По любым вопросам обращаться

к Vladimir Makarov

(vk, don.t.be.a.hero)

Geass-челлендж потому что мы можем.

Code Geass

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Code Geass » Turn VI » 20.12.17. Легаты не сёрфят


20.12.17. Легаты не сёрфят

Сообщений 1 страница 20 из 21

1

1. Дата: 20 декабря 2017 года
2. Время старта: 8:00
3. Время окончания: 10:00
4. Погода: Декабрь в окрестностях ливийских городов Самну и Ваддан — комфортен для большинства тех, кто прибывает сюда из Европы. Всё, к чему нужно привыкнуть — к песчаным бурям и почти полному отсутствию осадков. Термометр показывает 23°С, ветер достаточно сильный, так что среди снайперов работать в таких условиях смогут лишь самые большие профессионалы. Впрочем, к вечеру ветер обещает стихнуть, а температура — упасть на 4-5 градусов. Других изменений, согласно предсказаниям синоптиков, не предвидится.
5. Персонажи: Артур Леман, Манфред Рихтер, Урсула Димитриди, Отто
6. Место действия: ЕС, Ливия, Ваддан; штаб и южная часть города
7. Игровая ситуация: Представляющий собой внушительный особняк городской штаб оборонительной ливийской армии атакован. Противник окружает его со всех направлений, это можно легко заметить со второго этажа штаба, если быть достаточно осторожным. И нетрудно понять даже не нюхавшему пороху солдату, что любые попытки покинуть здание штаба сейчас будут форменным суицидом. Из «Легиона» в здании Штаба находятся всего двое: Бес и Рихтер. Войска противника отрезали успевшего выйти Воллена и поспевающую на подмогу Химеру. И теперь Легионерам предстоит сразиться не за деньги, а за собственные жизни. Но помимо них в штабе есть ещё несколько воинов, не готовых принимать неизбежность.
В это время на юге во всю идёт бой Отто и Лемана против засевших в зданиях сепаратистов. Успешный, но совершенно непредсказуемый, ведь враги сражаются не очень умело, но с невиданным остервенением.

Карта

https://i.imgur.com/Vnrvuj9.jpg
Масштаб: квадраты 100х100 метров

8. Текущая очередность: По договорённости

+4

2

Зачистка подвала продвигалась довольно успешно. Хоть противник и сражался весьма яростно, но, как и подчеркивалось ранее, делал он это не очень то и умело. Чаще всего просто паля по сомалийский в сторону противника и не особо задумываясь о прицеливании и контроле над боезапасом. На самом деле, задачу облегчало еще то, что в конкретно подвале противников было не так много. Все-таки местные обезьяны, по всей видимости, проявляли зачатки человека разумного и отдавали себе отчет в том, что позиция выше противника она несколько более выгодна. Посему, основная их шобла, наверняка тусовалась как раз в самом здании на верхних этажах. Что ж, нашим, как говорится, легче.
В общем, долго ли коротко ли, но спустя пару-тройку гранат и несколько десятков патронов подвал здания был зачищен, и теперь совершенно ничего не мешало делать грязь. Хотя, в живых еще оставался один из местных вояк, он был ранен и, выговаривая непонятную тарабарщину, отползал к стене. Что он говорил, разобрать не удалось никому. Может, просил пощады, а может, грозился перетрахать мамаш всех находящихся здесь немцев, что ж его знает? Да это и не важно. Спустя мгновение, Леман вытащил из кобуры глок и заслал тому экспансивную пулю прямо в череп. От подобного бедолага не хило пораскинул мозгами и порешил умереть на месте, а сами, собственно, мозги размазались по стенке за ним красивой розочкой. На этой секунде подвал можно было считать полностью немецким, можно было бы даже флаг повесить, но зачем оно надо? Верно, незачем. Куда лучше повесить здесь пластид.
-Брун, Бэк, Гайер. Давайте снесем это место к чертям.
Леман раскидал всем брикеты взрывчатки и детонаторы, а указанные бойцы в свою очередь быстро начали цеплять эту прелесть на несущие опоры здания. Сам Артур занимался тем же самым.
-Гертхер пригляди-ка за входом, пока мы заняты, не хочу гостей пока работаем.
Массивный по своей комплекции немец молча, кивнул и взял на мушку своего пулемета выход из подвала, будучи готов зажать гашетку в любого, кто не похож на своих боевых товарищей.
Вся операцию по минированию заняла от лилы несколько минут. Все-таки там делов то, повесить взрывчатку, вставить детонатор, подключить и синхронизировать пульт дистанционного подрыва.
-Все, уходим. Быстро.
Проговорил Артур, и все бойцы двинулись прочь из здания на улицу. На ходу Леман так же не забыл предупредить и других бойцов легиона в квадрате. Все-таки негоже, если кого из своих взрывом заденет или того хуже камень башка попадет и совсем мертвый будешь.
-Всем бойцам в квадрате J3, держитесь подальше от здания на северо-востоке. Тут мало-мало фейерверк намечается.
Закончив передачу, Леман вместе с остальными бойцами поспешил покинуть подвал и быстро найти пригодное укрытие. Оказавшись в относительной безопасности на удалении от нужного объекта, Леман прожал кнопку детонатора. Послышались гулкие звуки взрывов, а из входа в подвал вылетел столп пыли и огня. Спустя еще пару мгновений, здание, лишившееся опор, под действием собственного веса и вездесущих законов физики начало оседать вниз и складываться как карточный домик, поднимая вокруг кучу пыли и песка.

+6

3

Бывают удачные дни. Ты просыпаешься с полным осознанием того, что хорошо отдохнул, включенный на музыкальном канале телевизор радует тебя записью старого рок-концерта, а не очередным бойз бэндом с одинаково смазливыми рожами и сладенькими голосами, пищащими что-то про любовь, кофе получается с первой попытки, а не как обычно, и в пачке со вчерашнего дня осталось больше одной, — всегда оставляемой на утро, — сигареты. А бывают дни, когда все валится из рук. Ты просыпаешься от кошмара, с липкой от пота спиной, в душевой тебя окатывает ледяной водой, кофе сбегает, а последняя, — первая, — сигарета оказывается сломана. В такие дни все идет наперекосяк, и проще смириться с тем, что сегодня удача, с видом умудренной старой шлюхи, повернулась к тебе задницей. Смириться и постараться не высовываться. Залезть под чертово одеяло, сказаться больной и тупить в змейку в телефоне. Отличный план, если твоя жизнь не связана контрактом, и ты какой-нибудь там бухгалтер в занюханной конторе «Рога И Копыта». Наемника не спрашивают, как он себя чувствует. Наемника вообще редко о чем-то спрашивают, особенно если он простой рядовой член ЧВК. Урсула давно забыла, что когда-то было по другому, забыла, что можно просто забить на все огромный болт, и прогулять работу. Пройтись по магазинам и прикупить себе новую сумочку или чего-нибудь вкусного, чтобы вечером валяться на диване под сериал. Все эти годы, что она посвятила войне, лежали на плечах тяжелым грузом. И она давно бы распрощалась с такой жизнью. Если бы умела хоть что-то кроме. Что ее ждет на гражданке? Место охранника в супермаркете? Даже не смешно.

Сегодняшний день можно было смело записывать в «неудачные». Нынешний контракт и без того бесил Урсулу необходимостью постоянно находиться с жирным черномазым хреном, который смотрел на нее как на какую-то мокрицу, — с брезгливым недоумением, словно бы не понимая, что женщина вообще делает тут, — и терпеть его высокомерие. Хотелось ударить его прикладом по зубам, чтобы посмотреть, как он будет плеваться кровавым крошевом, но приходилось затолкать свою злобу себе же в задницу и молчать. Последнее у Урсы всегда отлично получалось.
Все началось с того, что в конференц-зал их с напарником попросту не пустили, оставив за дверями. Не то чтоб Урсулу сильно интересовали несомненно секретные, и обосраться какие важные разговоры, которые происходили за закрытыми дверями, но ее бесило то, что она находится далеко от заказчика. Их, в конце-то концов, наняли телохранителями, а не стенку снаружи подпирать. Во время заседания, женщина нервно мерила шагами коридор, под взглядом меланхоличного напарника, прислонившегося к стене. Всю сонливость с него как рукой сняло, когда со стороны зала раздался взрыв, а потом и стрельба. Мужчина подобрался, как почуявший запах крови хищник. От ленивого увальня не осталось ничего. Он поднял взгляд на напарницу и шевельнул губами, качнув головой в сторону двери. Урсула пожала плечами.

Этот там, — от нее требовалось уважение к заказчику, но называть его по имени наемница отказывалась принципиально, — Выбор у нас небогатый. Выбивай дверь, и сразу уходи с линии огня.

Если там еще кто-то выжил, то он явно находится не в самом хорошем расположении духа. Не хватало еще схватить пулю от союзников. Мысленно женщина пожелала «Легиону» гореть в Аду. Они уверяли, что все находится под их контролем. Доконтролировались, бл*дь. Но проверить, что там с заказчиком, было просто необходимо. Урсула поудобнее перехватила свое оружие и прислонилась спиной к стене справа от двери, кивнув напарнику на противоположную сторону. По хорошему, конечно, надо было следить за лестницей, ибо звуки боя внизу четко давали понять, что веселье только начинается, но именно в этой части здания союзников было пока больше чем врагов, а значит пока можно было не опасаться лезущих по стенам обезьян с гранатами.
— Давай, Кузнецофф.

