По любым вопросам обращаться

к Vladimir Makarov

(vk, don.t.be.a.hero)

Code Geass

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Code Geass » Turn VI. Turmoil » 24.12.17. Не болтай


24.12.17. Не болтай

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

1. Дата: 24 декабря 2017 года
2. Время старта: 10:00
3. Время окончания: 12:00
4. Погода: Столбик термометра упал до -10°С. С раннего утра задувает холодный северный ветер. Иногда из-за кучных облаков выглядывает солнце. К полудню обещали ясную погоду.
5. Персонажи: Иван «Змей» Полозов, Бен Кламски
6. Место действия: Офис ЧВК «Легион» в Москве
7. Игровая ситуация: Змей вернулся в Москву накануне, чтобы дать отчёт по операции, проводимой «Легионом» в Сибири. Он уже заранее знает о том, что Нозоми вызвали для участия в контракте на территории Ливии, а его было решено оставить в Сибири, дабы избежать повторения травмирующего опыта. Произошедшее с Обелиском не даёт ему покоя, несмотря на то, что все, кто присутствовал во время того короткого диалога с Нозоми, не отнёсся к этому серьёзно. За исключением самой Нозоми, которая не только услужливо оставила Змею запечатанные в пакет готовые наполовину отчёты по заданию во внутреннем архиве организации, но и прикрепленный к ним стикер, где на довольно грамотном немецком красовалась таинственная надпись: «Не болтай». Что бы это могло значить?
Так или иначе, но по возвращению Змей узнаёт, что сейчас отчёты по заданиям временно принимал некто Бен Кламски — новый директор по безопасности, а генерального, самого Мальченко, вообще не было на месте: он взял неожиданный больничный до конца года.
8. Текущая очередность: Змей, Бен

Созданный мной эпизод не влечет за собой серьезных сюжетных последствий. Мной гарантируется соответствие шаблону названия эпизода и полное заполнение шапки эпизода на момент завершения эпизода

+2

2

Зимняя Москва казалась теплой и сырой после ледяных объятий Подкаменной Тунгуски. Выйдя из такси, Змей направился к высившемуся над районом зданию центрального офиса “Легиона”. Полозов был здесь всего раз, и тогда две стеклянные башни здания ярко сверкали в свете закатного солнца. Сейчас они почти сливались с низким серым небом, сыпавшим мелкий снег.  Все произошедшее в лагере, ледниковая равнина, Обелиск – ныне казались чем то далеким, привидевшемся во сне. И все же это было на самом деле, Змей готов был поклясться.

Зайдя внутрь здания, Полозов показал пропуск охраннику на вахте, и миновав металлодетектор, проследовал к лифту. Кабина легко, почти незаметно тронулась и понесла вверх. Пока на цифровой панели мелькали номера этажей, он снова и снова задавался вопросом. “Не болтай”. Что это значит? Нозоми явно знала нечто, относящееся к найденному экспедицией артефакту. Сталкивалась с чем-то подобным раньше? Почти неуловимый, но на ее лице тогда мелькнул испуг. Змей решил для себя, что сначала посмотрит, что известно об инциденте этому Кламски. Точнее, что он посчитает нужным спросить. И будет строить разговор исходя из этих вопросов.

Нужный этаж. Двери раскрылись под мелодичный звон динамика и Змей зашагал по устеленному ковролином коридору. “Бен Кламски. Начальник службы безопасности” – красовалась табличка рядом с дверью. Сорвав с пакета стикер Нозоми и сунув его в карман пальто, Полозов открыл дверь. Приемная была пуста, стол секретаря стоял без компьютера. Странно. Еще одна дверь. Непосредственно в кабинет. Негромко постучав, он вошел.

- Господин Кламски? - поприветствовал он сидящего за столом человека. Странно, неуловимо похожего на его старого друга, Андрея Котова, погибшего в Ливии. – Старший оперативник Полозов прибыл для доклада по экспедиции в Сибирь.

