По любым вопросам обращаться

к Vladimir Makarov

(vk, don.t.be.a.hero)

Вопросники RPG-TOP: потому что мы интересные!

Code Geass

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Code Geass » Личные отыгрыши » 07.12.17. Иначе это просто скучно


07.12.17. Иначе это просто скучно

Сообщений 1 страница 20 из 23

1

Ты всхлипываешь все тише,
Я улыбнусь снисходительно.
Девочка, ты привыкнешь,
Все будет у нас восхитительно!

1. Дата: 7 декабря 2017
2. Время старта: день
3. Время окончания: поздний вечер
4. Погода: 19-22 градусов С, приятный ветерок с океана, вполне хорошая погода без ощутимых осадков.
5. Персонажи: Lakshmi Trishna Neru и Frederic Lennox
6. Место действия: недалеко от Лос-Анджелеса, прибрежные территории, большой загородный особняк семейства Ричмондских с выходом к океану.
7. Игровая ситуация: принцессу Индии доставляют в Британию уже как невесту герцога Ричмондского. Будущие супруги видят друг друга почти второй раз в жизни, но это ничуть не мешает им стойко… ненавидеть друг друга. Юный британский лорд и чуть менее юная Индийская принцесса. Каковы у них шансы не испортить политические планы своих государств?
8. Текущая очередность: Лакшми, Фредерик

Созданный мной эпизод не влечет за собой серьезных сюжетных последствий. Мной гарантируется соответствие шаблону названия эпизода и полное заполнение шапки эпизода на момент завершения эпизода

+4

2

Из окна дорогой, жутко комфортабельной машины открывался великолепный вид на не менее великолепный загородный дом, оборудованный по последнему слову техники. Однако девушка, сидевшая у окошка, смотрела на здание так мрачно и с таким плохо скрываемым отвращением в злом и тоскливом взгляде черных агатовых глаз, что просто сердце радовалось. Она была настолько не рада сейчас, ей была настолько пофигу вся эта красота и удобства, крайне сомнительные, как и все здесь с ее точки зрения, что если б высокомерный, как и его хозяин, домик это знал, немедленно рухнул бы к ее блестящим туфелькам на каблучке!
«Этого не может быть. Этого не может быть, просто потому, что не может, я сказала!!! И что бы ни несли Рави и дедушка, что бы ни плела мне Ари, я ни на секунду не поверю, что я – его невеста!!! И ни секундой не останусь тут дольше, чем полагается по их чертовому этикету или что там мешает мне развернуться и уехать отсюда прямо теперь, уже???»
Глубоко вдохнув и набрав в грудь побольше свежего воздуха, девушка все же изволила выйти из машины. Туфелька ступила на землю, и хотя грязи там не было, наоборот, все сияло странной чистотой, тем не менее выражение гадливости и отвращения на красивом ухоженном личике усилилось. Она чувствовала, что ненавидит это место всей душой, что ненавидит этот особняк, ненавидит всю эту красоту и солнечную погоду, ненавидит своего дедушку и даже Рави!!! И больше их всех она ненавидит только одно существо, которое сейчас, по тому же идиотскому этикету, должно было ее встречать.
«Нет, нет, нет, они что-то перепутали, это какая-то ошибка!!! Это Ари должна была выйти за него замуж и укрепить, усилить, умножить и уладить все возможные отношения между государствами! А еще что там, дедушка??? Предотвратить, успокоить и решить проблему?! Дедушка, какого черта ты не стал его невестой сам? Кто придумал вообще этот… маразм?! О, я не сомневаюсь, это сделало вот это чудовище, которое сейчас мне предстоит увидеть! И терпеть в течение… сколько там длится ритуал приветствия?!»
Чтобы не сорваться на слуг, на своих и чужих, уже суетившихся вокруг с ее вещами, чемоданами, огромными коробками и свитками, чтобы не начать убивать немедленно и не дожидаясь появления хозяина особняка, Тришна попыталась отвлечься на что-то нейтральное.
«Например, на то, каким именно способом я его отравлю!!! Знаю! Я отравлю его пилочкой для ногтей в глаз! Так будет больнее ему а, значит, приятнее мне!»
Кошмар последних месяцев она тщательно старалась не вспоминать, чтобы не возбуждать настолько же агрессивные и отрицательные чувства еще и ко всем обожаемым и просто любимым, которые остались дома. Там, дома, в Индии, а она теперь одна, тут! Не этого ли она всегда желала???
«Нет, это все глупый и жестокий, ужасный сон! Придуманный дедушкой, чтобы, как обычно, проучить меня! Я буду думать именно так и не иначе! И если чтобы вернуться домой мне требуется тут пожить пару дней – да ради Бога! Это не составит для меня труда, пусть… пусть он боится, почему я должна??? Ари смогла бы сделать жизнь любого мужчины Адом в течение минуты, а от меня требуется только не сбежать раньше, чем это будет… Да кого я обманываю!»
Чувства, буквально раздирающие сейчас Лакшми изнутри, были настолько противоречивыми, что ни успокоиться, ни проанализировать что-то, ни просто прийти в себя и пойти сказать будущему мужу здравствуй она не могла просто физически! И сложно было даже сформулировать, что же злило и убивало больше всего: то ли то, что ее не спросили, то ли наличие принуждения и отсутствие выбора, то ли…
«Да он же чертов малолетка!!! Дедушка, как ты мог???»
Когда Лакшми узнала о том, что ей отыскали жениха, ее злости и негодованию не было предела. Древние традиции и выборы мужа без участия в этом невесты были хороши, когда они применялись к кому угодно, только не к ней! Девушка сначала просто расхохоталась, не поверив, потом пришла в бешенство, потом устроила дедушке такую цыганочку с выходом, что случайно попавшие под руку охранники и слуги долгое время заикались и боялись войти в тронный зал просто потому, что умудрились находиться там в момент разборок. Досталось всем – и дедушке, и Ари, и любимому брату, который вместо того, чтобы спасти ее и защитить, поддержал вдруг своего правителя, что-то невнятно мямля про обязанности перед страной и ее людьми!!! Тришне было настолько плевать на страну и людей, ведь дело касалось ее самой, ее лично! Однако это все были цветочки. Ягодки начались, когда она узнала, КТО именно пророчится ей в мужья…. и сколько ему лет…
- Ты издеваешься? Ари, у тебя хватает еще смелости издеваться надо мной, когда я итак на пределе??? Ты зачем сейчас пугаешь меня и шутишь так грубо и мерзко??? Мы уже обсудили с тобой этого британского сухаря… сколько-сколько??? Шестнадцать???
Слов больше не хватало, Лакшми завизжала так, что охрана влетела в комнату, и тут же вылетела, чтобы не попасть под тот Апокалипсис, который устроила маленькая, хрупкая, изящная куколка-принцесса, когда, наконец, до нее дошло, что и это правда. И если она могла простить своему дедушке и брату что угодно в этой жизни, только сейчас поняла – нет, не это! Она могла бы еще примириться кое-как с наличием чужого человека в своем будущем. Она могла бы еще принять умудренного опытом, знаниями, сильного и властного мужчину… НАМНОГО старше себя!!! Но ей вдруг всучили малолетку, у которого еще молоко на губах не обсохло! Так вот откуда шло его поведение – он просто стеснялся!!! Так вот откуда эта надменность и холодность! Он просто не знал, наверняка, куда девать свои руки!!! А она еще в какой-то момент даже получала удовольствие от беседы с ним тогда, в парке?! Она еще и благодарной была там, в какую-то минуту???
«Большего идиотизма в моей жизни никогда, никогда не происходило! Да он же ни черта не представляет, что делать со мной, он вообще имеет понятия, что такое брак??? Да о чем я думаю вообще?! Если сейчас он попробует хотя бы за руку меня взять, я просто не выдержу и закричу! Боги, как же я его ненавижу!»
Доведя себя буквально до всех возможных пределов, уже пережившая первый шок и первую горячку, уговорив себя не убивать никого сразу, с порога, девушка молча, без обычной улыбки, мрачная, как сам Дьявол Преисподней, продолжала стоять у машины и наблюдать за муравейником из слуг, суетившихся вокруг. Она не спешила входить. Она вообще не собиралась входить!!!
«Так. Я его старше, а значит, умнее, лучше и вообще смогу командовать и распоряжаться здесь. Почему бы и нет??? Ну неужели я буду слушаться какого-то… сопляка?! Все, спокойно, просто вдохнуть глубже, как советовал мой врач, пойти, найти его, если он уже успел затеряться тут, ведь его надо еще за ручку водить! Муж! Нет, они все просто издеваются надо мной!!! Никто не удержит меня здесь больше, чем на сутки. Никто! А дальше… дальше я найду, чем занять себя, до самой этой чертовой свадьбы. Я уеду в Пендрагон и развлекусь там, как следует! Все, думаем только об этом, только об этом…»

Отредактировано Lakshmi Trishna Neru (2018-10-27 20:41:48)

+5

3

У вас когда-нибудь в жизни происходила такая реальная жесть, что делать уже ничего не хотелось, а хотелось лечь и мирно, тихонько умереть? Так вот, у Фредерика такое уже случалось и не раз, поэтому сейчас он пребывал во вполне бодром, рабочем настроении. И уже с утра, аккурат вовремя, подписал всё то, что от него требовалось подписать. А так же успел съездить на заседание акционеров какой-то важной дряни, посетить выставку картин странного чудика, которому, с чего-то вдруг, некогда, то ли в пьяном бреду, то ли в очередной запарке, самолично подписал спонсорскую помощь, и успеть на дегустацию мороженого с новым, ярким вкусом какого-то де… фрукта. Теперь же, ближе к обеду, ему полагалось ожидать свою новую невесту из Индии, но Фредерик безбожно опаздывал. И нисколько не переживал по этому поводу. Ну, подумаешь, невеста. Первая она у Леннокса, что ли? Да ему и в возрасте одиннадцати лет уже активно сватали всех кого не лень! А в поместье – слуги. Так что, не потеряется, невеста-то. Из транспорта извлекут, в дом доставят, привяжут, коль понадобится. Слуги у Леннокса – ребята бывалые, и не таких сопровождали, куда следует! А тут – какая-то девчонка. Пф! И лишь после того, как машина Фредерика завернула в живописные кованые ворота поместья, внезапно выяснилось, что он почти и не опоздал, а опоздала его невеста. Ну что ж, и такое случается в высшем обществе. Он попросил шофёра остановить машину тут же, возле автомобиля Лакшми, и быстро покинул салон, выходя. Мягко хлопнул дверью и важно, придирчиво осмотрел свою невесту. А то знаете, как бывает? Подменят ещё при пересылке! Леннокс считался опытным бизнесменом. Он всякое видал!

- Доброго дня.

Совершенно спокойно, как-то по-свойски, поздоровался Фредерик, и даже прекратил осматривать новоприобретённую вещь так пристально. Чисто ради уважения! Невеста, чай, его теперь. Надо с этим считаться. Иногда.

- Как долетела?

Ненавязчиво поинтересовался Фредерик, опять же, чисто из вежливости, и по привычке расстегнул пиджак, стягивая с себя – на улице было жарко, это вам не салоны дорогих автомобилей с кондиционерами, и не офисные здания.

- В дороге не укачало?

Молодой герцог вовсе не видел проблемы во всей этой ситуации. Что тут такого? Ну, невеста. Не они первые, не они последние – вся знать грешит браками по расчёту. С самого раннего детства Фредерик прекрасно знал, что никакой любви вовсе не существует. А значит остаётся что? Правильно! Выгодно жениться, и не менее выгодно пристроить своих же детей в будущем. Этот брак Леннокс находил очень удачным даже для себя. Всё-таки он всего-то герцог. А Лакшми являлась принцессой, пусть и из дикой Индии. Ничего, всё можно исправить, любого отмыть и так далее.

- Если ты голодна, то я могу поторопить слуг с обедом.

Важно предложил Фредерик, галантно, совсем привычно, подав девушке руку. Невест полагалось сопровождать везде и никуда не отпускать. Правда, о них Леннокс знал не так много, поэтому больше импровизировал.

- Ради тебя.

Вдумчиво уточнил он. Девушки любили, когда что-то делалось ради них. Вот, Фредерик ради невесты готов заставить слуг собрать обед намного раньше! Всё-таки он был ещё слишком молодым и немного наивным в некоторых вопросах, которые не касались бизнеса, политики и экономики.