Отредактировано Урсула Димитриди (2018-09-30 20:04:04)

+7

4

- Дебил.
Манфред констатировал итог беседы на чистом русском языке, попросту скопировав манеру речи одного лысого русского же актера. Его не то, чтобы не волновала возможность подслушивания врагом творящегося в зале - он всё это учитывал. В конце концов, можно специально передавать картинку с наложенными эффектами, а на своей стороне всё прекрасно видеть и слышать. Тем более имея ресурсы военного вождя средней руки из тех, что деньги спускают не только на потных чернозадых баб и, соответственно, лечение всяческих болячек после утех.
- Бес, вводи в город все наличные силы. Вышибем их одним молниеносным ударом.
О, играть роль идиота - весело. Особенно когда, судя по тактической карте выше экрана, на котором только что красовалась рожа ливийца, бойцы "Легиона" то тут то там встряли в переделку. Он не отслеживал происходящее, пока парил мозги обезьяньему царю, как не утруждал себя подслушиванием чужих разговоров вокруг, целиком отдавшись лицедейству. Ну понятно же даже кактусу неразумному - по правительственным каналам связи обсуждать сделку, выгодную сепаратистам, будет только идиот. Где здесь идиот? Ах да. Вона их сколько на полу лежит, как бы дуростью через кровь-то не заразиться... тем временем снаружи разгоралась воинская потеха - одни черномазые арабские недоумки собирались брать штурмом других, заодно отправив на тот свет и пару-тройку европейцев, которым такой расклад, ясное дело, не нравился совершенно. Выстрелы из мощных автоматов выбивали куски из здешних хлипких стен, наверняка скоро в ход пойдут и гранаты, да и в целом - пора уносить ноги. Испортив напоследок аппаратуру связи, разумеется - не доставаться же ей врагу. Манфред привычным движением впечатал приклад в экран видеосвязи, благоразумно не повреждая тактическую карту, да впечатал так хорошо, что своротил дорогостоящую штуковину на пол, заодно исключив и прослушивание самым простым способом.
- Отмена приказа. Свяжись с артиллерией, пусть накроют этот... - палец указал на место, где угодили в засаду русские, затем - на место, где влип его старый собутыльник Воллен - ...и вот этот квадраты дымами. Собирай манатки, всех боеспособных макак и организовывай оборону до подхода моих людей. Что будут делать твои - решай сам, но я бы взял этот услужливо помеченный... что это, телецентр? Вот его. Отличный аванпост, который прикроет нас огнём при отступлении.
Он говорил совершенно спокойно, одновременно привычным движением примыкая к своей винтовке устрашающего вида штык-нож, явно бывавший не в одной переделке. Стрельба пока что была где-то снаружи, с налета здание едва ли возьмут, во всяком случае без хотя бы РПГ, так что пара минут в запасе есть. Оставив русского офицера на связи и прочих "бытовых" делах, немец планировал лично оценить масштабы проблемы, что было куда проще сделать именно ему, обладателю бронежилета и полезного умения стрелять в людей без намёка на раздумья. В последний раз бросив взгляд на тактический дисплей и отметив, что всё идёт по отвратительному сценарию, Манфред быстро двинулся к двери, за которой, вроде как, врагов быть ещё не должно, на ходу поворачивая голову для последних указаний.
- И разбомбите эту сраную колонну уже, у меня нет свободных людей для этой чуши!
Пилоты многоцелевых истребителей, вроде бы, сами должны догадываться, что небо никто не контролирует, и посему стоило бы опасаться хотя бы ЗРК, не говоря уж о "случайно" залетевших сюда истребителях с какого-нибудь мирно болтающегося относительно рядом британского авианосца. Он не представлял себе глобального расклада вокруг этой обезьяньей дыры, решив не забивать подобным свою и без того загруженную голову - и потому допускал авианосцы, ЗРК, истребители, лысых чертей верхом на броневерблюдах... короче, что угодно допускал, кроме того, что за дверью впереди находятся белые люди, которые могут его убить

http://sg.uploads.ru/t/DkQXv.jpg
НПС - Отто Пфицигентакль

Вопли, дым, лихорадочная "сомалийская" пальба из-за угла - неудачливые любители засад на конвои не собирались подыхать так сразу и вдруг, как того хотелось бы немцам. Да, бывшие штурмовики-гвардейцы прорывались, зачищая комнату за комнатой, закуток за закутком, но это не обходилось без проблем вроде шальной пули, просвистевшей над ухом, попыток внезапно выскакивать, держа автомат на манер дубины, ну а самое главное - стоило целой прорвы времени, которого у Отто не было. Зато у Отто был чёткий приказ и ни малейшего подобия совести, которая могла бы помешать сделать то, что он сейчас сделает.
- Все живо на улицу. "Панцерфаусты" к бою. Обрушить здания.
Мускулистый гигант был спокоен, его голос - тих, но желающих переспрашивать не было. Солдаты делали своё дело с привычной эффективностью, быстро покидая помещения по примеру группы Лемана. Ещё немного дымовых гранат - и немцы шустро рассредоточились вокруг, готовые отстреливать всех, у кого хватит ума высунуться или выскочить в попытках избежать неизбежного. С гулким громыханием "сложился" первый дом, подорванный изнутри, к стенам второго устремились, зловеще шипя, ракеты, пробивающие дыру за дырой, из третьего же противник попытался лихорадочно и дезорганизованно отступить, паля во все стороны и не желая гибнуть под развалинами. Вскинув своё пулемет, здоровяк дал длинную очередь в сторону прущих наружу аборигенов, положив этим начало беспощадному отстрелу "лучших сынов Ливии, пламенных революционеров". У них не было времени на пленных и сантименты.

Начало штурма штаба

Этап первый: Атакующие силы представлены легкой пехотой с автоматическим оружием, берут числом и нахрапистостью. Оставшиеся внутри солдаты правительственных сил, имеющие чуть более толковую подготовку, кое-как сдерживают натиск шквальным огнем. Потери несут обе стороны, но пока от действий противника больше шума, чем пользы.

Уличные бои

Этап первый: Немецким солдатам удается уничтожить два здания из трех, оставшиеся враги беспорядочно отступают, стреляя во все стороны. Тем не менее, они выиграли какое-то время для остальных - следующая засада может быть куда более опасной.

Отредактировано Манфред Рихтер (2018-09-30 20:55:53)

+6

5

Бес, преисполненный негодованием, ходил по помещению взад-вперёд. Буквально только что ему доложили, что вторая группа, направившаяся в сторону штаба, была подбита.
«Дура».
Других слов у Беса не было. Переться через весь город, чтобы сыграть в ковбоев во всем белом... Надеясь на что? На то, что эти черномазые куски дерьма не устроят засаду? Не выставят минных заграждений? И это тогда-то, когда на улицах — ни единого автомобиля? Бред. И это сделал человек, далеко не первый раз взявшийся за оружие в этих краях. Ещё и заместитель командира. Вот вам и командир.
Хотелось выть с досады, а от расшалившихся нервов начинали тревожно ныть старые шрамы, иступлённой тянущейся болью отдавая в шейную часть трапецевидной мышцы. В такие моменты Бесу начинало казаться, что его лицо страшно перекашивает, как от размашистого хука, какие он один за другим отхватывал на боксёрском ринге во времена обучения в академии.
— Дерьмо собачье, — куда-то выругался он на русском в ответ на вполне справедливое, но невыполнимое требование Рихтера, прежде, чем перейти на немецкий. — Основную группу подбили, им не пройти. Есть вторая, при оружии и на колёсах, но они уже связаны боем по правый фланг от твоих людей. Пока коридора не будет, пока разведки не будет, я их не смогу сюда прислать. Займись обороной, а я — поруковожу своими.
Бес достал рацию и приблизился к тактической карте. Нужно было понять — как провести сюда вторую группу и заодно выручить попавшую в беду Химеру и её людей?
«Двое раненых, один боец чуть ли не без вести пропавший — что будет дальше?»
— Бес на связи. Вторая группа в квадрате J3 — какой статус у снайперской команды? — когда с той стороны донесли, что снайперы находятся в районе мечети, Бес не смог сдержать довольного оскала. Направились ли они туда сами, либо приказала Химера — это будет важно потом, но не сейчас. — Пусть занимают позицию и прикрывают вас и группу Химеры по возможности. Но ветер сейчас сильный, так что будет лучше, если посидят тихонько и просто понаблюдают за окрестностями. Толку от их пальбы тут мало будет, а позицию выдадут. Цинк нынче в дефиците. Я свяжусь с нашими технарями из лагеря. Пора выводить «Зверей» на охоту. До связи.
Бес незамедлительно переключился на другой канал связи, где уже техникам задал непростую задачку: по согласованию со второй группой направить в указанные сектора наземных боевых дронов, чтобы те провели методичную зачистку улиц и зданий от засевших там сепаратистов. По планам командира это, на пару с возможностью наблюдения из высокой мечети, должно создать относительно безопасные условия прохождения для второй группы.
— Командир Эль'Мэйн? Говорит Бес, ЧВК «Легион», код 2-33-53. Запрашиваю дымовую завесу в квадраты H11 и Н10, как поняли? — Бес приложил все усилие голосовых связок, чтобы акцентировать интонации в последней фразе — не хотелось бы думать, что языковой барьер мог помешать выполнению такого нехитрого запроса, после чего попытался связаться с японцами, но никакого эффекта это не возымело, по ту сторону было глухо, как в гробнице.

Сводка действий

1. Снайперское наблюдение в секторах в окрестностях мечети на расстоянии до 500 метров
2. Дроны R2 «Зверь» в полном составе отправляются зачищать сектора по наводке снайперов, чтобы создать коридор второй группе
3. Вторая группа отправляется через жилые кварталы только после подтверждения статуса очистки проблемных секторов, при необходимости оказывает содействие дронам
4. Создание дымовой завесы с помощью ливийской артиллерии в квадратах Н10 и Н11
5. По-умолчанию: французские истребители вылетели в сторону колонны по согласованию с ливийским командованием
6. Бес условно остаётся руководить своими людьми, цикл действий 1-2 повторяется по мере необходимости

+5

6

Артур и все его боевые товарищи из первой роты успешно заняли укрытия и переждали сопутствующий обрушающемуся зданию камнепад. Все это не могло не радовать, но засиживаться в укрытии дольше чем того требовалось никто не собирался. Удостоверившись, что опасность получить камнем, или куском бетона, по голове миновала, бойцы покинули укрытия и используя поднятую во время обвала пыль, как импровизированную дымовую завесу, двинулись вперёд.
Их план был прост, обогнуть руины дома с противоположной стороны и ударить во фланг отступающим противникам, а после объединится с остальными и запросить следующую порцию приказов от Отто.
Сложностей со всем этим возникнуть, на первый взгляд, не должно. Облако пыли отлично скрывало бойцов, впрочем они для верности откинули ещё пару дымовых гранат. Так, на всякий случай. У самих наемников из ЧВК "Легион" проблем с плохой видимостью не возникало. Всё-таки тепловизоры - отличная штука. Разумеется, один из бойцов передал по рации местоположение группы и намерения ударить во фланг отступающим. В конце концов не хватало ещё получить пулю от своих, которые перепутают тебя с врагом. В дыму через тепловизоры знаки отличия неразлияимы и понять по тепловому пятну друг это или враг сложно.
Достигнув нужной точки и лицезрев отступающих из, пока ещё целого, дома противников, отряд поспешил занять укрытия. В конце концов дым это здорово, но от пули не защитит, а вот что-то твердое и из камня вполне может. Позаботившись о собственной безопасности бойцы почти синхронно открыли огонь. Стреляли они одиночными стремясь экономить боезапас и обеспечивать большую точность ведения огня. Лишь один боец с пулеметом выставив его на сошки зажал по врагу гашетку. Огонь продолжался до тех пор, пока враг не скрылся из зоны видимости.
Преследовать врага на неизвестной территории и в одиночку бойцы не планировали, поэтому сразу после окончания пальбы все поспешили объединится с другими союзными силами в квадрате.
-Каковы будут дальнейшие указания,сэр?
Обратился Леман к Отто, который в данный момент был здесь за главного. Попутно с этим перезаряжая оружие, дабы встретить следующий контакт в полной боеготовности.

