По любым вопросам обращаться

к Vladimir Makarov

(vk, don.t.be.a.hero)

Code Geass

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Code Geass » Альтернативы » Schreckliche Nacht, blutige Nacht


Schreckliche Nacht, blutige Nacht

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

Идет к концу декабрь. Католики и протестанты мира готовятся к сочельнику. Светлый, семейный праздник, повод для близких собраться вместе в теплом домашнем кругу. Время, когда забываются старые обиды, когда рождаются новые планы и мечты. Но для кого-то... в канун Рождества все рухнет.

2043 год, идет к концу декабрь. Мир изменился давно и бесповоротно. Забыта Священная Британская Империя, ее династия, ее дворянство, ее народ - стали прахом, пеплом и развеяны по ветру истории. Но не все, кто был угнетен, ныне свободны. Планета вновь поделена. Над всем азиатским континентом гордо звучит "Боже Царя храни", на Аляске, в Калифорнии, на островах Тихого океана - реет русский триколор. Старая империя вернула принадлежавшее ей по праву и даже больше, много-много больше...

В западное же полушарие вонзила когти молодая империя. Бескомпромиссная и жестокая, не признающая понятий терпимости, толерантности и мультикультурализма. Один народ. Один правитель. Один Рейх. Тысячелетний Рейх.

Когда последняя война подошла к концу и страны-победительницы поделили между собой растерзанный труп Британии - установилось равновесие, статус-кво двух сверхдержав. Последние двадцать лет на планете никто не воевал. Следы кровавых сражений стирались, росли и разрастались города, шла торговля. И многим начало казаться, что такое положение дел - навсегда. Но в Сочельник, 24 декабря 2043-го мир впервые за долгие годы ощутил колющий холодок страха.

Утром 24 декабря на сорок восьмом году жизни скончался кайзер Германской Империи Эрих Хоффман. Человек, бывший гарантом того, что Рейх не развяжет новую войну. Теперь гарантий больше не было. Или... были??? Надежда, сколь бы призрачной она ни была, никогда не гаснет. Когда великого вождя больше нет, сможет ли его дитя выстоять и предотвратить надвигающуюся беду?

Персоналии:

Анна Хоффман фон Нойехаузен - кронпринцесса Саксонская, наследница престола Германской империи. Дочь кайзера Эриха, девушка 20 лет.

Магда Хоффман фон Нойехаузен - вдовствующая императрица, супруга кайзера Эриха, мачеха принцессы Анны.

Оскар и Иоганн Хоффман фон Нойехаузен - принцы Прусские, сыновья Эриха и Магды, мальчики 11 и 9 лет.

Хайнц Глидер - гросс-адмирал, начальник имперского абвера.

Курт Эрлингер - директор гестапо.

Дитер фон Гляйвиц - рейхсфюрер СС.

Отредактировано Алексей Ланской (2018-06-28 00:10:28)

+2

2

[nick]Anna Hoffman[/nick][icon]http://cdn28.us1.fansshare.com/photograph/noratschirner/nora-tschirner-shared-photo-875315424.jpg[/icon][status]Schneewittchen[/status][nick]Anna Hoffman[/nick][icon]http://cdn28.us1.fansshare.com/photograph/noratschirner/nora-tschirner-shared-photo-875315424.jpg[/icon]

Погребальный костер горел в центре Александерплатц. Легионы стояли неподвижно, в молчании. Только ветер трепал алую ткань лабарумов и отблески пламени плясали на золотых орлиных крыльях. Двести тысяч солдат замерли на площади и смотрели, как уносился к холодным звездам языками огня их вождь. В этот зимний вечер, Рождественский сочельник, никто не думал более о празднике. Казалось весь Берлин, миллионы человек, сошелся сейчас в одной точке. А люди все шли и шли…

Оцепление нервничало. Окрестности Александерплатц уже были запружены, а по Унтер-ден-Линден шел сплошной поток. Любой неосторожный шаг, кто-то поскользнётся на обледенелой брусчатке, упадет – и начнется давка. А разгонять… не в такой день и не по такому поводу…

