По любым вопросам обращаться

к Vladimir Makarov

(vk, don.t.be.a.hero)

Geass-челлендж потому что мы можем.

Code Geass

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Code Geass » Личные отыгрыши » 10.12.17. One rail to rule them all


10.12.17. One rail to rule them all

Сообщений 1 страница 20 из 72

1

1. Дата: 10.12.2017
2. Время старта: 6.00
3. Время окончания: не определено
4. Погода: Тепло, переменная облачность
5. Персонажи: Дункан Кэмбелл, Сольф Кимбли, Астрид Фонтейн (по видеосвязи)
6. Место действия: Мадагаскар, железнодорожный вокзал города Таматаве
7. Игровая ситуация: Чтобы отвлечь силы ЕС и при удаче захватить стратегическую железную дорогу на Антанариву, британское командование втайне организует атаку на Таматаве. Важная - и слегка самоубийственная - роль достается 501-му полку Сольфа Кимбли, который там никто не ждет...
8. Текущая очередность: По договоренности

Созданный мной эпизод не влечет за собой серьезных сюжетных последствий. Мной гарантируется соответствие шаблону названия эпизода и полное заполнение шапки эпизода на момент завершения эпизода

0

2

Где-то за сутки до событий

Астрид Фонтейн надоел Мадагаскар. Казалось бы, какой-то остров, но проблем из-за него была масса – серьезные потери и адова мясорубка на суше. К тому же, глумливая природа острова не давала просто раскатать европейцев танковыми клиньями, а стратегическая необходимость исключала совсем уж ковровые бомбардировки как минимум части острова. Как следствие, армия там порядком застряла вместо победного похода на Конго, и это Астрид категорически не устраивало – не хватало еще вызвать гнев Императора и лишиться шанса заметно рвануть вперед в плане реальных успехов в африканской  кампании. Впрочем, генерал не предавалась унынию, а напротив, со свирепым энтузиазмом изыскивала способы устроить упертым лягушатникам ад.  Пока в Анциранане героически превозмогали, Самбавский плацдарм рос и укреплялся, становясь залогом перелома в сражении. Тандем Сильвии и Пеллеона в итоге заработал как следует и  флот терзал побережье внезапными обстрелами и диверсиями, некоторым ушлым диверсантам – как морским, так и сухопутным – удалось даже проникнуть вглубь острова, выловить из болот остатки буров и начать диверсии в глубоком тылу врага, подсвечивая цели для точечных ударов авиации. Все шло не так уж и плохо. Но Фонтейн на достигнутом не останавливалась – сейчас противник явно убежден. Что британцы продолжат наступление по уже поределившимся направлениям – а значит, пришло время сделать ему сюрприз там, где он не ждет.

А именно – захватить или перерезать мадагаскарскую железную дорогу, доставляющую подкрепления и боеприпасы на западное побережье. Железную дорогу на столицу. Тогда побережье падет, а европейцы будут вынуждены оттягивать силы на оборону Антанариву с перспективой быть зажатыми и с Севра и с Юга. Минусов у этой идеи тоже хватало. Во-первых, было очевидно что ЕС вцепятся в железную дорогу зубами и когтями, понимая невеселые перспективы ее потери. Во-вторых, из соображений резервов и скрытности выделить слишком большие силы на это не получится,  а желательно и вовсе притащить туда тех, кого на Мадагаскаре не ждут. В отношение флота проблема была решена – к рейдам крейсеров и линкоров Пеллеона европейцы уже привыкли, просто в этот раз корабли не уйдут после обстрела города, а высадят десант. Астрид удачно подгадала момент возвращения одной из ударных групп флота с пополнения боекомплекта, присоединив к ним как британскую, так и африканерскую морскую пехоту. Но нужно было нечто иное для полного эффекта.

И у нее это было. 501-й полк Сольфа Кимбли станет в этой операции вишенкой на торте, внезапно появившись на поле боя и атаковав железнодорожный вокзал, пока европейцы будут отбивать атаку морской пехоты на порт и, в идеале, думать, что именно она главная в операции, а вовсе не лишение их железнодорожных путей. И если Кимбли сумеет нанести удар и продержаться, то подкрепления отрежут защитников города от путей отступления, а дальнейшее продвижение вдоль железной дороги на столицу заставит их понервничать. Разумеется, она понимала что это задача на грани самоубийственной… Но потому и выбрала Кимбли. Он знал, каковы подобные миссии и если уж кто и может даже при самом плохом раскладе испоганить врагу жизнь, то именно полковник. К тому же, она дала ему то, чего раньше никто не давал – нормальное снабжение, технику, профессиональных вояк в качестве подкрепления и самое главное – полноценную поддержку со стороны командования и других войск. Из горнила этой битвы, так или иначе, выйдут уже не сброд, а герои. Вот только сколько их останется?

Она сомневалась насчет Кэмпбелла, но все же решилась. Если мальчишка не сможет выдержать здесь, то не сможет и рядом с принцессой. А беречь его от боя сейчас – точно гиблое дело, поймет и не простит, а то и сломается. Да, это парадоксально, но сейчас ему скорее на пользу пойдет испытание огнем – настоящей битвой, а не охотой на колдунов.

Иногда действительно необходимо поставить на карту жизни людей, чтобы они стали сильнее. Дункан Кэмпбелл вернется с берегов Мадагаскара тем рыцарем, которого заслуживает дочь Марианны – и который заслуживает ее. И маленькая принцесса уже не сможет это игнорировать. Осталось сделать мрачную сказочку с хорошим концом реальностью.

- Соедините меня с полковником Кимбли.

501-й полк в этот момент находился на десантных кораблях по пути к своей цели и пока что не получил точного задания. Фонтейн даже интересно было, как они там - она знала что это за публика и знала, что рассказымногих ужаснут, а вот ее только повеселят - главное чтобы эти психи доплыли и плохо стало европейцам уже.

- Добрый вечер, полковник. Как там у вас дела перед высадкой? Давайте с подробностями, вы же знаете как я их люблю.

Только Астрид могла с интересом выслушивать доклады об укоренении культа Ахуитцотля в отдельно взятой деревне путем повешения виновных в чем-то вроде связей с колдунами иного культа или недостаточной любви к принцессе Наннали. Дикари нарвались и получили тех богов, которых заслуживали...

+3

3

Диалог написан совместно с Астрид

Всех погрузившихся на корабли можно было легко разбить на несколько групп. Были те, кто привык находиться на борту, кто привык к жутким штормам и постоянной качке, и кто чувствовал себя в десантных кораблях как дома, как, например, «Рука Трауна», базировавшиеся прежде прямо на кораблях флота. Были те, кто как и сам Кимбли, хоть и не проводили на борту так много времени, но имели опыт морских путешествий, и не испытывали особого дискомфорта. Были те, кто даже после тренировок крайне тяжело переносил нахождение на воде и блевал вместе с козами, для которых жизнь в стиле морского десанта оказалась шокирующим опытом. И был Азиконда. Неизвестно из какого круга финансового ада вылез этот всеконфессиональный любимчик богов, но ни ветер, ни волны, ни ограничения базовых законов физии не смогли загнать его обратно. С одной стороны с его появлением полк внезапно перестал испытывать нехватку патронов, провизии, медикаментов, и снаряжения, да и эффективность использования имеющихся ресурсов возросла многократно. С другой он провёл несколько часов наедине с животными полка, после чего продал персоналу обеспечения, приписанному к полку, целый спектр различных целебных отваров, таблеток, и различных талисманов. И как-то он смог продать свои товары даже на других кораблях. Если кот Шрёдингера находясь в закрытом ящике был в двух квантовых состояниях сразу, а открыв ящик можно было бы узнать наверняка, то Азиконда находился во всех квантово-рыночных состояниях сразу, а если открыть ящик, можно купить амулет из левого яичка колдуна со скидкой. И когда казалось, что хуже уже быть не может, вселенная напомнила, что всегда может быть хуже. И Кимбли очень хотелось устроить противникам теории межвидовой коммуникации экскурсию на палубу, где чёртова птица Мордекая, усевшись на гриву криговского коня, решила устроить животный сбор профсоюза. И хватило ума какому-то новичку попытаться их развести. Да, животным не положено слоняться по кораблю без присмотра, но ему стоило обратиться к хозяевам животных, а не трогать их самому. В итоге конь укусил его за лицо, тот от боли и страха побежал в неизвестном ему направлении и налетел на оставленные Экстоном пожитки, среди которых что-то было склонно к детонации. В итоге огонь, хаос, боль, и прочие прелести типичной жизни в полку. И это были лишь непосредственно те события, о которых Сольф знал. Наверное, к лучшему. Когда Сольфа вызвали для связи с начальством, он знал, какие детали их состояния доложить можно, а с чем лучше разобраться самому.

-Добрый вечер. Боюсь, для полного отчёта не хватит времени, но если коротко, то Азиконда пополнил счёт полка, торгуя едой и гениталиями колдунов в виде талисманов, кони Крига кого-то сожрали, и у нас утонул танк. Нет, минуту. Танкист. Вот, у нас утонул танкист из-за внепланового взрыва на палубе.

-Я не буду спрашивать, откуда у него раз в десять больше гениталий, чем было у всех убитых вами колдунов, большую часть которых вы сожгли полностью, хорошо? - Ухмыльнулась Астрид, - Если у него есть что-то интересное, пришлите мне в коллекцию. Будем считать, у вас все в пределах нормы. А у меня для вас особое задание. Пока морпехи радостно штурмуют порт в Таматаве, ваш полк высадится скрытно в стороне от основных сил и захватит вокзал в том же городе, чтобы получить доступ к железной дороге и не дать паршивцам эвакуироваться. Вариантов тут два. Либо вы застаете их со спущенными штанами и развлекаетесь в свое удовольствие, либо они все же будут готовы и придется вам вцепиться в вокзал мертвой хваткой до прихода подкреплений, которые могут порядком задержаться. Будет горячо, а главное, железную дорогу надо захватить, а не разнести. Справитесь?


-Скажем так, кое-кто из нашего пополнения нашла способ юридически приравнять выбрасывание мусора в неположенном месте к колдовству. Захватить будет сложнее чем разнести, но я думаю мы справимся. За колдунами приходилось гоняться по джунглям, а городские бои это наш профиль. Боюсь только, большинству новеньких после длительного нахождения на море сразу в бой вступать будет проблематично, но мы их в первых рядах пошлём, пусть принесут пользу.

-А, хорошее дело. Африка и так слишком замусорена и в положенных, и в неположенных местах. Используйте найтмеры, они для городской войны и сделаны, а тяжелой бронетехники на острове практически нет, дороги неудобные. Местное население в войне не заинтересовано, так что терроризировать его не нужно, сами разбегутся. Новичкам главное дать понять, что они пришли удержать вокзал, а не грабить город. На случай если не поймут - Карваль. И да, если дело выгорит - будут и награды по достоинству. Есть вопросы? Если нет, то пришлите сюда Кэмпбелла, парнишке не помешает пара наставлений. Кстати, как он? Освоился?


-Тяжёлая бронетехника? Мы выменяли тачанку с боевыми козами за виагру и аскорбин. Войны в Африке ведутся совсем по другим правилам, и к найтмерам тут не готовы уж точно, даже французы. Что до населения, ничего не гарантирую. Если они будут мешаться под ногами, мешкать я не собираюсь, но специально гоняться за ними не стану. Если сбегут, пусть живут. Насчёт разграблений не волнуйтесь, вопрос дисциплины мы уже несколько раз поднимали и решили. Выжившие предпочтут умереть сражаясь с врагом. Вопрос всего один. вас интересуют исключительно железнодорожные пути или здание вокзала тоже должно остаться целым? Дункан... скажем так, он всё ещё жив, а это признак того, что он делает успехи. Однако я считаю, что ему в моём полку не место. Он хотел научиться воевать, но всё что мы делали до сих пор, это вырезали коренное население, устраивали террор, и заключали торговые сделки. Боюсь, что такими темпами он перестанет быть рыцарем и станет одним из нас. Подумайте над этим.

- Здание к черту, а путевое хозяйство и погрузочное оборудование надо сохранить. В остальном порядок. Что до рыцаря, то всему свое время. Я увы, слишком хорошо знаю, что полученные у вас уроки ему пригодятся. Что ж, удачи, полковник. И помните, на этот раз вас не бросят и запросы о помощи будут услышаны. Зовите Дункана.