+4

7

Замок в двери под богатырским ударом сапога напарника хрустнул, словно вафельная трубочка, и створка распахнулась внутрь. Урса не была уверена, что она открывалась в эту сторону изначально, но не особо расстроилась по поводу порчи чужого имущества. Снявши голову, как известно, по волосам не плачут, а после недавнего взрыва в конференц-зале и начавшейся снаружи заварушки тут едва ли останется что-то, что можно будет выставить на сайте распродаж.
Кузнецов, выполняя указания напарницы, ушел с линии возможного огня, скрываясь за стеной с противоположной от Урсулы стороны. И не зря, потому что какая-то истеричка из выживших тут же выпустила в открывшееся пространство короткую очередь, выбившую из противоположной от двери стены крупные осколки штукатурки.
- Да вы там охренели что ли, мать вашу так, - пробормотала женщина себе под нос, рефлекторно опуская голову к плечу, чтобы прикрыть глаза.

В принципе, этого следовало ожидать. Бойцы «Легиона» наверняка были на взводе и вылетевшая под ударом русского медведя дверь явно не располагала к началу приятного знакомства, обмена номерами и ужина при свечах.
- Свои, - женщина подала голос, предпочитая, однако, не высовываться из своего убежища, дабы не словить случайную пулю и не обзавестись лишней, не предусмотренной конструкцией, дыркой в теле. Она и без того красотка хоть куда - краше в гроб кладут, да на два метра закапывают. Немецкий язык за годы службы в различных компаниях стал для Урсулы почти родным, но избавиться от мурлыкающего греческого акцента так и не удалось. Впрочем, ей-то это мешало не особо. Это были проблемы окружающих.
- ЧВК «УайтФайер», долбанные вы идиоты, или уже не помните, кого оставили за дверью?
Наверное, хамить не стоило. Наверное. Но в груди Урсулы кипело праведное возмущение. Мало того, что их выпихнули от охраняемого объекта как обоссавшихся голопузых щенят, так еще и теперь едва не встретили очередью в брюхо. И не надо рассказывать о том, что ожидали с этой стороны нападения черномазых обезьян. Обезьяны, как всем известно, тихо не ходят. Особенно местные.

Удостоверившись, что стрелять больше никто не собирается, Урса осторожно выглянула из-за угла, готовая чуть что скипнуть обратно. Вполне вероятно она могла и ошибаться в оценке ситуации. Вдруг стреляли не легионеры, а, как раз таки, перестрелявшие их всех обезьяны? То-то будет номер, учитывая раздутую славу «Легиона». Но бойцы, находящиеся внутри, на местных красавцев были явно не похожи. Урсула подняла руки вверх, не выпуская, однако, своего оружия, и вышла на свет божий, делая два мелких шага в сторону зала.
- Если вы предпочитаете палить по своим, то не удивительно, что мы в такой заднице.
Нет, язык, все-таки, стоит и укоротить. Наверное, это все нервы. Да-да, так и запишем. И даже курс транквилизаторов пропьем, если выберемся отсюда живыми.

Отредактировано Урсула Димитриди (2018-10-12 16:41:17)

+6

8

Когда дверь впереди внезапно распахнулась, немец инстинктивно упал на колено и выпустил в проём очередь, просто для острастки и даже не особо целясь. Укрытий на расстоянии рывка всё равно не было, а так хоть ненадолго попритихнут. Наверное. Будто откликаясь на шум в этом помещении, снаружи тоже начали палить с большим остервенением, чем прежде, можно было отлично слышать, как легкие пули ручного оружия выбивают куски облицовки из этого, в общем, не сильно-то и красивого здания. На несколько секунд воцарилось какое-никакое, а спокойствие - никто не забрасывал их гранатами, не палил по-сомалийски, не пытался, наконец, просто и без затей вломиться в комнату многолюдством. Увенчанная штык-ножом винтовка Манфреда, тем не менее, была направлена в сторону возможной угрозы даже и когда из коридора послышалась членораздельная человеческая речь. Свои. Вроде бы. Чужие не будут нахально браниться, упоминая при этом одну из работающих в этих же краях частных армий. Вот умора - наёмники чуть не перестреляли друг друга, а всё почему? Правильно, никто и не предполагал, что всё обернётся такой свистопляской. Этих вот... или эту вот, голос был женский и без комментариев со стороны кого-то ещё - в общем, наверняка наняли для какой-нибудь своей рутины, типа доставки документов или разжиревшей задницы здешнего офицера, одного из тех, что сейчас лежали с бессмысленными гримасами на бессмысленных лицах. Манфреда - громить колонну далеко отсюда. А вышло вон оно как.
- Ты на конкурс поливателей дерьмом? Извини, дверью ошиблась.
Женщина, наконец, показалась в проёме собственной персоной. Правда, толку с этого было чуть - толком разглядеть её не разглядишь из-за разницы в освещении, а выпустить в силуэт на уровне пуза пару пулек это уже перебор. Пришлось опустить винтовку, с показной неохотой, распрямляясь и тут же вспоминая. что и он не на фестиваль балаболов приехал.
- Всё, отставить разборки, после будем стволами друг в друга тыкать. Я здесь за старшего, так что просто топай следом, стреляй в обезьян и не качай права. Может быть, тогда мы выберемся отсюда живыми.
Это всё - уже на ходу, массивный немец промчался мимо наёмницы, едва не своротив её со своего пути подобно какой-нибудь пустой пластиковой бочке, лёгкой, но мешающей пройти. Мимоходом отметив наличие ещё одного наёмника и мысленно добавив его в штат людей, умеющих стрелять лучше местных приматов, Рихтер был вынужден смерить свой пыл и прытко бухнуться на пузо - снаружи начали бестолково и яростно лупить по окнам, что было неприятно весьма и весьма, причём больше в плане моральном, достать европейца со своих текущих позиций гады могли разве что рикошетом или чем-то потяжелее АК. Однако какую-то часть пути пришлось преодолевать ползком, что неприятно, вредно для авторитета, но помогает не "дать дуба" по причине собственной беспечности. Ход штурма явно приближался к активной фазе, скоро одними "калашами" дело не ограничится, и потому следовало выбираться отсюда немедленно. Для начала - дойти, добежать, доползти, иными способами добраться до лестницы и спуститься вниз, чтобы оценить обстановку. Если местные сдадут первый этаж, придётся держать оборону в командном центре или выдумывать что-то ещё. А ведь здесь ещё министр где-то раненый валяется, без которого оплата тяжкого наемничьего труда будет осложнена. Одни заботы, одни проблемы...

http://sg.uploads.ru/t/DkQXv.jpg
НПС - Отто Пфицигентакль

Отто испытывал сиюминутную радость - им удалось перебить немалую часть засады, не понеся при этом непоправимых потерь. В сущность, даже подранки, без которых не обойтись в таком бою, были способны передвигаться и вести бой, хоть и менее эффективно. Дымы и хорошие бронежилеты, хорошие бронежилеты и дымы. Теперь требовалось быстро перегруппироваться и двинуть дальше, к осаждённому штабу. Причём двинуть, что характерно, на своих двоих, расчищая путь для бронетранспортеров, без которых эвакуация будет крайне осложнена. В общем... радость действительно была мимолетной, сменившись новыми заботами и хлопотами.
- Перегруппироваться возле головной машины. Не расслабляемся, враг где-то поблизости!
И тут по ним ударили из минометов, заставляя здоровяка прытко рвануть в сторону ближайшего худо-бедно капитального укрытия, способного хоть ненадолго защитить от осколков и взрывной волны. Кажется, дело начинало пахнуть керосином, хоть немцы и действовали без команды, занимая укрытия и всячески проклиная изобретателя этой чудо-штуковины, которую способны освоить даже обезьяны.
- Найти и подавить позицию орудий!
Позиция, судя по всему, была одна. Плотность огня подсказывала, что миномётов, самое меньшее, два, но лупят они не слишком прицельно. То ли корректировщика не было, то ли даже быстро рассеивающийся из-за ветра дым был для него проблемой. Так или иначе, наёмников прижали, заставляя покамест затаиться. Но не всех - Артуру "повезло", ему, в общем, до цели было ближе, чем кому-либо ещё. Замаскировать расчёты никто даже не пытался, грохот стоял изрядный, причём неподалеку. Возможно, туда стоило наведаться, тем более что выбора всё равно особо и не было. Проблему составляли лишь местные повстанцы, которые наверняка отреагируют очередной пакостью в виде пальбы со всех стволов из любого подходящего укрытия. В данный момент таких укрытий на пути было ровно два - небольшой домишко о двух этажах и сквозном проходе, и покореженный остов длинного автобуса, за которым можно было спрятать хоть и десяток вояк. Конечно, если потратить время и обойти эти позиции, появится возможность ударить с фланга, если там кто-то и есть. В любом случае, требовалось действовать, а не сидеть на месте.

