[/nick][status]Разрушая четвёртую стену[/status][icon]http://rom-brotherhood.ucoz.ru/CodeGeass/npc/2/228.png[/icon][sign]День, когда президент нажал на кнопку[/sign][fld4] [/fld4][fld1] [/fld1]

+8

6

Юфемии не нравится то, какой оборот принимает разговор. Кеннеди говорит правильные вещи, но уведомляет, а не запрашивает разрешение. Принцесса хмурится, подавляя желание топнуть ногой и развернуть собственный авторитет — он у неё почти как белый флаг, сотканный из старой простыни. Юфи прекрасно понимает, что предпринятые меры являются правильными, но всё равно бросает вопросительный взгляд на Аарона. Словно увидев в молодом человеке что-то своё, Юфи спокойно выдыхает — а ведь помощник даже не посмотрел в её сторону, ни на секунду не отрываясь от документов.

Остальную речь принцесса принимает с гордо выпрямленной спиной. Она готова к трудностям, ведь дальше будет сложнее. Не таких новостей, как те, что готовит она, ждет одиннадцатый сектор. Юфемия качает головой, когда голос Дуэйна затихает. Она смотрит прямо перед собой, раздумывая над его словами.

— Я должна действовать жестко? — Привычно-мягкий голос слегка сбивается, потому что принцесса находится в замешательстве. Разумеется, она предполагала что-то такое. В её назначении видят ослабление позиции Ренли, но у неё всё ещё остается поддержка. Твердая уверенность в этом позволяет ей принять решение, начиная разбираться со сказанным постепенно.

— Первое, что важно — усилить безопасность для всех. — Последнее Юфи выделяет с особенной интонацией, словно напоминая, что её рыцарь имеет японское происхождение, и она будет работать в эту сторону. — Предлагаю организовать отряды добровольцев из местного населения. Провести агитацию будет достаточно просто: они уже воодушёвлены. А так получат определенную власть над собственными жизнями.

Последние слова совсем не идут облику прежней принцессы, но её идея вполне может сработать. Главное, правильно преподнести, использовав политику старшего брата.

— Мы продолжим выдавать японские паспорта, — сиреневые глаза непроницаемые, а слова звучат как приказ. — С определенными оговорками. А пуристам пора напомнить о происхождении. Я приму к сведению и обдумаю политику относительно их присутствия в 11 секторе.

Юфемия не могла просто сбросить аристократию со счетов — они её заживо сожрут, стоит показать слабину или укусить недостаточно сильно. Но у неё уже были определенные мысли, которые она предпочла пока не озвучивать. Всему своё время.

— Насчет военной поддержки... — Юфи смакует мысль, её звучание, но всё же озвучивает: — Не стоит беспокоиться, моя семья пошлёт сюда достаточно военных, чтобы укрепить моё положение.