[npc]166,168[/npc]

Более задерживаться Сольф не стал и махнул рукой, давай понять, что теперь очередь Дункана пообщаться с вышестоящей инстанцией, а сам выбрался, так сказать, на свежий воздух. Экстон и Мордекай, казалось, и вовсе не озабочены происходящей суматохой, и находятся на какой-то своей волне. Рюмки в их руках давали намёк на то, какой была эта волна. Сольф пристроился аккурат между двумя товарищами и принял протянутую ему рюмку.

-Эй, босс, навевает воспоминания, не так ли?

-Наша первая совместная миссия, да.

-Сколько нас тогда было, Морди? Дюжины две? А вернулось меньше десятка. Помните?

Мордекай лишь покачал головой.

-Некоторых. Даже не столько людей, сколько какие-то моменты, шутки, безделушки вроде кастета с наклейкой или зажигалки. Нас свели вместе, а спустя неделю послали на проклятый остров в одной лодке, прямо как сейчас. И большинство уже не вернулись. Слишком мало времени чтобы действительно запомнить. Слишком много чтобы не вспомнить.

Но Сольф помнил. Он не мог забыть даже если бы хотел. Мало того, что он помнил лица всех людей, кого встречал, так ещё и Лесли стал захаживать к нему во снах и вместе посещать места былых сражений. Сольф оглянулся, посмотрев приблизительно в том направлении, где сейчас должен был находиться Дункан, и снова перевёл взгляд на воду.

-От меня такое слышать странно, и наверняка это из-за влияния момента, но давайте постараемся не повторять ошибок прошлого. На этот раз у нас есть информация, у нас есть поддержка, и, что самое главное, у нас есть чёткая субординация. Не будет больше терять товарищей больше, чем необходимо.

Экстон и Мордекай подняли свои рюмки, присоединяясь к пожеланию командира и отдавая дань памяти павшим, и все трое осушили их до дна.

+3

4

Дункан провел последние недели в лихорадочной деятельности – не успела свалиться на голову Айсард, как ОШи прислал ему новый найтмер, отнюдь не лишенный «детских болезней» и пришлось немало провести времени в тестах и разборках технарей по их результатам. Но что греха таить, машина того стоила. Куда больше времени и сил отняла подготовка к Мадагаскару, как раз совпавшая с некоторой реорганизацией его непосредственных подчиненных в связи с пополнением. Изначально у Дункана в подчинении была комбинированная рота – два взвода найтмеров, рейнджеры, те люди из гвардии Ренли (теперь уже гвардии Наннали), которые последовали в  джунгли за ним, и техподдержка в лице команды Гейдж. Но потом начались новобранцы. Шева прописалась при Дункане как переводчик и консультант по Африке, Зола – как  головорез от Бога (лучше не уточнять, какого именно), и это в принципе мало что изменило в плане именно организации, но этим дело не ограничилось. Карваль и его люди, хоть и работали с Дунканом, скорее были независимым формированием  под контролем лично Астрид, так что наверное, не в счет. Но были и другие. Уже Зола со временем привела несколько человек из своего племени – ее отец с радостью отпустил излишне воинственных подданных куда подальше. Потом были добровольцы, которые так или иначе осознали, что между колдунами и непосредственно Кимбли есть некоторая золотая середина в виде службы принцессе Наннали, которая была далеко (боги куда как приятнее, когда они не прямо за углом), не требовала особых жертвоприношений и не сжигала людей лично, хоть, по слухам (распространяемым Золой и Азикондой, причем первая действовала бескорыстно, а второй еще и зарабатывал на этом) и обладала колдовскими силами. Такие шли сразу к Дункану, который хоть и был с Кимбли, но все же не был Кимбли. И, наконец, был отбор из общего пополнения, который представлял собой сложный процесс выявления в толпе новобранцев тех, кто обладал достаточным потенциалом для восприятия прогрессивных методов войны и велся Тенорио, Циррозом и Барберо. Ну и еще Айлин и Ламейра нашли среди новичков тех, кто в теории даже найтмер мог освоить. Как следствие, к моменту высадки у Кэмпбелла  появилось людей на пару взводов - разношерстная группа африканцев и даже пара белых, которые решили, что им лучше тут, чем на том свете или нарах, причем один даже оказался самым натуральным шотландцем с Альбиона («Ни капли дерьмовой водички лягушатников в моих венах, сэр, не то что у некоторых б…ей на островах. Я-то свои корни помню, хоть и живу в этой жопе мира.»),  осевшим в ЮАР еще до его отделения и решившим, что раз пошла такая пьянка, то ЕС может вступить в противоестественные отношения с конем, а соплеменники из СБИ is fine too.  Ну и еще кое-кто подтянулся – тот еще вышел сюрприз.

Иными словами, рота разрослась примерно до полубатальона и надо было как-то сколотить из  завязавших каннибалов, безработных бандитов и просто, эхм,  джентльменов в затруднительном положении что-то единое. Дункан до сих пор сомневался, стоило ли доверять это Айлин и одному из новобранцев, глядя на африканских дикарей с современным оружием, поголовно облаченных в килты  цветов клана Кэмпбелл и считавших, что «Леди из Ада» - крутое имя для их отряда. Впрочем, как заметил Карваль, если от их вида самому рыцарю неуютно, то врагам еще хуже будет. И не поспоришь ведь с ним… Идя по вызову Астрид, рыцарь слышал как командир взвода повторяет с подчиненными основы их мировоззрения с момента зачисления в полк. В целом это сводилось к тому, что они любят принцессу Наннали, уважают Дункана и боятся Кимбли, Ахуитцотля, Бога-Крокодила, Карваля Вяжущего Петли и Железную Мать Гейдж, а их непосредственный командир – уполномоченное воплощение всех вышеуказанных личностей пока не сказано иного. Вроде бы работало. С оружием вопрос решили просто – помимо принесенного новобранцами с собой, они получили  снаряжение из ангольских трофеев армии Астрид и  мозамбикской добычи полка – генерал справедливо заметила что высотехнологичное британское оружие и снаряжение имеет смысл выдать выжившим по результатам первой кампании, а пока пусть воюют чем попроще, заодно смогут пополнять боекомплект патронами, которых в Африке, прямо скажем, много.  Таким образом, вооружение среднестатистического новобранца составлял какой-нибудь АК,  мачете и саперная лопатка, а во взводе Золы – еще и топор. Гранаты выдавались тем, кто на деле доказал, что в процессе эволюции ушел от обезьяны достаточно далеко…

В общем и целом, люди Дункана были готовы к бою настолько, насколько возможно, исключая тех, кого свалила морская болезнь или кто купил у Азиконды что-то не то. Несмотря на это, рыцарь был далеко не спокоен – от мысли, что они идут в действительно серьезную битву, его слегка потряхивало. Это был не страх, по крайней мере, не в чистом виде – но все же.

Разговор с Астрид тоже его беспокоил – генерал слов на ветер не бросала и явно имела что сказать рыцарю в напутствие. Не ошибся – едва увидев лицо Кэмпбелла, Фонтейн поняла все и спросила:

- Мандраж перед высадкой. Верно?

- Э.. Да, генерал Фонтейн. Вроде того.

- Ну и пес с ним. Не ты первый, не ты последний, это просто признак, что ты чуешь, куда лезешь. Полезно, на деле, если не слишком поддаваться, - Она кратко ввела его в курс дела, и спросила, -  Как твои люди?

- В порядке. Готовы к бою, насколько возможно.

- Отлично. А ты сам? Местечко тебе досталось то еще.

- Да, генерал. Но я вроде как… привык немного.

- Понимаю. Главное, не слишком привыкай. Ты же не хочешь быть как полковник Кимбли?

- Нет, - надо сказать, ответил Дункан почти не думая, и сам этому удивился.

- Правильный ответ. Ты не Кимбли и не должен им быть. Возьми из его опыта все, что может пригодится и иди своим путем. Дельце вам предстоит горячее, так что слушай и запоминай. Не лезь вперед, не дергайся и не поддавайся страху, если придется туго. У тебя есть голова на плечах, и отличные ребята  в команде, учили тебя в академии тоже неплохие люди. Так что если трезво оценишь ситуацию, то поймешь, что делать. Только вот есть один  момент. Нашего полковника Кимбли в процессе может занести не туда. Так вот, не вздумай его тормозить или переубеждать, это бесполезно и опасно. Но урон свести к минимуму постарайся, и если уж все совсем пойдет наперекосяк – а уж поверь, это бывает часто – то свяжись с Фелом. Ясно?

- Так точно. – Дункан и сам думал о подобном повороте событий, и слова Астрид немного рыцаря успокоили – она знала и была готова к такому.

- Вот и славно. И  последний приказ – вернись к  своей принцессе. Что бы ты там себе ни напридумывал, она тебя ждет. А если ты вернешься с ней на белом коне с победой за плечами и милым лемурчиком в подарок, то уж поверь, часть проблем сама собой решится, - Фонтейн заговорщицки подмигнула с экрана, - Тебе надо просто надрать задницу европейцам и вернуться живым. А теперь, майор Кэмпбелл, исполняйте приказ и пусть удача всегда будет на вашей стороне – остальное зависит только от вас.

Экран погас. Дункан задумчиво посмотрел  на него, словно пытаясь прочитать там, что же имела в виду Астрид. Может быть то же, что и отец? Как бы то ни было, скоро он это узнает… А пока пора готовится к делу.

Плыли они вместе с частью морской пехоты – ради скрытности и наличия поблизости тех, кто лучше разбирается в высадке куда ни попадя. По крайней мере, судовых грузчики уже рассчитали, кого, куда и как грузить, учтя даже реактивный (после Гейдж – может и в прямом смысле) танк Сандерс и тачанку с козами. Кэмпбелл на пару с Барберо уже примерно разделил своих людей на группы – если Кимбли не решит иначе, то первыми на выброску пойдут Котики, затем рейнджеры и Карваль, после высаживается Ламейра в качестве их поддержки и уж потом – пехота и найтмеры Айлин. Суть плана была проста – плацдарм занимали  профессионалы с боевым опытом, выдерживали первый натиск и затем получали подкрепления из молодых  и не таких опытных, зато свежих и с полным боекомплектом. А дальше уже по ситуации, главное – вцепиться в берег и получить подкрепления и снабжение. Вроде все правильно… Воины, по крайней мере, не нервничали и готовились к высадке, обсуждая то,  что знали о Мадагаскаре и перспективы  в случае победы. Ходили слухи, что, как ранее не раз бывало, сильно отличившимся светят даже  дворянство и титулы – пусть большинство людей Дункана и  на такое рассчитывать не могли и даже не пытались, но понимали, что если будут повышения в верхах, то и нижним что-то перепадет, особо при хорошем командире.

Сам Дункан мимоходом подумал, Что заслужить титул было бы неплохо – все же он всегда хотел, чтобы их род занял достойное предков положение, так почему бы не начать здесь и сейчас, особенно когда ответственность за будущее семьи ложится в немалой степени на него? К тому же, так он уже не будет просто рыцарем принцессы. Может об этом Фонтейн и говорила – получить что-то своими силами, обрести почву под ногами и уверенность.

Но для начала надо выжить – и в первую очередь обсудить с полковником Кимбли детали высадки с учетом поставленной задачи. Взять и удержать вокзал вряд ли будет просто, и если что-то пойдет не так… Найдя Кимбли спустя некоторое время, он подошел к нему:

- Полковник, я получил краткий инструктаж от генерала о нашей цели. Как мне действовать? Я предполагал первым делом высадить спецназ и рейнджеров для разведки, затем Карваля и Ламейру, чтобы прикрыли их, а потом уж остальных, кому опыта не хватает. Так и оставить? И что именно мне делать с вокзалом?

Отредактировано Duncan Campbell (2018-01-30 20:50:07)

+3

5

[npc]166[/npc]
Сольф и сам обдумывал планы на высадку. Когда-то он бы просто приказал всем высаживаться одновременно и идти по прямой, в атаку, не отступая и не считаясь с потерями, но с тех пор многое изменилось. Помимо внезапно просыпающихся приступов совести, каким-то образом Сольф обзавёлся старшим офицерским составом, который он единолично перебить не мог, и они этим нагло пользовались. Виктор, хоть и не переживал из-за того, сколько человек потеряет, предпочитал потерять их уже после того как они дойдут до врага. Айсард, абсолютно безразличная к рядовому составу полка, закатила жуткую истерику по поводу отношения к дорогостоящей технике. Фелл просто намекнул, что в случае неподобающих действий командира шальная ракета может «случайно» утопить не то судно. А отрастившая яйца Уилл заняла весьма жёсткую позицию по поводу правильного расхода человеческих ресурсов. Всё же раньше было куда проще, но с другой стороны раньше у них не было авиации, найтмеров, и бойцов с адекватной подготовкой. А это, так сказать, расширяло возможности.