Отредактировано Змей (2018-12-07 18:17:32)

+6

3

Бен закрыл вкладку и откинулся на спинку своего кресло, полуприкрыв веки. Ситуация начинала выходить из-под контроля — про Химки уже в новостях во всю талдычат, а заголовки желтушных статей в сети пестрят громкими высказываниями, которые не пойдут на руку ни Мальченко, ни Легиону. И никого не будет волновать правдоподобность: новости разлетятся, слухи поползут. И в невыгодной позиции окажутся все, кроме социал-демократов. С этим нужно будет срочно что-то делать. Но что?
Однако погрузиться в раздумья Кламски не успел: пытаясь зрить в корень, он только начал углубляться в истоки проблемы сложившейся ситуации, как раздался приглушённый стук, а через мгновение дверь отворилась, и на пороге кабинета появился человек с повязкой на глазу.
Его Бен узнал сразу. Одноглазых в «Легионе» было не так много, чтобы можно было запутаться. И особенно этого человека, Ивана Полозова, седьмому отделу известного как героя множества военных операцией на территории Центральной Африки. Пару раз им доводилось сталкиваться и в Академии, да вот только вспомнить Полозов, больше известный как Змей, прежнего Бена ни за что бы не смог. А потому вряд ли он пришёл, чтобы серьёзно поговорить о прошлом или о чём-то ещё. Скорее всего, по делу, с разговором исключительно служебного толка, никак иначе. И дальнейшие слова Полозова лишь подтвердили догадку Бена.
— Проходи, садись, — не церемонясь особо, Бен пригласил Полозова в просторный кабинет, вмещавший в себя тройку металлических шкафов, запертых на ключ, письменный стол, на котором стоял новейший немецкий монитор с сенсорным экраном и системой трэкинга, а также стол для совещаний на четыре места прямо впритык к рабочему месту Кламски. За него и предлагалось сесть Змею, чтобы рассказать подробности.
— Рассказывай, как тебя нелёгкая ко мне занесла, — на лице Кламски появилась многозначительная улыбка.
Бен знал не так много. Слышал, что разбился на территории Тунгуски самолёт воздушных вооружённых сил, Су-35. И что основной причиной назвали отказ двигателя1. Вот только уже позднее туда зачем-то направили археологов и даже учёных из «Симаргл», которые по договору подряда предоставили любителям покопаться в земле свою технику и аппаратуру. Не до конца понятна, какой интерес в этом был у «Легиона», тем более что нетрудно догадаться, по чьей инициативе туда направили бойцов... Но только какой от этого прока Мальченко? У Бена не так давно уже зародились самые разные сомнения по этому поводу, развеять или подтвердить которые мог именно доклад Полозова. И даже хорошо, что всё так обернулось, а Мальченко отправился в Петербург воевать за свою честь и совесть.


1. Здесь я делаю допущение, что новость о падании самолёта всё-таки появлялась в СМИ. Событие достаточно весомое и оно должно было всплыть. Подтверждение у АМС получено.

+7

4

Сев за стол сбоку от Кламски, Змей протянул тому запечатанный пакет.

- Здесь отчет руководителя группы.

В кабинете стояла почти полная тишина, звуки с улицы не проникали внутрь. Лишь тихо шелестел кулер в компьютере и тикали настенные часы. Выдержав паузу, Полозов пересел поудобнее в кресле, сплетя пальцы в замок и уперевшись локтями в стол. Не лгать. Но и не болтать лишнего.

- От себя лично могу доложить следующее. К моменту высадки группы обломки истребителя уже убрали. На месте падения выкошена полоса тайги, зона разрушений тянется до берега. Волочение фюзеляжа вызвало обвал почвы на берегу, открыв пещеру либо карстовый провал. К моменту начала дежурства на точке уже работали сотрудники “Симаргла”.

Змей вдохнул и выдохнул. Начиналась самая щекотливая часть доклада.

- Ученые предупредили нас, - продолжил он, - о возможном повышении радиационного фона на входе в пещеру и внутри. Однако, проверка детекторами не выявила никаких следов излучения. В самой пещере находятся древние руины. Нечто вроде капища, амфитеатр и обелиск в центре, выглядящий как объект поклонения или алтарь. Думаю, госпожа Нозоми описала его в докладе. Скажу лишь, из своего скудного знания архитектуры древнего мира, - Змей усмехнулся, - почерпнутого в учебнике истории за пятый класс – ничего подобного стилям древней Азии, а также Египта, Греции, Шумера или Рима. Никаких пересечений вообще. Совершенно уникальный архитектурный стиль. И, на мой взгляд, уровень обработки камня недостижим для современного нам технологического уклада.