+8

7

Принцесса говорила уверенно. Даже очень. Особенно для человека, который только-только получил назначение на столь значимую должность. Кеннеди даже показалось, что в пока ещё непривычному ему голосе принцессы Юфемии проскальзывают отчётливо знакомые интонации. Были они у его высочества Ренли, с которым они успели поработать всего пару месяцев. И у покойного его высочества Кловиса, которого Кеннеди знал лучше, чем большинство из своих сослуживцев в тайной полиции. Потому что как бы быстро ты не бегал, и как далеко бы ты не убежал, от кровных уз никуда не деться. Можно быть кем угодно: художником, принцем, генерал-губернатором, премьер-министром, главнокомандующим вооружённых сил. Но люди всегда остаются детьми своих родителей. Так и наследные принцы и принцессы Священной Британской Империи остаются детьми своего отца. От этого нельзя ни убежать, ни спрятаться.
— Независимо от того, как вы предпочтёте действовать, Ваше Высочество, я и мои люди будем придерживаться той политики и тех методов, которые зададите вы и ваши доверенные лица, — Кеннеди почтительно наклонил голову вперёд, а затем выпрямился, столкнувшись с фиалковым взглядом третьей наследной принцессы, покосившись на третьего присутствовавшего при разговоре человека, что внемлющим человеком-невидимкой стоял недалеко от новоиспечённой генерал-губернатора. — Но я должен напомнить, что так или иначе всё, что вы предпримите сейчас и в дальнейшем, положительно скажется на одном, и отрицательно — на другом. Если одиннадцатые получат возможность создавать добровольческие отряды для патрулирования, то это может стать предпосылкой к возрождению их собственной судебно-правоохранительной системы и, если в её основу ляжет анархия, это приведёт к обратному эффекту от желаемого. Возможно, если вы заручитесь поддержкой концерна Сумераги, они смогут стать представителями законодательной власти в гетто. Но и помните про политические риски. Слышали про теорию хаоса?
Кеннеди выдержал паузу, чтобы Юфемия могла подумать и вспомнить это понятие, на котором был абсолютно помешан его политолог из военной академии. Он считал, что абсолютно всё в этом мире действует по теории хаоса, и что любая случайность — это плохо просчитанная закономерность. К концу обучения этот человек просто исчез, перестав отвечать на звонки. О том, что он уволился, им объявили только спустя два месяца, в течение которых руководство академии отвечало размыто, а то и просто храня мёртвое молчание.
— Её ещё называют эффектом бабочки, — добавил Кеннеди всё таким же ровным и вкрадчивым голосом, как и ранее. — Но это не совсем верно, они не тождественны, просто одно не может существовать без другого. Но зато какая красивая формулировка, вы только вслушайтесь, — голос Кеннеди становится тише, едва не переходя на мягкий, почти нежный шёпот. — «Взмах крыла бабочки на одном континенте способен вызывать цунами на другом». Есть множество вариаций, но учитывая тот факт, что мы с вами находимся в 11 секторе...
Кеннеди развёл руками, нарочито небрежно извиняясь за проскочивший в его словах цинизм.
— Простите, — он виновато улыбнулся Юфемии и, чувствуя, как от затяжных речей начинает насухую драть горло, облизнул губы. — Последствия профдеформации. Но так или иначе, а все потенциальные политические риски, которые могут возникнуть в результате принятого решения, этого и не только, вам придётся принять на себя. Я обещаю, что мы сделаем всё возможное, чтобы вашу политику принимали и остальные граждане. В том числе аристократия. Но дабы не подставлять вас, действовать мы будем исключительно в рамках наших полномочий, чтобы не получилось так, как едва не произошло в Германии. Разрешите воды? Мне нечасто приходится говорить столь много.

[nick]Дуэйн Кеннеди[/nick][status]Разрушая четвёртую стену[/status][icon]http://rom-brotherhood.ucoz.ru/CodeGeass/npc/2/228.png[/icon][sign]День, когда президент нажал на кнопку[/sign][fld4] [/fld4][fld1] [/fld1]

+7

8

Юфемия кивает и неожиданно встает из-за стола, направляясь, чтобы налить воды для подчиненного. Ей нужно время для контроля своих эмоции — какой бы сильной не была её выдержка, но горечь залегает вблизи губ, морщины пересекают гладкий лоб. Принцесса словно в раз становится старше, неуловимо напоминая свою родную сестру. Только причины нахмуриться у них совсем разные — Юфи не хочет делать вид, что всё поняла сразу же, потому обдумывает всё ей сказанное. И пользуется для этого легкой передышкой.

Прохладный бок графика ложится в руку тяжестью, капли немного расплескиваются по подносу — пальцы дрожат от трудной ситуации, — но стакан всё же наполняется. Он настолько тонкий, что напоминает бокалы — хрупкие, тонкие и с замысловатой вязью по боку, в которой без труда узнается символика империи. Юфи подхватывает салфетку, чтобы подложить её под стакан — и она заглушает все звуки. Принцесса приглаживает юбку, усаживаясь рядом, изящно складывает лодыжки и возвращает себе самообладание леди.

Подчиненный?.. Ха, Юфи самой смешно от своих мыслей, ведь её лицо гладкое и совершенно без тени жизненного опыта. Лицо Дуэйна Кеннеди несет определенный отпечаток, а глаза слишком проницательны, чтобы от них скрыть малейшее волнение. Юфемия улыбается, кивая в ответ на собственные мысли:

— Ваши опасения... Действительно имеют место, я и сама во многом пока сомневаюсь. Но легкое начало может позволить нам получить определенные преимущества и, возможно, выстроить дипломатический диалог, — принцесса замолкает, бросая осторожный взгляд на Аарона, словно ища поддержки, но он мимолётный. Единственный взмах ресниц, и она уже снова смотрит на собеседника.