План Дункана в целом совпадал с мыслями Сольфа по этому поводу. Было бы действительно глупо не использовать навыки особо подготовленных отрядов, да и план относительно стоящий созрел.

-Да, пусть спецназ и рейнджеры отправляются первыми, и вместе с ними пойдёт «Рука». Венку объяснял постоянное отсутствие тем, что он и его люди проводят разведку на островах. Вот пусть покажет, что они не зря тратили время. К тому же, это вроде как их профиль.

Мордекай понимающе кивнул.

-Тогда я займусь основными силами.

-Не спеши. Я не буду сопровождать «Руку» в этот раз. У меня нет необходимых навыков. Венку справится. Дункан, пусть твои спецназовцы возьмут с собой Экстона.

Александр удивлённо показал на себя пальцем, уточняя, всё ли он правильно понял.

-Да, тебя. Из всех кому я доверяю, только ты имеешь подготовку и опыт работы спецназа, провёл достаточно десантных и диверсионных операций, и имеешь опыт взаимодействия с различными элитными подразделениями, вплоть до гвардий. Во время захвата колдунов с рейнджерами пошёл Мордекай, чтобы координировать их с нашими действиями. Сейчас перед тобой та же задача. Что до остальных, я хочу, чтобы мы нашим наступлением отвлекли внимание европейцев, а спецназ и «Рука» в это время проникнут на территорию вокзала, и тогда уже они будут отвлекать, а мы всеми силами двинем туда и займём оборонительные позиции. Железнодорожную инфраструктуру надо взять нетронутой, а потому поддержку с воздуха и тяжёлое вооружение непосредственно рядом с вокзалом не используем.

-Неизвестное количество подкреплений врага, оборона здания без тяжёлой техники, всё как тогда, в Мексике, да, босс?

-Похоже на то. Если нам там попадётся безумный вооружённый машинист, желающий изгнать европейцев, я не буду против. Приказы всем ясны? Тогда займитесь подготовкой, и найдите мне Айсард. Я ей не доверяю, но лучшего тактика нам сейчас не найти. Передайте ей что она останется в тылу и будет нас координировать.

+3

6

[dice=11616-1:6:0:Погода и природные условия]

[dice=1936-1:6:0:Неведомый рандомный ивент]

0

7

Дункана в целом все устраивало – его люди с «Рукой», вопреки некоторым опасениям, более-менее поладили. Как рыцарь понял, клин между ними вбивала история с покойным Трауном, но Тенорио тут сделал первый ход, честно рассказав, что дело было внезапное, незапланированное, и конкретно гвардейцы из «Мерроу» в нем не участвовали, так что черт его знает, что там у принца с  адмиралом пошло не в ту сторону. В итоге возможный  конфликт был подавлен в зародыше – вроде бы – и не мешал работать совместно. 

- Так точно, - он еще не был уверен, радоваться ли тому, что с его людьми будет взрывоопасный Экстон, или не стоит, но доводы Кимбли в его пользу были вполне обоснованными, - Я пойду в группе Ламейры, буду контролировать ситуацию с места. Второй волной будет командовать Айлин МакГрегор при поддержки Болтореза.

Это как раз было компромиссом между желанием добиться успеха и советом Астрид не слишком лезть вперед – его группа пойдет по уже полученным разведданным, но впереди основных сил. Что до Болтореза, то тут все было вполне заслуженно – старший сержант Рори МакГрегор честно служил в британской армии ровно до тех пор, пока не отрезал что-то лишнее кому-то не тому, после чего чередовал отсидку в тюрьме с побегами из нее, последний из которых закончился в Африке в целом и конкретно в 501-м полку, где дядя Рори по официальной версии искупал свои преступления кровью, а на деле творил все то же самое, но уже во славу Британии и принцессы Наннали. Теперь и у Айлин было кому подстраховать ее в трудном деле полевого командования, а Гейдж в мастерской изготовила для одного из найтмеров жуткого вида гидравлический болторез с зубцами на внутренней стороне… Дункан уже привык к тому, что неплохой по сути человек может быть в некоторых областях в край поехавшим больным ублюдком, так что был рад, что дядя Рори теперь в его команде – за родню тот всегда дрался насмерть.

Айсард в роли координатора и самого Дункана не слишком вдохновляла, но тут уж ничего не поделаешь. К тому же,  некоторые меры были им уже приняты  и без присмотра она не останется – если верить рекомендации Тенорио, на его приятеля можно положиться. Ладно. Перво-наперво – подготовка. Попрощавшись до поры с полковником, Дункан отправился вниз, где в трюме десантного корабля находилась его команда.  Они явно не скучали – трюм оглашали истошные звуки волынки (справедливости ради – паренек, притащенный  Болторезом, и правда имел каким-то образом – не иначе как путем схода на берег в Мозамбике шотландских моряков в прошлые века -  врожденный талант к волынке и его выступление не превращалось в совсем уж откровенную попытку всех деморализовать или свести с ума, если не было такого приказа), которые, согласно лекции для африканского пополнения, отгоняли злых духов, которые могли испортить им сражение, отнять удачу и лишить мужской силы в самый неподходящий момент. В это легко верили – потому что неизвестно как духи, а многим уже хотелось поскорее в бой, лишь бы от такой музыки подальше. Дункан и Айлин, слушавшие ее спокойно, а порой и с удовольствием, сильно подняли свой мистический престиж в глазах подчиненных, а Болторезу после премьерного показа «Вестминстерского Жертвопринесения» поднимать таковой было уже некуда – он сразу и надолго прописался в пантеоне 501-го где-то в опасной близости от Кимбли и Карваля, особенно учитывая его привычку находиться в компании Золы.

Так или иначе, к высадке подразделение было более-менее готово – после подтверждения от Дункана «Котики» отправились готовить снаряжение и координироваться с «Рукой», рейнджеры же вступили в контакт с Экстоном и начали думать, как им и повеселиться вдоволь, и не взрывать вокзал, потому что нельзя, увы. Отдав приказ Айлин, Кэмпбелл отправился к Ламейре, который спокойно  отдыхал в кабине своего найтмера, надежно закрепленного в десантном боте. На вопрос о мандраже бразилец пожал плечами, и сказал что свой мандраж он похоронил в Алжире, помянув русскими пирожками, так что нечего и дергаться, хуже вряд ли будет. В его личном рейтинге европейских армий французы и их колониальные приспешники, с которыми предстояло сражаться на Мадагаскаре, стояли не слишком высоко – после немцев, русских и африканеров, (которые уже не европейские, но недавно были, так что…), иными словами – в хвосте пятерки (опять же, уже четверки) европейских стран, выставляющих серьезные армии в глобальной войне, за которыми шли уже те, чьи армии служили больше для обороны или в лучшем случае годились для локальных операций. Ну да, у всех есть отдельные крутые генералы, офицеры и асы, но в целом французская армия все же была не слишком страшным врагом, которого вполне можно было уверенно бить, особенно с учетом явного британского превосходства. Тут с врагом злую шутку сыграло поле боя, не позволяющее реализовать многие преимущества «Большой» армии – на острове были бесполезны танковые клинья и тяжелая техника, аэродромы от ударов спрятать было трудно, а снабжение и помощь извне были отрезаны, поэтому французы были в процессе сброса, так сказать, на уровень ниже – к партизанской войне и пехотным стычкам в практически ближнем бою с крайне ограниченным применением даже легкой техники. Что до найтмеров, то европейские машины, опять же, заметно теряли в эффективности там, где не могли отстреливать британцев издали.

Выходило, что преимуществ у них хватает, и если  они не накосячат особо злостно, то лягушатникам придется туго. Это немного успокоило Кэмпбелла, который впервые вел людей в такую битву – это вам не колдунов гонять.

- Пойду с тобой. Подскажешь, если что?
- Не вопрос, команданте. Главное, не дергайтесь, вам врагов хватит.

Вскоре «Диармайд» занял свое место в десантном катере. Капризная, но мощная машина нравилась Дункану, они, можно сказать, нашли общий язык. Впрочем, занимать место в кабине было еще рано – они только-только подходили к зоне высадки. Морские диверсанты, однако, как раз уже грузились в боты, чтобы покинуть корабль в тишине и темноте, а потом погрузиться под воду и проникнуть на берег. За ними придет черед легких лодок рейнджеров, а уж потом – они с Ламейрой и Карвалем. А пока Кэмпбелл поднялся на палубу…

Ночь нельзя было назвать тихой и темной – впереди, дальше по побережью, виднелись огни города, дополненные пожарами, воздух то и дело прочерчивали трассирующие снаряды. Вдалеке виднелись темные силуэты кораблей, обстреливающих побережье. Все это было для Дункана непонятно и жутковато. По правому борту  наплывала темная громада линкора, обгоняющего медленно ползущий десантный корабль.

- Впечатляет, а? – прислонившись к стене, на палубе курил старший лейтенант Хэнсон, всего на два года старше Дункана, но уже успевший понюхать пороху во все том же Алжире, будь он трижды неладен. Он командовал небольшим подразделением морпехов, которые планировали высадиться вслед за 501-м, когда уже не будет смысла в скрытности, а заодно помогли с организацией высадки. И при этом уже ничуть не походил на свежих выпускников военной академии – обзавелся бородкой и татуировками, а главное, подобно Лаймере, обрел некое фаталистическое спокойствие человека,  осознающего риск и плюющего на него заранее.

- Пожалуй. Еще бы я понимал, что происходит…
- Наши колошматят береговую оборону и войска вокруг города. Первые группы уже на берегу, вот и переносят огонь дальше и в стороны, чтобы их не покрошить в фарш. Видишь линкор? Это «Анкоридж» переходит на позицию ближе к берегу. Ох черт… Заткни уши и открой рот!

Дункан не понял, что насторожило Хэнсона, но послушался.  Буквально десятью секундами позже понял, что не зря – едва убедившись, что десантников он не заденет, линкор, еще не дойдя до позиции, дал залп из всех орудий, погрузив всех, кто находился рядом, в акустический ад… А они с морпехом еще и в полной мере узрели вспышки и то, как даже море вокруг линкора взбурлило.

-…куда стреляете, п***асы!!! – Хэнсон, благо расстояние было не слишком большим, во всю мощь легких приступил к высказыванию обитателям линкора всего, что  о них думает. Спустя пару минут ему ответили оттуда в том же духе, и на взгляд Дункана, это напоминало ту попытку Кимбли душить Экстона в день прибытия Кэмпбелла в полк, то есть явно было привычным делом и не несло в себе серьезной враждебности. И правда – спустя минут пять ругани Хэнсон успокоился и поведал Дункану, что линкоры огневой поддержки морской пехоты издавна известны своей склонностью к излишне рискованным (для них и для окружающих) режимам стрельбы,  но это терпят сугубо потому, что на деле результат того стоит. Правда, как он слышал, тех бедолаг с «Порт-Ройяла», которые  отстрелялись по установленной на жилом доме артиллерийской установке ОЧР с жертвами среди гражданских в результате, все же достаточно серьезно вздрючили и даже куда-то перевели в наказание. В общем-то, за дело… Но у них особо вариантов-то не было, а виноваты   узглазые недоноски и пидор в маске, которые гражданскими прикрылись и заслуженно огребли. Так что правильно сделали, что наказали, но не так, чтобы поломать ребятам жизнь и карьеру вовсе.

Дункан мог только лишний раз задуматься о том, насколько же мир на деле непрост и сколько всего он еще не знает пока что  - а должен бы. Поскольку вежливость требовала ответа, он, в свою очередь, повеселил Хэнсона рассказами о своих похождениях  и обещал потом дать диск с режиссерской версией «Жертвопринесения» и автографами Болтореза и Золы.