Анна смотрела и не видела. Рассудок отказывался воспринимать то, что показывали глаза. Ее отца больше не было. Был огромный костер, многомиллионная толпа вокруг. Были снежинки, кусающие лицо. А папы больше не было. И когда термитное пламя опало, съёжилось и превратилось в отдельные, быстро затухающие язычки, на гранитном постаменте осталась лишь невысокая горка серой золы. Растеряно, будто ища поддержки, девушка огляделась по сторонам. По левую руку, чуть позади, стояла Магда, ее мачеха, прижимая к себе заплаканных мальчишек, ее братьев, Оскара и Ганса. Магда не плакала, ее лицо словно окаменело, превратилось в маску фарфоровой куклы. Глаза так же слепо смотрели вдаль.

Справа стояли люди отца. Шеф гестапо Эрлингер, высокий, худой, похожий на волка мужчина лет сорока. Анна боялась этого человека, неосознанно. Все в его фигуре, облике, движениях сквозило высокомерием, а еще чем-то зловещим, хищным, будто он и вправду был оборотнем, волком в людском обличии. Человек рядом с Эрлингером выглядел полной противоположностью. Невысокий розовощекий толстячок с залысинами на лбу, он покачивался с пяток на носки, потирая ладонью о ладонь. Анна вспомнила, отец рассказывал ей, во время боев в ледяной канадской тундре в 2022 году Гляйвиц обморозил руки, и на холоде кисти постоянно болели. Да, это он и был, этот с виду милый и безобидный пузан, рейхсфюрер СС Дитер Гляйвиц. Внешность порой обманчива, и очень многие в свое время поплатились жизнью или  свободой, не приняв этого человека всерьез.

Глидер не приехал. Звонил Анне и слезно умолял простить, но возникшие обстоятельства, мол, вынуждают пропустить траурную церемонию. Обещал предоставить рапорт по прибытии о причинах неявки. Анне было все равно. Присутствует на похоронах гросс-адмирал или нет, и даже все эти люди – Гляйвиц, Эрлингер, мачеха, куча солдат – провались они все… Никто не мог, и наверно не сможет заполнить той черной зияющей пустоты, что разверзлась внутри нее после смерти отца.

Церемония прощания подходила к концу. Совсем стемнело, а огонь угас. В сумерках, с трудом передвигая непослушные ноги, Анна прошла к постаменту. Автоматически взяла из рук солдата почетного караула увесистую мраморную шкатулку. Урну для праха. Еще шаг. Погрузила ладонь в горячую золу. Пепел обжег пальцы. Но боли не было, девушка не обращала внимания. Труд нужно закончить… Три, четыре, пять горстей. Шкатулка заполнена. Она опустила крышку. Защелкнула замок. Передала урну назад солдату. Отсалютовав, тот отступил на шаг и, развернувшись на месте, зашагал к трибуне, чтобы отдать останки кайзера его супруге. А Анну покинули силы. Колени подогнулись, она, полностью опустошенная, опустилась на уже укрываемую снежинками ковровую дорожку. И приткнувшись лбом к еще теплому от огня граниту, в голос зарыдала. Все кончено. Король умер. Да здравствует… королева? Не было сил думать. “Папа, забери меня с собой! Я знаю, я должна быть сильной. Ради народа, ради рейха, ради тебя и ради себя. Но я не могу, без тебя не могу, слышишь?” Ночное небо молчало. А для Анны начинался страшный путь борьбы, и смерть отца была лишь первой каплей боли и горестей, что вскоре упадут на ее плечи...