Начало штурма штаба

Этап второй: Получив отпор, противник беспорядочно обстреливает здание, явно ожидая подкреплений и более тяжелого вооружения. Обороняющиеся солдаты прижаты огнём и, в сущности, бесполезны.

Уличные бои

Этап второй: Работающая по наёмникам миномётная батарея путает планы и вынуждает оставаться на месте, теряя драгоценное время. Её явно требуется быстро подавить и продолжать путь - но численность вражеских бойцов неизвестна.

+5

9

Дроны стремительно передвигались по районам города, разнося в пух и прах засады сепаратистов, загоняя их в дома. Но вот рисковать и выходить против тех, кто покинул открытую местность, укрываясь в помещениях, операторы дронов не стали и отправили их в патруль по окраинам, чтобы упредить атаки с флангов, осуществить наблюдение за домами, чьи точные координаты были моментально нанесены на карту, и в случае чего — помочь своей группе или группе Отто, о чём незамедлительно сообщили Бесу.
— Бес на связи, что вы там телитесь?! Наши поработали, кого могли — по домам загнали, подробности на карте! Давайте резче дуйте сюда, а то они начнут по методике немцев работать! Я скоро уйду с первого этажа, мне здесь один хер с аппаратурой помогать никто не хочет! Понабрали, ёманарод, помощничков, на славу! — ругался командир. — Доложить обстановку!
— По нашим квадратам миномёты работают, немцев хорошенько накрыло, не позавидуешь! — отозвались по рации.
— У вас снайперы есть на мечети, чего вы кота за шары тягаете?! Позицию определить на раз два можно!
— Да, позиция известна, отправляем координаты.
— А сразу нельзя было?! — прорычал Бес, слыша, как беспомощно бьются о стены дома со всех сторон пули, изредка залетая внутрь через окна. — Всё вас учить надо, салаги! Остались без командира, сидите теперь! Если надо — дронов отправьте, пусть порядок наведут, но не усердствуйте особо — фланги тоже нужны, держите, держите гадов этих там, где сидят, чтобы носа на улицу не высовывали! А сами двигайтесь в город потихоньку, да смотрите, жопы свои берегите! Вам обезьяны быстро пушок подпалят, они со спичками играют будь здоров!


Сводка

1. Группа Отто получила уточнённые координаты расположения миномётных расчётов (формально, состыковать с постом Отто) благодаря снайперам
2. Дроны зачистили квадраты перед второй группой, но противник остался в зданиях
3. Вторая группа начала продвижение
4. Доклада по колонне от французов пока нет
5. Бес орёт громче Шматко на весь штаб

+3

10

Кажется, первый раунд этой небольшой, локальной войнушки, был таки за бравыми европейскими наемниками. Засада врага не принесла никакого положительного эффекта, местные попуасы понесли сокрушительные потери в живой силе и отступили, так же оставив значительное количество стрелкового и тяжёлого вооружения, что также не мало важно.
-Хорошее начало. - Буркнул Леман одному из бойцов находящихся рядом. Тот в ответ лишь слегка кивнул и улыбнулся.
В прочем, радость победы, вернее как победы, мимолётного успеха, продлилась не долго. По рации прозвучал приказ собраться у головной машины и перегруппироваться, но исполниться ему было не суждено. Наемников накрыл миномётный обстрел.
-Мать тебя раз эдак! - прокричал наемник падая и прижимаясь к земле. Все находившиеся рядом с ним бойцы в целом были согласны с данной оценкой ситуации, но, к счастью, промолчали.
В целом, определить позицию ведущей обстрел батареи труда большого не составляло. Миномётный снаряд летит по дуге и падает не вертикально вниз, а под углом и одного взгляда на воронку вполне достаточно. Обычно сторона, с которой прилетел снаряд более крутая и усыпана осколками металла, а сторона в которую летел снаряд, наоборот, более пологая и чистая ибо землю и осколки выбрасывает взрывом вперёд и вверх.
-Что, похоже нам в ту сторону и мы тут ближе всех. - раздался голос одного из солдат рядом с Артуром. Немец Гайер явно был парнем не глупым и тоже понял, откуда дует ветер.
-Похоже на то приятель. - ответил ему Леман. Спустя пару мгновений, информацию о местонахождении вражеской артиллерии уточнили и сомнений в верном направлении не осталось вовсе.
-Значит так, ребятки. Похоже работа это наша. Двигаем и заставляем замолчать эти минометы, Но сперва бег с препятствиями. Препятствие один - то здание. - Артур указал на дом впереди.
-Препятствие два - тот автобус. Брун, Бэк, Гайер. Все оставшиеся дымы под эти препятствия. Если возможность будет ещё и внутрь закидываем. Зачищать времени нет, так что не даём им возможности нас видеть и нам мешать, потом обходим и идём к батарее. Гертхер. Занимайся позицию и расчехляй своего монстра. Прикроет нас, чеки и подавляй любого кто высунется. Всем все ясно? Тогда двинули.
Леман вогнал в винтовку свежий, полный магазин и проверил заряжен ли гранатомёт? Следовало удостовериться, что он встретит врага в полной боеготовности. После чего открыл канал связи и уведомил остальных наемников в квадрате.
-Это Леман. Минометы беру на себя, держитесь там и будете готовы действовать сразу, как замолкнут.
Закончив фразу, наемник отключил связь и под прикрытием товарища с пулеметом двинул к зданию стремясь привести ранее изложенный план в действие.

+4

11

Когда Урса осознала, что за дверью, все-таки, были свои и убивать ее вот прямо сейчас никто не собирается, она заметно приободрилась и приобрела свою обычную чуть нагловатую развязность. Явное нежелание командира легионеров продолжать конфликт даже в вербальном варианте показывало, что дела у них , на самом деле, полное дерьмо, а может даже хуже. Хотя его попытка начать ей приказывать немного покоробила. Нет, у Наяды всегда было довольно хорошо с дисциплиной и субординацией, этому армия и первый наставник научили женщину сразу, в прямом смысле вбив в нее осознание того, что от выполнения приказов сильно зависит ее жизнь и целостность драгоценной шкурки, но, мать его так, этот легионер не имел никакого отношения к ее нынешнему командованию, так что и пасть открывать, вроде как, права особого не имел.

- Ага, сейчас, только шнурки поглажу, - пробормотала наемница себе под нос.
Так, однако, чтобы ее не расслышал никто кроме нее самой. Во-первых, обострять отношения не стоило, с легионеров станется просто пристрелить ее тут и сказать, что так и было, и вообще она сама застрелилась. Да, все двадцать отверстий. Что, сопляк, не веришь? А ну упал-отжался. А во-вторых, собачиться было и в самом деле некогда.
Женщина короткой перебежкой пересекла зал, вглядываясь в лица трупов. Искомый ей кусок говна, бывший недавно нанимателем и деньгоплатителем, контракт явно закрыл. В связи со своей внезапной кончиной. Урсула сплюнула сквозь зубы и звучно выматерилась. Конечно, их вины тут не было. С каждым может случится, и вообще безопасность в зале обеспечивал «Легион». Но то, что наниматель сдох, означало так же и то, что оставшейся части выплаты ей не видать. Обидно, конечно, хотя и не смертельно. Что ей эти деньги, солить? Обеспечивать великовозрастных братьев она больше не собиралась, а сама не пропивала столько, сколько зарабатывала. Даже при учете астрономических трат на снаряжение и процента, который забирали себе чистенькие гомосеки из командования, ничего тяжелее хрена в руках не державшие. Да и в принципе ситуация была неприятненькая. Пусть и не по своей вине, но Урсула завалила контракт. А этого гречанка не любила. Очень не любила.
Женщина вышла в коридор, следом за остальными бойцами и обернулась к тому, кто недвусмысленно дал понять, что является старшим над остальными.
- Наяда. Это на случай, чтоб не пришлось орать «эй, женщина». Это Малыш. Что на первом этаже мы пока не знаем. У окон мы не мелькали, так что по ним пока не палят. Еще какие-нибудь вопросы ко-ман-дир, или мы можем выдвигаться?

Именно в этот момент, видимо, чтобы опровергнуть слова наемницы, по окнам начали палить. Стекла посыпались веселым фейерверком и женщина, заученным движением, рухнула лицом вниз, прикрывая голову от осколков.
- Вот гондоны, - резюмировала она, когда немного затихло.
Кажется, тут становилось по настоящему жарко.

Отредактировано Урсула Димитриди (2018-10-25 14:11:14)