Между тем Хэнсон посмотрел на часы:

- Тебе уже скоро. Так что оставшееся время употребим с пользой. – Он достал приятно побулькивающую фляжку, - Канадский кленовый.
- Э… Но не перед боем же?
- Ровно по глоточку, беды не будет, а напряжение малость отпадет. Давай-ка за твою принцессу, чтобы после драки у нее был повод тобой гордиться, а не в госпитале навещать.
- За Наннали и нашу победу. – Дункан решился и приняв флягу от морпеха, отпил. Виски и правда был отменный.
- Ну вот. А всерьез прихватим после захвата города. Слушай, а давай состязание?
- Какое еще?
- Захватить бар, чтобы отметить там победу. Посмотрим, сможешь ли найти лучше, чем я.
- Я постараюсь.

Дункан почувствовал, что пребывание в полку Кимбли и правда его изменило – он теперь способен на такие выходки. Но может, оно и к лучшему?

Между тем, диверсанты уже отправились на дело, а вслед за ними – лодки рейнджеров. Пока что высадка шла скрытно – использовались не мощные десантные боты, а малошумные лодки, благо и народу перевозить надо было не слишком много, а технику рейнджеры в первую волну не брали – ее сбросят потом, вместе с найтмерами, приближение которых скрыть уже вряд ли удастся.

Линкор продолжал свою работу, но в остальном их зона была тихой – никто не приближался близко к берегу и не высаживал разведчиков, кроме них, создавая впечатление, что высадка будет проходить в другой зоне. Даже их корабли проводили  ее с максимально возможной скрытностью. Так. Время пошло. Согласно расчетам, полноценная высадка с найтмерами должна была начаться, когда рейнджеры благополучно высадятся и убедятся в безопасности зоны на предмет мин и засад. В качестве ориентира для них был заброшенный по случаю войны отель на берегу, в котором находился блокпост европейцев… Пока что находился. Рейнджеры и спецназ как раз и должны были после проверки берега вырезать гарнизон и захватить отель как временную базу. После этого времени будет мало – даже если французы не успеют доложить о нападении, они должны через определенные промежутки времени подавать сигнал… Именно поэтому к моменту атаки на блокпост группа Ламейры уже должна двигаться к берегу, а к моменту , когда тревога поднимется и будут приняты меры – уже атаковать.

В общем, операция весьма сильно зависела от успехов ее отдельных участников и неизвестных факторов. На случай, если найтмерам придется покинуть катера и двигаться к берегу по воде, все машины прошли «легкий» вариант доработки для морских действий – проверена и улучшена герметизация, вентиляционные отверстия снабжены трубками, выведенными вверх, чтобы их не заливало, а на ноги надеты «боты»-расширители, чтобы не проваливаться в песок и ил. Взрывчатки рейнджеры взяли столько, что хватит взорвать отель к чертям вместе с блокпостом – явное влияние Экстона. Цирроз снова заключил с Мордекаем и Мариной какое-то снайперское пари, прежде чем отправиться на дело. Дункан же сейчас надевал свою броню. У варианта «как у Кимбли» был весьма явный недостаток – внутри найтмера в ней было попросту неудобно, ведь пилоту нужна подвижность и гибкость, чтобы быстро действовать. Гейдж выручила Кэмпбелла, разобрав броню на составные части и совместив некоторые из них с костюмом пилота – получилось нечто, что не слишком стесняло движения, но в то же время прикрывало  важные места и неплохо смотрелось. Шлем, впрочем, приспособить пока не удалось, так что Дункан просто сунул его под сиденье – авось успеет надеть, если придется выбираться наружу. Свой арсенал из пистолетов, мечей и автомата он разместил в кабине, закрепив на приваренных техниками держателях. Еще задолго до Мадагаскара у них были проведены регулярные тренировки на предмет действий при покидании найтмера в боевых условиях. На деле – и вот этому в Академии уделялось не так много времени – задача была далеко не простой. Пережить отстрел кабины, не обретя сильных травм, быстро ее покинуть, не потерять ориентации при этом и не забыть оружие… а ведь если не справишься – ты труп. Спасибо Ламейре, он в этом деле разбирался отлично и хорошо знал, что вероятность оказаться под огнем противника после катапультирования далеко не иллюзорная.

Ух… кажется, все готово и время уже подступает. Дункан в кабине «Диармайда» и смотрит на отметки тактического экрана. Все бойцы готовы, неисправностей в машинах нет, корабельная команда доложила что готова начинать их выгрузку. Хорошо. Рыцарь глубоко вдохнул, выдохнул… Да, порядок. Что бы там ни было, они сделали все врено и готовы к бою.
- Кэмпбелл докладывает – вторая волна готова к высадке, ждем сигнала рейнджеров.

**
Между тем, сработали благоволение судьбы к Кимбли и компании в сочетании с  колдовством отрядных ведьм и долей особой финансовой магии Азиконды. Погода во время высадки была настолько хороша, насколько возможно – спокойное море, но при этом темно – хоть глаз выколи. Иными словами, доплыть было нетрудно, а случайно заметить специализировавшихся на скрытности вояк – почти невозможно. Да и место выбрали удачное – никаких там особо мешающих высадке рифов и мелей, а в стороне от пляжа отеля берег зарос кустарником, благоприятствуя скрытному проникновению. Отель, кстати сказать, представлял из себя основной корпус с администрацией, рестораном и прочими хозяйственными помещениями в окружении  десятка-другого  коттеджей, расположенных в два ряда на линии пляжа, от которого в море выдавалась длинная пристань, возле которой был пришвартован небольшой катер береговой охраны с пулеметом и парой часовых, тоскливо бродивших один по пристани, другой  по палубе катера и надеявшихся, что линкор не решит в профилактических целях накрыть их парой залпов... Кстати сказать, именно из-за активно ведущего огонь линкора наблюдение за морем было дополнительно затруднено – вспышки выстрелов главного калибра не способствовали здравой оценке обстановки, а охрана не знала, что линкор не расстреливает их только потому, что не стоит привлекать внимание европейцев к этой части побережья. Пусть лучше думают, что ему просто удобнее отсюда стрелять по целям в другом месте – собственно говоря, так оно и было.

Пара коттеджей была с грехом пополам переделана в огневые точки – то есть обложена мешками с песком и снабжена пулеметами в окнах. В целом, это был довольно обычный случай для побережья, которое невозможно полностью застроить оборонительными сооружениями – блокпост в месте десантного риска, который мог задержать слабую десантную группу и успеть сообщить о сильной, но никак не способный на большее. Впрочем, эта зона и не позволила бы массово высадить что-то крупнее полка, да и то, как в случае людей Кимбли, высаживаться приходилось по частям не только ради выполнения главной цели, но и потому, что иначе создалась бы толкучка на пляже, которую один удачный залп артиллерии или налет штурмовиков превратил бы в мясорубку, да и на дорогах в сторону города возник бы затор.

+3

8

Как это обычно бывает, слухи в профессиональных кругах расходятся быстро, и Экстон нисколько не удивился тому, что о его подвигах были наслышаны. Наиболее общительные расспрашивали, за что его дважды выгоняли из спецназа, другие интересовались подрывом танкера или нефтеперерабатывающего завода, третьи выражали опасения, когда он заявил, что взрывчатки много не бывает. От предложения принять на себя командование отрядом Александр отказался, хотя и оказался самым старшим по званию офицером. Причина была та же, почему он развёлся с женой и почему в отсутствии Кимбли за главного оставался Мордекай – Экстон не любил ответственность. Венку Скирата, хоть и был куда младше и не имел столько боевого опыта, был назначен ответственным за первую волну высадки и совместно с представителями всех участвующих сил разработал план. Небольшой отряд «Руки» выплывает прямо рядом с отелем, входят внутрь и зачищают комнату охраны, снимают часовых, и дают сигнал, после чего котики занимаются защитниками в бунгало и переходят к планомерной зачистке отеля.

Высадка прошла глаже, чем ожидалось. По какой-то причине патрульных не обнаружилось и никто не помешал Венку и его людям войти внутрь.

-Лекауф со мной к комнате охраны, остальным найти и устранить часовых, а так же осмотреть отель и найти основные оборонительные пункты.

Отель словно вымер, в коридорах было тихо, и диверсантам никто не встретился вплоть до самой двери с табличкой «security». Дверь была приоткрыта. Заглянув внутрь, Венку и Джордж обнаружили, что за пультом сидел всего один человек, и со скучающим выражением лица смотрел в монитор. Услышав скрип открывающейся двери, он попросту обернулся, не потянувшись ни за оружием, ни за рацией, ведь ожидал, что его пришли сменить, а не убить. Не повезло.

-Это странно. Они находятся в осаде и под обстрелом, ожидают начала вторжения в любой момент, но почему никого нет? Из этой комнаты ведётся наблюдение за всей территорией отеля, не мог же один человек с этим справиться.

Вопрос был хороший, но у Лекауфа, заглянувшего в один из мониторов, уже был ответ, и он не имел ничего общего с засадами.

-Можешь выдохнуть, никто нас не заманивает. Они просто уверены, что высадка идёт в другом месте, да и к тому же, сейчас играет Марсель.

-Марсель? Игра? Ты о чём?

-О боги, кэп, для диверсанта ты очень плохо разбираешься в национальных особенностях. Они же французы, а ни один француз не может пропустить матчи Марселя. Особенно когда играет Флориан Товен. Это всё равно, что не смотреть матчи Манчестера.

-Кого? Откуда ты вообще знаешь про французские команды и спортсменов?

-Я и сам отчасти француз.

-Всю жизнь думал, что ты – британский ирландец.

-С фамилией Лекауф? Ну-ну.

Проверив камеры охраны, Венку убедился, что Лекауф был прав, и большинство французских солдат собрались возле здоровенного экрана для просмотра матча. Оружие у них было при себе, но так же было заметно множество бутылок вина и пива. Было достаточно шумно, и любые звуки выстрелов, которые французы могли услышать, скорее всего будут ими восприняты как эхо обстрела с моря, а значит действовать можно было свободнее.

-Отряд, докладывайте.

-У них было три пулемётные точки направленные на пляж и ещё две в сторону города, все зачищены, больше живых целей не обнаружено.

-Хорошо. Удерживайте пулемётные точки и ждите дальнейших указаний. Экстон, как слышишь?

-Чётко и ясно.

-Пункт охраны наш, огневые точки главного здания наши. Практически все французы сейчас в одном большом зале смотрят футбол. Лекауф за пультом охраны, сейчас будет давать вам информацию, в каких бунгало и сколько человек осталось. Передай котикам, их выход.

+3

9

Пока Венку проникал в отель, рейнджеры тихо и осторожно причаливали к берегу и расползались по кустам с флангов. Судя по всему, у французов был напряг с минами на второстепенных направлениях и они обнаружили всего пару-тройку простых растяжек в разных местах – ничего такого, с чем нельзя справиться. Барберо ухмыльнулся – бедняги французы капитально просчитались, заслав сюда войска похуже, не иначе как надеялись, что основная война пройдет не здесь. Подвело их как раз наличие железной дороги поблизости…

[npc]206,214[/npc]

- Барберо на позиции.

- Келл на позиции. Минирования на пляже нет, можно давать отмашку первой волне.

Действительно, раз такое дело, медлить не стоило – надо было только дождаться Котиков, которые снимут наблюдение с пляжа. А пока что несколько бразильцев просочились на территорию и перерезали телефонные провода между группой бунгало и отелем.

Между тем котики уже скучали где-то под водой в районе пристани. Точнее, скучали все, кроме сержанта Харди, который, мужественно булькая страшные ругательства через регулятор, отпихивал  пристающую к нему ядовитую рыбу-крылатку. Да, свет фонарика не было видно с поверхности – а вот рыбок он привлекал.

Так что когда стрелка часов подошла к нужному времени, он воспринял это как спасение. Часовой перешел на нос катера, и как раз в тот момент Харди выполз на корму, с радостью оставив в глубине настырную рыбу. Медленно и осторожно он двинулся вперед – как раз навстречу возвращавшемуся часовому. С одним движением ножа флот 501-го пополнился патрульным катером, а Харди  занялся его радиостанцией, чтобы прослушать переговоры французов.

В тот же момент  по опорам пристани вскарабкались еще двое и часовой  был осторожно утащен в воду – прежде чем его отсутствие засекут (с учетом футбола и прочего), дело уже будет сделано. А пока Сайкс гуляла по пристани вместо него – в темноте опознать ее было трудно.