- Идём, выберем тебе комнату: до свадьбы нам не желательно спать вместе, но если ты хочешь – я не против.

Сразу же расставил все точки над «и» Фредерик, предпочитая прояснить ситуацию полностью. В бизнесе это неплохо помогало.

+5

4

«Именно, Пендрагон! Уехать туда и пробыть там до самой свадьбы! Потом вернуться на свадьбу, на денек – и снова свалить подальше отсюда! Там у меня море знакомых, там дискотеки, развлечения, там супер крутые машины, там вечная скорость и вечная музыка, там праздник!!! Там полно радостных, ярких людей, знающих толк в моде, в развлечениях, в тусовках и удовольствиях!!! Да что этот британский сухарь может вообще знать о жизни??? Он может только знать, как мне ее портить! Отлично, план-максимум обозначен, осталось только сказать ему здравствуй и попрощаться! Ах, да, брачная ночь тоже отменяется, я не собираюсь ложиться в кровать с малолеткой, который, наверняка, понятия не имеет, где вообще у женщины что находится! Я не собираюсь быть нянькой, вот повзрослеет – и я еще подумаю о наследниках для него!»
Лакшми поняла, что еще немного – и она уедет прямо теперь, чтобы вернуться завтра – сегодня у нее уже не было ни сил, ни желания выяснять отношения, она устала после перелета, она была раздражена и могла выйти из себя в любую секунду. Да, самое разумное было просто развернуться и уехать в гостиницу, чтобы привести там в порядок и себя, и разбушевавшиеся нервы, чтобы потом написать вежливое письмо и удрать в столицу даже не здороваясь! Однако пусть он и был каким-то там мелким и ни к чему не обязывающим герцогом, а она – высокородная, образованная, самая лучшая принцесса самой лучшей страны, вот именно последний факт и заставил все еще медлить и колебаться… Она не могла опозорить свою страну, правда? И тут позади послышался легкий, почти бесшумный шорох шин явно дорогой машины. И Лакшми… даже не обернулась. Потому, что всей своей чувственной, чуткой и аристократичной нежной спинкой ощутила – это именно он, тот, кого она изо всех сил не желала ни слышать, ни видеть!!! Физически просто не желала сейчас. Мягко хлопнула дверь машины, Лакшми ощутила еще и оценивающий взгляд, поняла, что если он посмотрит так еще минуту, то смертоубийства не избежать, и резко обернулась, глянув в упор с холодной, не менее оценивающей улыбкой, с которой она никогда не смотрела ни на кого до сих пор. Если тогда, в садике, она была милой, обаятельной, пусть слегка взбалмошной, но вполне симпатичной, сейчас он столкнулся с такой волной агрессии и неприятия, тщательно замаскированной манерами, что странно, как не сбежал вообще!
- Отвратительно.
Улыбка на карминных, ярких губках стала прямо-таки отвратительно слащавой, черные сливы глазищ вообще не улыбались. Лакшми и не скрывала, что он ей активно не нравится, и не собиралась ничем приправлять ужасное карри их зарождающихся отношений.
- Полет прошел отвратительно, я устала и вымоталась, надеялась, что ты встретишь меня в аэропорту или хотя бы пошлешь слуг. Однако, как я понимаю, слухи о гостеприимстве британских герцогов сильно преувеличены.
«А чего я еще от него ожидаю??? Что он хотя бы в день прибытия своей будущей жены догадается смотреть на часы и будет ожидать меня дома??? Хорошо, вообще приехал! Ему же только шестнадцать, какое там понятие времени, какие там часы!»
- Ладно, я просто устала.
Все же не стоило обижать его сразу по приезду, Лакшми не была Ари, ее подруга бы уже не оставила тут камня на камне и давно бы танцевала джигу на развалинах особняка, кровожадно доедая косточки молодого герцога. Лакшми была милой и доброй. Поэтому она просто фыркнула и внимательно осмотрела свое вынужденное приобретение с ног до головы. Сравнила с собой. Тяжело вздохнула. Яркая, переливающаяся всеми цветами элегантного, изящного, парадно-выходного индийского сари, со всеми своими колечками, бусами и аметистами, Лакшми здорово напоминала райскую птичку, каким-то злым волшебником перенесенную из своего Райского сада и врученную этому, в белой рубашке…
«Пингвину! Нет, я этого не выдержу!»
Неохотно признав в глубине души, что рубашка у него все же изысканно-белоснежная, а сам он выглядит более, чем неплохо, девушка раздраженно процедила сквозь стиснутые зубки.
- Нет, спасибо, я вообще не голодна.
Она машинально протянула унизанную обожаемыми крупными перстнями ручку, чтобы поймать его предложенную руку и тут же отвлеклась на несуществующую пылинку на своем сари, тщательно стряхивая. Руки так и не приняла. Нет, она не хотела его обидеть. Ей сейчас было откровенно плевать на его обиды!!! Она просто физически не представляла, как мирно и красиво возьмет его за руку и отправится с ним осматривать поместье, она просто не представляла!
- Что???
Только что повышено увлеченная сари, услышав последнее мирное и спокойное уточнение, тут же вскинула запылавшее краской личико. Он что, принимал ее за одну из проституток, которых полно здесь, в Британии??? И на которых он, наверняка, упражнялся, оттачивая свои сомнительные умения в постели???
- Если бы ты был Рави, ты бы уже получил пощечину за такие предложения, ясно?! Но ты не Рави, и я понимаю, что ты даже не соображаешь, что ляпнул сейчас не кому-нибудь там, а своей невесте! Поэтому сейчас я просто развернусь и пойду выбирать себе комнату! А ты можешь пойти и… и просто оставить меня в покое! До самой свадьбы!
Выпалив коротко и ясно, девушка красивым пируэтиком и правда развернулась на своих каблучках и зло поцокала ими до самого особняка, явно не собираясь никого ждать. Пусть он обижается, пусть злится, пусть не обращает на нее внимания или сходит с ума от бешенства – она решила жить так, как привыкла и как ей хочется!!! И даже если эта свадьба состоится, никто не заикался о том, что она обязана быть с ним хотя бы просто милой. А еще она была девственницей. И это сейчас бесило еще сильнее, почему-то!
«Не зря Ари намекала, давно пора было начать!!! Сейчас бы не краснела как идиотка, да?! И не давала ему повода думать всякую чушь, как он наверняка сейчас надумал уже. Ненавижу его! Ради тебя… да ты ничерта не хочешь делать ради меня, мог бы не притворяться!!! Тебе нужна индийская принцесса в доме?! Ты ее получил! Наслаждайся!»

+3

5

Милая, маленькая принцесса вела себя неподобающе, можно сказать – совсем. Фредерик мирно опустил руку, перекинул через локоть пиджак и спокойно остался стоять рядом. Партнёры по бизнесу у Леннокса были крайне… разнообразными. Некоторые вовсе не знали о манерах и откровенно удивлялись, когда им пытались про них рассказать. Так что, эта хрупкая девочка могла вести себя и таким образом, да как угодно, герцог не против. Когда-то давно кто-то ему сказал, что в людях никогда не надо забивать индивидуальность – только пользоваться ею. Фредерик был очень хорошим учеником. Он запоминал многое. А позже – применял на практике, неизменно совершенствуя услышанное и доводя до ума теории прошлого.

- Это случается.

Поддержал разговор об усталости Леннокс. Ну да, принцесса она или кто: женщина – это почти человек. Так папа говорил. Фредерик запомнил и теперь старался вести себя по-свойски, даже не пытаясь показать удивление или недовольство. Маленькая принцесса, поди, на самолётах-то почти не летала. Ей вовсе простительно – она из дикой Индии приехала, а это как Африка, только Индия. И более выгодная экономическая площадка, что немаловажно и очень кстати. Фредерик любил свой бизнес, даже больше, чем своё герцогство. А вот юную принцессу… Он ещё не разобрался, в общем.

- Ладно, тогда подождём обеда.

Мирно решил Леннокс. За всех разом. Он привык так: решать за других, всегда, везде, по поводу и без. Он же герцог, вообще-то. И предприниматель.

- Не стоит так стесняться.

Милостиво посоветовал Фредерик. Принцесса в таком виде казалась ещё симпатичнее. Румянец ей шёл, как нельзя кстати. Леннокс залюбовался.
«Мне же докладывали о том, что она может быть девственницей. А я не верил. Откуда такое, да в наше время? Но, кажется, в Индии это случается».
Лакшми Ленноксу, можно сказать, нравилась. Тем, что из-за брака с ней он приобретёт ещё более выгодное положение в высшем обществе, например. Ну, ещё мордочка у неё ничего так. И фигурка. Фредерик оценивающе осмотрел грудь принцессы, и счастливо улыбнулся. Нет, в целом, сойдёт.

- И да. Я – не Рави.

Куда как холоднее, даже строже, напомнил герцог. Становиться для девчонки её любимым братиком он не собирался. Вот ещё, делать нечего. Леннокс задумчиво проводил взглядом принцессу. Та уходила прочь, к его особняку. Молодой герцог улыбнулся, а после и вовсе – рассмеялся. Не громко и беззлобно. Скорее уж – как-то по-детски. Но было в этом смехе нечто странное. Фредерик не насмехался, но будто наперёд знал, что произойдёт дальше. Хотя откуда он мог знать? Будущее он видеть не умел.

- Ты решила сбежать от меня в мой же особняк? Какое интересное решение.

Сразу же оценил Леннокс, даже не пытаясь её догнать. А зачем? Кажется, в Индии вовсе всё было плохо с личным пространством, если от Фредерика так умело скрывались на его же собственной жилплощади. Это же весело!

- Если тебе немного не по себе, то ты можешь где-нибудь спрятаться. Например, в ванной или… шкафу.

Предложил варианты Фредерик, откровенно задумавшись, где б ещё можно было спрятаться? Всё своё детство Леннокс провёл за уроками, да в бизнес-делах, он ничерта не знал, как играть в прятки. И в другие детские игры тоже.

- Ну, ещё под столом так-то можно. Там непременно нет пыли.

Важно поведал Леннокс, будто бы сам недавно проверял. И невозмутимо прошёл мимо принцессы к дому, входя в распахнутые дворецким двери.