— Здравая мысль. У моего брата были связи, — у неё самой же их не было. — Вы считаете, я могу ими воспользоваться?

Юфемия говорит о семье Сумераги, раздумывая над тем, с какой стороны начинать собственное сотрудничество. Связи брата она желает использовать только на начальных порах — у неё другая цель, несмотря на схожую политику.

— Возможно, для налаживания связей мне стоит дождаться возвращения моего рыцаря, — Юфи немного мнется, но её предложение разумно — Куруруги Сузаку японец, пусть и его могут счесть предателем. Но с ним у неё чуть больше шансов,  не говоря уж о том, что она и сама будет чувствовать себя уверенней. Потом она бросает взгляд на заваленный бумагами стол: — А пока мне нужно разобраться со всеми этими делами.

— Аристократия — одна из движущих сил, — кивает. Она всё ещё помнит о своем первом визите в 11 сектор и посещенной вечеринке. Потому вспоминает про адмирала, его пропавшую дочь и замирает, закрыв глаза. Одна из проблем, которую она так и не смогла решить. — Однако, если я обращу больше внимания на них, ничего ведь не изменится.

+7

9

— Спасибо, Ваше Высочество, — с благодарностью в голосе Кеннеди потянулся за стаканом. — А сомневаются даже профессионалы своего дела. Мастер не тот, кто не ошибается.
Дуэйн медленно подносит стакан ко рту, оттягивая тот блаженный момент, когда прохлада кристально прозрачной воды коснётся пересохшего саднящего горла.
— А тот, кто знает, что будет делать, если ошибётся, — закончил он на издыхании, уже совсем блекло, и, наконец, испил столь любезно приготовленного для него стакана воды. — Знаете, генерал-губернаторы нашего сектора — очень особенные люди. Ни у вас, ни у Его Высочества принца Ренли, ни у покойного принца Кловиса, даже при всей его эстетичности и возвышенности, не было прислуги, которая в силу своих обязанностей делала такие вещи, как наполнение стакана воды для гостей. У многих аристократов дома дежурная прислуга есть чуть ли не в каждой комнате, кроме ванной. Впрочем, по слухам есть и такие.
Кеннеди поставил стакан на стол, кивком головы ещё раз поблагодарив принцессу, и сдержанно засмеялся, прикладывая ладонь к гладко выбритому подбородку.
— Я считаю, что это единственная возможность не допустить бескровному пути превратиться в ещё более кровавый, чем он есть сейчас, — в голосе Кеннеди проскользнул оттенок сожаления, выдавая огорчение. — Я наслышан о вашем рыцаре, Ваше Высочество. Но об отношении к нему жителей гетто ничего сказать не могу. Об аристократии и говорить нечего: ни для кого не секрет, что выбор рыцаря в своё время разочаровал немало подданных Империи. Но и здесь есть кое-что интересное, чем мы можем воспользоваться. Больше своей собственной национальности и традиций граждане Империи уважают только силу. И боятся. Мне на глаза попадались отчёты про успешные испытания Ланселота в Синдзюку. А также о бое Куруруги Сузаку с одним из предводителей сопротивления. А ещё о том случае с захватом заложников в Академии Эшфордов. А ещё о том штурме, результатом которого стало ваше освобождение.
В помещении вновь и вновь повисала вкрадчивая пауза ожидания. Кеннеди держал её лучше любого театрального актёра — абы кого не берут работать под прикрытием.
— Нам стоит напомнить аристократии об этих случаях. Если Куруруги Сузаку сможет стать лицом населения 11 сектора, как, например, им стал один человек из 1 сектора... Фидель Кастро, если это имя вам о чём-то скажет. То тогда мы сможем получить хотя бы снисхождение со стороны аристократии. Ведь по существу, они все, не побоюсь сказать, мыслят символами. Кто-то количеством нулей, кто-то — величиной нуля. Воспользуемся этим.
План звучал хорошо, даже очень. Кеннеди вновь притронулся к стакану и осушил его, допивая остатки воды. Сузаку — именно тот человек, что им нужен. В тандеме с Сумераги Кагуей получится та квинтэссенция, которая и нужна, чтобы избавиться от фактора 11 сектора. Хотя бы на время.
— А что вы собираетесь делать с пуристами? — Кеннеди вернулся к одному из вопросов, которые немало беспокоил его. — Я беседовал с новым лидером пуристов, Вилеттой Ню, в рамках... Скажем, дознавательных мероприятий в неформальной обстановке, касаемых смерти сэра Джеремии Готтвальда. В их рядах царит непонимание, а подозрения в провокации Сэра Готтвальда на совершение столь неоднозначного поступка, как новый геноцид в гетто, у многих падают на вашего брата, которому сэр Готтвальд стал неудобен. С этим тоже нужно что-то делать.
Кеннеди изо всех сил старался не смотреть на помощника Юфемии — очень хотелось увидеть реакцию на слова о смерти Джеремии Готтвальда. Аарон наверняка всё понимал и догадывался, что на самом деле заставило Джеремию пойти на такое. Но доказательств у Кеннеди не было никаких.