-Говорит старший лейтенант Сайкс, пристань и катер зачищены. Первая волна в пути, ликвидируем пулеметы синхронно с ними. «Анкоридж», это группа «Шпала», сделайте пару залпов для отвлечения.

Орудия линкора загрохотали, снова портя кому-то жизнь и заставляя французов думать об их цели, а не о возможной высадке у них подносом. Между тем, десантные катера на полной скорости летели к берегу, а рейнджеры готовились расползтись по отелю, ликвидируя всех, кто не смотрел футбол.

- Доклад получен, берег чист. Первая волна, на выход! – Голос координатора-морпеха заставил Дункана подскочить и лишь чудом не ушибить голову или что еще. Пальцы лихорадочно забегали по панели управления, проверяя состояние машины.

- Кэмпбелл на связи, понял вас. Готов.

- Ламейра, готов!

- Карваль, всегда готов!

- Ну тогда удачной охоты, сухопутные крысы! GO-GO-GO!!!

Один за другим катера вылетали из разверстой пасти корабельного дока, неся на себе найтмеры, солдат и технику. Дункан, взвод Ламейры и отряд Карваля направлялись вперед, но среди их катеров был и один вроде с необычным грузом…

Дело было в том, Что даже британская техника имеет сроки службы, а регулярные попадания пуль и снарядов его посильно сокращают. Проще говоря, часть списанных десантных катеров на берег отправляли без возврата, по возможности сняв с них все ценное – главное чтобы доплыли. И узнав про это, Экстон кое-что предложил…

Дункан мог только ждать – в силу необходимости затруднить обнаружение до последнего не стоило включать фактосферу, а без нее, благодаря волнам,  темноте и тому, что натмер в катере «присел», у него была возможность видеть по курсу катера примерно ничего. Лишь отметки на дисплее,  показывающие, что берег все ближе и ближе…

- Навахас, мать-перемать, выводи на цель и готовься прыгать. Цирроз. Дай направление на пулеметчиков.

- Навахас, коррекция на два градуса вправо, через одну минуту соскакивай, там глубина малая.

- Уяяяяху!!!!! Лети, колесница Апокалипсиса-а-а-а!!!! Кайтесь, грешники!!! – по бортам катера выбросили языки пламени реактивные ускорители, и не спрашивайте, откуда Гейдж их свинтила. Или из чего.

Катер, неожиданно вырвавшись вперед, несся прямо на берег, где спросоня французы пытались понять, что происходит. На палубе тоже что-то начало дымиться, и тут найтмер Навахаса резко спрыгнул назад, в воду. Неожиданно облегчившийся катер, надсадно завывая  умирающими моторами, в дыму и пламени прибавил скорости и вылетел на берег. Сайкс, мимо которой это пронеслось где-то в паре метров, смогла сказать по этому поводу лишь два слова:

- Holy Shit …!

А поскольку катер был на воздушной подушке, он вылетел на берег без потери скорости, и проехался по бедолаге-французу, который как раз бежал посмотреть, что происходит и вовремя упал на песок. Лишившись одежды и части кожи на спине, бедняга  со стоном пытался откопаться из песка – только чтобы увидеть как катер врезается в пулеметное бунгало.

А потом был взрыв, какие умеют делать только Экстон и немного принц Ренли. Пулеметные точки  и их обитатели сгинули в пламени, поднявшимся до небес, на их месте образовалась глубокая воронка, а пропеллер от катера взлетел в небо и лишь полетав немного, свалился на отель.

- Я думаю, это был сигнал. – Флегматично заметил Барберо, провожая пропеллер взглядом и расчехляя свой пулемет. - Зачищаем, ребята.

Рейнджеры и присоединившиеся к ним котики начали рассредотачиваться по отелю, отыскивая недобитых и просто что-нибудь полезное, а запущенная зеленая ракета обозначила начало высадки.

Между тем, капитан «Анкориджа», сверяясь со спутниками наблюдения, вычислял сроки появления на дороге  тех, кто явится на взрыв. У него был для них сюрприз.

После взрыва Кэмпбелл уже не мог жаловаться на видимость – огонь подсветил окрестности и было видно, что оборона отеля подавлена еще до них. Еще нет. Еще не бой.

- Группа, к высадке приготовиться. Осторожнее. Мы не знаем, где там наши, а где недобитки. Скирата. Это Кэмпбелл, мы высаживаемся на пляж.

Массивные катера останавливались на линии прибоя, под тяжелыми шагами найтмеров проседал песок (Навахас, впрочем, матерясь, топал к берегу по дну, кося зловещиим глазом найтмера в разные стороны). Как только те покидали катер, его команда выгружала боеприпасы и оружие, а катер разворачивался обратно к кораблю – все же запас катеров не бесконечен и некоторым предстояло сделать этой ночью несколько ходок от корабля к берегу.

- Быстрее, парни, окружить отель, подъездную дорогу под контроль, трое на пляже для прикрытия высадки. – Скомандовал Ламейра, - Все отлично, командир, отель даже еще цел – отдохнем тут после боя.

Грозные боевые машины расползлись по окрестностям, а из последнего катера неторопливо выехал бронетранспортер Карваля и связистов, нашел себе удобное место и выпустил антенну дальней связи, на которую «на счастье» прицепили череп колдуна.

- Связь установлена, сэр Кэмпбелл.

- Спасибо. Соедините меня с полковником. – Он выждал и когда Кимбли вышел на связь, доложил. – Полковник, группа «Рельс» успешно высадилось, сопротивление подавлено, идет зачистка и развертывание.

В силу их цели, кто-то додумался дать волнам высадки «железнодорожные» названия. «Шпала» закладывала основы высадки, «Рельс» закреплял успех, а «Костыль» должен был завершить дело. Почему штаб имел позывной "Гасконь", никто не знал.

В этот момент подоспевшая к финалу веселья Сайкс и Келл обшаривали дальние бунгало, куда еще не добрался локальный апокалипсис. Их внимание привлекло то, что из одного доносились отголоски пения и звуки… Уборки? Движимые интересом, кто из футбольных фанатов успел настолько напиться или обкуриться, они приблизились к бунгало. Пели там, что было вполне ожидаемо, по-французски. Если Сайкс не изменяла память (французский она учила на ускоренных курсах перед операцией), это была вольная импровизация на популярный привязчивый мотивчик:

-Мою я полы
Мою я полы
Здесь под артобстрелом
Мою я полы!

Пелось это приятным женским голосом. В воздухе повеяло ароматом легкого безумия, ставшим в 501-м частью естественной атмосферы. С откровенным любопытством рейнджер и морская котейка  осторожно отворили дверь и проникли в помещение, чтобы увидеть, кому тут приспичило бороться с грязью и пылью посреди войны.

Приспичило, как выяснилось, самой настоящей французской горничной в соответствующем наряде,  самозабвенно орудовавшей шваброй. Из образа выбивались лишь выглядывающие из-под юбки босые ноги – впрочем, весьма симпатичные. Прошло какое-то время, прежде чем она заметила «гостей». При виде их, на лице девушки отобразилось легкое удивление, а потом – праведный гнев:

- А ну назад, месье и мадемуазель, вы же даже ног не вытерли! Вся работа насмарку пойдет…

Вот тут в легкий ступор впал даже Цирроз, а тем более Сайкс, которая, однако, уже имела опыт общения с горничными, не терпящими возражений даже от гвардии. Она помахала автоматом:

- Мадемуазель, мы, вообще-то, страшные и жестокие британские диверсанты. Грязь – это меньшее, что мы можем принести с собой.

- И вовсе нет. Чистота – это важно. – Безапелляционно  заявила горничная.

- Подобная верность долгу внушает уважение. – признал Келл, - Милое дитя, а зачем ты босиком ходишь, если не секрет?

Ответ продолжил марафон ступоров, потому что горничная, не задумываясь, выдала:

- Обувь – зло, придуманное рептилоидами с других планет специально, чтобы причинять боль моим ножкам. Или еще для чего-то, но точно зло.

Сайкс вздохнула и тут ее осенило:

- Слушай, Келл, а давай ее Пеллеону подарим? Он старенький уже, ему не помешает забота и чистота вокруг. И немного безумия тоже.

- Это предложение работы? – Откликнулась горничная, - А то мне кажется, что отель не скоро снова откроется.

- Вроде того. Хотите работать на хорошо воспитанного пожилого джентльмена в адмиральском звании?

- А у него большой корабль?

- Весьма.

- М-м.. Я могла бы навести там порядок… Чистоту… Истребить вредителей… И заваривать чай, ведь британцы правда любят чай?

- Безусловно.

- Тогда я согласна. Французы в чае ничего не понимают и мой талант иначе пропадет зазря. Я Эшли Вейл и готова ко всему.

- Вот и славно. – Девушка включила рацию, - Скирата, мы зачистили окраины отеля и нашли Пеллеону  горничную, что делаем дальше?

+3

10

https://pp.userapi.com/c841431/v841431991/56742/8uQwmN7xZ8E.jpg
Исане Айсард

Айсард была полностью довольна своим назначением, ведь вместо грязной драки ей досталась непыльная работа. И команда ей нравилась, тихие, послушные, и настолько надёжные, насколько могут быть надёжными люди под началом Кимбли. Вот что Айсард действительно не нравилось, так это позывной.

-Гасконь, говорит Рука-Лидер. Территория отеля под нашим контролем, пленные есть, раненых нет. Ждём дальнейших указаний.

-Принято, Рука-Лидер. Разбейтесь на малые группы и проверьте подходы к отелю на наличие врагов. Найдите точки, где можно оставить дозорных, и сообщите мне координаты, я переправлю их дальше. Когда убедитесь, что рядом с отелем безопасно, продвигайтесь в сторону вокзала. Если там есть засады или укреплённые позиции, я хочу знать.

-Вас понял, Гасконь. Выступаем.

Вздохнув, Айсард переключила канал.

-Киллкорпс, как слышите?

-Вы пропадаете, штаб. Конь жрёт станцию связи, возможны помехи.

-Держите своих животных подальше от дорогостоящей аппаратуры, и можете начинать высадку.

-Вас понял, штаб. Начинаем высадку.

Дальше Виктор сообщит Сольфу, а тот уже сам отдаст команды своим отрядам. Оставался только последний набор приказов, но сколько Айсард ни пыталась, с Экстоном связи не было. Не желая тратить время впустую, она подозвала молодую девушку из своей команды.

-Сержант Гастингс, мне нужна связь с кем-то из штурмовавших берег отрядов. Всё равно с кем, но это срочно.

-Слушаюсь, мэм.

Немного шипения и в наушнике послышался мужской голос.

-С вами на связь вышел штаб. С кем я говорю?

-Барберо, мэм. Группа «Шпала».

-Прекрасно. Я должна была передать приказы через Экстона, но с ним нет связи. Не знаете, куда он мог деться?

-Когда я слышал его в последний раз, его избивали.

Айсард тихонько вздохнула, прикрывая лицо ладонью. По её реакции было понятно, что для Экстона это обычное состояние.

-Чёрт с ним, если жив, свяжется сам, если нет, найдём его тело потом. Сейчас ты будешь моим связным. «Рука» вскоре передаст координаты, разместите там наблюдение. И передайте Дункану, что рядом с вами есть стадион, из которого открывается выход на площадь и прямой проход к вокзалу, его стоит осмотреть и занять. На этом всё.

-Можно вопрос, мэм?

-Слушаю.

-Почему «Гасконь»?

-Потому что у нашего полковника очень странное чувство юмора. Это всё?

-Да, мэм. Вас понял.

Отложив в сторону наушник, Айсард протёрла глаза.

-Гастингс, когда операция закончится, напомните мне утопить в ванне с кислотой любого, кто попробует шутить на тему «Гаскони».

***

[npc]168[/npc]

А тем временем Экстон действительно попал в историю. Не то, чтобы он специально наткнулся лицом на кулак французского солдата, но подобные случаи уже начали становиться закономерностью. Стоило признать, что даже среди любителей лягушек и капитуляций находились весьма крепкие и способные бойцы. Один из таких как раз без особого труда оторвал Александра от земли и вломил в стену. Капитан в долгу не остался и решил проблему в лоб, а вернее ударом головы в переносицу. Драка была не долгой, но в процессе Экстон умудрился потерять наушник и рацию, а его оппонент остался без пары зубов. И всё же на полу оказался именно британец, а француз возвышался над ним победителем. Триумф длился от силы секунд пять, после чего явившийся роялем из кустов и без труда пробивший тонкую стену, винт попросту снёс француза. Экстон поднялся, отряхнулся, и выглянул через пролом, чтобы убедиться, что больше никакие части катера в его сторону не полетят. Высадка шла полным ходом, стрельба и взрывы повсюду, и помощь Экстона явно была пока что не нужна, что давало ему время осмотреть домик, в котором его так неожиданно спас винт. Оказалось, что это что-то вроде склада или барака. Людей внутри больше не было, но вот французской формы было огромное количество, что подтолкнуло Экстона к одной очень интересной идее. К тому времени, как он закончил осматривать помещение, снаружи бой уже закончился, и десант массово высаживался на берег. Найти рейнджеров было непросто, но он справился.