+3

12

Обстрел поутих ненадолго - видимо, противник сообразил, что боеприпасы не падают с небес подобно благодатным солнечным лучам, что греют эту негостеприимную землю. Или же повстанцы просто замыслили гадость - но высунуться и убедиться на своей шкуре в том, что это именно гадость, а не банальное нежелание тратить патроны, Манфред как-то не хотел. Зато у кого-то из расположившихся этажом ниже солдат - хватило мозгов всё это проверить, оттуда начали постреливать, сперва как-то неуверенно, даже робко, но после всё наращивая и наращивая темп огня до, конечно же, не ураганного, но внушительного и достойного уважения. Можно было двигаться уже на своих двоих, пусть и как следует пригнувшись - и, наконец, устало привалиться спиной к стене возле двери, за которой был столь нужный спуск вниз, к местным остолопам. Судя по всему, их было вроде-бы-человек пять самое меньшее, и помощь им сию секунду не требовалась. Это хорошо, это прекрасно, можно немного и о себе подумать. Попить воды из гидратора, например. Прохладной, освежающей воды, столь необходимой организму посреди всей этой гонки со смертью. Немец сделал несколько жадных глотков, после чего, перекрыв поступление жидкости, хозяйственно убрал трубку под воротник бронежилета - чтобы не болталась и не отвлекала. Теперь можно и парой слов перекинуться с теми, кого нелегкая занесла именно сюда и именно сейчас.
- Вопросы, говоришь. Какие тут могут быть вопросы?
Пальба внизу неожиданно стихла, что заставило наёмника инстинктивно замереть. А. Нет. Не передохли, просто перезаряжаются, кажется. Ну, пусть их, дебилов, всё равно скоро полягут.
- Есть задача - продержаться до подходя помощи. Есть толпа отморозков снаружи. Дальше не мне вас учить.
Когда горячка боя потихоньку отступила, Манфред превратился во вполне адекватного человека. Вредного, конечно же, но уже не склонного делить мир на сослуживцев и идиотов. Теперь этот список разнообразился союзниками, причём ажно двух видов. Тупыми и не особо. Пожалуй, вот эти двое - не особо. Остальные - явно тупые, раз так легко сдали город.
- Поэтому действуем... - снаружи, судя по грохоту, начали палить уже из крупнокалиберных пулеметов, вышибая из здания внушительные куски и тем не добавляя радости немцу - ...действуем по ситуации. Сейчас она - хреновая.
Выполняя собственное предписание, он довольно прытко рванул вниз, открыв дверь плечом и практически скатываясь по лестнице, чтобы побыстрее оказаться... нет, не в самом эпицентре перестрелки, наёмник просто хотел занять более выгодную позицию, по которой расчёт крупнокалиберного пулемета будет работать в последнюю очередь. Ответный огонь правительственных солдат понемногу стихал - кто не погиб, тот попрятался, кто не попрятался, тот патроны расстрелял. Тупицы, что с них взять? Повстанцы тем временем ринулись на штурм, подбадривая себя воплями, достойными огромной туземной орды с копьями и в боевой раскраске. По всей видимости, им не составит большого труда вломиться в помещение через двери и окна, перебить уцелевших защитников и благополучно победить в этой схватке. Но так ведь считали они сами - да, имея за спиной численный перевес в пару десятков бойцов, поддерживаемые тяжелым вооружением, сражаясь с подавленным противником, эти ливийцы в самом деле имели изрядные шансы на победу. Их следовало остановить или просто задержать, но хватит ли для этого сил? Пока всё внимание было приковано к первому этажу, со второго можно было довольно эффективно выстрелить пару раз - например в пулеметчика. Или в стоящего неподалеку офицера, что орал в рацию какие-то команды. Или же прикончить мрачного вида типа с СВД, что высматривал в окнах первого этажа тех, кто высунется на свою беду. Проблема заключалась лишь в том, что разобраться разом и со всеми времени решительно не хватит. Пусть местные злодеи, мнящие себя спасителями страны, и не пользовались особо укрытиями,высунувшись на открытую местность, не стоило недооценивать их способность устроить настоящий свинцовый дождь в сторону любой обнаруженной угрозы.

http://sg.uploads.ru/t/DkQXv.jpg
НПС - Отто Пфицигентакль

Отто, не будь дураком, благополучно укрылся от обстрела в доме, где ранее засели враги. Сопровождавшие его бойцы, судя по всему, не особо горели желанием лезть на штурм чего-то там и где-то там - одного из них, например, только хороший бронежилет спас от куска железа, готового впиться в живот. Заброневое поражение было ощутимым, солдат какое-то время будет приходить в себя. и его пример навевал грустные мысли. Здоровяк понимал, что их могут окружить, как понимал и бесполезность лобовой атаки всеми силами. Авось да кончатся снаряды у местных, тогда и можно атаковать. Впрочем, он с энтузиазмом воспринял возможность отправить в бой Лемана, коль скоро тот был ближе - решение проблемы появилось как бы само по себе. Впрочем, даже несмотря на дымы, наступать наёмникам придётся под достаточно плотным огнём, пусть и не очень прицельным. Что самое интересное - пулеметчик отряда, нелепо запнувшись на бегу, падает на землю, завалившись на спину и дав себе по челюсти собственным же оружием. Едва ли он в состоянии так глупо упасть без веской причины, но спросить будет затруднительно - бедолага потерял сознание, хоть и выжил, несмотря на новую дыру в чехле бронежилета - аккурат напротив сердца.

Начало штурма штаба

Этап третий: После короткого затишья, повстанцы притащили и развернули крупнокалиберный пулемет, без особого труда подавив им в зародыше попытки защитников первого этажа хоть как-то отстреливаться. Также поблизости находится офицер противника, координирующий действие штурмовых групп - и снайпер, готовый открыть огонь по любому, кто высунется. Всё их внимание приковано к первому этажу - ведь стреляли покамест только оттуда. К сожалению, разобраться со всеми и сразу не получится - стоят не рядом, да и два десятка головорезов с АК быстро откроют огонь, завидев новую угрозу. Между тем, первый этаж вот-вот будет захвачен.

Уличные бои

Этап третий: Миномётный расчёт прикрыт небольшим отрядом пехоты, ведущим плотный и беспорядочный огонь из здания прямо по курсу. Но и это ещё не всё - по отряду Лемана явно "отработал" снайпер, которому дымы не помеха. Выстрел потонул в общем грохоте стрельбы, да и бронежилет выдержал - так что едва ли его вооружение можно считать тяжелым. Минометы продолжают обстрел, но, не имея корректировки, пока лишь впустую разрушают пейзаж.

+4

13

Здание с засевшими внутри противниками, да еще и стреляющими оттуда, было конечно проблемой. Однако огонь был весьма беспорядочным, хоть и плотным, да и дымовые гранаты ситуацию более менее выравнивали ситуацию в пользу немецких наемников. Конечно, на руку играл еще и тот факт, что наемники имели в своем распоряжении тепловизоры, и могли эффективно подавлять вражеских стрелков огнем, имея визуальный контакт, даже не смотря на дымовую завесу. В совокупности все эти факторы вырисовывали следующую картину: бойцы легиона хоть и медленно, но продвигались вперед. Леман и еще двое солдат добрались до здания и поджались к внешней стороне несущей стены, оказавшись вне досягаемости стрелков. Конечно, если те не решат выйти или закидать вражин гранатами, но судя по тому, что гранаты в ход они пускали крайне редко с этим у них определенный напряг. Еще один "легионер" умудрился поджаться к автобусу и закидать его дымами, что уменьшало вероятность вражеского огня с той стороны. А вот пулеметчику повезло не очень. По нему отработал снайпер, хотя понятно это стало далеко не сразу, но факт остается фактом. У противника были бойцы, способные вести бой игнорируя столь успешные, до сей поры, дымовые завесы. В прочем, активно вести противостояние эта боевая вражеская единица не хотела и явно преследовала какие-то свои цели. Почему так? Да очень просто, если подстрелил пулеметчика, мог и всех остальных положить, но не стал.
Первым выведенного из строя бойца заметил Брун ранее "дымивший" автобус. Боец, не задумываясь, рванул к нему сквозь еще не рассеявшиеся дымы, дабы оттащить своего товарища куда-нибудь в укрытие. На тот момент, он еще не знал о снайпере и был на все сто уверен в надежности своего прикрытия. Оказавшись рядом, картина стала, писана маслом. Бойца свалила не шальная пуля или личная оплошность, а четкий выстрел в грудь. Благо этого оказалось не достаточно, что б потушить пулеметчика насовсем. Толи калибр оказался маловат, то ли расстояние слишком большое.
-Это Брун, у нас раненный. В квадратах J3-J4 работает снайпер!
Быстро прокричал он по рации, после чего быстро предпринял попытку оттащить раненного в укрытие, а точнее в воронку от попадания минометного снаряда. Делать это нужно было быстро. Конечно, стрелок пока молчал, но мог ведь и в любой момент передумать. Ко всему прочему, дым быстро рассеивался.
-Час от часу не легче. - Проговорил Леман, выслушивая доклад товарища.
-Теперь на открытую местность ходу нет, придется зачищать здание и уже из него подавлять минометный расчет.
Наемник быстрым взглядом окинул местность вокруг.
-Осколочные по моему сигналу во все окна и двери, куда только сможете попасть, не выходя на линию огня снайпера. Потом сразу входим и добиваем. Работаем быстро, наши товарищи ждать не могут, да и эти дикари могут пристреляться, дай им время, и тогда уже потерь не оберемся. Готовы?
Артур вытащил из разгрузки две гранаты и с отсечкой на счет три вытащил чеку и закинул их по очереди в ближайшие окна, одну на первый и одну на второй этаж. Тоже самое сделали и его товарищи. Дождавшись взрывов, все бойцы сразу же рванули, внутрь паля из автоматических винтовок во все, что еще могло двигаться и тем более сопротивляться.

+2

14

Я открываю скрипучую дверь,
я выхожу из тьмы.
Я — это я,
зверь — это зверь,
мы — это мы.


Сквозь разбитые окна второго этажа до Урсулы донесся хорошо знакомый, до сцепленных зубов ненавидимый, до горького привкуса на кончике языка омерзительный запах гари и чужой смерти. Метафорический запах войны, ее личный аромат, покруче всякого там «Givenchy». Менялось место, имя заказчик, менялись нашивки на ее форме, менялось оружие в ее руках и роспись шрамами по телу. Не менялся только этот запах, совершенно одинаковый и в джунглях Южной Америки, и в арабских пустынях и в африканской степи. В зависимости от географии лишь добавлялись «нотки аромата», от запаха гниющих от сырости растений близ вены Усумасинты, до сухого, раздирающего глотку, воздуха красной, словно пропитавшейся ненавистью, Руб-эль-Хали.

Существо, поднимающееся с пола и небрежно вытряхивающее из коротко обрезанных волос стеклянную крошку, улыбается трескающимися в уголках рта губами. Существу, в общем-то, наплевать на не сильно вдохновляющую речь командир отряда «легионеров», сводящуюся к «вероятно мы все тут подохнем, так давайте сделаем это с фейерверками», на звуки взрывов, стрельбы и, - изредка прорывающиеся сквозь всю эту какофонию, - стоны раненных. Оно слышит только безжалостный счетчик метронома в висках, глядя в глаза своему напарнику, который, в общем-то, тоже все понимает. Они тут - мясо. Мало чем отличаются от рабов-гладиаторов в Древнем Риме, которых выпускали впереди войска, пообещав свободу в случае победы. Ну серьезно, они же не такие идиоты, чтобы не понимать очевидного - в случае чего ими легко пожертвуют, чтобы не пришлось жертвовать кем-то из своих. А это значило две вещи - не подставляться и не доверять никому, кроме напарника. И действовать самим по себе, не становясь полноценной частью отряда зловредного, судя по акценту, а точнее полному его отсутствию, - немца. Это не означало идти против приказов вышестоящего на данный момент, или действовать наперерез и во вред группе, - за такое их тут же и прикопают, чтоб не мешали остальным помирать с музыкой, - это означало всего лишь думать о себе прежде, чем о них всех.