Видя заинтересованный взгляд Кламски, Змей достал из канцелярской корзинки на столе карандаш, листок-ноту и начерно набросал внешний вид обелиска.

- Поверхность покрыта петроглифическим письмом. Так же, ничего знакомого из древней письменности. Больше похоже на чертеж непонятного электронного устройства, нежели на язык. Бросается в глаза часто повторяющийся символ, - Полозов дорисовал на листке букву “V” с отогнутыми кончиками и протянул листок Бену. – У вас есть еще вопросы, господин Кламски?

Отредактировано Змей (2018-12-24 13:25:32)

+6

5

Бен внимательно слушал интересный рассказ Змея, делая разнообразные пометки на последних страницах своего еженедельника.
«Странно», — подумал Бен, так и не открыв отчёт — решил почитать потом, как останется один. — «Как же пилоту удалось сесть в таких условиях? Я слышал, что один пилот выжил и не получил серьёзных повреждений, а другой погиб, но как такое возможно? Здесь что-то не сходится. Там ведь лес, условий для выживания при посадке никаких.»
Но стоило лишь Змею приблизиться к сути, а затем прорисовать символ...
Бен замер, вглядываясь в этот символ. Тот, который он видел уже не один раз. Ручка беспомощно замерла по центру листка, непроизвольно прочертив тонкую линию от одного из углов.
— Ты уверен, что ничего не перепутал? — спросил Кламски, медленно поднимая взгляд на Змея и роняя ручку на исписанный лист еженедельника.
Может ли быть?.. Не исключено. Согласно данным об оперативниках этот наёмник Есть только один способ проверить. Бен подтянул к себе пакет и аккуратно вскрыл его, после чего достал распечатанный отчёт с прикреплёнными к страницам скрепками фотографиями с полароида и аккуратной каллиграфической подписью Нозоми под каждой страницей. Ничего не говоря, Кламски пробежался по сухому описанию событий в эти несколько дней, задержавшись лишь на одном.
Да, это оно, определённо оно. А иначе и быть не может. Всё сходится. И фотография... Фотография.
— Уже вижу, что нет, — Бен убрал отчёт вместе с пакетом в стол и повернул ключ в замке.
Ошибки быть не может. Всё так и есть. Это — элеватор. По-другому и быть не может. Вот то, за чем охотится Культ, но что Легион смогли найти раньше благодаря случаю. Если бы не эта авиакатастрофа...
«Стоп.»
Авиакатастрофа, исправный самолёт, падение. Бен только сейчас начинал соображать, что вообще происходит и что на самом деле произошло. Пока нельзя ничего сказать наверняка, но что если эта авиакатастрофа не была случайностью, а оказалась всего лишь закономерностью?
«Бред.»
Закономерностью чего только? Пролёта самолёта над этой территорией и последующего падения? Да разве над Тунгуской раньше не летали другие самолёты? Траектория полёта самолётов гражданских авиалиний — вот, что могло стать ответом, однако что тогда послужило причиной крушения? Элеваторы — явление непредсказуемое, таящее в себе множество загадок.
«Ожидай чего угодно, да, Пророчица?»
— А больше ничего странного не было? — после затянувшегося молчания спросил Бен, не сводя взгляда с Полозова. — Может быть какие-то проблемы с техникой? Вы ведь туда не пешком пришли, так, а на вертолётах? Пилоты ни о чём не упоминали? Ну, там, неполадки с приборами, ещё что-то?
Ну же, должна ведь быть хоть какая-то зацепка! Бен понял, что рано убрал отчёт и, тихо шикнув, открыл ящик и вернул его на стол, раскрыв на первых страницах, и начал изучать более подробно, то и дело поглядывая на фотографию обелиска — он был точь в точь таким, каким Кламски его и представлял.

+5

6

Вот. Вот оно. Та же реакция, какую Змей видел в глазах Нозоми после того, как его нашли в пещере за запертой гермодверью. Полозов почувствовал, как зашевелились волосы на макушке. Они – оба - Кламски и японка – знали об этом проклятом обелиске нечто, что не получалось скрыть за маской холодного профессионализма. Волнение… что-то сравни религиозному опыту, божественному откровению. Особенно этот взгляд, который Бен бросил на странный символ. Если до того Змей колебался, то перехватив этот взгляд окончательно уверился – все виденное им там на Тунгуске – не иллюзия, не бред утомленного сознания, но лицезрение потусторонней силы, существующей, вот так, запросто, в нашем мире. И понимание этого пугало куда сильнее, чем детская встреча с призраком на старом кладбище…