[nick]Дуэйн Кеннеди[/nick][status]Разрушая четвёртую стену[/status][icon]http://rom-brotherhood.ucoz.ru/CodeGeass/npc/2/228.png[/icon][sign]День, когда президент нажал на кнопку[/sign][fld4] [/fld4][fld1] [/fld1]

+7

10

Принцесса вздыхает с улыбкой, не зная — расценивать слова про особенность как комплимент или неуместное замечание. Потому ограничивается кивком. Ей нечего сказать, большинство уже знают о причинах отсутствия у неё личных горничных. И менять эту политику Юфи пока не собирается, прошло слишком мало времени.

Предложение кажется разумным. Успехи Куруруги Сузаку на фронте также идут впереди него, пусть и не достигают много ушей вне пределов границ. Однако это можно расчетливо оформить в пресс-релизах, достаточно будет лишь упоминания. Но сила совсем не тот путь, которым Юфи бы хотела пойти. Тем более, используя имя своего личного рыцаря. Безусловно, это укрепило бы её позиции, развеяв последние сомнения в её назначении и её выборе.

Рана от пулевого ранения, безобразным шрамом украсившая белую кожу принцессу, ноет при одном упоминании о произошедших событиях. Это действительно не тот путь, которым Юфи желает пойти. Демонстрация силы... Это её самый сильный козырь и, в то же время, её наибольшая слабость. Юфемия легко это признает, а потом станет уязвимой — и всё равно, такой выбор не подходит к задуманным планам.

— Единственный?.. — генерал-губернатор спрашивает прямо, оставляя себе место для словесного маневра последующий вздохом. У Юфи в прямом подчинении военные; власть, что дарована империей, пусть и по праву рождения; и слишком много наивности. — Я хотела бы пойти бескровным путем без явной демонстрации силы.

Принцесса уже знает, что проиграла. Она действительно подпишет приказ о возвращении — чуть попозже, потому что будет искать способы решить всё мирно. Но Юфи знает, что её основная сила теперь действительно заключена в её рыцаре — она и начинает всё это только из-за него. Правда романтический мотив — слабость в глазах Империи.

— Мне нужно время, чтобы всё обдумать.

Юфи кривит душой, потому что озвученный план уже достаточно хорош, она уже знает последующие действия по его воплощению. Как и свои первые шаги в налаживании контактов с японцами — она их сделает, благо почва для этого подготовлена. И отзывается легкой фантомной болью в плече.

— Вероятно, мне нужно с ними это обсудить. Если мы будем проводить открытое расследование, это будет плевком в их сторону, не так ли? — Юфи качает головой, созданная проблема слишком велика, чтобы её проигнорировать. В любом другом случае она бы действительно предложила провести расследование, но будет ли оно актуальным в этом случае? Её могли бы обвинить в сокрытии доказательств, потому сейчас ей нужен совет. Принцесса не замечает украдкой брошенного взгляда на помощника лишь по той причине, что смотрит на него сама, ожидая поддержки.

+6

11

— Они воспримут это по меньшей мере... Неоднозначно, — согласился Кеннеди наполовину. — Все, кто состоит в группировке пуристов — люди идейные. Поэтому вы правильно считаете: равнодушных среди быть не может. К тому же... Вы ведь сами понимаете: далеко не все люди среди пуристов борются за идею чистой крови. Многие просто борются, чтобы бороться. Такие люди, как они, всегда нуждаются во враге. Поэтому мнение внутри их фракции могут разойтись, что приведёт расколу. А если мы потеряем эту фракцию, мы лишимся и поддержки значительной части населения 11 сектора. Именно поэтому они — самая важная часть предстоящего политического курса.