Прежде чем ломиться на первый этаж, стоило прояснить обстановку. Откуда-то снаружи, со звуком промышленной швейной машинки, - интересно, откуда в голове взялось такое сравнение, ведь пулеметные очереди Урса слышала куда чаще, чем швейные машины, - раздалась стрельба. Местные, судя по всему, времени не теряли, и оставлять в живых кого-то из обороняющихся не собирались. Выйдя на то, что осталось от лестничной площадки, Урсула присела на пол у стены, не торопясь спускаться на первый этаж и терять выгодную для себя позицию, из которой можно было в оптику рассмотреть происходящее на улице, и наметить себе вероятные цели. По хорошему, стоило бы снять пулеметчика, не дающего никому из бойцов на первом этаже даже высунуть носа. С другой стороны, - она не одна такая умная и красивая, и вполне вероятно, что пулеметчика уже кто-то выцеливает, и она не только зря потратит, - дорогой, с*ка, между прочим, - боеприпас, но и просрет драгоценные секунды. Тем более среди черномазых нашлись цели и поприятнее. Урсула прикрыла глаза, высчитывая секунды, и концентрируясь на мире вокруг. У нее есть всего несколько секунд, пока обезьяны поймут, откуда стреляли, и ей придется менять позицию. Вечная борьба, приравненная почти к классовой междусобойной ненависти, сама повела прицел туда, где Урсула заметила своего собрата по оружию, такую же опасную тварь как и она сама. Выдох, задержка дыхания, плавный спуск крючка. Снайперов Наяда не любила чуть больше, чем нигеров, а уж снайпера-нигера... Вторая пуля предназначалась тому, за чью голову, обычно, платили немного больше, чем за остальных. Наяда подозревала, что в этот раз платой является ее собственная жизнь, но привычка - увидел вражеского командира, сделай так, чтоб не раздавал вредные для тебя приказы, -  въелась под кожу намертво, крепче даже, чем краска татуировки. Она не стала терять время и проверять - точно ли цель мертва. В себе Наяда не сомневалась никогда, уже нажимая на спусковой крючок своего нежно любимого «Heckler»'а, она мысленно выстроила траекторию полета пули и видела результат. Скромнее чем у винтовок «Barrett», конечно, но тоже ничего себе. Да и времени любоваться своей работой уже не было, - теперь оставалось только перекатиться в сторону, уходя с линии огня.

Отредактировано Урсула Димитриди (2018-11-22 18:59:31)

+2

15

Битва за первый этаж штаба, похоже, подходила к своему логическому концу - победе повстанцев при помощи подавляющего численного перевеса и проистекающей из этого большей плотности огня. Они лезли в полный рост, поддерживаемые мощным пулеметом и редкими выстрелами снайпера, который методично "выщелкнул" уже двоих. Манфред, почти скатившись по лестнице вниз, под обстрел не угодил единственно потому, что его отделяла от главного зала тонкая, пробитая вражьими пулями, но всё-таки стенка. Не видели немца вражины до поры, и это было хорошо, хотя порой хотелось вжаться в твердый и прохладный пол, чтобы вместо необходимого сейчас бега - ползти со скоростью черепахи, зато без риска словить крупнокалиберную пулю, которая легко прошьет даже надежный немецкий бронежилет. Преодолевая себя, он бежал, надеясь успеть хотя бы к финальному акту спектакля под названием "толпа макак беснуется в приличном месте". Просто чтобы не выбивать их потом в одиночку из здания, что было бы проблемой даже будь у него винтовка с бесконечным боезапасом. Гранат бы... но с гранатами были проблемы, Рихтер в принципе не предполагал, что едет в гущу лютой перестрелки, а не на совещание с папуасами. Вроде бы, успел вовремя - высунулся из-за дверного проема, обнаружил, что атакующие отвлеклись на обстрел второго этажа и шустро юркнул в обширное помещение, уже изрядно засыпанное мелкими обломками и залитое кровью тех арабов, кто пытался дать отпор штурмующим здание подонкам. Их перестреляли, в конечном итоге, всех до единого - рядом с немцем валялась оторванная тяжелой пулей рука, её обладатель стал грудой фарша чуть поодаль. Остальным, судя по всему, повезло не сильно больше, ведь против пулемета приёма, в общем, нет, когда он уверенно лупит по тебе с хорошей позиции. Сейчас же загорелые до бронзового цвета стрелки разворачивали длинный ствол так, чтобы "причесать"... видимо, позицию парочки наемников, оставшихся наверху. В действиях атакующих наблюдалась изрядная дезорганизованность, поэтому только часть из них продолжала лезть на приступ, прямиком под огонь затаившегося наемника. Но сперва - Манфред короткой очередью отправил наводчика пулемета на свидание с его богами, чтобы неповадно было делать решето из белых людей. Ещё одна очередь, во второго бойца расчета - и смена позиции. Он, в принципе, мог держаться здесь какое-то время даже в одиночку, но скоро в ход пойдут гранаты, нужно было что-то делать. Причем срочно.
- Бес. Минометами по площади перед зданием. Сейчас же!
Риск попадания по штабу, безусловно, был, причём был изрядным. Но это всяко лучше, чем просто сдохнуть в перестрелке с огромной толпой макак, которые даже без толкового управления, на одних инстинктах, способны были наворотить делов.
Урсула, сама того не подозревая, спасла шкуру самопровозглашенному командиру "Легиона", причём дважды - сперва метким выстрелом устранила снайпера, что непременно бы надедал в немце дырок, ну а потом вызвала плотный огонь на свою позицию, позволив Манфреду спокойно открыть огонь. Разумеется, всё было бы слишком просто, если бы ей удалось пальнуть хотя бы ещё раз - но в воздухе засвистели пули, яростно рикошетя от стен где-то за её спиной, а вопли гадких арабов где-то относительно близко, к сожалению, означали возможность применения гранат по прямому назначению. Стоило бы куда-то отступить, хотя выбор был невелик, между конференц-залом и первым этажом, откуда можно было без особых проблем попасть и на улицу, выбравшись с той стороны, которую никто ещё даже не начал обстреливать. Не догадались взять дом в кольцо, или просто не успели - не суть важно. Главное, что атака покамест шла лишь с одного направления, грозя постепенно смести все очаги сопротивления подобно неуклюжему, но непреклонному бульдозеру.

Как ни странно, снайпер притих, более не проявляя себя и не пытаясь выбить того же Лемана, в котором легко можно было опознать инициативного бойца, опасную цель, которую требовалось устранять в первую очередь. Но нет, Артуру позволили начать атаку, более того - яростное сопротивление повстанцев показывало, что с ним не играют в поддавки, а просто... а что просто? Решительно непонятно, кто и откуда так хорошо "работал" через дым, но не стал продолжать обстрел. Напротив, обычные пехотинцы противника с дымами справлялись плохо, паля плотно, но не слишком прицельно. Когда в дело пошли гранаты, "калашниковы" замолкали один за другим, позволяя продвигаться сквозь достаточно... скверно пахнущее здание, по запаху напоминающее скотомогильник. Неожиданно рядом с Артуром раздался мощный взрыв, выбивший наёмника из равновесия. Последнее, что он мог увидеть - летящий аккурат в лоб кусок потолка размером с добрый кирпич. И грянул гром...
Он придёт в себя резко, как будто от хорошего удара по морде. Вокруг всё ещё постреливают, но уже без былого энтузиазма, а здание норовит рассыпаться на части. Наёмника спас хороший шлем, превратив большую вмятину на черепушке в просто разодранную кожу на лице и слегка стряхнутый "чугунок". Рядом виднеется спуск в подвал, где будет всяко безопаснее при неизбежном обрушении дома, хотя можно попытаться и выбежать наружу, если хочется рискнуть. Дым там уже благополучно рассеялся, так что немец будет неплохой - и беззащитной - мишенью. У его винтовки в результате взрыва здорово повело пламегаситель, так что первый же выстрел приведет к разрыву ствола.

Начало штурма штаба

Этап четвертый: Атака на здание превратилась на время в неорганизованный набег диких папуасов - часть повстанцев принялась яростно поливать огнем второй этаж, тогда как оставшиеся продвигались к первому уже не столь прытко, пусть и в полный рост. Все три цели уничтожены, противник временно лишен тяжелого вооружения, снайпер и офицер утеряны безвозвратно.

Уличные бои

Этап четвертый: Штурм здания отрядом Лемана проходит совсем не по плану, когда наёмник нарывается на запасенный в помещении "подарок", не слишком похожий на обычную противопехотную мину или растяжку. А ещё здесь воняет, как на скотобойне - и именно посреди вони и разрухи ему предстоит прийти в себя, чтобы продолжить свой бой.