- Да, господин Кламски, - ответил Змей, посмотрев прямо в глаза собеседнику. – Было еще кое-что. Весьма и весьма странное. Я сомневался, следует ли сообщать. Однако Ваша реакция на это, - он постучал пальцем по листку с символом, - убедила меня, что следует. Спустя примерно час после высадки на месте крушения кто-то или ЧТО-ТО вошло в психический контакт со мной. Полностью подчинив мою волю на некоторое время. Я оказался… как бы это лучше описать… где-то, когда-то в эпохе позднего ледникового периода. Я полностью осознавал себя, но тело меня не слушалось. И нечто – повлекло меня в пещеру, к этому чертовому обелиску. Вы знаете, он заговорил со мной. Огромная, непререкаемая воля, словно я песчинка, а он человек в сравнении со мной. И даже тогда – в той эпохе – он уже казался древним, древнее целого мира.

Кламски глядел слегка ошалело. Змея кольнуло. “А стоило ли настолько начистоту? Просила же Нозоми не болтать. Кстати, да, Нозоми…”

- Командир Нозоми, - продолжил Полозов, найдя меня без чувств в запертой пещере выглядела примерно вот так как Вы сейчас, господин Кламски. Произошедшее ее напугало. И, простите мою дерзость, но, если Вам позволено – хотя бы намекните, с чем я столкнулся?

Отредактировано Змей (2019-01-28 19:22:07)

+5

7

Бен замер, уже не опуская взгляда на документы. Информация, которой он владел, расширялась, становилась глубже и обрастала новыми деталями. Такими, о которых он и подумать не мог.
«Контакт?»
Разве о чём-то таком ему говорили тогда? Нет. Этого не было и быть не могло. Бен обладал слишком хорошей памятью, чтобы забыть о событиях тех дней, тем более что с того самого момента, круто перевернувшего его жизнь, и трёх лет не прошло.
«Значит ли это, что и она могла ошибаться, чего-то не знать?»
Бен опустил глаза, взглядом вновь натыкаясь на этот обелиск. В его голове уже давно, с того самого момента, когда смерть обошла стороной, начали зарождаться сомнения, а теперь они лишь подтвердились. Пророчество могло быть ошибочным... Или же ложным.
«Чудно, — Бен сжал зубы, непроизвольно покручивая схваченный со стола погрызенный карандаш. — Час от часу не легче. Вопрос лишь в том, что или кто тогда наврал.»
Сомнения вскружили голову Бена страшнее, чем дурман инстинкта размножения охватывает молодых людей. Теперь он понимал, что в сказанном два года назад нельзя быть до конца уверенным. Воздушный замок правды таял на глазах, как напоминание о бдительности и предусмотрительности: война продолжалась.
Но было и ещё кое-что, о чём сказал Полозов. Поначалу Бен совершенно не придал этому значения, поражённый тем, что рассказал Змей. Но когда последствия падения сброшенной инфобомбы стали оседать радиоактивным пеплом на подкорке разума, он обратил внимание на маленький факт, едва не испарившийся прямо из-под носа.
— Нозоми, значит... — не спеша отвечать на вопрос Полозова, Бен оторвал взгляд от фотографии и, закусив губу, прищурился. — Говоришь, реакция была точно такая же? Ты уверен? И никого не удивило, что тебя нашли, как утверждается, в запертой пещере? Только саму Нозоми?
И если это так, если Змей не ошибся, и ему не чудится — это уже звоночек. И вероятнее всего звоночек этот окажется для всего Легиона тревожным.
«Избранные единицы Легиона знают о Культе. Но не о Гиассе. Не об элеваторах и не о том, что это, чёрт возьми, такое. Только тот, кто даже не подозревает, с чем человечество столкнулось, отреагирует спокойно, а не как я.»
Но однозначные вывода делать слишком рано. То, что Змею что-то показалось, ещё не является основанием, чтобы что-то подозревать, но...
«Если Нозоми попала сюда, заранее зная что-то не только о Культе, но и о Силе Короля, значит, она не из своих

Отредактировано Ben Klamsky (2019-02-10 17:48:44)

+5

8

Полозов расправил плечи и потянул затекшую спину. Ситуация начинала его злить. Вышестоящие, даже всего на одну ступень, ходили вокруг да около, играли в какие-то свои игры, а он как как малое дитя пытался постичь некую тайну, которая для остальных была чем-то самоочевидным.