-Эй, Сальвадор, вот и ты!

-Тебя Айсард искала.

-Да в задницу эту Айсард. У меня есть шикарный план. Я нашёл целый склад целёхонькой французской формы. Вы тут все умные, сообразите, как её можно использовать, а я тем временем хочу взять с собой пару-тройку твоих бойцов, переодеться вместе с ними и прокатиться к аэропорту. Если у лягушатников там есть база, мы устроим им такую диверсию, что они о железной дороге и думать забудут. Если же нет, лишним это не будет. И да, мне нужна ещё взрывчатка, много взрывчатки. Это будет ярко!

+2

11

[dice=1936-1:6:0:Удача Экстона по пути в аэропорт, от "ада" до "как по маслу"]

0

12

[dice=11616-1:6:0:Трудности на пути к стадиону для Дункана и компании]

0

13

[dice=11616-1:6:0:Насколько точно все плохо]

[dice=3872-1:10:0:Насколько близко к аэропорту затаилась беда]

0

14

Музыка под настроение

[npc]168[/npc]

В помощь Экстону выдали троих молодых ребят, которые уже имели достаточно опыта, чтобы испытывать дискомфорт от нахождения в машине с взрывчаткой Экстона, но ещё не достаточно, чтобы вовремя отказаться садиться в такую машину. Французы оказались ребятами запасливыми, и кроме формы отряд раздобыл себе французские пароли для прохождения застав, на случай если такие встретятся. Местное радио не работало, зато в бардачке нашлась кассета Франсиса Лемарка.

-Очень важно слиться с врагом и быть как враг. А что может быть более французским, чем четыре француза во французской форме на французском джипе, слушающие великого французского музыканта и композитора?

-Сэр, вам не кажется, что это слишком стереотипично?

-Если бы это был стереотип, мы бы сейчас говорили о любви или рассказывали анекдоты про тупых немцев. Кстати, хотите анекдот? Так вот, заходят как-то в пивную немецкий тяжёлый всадник, современный солдат, и немецкий политик с женой, садятся за стойку, и начинают делать заказ…

Закончить анекдот Александр не успел, потому что их остановила французская застава на выезде с моста через реку Пангаланес вблизи Рояль Отеля. Несмотря на то, что всего в нескольких километрах велись бои, на заставе было довольно тихо, пять человек, хорошо вооружены. К счастью, на этом этапе лишних вопросов не возникло, достаточно было лишь показать документы и их пропустили, даже не вчитываясь. Основные силы заставы располагались прямо у отеля, где их джип и остановили. Две единицы лёгкой бронетехники и десятка два французов, большая часть из которых досматривали матч Марселя в холле отеля. Вежливый французский офицер дружелюбно, но настойчиво попросил всех выйти из машины и представиться. При этом к самому Экстону он обратился как к полковнику, после чего британец сообразил, какую именно форму натянул. Ну раз уж его считают полковником, стоит действовать как оный.

-Полковник Ландо’ Карлисиано, только что из отеля Нептун. Мои подчинённые, Жан Поль, Луи, и Эмильен. Британцы атаковали, обрубили нам связь, слишком много взрывов и летающих винтов. Подло воспользовались нашей любовью к лучшей команде Франции и напали прямо во время матча. Оборону организовать не удалось, и я спешу предупредить, что аэропорт станет их следующей целью.

-Простите, полковник Карлисиано?

-У вас проблемы с моим именем, рядовой?

-Я – лейтенант, сэр.

-А я – полковник, и мне решать, сколько ты ещё будешь рядовым. Никогда не слышал о славных карлистских войнах? Мой великий предок одержал тогда множество побед ради нашей любимой матушки Франции и в знак этого триумфа взял себе фамилию Карлисиано. Тебе кажется смешной моя фамилия? Может, ты не уважаешь подвиг героя нашей прекрасной страны? Собака, я вызываю тебя на дуэль! Прямо здесь и сейчас!

Если у кого-то и были сомнения по поводу внезапно прибывших, то теперь уже их не оставалось. Экстону настолько хорошо получилось сыграть вспыльчивого французского полковника, что он решил никогда не признаваться своим спутникам, что учил французский исключительно по фильмам. Из холла даже выбежал капитан, услышавший, что сейчас полковник будет устраивать дуэль чести с его подчинённым.

-Полковник Карлисиано, верно? Капитан Жак Жак-Жак. У нас есть рабочая станция связи, вы можете передать ваши приказы от нас, и никуда не нужно будет ехать.

-Спасибо, капитан. Это очень упростит нам задачу. Луи.

-Да, полковник?

Рейнджеры, похоже, быстро сообразили, что к чему, и поддержали игру своего временного командира. Услышав свой позывной, «Луи» сделал шаг по направлению к Экстону, и тут же упал с дырой в голове. По счастливой случайности, он закрыл псевдо-полковника от пули, а второй попытки у стрелявшего уже не было. Экстон присел за машину, укрываясь от выстрелов, и капитан последовал за ним. Понимая, что тихо убрать командиров не выйдет, нападавшие открыли массированный огонь со стороны домов по ту сторону реки.

-Какого чёрта?! Бриты не могли так быстро сюда добраться!

Ведь действительно не могли, никто и не собирался двигаться в этом направлении, но вот они, ведут огонь и убивают французов, а вместе с ними и переодетых британцев.

-Нет, сэр. Это местное ополчение. Они протестовали, когда армия конфисковала у гражданских припасы на нужды гарнизона, а потом решили, что если перебьют нас и захватят наши базы, генерал Кимбли нашлёт на их семьи колдовство процветания и здоровья.

-Но Кимбли же не генерал, и никакое колдовство не насылает.

-Дикари, сэр.

-Тогда откуда у этих дикарей снайпер?

Вопрос был действительно хорошим. Кем бы ни был этот стрелок, он не только мог снять Экстона, но и без труда застрелил обоих стрелков на бронетранспортёрах. Остальные стрелявшие из домов особой меткостью не отличались, но брали количеством, и позволяли десяткам ополченцев выбегать на мост безнаказанно. Французские солдаты в отеле успели занять укрытия и начали отстреливаться, но среди тех, кто был на улице, в живых остался только Жак и Экстон с оставшимися двумя рейнджерами. Оружие достать из машины получилось, но под огнём снайпера бежать было опасно. Александр, хоть и не был настоящим снайпером, как Мордекай, и сам весьма неплохо стрелял, и, судя по ранению «Луи», мог предположить, откуда снайпер стрелял.

-Думаю, я смогу его снять.

-Полковник, там больше ста метров. Лучше добежим до отеля.

Не дожидаясь ответа, капитан Жак собрался бежать, но Экстон вовремя схватил его за рукав и втащил обратно за джип, пуля лишь слегка оцарапала его висок. Один из рейнджеров, «Жан Поль», решил стать приманкой.

-У вас будет одна попытка, постарайтесь не промахнуться.

«Жан Поль» выскочил из укрытия, и в тот же момент Экстон выглянул, целясь в предполагаемом направлении. Хвала человеку, придумавшему оптический прицел. Даже ночью блики от него отражались просто прекрасно, давая более чем подходящую цель Экстону. Словно в замедленной съёмке снайпер заметил, как вслед за бегуном из укрытия выглядывает стрелок, начал сдвигать прицел, но Александр уже выпустил короткую очередь, а вслед за ней ещё две. Если не считать шальную пулю в плечо, «Жан Поль» безопасно добрался до отеля.

-Капитан, теперь ты.

-Но сэр, как же…?

-Приказ! Пошёл!

Капитан Жак выскочил из укрытия, а Экстон и «Эмильен» открыли огонь по бегущим через мост ополченцам, чтобы прикрыть его. Оставшись вдвоём, британцы наконец могли обсудить сложившуюся ситуацию.

-Если ополченцы сражаются за Британию, почему бы не объявить им, что мы – британцы?

-Серьёзно? Причина первая, они вряд ли поверят. Причина вторая, они могут и не услышать даже. Причина третья, вот французы точно услышат. Ну и причина четвёртая, у меня есть план. Поиграем пока во французов. А теперь прикрой меня.

Меньше всего Экстон хотел оставлять взрывчатку ополченцам и, на случай если они будут побеждать, надо было забрать из машины как можно больше. В один момент план резко поменялся, когда Эмильен выкрикнул о приближающемся грузовике. На них действительно мчался грузовик с огромным ковшом спереди. Экстон успел только запустить таймер, и вовремя отбежать от машины. Грузовик на полном ходу нёсся сносить перекрывшие дорогу бронетранспортёры и без труда перевернул джип Экстона. Сам же псевдо-полковник и его верный Эмильен без ранений вбежали в отель, но если рейнджер думал, что теперь они в безопасности, то Александр промчался сквозь холл отеля с единственным криком «Obtenez l'enfer d'ici», что можно было понимать, как валите отсюда ко всем чертям. Не понимая, что происходит, но доверяя инстинктам, Жан Поль и Эмильен бросились за ним. Капитан Жак, на удивление сообразительный француз, побежал за ними, намереваясь догнать полковника и спросить о причине бегства. Оставшиеся защитники отеля не были достаточно сообразительными, и к тому времени как предприняли своё отступление, ополченцы уже пригнали к отелю автобус, превращённый кустарными методами в народный бронетранспортёр. Битва за отель была короткой и кровавой, ополчение перебило французов и прорвало заставу. Только Экстон продолжал бежать не останавливаясь, а его спутники пытались не отставать. Поравнявшись с ним, Эмильен, рискуя потерять дыхание, всё же задал интересующий его вопрос.

-Куда мы бежим? Разве мы уже не далеко от отеля?

-Недостаточно.

-Недостаточно для чего?

Конец этого вопроса прервал резкий приказ «ложись» и грохот взрыва. Экстон очень любил свою взрывчатку, и любил он её в промышленных масштабах. Как истинный перфекционист, он не мог позволить себе ехать на дело на машине, которая не была загружена по максимуму, и уж он постарался её загрузить. Грузовик, автобус, броневики, сам отель, и находившиеся вблизи здания просто поглотил взрыв. Вмиг триумф ополчения обернулся адом. Все, кто добежал до входа в отель, погибли на месте, другие получили сильные ожоги, были с силой отброшены в стены, лежали с переломами или заваленные обломками, кого-то попросту разрубило пополам отлетевшей от взрыва дверцей. Горящие обломки разлетелись повсюду, и довольно быстро стали причинами первых пожаров. Вскоре загорелась церковь, магазины, аптеки, цепь пожаров начала стремительно расходиться во все стороны. Люди Экстона с трудом приходили в себя, никто не остался без царапин, синяков, и ушибов, в ушах звенело, но одно было ясно: если они не продолжат бежать, вскоре сгорят и они.

+3

15

О том как Дункан шел на стадион, а попал в затруднительное положение.

- Так точно, выполняю. Ламейра, выдвигаемся к стадиону – разведка, зачистка и захват.

- Понял. Второе звено, переходите к Кэмпбеллу, цель стадион, так что не отвлекаемся.

В силу специфики применения юарских машин, взвод Ламейры делился на два звена в пять найтмеров, один из которых был «командирским», один снайперским и три обычных. В данном случае это упрощало дело – одна из команд присоединилась к Дункану, прикрывая его «Диармайд».

Рыцарь глубоко вдохнул. Легко Ламейре и Фонтейн говорить про мандраж… Они-то на настоящей войне уже были.  Но отступать он не собирался. Как бы трудно ни было, ему есть  ради чего драться. Точнее, ради кого. Наннали ждет его возвращения, пусть они сейчас и не ладят. Это значит одно – он должен вернуться к ней и защитить, кто бы ни стоял у него на пути.