+3

6

Лакшми, не оборачиваясь, раздраженно тряхнула черноволосой головкой, блестящие, как вороново крыло, волосы плеснули по дорогой ткани сари,живописной волной выражая отношение самой Лакшми к тому, что говорил сейчас Фредерик Леннокс. Судя о всему, что бы он сейчас ни говорил, это бесило прямо-таки заранее и заблаговременно!
- Можешь обедать, когда тебе заблагорассудится. Я, пожалуй, сегодня пообедаю в своей комнате, позже, вечером, я слишком устала!
Демонстративно отказалась обедать с ним, просто так, из чистого упрямства. Потому, что ничего против совместного приема пищи она не имела, Леннокс, при всем своем жутко раздражающем спокойствии, не выглядел совсем уже дикарем, не способным вести себя за столом прилично. Однако все дело было в том, что сейчас она просто не могла видеть его! В принципе. Абсолютно.
- Что?!
Каблучки, только что нервно, строго, зло и непримиримо выстукивавшие свою сердитую мелодию по дорожке, замерли и замолчали. Девушка резко развернулась, почти добравшись до двери, и в упор глянула на своего будущего мужа, который стоял со своим обычным, так выводящим из себя, флегматично-радостным видом и нес такую чушь, от которой сразу захотелось и расчленить его и придушить одновременно.
- Ты соображаешь, что такое несешь?! С чего это мне тебя стесняться?! Тебя!
Попыталась вложить в мелодичный голосок как можно больше презрения, поняла, что вся волна просто разбилась о его непоколебимую стену равнодушия, глубоко вдохнула. Она быстро пришла в себя, взяла себя в руки и уже, стоило отдать ей должное, совсем не краснела, приготовившись к войне не на жизнь, а на смерть, до последней капли крови (его, разумеется) и все такое прочее.
- То, что ты – не Рави, я уже поняла. Жаль, к слову! Тебе до Рави еще расти и расти. Во всех смыслах.
Глядя в упор зло ухмыльнулась, а вот это было уже неприкрытое оскорбление, пусть и тщательно завуалированное. Оба прекрасно поняли, что разговор шел именно о возрасте. Однако кто бы мог обвинить Лакшми в таких намеках? О нет, она говорила только о моральных качествах и не более! А это было вполне допустимо!
- Ты чего смеешься, а? Я сказала что-то смешное?!
А вот это, пожалуй, было последней каплей в безграничном море ее терпения. Лакшми невольно сжала кулачки, даже не ощущая, как острые, тщательно ухоженные ноготки впились в собственные ладони. Она стояла, смотрела своими черными, яркими, блестящими сейчас от злости глазищами в упор и ненавидела этого… мальчика так, что какой-то старый слуга, явно пытавшийся отвлечь на себя молодую будущую хозяйку, поежился и опасливо отошел. Во избежание. Видимо, еще все же хотел жить…
- Итак, я слушаю тебя внимательно, что же смешного было сейчас в моих словах и в каком месте?!
Постепенно всем присутствующим становилось понятно, что отношения между так откровенно искренне смеющимся графом Ленноксом и неулыбающейся, прожигающей его взглядом, принцессой, очень далеки от идеала. Да что там, они были далеки даже от просто хороших, положительных отношений. Они были даже не равнодушными.
- Ах, вот оно что. Ты почему-то решил, что я собираюсь от тебя бегать?
Лакшми презрительно фыркнула, вздернув точеный носик, продемонстрировав прекрасный профиль яркой фарфоровой, но слишком уж живой и негодующей куколки.
- Ну надо же, как много мест ты знаешь. Вероятно, сам прятался не однажды и изучил их все? Не переживай, я не стану тебя искать, даже если ты просто спокойно сядешь на стул в своем кабинете.
Отпустив очередную ядовитую шпильку, снова фыркнула и, проводив его хмурым взглядом, оглянулась в сторону машины.
«Может, просто развернуться сейчас, сесть и уехать в Пендрагон? Ну а что, просто взять и уехать, скромно и со вкусом намекнув ему на то, что вся наша дальнейшая жизнь будет проходить как можно дальше друг от друга! Несмотря на всякие идиотские и глупые формальности типа брака. В конце концов, пока он соберется с духом и решится на наследника, пройдет лет пять-шесть. Я не обязана все это время наслаждаться созерцанием его самовлюбленной, пусть и вполне красивой, физиономии!»
К тому времени, пока Лакшми тщетно пыталась вывести своего будущего супруга из себя, а будущий супруг откровенно веселился и наслаждался происходящим, практически все ее безразмерные и бесконечные чемоданы были перенесены… куда-то в дом и скрылись там бесследно. Лакшми тяжело вздохнула. Нет, она была, конечно, импульсивной, но сбегать куда-то без своих вещей и слуг?! Для этого нужны были куда как более веские поводы, чем простая банальная неприязнь к кому-то. Она снова повернулась, оценивающе оглядывая дом, вполне комфортный и большой особняк, в дверях которого уже скрылся его хозяин. Снова вздохнула. Пожалуй, здесь они смогут даже не встречаться, при желании и необходимости. На первое время это было бы просто идеальным вариантом для нее.
«Ладно, сначала отдохнуть, принять ванну, приказать сделать мне массаж, привести себя в порядок, а после уже я решу, что делать дальше. У него нет пыли под столом. Ну надо же! Обалдеть, как круто!»
Приняв ни к чему, собственно, не обязывающее решение и твердо постановив, что она ни в коем случае не позволит заподозрить себя в трусости, девушка снова направилась к дверям, которые все еще тщательно придерживал отлично вышколенный дворецкий. Внимательно глянула на него, проходя мимо. Мужчина не казался запуганным или забитым, однако он настолько четко понимал, что делать, что это слегка удивило. Что же такое делает Фредерик Леннокс со своими слугами, что они настолько слушаются его, даже без его прямых приказов?
«Ну не ест же он их на завтрак! Да и чем можно было бы запугать?! Чем ОН может кого-то напугать! Хорошо, все, закончили себя накручивать и пошли выбирать себе удобную комнату. Надеюсь, тут есть хотя бы приблизительно что-то приличное. В любом случае, я переделаю ее по своему вкусу. Не сомневаюсь, у него здесь в комнатах нет ничего, кроме письменных столов, на которых он и спит по ночам заодно уж!»

+3

7

Со всем вниманием выслушав Лакшми, Фредерик лишь пожал плечами.

- Не знаю, с чего тебе меня стесняться. Я же твой будущий муж. Тебе ещё мне наследников рожать.

Со знанием дела рассказал Фредерик своей невесте. Может, у них там, в Индии, и про секс говорить запрещено, а детей им аист на досуге приносит? Это вовсе не важно. Потому что Ленноксу нужны настоящие наследники!

- Но ты так очаровательно краснеешь. Тебе идёт, кстати.

Оценил Фредерик вполне честно и мягко. Он попросту всегда говорил то, что хотел говорить, привыкнув к такому положению дел лет с двенадцати.

- Да я-то вырасту. В отличие от него.

Заметил Леннокс. Свой возраст он давно научился считать собственным неоспоримым преимуществом. Ведь что такое взрослый человек? Да ничто! Кем он есть – тем и останется. А вот дети часто преподносят сюрпризы.
- Ты ведёшь себя смешно. Вот я и смеюсь. Я так всегда делаю.

К юной, взбалмошной девчонке Леннокс относился снисходительно. Он попросту знал, что бы ни говорила принцесса, что бы она ни делала, всё равно будет так, как решит он. Потому что Индии непременно нужны крепкие политические отношения с Британией. А Британии требуется покорная Индия. В будущей супружеской паре герцога будет так же. Более спорить с девушкой Леннокс не стал. Попросту потому, что не умел он – спорить. Он умел лишь диктовать свои условия и наблюдать за их прилежным исполнением окружающим его народонаселением. Лакшми не станет исключением из правил. Ни сейчас, ни после. Потому что Фредерик не видел причин, дабы делать ей какие-то исключения. С чего бы это вдруг? Не заслужила! В мире юного герцога Ричмондского были собственные правила.

- Слуги сопроводят тебя в твою комнату. После – на обед в назначенное время.

Совершенно спокойно проинформировал свою невесту Леннокс, ставя перед фактом. Это был его дом, его жизнь и его Лакшми. Пусть привыкает: Фредерик попросту не умел иначе обращаться с людьми. Только как с вещами. Своей собственностью. Она стала одной из. Оставалось смириться.

- Сейчас у меня дела и…

Он резко остановился, развернувшись к ней лицом. Невозмутимо вновь осмотрев девушку с ног до головы и назад. Нет. Ничего нового не имелось.

- …да. Некогда я прятался под столом. Однажды. В то время я считал, что если я спрячусь – все перестанут меня бояться.

Зачем-то поведал историю из прошлого Фредерик, хотя вроде Лакшми говорила про прятки с иронией и ничем не прикрытым сарказмом. Он не понял этого? Навряд ли. Идиотом Леннокс никогда не был. Тогда – зачем?

- Не помогло.

Суше и холоднее бросил он, повернулся к ней спиной, и пошёл прочь к себе в кабинет. У него действительно было много дел. А так же вкусные и, что самое важное – совершенно бесплатные образцы нового мороженого. Кому нужна какая-то взбалмошная баба из дикой Индии, когда тут такое?! Любой бы здравомыслящий мужчина основательно забил бы на Лакшми и вернулся к своим делам. Особенно если они такие интересные и невероятно вкусные.

- Увидимся за обедом.

Напомнил он, небрежно махнув ей рукой, уходя. Лакшми казалась Фредерику неинтересной игрушкой. А скучные игры он предпочитал игнорировать с самого раннего детства. Может именно поэтому его некогда так привлекла экономика вместо пряток и труды учёных, вместо популярных игрушек? Кому они нужны, когда бизнес куда интереснее, особенно если в твоих руках сосредоточена огромная власть. Леннокс любил прибыль и мороженое. И не любил всё остальное. Поэтому жить с ним – вполне просто. Стоит лишь остерегаться юного герцога и вовремя кормить его сладостями.

+3

8

- Я подумаю над тем, рожать ли тебе кого-либо вообще. Пока у меня все меньше желания это делать как в будущем, так и в принципе.
Девушка фыркнула, прекратив краснеть, логично рассудив, что действительно, ну откуда у него взяться хорошим манерам и умению вести себя с приличными женщинами? Наверняка он если и был знаком с кем-то, то с не слишком приличными, с которыми можно было обсуждать все, включая их средства личной гигиены! Если его это волновало. Милостиво сделав скидку на его воспитание, манеры и возраст, Лакшми снова фыркнула, услышав замечание про последний.
- Ну да, ну да, вырастешь… Только вот дорастешь ли до него – хороший вопрос.
Неприязнь к Фредерику Ленноксу возрастала в геометрической прогрессии, и Лакшми уже не видела ни единой причины, почему она должна, собственно, сдерживаться???
- Угу.
Отмахнулась невежливо от его обеда в назначенное время, она не собиралась ни обедать с ним, ни уж тем более приходить куда бы там ни было в то время, которое он назначил. Она приехала в Британию совершенно не для того, чтобы подчиняться чьим бы там ни было идиотским правилам, и собиралась отдыхать и развлекаться, чтобы хотя бы время до этой ненавистной ей свадьбы провести как можно более продуктивно и приятно! Обед с Фредериком Ленноксом не соответствовал с ее точки зрения ни продуктивности, ни уж тем более приятности…
- Ты не обязан сообщать мне, что у тебя и где в твоих планах.
Равнодушно пожала плечиками, вздергивая тщательно выщипанную бровку в ответ на его взгляд в упор, с ног до головы. Она ведь уже сделала вывод о его манерах, стоило ли обижаться еще раз?! Сейчас она уйдет, забудет о нем и все эти взгляды, поэтому решено было не тратить время зря на очередную порцию отрицательных эмоций.
- Меня это абсолютно никак не касается и не волнует. Как и мои дальнейшие планы на день тебя.
Недоуменно нахмурилась, выслушивая странное, какое-то совсем дикое и непонятное замечание о том, что он прятался под столом… чтобы ЕГО не боялись??? Выслушала, еще более недоуменно пожала плечиками.
- Я не боюсь тебя и не собираюсь. Так и быть, можешь заниматься своими делами ЗА столом, я разрешаю.
Усмехнулась, проводила его взглядом, почувствовала, что раздражение и злость немного спали, оставляя лишь легкую усталость после перелета и любопытство, направленное по отношению к новому окружению, подумала и кивнула служанке. Ну разумеется, она не собиралась расставаться со служанкой, которая умела филигранно делать маникюр, педикюр, массаж, которая всегда была в зоне доступа и вообще великолепно знала Лакшми и была предана до предела.
- Иди, разбери вещи, посмотри, все ли в порядке в комнате, которую он мне выделил, наполни ванну, как я люблю и можешь быть свободной. Ах, да, и горячий шоколад! Наверняка тут не умеют готовить то, что я люблю, так что отыщи кухню прежде всего, хорошо?
Отдав самые необходимые распоряжения, она отмахнулась от слуги герцога, пытавшегося проводить ее в комнату и отправилась вдумчиво и с интересом осматривать все внутри особняка, устроив сама себе экскурсию. Любопытство родилось намного раньше ее самой, здесь ей предстояло провести какое-то время, очень короткое – только чтобы отдохнуть и отправиться в столицу – однако особняк и правда выглядел комфортным, удобным и довольно красивым. Поэтому девушка собиралась для начала исследовать все вокруг, а после, отдохнув и выпив шоколад, возможно спуститься к океану… Ни герцог, ни его дела и желания, ни обед с ним не вошли в так удачно выстроенный распорядок ближайших часов. Нет, маленькая красивая индийская принцесса не боялась какого-то там не слишком воспитанного маленького мальчика с огромным самомнением и отсутствием хороших манер. Она не боялась его – но и не желала видеть чаще и дольше, чем это требовала вся та жестокая шутка, которую устроил ей дедушка.
- Очень, очень хорошо!
Гостевые комнаты были обустроены с большим вкусом, виды с балконов открывались великолепные, девушка вышла на балкон, невольно залюбовалась, остановившись. Настроение улучшилось окончательно, поэтому, пройдясь еще по нескольким помещениям, заглянув в библиотеку и поднявшись практически под крышу, Лакшми все же согласилась наведаться и в комнату, отведенную ей, тоже. Своей она пока ее не считала. Здесь не было ничего ее, все было совершенно чужое, и думать иначе смысла не было…
- Все готово? Уходи, понадобишься – позову.
Выставив служанку, девушка еще раз осмотрела комнату, снисходительно кивнула сама себе – ну что же, тут вполне можно было жить даже принцессе, особенно если сделать скидку на то, кто хозяин этого особняка – и, тщательно закрыв дверь, направилась в ванную, погрузилась в теплую, совсем не горячую воду, с огромной пеной вкусно пахнущей жасмином и зеленым чаем пенки, как она любила и предпочитала, закрыла глаза и принялась самозабвенно отдыхать. Разумеется, не собираясь выходить ни на какой обед, ни к какому столу, ни с каким герцогом.
«Главное, не уснуть! Глупо будет утонуть в ванне прямо в день приезда. Да, и как бы это его порадовало, я представляю! О да, у него дела, его боятся… да кто его боится??? И кто его мог бояться, когда он был ребенком?! Чушь, он все выдумывает, зачем?! Собираясь меня запугать??? Ну, ну, пусть пробует!»
Лакшми хмыкнула, улыбнулась собственным мыслям и старательно выкинула из головы все плохое, включая мальчишку, который по какой-то глупой ошибке судьбы должен был стать ее мужем! Сейчас она собиралась отдыхать и точка.
«Почему дедушка отдал ему меня? Политика, да. Да пусть хоть сто раз политика, но разве только в этом дело??? Почему у меня стойкое ощущение, что дедушка… один из тех, кто его боится?! Да что за бред!!!»
Девушка погрузилась в пенку глубже, бездумно открыла огромные черные глаза и уставилась в потолок, на котором блестели умело вкрапленные в белизну нежные созвездия явно дорогого рисунка. Она могла обманывать себя сколько угодно, однако интуиция, на которую Лакшми привыкла полагаться и которая никогда ее не подводила, настойчиво заявляла, что девушка права.
«Не может быть. Он – просто мальчишка, который никому не нужен без своего титула, звания и статуса в обществе. С чего бы кому-то бояться его! Чушь и все.»
Снова медленно прикрыла глаза и принялась считать до десяти, после – до ста, принимаясь, наконец, действительно расслабляться и ни о чем не думать.
«А хуже всего то, что я просто не могу, не имею права взять и вернуться в Индию. Даже если будет очень плохо – не могу.»
Последняя мысль напрочь развеяла все тщательные попытки расслабиться и отдохнуть. Лакшми нахмурилась и решительно нырнула прямо в пенку, скрываясь под водой с головой. Кажется, вполне заменило стол!