- Удивила, господин Кламски. Удивлены были все. Вот только, - Змей зло хмыкнул, - только Нозоми была еще и ДО УЖАСА напугана.

Он встал, отодвинув стул, и, обойдя стол, подошел к окну. Ветер нес по земле поземку, небо обещало снегопад.

- Я видел много форм страха, господин Кламски. И многие формы испытал на своей шкуре. Не всегда человека колотит и он мочится под себя, не всегда скулит и покрывается испариной. Бывает внешне это вообще никак не проявляется. Но глаза не обманывают, вам ли не знать. Я уверен, Нозоми УЗНАЛА что-то в этой пещере, в данном… неловком происшествии со мной.

Резко обернувшись, Полозов впился взглядом в сидящего за столом Кламски.

- Когда это НЕЧТО подчинило меня, Бен, я был уверен что мне осталось жить какие-то минуты. Я вспоминал дни моей жизни и мысленно прощался с ней. Но он.., оно... не убило меня. Когда обелиск заговорил, когда ОБЪЯЛ мой разум, я почувствовал одну его мысль. Он проявил интерес, но так, как проявляет интерес мастер живописи к каракулям пятилетнего ребенка, не своего ученика. Видимость внимания, снисходительные, ничего не значащие слова одобрения... и все. Словно я не тот, кого он ждал. Недостаточно силен, недостаточно посвящен. Не могу объяснить. Я солдат, Бен, всю мою взрослую жизнь. И я ждал чего угодно от своей работы в “Легионе”. Диверсионных операций, разведки, сопровождения особо важных лиц. Не контакта со сверхъестественными силами.

Вернувшись к столу, Змей обессилено опустился в кресло.

- Если вам запрещено разглашать подробности, Бен, я не настаиваю. Но не надо использовать меня или моих людей вслепую. Это не укрепляет доверия между нами и мою лояльность организации.

Отредактировано Змей (2019-02-26 00:04:00)

+5

9

— Напугана? — уточнил Бен, мерно постукивая карандашом о стол плашмя. — Интересно.
И это тоже было странно. Если Полозов не ошибся, то... Это вообще никак не сходится с тем, что написано в личном деле Нозоми. Значит ли это...
«Может быть, это я ошибся в своих выводах? Могла ли она попасть сюда, потому что Мальченко знал всё заранее? У-у, нет, так дело не пойдёт. Ещё немного и я дойду до заговора пришельцев с Марса против жителей Земли. Хотя если это на самом деле так — я уже не удивлюсь».
— Послушайте... Иван, — Бен сделал паузу, перестав отбивать ритм карандашом, и в помещении воцарилась тишина. — Могу я, да, к вам по имени, если не против? Так вот... Вы должны понимать, что есть вещи, о которых никто не должен знать. И о таких вещах мне действительно запрещено говорить. Но то, с чем столкнулись вы...
Бен огорошено надул губы и вздохнул. Что ему делать? Рассказать Змею всё, как оно есть, раз уж он подобрался к тайнам Силы Королей настолько близко? Или умолчать? У любого решения были свои плюсы и были свои минусы. В первом случае тайна рискует всплыть наружу, если в ряды «Легиона» затесался предатель. Слухи поползут неминуемо, и тогда он попросту может выйти через Змея на самого Бена, и Нозоми заодно, что поставит под удар всю группу особо назначения. А если умолчать... Человечная сторона Вениамина говорила ему, что Иван имеет право знать. Он тоже человек, и он пошёл сюда не просто за деньгами. Иван был из тех, кому не наплевать, как эти деньги получены. Но человечность — это вовсе не то, о чём будут задумываться машины для убийств из Культа. С людьми эти биороботы не имеют ничего общего. Но то, что Змей так ревностно отнёсся к произошедшему означает, что оставлять его не у дел — заведомая ошибка. Это как оставить в системе безопасности дыру в надежде, что ею никто не воспользуется.
Правильный вариант был. Но ни один из тех, о которых Бен размышлял до этого, им не являлся.
«Значит, остаётся только один выход...»
Но только может ли Бен принимать решения, подобные этому, в одиночку? Нет, ни в коем случае. Пока нет Мальченко, пока нет Макарова, он ничего не станет предпринимать.
— Об этом лучше никому и ничего не говорить. Нозоми правильно сделала, что завещала вам не болтать. И всё, что я имею право для вас сейчас сделать... Всё, что я могу для вас сейчас сделать: посоветовать вам то же самое. До тех пор, пока ситуация не прояснится.