Странно, но от этой мысли ему всегда становилось заметно легче – стоило напомнить себе что он делает то или другое в первую очередь для защиты Наннали и ради нее, как сомнения отступали. Казалось бы, так и должно быть – но как-то уж слишком убойно действовало, как тогда, с Чакой. Только пока это работает – Дункан согласен на любые условия. Ведь он действительно сражается ради нее. Ради того, чтобы когда-нибудь к ним вернулись те дни, которые он вспоминал, глядя на прикрепленную к стене кабины фотографию – ту самую, которую показывал Кимбли. Все верно.

«Чтобы она снова так улыбалась. Чтобы не боялась. Чтобы никто не смог причинить ей вред и разлучить нас. Даже мы сами. Ради этого я готов пройти через Ад. А если кто-то встанет на пути… Тем хуже для них.»

- Дункан Кэмпбел, «Диармайд», выдвигаюсь! Второе звено, за мной!
- Есть, сэр!

Две пятерки найтмеров покинули берег на которой уже высаживалась следующая волна – взвод Айлин и первая порция людей Кимбли. Город был богат на зелень и парки, вот только после артобстрелов  это все где горело, а где просто было украшено воронками от снарядов. Основной бой с десантом британцев шел где-то вдалеке, лишь в переулках порой мелькали люди, но при виде найтмеров они благоразумно бежали и прятались, а попытки небольшой группы солдат пальнуть по группе были быстро пресечены ракетой в их убежище.

Казалось уже, что все пройдет гладко и на стадионе – по крайней мере, на обратное ничто не указывало. Дункан в целом успокоился и слушал советы командира звена, учась следить за обстановкой в ограниченном пространстве городских улиц. Нужно было не просто вовремя обнаруживать угрозы, но и помнить свое местоположение без спутниковых данных и тактического дисплея, и вот это было уже не так просто, особенно с необходимостью ориентироваться по французским названиям улиц.

А вот и стадион – видимо, французы и правда любили футбол, раз такую громадину впихнули в относительно небольшой город. Да еще и стилизовали под этот, как его… Колизей, вот.  Иностранную историю в Священной Британской Империи преподавали, как бы это сказать… Неравномерно. Где-то в деталях, где-то скупо и в основном сухими фактами.  При наличии интереса можно было, впрочем, узнать больше, а Дункан историю  любил почти также, как и легенды с мифами. Вот и сейчас вспомнил легендарную римскую арену, которой явно вдохновлялись строители стадиона.

- На Колизей похож. Ну, на гладиаторскую арену, - Не удержался рыцарь.

- Не каркай, гладиатор. Вот смотри, поймают и заставят сражаться с русскими механическими медведями, - Засмеялся кто-то из группы. Между тем пока что по ним не стреляли, а сканирование тоже не выдавало присутствия противника впереди.  Перед «Колизеем» обе группы притормозили, укрываясь в постройках.

- Снайперы, займите позиции, чтобы внутреннюю часть стадиона видеть.
- Придется как следует покопаться, тут же дома невысокие.
- Прикрытие важнее. Вперед. Так. Всем сразу внутрь лезть глупо, Дунк, давай на счет три, кому куда. Кто выиграл, тот и римский император в Колизее. Раз, два… Три!

Найтмеры Кэмпбелла и Ламейры синхронно выбросили вперед конечности. У Кэмпбелла выпал камень, у Ламейры ножницы.

- Тц… Ладно, твоя взяла, но смотри в оба. Я пока окрестности проверю.

Дункан  проводил взглядом команду Ламейры, затем обернулся  к своим. После ухода снайпера их осталось четверо плюс рыцарь.

- Давайте разделимся. Мы с Ла Мотой и Фару через ворота, а Аленкастри  и Вейга по стене снаружи на гарпунах.
- Верная мысль,  сэр. Ребята, вперед. На случай сюрпризов как войдем внутрь – все в разные стороны.
- Хорошо. Вперед!

Дункан почувствовал что-то странное – несмотря на напряжение и опасения, от того, что он вел в бой людей, что-то в нем было радо этому.  Его место действительно было где-то здесь, на поле боя.

Три машины, вооруженные преимущественно для контактного боя – винтовками и холодным оружием – въехали в ворота стадиона, которые, вообще-то были закрыты и снабжены предупреждениями, но французского никто не знал, а с замками покончил пиломеч.
Вопреки ожиданиям бойцов найти здесь хотя бы беженцев или госпиталь, стадион будто бы вымер. Это откровенно наводило тоску, как часто бывает, если место, по определению предназначенное для веселья, стало вдруг по тем или иным причинам безлюдным и заброшенным. Еще не успела накопиться пыль, но оно уже как мертвое…

- Так бы и пальнул по нему на обратном пути… - проворчала Фару.
- Да ладно тебе, мы еще тут в футбол сыграем, как победим. - Усмехнулся Ла Мота.

Между тем вот и арена, не чисто футбольная, а скорее универсальная,  зато огромная. И тоже пуста – только пара контейнеров и гора ящиков свидетельствовали о том, что что-то все же пытались здесь складировать.

Три машины быстро – «Диармайд» чуть опередил других – вылетели на поле и разошлись в стороны, сканируя пространство. Времени на это было нужно не так и мало – трибуны явно рассчитывались не только на местных, но и на заезжих гостей.

- Майор Айсард, грппа Кэмпбелла прибыла на стадион. Признаков присутствия врага пока не наблюдаем… Аргххх...!!!  - Резкий звук помех ударил Дункана по ушам и связь оборвалась. Глушат  европейцы? Что-то слишком невовремя.

- Аленкастри, вы уже наверху? Видите что-то оттуда? – А вот короткого радиуса ближняя связь еще работала, хоть и паршиво. На одной из трибун показался первый найтмер.

- Да, сэр, сейчас посмотрим… Так, тут чисто, тут… Заса…

Грохот взрыва сказал все за бедолагу Аленкастри, чья машина провалилась в трибуну в вихре огня. Вейга не отвечала, но грохот выстрелов подсказывал, что и ей не повезло. Дункан ошарашено смотрел на это, но слава богу, инстинкты сработали и три найтмера сгрудились в центре поля, лихорадочно изучая трибуны, на которых из проломов возникали характерные силуэты найтмеров…

-Еб… Холодный запуск. И эти научились… Ждали нас, суки! – Выругался Ла Мота. Дункан знал из рассказов Ламейры об этом варварском трюке с отключением всего что можно и активацией в последний момент, чтобы обмануть сканирование. Они попались. Их ждали и в такой позиции расстреляют как дичь…

- Британцы! – Загрохотало из динамиков, сразу и не понять было, что голос женский, - Вы в ловушке и в нее вас поймала я, Пьетра Ла Мани, командир 35-го кавалерийского эскадрона!
- Упорного и непреклонного! – Хором, явно тренированным отозвались остальные пилоты из своих машин.

-…Всю жизнь мечтала, чтобы меня прикончили гребаные клоуны… - Прорычала Фару, - Вляпались.

Часть найтмеров рассредоточилась по трибунам, освобождая дорогу трем, явно отличавшимся от них. Когда-то это были «Сазерленды» или «Глазго», но над ними явно поработали всерьез, отчасти изменив форму корпуса и украсив ее сомнительного вкуса  декоративными элементами. Один нес копье, два – цепные мечи и щиты.

- Вот засада. Сэр Кэмпбелл, когда станет горячо, палите из всего что есть, попробуем прорваться в ворота, все лучше чем вот так.

У Дункана на душе стало нехорошо – даже если это напоминало фарс с показухой, они и правда оказались в западне. Выждать момент и рвануть, да? Шансов мало, но у него есть куда возвращаться и так просто, как скотину на бойне, эти французы его не получат. Рыцарь порадовался тому, что не стал отказываться от ракет – подпустить на нужное расстояние врага и пусть попробуют увернуться. Но он чувствовал, что еще рано и лишь пометил те самые три машины как цели.

- Если вы просто оборванцы и пушечное мясо – тогда сдавайтесь.  Или среди вас все же есть тот, кто знает, что такое честь? Для него у меня найдется другое предложение. – Это точно была женщина, но, как бы это сказать, из тех, которые по поведению больше похожи на сменившего пол мужика-рубаку. Типа принцессы Габриэль. На фоне этой особы даже грубоватая Астрид Фонтейн выглядела утонченной леди.

- Эй, Дунк, твой выход. Если она и правда с прибабахом, сможем время потянуть – расчехляй свой этикет, мы ничего принцессе не скажем.
- Иди ты… Только вы не влезайте, я сам.
- Куда уж нам, маргиналам…

Машина Дункана сделала шаг вперед. Да, ему было страшно за то, что будет, если он ошибется, но если  товарищ прав, то у него есть шанс всех спасти. Тех, кто еще жив…

- Есть. Я Сэр Дункан Кэмпбелл, рыцарь Её Высочества Наннали Британской, которая будет править этим континентом. И если кто-то скажет что у меня нет чести, я вобью эти слова ему в глотку. Что тебе надо, Пьетра Ла Мани?

Хотелось надеяться, что это прозвучало достаточно пафосно и нагло.

- О, так ты не просто ее комнатная собачка? Если явился на поле боя – значит, хоть доля достоинства в тебе имеется. Тогда здесь и сейчас я докажу, что трусость французских солдат – не более чем клевета и мы способны сражаться с британцами ! Ты и твои оруженосцы – я вызываю вас на поединок! Трое против трех! Сражайтесь с честью или будьте убиты с позором!

- Хренасе предложение… Просто сдохнуть или с приподвывертом? Но забрать эту суку с собой ничего так смерть, а, сэр?

- И не говори. – Дункан вцепился в рукоятки управления, понимая что с каждой фразой идея нарезать французов в салат ему все больше и больше нравится. Но…

- Что если мы победим, Пьетра Ла Мани?

- Победите? А ты смел, мальчишка. Что ж, тогда вас отпустят с миром, обещаю. Только не очень-то надейся – ведь мы 35-й Эскадрон!

- Упорный и непреклонный!

- Не знаю как вы, команданте, а меня они уже достали.

- Ты не одинока, сержант, - Дункан снова переключился на динамики, - Тогда мы принимаем вызов и настругаем вас на лягушачьи лапки еще до полудня.еще до полудня.

- Каков наглец, а? Рене, разберись с ним, я возьму на себя командную машину – не хочу, чтобы меня провали пожирательницей детей. Анри, твой третий.

«Убью нахрен. Сначала его, потом тебя.» - Мысленно пообещал Дункан. Такого оскорбления ему давненько не наносили, а в Британии принято за оскорбления платить. Так что он перенацелил только одну из ракетных установок на своего противника, а вторую оставил на командире…

- Я капитан Анри Делакур, приготовься, рыцарь – твоей принцессе будет к лицу траур!

- Как и твоей маме, когда я загляну ее утешить – я слышал, она еще ого-го! – Не удержался Кэмпбелл, которого этот цирк уже достал. А ведь еще недавно он бы сам почти также себя вел. Ей же ей, а можно заменить этого лягушатника на Чаку, а? Ну пожалуйста...

- Я тебя прикончу, щенок!!! – Зарычал француз, явно задетый за живое. Дункану сразу чуточку полегчало.

- Прекрати, Рене. Оскорбления оставь слабым и разнеси его во имя  чести и Франции. Всем отойти, и пристрелите того, кто применит дальнобойное оружие. Я буду считать до десяти и атакую!

Картина для Кимбли и прочих:
Звено Ламейры ведет среди домов бой с французами разных родов войск.
Стадион взят  в кольцо машинами ЕС, разместившимися на трибуне и им немного не до вторженцев извне
Связи с Дунканом нет

+4

16

[dice=15488-1:100:20:Атага конницы Крига с бонусом за психический эффект от коней-людоедов]

[dice=145200-1:100:30:Вступление в бой техники 501-го, которой никто не мешает]

+1

17

Высадка проходила не так гладко, как Сольфу хотелось, но куда лучше, чем можно было ожидать. Все эти новобранцы, дикари, штрафники, и прочие самоцветы британских сил в Африке имели все шансы утонуть и утянуть с собой на дно оружие и снаряжение, которые стоили куда больше их жизней. К счастью для всех этим шансом никто не воспользовался, но оказавшись на суше многие на миг забыли, что теперь они в армии. Кто-то целовал землю и возносил благодарности богам за защиту, кто-то пел песни войны, остальные продолжали блевать. И весь этот сброд ему предстояло вести в бой. Поскольку им посчастливилось высадиться рядом с вокзалом, надо было использовать преимущество и продвигаться к нему как можно скорее. Местные условия позволяли совершить одновременное нападение по главной площади и со стороны, зажав таким образом защищающихся. Вот только сложности начались почти сразу, и классический взрыв в стиле Экстона к ним пока не относился.