+3

9

Молодой герцог Ричмондский никогда не искал лёгких путей. Только выгодные. Поэтому теперь, получив от Лакшми разрешение заниматься своими делами ЗА столом, Фредерик мирно расположился на своём рабочем месте, с готовностью уселся в кресле, ожидая доставки образцов мороженого. То, впрочем как и местный дворецкий, ждать себя не заставило, и Леннокс уже минут через пять важно рассматривал несколько аппетитно-сахарных рожков с разноцветным содержимым. Что уж тут говорить – бизнес для Фредерика всё так же оставался приоритетным и интересным направлением, в отличие от той же политики, ну и Лакшми тоже. Герцог важно взял один из рожков, вдумчиво осмотрел его содержимое и аккуратно откусил кусочек.

- Ваша светлость.

Осторожно заговорил дворецкий. Фредерик лишь глянул на того, и вернулся к вдумчивому поеданию мороженого. Он не был против, чтоб мужчина говорил. Леннокс придерживался собственного мнения в вопросах слуг, полагая, что слушать нужно любые из доводов. А делать так, как выгодно лично юному герцогу. В британском обществе такое положение дел считалось неверным. Господа – это господа. Слуги – это слуги. И первым со вторыми говорить откровенно не о чем и не требуется никогда вовсе. Фредерику же и на такое мнение было немного так искренне плевать.

- Ваша… невеста, полагаю, произвела немного… иное впечатление.

Дворецкий осторожничал, Фредерик невозмутимо жрал моложеное, не особо отвлекаясь от интересного занятия. Бизнес всегда казался ему крайне привлекательным занятием. Вот именно сейчас с герцогом, пожалуй, никто бы и спорить не стал. Какой же идиот не любит сладости?! Не бывает такого!

- Да не, почему? Норм она.

Совершенно по-свойски высказался Леннокс, внимательно глянул на мужчину, который показался ему немного растерявшимся. Неужели тот полагал, что Фредерик вдруг вот так вот станет обсуждать Лакшми?!

- Думаю, её не стоит ожидать к обеду. Как и вас, Ваша светлость.

Ну разумеется. Герцог фыркнул, и невозмутимо доел мороженое. Его тут всё ещё считали ребёнком. Крайне опасным ребёнком. Правильно считали.

- Отчего же? Обед состоится. Быть может, я лишь немного задержусь.

Важно высказался Фредерик. Вообще-то, он очень скучал по Таккеру. С тем и поговорить можно было о чём угодно, да и цепким умом отличался бывший дворецкий графа Леннокс и, в последующем – маркиза Ричмондского. Только вот, Таккер нынче являлся влиятельным бизнесменом, с которым Фредерика связывали исключительно дружеские отношения. Леннокс некогда решил именно так. Ведь подавать напитки и накрывать на стол умеют многие. А золотую голову, как у Таккера, имеют единицы.

- Ты свободен. Далее я справлюсь сам. И… да. Забери это.

Остальное мороженое Леннокс не тронул. Ведь действительно – он собирался ещё и обедать. А для этого стоило хоть немного проголодаться. После ухода дворецкого Фредерик умело зарылся в бумаги, не особо отвлекаясь на происходящее. Но про обед вспомнил сам, заранее. Потому что он отчего-то прекрасно знал, что Лакшми может слегка тут заблудиться и опоздать. А в этом доме опаздывать позволялось, разве что, самому герцогу. Поэтому уже через несколько минут Леннокс стоял аккурат возле комнат, отведённых Лакшми. Фредерик по-хозяйски открыл дверь, входя в небольшую гостиную комнату. Там он как раз и встретил сопротивление в исполнении служанки индийской принцессы. Это герцога лишь развеселило. Особенно та часть, в которой девушка попыталась объяснить, что Лакшми не только не готова к обеду, но и вовсе – не одета, как подобает. Поэтому Леннокс невозмутимо прошёл дальше, не обращая внимания на попытки его остановить. Девушка – такая же маленькая и хрупкая, будто бы её кто-то с принцессой целенаправленно измерял по росту и весу – была непреклонно отшвырнута куда-то на диван, а Фредерик завалился прямиком в ванную комнату, по-хозяйски прикрыв за собой дверь. И обворожительно улыбнулся.

- У нас там обед. Так что давай, выплывай. А то выловлю я.

Юный герцог веселился вовсю, находя текущее положение дел крайне забавным. Лакшми смела считать Фредерика маленьким ребёнком. Теперь он вёл себя соответствующе, с корректировкой на собственную выгоду, разумеется.

+3

10

Идеально теплая водичка была просто восхитительной, пенка, любимая и привезенная, конечно, из самой Индии, пахла великолепно, противные и грустные мысли вроде как отступили. Лакшми поняла, что ей, наконец, удалось хотя бы немного расслабиться, впервые с того момента, когда она не просто узнала, а еще и поверила в новость, сообщенную дедушкой. И только теперь, лежа в ванне доверху наполненной пушистой мягкой, белоснежной с розоватым отливом, пенкой, девушка погрузилась в полное отсутствие каких бы там ни было мыслей вообще. Это было лучше всего из случившегося с ней за день! За весь этот чертов день здесь, в этом чертовом загородном доме. С его чертовым хозяином, который должен был стать ее мужем! Лакшми подумала и снова погрузилась под воду. Вода, даже теплая вода пенной ванны, точнее, ОСОБЕННО такая вода, всегда очень успокаивали и наполняли душу покоем, которым там даже и не пахло… Лакшми любила воду, любила трепетно, с полной самоотдачей и, кажется, взаимно, потому что плавать она научилась намного раньше, чем ходить. И никогда, никогда не тонула, искренне не понимая, как, ну КАК это вообще можно сделать??? Она обожала плавать, это было единственное, в чем она свободно обгоняла Рави, который, казалось, родился только для того, чтобы демонстрировать ей ее собственное несовершенство во всем! Но только не в плавании. Вот и сейчас вода не подвела, и когда пенная волна сомкнулась над темноволосой макушкой, все встало на свои места и снова… стало почти хорошо.
«Сейчас я полежу в ванне еще час, пока вода не станет совсем прохладной. Потом Камала как следует вымоет мне голову, ополоснет в том волшебном отваре, который захватила с собой, чтобы волосы, наконец, стали снова блестящими после дороги! После массаж, особенно ног, потом маникюр и педикюр, а потом… нет, спать я не хочу! Потом я спущусь к океану и проплаваю до самого вечера! Разумеется, поужинаем с ней где-то в городе, нет никакого желания видеть этого…»
Лакшми зажмурилась под водой сильнее, как будто боясь, что пенка попадет ей в глаза. Тогда, в саду, она даже не предполагала, что ей устроит… точнее, подстроит судьба, и откровенно развлекалась, веселилась, общаясь с Фредериком Ленноксом, просто была собой, легкой и яркой изысканной индийской бабочкой с удивительно переливающимися на солнце крыльями. Она даже в какой-то момент была ему благодарной! Да, она помнила это – однако каким образом это могло быть важным сейчас??? Эта свадьба, которой еще не было, но одно упоминание о которой выводило Лакшми из себя и заставляло вспыхивать, как спичку, была настолько ненавистна, нежеланна ей, что никакие благодарности не могли теперь заставить ее даже просто взять себя в руки и выйти пообедать с герцогом. Она просто не могла. Не хотела! И не собиралась. Потому, что хотя бы это еще от нее зависело!
«Все, к черту все мысли, это больше неважно. Думаю, до свадьбы вполне можно не обращать на него внимания, просто жить тут, чтобы дедушка успокоился, а потом… а потом я уеду в Пендрагон! Почему потом? Да потому, что следует соблюсти хотя бы пару дней приличий и формальностей. Ай да я, ай да умница!»
Похвалила себя за такое примерное поведение, еще раз поразилась тому, что сдержалась и не нагрубила герцогу, не послала его подальше сразу, не сказала ни слова лишнего и вообще, и неспеша вынырнула, обеими руками аккуратно отводя за спину черные мокрые длиннющие волосы, экзотическими угольными лианами облепившие личико, шею, грудь.
- Камала, полотенце! И хватит подсовывать мне сари, здесь и сегодня я желаю… Аййййй!!!
Внезапно распахнув глаза и увидев в ванной, рядом с собой, мужчину, Лакшми завизжала от неожиданности и страха и едва снова не ушла под воду, правда теперь уже целенаправленно – то ли прятаться, то ли тонуть! Сознание включилось только через минуту, стряхнуло шок и намекнуло, что это всего лишь… ее будущий муж??? Абсолютно не слыша, ни как он вошел, ни что он там говорил, девушка несколько минут просто не могла говорить от возмущения, она даже… она даже забыла застесняться, настолько выбила ее из колеи такая… бесцеремонность и наглость!!!
- Ты совсем ненормальный??? Пошел вон отсюда!
Взгляд быстро метнулся к двери, потом к полотенцу, висевшему на крючочках, да что там, там было три полотенца, но они были слишком далеко от нее! Яростный взгляд злой и мокрой девушки встретился с мерзкой ухмылкой, которой он улыбался сейчас, Лакшми вспыхнула, вдруг осознав, что абсолютно голая!!!
- Идиот, выйди, ну, быстро! Да как ты вообще мог влезть сюда??? Уйди!!!
От злости и бессилия просто скулы свело. Служанка не отвечала, и Лакшми сделала единственное, что могла в данной ситуации – изо всех сил плеснула пенной, мыльной, мокрой водой обеими руками на Леннокса, окатывая его с головы до ног – не попасть с такого расстояния было трудно!
- Пошел вон!

+3

11

Как и ожидалось, будущая супруга Леннокса крайне поразилась подобной заботой своего возможного мужа, по достоинству оценив его действия. Все.

- Ну, вообще-то, очень многие считают меня ненормальным.

Сразу же, без промедлений, поддержал тему разговора Фредерик. Он всё так же продолжал быть совершенно спокойным, невозмутимо разглядывая всё великолепие своей будущей жены. Даже с какой-то задумчивостью. Будто вот сейчас, прямо здесь, сравнивал её с кем-то ещё, внимательно оценивая.

- Но врачи так не считают. Так что – нет. Я абсолютно нормальный.

Похвалился Леннокс как-то так… с гордостью. Будто бы именно этот факт – нормальности – был очень важным и нужным здесь и сейчас. Им обоим, да.