Отредактировано Манфред Рихтер (2018-11-28 20:35:27)

+2

16

Штурм дома начался весьма успешно, большая часть автоматов замолчало сразу, часть от гранат, часть от огня "легионеров". Уже казалось, что вот он успех, но не тут-то было. Внезапно раздавшийся взрыв порушил все планы на корню. Во первых отзонил напарников Артура, те были вынуждены покинуть здание и вновь оказаться на улице, а во вторых похоронил всякую возможность отработать из укрытия по работающей батарее минометов. Да еще и такая незадача случилась, Леману по голове кирпичом прилетело, обрушив ему на голову, словно удар боксера тяжеловеса в самой лучшей форме. Далее смеркалось...
Очнулся Артур довольно быстро, по крайне мере ему так показалось, голова гудела, по лицу стекала струйка крови, надо полагать от рассечения кожи на голове. Стоило сказать спасибо качественному шлему, не будь его, наемник уже вряд ли бы очнулся. Скорее упокоился бы тут с вдавленным переломом черепа. В прочем, думать об этом было некогда? и следовало побыстрее приходить в себя.
Артур быстро покрутил больной башкой и осмотрелся, здание рушилось, трупов товарищей вокруг видно не было, но в тоже время снаружи слышалась стрельба, так что можно было полагать, что они таки живы и здоровы. Винтовке пришел конец, а самому Леману стоит побыстрее куда-то убираться, если он не хочет быть похороненным заживо. Взгляд первым делом упал на вход в подвал. Выбираться наружу к своим рискованно и можно не успеть, а подвал наверняка имеет еще выход наружу, а если и нет, то свои вытащат. Кстати, на счет своих, следовало напомнить им, что он сам все еще жив. С этой целью Артур активировал радиопередатчик прямо на ходу в подвал.
-Это Леман, меня кто-нибудь слышит?
Быстро проговорил он, на ходу попутно ныряя в подвал. Винтовка пришла в негодность, так что пока наемник вооружился вспомогательным оружием. Пистолетом в правой руке и ножом в левой. Конечно, винтовку можно было и выбросить. В таком состоянии она бесполезна, да и чинить время вряд ли представится, но Артур не стал. Во первых оружие табельное и он несет за него ответственность, а во вторых подствольник был в рабочем состоянии, к нему еще было пара снарядов и его вполне можно применить по назначению при случае.
Прибор ночного видения Артур пока не использовал. Не было уверенности в его работоспособности, а проверять? не было времени. Посему наемник ограничился фонариком на пистолете. Мощный тактический фонарь, оружие не менее смертоносное, нежели сам пистолет, особенно в мало освещенном подвале, враги в котором явно адаптировали зрение к темноте. Если конечно там вообще были враги. В любом случае фонарь полезен, хотя бы для того, чтобы смотреть под ноги и не влезть в очередной "сюрприз".
И все-таки это была не растяжка. Пока Артур спасался от обрушения здания, аналитика решительно молчала, а теперь, когда он был в относительной безопасности, продвигаясь вглубь подвала, она решила заработать. Растяжку или мину, он бы заметил, да и не сможет такое устройство снести здание. Такие штуки и живую то силу убивают не всегда, чаще калечат, а тут прям наверняка. Что же это было? Бомба? Зачем закладывать бомбу и взрывать ее, если в здании еще есть свои люди? На смертников они слабо похожи. Заложил кто-то другой? Возможно, но зачем? Пока что у наемника было больше вопросов, чем ответов, но он получит информацию, так или иначе. Всему свое время. Сейчас, сейчас главное выжить.

+3

17

Лестничная клетка в считанные минуты превратилась в то место, где лучше не оставаться, если не хочешь словить рикошет - попасть в Урсулу было довольно проблематично, потому что из переката наемница ушла в положение «лежа», но от случайностей не застрахован никто. Известковая пыль, выбиваемая пулями из стены, щедро осыпала женщину сверху, превращая ее то ли в пародию на снежную бабу, что так любят лепить детишки в тех странах, что не обижены зимними снегопадами, то ли во внезапно посеревшую покойницу. Второй вариант Наяде совсем не нравился, и осознавая, что глупое сравнение может стать грустной истиной, наемница перекинула винтовку перед собой, на локти и поползла назад, в сторону коридора в конференц-зал, где оставила напарника и прочую наемничью когорту.

Где-то в центре груди, под выбеленной решеткой ребер, в том месте, что сплетением солнца называют, разгорается настоящее солнце. Злое, жалящее, безжалостное. Урсула стискивает зубы, сглатывая внезапно ставшую горькой и тягучей слюну, ползет вперед, гася мыслью зарождающуюся боль. Сквозь звон в ушах она слышит, как замолкает, захлебнувшись, пулемет. Видимо кто-то, все же, снял надоедливого дятла. Это хорошо, ибо он начинал действовать на нервы.
В коридор она буквально вываливается, с трудом преодолев невысокий порожек, и чувствует, как ее подхватывают сильные руки, втаскивая ее внутрь. Перед глазами прыгают красные круги, расплывается обеспокоенное лицо Малыша.
- Убери... грабли... - наемница отталкивает напарника от себя, садясь к стене и вытирая слюну, скопившуюся в уголке рта, - Все в порядке. Надо... ко второй... лестнице.
Огонь поднимается выше, к легким, кислотой сжигая внутренности, высекая слезы из глаз. Женщина дышит часто, смаргивая пелену перед глазами. Кашель скручивает ее, заставляя опереться руками в пол. Урсула сплевывает густую слизь, украдкой выглядывая в ней кровавые сгустки и выдыхает с облегчением, не обнаружив их. Значит все не так дерьмово, как показалось сначала. Она еще повоюет.

Абу-Даби останется с ней не только тонким ободком кольца на левой руке, не только памятью сумрачной, приходящей во снах лицом человека, которого она не любила, но была готова прожить с ним остаток своей жизни. Абу-Даби останется с ней болью в легких, приступами астматического кашля, ощущением своей беспомощности.

Наяда вытирает губы рукой, пачкая лицо грязью, выдыхает рвано. Боль затихает, расплываясь по телу как круги по воде.
- Пора валить и быстро, - она говорит громко, достаточно громко, чтобы слышали все, но прислушиваясь к себе, в ожидании новой волны кашля, которой пока не следует, - Я сняла парочку макак и теперь их черномазые друзья почему-то недовольны.
Кузнецов кивает отрывисто, протягивая напарнице руку, чтобы помочь подняться.
Он никогда не был болтуном, этот русский, позволяя напарнице говорить за них обоих. Хотя может тут дело было в том, то его немецкий был ужасен, как видение Дьявола на воскресной мессе, а греческого он попросту не знал. Иногда он напоминал Урсуле овчарку. Умный, верный, все понимает, но сказать нихрена не может.

Ко второй лестничной клетке, находящейся по ту сторону раскуроченного зала совещаний, они двигаются быстро, держась подальше от окон и стараясь не подниматься в полный рост. Особенно Малыш, мощная фигура которого так и манила всех врагов стрелять именно в его сторону, видимо в рассуждениях о том, что в такой шкаф сложно промазать. Напарники замирают на лестничной клетке, прислушиваясь к происходящему внизу. С этой стороны здания пока не стреляют, а потому можно на какое-то время ощутить себя в относительной безопасности. Тупо, конечно, ибо о какой безопасности может идти речь, когда вокруг хренова прорва макак с оружием?
- Предлагаю спускаться, - Наяда скашивает глаза на Кузнецова, облизывая спекшиеся от частого дыхания губы, - Надо найти старшего этих милых ребят. Если протупим и здание окружат, нам п*здец. На крышу лезть не вариант, у этих п*доров был снайпер, а они поодиночке не работают.

Если они, конечно, не застрявшие в капкане кретины, которых вместо работы по профилю заставляют охранять царственные жопы. Урсула страсть как не любила контракты-сопровождения и работу бодигарда. Ей не шло выражение лица кирпичом. Вот Малыш был создан для такой работы. А она... нет уж. В следующий раз ее на такое не подпишут ни за какие деньги. Если он вообще будет этот следующий раз.
Кузнецов привычно спустился первым, закрывая своей спиной тощую фигуру напарницы.

Отредактировано Урсула Димитриди (2018-11-30 02:59:59)

+3

18

Немец перемещался от укрытия к укрытию, экономными очередями больше нервируя и нанося ранения, чем сражая наповал тех, кто даже без команды офицера пёр на приступ. Прекрасно понимая, что лучше всего в данной ситуации деморализуют звериные вопли товарищей за спиной, Манфред старался, чтобы ранения были погаными. Штатный прицел его винтовки позволял посылать пули прямиком в живот, в особо неудачных для ливийцев случаях - в область почек, но здесь была одна маленькая проблема. Их всё ещё было много. Очень много для одного бойца, пусть и готового воевать здесь до скончания века. Это всё, впрочем, временно - свист пуль из "Калашниковых" ненадолго стих, когда снаружи начали разрываться первые минометные снаряды. Попали-таки, черножопые. Не слишком кучно, не слишком плотно, но накрыли указанный сектор, заставив противника хоть ненадолго, а отступить для перегруппировки. Увы, в воздух так и не подбросило множество оторванных конечностей, фонтанирующих кровью, как не было и повального панического бегства повстанцев, угодивших под мощный удар. Минометчики своё дело сделали... на "троечку". Их усилий хватило лишь на то, чтобы дать передышку защитникам штаба, да прикончить буквально пару-тройку штурмующих. Впрочем, даже такой перерыв был хорошим подспорьем - Рихтер немедленно занялся мародерством, без тени брезгливости обшаривая истерзанные тела. Гранаты. Ему нужны были гранаты. Хотя бы одна, просто для подстраховки, здешние горе-вояки обычно таскали при себе какое-то их количество просто потому, что так положено. Конкретно с этими всё было посложнее - граната действительно была одна, да ещё наступательная, причём за ней пришлось лезть в изрядно залитый кровью и засыпанный каменной пылью, подсумок. Подсумок этот, чтоб ему пусто было, упрямо не хотел открываться и отдавать своё содержимое тому, кому оно явно нужнее. Передышка не будет вечной, и треклятую гранату требовалось извлечь как можно быстрее, пустив в ход штык-нож. Нет, не свой, добытый с этого же трупа и изрядно побитый жизнью. Как оказалось, этот странный тип гранатный подсумок просто-напросто зашил, да так, что наружу торчало лишь одно кольцо. Да-да, скоба внутри, шанс красиво подорваться такой себе, зато, наверное, понты были выше гор, носить с собой инструмент для красивого самоподрыва. Идиот. Зато теперь у Манфреда есть граната... и, кажется, подкрепление. Эти двое умудрились спуститься вниз без особых проблем, хотя палили по ним знатно. Теперь предстояло как-то распорядиться нежданным "подарком", расставить их, что ли, по позициям... хотя нет, чего уж там. Драпать надо.
- Ситуация, скажу я вам, хреновая.
Он начал без предисловий, экономя то немногое спокойное время, что скупо отмерила ему судьба. Да и потом, сидя на корточках перед чьими-то ошметками - не до светских изысков.
- Нас мало, их прорва. Просто драпнуть не можем, так как здешний главный павиан, который министр обороны, на втором этаже пытается в страну вечных бананов не отбыть.
На самом деле, бросить бы его и дело с концом, но кто ж им тогда платить-то будет? А вся эта нервотрёпка явно требовала достойной компенсации, и чем больше, тем лучше. Всё равно местные вояки своё финансирование отрабатывают плохо.
- Для вас есть вариант - уйти с обратной стороны штаба и попытать счастья на улице. Мне здесь сидеть, пока подмога не подоспеет.
Он мог бы добавить "Или меня не пристрелят", но не стал лишний раз наводить тоску. Вместо этого - заменил магазин на полный, перебрался чуть дальше от главного входа, в глубину помещения, где заметить человеческую фигуру будет не так уж и просто. И - явно оставил паре наёмников возможности на месте решать, стоит им уходить, или нет. По всему выходило, что шансы выжить снаружи не сильно выше, зато здесь можно дождаться подмоги. Когда-нибудь.