Отредактировано Алексей Ланской (2018-06-28 00:55:08)

+2

3

[icon]https://saudibo.com/wp-content/uploads/willem-dafoe-angry-look-725x430.jpg[/icon][nick]Kurt Erlinger[/nick][status]Reich ist uber alles![/status]

25 декабря 2043, 23.00

Сигарета догорела и обожгла пальцы. Эрлингер дернул рукой, уронив окурок, и досадливо поморщился. Сомневаться было поздно, наступал момент истины. И все же рейхскриминальдиректор нервничал. Раз за разом уже почти два часа подряд он прокручивал в голове все нюансы готовящейся операции. Все выглядело безукоризненно, каждый исполнитель вплоть до последнего криминальсекретаря знал свою роль. Однако двадцать лет оперативного стажа назойливо зудели в ухо, донимая одной и той же мыслью: «Ничто никогда не идет точно по плану». Вынув из кармана кителя портсигар, начальник тайной полиции рейха закурил пятую по счету сигарету. Никотиноиспарители он категорически не признавал. По его мнению, вдыхать химическую эмульсию вместо ароматного дыма было сравни половому акту с андроидом вместо живой женщины. И к черту доктора Готта. В конце концов он может себе позволить в случае чего сменить легкие из плоти на бионику. Часы прозвенели одиннадцать. Остался час.

Докурив и захлопнув окно, Курт вернулся к столу. Терминал вышел из сна, развернув на экране недочитанный файл. Хотя если честно, все, о чем говорилось в данном досье, он знал наизусть уже двадцать лет.

«Дата рождения – 15 мая 2023 года… Место рождения – Санкт-Петербург, Российская империя… Мать – Соболева Варвара Константиновна, 1993 года рождения… Отец – Эрих Хоффман, герцог фон Нойехаузен…»

С самого начала, почти с того самого дня, как во дворце Шарлоттенбург появилась девочка, все ведомство Эрлингера неустанно работало, выясняя, откуда взялся этот ребенок. Кайзер… тогда Хоффман был еще просто фюрером, и не был женат… в общем он любил женщин. Курт знал о трех постоянных любовницах вождя в Берлине и еще двух – в Гамбурге и Дрездене. Ничего удивительного, почти все в верхушке партии тогда были молоды и пользовались своим положением и властью. Тем более все эти девушки были арийками из хороших семей, и будь ребенок от одной из них, Эрлингер пальцем бы не шевельнул. Он сам был далеко не без греха – кроме законных сына и дочери он прижил пацана на стороне с молоденькой немкой из Судетов. Парнишке шел пятнадцатый год и Курт время от времени перечислял его матери деньги на содержание и учебу. В тайне от супруги конечно. Но… возвращаясь к девочке Хоффмана – ситуация была щекотливой, если не сказать скандальной.

Еще в 2022 Совет по расовой гигиене рейха на пленарном заседании в Нюрнберге постановил – исходя из генетического анализа галогрупп народов Европы в числе прочих причислить к арийской расе русское население Российской империи. Субэтносам Северо-Запада была присвоена категория «II», всем остальным русским – категория «III». К арийцам категории «I» относились только немцы. Немцы рейха имели право на связи с арийцами второй и третьей категорий – французами, итальянцами, русскими итд – но не имели права заключать законный брак. Эрлингер склонялся к мысли, что данное решение было скорее политическим, нежели научным. Союз с Россией в войне против Британии сулил огромные перспективы и естественно фюрер сделал все, чтобы он состоялся. Все эти решения, - Курт верил – можно было переиграть после, по окончании войны. Миром должна править только Германия, это позор для высшей расы – делить господство с кем бы то ни было. И через год после подписания пакта – такая новость!

Варвара Соболева, очевидно, не была немкой. Не была она и уроженкой русской Балтии. Следовательно, относилась к третьей расовой категории. Внебрачный ребенок кайзера, живи он с матерью в России, не вызвал бы проблем для правящего режима. Но Хоффман оказался сентиментален. После смерти той девушки – в досье была указана причина «осложненная пневмония» - он забрал ребенка в Берлин. Ведомство Глидера привезло девочку, операция производилась в режиме абсолютной секретности. Была составлена – и вполне правдоподобно – легенда о возлюбленной из Кёнигсберга. Но Курт всегда был дотошным. Он начал копать втайне от вождя и докопался до истины.