Кеннеди сделал паузу, чтобы немного подумать. Возможных исходов было не так много. Но то, что центральное место во всей этой истории занимают именно пуристы, оставалось несомненным. Но сможет ли Юфемия справиться с тем, что начал Ренли и вернуть доверие пуристов целиком? Оставалось только гадать. Но одно Кеннеди знал наверняка: всё будет иначе. Потому что она и её брат — совершенно разные. Это чувствовалось во всём: во взгляде, голосе, случайных жестах и образе мышления. Пока Юфемия не очень уверена в том, что говорит и делает. Посматривает на своего безмолвного помощника, не спешившего вступать в беседу, говорит пусть и твёрдо, но коротко, обрывисто. Но даже несмотря на это, Кеннеди не смел сомневаться в новом генерал-губернаторе. У неё всё ещё впереди.

— Давайте поступим так: мы проведём внутреннее закрытое расследование. Нам ни к чему лишний шум, а я и мои люди... — Кеннеди сложил руки перед собой и улыбнулся уголками губ, уверенно ловя взгляд Юфемии своим. — Мы — специалисты по решению таких вопросов. Сомневаюсь, что мы продвинемся достаточно далеко, но ведь самое главное — держать руку на пульсе, не так ли? Буду следовать этому правилу сам, и вам помогу при необходимости. Вы будете получать от меня всю самую свежую информацию касательно того, как проходит изучение обстоятельств смерти сэра Готтвальда. Также я приведу в действие всех своих агентов в сфере пресс-служб крупных фирм и предприятий, и отныне вы будете получать от меня самую свежую информацию по текущему положению дел в обществе. Мы будем непрестанно изучать мнение людей о складывающейся ситуации, а самые ближайшие отчёты с отражением квартальной и годовой динамики вы получите уже через неделю. Также я оставлю вам свои контактные данные, чтобы вы могли связаться со мной, если возникнет ситуация, угрожающая вашей жизни и жизни ваших близких. Вы должны всегда помнить, что этот сектор, увы, не курорт.

[nick]Дуэйн Кеннеди[/nick][status]Разрушая четвёртую стену[/status][icon]http://rom-brotherhood.ucoz.ru/CodeGeass/npc/2/228.png[/icon][sign]День, когда президент нажал на кнопку[/sign][fld4] [/fld4][fld1] [/fld1]

+7

12

— Тогда мы должны сделать всё, чтобы они не увидели этого врага во мне, — Юфи заканчивает озвученную мысль на свой лад. У Юфемии уже не сложилось хороших отношений с пуристами, она явно продемонстрировала им своё неуважение, выбрав личного рыцаря из пожалованных. Это была горячая тема и, Юфи уверена, обсуждалось во внутреннем круге. Вряд ли они сочтут её подходящей на принимаемую должность.

Принцесса разом становится задумчива, она может от всего отказаться, пока решение не принято окончательно. Место генерал-губернатора может занять даже консорт, но тогда проблем будет ещё больше. Жена Ренли — Кассандра Бота. Британское население 11 сектора ни за что не примет её в качестве лидера.

Фраза про близких звучит насмешкой, и не по той причине, что ей является. Юфи не может признать, что в 11 секторе у неё не осталось достаточно людей, которые входили бы в эту категорию. Это её беспокоит, потому она принимает всё гораздо острее, чем есть на самом деле.

— Вы всегда можете связаться со мной или моим помощником напрямую, — говорит Юфи в ответ. — Действуйте осторожно, — проговаривает будущий генерал-губернатор. Принцесса понимает всю ответственность, возложенную на неё. Но она по-прежнему не хочет говорить с позиции силы, расследование же именно таким актом будет.

Напоследок принцесса улыбается благодарно, облегчение явственно прячется в её глазах. Беседа прояснила многие моменты, которые её беспокоили. Она всё ещё не может доверять в полной мере, но теперь перед ней человек чести. Юфи в этом уверена, потому не отводит взгляд при прощании.
Эпизод завершен

+3


Вы здесь » Code Geass » Turn VI. Turmoil » 07.12.17. Тёмная сторона