- И я не идиот.

Оскорбился Фредерик тоже как-то крайне правдоподобно, хотя даже после внепланового душа совершенно не растерялся и вовсе не подумал о том, что стоило бы разозлиться. Неподобающее поведение Лакшми его лишь веселило. Фредерик ненавидел всё стандартное и правильное. А юная принцесса будто была создана специально для того, чтобы ломать всевозможные системы и крушить направо и налево любые правила. А, может, с герцогом такое раньше случалось? Или Леннокс просто был тем неправильным человеком, который неизменно бесит всё своё близкое и дальнее окружение непоколебимой уверенностью и мирным спокойствием.

- Я теперь тоже весь мокрый.

Сообщил очевидное герцог, осмотрел теперь и себя – так же оценивающе! Пожал плечами, скинул ботинки и прямиком так, в чём был – дорогом, чёрном костюме – крайне невозмутимо полез к Лакшми в ванную.

- Если ты предпочитаешь остаться тут вместо обеда, то я останусь вместе с тобой. Я тоже не очень хочу есть. Я просто мороженого поел. Только что.

Осчастливил свою будущую жену Леннокс. Вообще-то, кто-то когда-то ему говорил, что супруги просто обязаны делать всё вместе. И в целом, свою будущую жену надо поддерживать и опекать. Ну, в ванной это было делать вполне даже удобно! Во-первых, таким образом милая Лакшми никуда не сбежит, что плюс. Во-вторых, размеры ванной в доме Леннокса впечатляли размахом, поэтому сюда ещё можно было засунуть человек десять даже без явного ущерба для посетителей оной. А в-третьих, маленькая принцесса была такой очаровательно беспомощной, что Фредерик просто не мог оставить её тут одну, без внимания и компании. Леннокс обворожительно улыбнулся.

- Если тебе некомфортно, то я могу тоже раздеться.

Мирно предложил будущий супруг, кажется, говоря и делая всё это всерьёз, ни разу не пытаясь осмыслить явную невменяемость данной ситуации. Нахмурился, подумав хорошенько, и невозмутимо принялся раздеваться сам, не дожидаясь её ответа. Вначале на пол полетел частично мокрый пиджак. Потом, вслед за ним отправился галстук, и Фредерик уверенно занялся расстёгиванием пуговиц на рубашке. Вообще, Леннокс пуговицы недолюбливал с самого детства. Хуже были только шнурки: вот где действительно враги всех времён и народов! Герцог их откровенно ненавидел и трепетно избегал. Потому что копаться ещё и с ними – это жуть жуткая!!!

- Вот тут вот можешь немножко помочь? Неудобная она такая.

На Лакшми с проникновенной искренностью воззрились два тёмно-шоколадных, честных глаза. Фредерик смотрел на неё очень спокойно, чуть задрав голову и демонстрируя ту самую наглую пуговичку на воротничке, что никак ему не поддавалась. Именно сейчас герцог, частично раздетый и полностью вымокший, всех больше походил на ребёнка. На таких вот деток, что часто показывают в фильмах ужасов перед тем, как начнётся самая жуть, от которой трясутся поджилки на уровне рефлексов и инстинктов.

+3

12

- Великолепно! Ты крайне внимательный! Теперь ты тоже весь мокрый и можешь, наконец, уйти отсюда!!!
Ярость в мелодичном обычно голоске буквально звенела ядом сарказма и горячей ненависти. Лакшми смотрела на своего будущего мокрого мужа и уже просто не знала, плакать ей или смеяться??? Он стоял, смотрел вдумчиво и говорил настолько миролюбиво и спокойно, что даже подумать было страшно, ЧТО может твориться в его голове?! Нет, конечно он был все еще ребенком и просто… не соображал, что ли, что творит?! Потому, что ни одному нормальному взрослому мужчине, которые окружали ее до сих пор, и в голову бы не могло прийти вломиться вот так вот просто и легко в ванную к купающейся там принцессе!
- Нет, ты все же полный идиот!
Глубоко вдохнула, подавив желание все же вскочить и врезать ему пощечину. Желание-то осталось!!! Останавливало только отсутствие возможности – она уже итак продемонстрировала ему намного больше своей фигурки, чем планировала в принципе, за всю свою жизнь! Поэтому оставалось только сидеть в ванне, бессильно и яростно наблюдать за незваным гостем, ожидая, когда же он, наконец, отвалит к чертовой матери!
- Ты… ты что делаешь?! Что? Ты… ты… ты…
Лакшми ожидала чего угодно. Она ожидала от него гнева и злости, ожидала хлопанья дверьми и попыток выставить ее из его особняка. Ожидала скандала и истерик, битья посуды, быть может, даже попыток поднять на нее руку. Но того, что произошло дальше, не мог ожидать ни один разумный человек…
- Ты … что??? Не смей!
Несколько минут в полном шоке просто молча открывала и закрывала ротик, здорово напоминая вытащенную из воды золотую рыбку. Он просто взял и влез прямо к ней в ванную… Сознание несколько минут напрочь и наотрез отказывалось воспринимать происходящее, поэтому сначала девушка просто молча сидела и огромными, как черные блюдца, глазищами наблюдала за этим беспределом. И только после этого завизжала, снова вскакивая, быстро плюхаясь обратно в воду, теперь уже более качественно, пусть и не специально, обливая его с ног до головы.
- Камала!!!
Визг получился очень качественный, пронзительный, ударивший по стеклам и заставивший бокалы испуганно задрожать-зазвенеть в баре. Его явно услышали и слуги в доме, и слуги во дворе, и все желающие, в эту минуту проходящие рядом с особняком. Служанка влетела в распахнувшуюся дверь, с явным желанием срочно спасать свою беспомощную госпожу от ненормального будущего господина, однако тут очень сложно было сказать, кого и от кого стоит спасать.
- Полотенце мне, быстро, ну!
Служанка уже стояла рядом с ванной, протягивая огромное, длиннющее пушистое полотенце, способное скрыть не только одну Лакшми, но и еще двух Лакшми, поменьше. Однако принцесса почему-то медлила… Взгляд крайне заинтересованных и еще более задумчивых темных глазищ в упор заставил замереть на минутку, рассматривая так же пристально в ответ. В глубине еще более темных, сливово-черных глаз Лакшми, кроме переполнявших их злости, ненависти и неприязни мелькнуло что-то, очень похожее если не на страх, то на опасение. Девушка вдруг ощутила себя мухой под лупой очень профессионального энтомолога, который сейчас рассматривал ее с этим самым профессиональным любопытством, прикидывая, то ли вырвать ей крылья и посмотреть, долго ли еще будет ползать, то ли запечатать в банку. То ли просто проколоть булавкой и сунуть под стекло. Все зависело от степени полезности и уникальности мухи.
- Ты просто ненормальный, ты… маньяк, Фредерик Леннокс! И я ни минуты больше не останусь в твоем доме, ясно??? Камала, собирай мои вещи, мы немедленно переезжаем в отель!
Быстро взяла себя в руки, мгновенно, отвернувшись гордой аристократической спинкой, укуталась в полотенце, прямо в ванне, не обращая внимания, что вымокло теперь уже и полотенце тоже. Зато она была одета! И могла, наконец, расставить все по местам и всех на свое место!
- Я не буду расстегивать тебе пуговицу, даже если ты останешься последним мужчиной на Земле!
Стоя по колено в ванне, злая, красненькая, как спелый помидор, в мокром полотенце, Лакшми сейчас была как никогда церемонна и величественна! Еще несколько минут посмотрела на так наивно по-детски задранный подбородок, на полуголого, красивого, мокрого герцога, внезапно фыркнула и небрежно откинула с лица мокрую прядку угольно-черных волос.
- Ладно уж, раз я все равно уезжаю – так и быть, помогу.
Аккуратно поправив полотенце, осторожно, вроде как побаиваясь, чтобы не укусил, потянулась, быстро справляясь с непослушной пуговицей.
- Вот как-то так!
Гордо вздернула носик, она и тут показала себя на высоте, не иначе. И полезла из ванны, принимая руку пытавшейся помочь ей служанки и придерживая край полотенца второй рукой, на манер бального платья.

+3

13

Визг будущей супруги ничуть не смутил Фредерика. Как-то очень давно, попав в старый особняк с сотнями не менее старых, тронутых плесенью, книг, Леннокс ничуть не расстроился, а принялся с толком использовать всё то, что попадалось юному графу под руки. Литературы действительно было много. Её вполне можно назвать старой и ненужной, но Фредерик на тот момент был слишком мал, чтобы это понимать. Поэтому он читал многое из того, что в современном обществе считалось совершенно ненужным. Зато именно из тех старых, некогда брошенных в поместье книг, Леннокс однажды узнал, что женщины – существа странные, непостоянные и крайне ранимые. Потом, уже в более взрослом возрасте, он понял, что ко всем недостаткам женщины можно смело приписать парочку очаровательных сисек, и бабы стали нравиться ему куда как больше. К тому же, красивыми они были. В целом. Так что, несущественные мелочи типа истерик лучше просто пережидать. Ну, подумаешь, кричит. Ну и что? Успокоится, чай. Лакшми рвала и метала, привлекая в сие действо и служанку, Фредерик мирно сидел в ванной и вдумчиво ждал, пока это всё закончится.

- Зачем тебе полотенце? Ты и без него ничего так выглядишь.

Совершенно спокойно сделал комплимент Леннокс. Он-то знал, что бабы их любят! Комплименты, в смысле. И юных, богатых герцогов тоже, кстати. Далее Фредерик лишь продолжал наблюдать, никак не ответив на попытку невесты от него сбежать. Глупая, маленькая Лакшми. От Фредерика никто никогда не сбегал. По очень простой причине – просто не смог этого сделать. И тут всё пошло по заранее написанному плану. Принцесса и с пуговкой помогла, и даже почти развеселилась – рано, кстати, веселилась-то!

- Благодарю.

Церемонно высказался Фредерик, а вот из ванны ей выйти не позволил, аккуратно ухватив девушку за запястье и мягко потянув её назад.

- Вынужден тебе сообщить, что ты отсюда никуда не уедешь.

Голос Леннокса звучал спокойно, вполне мягко, но странные, металлические нотки строгости в нём не просто присутствовали, а слышались чётко и ровно.

- С этого момента тебе непременно следует советоваться со мной о том, что ты делаешь, когда ты делаешь, для чего и зачем это тебе понадобилось.

Объяснял он так же вдумчиво, мирно, но до крайности уверенно. Он знал, что его слышат. Он знал, что его обязаны слушать. И иных вариантов нет.

- Иначе у нас могут возникнуть проблемы, с решением которых я не стану медлить. И, поверь мне, любые маньяки покажутся тебе крайне милыми людьми, по сравнению с тем монстром, за которого ты выйдешь замуж.

Нехорошо ухмыльнулся Леннокс, по-хозяйски ухватил Лакшми за руку, и непримиримо, с силой дёрнул назад, заставляя свалиться прямиком в ванную. Служанка с испугом вскликнула и беспомощно попыталась поймать принцессу, дабы та не особо ударилась при падении. Фредерик невозмутимо глянул на девушку, что прислуживала Лакшми. И в этот момент в его взгляде появилось нечто такое, что заставило ту оставить жалкие попытки спасти принцессу. Будто бы она поняла, что никого уже не избавить от монстра.

- Пошла прочь. И не суйся сюда, пока я не позову.

Из голоса пропала всякая мягкость или хоть что-то похожее на неё. Фредерик говорил грубо, твёрдо и решительно, отдавая именно приказы. Никак иначе. Взгляд девушки метнулся к принцессе, она растерянно всплеснула руками и попятилась на выход. Она всё ещё не желала бросать в беде Лакшми.

- Я сказал. Пошла вон.

Теперь Леннокс действительно походил на монстра. Всё происходящее его будто бы забавляло. Он нехорошо ухмылялся, глядя служанке прямо в глаза. И в какой-то момент та попросту выскочила из ванны, поспешно хлопнув дверью. Фредерик улыбнулся шире, снисходительно глянув на Лакшми. И тут же по-хозяйски ухватил ту за талию, невозмутимо укладывая в воду и залезая сверху. Полотенце, где-то в процессе этого, было безвозвратно утеряно в этой же ванной. А Леннокс, нависая над Лакшми, более не ухмылялся, глядя на неё строго, но до крайности уверенно и властно.

- Так вот…

Спокойно начал он, будто бы сейчас не валялся со своей будущей женой посреди ванны, а чинно восседал где-нибудь в гостиной, в мягком кресле.