И сейчас – когда Хоффман мертв – Анна была первой в очереди на трон. Согласно коронному договору наследником после смерти предыдущего правителя становился не старший сын, а любой старший ребенок независимо от пола. Если только в завещании правитель не распорядился конкретно. Арийка третьего сорта, не немка, правящая Германией – это нонсенс! Если об этом станет известно широким кругам, не только династия, но и будущее Германии будет поставлено под угрозу. Хоффман, человек, возродивший партию из небытия, вырастивший из маленькой европейской страны империю, охватывающую пол-планеты, оказывается никогда не следовал идеям национал-социализма. О какой вере в НСДАП и правительство может идти речь, если кайзер всю жизнь лгал???

Но на самом деле Эрлингер так тревожился не только лишь из-за державы или идеологии. Ирония истории заключается в том, что почти все приближенные к высшей власти, имеют больше личный, шкурный интерес в ее удержании, нежели какую-то высокую идею. Идея в Эрлингере была – но сейчас попечение о собственном благополучии стояло с ней наравне. Уже четвертый год длился его роман с Магдой Хоффман. Если бы правда открылась, императрица отправилась бы в заключение, а он – на гильотину. Но он был начальником гестапо. И умел оставлять секреты секретами. Кайзер ни о чем даже не заподозрил. Теперь же, когда Хоффмана больше нет, регентство Магды у трона одного из сыновей гарантирует ему, Курту, должность рейхсканцлера до достижения наследником совершеннолетия. А после он все равно останется у власти – он имел большое влияние на Магду. Одна загвоздка – принцесса Анна. Мусорная арийка… Ее следовало устранить…

Зазвонил коммуникатор. Эрлингер нажал «прием», голопроектор построил над панелью лицо секретаря Клинге.

- Я слушаю.

- Герр директор, к вам посетитель. Полковник Райхенау, по вашему приказу.

- Пусть войдет, отбой, - Эрлингер отключил коммуникатор. Часы показывали без двадцати полночь. Спустя несколько секунд дверь открылась и вошел Вильгельм Райхенау.

- Хайль! Приветствую, герр директор, - Райхенау вытянулся по стойке смирно, он был выше Эрлингера наголову и как бы ни старался, не мог глядеть на шефа иначе как сверху вниз.

- Здравствуй, Вилли. Закуришь? – Курт раскрыл портсигар, протянув Райхенау.

- Благодарю, Курт. Но нет. Позже, когда сделаем дело. С меня кубинские, - Вилли отошел от официоза. С Эрлингером они были старыми друзьями, еще с тех пор, как вместе входили в первый отряд СА, сформированный Хоффманом, в далеком ныне 2020 году. – Люди готовы, все на местах, ждем только отмашки.

- Ну как хочешь, нет так нет, - Эрлингер вновь отворил окно и выдохнул струйку горячего дыма в морозный воздух. – Вещь очень щепетильная, потому и позвал. Код начала операции тебе известен. Однако. Есть момент, который ты обязан проконтролировать лично. Не надеясь на подчиненных. Объект номер один. Ты понял? Лично.

- Так точно, Курт, я пойду с группой и во всем удостоверюсь.

- Хорошо. Главное – не светись. Все должны поверить, что зачинщики – «Лейбштандарт». Сделай все как тогда в Польше – и по тихому уходите. Блауштайгер введет войска в Берлин ровно через двадцать минут после начала операции. Вы должны успеть. – Эрлингер подошел к великану Райхенау и дружески похлопал по плечам. – Я рассчитываю на тебя, Вилли.

- Все понял, герр директор. Разрешите идти?

- Иди. И возвращайся с добрыми вестями. Хайль Хоффман!

- Хайль Хоффман!

Весь разговор занял чуть больше минуты. Райхенау вышел, а Эрлингер еще долго стоял и смотрел в окно на расцвеченный рождественскими огнями Берлин. Бой часов. Полночь. Ну вот и все. Прощай, Анна.

Отредактировано Алексей Ланской (2018-07-03 00:07:37)

+1


Вы здесь » Code Geass » Альтернативы » Schreckliche Nacht, blutige Nacht