Рация Артура исторгла сдавленное шипение, отключившись. Похоже, её задело осколком или ударной волной, превратив в не слишком полезный кусок пластика с надтреснутым дисплеем. Впрочем, это вот его волновать уже не должно, противный запах, что был ощутим ещё наверху, усилился и стал почти невыносимым. Неудивительно - наваленные друг на друга трупы не должны источать благоухание альпийских лугов. Причём трупы - не слишком свежие, со следами насильственной смерти и принадлежащие далеко не только военным. Были здесь и простые жители, убитые ли пулей в затылок, или заколотые на манер скота. Мужчины, женщины, дети. Множество вонючих трупов, небрежно скиданных в подобие общего могильника и явно ставших для кого-то неудобной уликой. Снаружи раздался грохот, как будто по зданию проехался огромный бульдозер - и дом, судя по всему, рухнул окончательно, не давая возможности выбраться из подвала просто по лестнице. Впрочем, здешние города хранили немалое количество загадок, поэтому, хорошенько постаравшись, можно будет отыскать и деревянную дверцу, через небольшие щели которой отчетливо тянуло сквозняком.  Приложив усилия и стоя при этом на трупах - можно эту дверку и открыть, получив возможность пробраться вперед по тесноватому лазу, пол которого некогда был залит кровью, а сейчас источал зловоние от жидкостей, что натекли из подвала. Преодолевая отвращение, остается только ползти вперед, чтобы неожиданно оказаться в чем-то наподобие старой канализации, где уже моно выпрямиться во весь рост. Здесь перед Артуром встанет дилемма - идти ли направо, в сторону центра города, или свернуть налево, туда, откуда доносились порывы свежего ветерка. Решать, как водится, ему и только ему.

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.


Штурм штаба, основная часть

Этап первый: Угодив под минометный обстрел, атакующие временно отступают для перегруппировки, пострадав при этом незначительно. Пулемет пока что лишен расчета, бесполезно возвышаясь среди того, что ещё час назад было мирной ливийской улочкой.

+3

19

-Да е****й шалаш!- Прокомментировал наемник вышедшую из строя рацию и невозможность дать о себе знать своим, которые еще были недалеко и могли прийти на помощь в этой непростой ситуации, но видимо не в этот раз. Придется выбираться самому. В прочем, пока это не выглядело чем-то уж чересчур сложным. Пока не выглядело.
Одно точно, убираться отсюда следовало быстро. Подвал был настоящим складом трупов, которых явно лишили жизни способом крайне насильственным. В целом, Артура это заботило мало. За переживания о каких-то там умерщвленных людишках ему не платят, а вот запах от всех этих трупаков был проблемой. Будучи весьма чувствительным в доме, здесь в подвале он достиг своего апогея и стал по-настоящему невыносимым. Долгое вдыхание этих ароматов могло выйти боком? и даже смоченная водой из фляжки тканевая маска, мало спасала положение.
Леман быстро осмотрел помещение, в которое только что попал. Помимо трупов здесь не было ничего, а вот второй выход присутствовал в виде двери ведущей в непонятное. В прочем, выбора то особо не было. Артур быстро пробирался к этой самой двери, не забывая при этом использовать доступный ему фонарь и смотреть под ноги. Конечно, вряд ли кто-то будет минировать подвал с трупами, но мало ли, в конце концов, дом то кто-то взорвал, не заботясь о "своих". Нужно быть на чеку, второго такого сюрприза он может и не пережить. Оказавшись у двери, Леман внимательно ее осмотрел. Когда-то это была добротная дверь, насколько это можно было сказать о двери в подвале какого-то нигерского сарая. Тем не менее, сейчас она представляла собой жалкое подобие двери. Доски сгнили или рассохлись и разошлись, со всех сторон зияли щели, что на самом деле играло на руку. Наемник аккуратно просунул лезвие ножа в щель и провел сначала по вертикали сверху вниз, а потом и по горизонтали сверху и снизу двери. Зачем? Проверял на растяжки. Кто знает, что там с другой стороны? А так спокойнее, задело лезвие леску, значит, туда не ходи, не задело - можно лезть.
Вроде как путь был свободен, и Леман не теряя времени, вскрыл дверь, приложив некоторое количество усилий, а затем устремился в неизвестность по вымазанному кровью и зловонному лазу. Пробравшись на другую сторону и изрядно измазавшись в говнище, наемник очутился в чем то, напоминающем канализацию. Пахло здесь не сильно лучше, чем в помещении до этого, но по крайне мере риск начать задыхаться был уже меньше. Можно чуть тормознуть и подумать. Во первых проверить снаряжение. В целом, кроме уничтоженной рации и поврежденной винтовки все было в порядке. Конечно, слегка пришла в негодность линза тепловизора, но сие являлось не таким уж критичным. К тому же прибор был работоспособен. Леман насчитал около двухсот патронов на винтовку, пару выстрелов для подствольного гранатомета и одну ручную боевую гранату. Еще был пистолет в работоспособном состоянии и с боеприпасами и конечно нож.
Винтовку, как оказалось, можно было привести в работоспособное состояние. Требовалось ключом свернуть поврежденный пламегаситель. При этом, правда, сорвать резьбу на стволе напрочь и теперь на ствол уже ничего установить будет нельзя, ну да плевать. Прямой, стрелять можно и ладно, пока хватит, а дальше будем посмотреть.
Ну и наконец, следовало решить, куда же идти? Справа был непонятный ход, ведущий, судя по карте и компасу куда-то в сторону центра города. Информации о том, что там у него не было и идти в слепую перспектива так себе, можно и встрять не на жизнь, а на смерть. А вот слева тянуло чем-то вроде свежего воздуха, следовательно, там было что-то похожее на выход, а перспектива выбраться наружу и попытаться объединится со своими, пока он еще не так далеко, была несколько поинтереснее. Таким образом, выбор был сделан. Леман начал медленно и аккуратно продвигаться налево, в сторону, как он думал, выхода. Наемник смотрел под ноги и по сторонам, будучи в полной боеготовности и внимательно следил, куда ставит свои ноги при ходьбе.

Отредактировано Arthur Lehman (2018-12-05 15:50:46)

+3

20

Урсула проводила мужчину взглядом, пожав плечами. Вариант «выйти на улицу, а там уже разбираться» она сразу же отмела за его явной тупостью, а потому стоило устраиваться в здании со всем возможным для них сейчас комфортом. И в понятия о комфорте Урсулы не входило то, что по ним могут начать палить из пулемета. Снова. Пулеметы Наяде в принципе не нравились. Уж слишком большую вероятность обзавестись лишними дырами в брюхе они с собой несли.

- Ты думаешь о том же, о чем и я, Кузнецофф? - женщина наклонила голову к плечу, рассматривая стоящий посреди улицы ДШК.
- Урса, нет.
- Да, дорогой. Если не сумеешь утащить, то хотя бы заминируй боезапас.
- Чем? У тебя лишняя граната есть?
- Значит ты должен его утащить. Не ссы, он на колесиках. А я прикрою.
Мужчина покачал головой, бормоча что-то на своем языке. Урсула давненько работала с ним, но не настолько, чтобы выучить язык, хотя и догадывалась, что сейчас он говорит явно не комплименты ее блестящему уму. Но гречанке было откровенно наплевать на недовольство напарника. Пулемет у врага - плохо, пулемет у них - хорошо. Просто как в задачнике для первоклассника. Даже без боезапаса, потому что и нигерам боезапас ничем не поможет. Не из рогаток же они будут им стрелять?

Русский, короткими перебежками, стараясь не сильно высовываться, порысил к заветной цели, а Урсула, засевшая в здании, выцеливала тех, кто может попытаться ему помешать. Конечно же, сейчас обезьяны отступили, чтобы перегруппироваться, но это еще не значило, что можно было окончательно расслабиться. Кузнецов, добравшийся, наконец-то, до ДШК, сноровисто сворачивал сошки, на которых он стоял, чтобы была возможность увезти пулемет за собой. Нигерам, однако, хитрость наемника была явно не по душе, поскольку заметившие что-то неладное обезьяны начали палить. Урсула смогла несколько охладить их пыл парой хороших выстрелов, позволяя напарнику все-таки затащить громоздкую хреновину в дом, с удивлением отмечая, что не она одна работает по самым наглым ливийцам, рискующим вылезти вперед. Похоже, немец, все-таки, решил подключиться к общему веселью, за что ему честь и хвала. Не в слух.

Мужчина бросил пулемет на полу, занимая место в укрытии и явно облегченно выдыхая.
- Ну извини, - Урсула пожала плечами, - Кто знал, что они так быстро прочухаются? Что с боезапасом?
- Х*й с ним, - Кузнецов почесал нос, - Я туда больше не полезу.
Ну нет, так нет. Даже с тем, что сейчас имелось, можно было что-то сделать. Только непонятно что - разворачивать игрушку ради пары сотен выстрелов, или попытаться испортить его, чтобы не достался макакам. Или вообще выкинуть с другой стороны дома, ибо испортить ДШК нереально в принципе, уж слишком простая и дебильная конструкция у него была. Разве что раскурочить сошки, чтобы лишить его устойчивости. Держать такую дуру на руках получается только у героев дерьмовых боевиков, а негры ими точно не были.
- Разворачивай в сторону наших друзей, - Наяда кровожадно усмехнулась.
Не делай другому того, чего не хотел бы получить в свой адрес, - гласила старая пословица. А уж коли стрелял из пулемета по наемникам, будь готов к тому, что найдется достаточно ненормальная баба, чтобы захотеть его у тебя спереть.

Отредактировано Урсула Димитриди (2018-12-05 19:17:21)

+3


Вы здесь » Code Geass » Turn VI » 20.12.17. Легаты не сёрфят