- Если я сказал, что обед у нас в определённое время, то он именно в это время и состоится. Не важно, что ты думаешь по этому поводу. Как я сказал. Так всё и будет. Ты или делаешь так, как скажу я. Или делаешь по-своему.

Теперь Лакшми оказалась мягко придавленной к ванне, её личико находилось в опасной близости от воды, которая в любой момент могла захлестнуть его, сделай сама принцесса или её будущий супруг хоть одно неверное движение: слишком резкое, или очень грубое. И, судя по взгляду Леннокса – он был готов продолжать в том же духе столько, сколько потребуется, не останавливаясь на перерывы или обеды с ужинами.

- И за любое своеволие тебя будет ждать наказание. Такое, какое решу я.

Строго высказался Фредерик, глядя принцессе прямо в глаза. И, разумеется, слезть с неё даже не подумал. Более того, он ещё и удобнее устроился, будто бы всё происходящее было какой-то обыкновенной игрой и не несло под собой не только опасности, но и просто какого-то важного смысла.

- Тебе всё понятно, милая?

Мирно уточнил Леннокс, мягко улыбнувшись индийской принцессе.

+4

14

- Заткнись!
Услышав очень сомнительный комплимент, Лакшми вспыхнула, покраснев еще сильнее. Хотя сильнее было уже просто дальше некуда! Она обожала комплименты и прекрасно знала цену своей яркой, привлекательной, сразу бросающейся в глаза внешности. Невысокая, хрупкая, с красивой грудью и тоненькой талией, со стройными ножками и общей врожденной аристократической грацией, девушка привлекала внимание всех существ мужского и иногда женского пола в зоне видимости. А уж когда взгляды окружающих добирались до водопада угольно-черных, всегда подчеркнуто небрежно распущенных блестящих волос, когда касались смугловатой, оливковой, гладенькой кожи, когда Лакшми изволила глянуть своими огромными, выразительными, блестящими омутами глазищ в обрамлении пушистых черных ресничек – все, ей даже не слишком приходилось прикладывать много усилий, чтобы понравиться еще и каким-то там поведением или разговором. Она от природы имела все, что могла пожелать себе любая принцесса… и по праву рождения получила все остальное, что было далеко не у всех принцесс! Однако кроме внешности у Лакшми был еще и характер, который, по мнению дедушки да и всех окружающих ее во дворце, показывать не стоило, а лучше б и вообще не было… Лакшми было давно и откровенно плевать на мнение окружающих ее во дворце. Она всегда, ВСЕГДА могла настоять на своем, умела добиться желаемого. И только один единственный раз произошла накладка, в результате которой она стояла сейчас в полотенце и выслушивала от своего мокрого и жалкого будущего мальчишки-мужа, как она хороша в голом виде! Это было… недопустимо!
- Просто замолчи и лучше не говори ничего, ясно?!
Глубоко вдохнула, снова обернулась к служанке… и с удивлением обнаружила, что что-то мешает ей покинуть ванную. Тоненькое запястье оказалось вполне аккуратно, но довольно крепко перехвачено чужой рукой. Девушка тут же напряглась, глаза зло блеснули – да что он себе позволяет?!
- Отпусти немедленно!
Приказала, дернув руку к себе, пытаясь высвободиться, снова дернула, еще более удивленно и тревожно понимая, что несмотря на весь свой юный внешний вид, чисто физической силы у Фредерика Леннокса вполне хватает, чтобы заставить ее остаться в ванне.
- Ты плохо слышишь? Я сказала тебе – пусти меня!!!
Снова, уже с большей силой дернула руку к себе, одновременно он рванул в свою сторону, тут же потеряла равновесие и шлепнулась прямо в ванную, обратно, попутно путаясь в полотенце, теряя его и быстро выныривая, чтобы не захлебнуться. Судя по яростному взгляду, ей было необходимо срочно, прямо сейчас ой как много ему сказать!!! Однако рот оказался полным пены, и пока девушка пыталась сориентироваться и высвободиться все же, герцог умудрился запугать и… и выгнать ЕЕ служанку??? Лакшми поняла, что с нее хватит. Так как ни терпеливостью, ни сдержанностью она никогда не отличалась да и не собиралась сейчас больше сдерживаться, с силой пнула Леннокса куда-то в коленку, куда достала, раз, второй, мстительно стараясь попасть как можно больнее. Пусть мокрой босой ножкой, да еще и в воде, это было невозможно осуществить в полной мере.
- Пусти!!! Идиот, ты что творишь?!
Ничего из всего, что собиралась, сказать просто не удалось. Она не успела. Внезапно перехваченная за талию, вдруг снова оказалась в воде, теперь уже по шею, почти целиком. На поверхности удалось удерживать только лицо, и то, с огромным трудом. Обеими руками попыталась отпихнуть его, спихивая с себя – и тут же замерла, чувствуя, что уходит под воду при любом резком или неверном движении. Снова замерла, учащенно, глубоко дыша, молча прожигая взглядом эту сволочь, которая сейчас навалилась на нее, мешая выбраться. Унизительность собственного положения дополнялось еще и абсолютно голым внешним видом… Никогда еще она не чувствовала себя такой беспомощной и беззащитной. И никогда еще никто не смотрел на Фредерика Леннокса с такой непримиримой ненавистью и злостью. Нет, она не плакала и не собиралась. Она знала, что она будет делать дальше. И если сейчас пришлось выслушать все, что он ей тут наговорил, то только потому, что все это было… неважно!!! И временно!!!
- Слезь с меня, сволочь.
Обращение «милая» явно было слишком поспешным и не слишком обдуманным. Потому, что сейчас она была какой угодно, только не милой…
- Сейчас ты слезешь с меня и выпустишь меня отсюда. Потому, что ты не имеешь ни малейшего права ни ставить условия мне, ни касаться меня, ни командовать моей, слышишь, моей служанкой!!! Я не собираюсь слушать твой бред, я собираюсь выбраться отсюда немедленно и срочно позвонить или написать дедушке, рассказав ему, как тут обращаются со мной! А пока, до момента, пока дедушка не пришлет за мной самолет, я побуду в отеле!!! Потому, что я и минуты лишней не останусь в твоем особняке! Ты, ненормальный, ты… ты…
Что-то во взгляде вжавшего ее в ванну Леннокса заставило замолчать. Лакшми молча продолжала смотреть в его глаза, внезапно ощутив неконтролируемую волну страха, буквально ужаса. Все происходящее сейчас вдруг перестало напоминать игры и веселье, ей стало не весело – ей стало откровенно страшно. Вдруг осознала, что он ведь может просто взять и утопить ее… И вдруг в это поверила. Потому, что Фредерик Леннокс смотрел слишком спокойно, чтобы не убить, если ему этого захочется. Страх все не уходил, горло сжалось спазмом, девушка сглотнула, быстро закрыла глаза.
- Выпусти меня.

+3

15

Леннокс наблюдал. И наблюдал спокойно. Даже с некой внимательностью, но не яркой, любопытной, которая бывает при виде чего-нибудь интересного и необычного. А с внимательностью патологоанатома со стажем, который производит свою работу каждый день, из раза в раз, но делать её всё же обязан грамотно, верно и бросить не может. Да и внимательность в действиях для него обязательна, ведь это его работа. Он не выполнил ни одного её требования. Он даже не отреагировал на них хоть каким-то видимым образом. Фредерик продолжал мирно, методично прижимать Лакшми к ванне, удерживая её в этом неудобном и вполне даже опасном положении. Но все его действия не несли под собой опасности, ведь до сих пор принцесса не то, что не утонула, но даже воды не нахлебалась. Будто бы Леннокс отчётливо видел ту грань, по которой он сможет пройти без вреда для окружающих и себя лично. Семейная жизнь казалась сейчас Фредерику очень похожей на бизнес. Такая же игра с изменчивыми правилами, которые он неизменно пишет сам, выстраивая всю систему выгодным образом.

- Я свяжусь с твоим дедушкой незамедлительно. И верну ему бракованный товар. Даже за пересылку денег не возьму.

В его голосе вновь не слышалось ни злости, ни раздражения. Но говорил Леннокс крайне уверенно и правдоподобно. Будто бы действительно намеревался сдать Лакшми вот так вот просто, словно некачественную вещь.

- И плевать мне на то, что после произойдёт с твоей страной и её населением.

Он жестоко ухмыльнулся, и теперь действительно отпустил её, невозмутимо вылезая из ванны. Фредерик даже за полотенце не взялся, будто бы и не знал, что после душа следует вытираться, будто бы всю его жизнь за него о таких мелочах думал кто-то другой, не он сам. А Леннокс решал другие вопросы.

- Мне говорили о том, что ты наиглупейшее и никчёмное существо. Ничерта не понимающее в происходящем вокруг. И особенно то, в каком положении оказалась твоя страна. Прекрасная птичка в золотой клетке. Разменная монета, которую пытались продать подороже – вот, кто ты. И если ты действительно настолько глупа, чтобы это не понять, то лучше возвращайся в свою Индию. И сиди дальше. Только уже не в золотой клетке: порченый товар никому даром не потребуется. А я обеспечу тебе славную антирекламу.

Слова Леннокса звучали жестоко и холодно. Но в них вновь не было злости или агрессии. Он будто бы просто сообщал ей то, что она знать обязана.

- Но тогда. В саду. Я увидел другое.

На этот раз он посмотрел на неё как-то иначе. Открыто. Словно понимающе.

- Ты говорила о тех вещах, о которых другие предпочитали молчать, даже скрывать. А ты – говорила. И, в целом, это тот ещё бред, но… это были слова. И произносить их ты не боялась. Ты хотела, чтобы тебя услышали. Ты хотела что-то изменить, сделать как-то иначе. Так, чтобы было правильно.

Он едва различимо улыбнулся ей. Тогда он действительно услышал её. И решил привычно по-своему. Но… возможно, это было серьёзной ошибкой?

- Я не люблю, когда люди вешают ярлыки друг на друга.

Уверенно сообщил Леннокс, глянув на неё в упор, даже как-то упрямо. В его до этого спокойном взгляде промелькнула непоколебимая уверенность в своём мнении, своих словах. Фредерику не было и семнадцати. Но видел он в этом возрасте куда как больше некоторых взрослых. Поэтому ещё в пятнадцать лет он зарекомендовал себя отличным бизнесменом. Он просто знал, что он делает, и как нужно делать правильно. Он не слушал других.

- Раса. Принадлежность к роду. Номер сектора. Аристократия. Возраст. Всё это лишь рычаги управления, на которые можно давить или не давить.

Всю свою жизнь Леннокс пытался быть выше всего этого. Он вёл свои дела без поддержки рода, вёл их с одиннадцати лет. Его компаньоны по бизнесу были очень разными людьми. Фредерик не смотрел на их происхождение и положение в обществе. Он видел в них только полезность и действительно считал, что любой может быть нужным. Стоит лишь грамотно использовать. А после маленький граф стал герцогом. И все его предыдущие дела казались ему какими-то неправильными, будто он лгал этому миру каждую минуту. Он унаследовал высокий титул и огромное состояние. Всё то, что он считал ненужным, вдруг оказалось в его руках. И этим тоже стоило управлять далее. Фредерик не умел сдаваться, и привычно начал делать то, что требовалось.

- Но тебя устраивает быть глупой принцессой.

Фыркнул Леннокс, свысока рассматривая Лакшми с явным, ничем неприкрытым пренебрежением. Юная принцесса была очень красивой. И не менее глупой. Фредерик не видел в ней никакой полезности и ценности?

- Собирайся. Через час ты летишь в Индию.

С этими словами он кинул в неё сухим, большим полотенцем, и невозмутимо направился на выход. Да, Фредерик с самого детства всё всегда решал сам. И этот раз не стал исключением. От ненужных вещей стоит вовремя избавляться. Иначе они станут рассадниками всяких мерзких паразитов.

- Ну, или жду тебя к обеду.

Ухмыльнулся Леннокс, выходя прочь из ванны. Всегда, неизменно, есть два и более варианта развития событий. Главное – не ошибиться при расстановке шахматных фигур, пока все твои оппоненты играют в карты.