+6

10

Полозов слушал и молчал. Ситуация из просто скверной быстро превращалась в откровенно херовую. И статскому советнику в отставке все сильнее хотелось закончить разговор, выйти из здания – и позвонить паре старых знакомых из ГСБ. А там будь что будет. Но от окончательного решения его останавливал один нюанс происходящего. В раскопках на Тунгуске участвовал “Симаргл”. Государственное учреждение, они явно имели санкцию на проведение исследований от безопасников. Либо же в нашей державе все окончательно прогнило…

На смену гневу и смятению пришел холодный фатализм. Не будем спешить. Нет. Сделаю вид, что верю Кламски, его начальству и кто там еще выше? Пока что ничего критического не произошло. Я тоже могу вести игры в тихушника, господа. Поглядим. На ваше дальнейшее поведение. А пока что…

- Я понял Вас, господин Кламски. Молчать о ситуации. Я могу идти, или будут еще какие-нибудь инструкции?

+3

11

Бен облегчённо вздохнул. Хорошо, Полозов всё понял и не стал допытываться дальше. Просто указать на дверь и отправить восвояси — затея гиблая. В столь непростое время даже наёмникам нужно держаться вместе.
— Инструкция будет лишь одна, — взгляд Бена застыл на Иване. — До нового года постарайтесь никуда не уезжать из Москвы. Если были какие-то планы и куплены билеты на самолёт или поезд — сдавать не спешите, но готовьтесь к тому, что такая необходимость появится. Вот, возьмите.
Бен взял квадратный листок для заметок из небольшой стопки на углу стола, положил прямо перед собой, подвинув отчёт в сторону и ручкой с синими чернилами прямым угловатым почерком вывел телефонный номер.
— Если ничего не выяснится до вечера 30 числа, и будет нужно куда-то отправляться, звоните мне. Сделаю всё, что в моих силах. До встречи. И с наступающим вас, Иван.

×××

Когда Полозов покинул кабинет, запрокинул голову назад и прикрыл глаз
Всё сложно. Всё плохо. Пока Культ — просто Культ, это просто теория заговора, которая стала правдой. Такое бывает. И представить это несложно. Но как только Культ превратится в Культ Гиасса... Это поменяет абсолютно всё. Цели, задачи.
— А может, я просто зря молчу об этом? — Бен в надежде открыл глаза, словно ожидая, что сейчас перед ним появится некто всеведущий и сможет разрешить загадки, раскрыть все тайны мироздания и просто расставить точки над i.
Но увы. Вопрос повисает в воздухе. Слышно лишь, как тихонько шумит кондиционер — отопление в кабинете Вениамина работало очень нестабильно.
С кем вообще можно посоветоваться? Мальченко. Да, нужно, но стоит ли оно того? Какими бы ни были благими намерения Станислава, он в первую очередь карьерист. Кто знает, как этот обелиск поведёт себя в будущем. Вдруг он начнёт раздавать силу Короля направо и налево?
«Или...»
Да нет.
«Неужели...»
Бен поднял голову и смерил закрытую дверь кабинета, минуту назад захлопнувшуюся за Полозовым, стеклянным взглядом.
«Да нет же... Хотя откуда мне знать? О таких вещах лучше вообще не думать. Потому что уже просто поздно».
На всякий случай Бен ущипнул себя, надеясь, что он не находится под гипнозом или его подобием. Кто ещё оставался? Макаров? Возможно. Вопреки тому, что он сделал в Абу-Даби, его намерения... Да ничего Бен не знает о его намерениях. Тогда, может, Алина?
«Нет, это уже слишком».
Бен вздохнул и, поднявшись из кресла, подошёл к окну и посмотрел на утопающий в свете зимнего солнца город. Остаётся только одно: ждать удачного момента. Бен сам поймёт, когда этот момент настанет.
Так говорила Пророчица Времени.

Эпизод завершён

+4


Вы здесь » Code Geass » Turn VI. Turmoil » 24.12.17. Не болтай