-Кимбли, чтоб тебя, да ответь ты наконец!

-Тише, Гасконь, чего тебе?

-С Дунканом и его отрядом нет связи, вероятно они в засаде.

-И что ты от меня хочешь? Вызови Фелла, закажи авиаудар.

-Дункана мы хотим вернуть живым.

-Ладно, сейчас вышлю кавалерию.

Во всём современном мире кавалерия давно перестала ассоциироваться с конными войсками. Во всём современном цивилизованном мире, кроме лучшего полка на континенте.

-Виктор, как твои всадники?

-Как раз заканчивают высаживаться.

-Малыш Дункан, похоже, в беде. Пока я тут наспех соберу спасательный отряд из того, что уже высадилось, не мог бы ты послать конницу на стадион?

-С кем имеем дело?

-А без понятия, так что будьте готовы к чему угодно.

-Считай, уже сделано.

-Прекрасно. Чарли, что там с танками?

-Только выгружаемся.

-Бери тех, кто уже готов, я пошлю с вами пехоту, отбейте тот проклятый стадион.

***

Для Гиёма де Буассо сотрудничество с 35-м кавалерийским эскадроном стало привычным делом за время африканской кампании. Вместе они прошли через многое, и вместе загнали британцев в засаду на этот раз. На случай, если кто-то захочет сбежать со стадиона, его бойцы перекрыли все выходы. Бронемашины, несколько найтмеров, пехота – все были готовы сразить любого сбегающего врага, и так же все были готовы заманить в следующую ловушку подкрепления, которые прибудут спасать своих со стадиона. Гиём ждал, в предвкушении покручивая ус, когда из рации раздался вопль «Кавалерия» и тут же стих. Британия отправила подкрепления быстрее, чем ожидалось, но войска славного Евросоюза были готовы и к такому. Готовы они были и к прославленным британским найтмерам, и к всевозможной технике, подходящей для боёв в городских условиях. Ко всему, кроме того, что действительно обрушили на них британцы. Большое количество маленьких тесно построенных домов с большим количеством зелёных насаждений давали людям Крига преимущество, делали их маневренными, позволяли нападать неожиданно. Может на глобальной арене конница и могла считаться безнадёжно устаревшей, но в этот день, в этом месте, эти всадники раз и навсегда доказали миру, что кавалерия Крига – единственная настоящая кавалерия. Европейцы не были готовы к такому, не ожидали, и не успели среагировать, а потом было уже поздно. Всадники стреляли, всадники рубили, бросали гранаты и взрывпакеты, и в считанные минуты прорвали кольцо. Первая группа пронеслась мимо подбитого взрывпакетом найтмера и ворвалась на стадион через ближайший вход, две другие пошли вокруг стадиона, забрасывая гранаты в люки бронемашин, давя разбегающихся людей копытами, сея панику и отвлекая внимание. К тому моменту, как европейцы разобрались, что к чему, конница вновь скрылась за домами, прячась и готовясь нанести новый удар, а в это время наспех собранный отряд подкреплений добрался до стадиона и занял позиции.

+5

18

[dice=9680-1:6:0:Вейга - что с ней?]

[dice=9680-1:6:-1:Аленкастри вообще живой?]

[dice=3872-1:10:2:Ламейра развлекается]

[dice=5808-1:10:3:Прорвавшиеся криговцы что натворили?]

0

19

[dice=1936-1:6:0:Ла Мота]

[dice=3872-1:6:0:Фару]

[dice=5808-1:6:2:Дункан]

0

20

- Привет Кавалерии! – в паре дюймов над головой Виктора свистнул  снаряд и некстати вылезший из-за угла найтмер получил попадание аккуратно в кабину. Марина под влиянием Цирроза с Мордекаем выросла в профессиональном плане, а в личном – малость обнаглела и начала хулиганить.

- Докладываю, на стадионе полный привет, но кроме взрыва мины и пары выстрелов  никакой стрельбы. Кажется, там Дункана с  двумя друзьями втравили в дуэль с лягушатниками, у которых до сих пор Альбион подгорает. Ламейра сцепился с теми кто снаружи, у него все нормально, командование обещало чем-то поддержать, но это неточно.

Снайперша отжала единственное здание, которое было несколько выше других, и доминировала сверху над теми французами, которые высовывали нос слишком далеко от стадиона, так что ловушка получилась какая-то двусторонняя.

- Мне видно лучше, так что… - Ожил второй снайпер, получавший данные с беспилотника, - У них там трое на трое на поле, плюс на трибунах пять найтмеров и пехота как минимум, трибуны местами заминированы. Дьябло, они и правда собираются устроить дуэль три на три. Жалкие плагиаторы.

Дело было в том, что после присоединения ЮАР к Британии бразильцы наконец смогли – через Боту – получить доказательство, что их покойный генерал Сильва был в Алжире не  грубо добит превосходящими силами, а пал в честной дуэли трое против троих с лучшими пилотами «Красноплечих», после чего был со всеми воинскими почестями ими же и похоронен. Более того – дуэль Сильва завершил уже вне найтмера, рубясь с командиром «Красноплечих» на офицерских клинках и  по признанию последнего, мог и победить. С точки зрения бразильцев, жаловаться тут было не на что – благородные кабальеро вместо грязной мясорубки кромсали друг друга  по всем законам чести, чего такого-то? Сегодня вы, завтра – вас. Но тот факт, что отличную идею боя с достойным противником по всем правилам передрали какие-то французы, вызывало закономерное возмущение.

***

А с другой стороны стадиона происходили свои события – вопреки ожидания французов, попытка  расстрелять в упор Вейгу, пока та поднималась на тросах гарпунов, оказалась не такой уж и успешной – воительница, поняв что дело дрянь, не стала церемониться, оттолкнулась ногой от стены и пробила в стене стадиона и находившихся там французах дыру путем выстрела из гранатомета в почти упор.  Машина, конечно, превратилась в без пяти минут хлам, но чтобы влететь внутрь здания на обратном ходу, ее еще хватило. Французов, понятное дело, порвало на клочки, завалило обломками и придавило найтмером. Вейга, втащив из кабины автомат, огляделась и обнаружила в стороне завал, автором которого не являлась. Из-под него торчала покореженная фигура найтмера.

- Аленкастри. Вот черт.

Она бы прошла мимо, отдав честь, но тут из кабины поверженного воина послышались глухие удары и многоэтажные ругательства. Бразилец оказался везунчиком, не всякому удавалось выжить после взрыва мины под ногами – видать, подрывник у французов к Экстону и близко не стоял.

При помощи лома и такой-то матери Вейга с грехом пополам выковырнула товарища из кабины и теперь в глубинах стадиона блуждали уже двое очень злых бразильских пилотов…

***

Ламейра, окончательно озверев от такой вселенской несправедливости как дуэль без его участия, оторвался на французах как мог,  давя тех, кого не  задавила кавалерия.

- Полковник, мы долбим их внешний периметр, связи с Кэмпбеллом все еще нет. Похоже, глушилка малого радиуса где-то на стадионе. Мы их отвлечем, а вы как раз выдвинетесь вперед. Окей?

***

Между тем на стадионе шестеро воинов готовились к бою и Дункан  в срочном порядке изобретал стратегию относительно честной победы и категорически нечестный запасной план. На его счастье, вражина прошелся в его адрес на тему тех, кто так разукрашивает машину, что Сазерленд от Глазго не отличить… Дункан обругал себя дураком, осознав простую истину – «Диармайд» еще не бывал на поле боя, и враг думает что перед ним доработанный «Сазерленд», в лучшем случае – «Глостер». А значит, его ждет сюрприз – «Диармайд» был лучше «Глостера», пусть и не радикально. Не говоря уже про руки, которые, правда, до сих пор были не идеальны, но если сработают…

Его оппонент был вооружен  копьем на манер британского, но с цепным клинком вместо обычного острия – если попадет, приятного будет мало. Но и отбиваться от двух мечей таким дрыном…

- Шесть…

…Будет непросто. Только вот не стоило рисковать и затягивать схватку. Дункан понятия не имел, насколько силен его враг, а потому не должен был рисковать. Да, возможно придется раскрыть все карты сразу, но это явно лучше смерти. Он тут не один.

- Восемь…

Дункан обнажил мечи – длинные клинки, выглядящие более изящно, чем цепные мечи европейцев. Он еще не успел до конца освоиться с новым оружием, но его мощь впечатляла. Сейчас он ставил на нее свою жизнь, так что хотелось верить что граф Асплунд поработал на совесть. Надо только не торопиться с включением.

- Десять. Во имя чести, к бою!

Дальше для Дункана все как будто смазалось, он четко видел только машину противника, которая неожиданно резво рванула зигзагом к нему, постоянно меняя направление, чтобы не дать понять, куда пилот метил. Рыцарь еле успел увернуться от удара в голову найтмера, и понял, что долго ему так не повертеться – враг то ли максимально облегчил машину, то ли движок форсировал, а главное – явно имел куда как больше опыта.

«Черта с два. Я тебе не дамся, сукин сын. Я не за какую-то честь дерусь!»

И снова это знание придало ему сил, и помогло следующий удар все же заблокировать – француз явно не ожидал, что машина Дункана окажется ничуть не менее быстрой и подвижной. В этот момент шотландец включил режим вибрации клинков и на следующем ударе уже не отводил копье врага в сторону, а со всей скоростью ударил по нему. Цепное лезвие выдержало столкновение, клинок скользнул дальше – и рассек древко, изготовленное из обычной стали. Противник все еще мог атаковать, он даже успел закрыться щитом, но второй клинок Дункана пронзил и щит, и руку найтмера, погрузившись в корпус. Машина, потеряв явно управление, ушла в сторону и рухнула на траву стадиона.

Первый противник, побежденный Дунканом в реальном бою найтмеров – и бывший так близко от победы над ним. Он даже не был уверен, что чувствует, не знал, мертв ли пилот… И тут рыцарь вспомнил что все ещ на поле боя, и резким движением развернул машину к остальным участникам… Только чтобы увидеть как француженка вытаскивает цепной клиной – необычный, более длинный и аккуратный чем стандартные – из поверженной машины Ла Моты. Тот не отвечал… И Кэмпбелл почувствовал злость – этот солдат пришел сюда за ним и погиб или тяжело ранен в ловушке этих идиотов. Ну уж нет…

А вот Фару все еще сражалась, более того, теснила противника, заставляя свой на вид массивный «Айзенягер» чуть ли не танцевать, делая ловкие фехтовальные выпады и вовремя закрываясь щитом от ударов противника. 

Но Дункан сейчас думал не о ней,  он взял в прицел  Ла Мани, которая как раз тоже развернулась к нему с недвусмысленными намерениями – каждый из них сейчас, возможно, потерял своего подчиненного по вине другого. Это, похоже, уже было не только делом чести.

https://cdn1.savepice.ru/uploads/2018/4/23/c2301f8f01db1b419bdb714e915ed3c7-full.png

Пьетра Ла Мани

- Ты справился с Анри? То ли тебе везет, то ли ты не так уж плох. Дуэль продолжится, пока есть те, кто может драться, мальчишка. Я твой противник.

- Отлично. – Только и произнес сквозь зубы рыцарь, - Ты стоишь у меня на пути. Ты умрешь.

https://cdn1.savepice.ru/uploads/2018/4/24/450cd75d7cbef5eba9ce613abb7b48b3-full.png

Он удержался от неразумной атаки, но и она не сразу бросилась на него – два найтмера неторопливо сближались, описывая круги и приближаясь к незримой границе, за которой начнется быстрый и жестокий поединок. Поединок, который Дункан твердо был намерен выиграть. Он не сможет вернуться к принцессе, если его способен остановить первый же враг… А значит, эта помешанная на чести гадина будет уничтожена здесь и сейчас.

...Как раз в этот момент криговцы проникли во внутреннюю часть стадиона.

Отредактировано Duncan Campbell (2018-04-24 00:36:08)

+4


Вы здесь » Code Geass » Личные отыгрыши » 10.12.17. One rail to rule them all