+3

16

Как только дверь ванной комнаты закрылась за ушедшим, принцесса, все это время так и продолжавшая сидеть в остывшей уже воде, повернулась, наконец, и глянула на дверь. Вместе со злостью и ненавистью, в темном взгляде бархатных, черных глаз плескались такие тоска и безнадежность, что хотелось удавиться сразу. От одного взгляда в эти глаза.
- Ты слышала меня? Собирай вещи!
Не сомневаясь, что Фредерик Леннокс ушел, наконец, и оставил ее в покое, Лакшми зло крикнула в сторону комнаты, приказывая забившейся куда-то там в уголок Камали.
- Сволочь. Наглая, жестокая, считающая себя всесильным тут сволочь. Ненавижу такую тварь, ох как же я его ненавижу…
Наверное, по сценарию сейчас стоило бы разреветься от злости, чувства собственного бессилия и все того же страха, который больше не проходил. Однако черные глазищи, без выражения сейчас рассматривающие стену перед собой, были абсолютно сухие – Лакшми думала. Когда испарился, наконец, основной источник всех ее проблем и основная цель ее злости, она попыталась проанализировать хотя бы что-то, отрешившись от огромной волны эмоций, которая заставляла буквально делать глупости. И глупостью сейчас было бы… такое далекое и такое горячо желанное возвращение в Индию.
- Дедушка будет убит. А я … стану бракованным товаром. Скотина… урод.
Разреветься захотелось с новой силой, когда Лакшми только сейчас в полной мере осознала, в какую глубокую… яму попала со всей этой историей ее печального и такого ненужного ей замужества. Нет, она могла вернуться, и Рави с дедушкой не сказали бы ей и слова! Но как, как после этого она бы чувствовала себя сама??? Под всеми этими укоризненными, полными презрения и жалости, тщательно скрываемыми взглядами окружающих, от которых принцесса не сможет укрыться нигде больше??? Раз жених вернул ее – она в чем-то глубоко ущербна. Эта недалекая и несправедливая истина будет истиной для всех, буквально для ВСЕХ вокруг. И разве она, Лакшми, сможет жить с этим дальше???
- Урод. Тварь гадкая, мерзкая, урод!!!
С силой врезала по воде сжатым кулачком, глубоко вдохнув, чувствуя, что с истерикой удалось справиться. Стоило отметить, что уродом Фредерик Леннокс отнюдь не был, но разве она имела в виду его физические качества сейчас???
- Злой, моральный урод, за которого мне надо, надо выйти замуж.
Пенка, окончательно осевшая уже, все еще нежно щекотала влажную остывающую кожу приятным, сладковатым ароматом жасмина. Однако девушка, сидевшая в воде, явно не ощущала больше ни момента удовольствия от такой приятной изначально ванны. Ни улыбка Фредерика Леннокса, ни тот момент, когда он поделился воспоминаниями о ее блестящей речи в саду, не нашли ни малейшего отклика – Лакшми просто не обратила на все это внимания. В свете тех проблем, которые он сумел устроить ей, загнав буквально в угол, никакие положительные моменты видны не были. Может, потому что их и не было вовсе?
- Я не могу вернуться, дедушка. Мне жутко плохо. Ты счастлив?
Негромко уточнила у остывшей почти воды, резко отшвырнула ногой так вежливо и церемонно поданное им полотенце. Она не хотела от него ничего. Буквально ничего, начиная с этого полотенца. Она уже получила достаточно!
- Мое сари. Да, обычное, ты дура? Ты думаешь, у меня сейчас есть настроение на что-то сверхнарядное?!
Выйдя в комнату из ванны и сорвавшись на ни в чем неповинной и окончательно запуганной служанке, Лакшми снова глубоко вдохнула. Страна, население, народ. Это все были очень нужные, да, но очень далекие от нее слова! Разве обязательно было стране и народу, чтобы Лакшми было так хреново сейчас??? Разве от этого стало хотя бы немного легче и лучше стране и народу??? Она ничего не могла сделать для страны и народа там, в Индии, она не могла ничем помочь всему происходящему там и здесь, так зачем все эти жертвы!
«Знаешь, дедушка, а ведь он прав. Разменная монета, сказал он. И чего этим хотел добиться?! Унизить еще сильнее, чем сделал в ванне?! Так у него не получилось, да. Потому, что я сама прекрасно все это понимаю… А еще понимаю, что ничего в моей жизни не изменилось в лучшую сторону. Там я была в золотой индийской клетке, здесь – в мерзкой, еще более золотой и еще более клетке у того, кого не могу видеть и ненавижу всей душой. Там я была хотя бы с родными людьми! Ладно, сейчас надо как-то выдержать этот проклятый обед. А потом пойти к океану! И утопиться к чертовой матери.»
Программа-максимум была выбрана сразу, хотя бы потому, что вариантов выбора больше просто не было. И не надо было говорить сейчас о том, что нет, конечно у нее был выбор, что она могла вернуться и быть свободной и независимой, а еще жутко гордой. Ничерта этого у нее не было. Она была абсолютно одна, в чужой стране, такой любимой ею ранее, да и сейчас тоже. Она была без присмотра, без надзора, без дядей и тетей рядом. Однако никогда еще она не чувствовала себя в таком тупике, как сейчас. Прошло около получаса, когда принцесса в сопровождении слуги, показывающего ей дорогу, вошла в обеденную комнату и молча уселась напротив места Леннокса. На него самого она не смотрела, а судя по отсутствующему и неприязненному выражению обычно такого яркого и эмоционального лица, получать удовольствие от еды ему предстояло в той же компании, что и до этого. Наедине с собой.

+3

17

Оставив Лакшми наедине с собой, кстати, как она и хотела изначально, Фредерик приказал слугам подать обед через полчаса, ссылаясь на собственные дела. Дел, конечно же, у Леннокса не было. Зато они имелись у Лакшми. Ей стоило подумать и решить согласиться со своим будущим мужем. Потому что он уже решил всё за них, с неё требовалось лишь согласие. А добровольным оно будет или принудительным – Фредерика не волновало. Ему требовался результат. Не важно, какими целями он достигнут, и сколько из-за этих целей пострадавших по итогу. К обеду Леннокс дошёл лишь через минут сорок, и даже опередил Лакшми. В обеденной зале было тихо и как-то скучно. Фредерик уселся на своё место, ни разу не культурно устроил локти на столе, подперев щеку ладонью.

- Ваша светлость, подавать обед?

Уточнил дворецкий, снисходительно поглядывая на молодого герцога. Леннокс не обратил на того должного внимания, продолжая рассматривать стол, будто бы это занятие казалось крайне интересным Фредерику.

- Разве ты не видишь – моя будущая супруга ещё не подошла.

Важно высказался Леннокс после длительного молчания. Он бы молчал и дальше, но дворецкий чересчур внимательно смотрел на герцога, так что тот всё же смилостивился и решил ответить хоть что-нибудь, лишь бы отстали.

- Прошу прощения, ваша светлость, но, полагаю, она не придёт к обеду.

Со знанием дела рассказал глупому герцогу дворецкий. Очевидно же, что принцесса не станет слушаться какого-то сопливого мальчишку. В этом особняке Леннокса знали плохо: он не был тут слишком давно, чтобы местные обитатели могли чётко сформировать мнение о новом хозяине.

- Чего её все так недооценивают?

Удивился Фредерик, вопросительно уставившись на дворецкого. Мужчина, кажется, не понял, что именно спросил мальчишка, поэтому лишь церемонно пожал плечами, чуть склонившись в почтительном поклоне. Леннокса до сих пор не воспринимали всерьёз – местами. И боялись – почти повсеместно. Его это устраивало. Зачем с пеной у рта доказывать, что ты не мелкий идиот, когда можно пользоваться подобным положением и пользоваться выгодно?
Появление принцессы видимого фурора не произвело, но слуги всё же удивились. В отличие от Фредерика. Он даже не глянул на Лакшми.

- Надо же. А я думал, ты в Индию хочешь.

Леннокс фыркнул смехом, сразу же, как только принцесса уселась на своё место. Напротив него. За длинным, дорогущим столом. Как и положено сидеть жене герцога. Так было заведено и в семье Фредерика. Ещё тогда, когда отец был жив. Так же сидела и его мать. За этим же столом. Герцог нахмурился, недобро глянул куда-то в сторону слуг, и резко встал со своего места, шумно отодвинув стул. А далее – невозмутимо направился к Лакшми, даже прихватив с собой одну из тарелок. Леннокс, будучи отправленным в юном возрасте на самостоятельную жизнь в забытое всеми графство, привык поступать так, как ему захочется. Позже, после смерти брата, заняв место единственного наследника рода, он получил ещё большую свободу действий. А уж став герцогом, так и вовсе приобрёл практически безграничную власть в своих владениях. Поэтому и теперь делал так, как считал нужным. Ему не нравилось, что муж и жена за обедом не могут пообщаться спокойно и без этих всяких правил. Леннокс находил это неправильным. И исправлял, да. Слуги оперативно переселили герцога на новое место, и уже через пару минут подали первые блюда. Пахло вполне аппетитно, да и выглядело тоже.

- Так что там с твоими проститутками?

По-свойски уточнил Леннокс, приступая к поеданию супа. Ел герцог с аппетитом, вёл себя совершенно спокойно и как-то совсем уж по-дружески. Никакой надменности, никакой озлобленности и высокомерия. Сейчас Фредерик больше походил на обыкновенного подростка, а не герцога благородных кровей. И будто бы не было разговора в ванной. Он не только не обижался, но даже не пытался этого сделать. У него что, память короткая?

- Я вот к чему: раз уж я буду открывать производство сладостей в Индии, то под это дело можно запилить благотворительный фонд. Ну, там, к примеру, предоставлять рабочие места тем, кто не может найти хорошую работу из-за своего происхождения или тёмного прошлого. Дешевая рабочая сила мне пригодится, а люди получат возможность жить полноценной жизнью.

Пояснил герцог, угомонив между делом свой суп. Леннокса никогда не интересовали обиды. Его интересовал лишь бизнес и прибыль. На этом всё.

- Разумеется, если тебе это вообще интересно, и ты не ляпнула про проституток ради того, чтобы поставить в неловкое положение своего брата.

Второе блюдо выглядело не менее аппетитным, чем первое, поэтому Фредерик приступил и к нему, так и не утратив аппетит с хорошим настроением. Кажется, герцога действительно интересовал только бизнес.

+3

18

- А я туда и хочу.
Даже не обернувшись в сторону откровенно и жутко раздражающе развлекающегося своим всемогуществом герцога, принцесса зло отрезала, не солгав ни капли. Он ведь не спрашивал, может ли она вернуться в Индию? Может, потому что ответ был очевиден??? Остальные свои издевательства он вполне мог оставить при себе. И, кажется, она вполне доступно донесла до него этот момент! По крайней мере, очень бы хотелось на это надеяться! Скрестив руки на груди, наплевав, что за столом это абсолютно недопустимо, девушка уселась как можно дальше – и одновременно вполне согласно этикету. Глава семьи везде, даже в Индии в том числе, восседал чинно и важно где-то на своем воображаемом троне, а остальные, включая и жену главы семьи, располагались в районе противоположного края. Поэтому когда Фредерик Леннокс вдруг взял тарелку и направился к ней, не смогла сдержать удивления. Так и не обернувшись целиком, тем не менее искоса проследила за его перемещениями, тут же демонстративно отодвинув стул в сторону. На пару сантиметров. Почему на пару? Потому, что Лакшми… теперь боялась. Боялась этого мелкого гада, который едва не утопил ее, но не утопил. Но не собиралась признавать это ни Ленноксу, ни самой себе!!!
- С моими проститутками все в порядке.
Еще более сухо сообщила стене, явно собираясь поддерживать разговор исключительно с ней. В отличие от такого наглого и самоуверенного будущего мужа, она вполне себе собиралась обижаться!!! Чем и занималась сейчас. Правда, беседу поддерживала, пусть и сквозь зубы, и не обращая ни малейшего внимания на то, что происходит на столе перед ней. То, что Фредерику Ленноксу их крайне неприятная и жутко неприличная сцена в ванной не причинила ни малейшего психологического неудобства бесило еще больше, чем сама сцена… Лакшми злилась, была жутко печальна, расстроена, унижена и в гневе, а еще видеть не могла самодовольную и веселую обаятельную морду этой сволочи.
- Я ляпнула это в первую очередь, чтобы позлить брата, естественно!
Она не собиралась врать ему! Он раздражал и был ненавистен настолько, что хотелось говорить и делать все ему назло, все, чтобы только сделать и ему так же плохо, как было ей сейчас!!! Однако, помолчав минуту, все так же обращаясь к стене слегка сбавила тон… Поразмыслив и отложив на минутку эмоции, Лакшми прикинула, что если уж она попала в такую толстую и целлюлитную задницу, то почему бы не получить от этого хотя бы какую-то, хотя бы малейшую пользу? Лакшми снова покосилась на собеседника. Только что злое и неприязненное выражение тщательно ухоженного личика сменилось на выражение легкой, а после и довольно серьезной задумчивости. Оказывается, она умела быть и серьезной тоже, просто до этого не было ни малейшего желания и повода тоже не представляли ей.
- Если ты и правда собираешься заниматься там своими сладостями…
Прозвучало слегка пренебрежительно, однако судя по тому, что его восприняли всерьез сейчас, сладости девушка отнюдь не считала чем-то легкомысленным или детским. Почему бы и нет? Индийцы – редкостные слакоежки, а если сладости будут представлены уважаемой и добросовестной фирмой, плюс исключительно качественный товар, то вскоре Леннокса там ждал успех. Лакшми ненавидела Леннокса, но да, она подумала и захотела использовать этот самый успех. Не для себя. Для себя ей от него ничего не было надо!!! Но…
- … то проститутки тут ни при чем. Точнее, глупо ограничиваться одними проститутками, тут проблема намного шире и глубже. Если будет возможность.
Взгляд темных глаз в стену стал отсутствующим – девушка соображала, как бы использовать предоставленную ей возможность целиком и полностью.
- Проститутки будут всего лишь одной из граней, которым я бы хотела помочь, хорошо, благотворительность, очень выгодно и тебе тоже. Там все намного хуже, там дело в расовом расслоении общества, и проститутки… Все зависит даже не от того, чем занимается человек. А от того, кем он родился. Объяснять сложно и долго, да и ты не поймешь. Какие примерно средства ты планируешь инвестировать в благотворительность? Какой-то процент от дохода? Тогда пока рано об этом говорить… ммммм…
На минуту она окончательно забыла, с кем разговаривает. Тем более, когда смотришь в стену, легче отрешиться от личности собеседника, особенно если тема беседы вполне себе заинтересовала и увлекла.
- Но если что, я могу попытаться расписать свои планы более подробно. Мне надо сесть и подумать. Проститутки – это только вершина айсберга, бедные кварталы – вот откуда хлынет постоянна рабочая…
Девушка осеклась, резко обернулась и без улыбки, в упор глянула на герцога. Несколько минут наблюдала, как то со вкусом и с аппетитом поедал второе уже. Хмыкнула зло и снова отвернулась. Как так получилось, что она вообще заговорила с ним после того, что он устроил в ванне??? Да, она хотела в Индию! Наступило крайне продолжительное гробовое молчание, которое прерывалось только постукиванием ноготков Лакшми по краю стола.
«Идиотизм какой… Сначала он издевается, а теперь предлагает заниматься тем, что мне нравится, чего я по идее должна была добиваться потом и кровью тут??? Да кто ему теперь поверит. Глупости! И очередное издевательство. Быстрее бы к океану.»

+3

19

На слова Лакшми молодой герцог добродушно рассмеялся. Разумеется, она желала в первую очередь позлить брата, а ещё выставить его не в самом приятном свете. Разумеется, ей хотелось внимания на себя, а не на Рави, который, кстати, держался хоть и славно, но слишком уж шаблонно. Поэтому Фредерик в нём ничего интересного не заметил. Потому и заметил Лакшми.

- В целом, я так и думал. Но всё же… не настолько ты глупа. Наверное.

Мирно согласился Леннокс, не менее мирно занимаясь вторым блюдом.

- Ну, уж лучше горькая правда, чем вообще без неё.

Важно высказался герцог. Только его поговорка немножко отличалась от общеизвестной. Или не немножко. Всё, что вообще творил герцог по жизни, было крайне неправильным, но одновременно удачным и прибыльным. Это бесило многих. Слишком многих. Но нравилось такое положение дел ещё большему кругу лиц. Этим и пользовался молодой герцог в своих целях. А далее Леннокс даже есть перестал. Всё время, пока говорила и размышляла Лакшми, он слушал её и слушал крайне внимательно. Будто бы она была каким-то прогрессивным аналитиком или успешным бизнесменом. А не глупенькой принцессой, которой её считали везде. Даже в её родной Индии.

- Я наслышан о расслоении индийского общества. Возможно, я не осведомлён в необходимой степени о нём, но что оно есть – очевидно.

Впрочем, теперь он вновь вернулся к обеду, невозмутимо разделался с мясом, целиком и полностью проигнорировав овощи, и вновь с живым интересом уставился на Лакшми, когда та решила-таки осмотреть своего мужа куда как более внимательно. Леннокс, кстати, совсем не возражал.

- Бедные кварталы – это не только дешевая рабочая сила, но и рассадник преступности. И, что куда страшнее, болезней.

Со знанием дела объяснил Фредерик, и важно уселся ждать десерта. Он не видел ничего предосудительного в том, что Лакшми пыталась что-то говорить, или думать о чём-то подробнее. Наоборот, он желал, чтобы было всё именно так. Безвольные куклы с красивыми глазками, милым личиком и бесподобной фигуркой имелись и в Британии. Более того, Ленноксу они были доступны всегда. Что в одиннадцать лет, что сейчас. А он выбрал Лакшми. Потому что это выгодно его стране и прибыльно ему лично. Да, ни о какой любви тут не шло и речи. Фредерик попросту не знал, что это такое.

- Я набросал некоторые варианты по данному вопросу. Ничего конкретного, разумеется, но тебе следует ознакомиться.

По-свойски высказался Леннокс, а после подозвал одного из слуг, который вручил герцогу несколько аккуратно сложенных папок чёрного цвета.

- Вот, держи. Полагаю, это тебя заинтересует.

Мирно всучив их Лакшми, Фредерик обрадовался принесённому десерту и невозмутимо приступил к нему. Только вот… в отданных принцессе папках была не просто какая-то там разрозненная информация, а вполне годные бизнес-планы на конкретные индийские территории. Более того, Фредерик их просто не мог бы написать за час или два перед этим. Составлялись они как минимум неделю, были проработаны не им одним, да и рассмотрены данные не только с учётом прибыли, но и с учётом возможности использования местности, народонаселения, а так же имеющихся в наличии территориальных преимуществ. То есть Леннокс работал над этим задолго до приезда Лакшми. И он прекрасно знал, что именно заинтересует принцессу, как именно её можно втянуть в это дело, а так же и то, что она непременно захочет попытаться сделать что-то новое для себя и для Индии в целом. Ведь до этого она не была допущена до власти. Фредерик Леннокс знал о Лакшми многое. Слишком многое. Навряд ли даже сама принцесса знала столько же.

- И вообще, как представителю любой благотворительной организации, тебе возможно будет появляться в Индии в любое удобное для меня и тебя время.

Да, да, именно в таком формате. Это безобидное уточнение являлось важным и необходимым. Леннокс привык всегда выгодно расставлять приоритеты.

+3

20

- Отстань от моих личных качеств, прошу!
Огрызнулась сердито, снова сдвигая темные стрелки бровей, недружелюбно и зло глядя уже не в стену – прямо на собеседника. Немного мешало то, что он торчал слишком близко со своими тарелками. Прожигать ненавидящим взглядом кого-то по ту сторону стола было бы куда как удобнее и спокойнее! А тут прямо вплотную, да еще и улыбается, да еще и общается так мирно и спокойно, как будто не вытворял черт знает что в ванной! Нет, Лакшми не собиралась быть с ним ни милой, ни просто вежливой, и сейчас держалась только потому, что тема, затронутая им так серьезно и по-деловому, действительно интересовала и казалась вполне увлекательной и ей тоже.
- Начал говорить по делу – говори! Забудь вообще, что перед тобой твоя будущая невеста. Ты намного приятнее, когда открываешь рот только по делу!
Вот только еще грубиян-малолетка ей и не указывал, умна она или нет. Лакшми нравилось вести себя так, как она вела себя. Она с легкостью и небрежно входила в образ легкомысленной, глуповатой, наивной и крайне разбалованной принцессы. Нет, Принцессы с большой буквы! От нее, в принципе, в большинстве случаев этого и ожидали, разве нет? Выдающаяся яркая красота компенсировала любой ум или сообразительность, остальное вполне дополняла хитрость, и сейчас Лакшми, вдруг получив подобное… действительно серьезное предложение, которое влекло за собой море обязательств, ответственности и океан реальной власти и возможностей, слегка… растерялась. Возможно поэтому сразу же и ухватилась за малейшую возможность нахамить этому малолетке, который вдруг внезапно оказался тем самым, кто ей эти возможности предложил. Ни дедушка. Ни Рави. Ни кто-либо другой. И Лакшми вдруг подумала, что если бы на его месте, на месте Фредерика Леннокса, оказался какой-то иной потенциальный муж, он никогда и ни за что не сделал бы такое для нее. Замолчала, прекратив грубить, снова внимательно и крайне задумчиво принимаясь рассматривать герцога перед собой, который невозмутимо ел, вроде как пропуская все, что ему не нравилось, мимо ушей.
«Ничего себе, какой он странный… Вот ничего себе. И ведь он абсолютно серьезно это все.»
Несколько минут продолжала молча и крайне задумчиво обозревать все, что готовилось стать ее мужем и с чем ей предстояло иметь дело до конца ее дней, судя по всему. Что-то в глубине души подсказывало – так просто этот герцог с нее не слезет. И избавиться от его участия в собственной личной жизни тоже вряд ли удастся просто так, без жертв и последствий.
«Ладно, посмотрим, кто кого! Я все равно буду делать все, что мне вздумается, и… он что, распланировал ЭТО ВСЕ заранее??? Заблаговременно? Но это невозможно! Он ведь не мог предполагать, что я стану его невестой! Он не мог, просто физически не мог думать об этом там, в саду еще, еще у дедушки! Так не бывает! Люди, обычные даже очень умные люди, так не умеют! Рави не смог бы так! Но тогда как же папки…»
Внезапно ощутив тот самый, чисто интуитивный бессознательный страх перед непонятным и недоступным ей, девушка быстро схватила папки, небрежно двинув в сторону так и не тронутую еду перед собой, распахнула и принялась сосредоточенно листать. Нет, разумеется сейчас, вот так сразу, без предупреждения, она не могла бы в деталях понять все, что там было изложено! Но сейчас она этого и не хотела, сейчас речь шла о другом!
- Нет слов… Это правда.
Растерянно и ошарашено подняла свои выразительные черные глазищи на уплетающего уже десерт герцога и резко поднялась, захлопнув папку. Подумала, отвернулась, принимаясь аккуратно складывать папки вместе, явно собираясь и правда забрать их с собой.
- Болезни, преступность. Значит, надо проводить более тщательный отбор работников на твое производство именно там, и это окупится хотя бы за счет дешевизны рабочей силы. Платить там столько же, сколько получают рабочие здесь, ты, конечно, не станешь, это было бы чушью несусветной. Преступность… настоящие преступники не пойдут ни на какое производство. Там отрасли преступлений очень и очень далеки от финансовых, особенно если о бедняках говорим. Так что если и сопрут вдруг что-то, то только по мелочи, детям домой принести.
Подумала, сунула папки подмышку, зажала, придерживая локотком, снова глянула на своего собеседника.
- Знаешь, мне УЖЕ надоел твой шантаж, так что давай так договоримся – ты меня не выставляешь в Индию, а я перестаю туда рваться. Договорились??? Ясно же, что мой отъезд не нужен никому тут, за этим столом. Так что просто успокойся и дай мне заняться делом!
Раздраженно закончила, снова поправила уползающие папки и устало почесала носик свободной от папок рукой. Принцессой временно быть поднадоело, тем более, никакого эффекта это на потенциального мужа не произвело, а жрать кактусы она хотя и умела, но не любила. Ну или кушала их по мере надобности! Ей надобности, естественно!
- Я завтра найду тебя, если будешь где-то тут, и расскажу, что думаю про папки эти. А сейчас я пойду… гулять! Не переживай, твоя честь и прочие части тела задеты не будут. Как бы там ни относилась к тебе лично, насчет этого можешь не волноваться, я всего лишь к океану.
Нахмурилась, снова вздохнула устало и направилась к двери.
- Спасибо за великолепный обед, все было очень вкусно!
«Пицца с лососем и икрой будет самое то!»

+3


Вы здесь » Code Geass » Личные отыгрыши » 07.12.17. Иначе это просто скучно